Джен Фанфик: Западнее запада

starina7

Мастер-над-оружием
Название : ЗАПАДНЕЕ ЗАПАДА
Фандом : Сериал, сага, и чуть-чуть Александра Грина
Автор : Starina7 , не перевод
Категория: Джен
Рейтинг : R
Размер : макси
Персонажи: Арья Старк, новые персонажи, и всеми забытые старые
Пейринг: Да куда ж они денутся с корабля в открытом море!
Предупреждения: ООС
Статус : В процессе

1.
Лаки Джон, капитан «Летучей рыбы», сидел на мели и напивался в долг. Еще вчера его имя вызывало зависть. Сегодня оно вызывало насмешку. Счастливый Джон и его легендарное везенье. Было везенье, да все вышло.

Еще вчера у Джона была кругленькая сумма в Ланниспортской конторе Железного Банка. Были планы когда-нибудь остепениться, купить дом, сойти на берег и вести жизнь почтенного судовладельца. Пусть молодые рискуют и ловят удачу за хвост. Вон Тирри пусть ловит.

Еще вчера Джон был хозяином и капитаном лучшего судна в Ланниспроте. Да что там, лучшего в Вестеросе! Его «Летучая Рыба»! Разве может рыба утонуть?
Она и не утонула. Она выдержала самый лютый из всех штормов, которые видел Джон в своей жизни. На честном слове, на семиколенной брани, на последних крохах капитанской удачи «Летучая рыба» дошла до Ланниспорта. И на этом все.

Джон не потерял ни одного человека. Но груз, тот, что не смыло за борт, тот, что они не выбросили сами, чтобы удержаться на плаву, весь уцелевший груз, все пряности, мирийские ковры и кружева, красная краска из Тироша, духи из Лиса – все превратилось в грязь, рвань и хлам.

Если бы они не вернулись, если бы сгинули в море без следа, купцы бы поохали и списали убытки, а самые ушлые получили бы страховку. С утопленников какой спрос. Но «Летучая рыба» вернулась в Ланниспорт, и убытки спросили с Лаки Джона.

Корабль мог бы уйти в погашение долга, но проще построить новый, чем ремонтировать этот. «Летучая рыба» теперь годилась разве что на дрова. Джон рассчитался с заказчиками - отдал все, что накопил, и все, что удалось занять. Ему еще давали в долг, под залог его легендарной удачи. И в долг, в кабаке, название которого он не помнил, Счастливый Джон угрюмо пил и думал, как ему, нищему, бездомному, старому, и в долгах как в шелках, заработать на кусок хлеба и кружку пива. И команде жалованье не плачено.

И тут за стол к нему подсела девица. Сперва Джон подумал, что парень. Еще один искатель удачи.

- Уйди, малый! Нет для тебя работы. И команды у меня больше нет. И корабля нет!

- Будет.

Джон присмотрелся – точно, девчонка.

- Уж не ты ли мне его сотворишь, мейега? Из чаячьего дерьма и щепок, а?

- Да зачем мне его творить! Он на стапелях и почти достроен. Все говорят – отличный корабль, прочный, быстроходный.

- Ты про «Королеву Серсею»? Да уж, зря такие деньги вбуханы. Хотя Ланнистерам это капля в море. Не обеднеют. А корабля жалко. Хороший мог быть корабль. Ты знаешь, я видел разбитые летнийские суда, дважды. У них киль особенный. Вот у «Серсеи» примерно такой же. Весел нет вообще, а паруса – не чета нашим. С ними надо обращаться умеючи. И зачем я все это тебе рассказываю? Никто больше не платит, чтобы довести это судно до ума. Ходкий мог быть корабль, а теперь сгинет на берегу, и в море не выйдет. Никогда.

- «Серсея» в море не выйдет. Выйдет «Нимерия».

Тяжелый, объемистый кошелек брякнулся на стол перед Джоном.

Большие серые глаза, угольно-черные брови, темные волосы до плеч. Поджившие шрамы на симпатичном юном лице. Теперь Лаки Джон доподлинно знал, как выглядит леди Удача.
 
Последнее редактирование:

starina7

Мастер-над-оружием
2.
Арья думала, что капитан сразу схватит кошелек, но Счастливчик не пошевелился. Замер, словно боялся спугнуть, и глядел на нее, как… Даже Джендри так не глядел. Когда взгляд Лаки Джона снова стал осмысленным, а блаженная улыбка слегка поугасла, он заговорил о невыплаченном жаловании для своих людей - все отличные, бывалые моряки, и о том, что рассчитался за потерянный груз, занимая у друзей.

- У меня не один такой кошелек, - успокоила она.

Прозвучало хвастливо. Но у нее и впрямь было очень много денег. Полный сундук новеньких золотых монет с трехглазым вороном на одной стороне, и профилем Брандона, первого своего имени, на другой. Сундук притащили люди лорда Брона вместе с указом короля, повелевшего принцессе Арье приобретать или фрахтовать любые суда в любом порту Вестероса «для отыскания новых земель на западе и приведения оных под наш скипетр», писано рукой Тириона Ланнистера, не иначе, как с перепоя – в трезвом виде его не тянет на высокий слог.

Ни о чем таком она не просила. Хотя Брану, или кто там в нем сидит, просьбы не нужны. Он и так все знает. Стало быть, новые земли будут найдены и приведены под скипетр, в задницу его к Неведомому. И не отвертишься.

На запад нужно плыть с Запада, и вот она здесь. Лучший корабль в Ланниспорте еле дополз до причала, лучший капитан в Ланниспорте едва не попал в долговую яму, но Арья Старк уже здесь, возрадуйтесь. И здесь стоит недостроенная «Королева Серсея», судно, каких еще не бывало в Вестеросе. Беглый летнийский принц в плаще из перьев, Джалабхар Ксо, хотел преподнести королеве истинно королевский подарок, и сманил с родных островов несколько корабельных мастеров. Заплатить им, правда, часто забывали – в королевской казне было пусто, леди Дженна Ланнистер была скуповата, а принц жил не по средствам. Когда похолодало, мастера потихоньку собрались и сбежали домой. Принц с остатком денег тоже отчалил на юг, и, по слухам, обосновался в Лисе.

Корабль, на первый взгляд, был почти готов. Что там внутри, Арья не разбиралась, а снаружи до привычного облика летнийских кораблей, которые она видела в порту Браавоса, не хватало верхнего яруса палубных надстроек и головы на прекрасной лебединой шее. Взамен нее резчику заказали позолоченную статую королевы в полный рост, но так и не выдали задаток. А нет денег – нет и работы.

Вместо одной королевы судно получит имя другой - «Нимерия». Арья заплатила мастеру, и заказала украсить нос корабля головой лютоволка.

Счастливого Джона ей рекомендовали буквально все. Его жалели, некоторые с плохо скрытым злорадством – не повезло Джону, он совсем разорен, удача отвернулась от Счастливчика. Но хмельной капитан в темном и грязном трактире даже не спросил, куда она отправляется и когда. Да что там, он даже имени ее не спросил! Сперва нужно заплатить долги, а все остальное может подождать. Перед Арьей сидел не ловец удачи, а человек долга. В нем было что-то северное. Надежное.

- Как далеко вы ходили на запад, капитан?

- До Одинокого Света. Но мы туда не собирались, бурей занесло. Ни купить, ни продать там нечего. Как там Фарвинды живут, не понимаю. Говорят, они оборотни. Оборачиваются морскими львами и ныряют за рыбой. Должно быть, тем и кормятся.

Оборотни. Арья вдруг ощутила вкус крови и чью-то шерсть во рту. В пасти. Скоро она совсем забудет это чувство. Она отправится на запад, а Нимерия останется здесь. Нимерия сказала ей: «Это не ты». Нимерия не пришла на Север биться за нее, как Арья втайне надеялась. Их связь почти оборвана.

Все связи оборваны. Бран не совсем Бран, или даже совсем не Бран. До него не достучишься. Может быть все, что осталось от него, летает теперь над пустошами Вестероса и дерется за падаль. Или не дерется. Падали много.

Санса – вот кто получил все, что хотел. Корону, ворох роскошных платьев, толпу верноподданных льстецов. Одиночество, холод в сердце, и страх, что придет другая, моложе и красивее. Или другой. Придет и все отберет. И ведь придет, тут и провидцем быть не обязательно.

Джон на Севере не задержался, ушел за Стену. От Стены уже никакой пользы, со временем она растает и на месте ее будет гигантское болото. Потом оно высохнет. Потом люди забудут, что оно было, и Стена останется только в сказках. Найдется ли в какой-нибудь сказке место для Джона?

- А я? - думала Арья, шагая рядом с капитаном. - Я не нужна Брану. Я не нужна Сансе. Она меня даже боится – мало того, что я моложе (хоть и не красивее), так еще и умею всякое. Я не нужна Джону. Джону никто не нужен, даже сам Джон. Он ненавидит себя. А если бы я это сделала, он ненавидел бы меня.

Но если бы я сделала то, к чему готовилась, если бы я не отступила от своего списка, от своей цели, не стало бы Серсеи, не было бы штурма, и все эти тысячи людей дожили бы до весны. Горько жалеть о том, что сделано. О том, что не сделано, куда горше.

Так зачем же я проделала весь этот путь? Училась убивать – и не убила. Мечтала о доме – и бегу прочь. Это не король, как бы его не звали, отправляет меня в почетное изгнание. Это я бегу от тех, к кому хотела вернуться. Но от самой себя – как убежать?
 

starina7

Мастер-над-оружием
3.
Таверна называлась без затей – «Жареный Гусь» и снаружи выглядела такой же простоватой, как ее имя. Но внутри по праву могла считаться лучшей из недорогих. Чистая солома на полу, выскобленные столы, зал для почетных гостей отгорожен от общего нарядными вышитыми занавесками. Был даже помост для музыкантов. Наверх, в комнаты, вела лестница с резными перилами.

По лестнице спускался молодой мужчина, одетый, нет, не вызывающе богато, но вызывающе опрятно. Сапогам капитана было далеко до такого блеска, а капитанской рубахе – до такой белизны. Арья вдруг почувствовала себя замарашкой.

- Позвольте представить вам, леди, моего помощника.

На голове у помощника был черный матросский платок. Долгая зима ничего не смогла поделать с его темным загаром. Светлая бородка обрамляла лицо, и на нем блестели глаза удивительного, золотисто-зеленого, совершенно кошачьего цвета.

Он был похож на сира Джейме. И на королеву Серсею. И на смазливого, как девчонка, оруженосца Ланселя. И на старого злодея Тайвина Ланнистера, и на всех его внуков разом. На всю свою породу.

- Мы, кажется, знакомы. Здравствуйте, Лансель! Или нет, вы не Лансель, вы, наверное, Тайвин?

Он смерил Арью оценивающим взглядом, и на загорелом лице вспыхнула яркая, немного хищная улыбка.

- Вообще-то я Тирри.

- Ну конечно! Тирек Ланнистер.

- Верно, леди. Однако вы первая за много лет, кто назвал меня по имени. И ваше лицо мне тоже знакомо. Мы встречались… на коронации Джоффри Баратеона?

- На последнем турнире Роберта. Я Арья Старк.

- Ваша Милость, принцесса!

Такому великолепному поклону можно научиться только при дворе. А фамильная улыбочка прямо-таки резанула.

Лаки Джон стоял столбом и ушам своим не верил. Тирек, сын Тигетта, тот, что пропал еще в начале войны. Его давно оплакали, а он вот где! И его никто не признал до сих пор, ведь в Ланниспорте полно таких как он. Без красного бархата и золотого шитья этот молодец здесь как лист в лесу, поди разгляди. Вот забавно, андалы двигались с востока, как же так вышло, что белокурых красавчиков вроде Тирри больше всего на Западе?

- Вот те на! – воскликнул капитан, когда снова обрел дар речи. - Обычно последним узнаешь новости о себе, а я вот – о своих людях. Ланнистер с Утеса на моем корабле! И молчит, как статуя Бейлора. Ладно я, но знали бы матросы с той пентошийской лоханки, кого выловили из реки. Знал бы их капитан, кто ходил у него в юнгах! Озолотился бы.

- Не знали, и ладно. Мне вся эта позолота поперек горла встала. Шагу не ступить по своей воле. Провались оно, такое наследство. Забудь про это, Джон. Я не Ланнистер с Утеса, и не Ланнистер из Ланниспорта. Я Ланнистер с «Летучей Рыбы», а когда у меня будет свой корабль, я не стану называть его «Золотым Львом». И не подумаю.

- Вот такой он у меня. А мы с ним долги разделили по справедливости, какая доля в прибыли, такая и в убытках, и оба оказались на мели, хуже того, в полной заднице. Хотя для Ланнистера с Утеса наш неподъемный долг - просто плюнуть и растереть. Но он же Ланнистер с «Летучей Рыбы». Его гордости на два Утеса хватит. Он к своим просить не пойдет! Возрадуйся, Тирри, тебе не придется. Ее Милость принцесса Арья нанимает меня, тебя и всю команду. Мы идем принимать новый корабль. И уж тебя не спросят, как его назвать.

- Новый корабль? Это какой же? Неужели после всего, что творилось на Севере, Старки так богаты, что могут выкупить «Королеву Серсею»?

- «Нимерию», - поправила Арья. - И это деньги не семьи, а короны. У меня есть указ. Король Брандон, первый своего имени, снаряжает экспедицию на запад.

- И ставит во главе свою сестру. Чем вы так прогневали Его Милость, принцесса? – улыбнулся Тирри.

- Его Милость давно не испытывает гнева. Он вообще мало чувствует, но много знает. Он знает, что мы найдем новые земли.

- Тут со старыми бы управиться. Вы же были в городе. Ланниспорт обветшал. Никогда здесь не было столько заколоченных домов, и столько нищих на улицах.

- Наверное, вы правы, капитан. Я не бывала в Ланниспорте раньше, но я только что из Королевской Гавани. Там нет нищих. За день на улицах там едва встретишь десять человек, и у каждого ожоги. Но мой брат знает больше, чем дано обычным людям, и он посылает нас на запад. Мы пойдем на запад.
 

starina7

Мастер-над-оружием
4.
Крупа, мука, масло, копчености и соленья. Обязательно лимоны, и побольше. Принцесса говорит, что северяне долгой зимой, чтобы зубы не шатались, едят капусту, квашеную с какими-то болотными ягодами. Но заурядная капуста на Севере нынче дороже, чем наилучшие лимоны в Дорне. Поэтому – лимоны.

Уголь для камбуза и вода. Канаты и парусина для парусов, каких еще не бывало в Вестеросе. Стоя у мачты, чувствуешь себя, как у подножья Утеса. Кажется, эта гора парусов опрокинет корабль. Но летнийцы же как-то не опрокидываются, а мы что, хуже? А вот что они делают в штиль? Они ходят без весел и гребцов, и за счет этого трюм вмещает больше припасов. Нам нужно как можно больше. Неизвестно, когда мы достигнем земли, и будет ли там возможность пополнить запас продовольствия, или хотя бы воды.

На корабле пойдут два мейстера. Молодой лекарь Аллерас, полулетниец, без намека на бороду, с пискляво-сиплым голосом (вот только евнуха нам не хватало на корабле), и пожилой картограф Аксель. Я наоборот, предпочел бы пожилого, опытного лекаря и молодого картографа с хорошими глазами, но выбирать не приходится. Цитадель прислала этих.

Итого четыре каюты. Капитану, принцессе, лекарю. Он целыми днями разъезжает по городу и окрестностям, а от коробов, бочонков, горшков и мешков в его комнате уже не повернуться. И в четвертой каюте мы со старым Акселем.

У Акселя тоже немалый багаж. Я как-то спросил, неужели во всех этих ящиках пергамент и чернила? Тогда он открыл один ящик. В нем лежали металлические бочки, что-то вроде жаровни, и какие-то изогнутые трубки. С помощью этого, если уж совсем припрет, мы сможем опреснять морскую воду. Так что жажда нам не грозит, но уголь понадобится не только на камбузе.

Наши матросы, получив, наконец, свои деньги, спускают их на шлюх – когда еще придется! А в это время мы трое мечемся, как ошпаренные, по Ланниспорту, добывая для экспедиции то и это. Я, мой капитан, и наследница двух престолов, Ее Милость Арья Старк. Спасите Семеро, как она торгуется! Браавосская школа!

Склад наполняли такие ароматы, что ими можно было закусывать. Колбасник был сама любезность, а цену заломил, будто колбасы у него начинены золотом с бриллиантами. Тут наша принцесса и говорит:

- Раздай их нищим на этой седмице, потому что на следующей их уже придется выбросить.

Он конечно клянется и божится, что ничего лучше не то что в Ланниспорте, в целом свете не найти.

Арья тогда закрыла глаза, постояла, только ноздри дрожали, и велела отпереть другую кладовую.

- Вот это мы возьмем, и что напротив - тоже, и не за твою цену, а за нашу. Иначе завтра весь город будет знать, что у почтенного Маркуса склад полон тухлятины, плесени и крыс.

У каждого мясника полно тухлятины и крыс, но не тот вор, что крадет, а тот, что попался. Малопочтенный Маркус бежал за нами в припрыжку, и просил заходить еще.

Она точно мейега. Вообще все Старки странные, не только Брандон Трехглазый. Будущая королева Санса еще при Роберте выглядела единственной нормальной в этом семействе. Поначалу робела, оказавшись при дворе, но чем дальше, тем больше задирала свой точеный носик, как и следует невесте принца. Десница Эддард Старк – средних лет мужчина, был еще большим занудой, чем старик Аррен. А Арья казалась переодетым мальчишкой. Платье измазано, ногти обломаны, а на голове такое, словно кто-то невидимый ходит за ней, и постоянно ерошит ее волосы. Хотелось поймать эту растрепу, умыть и причесать. А потом все кончилось. Принц стал королем, десницу казнили, его старшая дочь уже головы не смела поднять, а младшая пропала. Теперь нашлась, спасите нас Семеро. Безликая. Отличает ложь от правды по движению бровей, хороший товар от залежалого - по запаху сквозь запертую дверь, и слышит крысиные шорохи.

У короля Шести Королевств, ее младшего брата, навряд ли будут дети. Ее старшей сестре, прекрасной Сансе, так не везло с женихами и мужьями, что королева Севера супруга себе даже не ищет. Стоит нашей Безликой Принцессе только пожелать, и королевств снова станет семь, а править ими будет королева Арья Старк, первая своего имени.

Да они ее попросту боятся! Ведь они судят по себе, и готовы спровадить сестру хоть на край света, хоть за край. Но она же не такая, как они. Она не такая как все, она единственная в своем роде. Ей край света интереснее, чем трон, и гораздо нужнее.

И мне край света куда интереснее и нужнее Утеса. Она все же не единственная в своем роде. Нас таких по крайней мере двое.
 

СэС

Знаменосец
Уголь для камбуза и вода. Канаты и парусина для парусов, каких еще не бывало в Вестеросе.
И обязательно воронов! Что бы выпускать их в поисках земли. Финикийцы так делали.
з.ы. вообще не очень читаю фанфики, но за вашим буду следить! Интэрэсно!:)
 

starina7

Мастер-над-оружием
5.
- Что за эль, ребята! Я такой раз в жизни пил, когда покойный лорд Тайвин выдал дочь за короля.

- Ну, за королевские денежки эль и должен быть королевским. А те праздники я помню. Папаня так налакался, еле откачали. Весь Ланниспорт седмицу в хлам лежал. Приди тогда железяне, сожгли бы город, никто бы и не заметил.

- Не поминай демонов, а то явятся.

- А пусть являются. Им за нами не угнаться теперь. А кое-кто болтал, нет больше счастья Счастливчику. А счастье – вот оно. За капитана, ребята!

- За капитана. И за «Нимерию»

- За «Нимерию» надо отдельно. Что за судно, братцы! Птица, а не судно! «Нимерия», я тебя люблю!

- Любовничек хренов! А кто на снастях сегодня болтался, как летнийская мартышка?

- Будто ты не болтался. Висел вниз головой и орал благим матом.

- Я не благим, я просто матом орал.

- И это нас, считай, немного поболтало ввиду берега, а двоих чуть не пришлось с палубы соскребать. Вот выйдем в настоящий поход, в открытое море, как бы нам тот шторм не показался легкой качкой.

- Умеешь ты, дядя, успокоить. Не поминай лучше тот шторм, накаркаешь.

- А по мне, так скорей бы уже в настоящий поход. Узнать, что западнее Запада!

- Самый западный остров – Одинокий Свет.

- А еще западнее?

- Септоны говорят – край мира, и западнее запада, и восточнее востока, и куда не пойди. Хрустальный купол укрывает землю со всех сторон. А за ним – Семь Небес. Узреть бы, хоть одним глазком!

- Ага, узришь, праведник, задницу Неведомого. Я вот слыхал – там пропасть без дна, и великий водопад, куда рушатся корабли, подошедшие слишком близко. Прямо в пекло валятся.

- Неправда это. Если вода падает в пропасть, отчего моря не обмелели? Воды меньше не становится, так что, я думаю, купол. Семи Небес мы не увидим, да и сам купол, конечно, невидимый, но мы его заметим. Волны должны расшибаться об него, как о скалистый берег. Мы увидим это и отвернем. Мы не расшибемся и никуда не свалимся. Так я думаю.

- И как же мы отвернем, Умник? Весел-то нет у нас. С этими летнийскими парусами нахлебаемся мы горя. И как бы не соленой воды. Господская затея! Ходили мы с парусом и веслами, и деды ходили, и прадеды. Нет, все им не так. Дурные времена настали. Суетливые.

- Так ты бы, дядя, сошел на берег. Поискал бы себе корабль без затей, с прадедовскими веслами, с дедовскими парусами. Что ты с нами-то здесь? Мы вот до Арбора пройдемся, и назад, попривыкнем к новым снастям. А тебе зачем с нами, как белка, по вантам скакать? Поджилки старые трясутся, должно быть?

- Дураки вы, и сопляки. Западнее запада! Вот ты с кормы иди по палубе, все время держась левого борта – куда придешь?

- На нос.

- И дальше лево держи. Куда придешь?

- На корму опять.

- На корму. Да только с правого борта. И что же западнее запада?

- Выходит – восток!

- То-то! Купол же! Не вам, сопливым, меня старого попрекать. Мы не Семь Небес узрим, мы в И-Ти придем, попомните мое слово. Если не к Утонувшему.

- Нет, только не к Утонувшему. И здесь нет житья от железян, и туда попадешь – там опять они! В семи пеклах хоть свой брат семерянин.

- А на новых землях, должно быть, все не так, как здесь. Может, там летом снег, а зимой жара. Может, там золота, как песка под ногами. Вот летают же птицы туда. Наверняка летают. Жаль, что у них не спросишь, что там, на тех землях. Какие там люди живут.

- Железяне.

- Тьфу на тебя. Лучше летнийцы. Мирный народ, не злой. Хоть в храмах у них – сплошное непотребство.

- Ага, такое непотребство, аж тебе захотелось! Новые земли вам! Вам и старые-то даром не нужны, бесы вы соленые. Скажите уж прямо, новые бабы. С хвостом и тремя сиськами, ага!

- Тогда уж лучше с четырьмя. А если мы попадем в И-Ти, тоже неплохо. Там бабенки, говорят, мелкие и чернявые, и пляшут с веерами. Мне бы парочку, я бы не прочь.

- Кто про что, вшивый про баню, а Дик про баб! Здорово, ребята.

- Здорово, Тирри. Не скажешь ли, господин помощник капитана, что там западнее запада?

- Скоро узнаем.

- Э, не увиливай! Мы-то уже знаем, а вот знаешь ли ты?

- Ну, я читал в трактате одного мейстера, что наш мир круглый, как гигантский апельсин. И если бы не ветра, острова и материки, любой корабль шел бы прямо и вернулся бы туда, откуда вышел. Словом, хочешь попасть на восток, ступай на запад, и наоборот. Того мейстера Цитадель и Вера объявили безумным, и труды его сожгли.

- Ладно врать! Где ж тогда ты их читал?

- Где читал, там уже нет.

- Да быть того не может. Мы же своими глазами видим, что мир не круглый, а плоский. Хотя, если апельсин очень большой, а мы очень-очень маленькие, нам бы так и казалось. Нет, все равно ерунда выходит. Если мир круглый, отчего же мы с него не падаем? Хотя муха же не падает с апельсина. Не понимаю.

- Сейчас наш Умник спятит, как тот мейстер. Не наливать ему больше.

- А Григ сказал – в И-Ти придем.

- Может быть. Но между нами и И-Ти наверняка есть неизвестные земли, и мы будем первыми из вестеросцев, кто их увидит. Мы изучим их как следует, нанесем на карту, и отправимся дальше. Мы вернемся со славой.

- Но перед этим хорошо бы заглянуть в И-Ти.

- Как скажешь, Дик. Только учти, и-тийцы чужаков не любят. И-тийки тоже.
 
Последнее редактирование:

starina7

Мастер-над-оружием
6.
Накануне отплытия Арье вдруг захотелось побеседовать со Старыми богами. Поделиться сомнениями. Попросить благословения. Вспомнить Север, в конце концов. Но единственное на всем Западе чардрево растет в Утесе Кастерли. В пещере, почти без почвы, почти без света, оно оплело голые стены, и корни его перепутались с ветвями. Годами никто не входил туда, и с незапамятных времен никто под ним не обращался к богам.

Тирек Ланнистер рассказал ей об этом, но сам с ней не поехал.

- Ноги моей там не будет. Я умер для Утеса, и воскресать не собираюсь.

Он очень зол на свою семью. За что-то похуже, чем дурацкая свадьба с грудной девочкой.

Когда его искали по всей столице и в окрестностях, когда обещали золото тому, кто приведет его в Красный Замок, он приходил туда сам. С окровавленной повязкой на голове, с расквашенным носом, с заплывшим глазом, в чиненных башмаках и поношенной одежде, которой поделились с ним пентошийские матросы, он пришел к воротам Красного Замка, и заявил:

- Я Тирек Ланнистер, пропустите меня! Или позовите начальника караула.

- А я Бейлор Благочестивый,- отвечал ему начальник караула. - Я сегодня очень благочестивый, и только поэтому, ублюдок, я не вырву тебе твой дерзкий язык. Пшел отсюда, нищеброд!

В другой раз он попытался пробиться к паланкину, в котором несли по городу Тириона, десницу короля. Стражники лорда-десницы отпинали наглого попрошайку, раскачали, и бросили в канаву.

Третьей попытки он не делал – болели ребра. Вскоре галея ушла в Пентос, и увезла из Вестероса юнгу Тирри.

А через пять лет указом его кузины Серсеи, первой своего имени, Тирека Ланнистера официально признали мертвым.

А в этом году указом Брандона, первого своего имени, Тайвина Фрея, сына Клеоса, внука Дженны Ланнистер, официально объявили наследником Кастерли Рок, с переменой фамилии. Единственный Фрей, до которого Арья не добралась, стал Ланнистером.

Золото и багрянец, и немеряная спесь – вот что такое Ланнистер. А без этого ты никто и звать тебя никак.

Но все же у Арьи есть дело в Утесе. И там ей, хочешь - не хочешь, придется быть принцессой из дома Старк. Дурацкое положение. Нечего надеть. Ох, слышала бы это Санса, от смеха бы с трона свалилась.

Дело даже не юбке. Дорогая ткань, дорогие украшения, все эти кольца-брошки-побрякушки. То, что соответствует высокому положению. Позолота, которая нам обоим поперек горла, но без нее в Кастерли Рок ты никто, с самой маленькой буквы.

Ох ты ж… НАМ ОБОИМ ! А что… Нам обоим! Куда же мы денемся с корабля в открытом море!

Затруднения Арьи, должно быть, бросались в глаза, и потому к ней подошел обеспокоенный мейстер Аллерас. Подошла обеспокоенная самозванка. Не бывает женщин-мейстеров. Уж не за красавцем ли Тирри притащилась на корабль эта особа? Нет. Не похоже. Ни он на нее, ни она на него не обращают особого внимания. Он даже не замечает, что она женщина. Никто не замечает. Смотреть – не значит видеть.

- Ваша Милость, на два слова. Не угодно ли зайти ко мне?

- Что такое, мейстер? В экипаже кто-то болен?

- Все здоровы. Речь обо мне. Дело в том, что я не Аллерас.

- Я заметила. Женщина не может быть мейстером. У вас есть… друг на корабле? Или это мейстер Аксель? Ради кого вы здесь?

- Я мейстер, каждое звено своей цепи я выковала по всем правилам, и никто в Цитадели не раскрыл мой маленький секрет. Но рано или поздно это случится, и я решила стать мейстером на этом корабле. Цитадель меня не посылала, и мейстера Акселя тоже. Они вообще никого не посылали. Им это не интересно. Они хотят сидеть в своих библиотеках, уткнувшись в заплесневелые пергаменты, и любоваться своей мудростью. Мы с мейстером Акселем просто исчезли оттуда, и не думаю, что наше отсутствие кто-то скоро заметит. Не такие мы важные персоны. Я Сарелла Сенд из Солнечного Копья.

- Сарелла Сенд? Кажется, так зовут четвертую дочь Красного Змея?

- Да, это я.

- Сарелла, у тебя что-нибудь шелковое есть? Или бархатное? Ну хоть плащ побогаче моего? И какое-нибудь кольцо без солнца и копья, и без змей, желательно. Я хочу съездить в Утес. И мне подойдет мейстер в качестве свиты.

Леди Дженна Ланнистер, вдова Фрей, пышная, одышливая, и сверкающая, как витрина ювелира, отвесила принцессе Арье церемонный придворный поклон, улыбнулась придворной, притворной, приторной до тошноты улыбкой, и согласно этикета сопроводила Ее Милость и мейстера Ее Милости до самой пещеры. Коридоры были темные, лестницы – Неведомый ногу сломит, но леди Дженна с факельщиками, компаньонкой, горничной, кастеляном, шутом и прочими челядинцами героически брела по этим катакомбам до входа в пещеру. Внутрь никто не вошел. Не варвары же они северные.

Пока Арья успокаивала дыхание и собиралась с мыслями – с богами нужно общаться без суеты – Сарелла с факелом пошла, спотыкаясь о корни, вдоль стен, и вдруг позвала Арью.

- Погляди, что я нашла!
Чуть ниже Арьиной талии на неровной стене надпись мелом вкривь и вкось: «Здесь был Тирион».

Был. А теперь нет.

Здесь была Арья, и скоро ее тоже здесь не будет. Прощайте, Старые боги. Не знаю, есть ли чардрева на неведомых землях западнее запада, но какие-то же деревья там есть. На одном из них я вырежу лик. Постараюсь, чтобы он выглядел приветливо и мудро, хотя – как получится. Не судите меня строго. Я не умею вырезать лица, только их срезать.

Я не умею шить, готовить, вести дом, ухаживать за детьми и больными. Ничего не умею, что нужно для жизни на новых землях. Умею сражаться и убивать. Не хочу, чтобы это пригодилось. Хочу научиться полезным вещам. Постараюсь научиться.

Я не вернусь в Вестерос.


Бывают летом дни, когда солнце решило не выходить на люди, а дождь поленился, и тоже не пошел. Вот в такой прохладный денек, при попутном ветре, «Нимерия» подняла якоря, и взяла курс на запад.
 
Последнее редактирование:

Rhaenys Stark

Мастер-над-оружием
Очень интересная тема. :thumbsup: Вдохновения вам!

Сарелла Сенд? Кажется, так зовут четвертую дочь Песчаного Змея?
Оберин всё же Красный Змей :) Это его дочки Песчаные Змейки, так как они Сэнд.
 

starina7

Мастер-над-оружием
Rhaenys Stark , спасибо, что читаете внимательно. Исправила.

Rebecca Armstrong, спасибо. Со свободным временем вопрос сложный. Было у нас подряд четыре выходных дня, теперь будет подряд шесть рабочих. Но это еще полбеды. Для дальнейших приключений нужен Жюль Верн. А я ни разу не Жюль Верн. Боюсь не оправдать ожиданий.
 
Последнее редактирование:

starina7

Мастер-над-оружием
7.
Не так было на прежних кораблях. Прежние бороздили море, как плуг бороздит тяжелую землю, а «Нимерия» летит, скользит, и даже будто пританцовывает на волнах. Прежние дышали прерывисто и натужно, в такт ударам весел, а в наших снастях гудит ветер, поет лишь нам одним понятную песню!

На прежних кораблях люди сидели в темном трюме и гребли, а нашим матросам впору отрастить крылья. Да, на таких мачтах с крыльями безопасней. Однако же, привыкли быстро, и уже из Арбора шли, улыбаясь весело и гордо, даже дядя Григ не бранил суетливую господскую затею. Никто в Вестеросе не умеет управлять таким кораблем, а мы сумели!

И вот мы уходим, уходит небывалый корабль с килем не как у всех, с парусами не как у всех. И цель у него не как у всех, и люди на нем не как все. А в Вестеросе все будет по-прежнему, как у всех, как всегда. Вестерос останется жить без суеты и спешки, как деды и прадеды. Это нам было больше всех надо, ну так нас там уже нет.

Прощай, Вестерос, мы на запад летим, и не скоро нас солнце догонит!

Вот осталось только арфу взять, и заголосить. Ни у кого на судне нет арфы. Упущение!

Арья, принцесса Арья, стоит на носу и жадно смотрит вперед, словно уже видит там, на горизонте, эту новую, загадочную Белую Землю. А мне хочется взять арфу, и спеть что-нибудь такое, чтобы Северная Волчица смотрела на меня. Голоса у меня нет, но вдохновения – хоть отбавляй.

Нас всех сегодня вдохновил старый Аксель.

Когда Утес скрылся из вида, мейстер Аксель принес в каюту капитана три карты. Он просто весь светился, разворачивая их одну поверх другой.

На первой, нарисованной на полупрозрачном, бледном шелке, очертания известных материков были словно разорваны на части с неровными краями, между ними зияли пробелы.

- Это копия с древней валирийской карты, обнаруженной в Волантисе во времена Эйегона Невероятного. Ей лет восемьсот, или скорее девятьсот, и половину этого срока она была сложена четырехугольником и хранилась в совершенно неподходящих условиях. Пергамент на сгибах сгнил, и до него добрались мыши. Но то, что я хотел вам показать, находилось довольно далеко от сгиба, и – взгляните сюда! Видите? Вот этот остров, или, может быть, полуостров, напоминающий рыбий хвост, на восточном краю карты! И вот эти линии южнее и севернее? Из-за повреждений невозможно понять, то ли это архипелаг, то ли большой остров, то ли побережье еще одного материка. Валирийцы на драконах преодолевали огромные расстояния, и видели мир сверху, будем иметь это в виду.

А вот эта карта поновее, изготовлена незадолго до Рока. Хранилась на Драконьем камне. Она гораздо мельче, но то, что нам нужно, видно вполне отчетливо. В центре мира, разумеется, Фригольд. Вот это Кварт. Вот Инь. А теперь посмотрите на северо-восток! Вот здесь, в самом углу. Если это остров, то довольно большой. И полуостров, назовем его Рыбий Хвост – нам уже знаком. Его северная часть показана гористой, и среди гор изображена река. Это очень важно.

- Но послушайте, мейстер! – вмешался капитан. – То, что вы нам показываете, находится на северо-востоке от И-Ти, и на таком расстоянии от него, что весь Вестерос может уместиться здесь, и останется свободное место. Позвольте вам напомнить, что мы держим курс на запад.

- Спасибо, что напомнили, капитан. Я отвечу вам, но мы еще не закончили с этой картой.
Мейстер Аксель был в ударе. Щеки его порозовели от волнения, глаза блестели. Он будто стал выше и шире в плечах. Мейстер Аксель читал лекцию! И о таких слушателях он мог только мечтать.

- Как вы думаете, почему от Вестероса на этой карте – меньше половины, из рек – лишь дорнийские, из городов - Старомест, да и тот не подписан, хотя он вел оживленную торговлю с Эссосом? Валирийцы не интересовались Вестеросом. Они почти не посещали наших, сравнительно близких, берегов, кроме Драконьего Камня, который изображен подробно.

А очень далеко от Валирии, на северо-востоке, на полуострове без названия, изображены и горы, и горная река, и тщательно прорисованные очертания бухты.

- Они бывали там! Может быть, там есть золото! – обрадовался капитан.

- Навряд ли. Если бы там добывали золото, на берегу было бы какое-нибудь селение, - предположила принцесса.

- Думаю, вы правы, Ваша Милость. Чтобы добывать золото, нужно немало людей. А сколько человек может прилететь на драконах? Валирийцы, если это были они, могли посещать эти далекие берега на кораблях, но не селились там.

Мейстер Аксель сомневается в валирийцах! А кто же еще это мог быть? Я тоже добавил свой медяк к обсуждению:

- Возможно, летнийцы? Они прекрасные мореходы.

- Летнийцы на сегодняшний день превзошли всех, но они сравнительно недавние мореходы. На момент создания первой карты они считали свои острова единственной сушей среди бесконечного океана, пока гискарские, а потом валирийские работорговцы не убедили их в обратном. Но задолго до Республики существовали древние государства. Одни одряхлели, другие погибли, но их знания еще не совсем утрачены.

И теперь мы посмотрим на третью карту, и-тийскую. Ученые мужи из И-ти всегда славились своей дотошностью. И-тийцы вообще мудрый народ, хотя последние два века они совершают сплошные глупости, и почти развалили свою великую империю. Но разве мы не занимались тем же совсем недавно?

И-тийская карта – примерно ровесница второй валирийской, она очень велика, и, обратите внимание, на севере и юге – следы заломов, с восточной стороны пришита кайма, а если приглядеться к другой стороне, видно, что ее к чему-то приклеивали и прикалывали. Центр мира здесь, разумеется, И-ти, а точнее Инь, столица Золотой Империи.

Взгляните на восток. Здесь мы видим очертания большой суши, и хорошо знакомый нам Рыбий Хвост, эти иероглифы как раз и означают «хвост рыбы». Те же горы и река, довольно длинная, оказывается. А дальше – край карты и кайма.

Размотаем теперь западную половину карты. Вестерос, по и-тийски Земля Заходящего Солнца, изображен не слишком подробно, хотя обозначены крупные реки и все порты, существовавшие в те времена. А далее на запад – глядите! - еще один материк. От Ланниспорта до его берегов даже ближе, чем от Инь до Рыбьего Хвоста. Есть устья трех рек, но портов не видно. Развернем дальше. В средней части материка нет ничего, кроме надписи. И-тийцы туда не углублялись. На юге вообще сплошной пробел. Они огибали материк только с севера. Продолжаем разматывать. Вот и край со следами клея и проколов.

А теперь, Ваша Милость, и вы, друзья мои, я возьму и склею западный край с восточным, хоть бы хлебным мякишем. Заломы мы просто заложим. И вот этот завиток на западном краю оказывается истоком реки на краю восточном! И этот залив южнее глубоко врезается в сушу! И этот длинный остров у северного берега имеет свое продолжение! Края совпадают!

Хочешь попасть на запад – иди на восток! Так гласит И-тийская мудрость. Обычно это понимают – чтобы продвинуться вперед, вначале обратись к истокам. Но мы держим курс на запад, и придем на восток! Вот ответ на ваш вопрос, капитан.

- А что означает эта надпись посреди материка? – спросила Арья.

- Белая Земля.

Потом мы вышли, и рассказали нашим матросам, что идем не куда-то Неведомому на рога, а к Белой Земле, у нас есть карта побережья, и для высадки - устья трех рек на выбор. Мы обойдем новый материк по кругу, составим собственные карты, обращая особое внимание на юг, о котором ничего не известно. Затем вернемся к полуострову Рыбий Хвост, а оттуда – радуйся, Дик – отправимся в И-Ти, далее зайдем в Кварт, Миирин, Солнечное Копье, и закончим наш поход в Королевской Гавани.

Цитадель наша… Хорошо, что я не отправился туда мальчишкой. Вопрос величиной с Утес – они что же, ВСЕ ЭТО УЖЕ ЗНАЛИ ? Это тайна, которую наши мейстеры оберегают от нас? Целый материк западнее запада и восточнее востока. Недостающая часть мира.

И-тийцы натягивали свою карту на какой-то шарообразный каркас. Наш мир круглый, как апельсин, но нам этого знать не следует. А мы знаем! Теперь мы тоже знаем.

Белая Земля, у тебя красивое имя. Белая Земля, ты видела и-тийцев, и кваатийцев, наверное, видела, видела валирийцев с их драконами, может и строителей лабиринтов из Лората видела ты, но нас ты еще не видела. Жди нас, Белая Земля. Мы идем с востока, ведь наш запад - это твой восток.
 

starina7

Мастер-над-оружием
8.
«Нимерия» на всех парусах неслась на запад. Больше двух седмиц ветер и погода благоприятствовали экспедиции. Затем на смену восточному ветру пришел северный, и погнал судно на юг. Ловить ветер, идти, меняя галс – целая наука, и матросы с непривычки сбивались с ног. А ветер все крепчал, небо все темнело, волны с небольшими барашками превратились в целые холмы бурлящей воды, и на седмицы пути не было ни одной бухты, где корабль мог укрыться. Паруса убрали, кроме одного, который улетел прочь вместе с матросом, пытавшимся его спустить. Еще одного человека смыло за борт, когда бешеные волны стали перекатываться через палубу. Могли потерять и третьего, но Умник, стоявший на вахте, умудрился привязаться к рулю.

К тому времени, когда Тирри смог его сменить, Умник нахлебался воды и был весь синий от холода, но изо всех сил удерживал судно. Когда все закончилось, Лаки Джон подписал бочонок арборского из своего запаса: «Вино Умника», и распорядился наливать матросу только из него. Умник, однако, отказался пить Вино Умника, пока они не ступят на новую землю, а уж там пообещал угостить всех.

Вахта Умника выдалась смертельно опасной, вахта Тирри – короткой и бесполезной. «Нимерия» уже не слушалась руля, и буря швыряла и кружила корабль, как ей хотелось. День, ночь, еще день… Сколько это длилось, капитан не мог вспомнить, но еще одна ночь точно была, и они уже ни на что не надеялись.

Когда шторм, наконец, утих, все возблагодарили летнийцев, придумавших корабли, которым нипочем даже такое светопреставление. Все благодарили мастеров из Ланниспорта, что смогли по памяти достроить «Нимерию», и сделали ее настолько прочной. Благодарили Семерых, и Старых Богов, и Утонувшего, и даже Р’Глора, хотя причем тут Р’Глор?

Экипаж выглядел, будто после грандиозной портовой драки. Кто в бинтах, кто в лубках, все ободранные, черные от ссадин и синяков. Аллерас извел горшок мази за раз. В трюме плескалась вода. Руль, снасти и паруса нуждались в починке, а один пришлось шить заново. Работы было выше головы, но все, кто недавно благодарил, очень скоро начали проклинать этих летнийских бесхвостых обезьян, которым лень грести, так их и разэдак. После шторма, почти без перехода, «Нимерия» попала в глухой штиль.

Дела всем хватало, но вынужденная задержка измучила людей не меньше, чем буря. Что с того, что в небе днем ни облачка, и ночью созвездия рассыпаны по небу горстями серебра. Все свои наблюдения мейстер Аксель уже проделал, проверил и перепроверил, и в его огромную трубу поглядели уже все, кому не лень. Шторм унес «Нимерию» гораздо южнее первоначального курса, и гораздо восточнее. Будь ветер западным, они оказались бы у берегов Дорна, но ветра нет никакого, и теперь морское течение тащит обездвиженный корабль на север. В каком-то смысле экспедиция повернула обратно.

Однажды, выйдя ранним утром на палубу, Лаки Джон сперва не поверил глазам, потом усомнился в своем рассудке, и наконец пришел к выводу, что все еще спит, и это дивное зрелище ему просто снится. На канатной бухте сидела хорошенькая, смуглая дорнийка в халате и полосатых шароварах, с мелкими кудряшками, с мейстерской цепью на шее, и босиком. У нее было лицо мейстера Аллераса и маленькие ножки с розовыми ступнями. Джон ущипнул себя за руку – видение не исчезло. Более того, видение подошло и поздоровалось с капитаном, представившись Сареллой Сэнд. На корабле обнаружилась еще одна женщина!

Капитан молился редко, но теперь он стал молить богов, чтобы на этом сюрпризы кончились. Чтобы кончился, наконец, этот распроклятый штиль. Чтобы эта безумная затея закончилась если не добром, то хотя бы не полным позором.

И в конце концов боги услышали его молитвы, а может быть проклятья. Легкий южный ветерок заставил встрепенуться паруса и сердца. Снова послушная рулю, «Нимерия» двинулась на всех парусах, а ветер из южного вскоре стал юго-восточным. Определенно, боги и удача были на их стороне.

Седмицу шли они, наверстывая упущенное, а на восьмой день Аксель, выйдя в полдень делать свои измерения, поглядел в мирийскую трубу, протер стекло, на всякий случай протер глаза, что-то подкрутил, снова поглядел, велел поглядеть Дику, как самому молодому и глазастому, а потом отправил его за капитаном.

Темное пятнышко справа по курсу никуда не исчезало. Через час оно разделилось на два – большое и маленькое. Ни на одной карте в этих местах ничего не значилось. Капитан скомандовал поворот на север.

Гористый, поросший лесом остров показался людям прекраснее седьмого неба. Множество птиц гнездились на прибрежных скалах. Нашлась бухта, не то чтобы очень удобная, но без риска пропороть днище. «Нимерия» бросила якорь, и люди в шлюпках высадились на берег. Пока матросы ставили шалаши, разводили костры, наполняли бочки свежей водой и плескались в холодном и быстром ручье, принцесса Арья с мейстером Сареллой и Тирри в качестве защитника прекрасных дам, отправились с луками в лес. Причем у мейстера лук оказался ни много ни мало – из златосерда, который, как известно, нельзя вывозить с Летних Островов! «Мать подарила» - объясняла Сарелла.

Если есть запрет, думал капитан, найдется и тот, кто его нарушит. И весь наш корабль – тому подтверждение.

Птицы в лесу были непуганые. Если на эти берега и ступала нога человека, то так давно, что все следы людского пребывания уже стерты и забыты. Поднимаясь по ручью, охотники скоро вышли к озерцу, из которого он вытекал. Галантный Тирри вымок до нитки – не прекрасным же дамам лезть в воду за подстреленными утками. Утки на озере оказались в точности такие же, как в Вестеросе, и на вид, и на вкус.

Умник, который обещал угостить всех Вином Умника, не поддавался на уговоры. Мы выпьем его, когда будем на Белой Земле, и не раньше.

Шторма не предвиделось, опасности не было и на суше, и очередная вахта, проклиная все на свете, отправилась на корабль, а остальные расположились на ночлег на берегу. Ветер был холодноват, и люди очень скоро разбрелись по шалашам.

Для Арьи и Сареллы мужчины выстроили не шалаш, а целые палаты. И в этих палатах собралась верхушка экспедиции, чтобы обсудить планы на завтра. Мейстер Аксель нанес на карту два соседних мелких островка, но большой остров, где они находились, предстояло обойти и исследовать, и на это уйдет несколько дней.

- Не стоит терять времени, - сказала вдруг Арья. – Одного дня мне должно хватить.

- Но как?

- Здесь много птиц. Я буду смотреть сверху.

Наверное, я все-таки сплю, – думал капитан. - Один персонаж северных сказок сидит на Железном Троне, другая возглавляет наш поход. Какие еще сюрпризы у вас запасе, о Семеро?

На следующий день Арья Старк лежала в гамаке в своих палатах, и будто дремала. Потом вдруг пробудилась и заявила, что птицы гораздо глупее кошек, но кошки, увы, не летают. После чего принялась рисовать угольком на досках очертания острова, которые мейстер Аксель в соответствующем масштабе переносил на пергамент. Она засыпала, просыпалась, рисовала, и так продолжалось до самого заката.

- Севернее этого есть еще один архипелаг. Два дня полета туда, и хотя бы два дня там. Итого нам придется задержаться самое большее на четыре дня.

- Ваша Милость, а это не опасно? Что если на вас нападет какой-нибудь хищник?

- От него перьев не останется. Я летаю стаей.

Не через четыре дня, а меньше чем через сутки, принцесса снова вернулась в свое тело, просто чтобы поесть.

- А как же ваша стая?

- Все в порядке, сидят на волнах, отдыхают.

- Чайки сели на воду? Приближается шторм!

- Да это я их заездила. Им тоже нужно дух перевести и подкормиться.

После этого Арьи не было целый день. Вернувшись, она снова занялась рисованием на досках. Островов было много, больших и малых. Экспедиция задержалась на седмицу.

Когда карта вновь открытых земель была готова, с нее сняли две копии на шелке, привязали к лапам двух воронов, и мейстер Аксель проводил их в полет. Возможно хоть один долетит до берегов Вестероса.

Архипелаги нанесли еще и на и-тийскую карту. На ней острова выглядели едва заметными точками.

ХХ
Р.S. В пятницу были выложены «ОСОБЕННОСТИ КАРТОГРАФИИ ВЕСТЕРОСА И ЭССОСА», и там есть карта, на которой показаны архипелаги, открытые Арьей Старк. По крайней мере один ворон долетел до Староместа!

Правда, не с моими глазами пытаться прочесть надписи на этой карте, так что я не знаю названий этих островов, а придумать уже вроде как не имею права (кто прочитает и сообщит всем, тому большое человеческое спасибо). Но тот архипелаг, где один большой остров и несколько маленьких, открыт на самом деле мейстером Акселем во время регулярных наблюдений, а северный, у самого края карты – самой Арьей, варганутой в стаю чаек.
 
Сверху