Джен Фанфик: Королева взаперти

Daena

Знаменосец
Название: Королева взаперти
Автор: Daena
Категория: джен
Размер: мини
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: AU, смена пола персонажа, смена семьи персонажа
Описание: В Королевской Гавани взаперти томится законная королева
 

Daena

Знаменосец
– Откройте дверь! – кричала королева. – Откройте мне дверь! Я ваша королева, я приказываю! Откройте мне дверь!
****​
Мирра осторожно приоткрыла глазок и подождала некоторое время. Год назад Рябая Али зыркнула в глазок сразу же, и королева воткнула ей палец в глаз. Рябую Али теперь звали Косой Али, а служанки теперь бдели в оба. Мирра хихикнула. Как и остальные девки, прислуживающие Безумной Королеве, Мирра была высокой, крепкой и сильной, как мужик, а м’лорд-десница давеча сказал, что коли королева случаем побьется об стены али несильно упадет, то сама ж виновата, клуша неповоротливая. На следующий день Мирра с Джонкиль пошли кормить королеву, и уж надавали ей тумаков – наше почтение.
Мирра перехватила покрепче палку, обернутую тряпками, чтоб следов поменьше оставалось, и глянула на Дорнийку Тану, которая стояла у дверей рядом с ведрами горячей воды, утирая пот.
– Ну, девки, – скомандовала Мирра, – начинаем.
Королеву мыли нечасто, но мыли, и каждая девка в услужении знала, что ей делать. Септа Вилена быстро прочла под нос молитву Матери и распахнула дверь, Мирра рванулась внутрь, потрясая дубинкой, но успокоилась – сегодня день был хороший. Королева сидела в углу, медленно покачиваясь и глядя в одну точку, несвязно бормоча:
– Я ваша королева! Я от крови дракона! Откройте мне дверь!
Мирра встала над ней наизготовку, махнув товаркам рукой:
– Давайте, девки, быстренько, я за ней присмотрю.
Рядом с ней встала Дженни, держа наготове одеяло, чтобы быстро накинуть на королеву, вздумай та броситься. Такое тоже раньше бывало – сидела сучка тихо-тихо, а потом как кинется, как крыса из угла, и давай лягаться-кусаться-царапаться. Особенно если видела, что ванну готовят – вот уж здорова она тогда была драться. И ведь бы Неведомый с ней – не хочешь не мойся, но ведь воняет от ее величества – будь здоров, а завтра с Драконьего Камня приезжает наследный принц, и уж он наверняка пожелает повидать маменьку, вот его отец и приказал королеву помыть, чтоб не пахла перед сыном.
– Лучше уж прынц бы повидал, как плоха его матушка, – сплюнула Дженни. – От крови дракона она, как же. От свиньи она, не иначе.
Мирра только зыркнула на нее глазом и прищелкнула языком. Ох, дура эта Дженни. Из Речных Земель, они там все дуры. Рази ж она не знает, что королеву еще домыть не успеют, а ее слова уже донесут м’лорду-деснице? Септа Вилена и донесет. И Дорнийка Тана донесет. И стражник Пат, что стоит у дверей и пялится, как дурак, он донесет тоже.
И сама Мирра тоже донесет, как королеву домоет. Оно ж, конечно, королевиному мужу на супружницу поплевать, и он сам-то ее небось и похуже называет, ан все ж она королевской крови, Таргариен же, от крови дракона, пусть сейчас она была больше похожа на свинью.
Мирра вздохнула и подхватила королеву под грудки.
– А кто сейчас пойдет мыться? А это наша королева мыться пойдет, – ласково сказала она. Сегодня сумасшедшая баба им не мешала, и Мирра была не прочь ее за такое приголубить.
****​
Серсея улыбнулась, глядя на свое отражение. Яркие зеленые глаза горели огнем.
– Завтра, – громко сказала она себе и улыбнулась. Завтра. Завтра приедет он. Ее серебряный принц. Ее Рейгар. И Серсея знала, что она сделает. Она приехала в Королевскую Гавань только ради этого. Ради него.
Серсея прикрыла глаза, мечтательно улыбаясь своим мыслям. Завтра. Завтра все случится, и она, она станет однажды королевой. Королева Серсея. Самая могущественная женщина Семи Королевств.
В коридоре вдруг раздались крики, и Серсея вскочила на ноги. Из соседней комнаты вбежали Ларра, сжимая в руке кинжал, и Вилма, ухватившая подсвечник. Серсея фыркнула при виде этого оружия, и Вилма смутилась:
– Мое копье осталось во дворе.
Серсея закатила глаза и шагнула было к двери, но Ларра рванула ей на перерез, делая ей страшные глаза:
– Стой позади, если с тобой что случится, твой отец меня убьет. Андроу, что там случилось? – спросила она через дверь стражника.
– Не могу знать, миледи.
– Так узнай! – Серсея оттолкнула Ларру и рванула дверь. Дверь не поддалась. – Андроу! Ты нас запер! Открой немедленно! Я приказываю!
– Не могу, моя принцесса, – виновато ответил Андроу. – Ваш батюшка приказал, что коли какая суматоха, то вас в комнате запереть.
– Открой немедленно! – Серсея ударила кулаком в дверь. – Немедленно открой! Я приказываю! Я принцесса Дорна!
– Серсея, – раздался голос тети за ее спиной. – Оставь.
– Они не смеют запирать меня, Элия! – Серсея подхватила подсвечник и ударила им в дверь. – Я наследная принцесса Дорна! Я ваша будущая правительница! Они не смеют запирать меня, как какую-то последнюю девку!
– Перестань, Серсея! – только Серсее удавалось заставить Элию повысить голос. – Пока правитель – мой брат, и мы должны ему повиноваться.
– Моя принцесса! – раздался из-за двери голос Андроу. – Говорят, кто-то сбежал, какой-то узник. Ваш дядюшка велел вам ждать его.
– Дядя Оберин не смеет мне приказывать! – взвизгнула Серсея, стуча в двери кулаками.
– Вы уж простите меня, принцесса.
Серсея снова заколотила кулаками в дверь, не желая сдаваться.
– Серсея, перестань, ты пугаешь Самвелла.
Серсея развернулась, пыхча от негодования, и уставилась на кузена на руках тети Элии, который, совершенно не напуганный, с интересом разглядывал ее, жуя платье своей матери.
– Пугаю, – фыркнула она. – Твой Сэм Тарли просто неустрашимый.
«Или просто тупой» – зло подумала она, глядя в глупые глаза младенца.
Элия подошла к двери, осторожно отбирая у Сэма зажеванный лоскут.
– Андроу, кто именно сбежал? Кто-то из черных темниц?
– Не могу знать, миледи. Таргариены темнят что-то.
Элия покачала головой.
– Что ж, тогда подождем. Уверена, скоро мы все узнаем.
За дверью раздались шаги и чьи-то голоса. Серсея прильнула ухом к двери, рядом с ней к двери приникла Вилма Виль.
– Не могу знать, сир, – расслышали они голос Клода, второго стражника, что охранял их сегодня.
– Если что увидите, сразу пошлите к нашей башне, – строго приказал знакомый голос.
Серсея снова застучала в дверь.
– Эртур! Эртур, скажи им, чтобы открыли дверь!
– Моя принцесса, – Серсея услышала, как Меч Зари тяжело вздохнул. – Вам лучше остаться в вашей комнате.
– Эртур Дейн, я принцесса Дорна, я приказываю тебе!
– Моя принцесса, для вашей же безопасности, вам лучше оставаться там.
– Эртур, – позвала Элия.
Рыцарь за дверью на некоторое время замолчал.
– Да, леди Тарли?
– Кто сбежал? – Элия не смотрела в сторону двери, приглаживая темные локоны Сэма.
– Это государственное дело, миледи. Простите, мне пора идти.
– Я расскажу Эшаре! – крикнула ему вслед Серсея, под хихиканье Ларры Блекмонт.
– Нам остается ждать, моя принцесса, – сухо ответила Вилма, расстреливая взглядом Ларру. – Ничего не поделаешь.
Серсея топнула ногой и вернулась к зеркалу.
– Когда я стану правящей принцессой, всех их посажу в змеиную яму.
Ларра радостно захохотала, но Элия только устало вздохнула и присела рядом с Серсеей, посадив Сэма себе на колени.
– Ты не станешь правящей принцессой, если выйдешь замуж за принца Рейгара, – тихо напомнила она, осторожно отодвигая драгоценности Серсеи от рук ребенка.
– Я стану королевой, – сердито ответила Серсея. – Это еще лучше.

Время тянулось, и Серсея разъяренной львицей металась по комнате.
– Да сколько еще это может длится! – взвизгнула она, ударив кулаком по гобелену с изображением королевы Алисанны.
– Джоанна? – раздалось из-за гобелена. – Джоанна, это ты?
Серсея в ужасе отпрянула от стены, и к ней подскочила Вилма. Ларра резко рванула к двери, собираясь позвать на помощь Андроу, но Серсея схватила ее за руку.
– Кто там? – позвала она, глядя на гобелен. – Выходи!
Гобелен дрогнул и вдруг отодвинулся в сторону.
– Джоанна, – раздался хриплый голос. – Моя милая Джоанна... Помоги мне... Они били меня, Джоанна, они так мучили меня, спаси меня, Джоанна...
В комнату медленно вошла босая сгорбленная женщина в разодранном платье и со спутанными волосами. Ее ноги были сбиты в кровь, руки покрыты синяками, длинные изломанные ногти были грязны.
– Джоанна, – женщина медленно шагнула Серсее навстречу, и Серсея отпрянула. – Ты вернулась, Джоанна! Спаси меня! Спаси меня, Джоанна.
– Королева Эйрея, – с ужасом прошептала Элия, прикрыв ладонью рот.
Серсея потрясенно смотрела на женщину, которая могла быть только ею, Эйреей, первой ее имени, королевой Семи Королевств.
– Нам надо позвать стражу, – шепнула Вилма, но Серсея схватила ее за руку.
– Стой, – велела она. – Королева Эйрея? Это вы?
– Джоанна, – королева подошла к ней, схватив ее за руку. – Ты пришла спасти меня? Ведь так, Джоанна? И Лореза? – она бросилась к Элии. – Лореза, ты тоже? Ты приехала? Вы спасете меня? Вы увезете меня в Дорн? Пожалуйста! Увезите меня в Дорн! Там, там они не посмеют приказывать мне! Там они не посмеют так меня мучить!
– Кто? – Серсея схватила ее за руки. – Королева, ваше величество! Кто, кто мучает вас?
– Они, они, – королева судорожно тыкала пальцем куда-то в сторону. – Они били меня, Джоанна, они морили меня голодом, они пытались утопить меня, утопить, меня, меня, от крови дракона, они пытались утопить меня, как щенка, но я им показала, – женщина безумно захихикала. – Я им показала, я задушила ее, честное слово, задушила, как котенка... И я им не дамся! – она подняла руку, в которой был зажат зазубренный осколок глиняного горшка. – Не дамся.
Серсея испуганно сглотнула, оглядываясь на тетю, та стояла у двери в соседнюю комнату, передавая Вилме Виль малыша. Потом она закрыла дверь и прислонилась к ней спиной, было слышно, как Вилма заперла дверь на засов.
– Как вы сюда попали, ваше величество? – спросила Элия, все так же прижимаясь спиной к двери.
– Это коридоры Мейгора, – хихикнула королева, указывая на гобелен. – Коридоры Мейгора. Я никогда тебе о них не рассказывала. Но я ходила по ним. И я вас видела, – Эйрея захихикала. – Я ходила и смотрела, и всех вас видела, и тебя, Лореза, я видела, с этим красавчиком Фаулером...
Серсея сумела только как-то хрипнуть, а Элия побелела как полотно. Этого о бабушке Лорезе им знать никак не хотелось.
– Они предали меня, предали, предали! Меня, их королеву! Как они посмели! Как они посмели! Они, они... Жалкие черви! Я от крови дракона! Как они посмели!
– Кто? – спросила Серсея. – Кто предал вас, ваше величество?
– Они, – королева отчаянно жестикулировала, тыча пальцем куда-то, во все стороны сразу. – Все они. Мой дед. Мой отец. Мой муж. Мой сын. Все они. Я. Я королева этого королевства, как они смеют, как они смеют! Жалкие черви!
Серсея и Элия переглянулись. О королеве Эйреи уже несколько лет говорили, что она жестоко больна. Теперь они видели, какого рода была эта болезнь.
– Но вы вернулись, вы спасете меня, – она схватила Серсею за руку, крепко, до боли ухватив ее запястье. – Ты обещала мне, Джоанна. Когда Лореза увозила тебя, замуж за ее сына, ты обещала мне. Ты говорила, что в Дорне у меня всегда будут друзья.
Серсея с ужасом почувствовала жжение в глазах. С самого дня смерти матушки она не плакала, но теперь на ее глаза набежали слезы. Матушка, матушка, которая умерла, когда приносила в мир Тристана, матушка, прекрасная, смелая Джоанна Ланнистер...
– Эйрея, – позвала Элия, стоя у столика с фруктами. – Ты хочешь вина?
– Вина, – глаза королевы загорелись диким огнем. – Дорнийское вино! И кровавые апельсины! Вы привезли их!
– Да, ваше величество, – присела в реверансе Ларра. – Апельсины и вино из самого Дорна.
– Вина, да, я хочу вина, и апельсинов, и вина. Они не дают мне вина, Лореза, не дают, вина и апельсинов, ты не представляешь, чем они кормили меня.
Элия, улыбаясь, подала ей кубок, и королева осушила его одним большим глотком.
– Дорн, да, я хочу в Дорн. В Дорне они не посмеют, не посмеют.
Серсея молча смотрела, как королева жадно, как голодная нищенка, вгрызалась в апельсин, словно в яблоко.
– Негодяи, жалкие негодяи. Они все, все предали меня. Мой дедушка, он хотел сделать королем Стеффона, Стеффона, Баратеона! Он хотел сделать Баратеона королем! Но я его перехитрила, да, я его перехитрила, – королева гнусно захихикала. Элия и Джоанна переглянулись. Эту историю они знали. Когда стало понятно, что у наследных принца и принцессы не будет сыновей после рождения дочерей Эйреи и Рейлы, было решено, что принцесса Эйрея выйдет замуж за своего кузена Стеффона Баратеона, вот только Стеффон Баратеон ослушался короля.
Эйрея хихикала, облизывая пальцы.
– Да, да, я их перехитрила, перехитрила. Глупый, глупый Стеффон. Он думал, что дедушка простит его, как простил моих отца и мать. Глупый, глупый Стеффон. Думал, женится на своей Эстермонт и все равно будет королем. Он поверил нам, поверил.
Серсея знала, что случилось потом. Юные Стеффон Баратеон и Рейла Таргариен вместе сбежали посреди ночи, чтобы пробраться посреди ночи в септу и пожениться со своими возлюбленными – леди из Штормовых Земель и каким-то безземельным рыцарем. Но их поймали, еще до того, как две пары успели принести клятвы. Девицу из Штормовых Земель отправили в Молчаливые Сестры, рыцаря отправили на Стену, Стеффона Баратеона и Рейлу Таргариен поженили друг с другом и отправили в изгнание, и разрешили вернуться только когда разбушевалась война Девятигрошовых Королей.
– Глупый Стеффон, глупая Рейла. Они так и не поняла, что это я все устроила. Я... – королева набивала рот сладостями. – Я все устроила, а потом отправила за ними стражу. – Эйрея снова захихикала. – Я и... И он... – Она помрачнела. – Он! – она сплюнула на пол. – Твой семижды проклятый кузен! – она ткнула пальцем в Джоанну. – Ланнистер, Ланнистер, предатель, предатель, он хочет отобрать у меня корону, но я не позволю, не позволю, он не король и никогда не будет королем! Думал, что будет, но я ему сразу сказала, чтобы и не думал об этом! Лорд-консорт, да, муж королевы, да, король – никогда!
Серсея промолчала, решив, что говорить, что ее кузена Тайвина Ланнистера, лорда-консорта, Десницу и регента, уже много лет все называли истинным королем, будет неумно.
– Ты ведь простила меня, Джоанна? – королева снова схватила ее за руку. – Ты ведь простила? Я знаю, что ты сама хотела за него замуж, но я любила его, Джоанна, любила! Я любила негодяя! Тебе повезло, боги охранили тебя, хотя ты тоже его любила, мерзавца, предателя, жалкую шавку...
– Что? Нет! Матушка всегда... – Серсея оглянулась на Элию и снова повернулась к королеве. – Я всегда любила моего мужа принца Дорана – твердо сказала она.
Эйрея снова хихикнула.
– Ну да, ну да, говори так, говори, даже Лореза знает, что ты врешь, пусть и увезла тебя замуж за своего сына, – она снова захихикала. – Батюшка не должен был позволять мне выходить за него. Он должен был мне запретить, пусть я и просила, молила, он должен был мне отказать, запретить выходить за Ланнистера, за прислужника, за червя. Он предал меня, предал, отдал ему. Он умный юноша, Эйрея, он храбрый и благородный, он защитит тебя, Эйрея. Ложь, ложь, все ложь, предатели, предатели, мерзавцы, ложь. Вы ведь увезете меня в Дорн? Там мы соберем армию и вернем то, что мое по праву. В Дорне женщинам не мешают править. Вы ведь заберете меня в Дорн? Лореза, ты ведь поведешь для меня армию?
Элия только молча кивнула, печально глядя на королеву.
– Мы отберем у них все, у них всех. У Тайвина, и у него, у моего сына. Мой сын, он тоже предал меня. Он хочет мою корону. Он хочет ее, хочет стать королем, он хочет моей смерти. Я не отдам ему ее, нет, и Джейме не отдам, нет, мы поведем на них армию, и отберем у них все, и тогда я издам закон, издам, чтобы корона доставалась только женщинам, и королевой станет моя дочь, моя Дейнерис. Они отобрали у меня Дейнерис, – зарыдала она, – как только она родилась, они отобрали ее, а меня заперли, заперли, заперли…
Серсея вытерла слезы – она не заметила, что уже давно плачет. Именно после рождения принцессы Дейнерис королева Эйрея пропала из виду. Говорили, что роды были такими тяжелыми, что королева тяжело заболела и так и не оправилась. Принца Джейме отправили в Утес Кастерли, как будущего наследника Западных Земель и лорда Ланнистера, а принцессу Дейнерис отправили воспитываться с Дженной Фрей в восстановленный Летний Замок.
Речь королевы становилась все путанее и путанее, ее язык заплетался, глаза слипались. Сонное зелье, добавленное Элией в вино, начало действовать. Ларра тихо постучала в дверь и прошептала что-то стражникам. Они услышали удаляющиеся шаги.
Королева опустила голову на плечо Серсеи.
– Я хочу спать, Джоанна. Я так устала. Мы ведь поедем в Дорн?
– Да, в Дорн, – шепотом ответила Серсея, глядя прямо перед собой. – Завтра же я поеду в Дорн. Я стану принцессой Дорна. Я не отдам то, что мое по праву.
 

Daena

Знаменосец
На идею фанфика меня натолкнул вот этот коммент:
Ага. Консортом был бы Баратеон. Филипп Красивый и Хуана Безумная Вестероса! Только дети наоборот: четыре сына, две дочки. :D
- мол, что бы было, если бы Эйрис родился девочкой. Тут-то мне и пришло в голову... Правда, конечно же, прошипперила я его с его лепшим корешом Тайвином, долго гадала, как же тогда избавиться от Стеффона:doh:... И понеслось:D

Если кому интересно, какой у меня от этой вселенной хедканон, милости прошу под кат
Эйрея Таргариен, Первая ее имени, королева андалов, ройнаров и Первых Людей, правительница Семи Королевств – 244 г.р.

  • Ее муж: Тайвин Ланнистер, лорд Утеса Кастерли, Щит Ланниспорта, лорд-протектор государства, лорд-консорт, Десница Королевы, лорд-регент – 242 г.р.
  • Ее дети:
  • Рейгар Таргариен, принц Драконьего Камня, наследный принц Семи Королевств – 260 г.р.
  • Джейме Ланнистер, принц Семи Королевств наследник Утеса Кастерли – 266 г.р.
  • Дейнерис Ланнистер, принцесса Семи Королевств – 273 г.р.
  • Ее сестра, Рейла Таргариен(см. Стеффон Баратеон)
Принц Доран Нимерос Мартелл, правитель Дорна, 247 г.р.

  • Его жена: леди Джоанна Ланнистер, (244-273), умерла при родах.
  • Его дети:
  • Серсея Нимерос Мартелл, принцесса Дорна, наследница Дорна – 266 г.р.
  • Квентин Нимерос Мартелл, принц Дорна, - 269 г.р.
  • Тристан Нимерос Мартелл, принц Дорна, карлик – 273 г.р.
  • Его сестра: Элия Нимерос Мартелл, принцесса Дорна – 256 г.р.
  • Ее муж: Рендил Тарли, лорд Рогового Холма.
  • Ее сын: Сэмвелл Тарли, наследник Рогового Холма - 280 г.р.
  • Его брат: Оберин Нимерос Мартелл, принц Дорна – 257 г.р.
Лорд Стеффон Баратеон, лорд Штормового Предела – 246 г.р.

  • Его жена: Рейла Таргариен, принцесса Семи Королевств – 246 г.р.
  • Его дети:
  • Роберт Баратеон, наследник Штормового Предела – 265 г.р.
  • Станнис Баратеон – 266 г.р.
Восстание Баратеона тут таки будет, но, во-первых, сильно попозже, и не из-за Лианны, а из-за Дейнерис, за которую поспорят Рейгар и Роберт, ну и вдобавок, Роберт будет претендовать, как Тарг на три четверти, а Рейгар, мол, приблуда ланнистерский
Чем кончится - пока не знаю
 

Annys

Оруженосец
Правда, конечно же, прошипперила я его с его лепшим корешом Тайвином, долго гадала, как же тогда избавиться от Стеффона:doh:
А Стеффон и Рейла — это находка! :sneaky:
И Роберт со Станнисом а-ля Деймон и Злой Клинок. :kiss:
Только (фем?)Ренли с Визерисом не хватает.

Восстание Баратеона тут таки будет, но, во-первых, сильно попозже, и не из-за Лианны, а из-за Дейнерис
Да-да, пускай сбежит с Робертом.:woot:
 
Последнее редактирование:

talsterch

Ленный рыцарь
Черезвычайно интересно надеюсь на продолжения в виде сиквела про востание Баратеона (или тут это будет восстание Рейелидов) и приквел про Грошовых ( поэдет ли Эйрея воевать)
 
Последнее редактирование:

talsterch

Ленный рыцарь
кроме того интересно как ситуация повлияет на Старков Арренов Талли и Тиреллов. Может здесь тоже будут южные амбиции Брандона по канону выдадут за Кейтлин а вот Неда могут попробовать посватать к Мелоре Хайтауер и Джона Арена к сестре Мейса (если её ещё не заняли)
 

Annys

Оруженосец
приквел про Грошовых ( поэдет ли Эйрея воевать)
Командовать, видимо, будет Тайвин. Но Ормунд всё равно не жилец — погибнет, да наследника-то и вызовут:
Стеффона Баратеона и Рейлу Таргариен поженили друг с другом и отправили в изгнание, и разрешили вернуться только когда разбушевалась война Девятигрошовых Королей.
Полагаю, разборка с Мейлисом сдвинется — на 262 (пожар/Рейгар) или даже 264 (смерть Джейхейриса).
Тогда изгнание 260-265 и Роберт родится ещё в Эссосе (264), а Станнис — по возвращении (266).

Брандона по канону выдадут за Кейтлин
Лианну за Станниса.:rolleyes:

P.S. Интересно, Роберт с Эддардом (263) вообще познакомятся?

Может, Роберта в Гнездо-то отправят, чтобы дома голову не дурили! А Станниса оставят — родителям в утешение... Но что-то пойдёт не так. :sneaky:
 
Последнее редактирование:

talsterch

Ленный рыцарь
Командовать, видимо, будет Тайвин. Но Ормунд всё равно не жилец — погибнет, да наследника-то и вызовут:

Полагаю, разборка с Мейлисом сдвинется — на 262 (пожар/Рейгар) или даже 264 (смерть Джейхейриса).
Тогда изгнание 260-265 и Роберт родился ещё в Эссосе (264), а Станнис — по возвращении (266).


Лианну за Станниса.:rolleyes:

P.S. Интересно, Роберт с Эддардом (263) вообще познакомятся?

Может, Роберта в Гнездо-то отправят, чтобы дома голову не дурили! А Станниса – оставят родителям в утешение... Но что-то пойдёт не так. :sneaky:
в этом мире нету никакого смысла ставить на Баратеонов-Рейлеидов- на 3\4 Таргов (если мы подозреваем что Южные Амбиции есть я лично не уверен в существовании и не уверен в отсутствии этой теории думаю там 50 на 50 есть они или нет). Лучше уже создать новый цеетр силы и дать тарго- ланичтерам подраться с тарго- баратеонами. А Лиану можно обыграть в плане того что её собирались выдавать за Реегара а он убежал к Дейнерис (и увёл невесту Роберта)
 

talsterch

Ленный рыцарь
Ещё два пейринга для Лианны в догонку- с Русе Болтоном и с Мансом
 

Daena

Знаменосец
в этом мире нету никакого смысла ставить на Баратеонов-Рейлеидов- на 3\4 Таргов (если мы подозреваем что Южные Амбиции есть я лично не уверен в существовании и не уверен в отсутствии этой теории думаю там 50 на 50 есть они или нет). Лучше уже создать новый цеетр силы и дать тарго- ланичтерам подраться с тарго- баратеонами. А Лиану можно обыграть в плане того что её собирались выдавать за Реегара а он убежал к Дейнерис (и увёл невесту Роберта)
Ну, я бы думала вот в каком направлении: Думаю, если бы Эйрис был более-менее разумен, то союза Таргариенов-Ланнистеров было бы достаточно против любого возможного сговора третьих сторон, и, полагаю, Тайвин и Эйрис как ребята высокомерные, так бы и считали.
Но тут у Тайвина более непрочное положение. Он не король, а муж королевы, в королевстве имеется лорд, которого некоторые до сих пор считают более законным наследником, и который наверняка за двадцать с лишним лет сложил два и два и понял, как именно он лишился короны, плюс про королеву ходят нехорошие слухи - короче, Тайвину тут не до гордыни, и он будет искать дополнительных союзников, вот только козырей у него немного....
Щас, набросаю короткий драблик, уже в голове пишется сам :)
 

talsterch

Ленный рыцарь
Ну, я бы думала вот в каком направлении: Думаю, если бы Эйрис был более-менее разумен, то союза Таргариенов-Ланнистеров было бы достаточно против любого возможного сговора третьих сторон, и, полагаю, Тайвин и Эйрис как ребята высокомерные, так бы и считали.
Но тут у Тайвина более непрочное положение. Он не король, а муж королевы, в королевстве имеется лорд, которого некоторые до сих пор считают более законным наследником, и который наверняка за двадцать с лишним лет сложил два и два и понял, как именно он лишился короны, плюс про королеву ходят нехорошие слухи - короче, Тайвину тут не до гордыни, и он будет искать дополнительных союзников, вот только козырей у него немного....
Щас, набросаю короткий драблик, уже в голове пишется сам :)
Ух ты с радостью прочту драбл. Но я не считаю что положение Тайвина и Эйрет здесь менее стабильное чем в авторской версии.Здесь у него тройной союз с Таргариенами и Мартелами. В аыторском сценарии если Реегар женился бы на Серсее то Дорн мог бы и уйти в опозицию. А в Вашем сценарии у него есть Джейме которого можно выдать за Лиану \Кейтлин. Дейнерис можно выдать за Эддарда\Брандона\Болтона\Аррена
 

Daena

Знаменосец
Дженна споткнулась и выругалась, помянув Неведомого и его матушку, и призвав их кары на голову зодчих, построивших такие крутые лестницы. Тайвин отсыпал мошенникам немало монет, но эссоским негодяям видно хотелось свести его в могилу, и всю семью его заодно.

Дженна перевела дух и открыла дверь на балкон. Глупые девицы мигом перестали щебетать и приняли постный вид.

– Моя принцесса, – Дженна сделала реверанс и вошла, обмахиваясь веером.

– Тетя Дженна, – Дейнерис держала в руках вышивание, но Дженна видела, что держит она его вверх ногами - что ж, дракона можно вышивать и снизу вверх, да только иглу так вводить неудобно. Дженна приподняла бровь, и Дейнерис, вспыхнув, развернула вышивание.

Дженна присела и принялась любоваться садом - за прошедшие восемь лет садик изрядно разросся. Дженна помнила, какое это было печальное зрелище, когда она только приехала сюда с младенцем Дейнерис на руках - заново высаженный сад с трудом приживался вокруг заново отстроенного замка.

– К нам едут гости, принцесса.

Дейнерис подняла голову, и ее фиолетовые глаза засияли:

– Джейме?

Дженна улыбнулась. По-своему ей было приятно, что из всей своей семьи более всего ее подопечная любила того, который станет новым лордом Ланнистером, пусть Дейнерис и встречала его всего пару раз в жизни. Но возможно это было потому, что только Джейме писал сестре чаще и больше, чем пару строк в месяц и присылал подарки не только на день именин. Тайвин и Рейгар несомненно были мужчинами взрослыми и занятыми, но они могли бы оказывать и побольше внимания единственной дочери и сестре.

– Твой брат испросил разрешения лорда-десницы навестить тебя, и приедет, как только отец позволит ему, но пока он не может. Нет, к нам едет в гости моя кузина Серсея Мартелл, она возвращается в Дорн из Королевской Гавани.

Эшара Дейн приподняла брови, и Дженна недовольно возрилась на дорнийку. Право, вид у девицы всегда был себе на уме.

– Принцесса Серсея? - Дейнерис изумленно всплеснула руками. – Разве она не выйдет замуж за Рейгара?

Дженна вытаращила глаза, и Дейнерис охнула, прикрыв ладонью ротик. Дженна оглядела уткнувшихся в свое рукоделие девиц, задержав взгляд на дорнийке.

– С чего это ты взяла, что принцесса Серсея выйдет замуж за Рейгара?

Глаза Дейнерис беспокойно забегали и было видно, как она мучительно пытается выдумать, как спасти эту сплетницу Дейн.

– Ну... Ну... Она ведь принцесса... И она наша кузина... И она самая красивая девица королевства... Она Свет Дорна... Мы все думали, что она выйдет замуж за Рейгара.

"Мы все" старательно делали вид, что они не при чем.

– Принцесса Серсея Мартелл, – наставительно сказала Дженна, – наследница Дорна и будущая его правительница. Если бы она согласилась выйти замуж за наследного принца, ей пришлось бы отречься от своего наследия, как сделала когда-то королева Мария. Мой племянник Рейгар никогда не принял бы такую жертву.

Не говоря уже о том, что написал ей в его недавнем письме ее брат Герион. Герион был возмущен, да и сама Дженна едва подавила подкатившую к горлу тошноту... "Рейгар постоянно говорит о Валирии, пророчестве и чистоте крови" - писал он. "Он упоминал, что королева Дейнейра вышла замуж, когда ей было всего шесть, а королева Эйма - в одиннадцать". Прочитав письмо, Дженна еще несколько часов в ярости кружила по Летнему Замку, изливая гнев на каждого попадавшегося ей рыцаря, конюха или слугу. Только вечером, остыв надлежащим образом, она написала Тайвину любезное, но предупреждающее письмо.

Серсея Мартелл ехала из Королевской Гавани, но по пути она собиралась остановиться в Штормовом Пределе, и мысль об этом беспокоила Дженну - Штормовой Предел и его обитатели всегда ее беспокоили. Возможно Тайвин и считал Стеффона Баратеона и его тихую женушку никчемными и ни на что не способными глупцами, но Дженне всегда было неспокойно, что по сути, она и ее воспитанницы были у штормового лорда почти в заложниках. Что их спасет, здесь, в Летнем Замке, если Баратеон восстанет против Железного Трона, как его дед когда-то? Только личная преданность ее гвардейцев Ланнистеров, да тайная тропа в Дорн, во владения ее кузена принца Дорана.

"Не позволяй Рейгару этой глупости, - писала она брату. - Дело даже не в инцесте и не в Вере, ты знаешь, что мне нет дела, что лепечут эти серые мыши. У Баратеонов двое сыновей, и они все еще не помолвлены. Жени Рейгара на Кейтлин Талли, а Джейме на Лианне Старк, пообещай Дейнерис Элберту Аррену, не дай Баратеонам и пространства для маневра".

Конечно же, это письмо она сожгла, отправив Тайвину более спокойное и осторожное. И она надеялась, что брат послушал ее, когда узнала, что принцесса Серсея отправилась морем в Королевскую Гавань, но теперь дочь Джоанны возвращалась из столицы ни с чем, и она останавливалась в Штормовом Пределе...

Дженне казалось, что надвигается буря, и она никак не может ее остановить. Разве возможно остановить бурю?
 
Последнее редактирование:

Annys

Оруженосец
в этом мире нету никакого смысла ставить на Баратеонов-Рейлеидов- на 3\4 Таргов
Да, он как Теон при Старке — заложник Эйриса/Тайвина.

А Лиану можно обыграть в плане того что её собирались выдавать за Реегара а он убежал к Дейнерис (и увёл невесту Роберта)
Внушить лояльность к тётке, обручить с Дени — на Роберта у Короны отличный план, который сорвёт... Рейгар!

Действительно, Лианна — брошенная жена. :doh: Север тогда за Роберта? А с ними и речники, т.к. Брандон/Кет.

принцесса Серсея отправилась морем в Королевскую Гавань, но теперь дочь Джоанны возвращалась из столицы ни с чем, и она останавливалась в Штормовом Пределе...
Станнис? Или ей теперь драконы не вариант? Даже Джейме? :puppyeye:

Жени Рейгара на Кейтлин Талли, а Джейме на Лианне Старк, пообещай Дейнерис Элберту Аррену
Положим, с Кейтлин опоздает, в итоге — Рейгар/Лианна (282), Дени помолвит с Робертом... Позже Стеффон потребует поединка (288), Рейла канонично умрёт при родах (284).
 
Последнее редактирование:

Daena

Знаменосец
– Семеро, ну и громадина, – Аддам присвистнул, и Джейме согласно кивнул. Он уже видел Харренхол однажды, когда был еще мальчиком, и еще тогда был потрясен, насколько огромным, и насколько страшным был этот замок.

– На одни камины поди состояние уходит, – мрачно сказал дядя Тайгетт, – неудивительно, что Уэнты уже почти побираются.

– Ну как же побираются, кузен Тайгетт, – удивился Давен, – а как же тогда они такой турнир устроили?

– Хороший вопрос, Давен, – раздался за спиной голос дяди Кивана. – Хороший вопрос.

Он пристально посмотрел на Джейме, и тот отвел глаза.

Дядя Киван никогда ничего не скрывал от Джейме. С самого детства, когда его еще маленьким мальчиком отправили в Утес Кастерли, Киван был ему отцом, а тетя Дорна – матерью. Отец часто писал ему, и иногда приезжал, но обычно он просто расспрашивал его об уроках, об успехах в тренировках, и отпускал, и Джейме чувствовал, что отец был им недоволен.

Отец был доволен только Рейгаром… До поры, до времени.

Когда пришло приглашение на турнир в Харренхоле, дядя Киван позвал Джейме на прогулку в лесу, что было довольно необычно, тем более, что на этот раз они не взяли с собой никого, кроме пары стражников, что ехали в отдалении.

– Ходят слухи, что твой брат замышляет заговор, – без предисловий бросил дядя, и Джейме чуть не выронил поводья, ошарашенно уставившись на Кивана. – Закрой рот! – Строго велел дядя. – И смотри под ноги, не хватает еще, чтобы ты разбился тут.

Джейме вспыхнул, но перехватил поводья, послушно захлопнув ошеломленно разинутый рот.

– Дядя, – шепотом сказал Джейме, кося глазами по сторонам, – что за чепуху ты несешь?

– Не только у Тайвина есть шпионы в Утесе, – сердито сказал дядя, – и у меня при дворе имеются друзья. Ходят слухи, что твой братец устал от опеки Тайвина и хочет сам стать королем. Говорят, он собирается объявить на турнире Великий Совет, где потребует, чтобы Эйрею официально низложили, и короновали его.

– Дядя, этого не может быть! – горячо заспорил Джейме. – Рейгар бы никогда…

– Да? – переспросил дядя. – Ты так хорошо знаешь Рейгара?

Джейме замолчал. Рейгара он видел еще реже, чем отца, и каждый раз при встрече Рейгар был ласков и добр к нему, но отстранен, как будто всегда в отдалении, как будто всегда смотрел мимо него, сквозь него, куда-то далеко, в бесконечность… В своих письмах к нему Рейгар всегда напоминал Джейме об их долге, об их истории, об их наследии… И никогда о себе, и никогда о Джейме.

Джейме с детства обожал своего брата, он был таким красивым, умным, добрым… Но знал ли его?

– Рейгар любит отца, – настойчиво сказал он.

– Все мы любим своих отцом. Мы с Тайвином любили своего… – дядя Киван замолчал, когда Джейме горячо перебил его.

– Как ты можешь сравнивать отца с дедом Титосом? Отец… Отец – он великий человек!

– Он великий человек, что уже много лет сидит на Железном Троне, – ответил Киван, – и похоже, Рейгар думает, что может занять его сам, а Тайвина отправить в Утес.

Джейме едва не заспорил, что нет, не может, Утес – это его дом…

Но ведь это правда. Отец – только регент королевства на время болезни матушки. Он не король, он лорд Утеса Кастерли, а Джейме всего лишь его наследник, потому что Рейгар – наследник короны.

– Но… Отец не позволит… – пробормотал Джейме, и дядя кивнул.

– Не позволит… Но Тайвина не любят многие, Джейме. Они называют его выскочкой, выскочкой, словно он не Ланнистер, не потомок королей! – Дядя сердито сплюнул. – И Баратеоны, предательское семя, кричат об этом громче всех. Твой полоумный брат… Если Рейгар пойдет против Тайвина и расколет союз Таргариенов изнутри, кто первыми налетят, как стервятники? Сыновья Рейлы, конечно же. Жаль, их не пришибло той же бурей, что Стеффона. Слава богам, твоя сестра выехала из Штормовых Земель.

Джейме поморщился. Дени жаловалась ему в письмах. Ей не нравилось в Королевской Гавани, все казалось ей там чужим, отвратительным, неприятным.

– Джейме, смотри, там Старки! – Аддам ткнул Джейме в бок, отвлекая от воспоминаний, и Джейме закатил глаза. Джейме знал, что лорд Старк и лорд Талли уже несколько лет вьюнами вились вокруг отца, предлагая ему своих дочерей в жены принцам, но тот отмалчивался. Аддам и Давен всю дорогу от Риверрана подшучивали над ним, обсуждая Лизу Талли (слава Семерым, леди Лиза и ее девицы ехали в колясках, и потому Джейме не составило труда уговорить Ланнистеров отправиться вперед, не задерживаясь с обозом Талли). Похоже, теперь ему придется выслушивать их оценки внешности леди Лианны.

И правда, впереди стояли шатры, рядом с которыми развевались знамена с лютоволками. В кои-то веки северяне выбрались за Ров Кейлин.

Рядом с шатрами северян расположились шатры Долины, а по другую сторону от них виднелись знамена штормовых лордов. Его кузены Роберт и Станнис, подумал Джейме, сыновья его тети Рейлы, которых он никогда не встречал.

– Принц Джейме! – Джейме узнал лорда Уэнта, которого встречал много лет назад. – Добро пожаловать в Харренхол!
Служанка подлила в ванну горячей воды и уставилась на него, призывно улыбаясь. Джейме устало махнул рукой, прогоняя ее. Служанка была миленькой, но он был не в настроении. Встреча с отцом и братом и правда прошла неприятно, между ними явно висело напряжение, и Джейме стало не по себе. Неужели и правда Рейгар что-то задумал?

Они стояли друг против друга, отец и Рейгар, оба холодные, неподвижные, каменные, словно ледяные статуи, с одинаково бесстрастными лицами, мертвыми взглядами, прямыми спинами.

Джейме стоял между ними, переминаясь с ноги на ногу, чувствуя себя лишним, лишним и в опасности, будто в любой момент он поймает их прожигающие взгляды и падет, пронзенный ими.

Забавное дело, но если внешностью сам Джейме был больше похож на отца, чем Рейгар, и больше похож на Рейгара, чем отец – у него были золотистые волосы и рост отца, и фиолетовые глаза и черты лица Рейгара, но отец и Рейгар были куда больше похожи друг на друга их манерами, осанкой, поведением… Джейме был рядом с ними чужим.

– Бу! – раздалось за спиной, и Джейме едва не выпрыгнул из ванной, и только звонкий девичий смех остановил его.

– Дени! – сердито прикрикнул он на заливающуюся смехом сестру.

Дейнерис хохотала, прижимая руки к груди.

– Умора! – хихикала она. – Ты подпрыгнул, словно септа, увидевшая мышь!

Джейме закатил глаза.

– Как ты сюда прокралась?

– Прокралась? Я просто вошла. Кто посмеет остановить принцессу Семи Королевств?

– Мои стражники, приказом принца Семи Королевств, – Джейме покачал головой. – Теперь отдам приказ. Мне и в голову не приходило, что моя сестра может без приглашения входить в шатер мужчины.

– Мужчины, – Дейнерис фыркнула. – Ты не мужчина, ты мой брат.

Джейме покачал головой.

– Отвернись.

Дейнерис присела на стул, уперла руки в колени и опустила лицо на ладони.

– Выходи.



– Я сказал, отвернись, – строго велел Джейме, и Дени закатила глаза.

– Все, все, я не смотрю, – она прикрыла глаза рукой. – Одевайся наконец.

Джейме бегом выскочил из ванной и бросился к ширме, за которой наспех утерся полотенцем, слушая хихиканье сестры.

Когда он вышел, сестра лукаво смотрела на него.

– Дени, – сказал он, – как же ты выросла.

Дени снова засмеялась, и Джейме улыбнулся. С Дени они виделись еще реже, чем с отцом и Рейгаром, но как же с ней было легко, словно они были знакомы всю жизнь! Возможно, потому, что с сестрой они переписывались почти каждую неделю, рассказывая друг другу все, а не только пересказывая общие слова о долге и наследии.

– Я только что ужинала с леди Лианной Старк, – сказала Дени, разглядывая его.

– Да? – равнодушно спросил он. – Ну и как она?

– Вредная и противная, – закатила она глаза. – Гордячка и себе на уме. Бесится от того, что такая старая, а до сих пор не замужем.

Джейме фыркнул.

– Леди Лианна младше меня.

– Но ей уже двадцать лет. Она стааа-рааа-яяяя.

Джейме хмыкнул. Когда ему четырнадцать, он тоже считал всех вокруг стариками.

– А какая леди Лиза? – с любопытством спросила Дени, и Джейме улыбнулся.

– Еще старше.

– А вообще?

– Она… – Он пожал плечами. – Она милая. Кажется. Не знаю. Обычная.

– Ее сестра леди Старк красивая, – задумчиво сказала Дени. – Добрая, но грустная. Она тоже с нами сегодня ужинала. Они с леди Лианной не любят друг друга. – Она подумала. – Я тоже не буду любить твою жену. Особенно если это будет леди Лианна.

Джейме расхохотался и погладил ее по голове.

– А жену Рейгара ты тоже не будешь любить?

– Нет, жену Рейгара я буду обожать, – серьезно ответила она, и Джейме вскинул брови. – Я себя очень люблю, знаешь.

Джейме едва не выронил кубок, который наполнял вином.

– Что? – он во все глаза уставился на сестру. – Ты о чем?

– Таргариены всегда женились на сестрах, сам знаешь, – сердито сказала она, глядя мимо него.

– Но… – Джейме не мог поверить своим ушам. – Не может быть! Отец не позволит!

– Отец сам мне об этом сказал, – зло бросила Дени. – О нашей помолвке объявят на закрытии турнира. Рейгар выиграет турнир и преподнесет мне венок Королевы Любви и Красоты. И тогда отец объявит о нашей свадьбе.

Джейме нащупал стул и присел напротив нее.

– Ты… Ты довольна этим?

Дейнерис фыркнула.

– Почему мне не быть довольной? Я стану королевой.

Джейме смотрел на нее не отрываясь, и Дейнерис пробормотала что-то под нос.

– Что-что?

– Я говорю, как будто много счастья это принесло матушке.

– Дени…

– Ты думаешь, почему Серсея Мартелл сбежала от Рейгара, чуть ли не теряя нижние юбки от поспешности? Сказала, что лучше быть последней девкой в Дорне, чем королевой в Королевской Гавани.

– Ну не выдумывай…

– Она сама мне так сказала! – резко ответила Дени.

– Она дорнийка, они все безумные, – успокаивающе сказал Джейме, взяв ее за руку.

Дени отвернулась.

– И когда Рейгар наконец женится, все эти лорды перестанут точить зубы на него, и возьмутся за тебя и кузена Роберта.

– Вот уж на кого плевать, так это на кузена Роберта, – отмахнулся Джейме. – Но Дени… Рейгар… Он будет тебе хорошим мужем… Наверное.

– Тетя Рейла сказала…

– Вот уж кого тебе точно не стоит слушать, так это Рейлу Баратеон, – строго сказал Джейме.

– Не повторяй за тетей Дженной, – Дени закатила глаза. – Она вечно только и делает, что жалуется на Баратеонов. Я в детстве по ночам боялась ноги с кровати спустить, думала, Баратеоны снизу схватят.

Джейме засмеялся. Да, опасения тети Дженны были ему известны, та вечно опасалась остаться взаперти в Штормовых землях, взбунтуйся Баратеоны, но… С чего Баратеонам бунтовать? Кому они нужны? Отец разобьет их одним пальцем.

– Леди Лианне нравится лорд Роберт, – вредным голосом сказала Дени. – Они вместе ездили на охоту позавчера. Да, если ее помолвят с тобой, имей в виду, она подкинет тебе олененка.

– То, что они ездили вместе на охоту еще не значит, что она собирается рожать от него оленей, Дени.

– Вот только она ни на миг не затыкалась о нем и о Рейгаре, и никогда, ни разу не заговорила о тебе, – обиженно сказала Дени.

– Потому что мы с ней ни разу не виделись, Дени, – странная неприязнь Дени к Лианне Старк начала его утомлять. Женщины…

– Но лорду Роберту она не нравится, – удовлетворенно сказала Дени, дергая нитку на своем платье. – Она сестра лорда Эддарда, а лорд Эддард – друг сира Станниса, и поэтому лорд Роберт и лорд Эддард не любят друг друга.

Да, Джейме был наслышан о напряженных отношениях старших братьев Баратеонов, хотя тетя Дженна всегда утверждала, что они просто притворяются, чтобы усыпить бдительность короны.

Тетя Дженна была побезумнее иного Таргариена.

– Джейме, – сказала Дени вдруг шепотом, подтянув его к себе за руку. – Обещай мне кое-что?

– Хорошо? – Джейме с любопытством посмотрел на нее. – Что именно?

– Выиграй турнир! И коронуй меня королевой. Рейгар знает, что королевские гвардейцы победят всех, кроме него. Но они не посмеют тронуть и тебя тоже. А ты победишь его. И коронуешь меня королевой любви и красоты. Пусть они объявляют о помолвках сколько хотят, но коронуй меня ты, а не Рейгар, хорошо?

Дени с надеждой смотрела на него, не отрываясь, и Джейме пообещал.
 
Сверху