Гет Фанфик: Королева севера

СэС

Знаменосец
Название : Королева Севера
Фандом : Сериал
Автор : СэС
Категория: Сиквел
Рейтинг : NC-17
Размер : Макси.
Персонажи: Санса Старк, Робетт Гловер, Бран Старк, Виман Мандерли, Квиберн, новые персонажи.
Пейринг: Санса Старк+новые персонажи
Предупреждения: ООС
Статус : В процессе
Санса Старк 316 г. От З.Э.

Утренний свет, пробивающийся через неплотно закрытые ставни, разбудил Сансу. Она выскользнула из-под одеяла из лисьего меха, подошла к столу и, недолго посомневавшись, наполнила на треть кубок, недопитым вчера, вином. Затем подошла к окну и распахнула ставни. Стояла не частая для севера ясная погода, восходящее солнце играло светлыми пятнами на обычно серых башнях и стенах Винтерфелла. Зимний воздух искрился в его лучах, и немедленно ворвался внутрь, обдав Сансу морозной свежестью и прогнав остатки сна. Санса сделала глоток вина, и по привычке некоторое время наблюдала за происходящим снаружи.

Замок жил своей жизнью: дворники чистили выпавший за ночь снег; батраки кололи дрова; ключница принимала прибывшие обозы с товаром и отдавала распоряжения по их размещению; грумы чистили лошадей; на крепостной стене зябко кутался в плащ часовой, а на тренировочной площадке уже оттачивали свои умения королевские гвардейцы.

К своему удовольствию, Санса обнаружила своего сына уже проснувшимся и тренирующимся деревянными мечами с ее воспитанником – сыном погибшей Яры Грейджой.

Хотя Дэйрон Грейджой был на два года старше ее пятилетнего сына, и на целую голову выше Лотар Старк – нисколько не уступал ему и уверенно защищался и наносил удары деревянным мечом. Крепкий мальчик подавал надежды вырасти хорошим воином.

Вдоволь налюбовавшись на сына, Санса развернулась и обратила свой взгляд на мужчину, спавшему на ее ложе.

Сир Утер Рисвелл, двадцати одного года отроду – полтора года назад стал победителем турнира десницы Шести королевств в Риверране, выбив в финале из седла лорда Штормовых Земель - Джендри Баратеона. Став победителем турнира – он назвал Королеву Севера - Королевой любви и красоты и возложил венок из ярко алых роз к ее ногам, а после турнира просил позволения служить в ее гвардии. Санса не смогла отказать юноше, но он стал для нее больше, чем просто гвардейцем.

Санса дозволила ему охранять свою опочивальню, что до этого было дозволено лишь Безупречным.

И хотя долг обязывал его – нести стражу лишь у дверей спальни Сансы, однажды она позвала его к себе, и с тех пор все чаще он ночевал внутри опочивальни королевы, чем за ее дверьми.

Молодой юноша был искренне влюблен в Сансу. Умелый не только с мечом и копьем, но и в любовных делах – он часто доставлял удовольствие королеве.

Иногда Санса думала о том, что бы связать себя с ним браком, но каждый раз, когда эта мысль посещала ее – гнала прочь. Слишком уж наивным был ее любовник, чтобы составлять ей пару. Совершенно неприспособленный для дворцовых интриг. А последних хватало.

Санса еще пригубила вина и задумалась.

Десять лет прошло с тех пор, как лорды Севера возложили корону на ее голову и нести ее тяжесть на себе оказалось не таким легким делом, как казалось вначале.

Одной из не самых приятных обязанностей королевы – было вершить правосудие - распоряжаться людскими судьбами и жизнями. Санса об этом не задумывалась, пока люди лорда Роббета Гловера не привели к ней троих людей, обвиняемых в разбое и убийствах, что бы она вынесла им приговор.

Приговор тут мог быть только один – на руках этих людей была кровь – рассчитывать, что они исправятся, если их помиловать – было наивно. Ночного Дозора больше не существовало, хотя позже Санса восстановит древний орден. Рабство давно было не в традициях Вестероса, что бы наказывать этих людей им. Будь эти люди благородного происхождения – можно было приговорить их к ссылке, но это были бродяги, которым совершенно нечего было терять и несомненно ссылка для них была равносильна помилованию. Оставшись без надзирателя – они опять же начали бы разбойничать. Санса приговорила их к смертной казни.

Кто выносит приговор – тот и заносит меч – так говорят традиции Севера. Увы, Санса не умела казнить – потому Роббет Гловер привел приговор в исполнение, собственноручно отрубив головы троим разбойникам.

Сансе не было их жаль, но в тот день она задумалась. Это ведь были не последние преступники, с тех пор как Санса стала королевой Севера, а Бран – королем шести королевств, мир не стал лучше: убийцы, воры насильники никуда не делись – и решать их судьбу – теперь стало ее неприятной обязанностью.

А Робетт взял на себя роль исполнителя королевского правосудия: рубил головы душегубам, руки – ворам, оскоплял насильников. Санса сразу заподозрила, что должность королевского палача – не то, к чему стремился лорд Темнолесья, и ее подозрения позже подтвердились.

Вскоре Гловер стал называть себя карающей десницей королевы и при любой оказии намекал Сансе о том, королеве тяготы правления лучше разделять с достойным мужем – предлагая своего сына Гарена. Толстый, лопоухий Гарен, с грубыми манерами и недалекого ума мало походил на достойного мужа и был совершенно неприятен Сансе.

Потому, она однажды поблагодарила лорда Гловера за оказанную поддержку, отправила его в родовой замок, а на роль палача взяла одного из помилованных ей преступников. Робетт оскорбился, но удалился в Темнолесье.

Справляться со сложностями правления Сансе помогал мейстер Квиберн. Тяжело раненого, с разбитой головой его нашли в развалинах разрушенного Красного замка. Несмотря на рану и пожилой возраст, Квиберн выжил, а после еще раз избежал смерти, когда Тирион хотел казнить бывшего десницу королевы Серсеи. Но Бран решил иначе: вина этого человека в том, что он служил не той королеве, но он служил ей верно – может послужить и другой. Квиберн принял помилование и оказался в Винтерфеле. Поначалу Санса с недоверием отнеслась к Квиберну, что-то мрачное читалось в его взгляде, и бывшая служба Серсее смущала королеву Севера. Но с обязанностями мейстера Квиберн справлялся достойно, советы его были мудры, а организованная им шпионская сеть пташек, позволяла узнавать о том, что происходит в королевстве, и вскоре Санса посчитала решение брата – верным.

Но даже Квиберн не мог разрешить всех проблем, с которыми столкнулось королевство. На четвертый год правления в Витерфелл прибыл посланник Железного банка и потребовал выплаты седьмой части долга, взятого Серсеей Ланнистер в период ее правления. На вопрос Сансы, почему она, по мнению Железного банка, должна возвращать долги Серсеи – посланник отвечал что это -долг короны, а не лично, погибшей королевы, а королевство Севера – является одним из правопреемников Семи королевств и обязанности по выплате переходят на него. Санса ответила отказом и представитель банка покинул Винтерфелл, выразив сожаление о том, что не удалось договориться и надежду, что королева переменит свое решение. Хотя в словах посланника не было и намека на угрозу, репутация Железного банка была такова, что Санса не сомневалась, в том, что у нее появился очень опасный недоброжелатель.

Неприятности не заставили себя долго ожидать. В Узком море оживились пираты и торговые корабли, выходящие из Белой Гавани под парусами домов Севера все чаще становились их добычей, в то время как суда из Эссоса беспрепятственное ходили по Узкому морю и вели торговлю. В итоге стоимость страховки для кораблей Севера выросла, а зачастую страхователи и вовсе отказывали в ней. По совету Квиберна лорд Виман Мандерли стал отправлять свои корабли под парусами Вольных городов, а не домов Севера.Число нападений на некоторое время уменьшилось, но вскоре и эти меры перестали давать результат. Квиберн предполагал, что у пиратов имеется свой осведомитель в Белой Гавани и видел в происходящем руку Железного банка, но решения проблемы пока не находил. Его пташки не могли ни выявить информатора ни проникнуть во владения банкиров . Север не имел достаточного военного флота, что бы покончить с пиратами и поэтому Санса решила обратиться за помощью к Брану, и начетвертую годовщину его коронации отправилась с визитом в Королевскую Гавань.

Бран не смог ей помочь, ему была известна ситуация, но он сам сталкивался с теми же трудностями. Железный банк затребовал возврата долга и у него и корабли Шести королевств так же подвергались нападениям. Более того - даже возможности Брана не позволяли ему заглянуть ни в чертоги Железного банка, ни узнать кто передает информацию пиратам. И с военным флотом у Брана были сложности – боевых кораблей было немного более, чему королевства Севера, но недостаточно, чтобы приструнить пиратов.

Зато, во время визита Сансы в столицу Шести королевств, случилось другое обстоятельство, которое во многом определило историю.

Пока на Сансу не было совершенно покушение, она мало задумывалась о собственной безопасности. После – она создаст собственную королевскую гвардию, по примеру Белых плащей. Но это будет после. А на момент посещения столицы – Санса не считала, что кто-либо может желать ей зла, потому ее эскорт был предоставлен сам себе и изрядно злоупотребил вина, празднуя четырехлетие коронации Брандона Сломленного. Как и она сама.

Бран любезно предоставил рыцаря в белом плаще, что бы тот охранял безопасность сестры.

Адамант Касвелл –гвардеец Королевской гвардии Шести королевств, белокурый, красивый и остроумный – очаровал Сансу, и разомлев от вина и устав от интриг Севера – она затащила его в свое ложе и заставила нарушить обет, запрещающий белым плащам иметь отношения с женщинами.

- Было бы так же просто править, как соблазнять гвардейцев – вздохнула Санса, допила остатки вина и вернулась в свои воспоминания.
Через пару месяцев, вернувшись в Винтерфелл, она поняла, что носит в себе ребенка…
(продолжение следует)
 
Последнее редактирование:

olbas006

Кастелян
язык у вас приятный, читается легко, но много где приходится себя останавливать и мысленно проговаривать *это ООС* автор честно предупреждал :D
 

Насмешница

Межевой рыцарь
Это ж не Санса! А Серси версия 2.0)). Что для финально-сериальной Сансы вполне себе. И Квиберн - жив курилка! Он ИМХО лучшее, что случилось с Серси - т.е. самый клевый мужик в ее жизни). Да, хоть с одним повезло...
Размер : Зависит от зрительских симпатий.
Где кнопочка, накручивающая размер?
бета нужна, с запятыми горе и не только
 

СэС

Знаменосец
Как же не просто, однако, воплотить фантазии в текст... Фантазии уже давно далеко вперед убежали, а начинаешь писать - так все так медленно. По страничке в день выходит и это на новогодних каникулах. Ну в общем вторая часть. Надеюсь, до начала рабочей недели выдам третью.
Санса, совершенно не ожидала покушения, когда оно случилось.

Королева выехала из Винтерфелла с визитом в Торрхенов Удел с небольшой свитой. Заканчивалось лето, прошел Праздник урожая и, обычно безлюдный, Зимний городок заполнился, вернувшимися с полей крестьянами. И хотя Санса выехала инкогнито — оделась в дорожное платье и накинула на голову капюшон – люд узнал знатную всадницу, едва она проехала по улице пару десятков метров.

- Королева Севера! – воскликнул рябой пожилой мужчина с перевязкой хвороста за спиной и пал на колено.

- Королева Санса! – тут же выскочил из лавки сапожник и тоже склонился перед проезжающей кавалькадой.

Через минуту вся улица приветствовала Сансу.

- Благословят Старые Боги, королеву!

- Долгих лет правления, королева Санса!

- Да здравствует королева Севера!

Санса откинула капюшон, раскинув по плечам рыжие волосы, и отвечала на приветствия улыбкой или вежливым кивком. Простой народ любил ее, и это было приятно.

Она не успела даже испугаться, когда вдруг один из склонившихся простолюдинов, закутанный в грязно-серые лохмотья, вдруг выпрямился пружиной и бросился на нее с кинжалом.

К счастью, у Вшивого Крыса – реакция много лучше, чем у Сансы. Неудачливый убийца встретил грудью тупую сторону копья Безупречного из эскорта королевы и растянулся на земле.

Вшивый Крыс мотыльком соскользнул с коня, выбил кинжал у напавшего, затем скрутил руку за спиной, придавил коленом к земле, схватил за волосы и задрал голову.

Прошло не более трех ударов сердца. Санса смотрела на, покусившегося на ее жизнь, человека. Это была девушка, совершенно незнакомая.

Визит в Торрхенов Удел был отложен, отряд вернулся в Винтерфелл вместе с пленницей.

Вшивый Крыс советовал каленым железом заполучить признание с девицы – кто, и с какой целью подрядил ее на убийство – подозрение сразу пало на Железный банк, но Квиберн предложил использовать «Эликсир правды» - зелье, изготовленное им по древнему кваатийскому рецепту, заставляющее человека, выпившего его, предельно откровенно отвечать на задаваемые вопросы. Санса выбрала второй вариант, о чем после не раз жалела.

Спустя несколько часов, после того как пленницу напоили эликсиром правды – она умерла в мучениях.

У нее сначала поседели, а потом выпали волосы, кровь пошла из носа, рта, глаз, ушей и нижних отверстий; плоть на глазах усохла, кожа сморщилась как у старухи и растрескалась. Из этих многочисленных трещин сочилась кровь, которая необычно быстро густела как смола и приобретала бурый цвет. Скованное цепями тело содрогалось в конвульсиях, глаза лопнули, до самого момента смерти девушка кричала истошным криком, откусила себе нижнюю губу, а после так сильно сжимала челюсти, что раскрошила зубы. От нее осталась иссохшая мумия коричневого цвета – как будто всю влагу, что содержит тело, с нее выпарили заживо. Труп источал резкий пряный запах – похожий на запах корицы.

Санса была ошеломлена увиденным. После Квиберн заверял, что сам не знал о том, как действует эликсир. Ей не хотелось слушать оправдания — она была зла на него и хотела лишить мейстерской цепи и отправить в изгнание. Единственное, что удержало от этого – так, то что на саму себя Санса злилась еще больше.

Эликсир правды действительно развязал язык пленнице – прежде чем умереть, она все рассказала о своих мотивах, и в искренности ответов не было сомнений.

К Железному банку погибшая не имела никакого отношения, а покушалась на Сансу из личной мести. Девушку звали Элиза Сноу – она была обыкновенной крестьянкой-бастардом из безымянной деревни близ Черной Заводи. Однажды ей не посчастливилось попасться на глаза и приглянуться лорду Артуру Слейту, отправляющемуся на охоту в Волчий лес. Тот сначала пригласил девушку разделить с ним ложе в своем шатре, обещая щедро одарить, но получив отказ – взял ее силой, а после отдал на развлечение слугам. Когда Элиза рассказала о случившемся мужу Барту – деревенскому кузнецу, тот молча взял молот, оседлал чужую лошадь, которую должен был подковать, и погнал ее в галоп вслед за уехавшим Слейтом. Расположившегося на ночлег, лорда Артура он настиг на заходе солнца и успел размозжить головы молотом сквайру и псарю, прежде чем его скрутили. Правитель Черной Заводи не стал убивать Барта на месте, но прервал поездку и вернулся в деревню, что бы устроить показательную казнь. Когда, перед собравшимися жителями деревни, кузнеца обвинили в покушении на жизнь своего лорда и приговорили к четвертованию — Элиза вышла из толпы и потребовала королевского суда, ведь дело касалось самого лорда, а в таких случаях правосудие должна вершить корона. Сказанное Элизой слышало много людей – Артур не решился у них на глазах идти против законов королевства и вскоре Барта доставили в Винтерфелл, что бы судить за убийство и... по приговору Сансы ему отрубили голову.

Королева помнила тот суд несколько лун назад: рассказы свидетелей об убийстве не противоречили друг другу, подсудимый не отрицал вины и в наказание Санса вынесла ему смертный приговор. Ее смутило тогда, что обвиняемый был немым, лишь после рассказа Элизы – Санса догадалась, что лорд Слейт вырвал язык у несчастного, что бы тот не мог рассказать всех обстоятельств преступления. Казнь Барта состоялась на глазах у его жены – люди Артура сначала бросили Элизу в темницу, затем связанную в крытой телеге довезли в Зимний городок и заставили смотреть как мужу отрубают голову. После ее еще изнасиловали, избили и со словами «Довольна королевским правосудием?» бросили умирать в лесу. Но девушка выжила; возвращаться в свою деревню она боялась и добравшись до Зимнего городка осталась там перебиваясь любой грязной и тяжелой работой за ночлег и еду, до тех пор пока не увидела королеву.

От услышанного у Сансы встал ком в горле, охватил гнев, вместе с этим она не могла удержать слез. В памяти всплыли и казнь ее отца Илином Пейном, которую пришлось видеть своими глазами и издевательства Рамси, что довелось пережить, но самая горечь была из-за чувства вины перед девушкой. Хотя Санса и пыталась успокоить себя тем, что действовала без злого умысла и была введена в заблуждение, но напрасно.

В тот же день из Винтерфелла в Черную Заводь выехал отряд в сотню воинов, что бы доставить Артура Слейта для королевского правосудия, Санса же три ночи провела без сна в замковой септе, молясь Деве и Матери. На четвертую ночь, когда лорда Черной Заводи со приближенными слугами в цепях привезли в замок – Санса вознесла молитвы Воину и Отцу, прося о мудрости, чтобы судить справедливо.

Ко всем лордам Севера были отправлены вороны, с приглашением явиться на суд над преступником благородного происхождения. Допрашиваемые по отдельности, слуги Слейта – недолго покрывали господина и под обещание милосердия – поведали о том случае. Их рассказы не расходились ни друг с другом, ни с историей Элизы, лишь сам Артур продолжал отрицать вину.

Даже на суде, после того как все участники событий перед лицом собравшихся лордов и простолюдинов, поклялись Старыми и Новыми богами в истинности слов и как один свидетельствовали против своего лорда – Слейт утверждал, что обвинения – клевета недоброжелателей, с тем что бы лишить его родового замка.

Санса предложила ему выбор: признать вину – отказаться от титула, владений и отправиться в пожизненное изгнание или же повторить свои слова о невиновности, выпив эликсир правды.

Артур выбрал второй вариант. Перед тем, как умереть он сознался в совершенном преступлении. Сомнений в виновности не должно было оставаться ни у кого из присутствующих, но мучительная смерть произвела удручающее впечатление на собравшихся людей. Лорд Слейт, в отличие от Элизы не был скован цепями и умирая в криках терзал сам себя выдирая куски плоти из своего тела собственными руками. Когда на деревянном помосте, сооруженным специально для казни от него осталась лишь коричневая мумия, источающая запах корицы – гнетущее мрачное молчание царило на площади.

Королева объявила, что отныне любая женщина, независимо от происхождения может обратиться за справедливостью к короне, если подверглась насилию со стороны лорда и суд будет вершиться не считаясь со знатностью преступника.

Ни одна девушка с тех пор не пришла с жалобой или обвинением против лорда, но пташки Квиберна доносили, что в разговорах в замках и деревенских домах, в постоялых дворах и трактирах, в полях и у походных костров Сансу стали упоминать как «Королева-Ведьма»...
(продолжение следует)
 

Насмешница

Межевой рыцарь
прелесть какая)
плюс умница Сансик, что закадрила такого небесполезного себе в секьюрити)
Квиберн предложил использовать «Эликсир правды» - зелье, изготовленное им по древнему китайскому кваатийскому рецепту, заставляющее человека, выпившего его, предельно откровенно отвечать на задаваемые вопросы
и в этом весь душка-Квиберн, потому и изгнанный из Цитадели, за вопиющий грех нестандартного мышления
пацан и вопрос порешал и эксперимент провел
с т.з. эффективности - красава два раза!
а гуманизм, так это совсем про другое по фактам((

уверена, Кви в выводы умеет, набодяжит такое, чтоб вассалы хавали автоматом на входе в ВФ, и потом были способны только на правду-матку, причем не ощущая давления/разницы/воспоминаний

... а Сансику, походу, пора полюбовно порешать с ЖБ, они не тупые, готовы на компромиссы, она в такое умеет, в принципе.

уже писала, что мне нравится и проды?) где тут кнопка!


начинаешь писать - так все так медленно
хорошо писать - тяжкий труд(
Вы молодчина, стараетесь, потому и результат)))))))видно
 

olbas006

Кастелян
У нее сначала поседели, а потом выпали волосы, кровь пошла из носа, рта, глаз, ушей и нижних отверстий; плоть на глазах усохла, кожа сморщилась как у старухи и растрескалась. Из этих многочисленных трещин сочилась кровь, которая необычно быстро густела как смола и приобретала бурый цвет. Скованное цепями тело содрогалось в конвульсиях, глаза лопнули, до самого момента смерти девушка кричала истошным криком, откусила себе нижнюю губу, а после так сильно сжимала челюсти, что раскрошила зубы. От нее осталась иссохшая мумия коричневого цвета – как будто всю влагу, что содержит тело, с нее выпарили заживо. Труп источал резкий пряный запах – похожий на запах корицы.
это ж из чего он сделан? уж уксус то и кислота разъедают всё, но даже они на такое не способны. радиоактивный элемент? тогда времени потребовалось бы больше.
 

СэС

Знаменосец
это ж из чего он сделан? уж уксус то и кислота разъедают всё, но даже они на такое не способны. радиоактивный элемент? тогда времени потребовалось бы больше.
Переборщил Квиберн с приправой для Доширака:devil laugh:
что закадрила такого небесполезного себе в секьюрити)
А что их Дейнерис раненых бросила в ВФ, а Санса выходила, вылечила... Ну об этом в следующей части.:happy:
 

Насмешница

Межевой рыцарь
Переборщил Квиберн с приправой для Доширака
Не знаю, не знаю... Кому как. Мне ответ зашел в аккурат. С приправой Доширака надо... того... без мейстерской шелезяки хрен отмеришь, чтоб и сожрать можно, и выжить (одновременно!)

Занудно уже: Хде кнопка проды?
 

СэС

Знаменосец
Этот случай подтолкнул Сансу на принятие двух решений, о которых она уже давно размышляла.

Первым – она восстановила орден Ночного Дозора. Незадолго до того, как на нее случилось покушение – отряд одичалых менее, чем пятьдесят человек прошел через пролом, оставленный Королем Ночи у Восточного Дозора, и напал на деревни близ Кархолда. Алис Карстарк с двумя сотнями всадников легко и без больших потерь разбила налетчиков, тем не менее – северная граница королевства оставалась открытой. И хотя угроза со стороны Иных миновала, а те из вольного народа, что ушли на север с Джоном вскоре провозгласили его королем и считались союзниками Сансы, за Стеной оставались племена, не признававшие власти ее кузена и считавших жителей к югу - врагами и просто своей добычей. Восстановить разрушенную Стену не представлялось возможным, но отстроить замок и возвести новые укрепления на месте пролома – было необходимо.

С тех пор большинство осужденных отправлялись искупать вину на службу в древний орден и первыми из них стали слуги казненного лорда Слейта, те что соучаствовали с ним в преступлении и свидетельствовали против него. Таким образом, королева сдержала обещание милосердия, данное им.

Вторым делом – Санса всерьез задумалась о собственной безопасности... И безопасности ребенка, которого носила. После посягательства на жизнь, она осознала, что у любого правителя, даже самого мудрого и справедливого найдется множество недоброжелателей, и кто-то из них может оказаться успешней в недобрых намерениях, чем крестьянская девушка.

Королева организовала Гвардию Севера по подобию Королевской Гвардии, но с некоторыми отличиями. Вступившие, так же давали клятву служить правителю Севера и, если потребуется, умереть за него, так же отрекались от наследства. Так же давали обет безбрачия, но лишь на время службы, после окончания которой, гвардеец мог взять жену. Однако, присяга не обязывала к воздержанию от внебрачных отношений – вспомнив сира Адаманта и Джейме Ланнистера, Санса посчитала, что неразумно заставлять мужчин давать клятву, нарушить которую соблазн возникнет не единожды. Так же не забылся ей и, оскорбленный отставкой, сир Барристан Селми, который перешел на сторону противника, потому служба в Гвардии Севера не стала пожизненной – по достижению возраста, когда воин был уже не способен исполнять свой долг или же по получению увечья – ему полагался земельный надел и военная пожизненная пенсия.

Плащи драбантов делились наискосок двумя родовыми цветами Старков – серым и белым.

Шестеро из четырнадцати гвардейцев стали Безупречные. После битвы с мертвыми многие тяжело раненые бойцы остались в Винтерфелле, будучи не способными сражаться. Одни из них умерли от ран, другие остались калеками, но были и те, кто восстановился. Северяне и долинцы по излечению разошлись по домам, большинство из вольного народа так же решили вернуться за Стену. Дотракийцы чувствовали себя чужими в Вестеросе, не зная общего языка – они держались особняком и однажды просили Сансу дать корабль, что бы вернуться в Эссос, в чем королева им не отказала. Безупречным идти было некуда – Дейнерис была мертва, собратья отплыли на остров Наат – потому они остались в Винтерфелле и присягнули королевству Севера.

Когда Санса увидела их на тренировочной площадке – подумала, что легенда о трех тысячах солдат-рабов, остановивших пятидесятитысячный кхаласар – хоть и преувеличение, но имеет под собой основания. Даже потерявшие в бою руку евнухи на равных бились со здоровыми северянами, тем же кто восстановился без потерь – почти никто не мог противостоять в бою... Кроме, разве что Тонгора-Костолома.

Шестеро лучших Безупречных стали первыми воинами Гвардии Севера: Вшивый Крыс, Помойный Воробей, Бледный Клоп, Портовый Пес, Грязный Овен и Брюхатый Ящер.

Тонгор-Костолом был из одичалых. Ростом он немного уступал Григору Клигану, но превосходил Сандора, однако же по весу мог сравниться и со старшим из братьев. Боги наградили его ростом, широкими плечами и силой, однако в довесок дали уродливую внешность. Руки – непропорционально длинные и покрытые густыми жесткими волосами доходили до колен, спину обезображивал горб, нижняя челюсть резко выступала вперед; тело и голову покрывали многочисленные шрамы, а в битве с армией Короля Ночи – одичалый потерял левый глаз. В лазарете он узнал о традиции воинов-дотракийцев отращивать косу и срезать после поражения и решил следовать ей, для чего обрил себе голову, оставив лишь хвост на макушке. Костолом утверждал, что никогда в жизни не знал поражения в поединке и рассчитывал, что к концу жизни коса отрастет до пят. Так же он любил повторять, что его прадед был великаном, который влюбился в девушку из людей - его прабабку и похитил ее, перебив при этом сотню воинов.

Однажды Санса заметила, что вряд ли какая женщина могла бы пережить ночь с великаном, и что возможно все было наоборот: прабабка Тонгора – была великаншей и похитила его прадеда из людского племени. Горбуну эта мысль не понравилась — он настаивал на своей версии событий, но стал добавлять, что его прадед был не обычным великаном, а карликовым.

Костолом одинаково умело сражался как правой, так и левой рукой – выбрав себе необычное сочетание оружия – полуторный меч и короткий двусторонний топор. Ни северяне ни Безупречные не были обучены противостоять такой манере боя, поэтому в турнире за право вступить в Гвардию Севера, Тонгор легко дошел до финала, где сразился со Вшивым Крысом.

Более часа рубились бойцы, прежде чем судьи остановили битву и объявили ничью. Сансе, однако, показалось, что в настоящем бою великан вышел бы победителем – в состязании же он бился в пол силы, не желая покалечить соперника. Впрочем, лордом-командующим Гвардии Севера она назначила Вшивого Крыса – отчасти в благодарность за спасение, а больше по той причине, что прочие Безупречные скорее восприняли бы как командира своего, нежели чужака.

Тонгор не выказал неудовольствия – амбиций на роль командующего он не испытывал.

Квиберн советовал принять в гвардию хорошего лучника, а не ограничиваться воинами, умелыми лишь в ближнем бою, потому одновременно были проведены соревнования по стрельбе.

Победителем вышел Таверел Шторм – бастард из Дорнийских Марок и согласился стать одним из гвардейцев. Джатха Золо – темнокожая, как уголь лучница с Летних островов, специально приглашенная мейстером, заняла лишь четвертое место, тем не менее, королева предложила именно ей должность одного из своих телохранителей. Летнийка так же неплохо обращалась с мечом, хотя и уступала в этом умении Безупречным – Санса посчитала необходимым, что бы в гвардии была как минимум одна женщина, что бы охранять ее, в тех случаях, когда мужчинам, пусть даже лишенных своего естества, не пристало находиться рядом.

Таким образом, первыми из гвардейцев стали шесть Безупречных, одичалый, летнийка, выходец из Штормовых Земель и... ни одного северянина. Квиберн заметил, что лорды не одобрят такое положение вещей, потому следующие четверо драбантов были выбраны из родов Севера: Берен Толхарт, Гарет Марш, Освальд Фенн с Перешейка и Родрик Холт – сын Бет Кассель и внук Родрика Касселя – бывшего мастера над оружием Винтерфелла. Последние двое были юнцами, у которых еще не прорезался первый пушок на лицах и выбор королевы удивил многих присутствующих. Но и здесь не обошлось без советов старого мейстера: оба дома зарекомендовали себя верными Старкам, а молодые юноши были предназначены для охраны еще пока не рожденного принца. (О том, что будет мальчик – Квиберн уверил Сансу.) За время, пока наследник подрастет, из обоих юношей можно воспитать умелых воинов, воспитать же преданность – много сложней.

Тем временем, беременность королевы стала заметна окружающим. Однажды служанка, расчесывая Сансе волосы, невзначай поинтересовалась – кто же тот мужчина, что одарил ее дитем, за что была на неделю отправлена помогать прачкам. Однако же заглушить любопытство всего королевства было невозможно: от Кротового городка до Сероводья люди гадали о том, кто отец венценосного ребенка. Догадаться, что королева забеременела во время визита в Королевскую Гавань, было несложно.

В назначенный богами срок, Санса разрешилась от бремени здоровым и крепким мальчиком, а спустя луну лорды Севера съехались в Винтерфелл, что бы увидеть и воздать почести наследнику трона.

Большой Чертог был заполнен до отказа: вассалы съехались с многочисленной челядью, в помещении яблоку было негде упасть. Когда принесли младенца, что бы показать присутствующим – зал наполнился приветственными криками:

– Да здравствует, принц Севера! – северяне припадали на колено, обнажали и склоняли мечи, чествуя недавно рожденного сюзерена.

- Ваше Величество, позвольте вопрос? – Робетт Гловер вышел из толпы, когда гул немного затих.

- Слушаю Вас, милорд – Санса обратила на него взгляд.

- Как нам следует обращаться к принцу по фамилии?

В чертоге повисла тишина.

- Его фамилия – Старк.

- Простите, Ваше Величество, но обычно сын носит фамилию отца.

- В королевской семье ребенок носит королевскую фамилию.

- Как будет угодно, Вашему Величеству. Но все же... Отец принца... Если он человек благородный и с чистыми помыслами – ему следует взять Вас в жены, что бы разделить заботы о воспитании наследника и о королевстве.

- Благодарю Вас за беспокойство, милорд. В должное время, я выберу себе подходящего супруга, кто, надеюсь, поможет мне справляться с тяготами правления. Что же касается отца принца – уверяю – человек он был честный, благородного происхождения и доброго нрава. Но я не могу выйти за него замуж. Он умер.

- Мои сожаления. Но кто же был этот сир, кому посчастливилось получить благосклонность королевы?

- Вы забываетесь, милорд! Я Вам ответила, что это был достойный человек, и этого достаточно.

- Как скажете. Главное, что это не Ваш первый муж – Бес из дома Ланнистеров. – последнюю фразу Гловер произнес тихо, но в стоящем безмолвии все присутствующие ее расслышали.

– Позвольте, я вырежу ему дерзкий язык – Костолом вытащил меч.

Ответом ему был лязг стали – солдаты Робетта – не менее двадцати человек обнажили свое оружие. Безупречные мгновенно шеренгой выступили вперед,ощетинившись копьями и прикрывая королеву; Таверел и Джатха натянули тетивы – две стрелы нацелились на лорда Темнолесья. Реакция гвардейцев-северян была чуть медленней, но в следующий момент и они стояли рядом с Безупречными с мечами в руках… (продолжение следует)
 

Насмешница

Межевой рыцарь
Да ну! Две такие хитрые бестии, как Сансерси и Кви, имея минимум полгода в запасе, и не набредили бы/скормили грамотно народу годную байку?
То, что "папашка помер", хороший ход. И наша Елизавета Санса Первая порешала вопрос с наследником. Теперь ее уже взамуж хрен загонишь!
Золо – темнокожая, как уголь
сразу визуально ассоциация с Зулой из Конана-Разрушителя 1984 года. Стоко не живут, да?
Шестеро из четырнадцати гвардейцев стали Безупречные.
перефразируйте, а?
 

olbas006

Кастелян
Да ну! Две такие хитрые бестии, как Сансерси и Кви, имея минимум полгода в запасе, и не набредили бы/скормили грамотно народу годную байку?
плюсую. всего то надо было бы навести справки кто из относительно благородных и славных лордов (или их наследников подходящего вораста) не так давно помер в КГ. а там бы комар носа не подточил, мертвец уже ничего не расскажет
 

СэС

Знаменосец
сразу визуально ассоциация с Зулой из Конана-Разрушителя 1984 года. Стоко не живут, да?
Ах тыжжж стыд какой!:facepalm: Переименую попозже. Что примечательно - действительно взял из Конана. Но не из фильма - (я его вообще не смотрел, только сейчас узнал о его существовании), а из мультика 90-х. Там был Зула - только дяденька чернокожий. Я думал никто не догадается, а тут оказывается фильм еще есть с чернокожей тетенькой:sorry:
перефразируйте, а?
Чуть позже. Надо будет еще подредактировать в целом в плане стилистики - но это как ПОВ Сансы закончу. А то я так очень долго буду писать.
 

Насмешница

Межевой рыцарь
...можно было даже и помочь скончаться политически подходящему кандидату в отцы принца, время было. Какой-нибудь герой войны, северянин желательно, но не принципиально. Приблизить, состряпать покушение, геройски погиб защищая. Менестрелям балладу заказать - пока дойдет из КГ до Севера, уже так обрастет фольклором! Хотя. Не царское это дело, перед чернью оправдываться, с другой стороны).
из мультика 90-х. Там был Зула - только дяденька чернокожий.
а вот это я уже не помню)
 

Элюня

Наемник
Очень интересный сюжет! Спасибо автору!!! Ждём продолжения...
Но, простите, "правильнописание" немного хромает. Оно хорошее, но хромает))
 

СэС

Знаменосец
- Назад, олухи! Мечи в ножны! – Робетт сделал знак своим людям, после развернулся к Сансе, извиняясь, развел руками и припал на колено.

- Простите это досадное недоразумение, Ваше Величество! И мою излишнюю болтливость. На старости лет, становлюсь несдержанным. Мы все надеялись увидеть не только наследника, но и Вашего избранника. Ланнистеров ненавидят на Севере, а слухи ходят по королевству – дурные. Я не должен был их слушать. Еще раз прошу простить меня.

- Довольно, милорд! На первый раз я сделаю вид, что не слышала сказанное. Не в моей власти запретить верить или не верить слухам. Но если Вы будете их распространять – я позволю Тонгору разлучить Вас с языком.

На этом Гловер, по всей видимости, посчитал инцидент исчерпанным, затерялся среди других гостей и старался не попадаться Сансе на глаза.

За церемонией представления принца последовал пир, на котором он не задержался – произнеся тост за здоровье королевы и наследника, сослался на неотложные дела и удалился вместе со свитой. С его отъездом настроение у Сансы улучшилось, хотя ей тоже хотелось последовать примеру и покинуть празднование, оставив лордов в обществе друг друга, эля, меда и кушаний. Сами лорды, должно быть, ничуть не были против этого – присутствие королевы заставляло их соблюдать какое-то подобие этикета, но с каждым новым тостом чувствовалось, что им хочется попеть похабные песни, похвастать ратными и любовными подвигами, пощипать служанок, а может и немного поправить друг другу лица. Тем не менее, Санса посчитала необходимым оставаться на пиру до завершения, потому с улыбкой принимала поздравления и пожелания долгих лет правления, иногда притрагиваясь губами к кубку с вином, разбавленным водой.

Когда четвертая ночная стража сменила третью, гости уже перестали обращать внимания на королеву: за одним столом компания дружинников распевала «Медведя и прекрасную деву», за другим горланили про «Блудливую бабенку Бена»; Грифф Уайтхилл что-то горячо доказывал собеседнику, стуча кулаком по столу, Марлон Мандерли спал, уложив голову на стол между тарелок, а в дальнем углу компания играла в кости.

Санса почувствовала себя чужой на празднике в честь собственного сына, поэтому обрадовалась обществу, неожиданно появившегося Квиберна.

- Куда же Вы пропали, мейстер? Оставили королеву одну в обществе пьяных мужчин. Я уже обеспокоилась за свою безопасность. Вон тот сир, только что опорожнивший желудок на гобелен смотрит на меня так, словно намерен затолкать в мешок и увести в свой замок – откуда он там...

- Три ведра на синем поле... Удивительно подходящий его поведению герб Но, боюсь, Ваше Величество, у него нет замка – это лорд Вулл из горных кланов. В лучшем случае - деревянная изба, а то и вовсе пещера. Впрочем, от него ваша гвардия защитит Вас лучше меня. Мне же оставьте недоброжелателей более изощренных. Что думаете о сегодняшнем пассаже лорда Гловера? – Квиберн был серьезен.

- Старый пень! Дожил до седин, а не научился держать язык за зубами. Может, действительно, стоило его вырвать. Надо же такое придумать – что отец Лотара – Тирион.

- Это вовсе не он придумал. Об этом судачит половина королевства – не оставлять же их всех без языков! У некоторых фантазии еще более изощренные.

- Это какие, например?

- Кто-то подозревает в отцовстве его... – Квиберн кивнул в сторону Тонгора, вцепившегося зубами в кусок оленины.

- О, боги!

- Некоторые даже переоценивают мои скромные возможности...

Королева воздержалась от комментариев, не желая ненароком задеть пожилого мейстера.

- А некий Хью из Черной Заводи, один из челяди лорда Слейта, которых Вы сослали в Ночной Дозор, рассказывал блудницам в Кротовом городке, что собственными глазами видел, как, якобы ваш покорный слуга в полнолуние вызвал двух демонов-инкубов, для оргии с Вашим Величеством.

Санса поперхнулась вином: - А что только двух? Почему не пятерых?

- Насчет этого болтуна не переживайте – он больше не будет смущать народ лживыми речами. Перепив пива, и выходя из борделя, он нечаянно поскользнулся, да так неудачно, что напоролся на собственный кинжал.

- Мейстер Квиберн! – укоризненно покачала головой Санса – Вы меня так без подданных оставите.

- Птенчик перестарался. И уже наказан за излишнюю инициативу. Это, действительно, было ненужным. Байками про демонов только малых детей положено пугать. Сегодняшние речи Робетта – будут похуже – они звучат гораздо правдоподобней.

- Но это же бред.

- Только для меня и Вас. А большинство северян предпочли бы видеть наследником престола - отпрыска демона, нежели Ланнистера.

- Думаете, напрасно я не наказала лорда Гловера?

- Он не оставил Вам выбора. Хотя нет, выбор был: между плохим и еще хуже. Думаете, он не знает когда нужно держать язык за зубами? Убежден, сказанное сорвалось с его уст не спонтанно, а было отрепетировано заранее. Не случайно же он явился с такой многочисленной охраной. Надеялся, что Вы не станете проливать кровь на празднике в честь своего сына, но не был в этом до конца уверен. А крови пролилось бы немало, если бы Вы позволили Тонгору осуществить свою угрозу.

- Зачем ему искать ссоры со мной? В моей власти казнить его и завтра, когда праздник закончится.

- За что? Вы перед всеми присутствующими простили его – он на это и рассчитывал. Наказав смертью лорда Слейта – за преступление, которое было доказано, Вы не получили признательности и любви прочих знатных домов. Если же Вы будете казнить тех, кто Вам не мил без доказательств преступления – северяне просто взбунтуются. О мотивах действий Робетта я могу только гадать, но сегодня своими речами он посеял дурные семена, и эти семена дадут дурные плоды, уверяю!

- У Вас есть мысли по этому поводу?

- На сегодняшний день у меня только один птенчик в Темнолесье. Если бы было хотя бы четверо – возможно удалось бы получить доказательства того, что лорд Гловер замышляет измену. Тогда можно было бы разобраться с ним, не вызывая недовольства у прочих. Ну или устроить несчастный случай, когда сегодняшний инцидент забудется. Но возникнут дополнительные издержки.

- Посчитайте, какая сумма потребуется и доложите завтра утром.

Подошедшая служанка наполнила опустевший кубок королевы вином и хотела было долить воды, но Санса одернула ее: Не надо портить добрый напиток! Пойди приберись в зале!

Беседа с Квиберном принимала серьезный характер и лишние слушатели были не нужны. Королева покосилась на, охраняющих ее, Безупречных, но сочла их находящимися на достаточном расстоянии, что бы не слышать их речей.(продолжение следует)
 
Последнее редактирование:

olbas006

Кастелян
- Куда же Вы пропали, мейстер? Оставили королеву одну в обществе пьяных мужчин.
- Простите, Ваше Величество! По долгу прошлой службы я привык, что это королева бухает одна в обществе трезвых мужиков.
Перепив пива, и выходя из борделя, он нечаянно поскользнулся, да так неудачно, что напоролся на собственный кинжал.
- Мейстер Квиберн! – укоризненно покачала головой Санса – Вы меня так без подданных оставите.
- Ещё раз простите, Вашество! По долгу всё той же прошлой службы, моя агентура привыкла, что надо мочить в сортире всех, кто байки про королеву травит. Никак не переучу их, извините!

- Некоторые даже переоценивают мои скромные возможности...
*в сторону и шёпотом* - Вот же недоумки! Кто я по их мнению - педофил? Да и вообще мне нравятся только златовласки...

:D :D :D :D :D :D
Простите, но глава очень смешная.
 

Элюня

Наемник
Спасибо за продолжение! Да уж... Не знаешь, хохотать над всеми этими мыслями Сансы и Квиберна или плакать.... Но затеваемая измена - это интересно. Как обычно, ждём продолжения...
 
Сверху