Гет Фанфик: Золотые поля

Kfafa

Наемник
Название: Золотые поля
Автор оригинала: Chaouen (разрешение получено)
Переводчик: Kfafa
Бета: Тетя Анфиса
Фандом: сага / сериал
Оригинал: https://archiveofourown.org/works/4067764
Пэйринг и персонажи: Сандор Клиган/Санса Старк, Бриенна Тарт/Джейме Ланнистер, Джейни Пуль/Берик Дондаррион, Вель, Миранда Ройс, Подрик Пейн, Барристан Селми, Гарлан Тирелл

Рейтинг: R
Размер: Макси
Статус: закончен
Жанры: Модерн AU, Занавесочная история, Повседневность, Романтика, Флафф, Дружба, Слоуберн
Предупреждения: ООС
Дисклеймер:
всё принадлежит Мартину/НВО.
Описание:
Уже несколько лет Сандор Клиган ведет тихий и скучный образ жизни в Инверналии, когда вдруг Санса Старк возвращается в родную деревню, чтобы продать особняк их семьи.
Готов ли он к ее появлению в его жизни? Или, может быть, он только и ждал, что это произойдет, на протяжении последних шести лет?
Несмотря на некоторое недопонимание и ехидство со стороны Сандора, они учатся работать вместе и заново узнавать друг друга.
Статус: закончен
Примечания АВТОРА:
Современная AU. Действие происходит в одной из средневековых деревень, которые заполняют равнины испанской Кастилии. Сандор и Санса старше канона, и это - не Вестерос, и они ожидаемо будут ООС, но, ребята! Мы здесь для удовольствия! Хотя наши герои и находятся в плену воспоминаний о прошлом, мне хочется думать, что получился хороший фик. Здесь будет полно дружбы, познавания, романтики, чувств и прочего флаффа, и все это на фоне красивой пшеницы и подсолнухов, которые заполняют пейзаж мест, откуда я родом.

Сансе исполнилось 24, Сандору 35 лет.

Invernalia - испанское название Винтерфелла
Плей-лист, подобранный автором:
https://chaouenmadrid.tumblr.com%2Fpost%2F162830330949
Примечания ПЕРЕВОДЧИКА:
Хочу сказать огромное спасибо Chaouen за эту работу. Хочется верить, что у меня получилось достаточно точно передать атмосферу этого фика.
Обращайте внимание на примечания к главам: картинки и музыка, подобранные автором, дополняют атмосферу.

Ваши отзывы греют мне душу :)

ОГЛАВЛЕНИЕ
Глава 1. ПРОЛОГ
Глава 2. ВОСКРЕСЕНЬЕ
Глава 3. ПОНЕДЕЛЬНИК
Глава 4. ПОНЕДЕЛЬНИК. ВЕЧЕР
Глава 5. ВТОРНИК
Глава 6. СРЕДА
Глава 7. ЧЕТВЕРГ
Глава 8. ПЯТНИЦА
Глава 9. ПЯТНИЦА. ВЕЧЕР
Глава 10. СУББОТА
Глава 11. СУББОТА. ВЕЧЕР
Глава 12. ВОСКРЕСЕНЬЕ
Глава 13. ТРУДОВЫЕ БУДНИ
Глава 14. ОКТЯБРЬ
Глава 15.
Глава 16. КАКОВА БЫ НИ БЫЛА ЦЕЛЬ, ДОСТИЧЬ ЕЁ ЛЕГЧЕ ВДВОЁМ

ПОЛЯ-ОБЛ.jpg
 
Последнее редактирование:

Kfafa

Наемник
Глава 1. ПРОЛОГ.

See the west wind move like a lover so
Upon the fields of barley
Feel her body rise when you kiss her mouth
Among the fields of gold
I never made promises lightly
And there have been some that I've broken
But I swear in the days still left
We'll walk in fields of gold
We'll walk in fields of gold *


«ПРОДАЁТСЯ»

Огромный красно-белый баннер висел на одном из балконов древнего особняка Старков, между каменным щитом и фамильным гербом. Сандор остановил свой старенький фургон на приличном от него расстоянии и заглушил двигатель. Выйдя из машины на улицу, ведущую к главной площади, он, не отрываясь, смотрел на красные и белые буквы баннера и на белую «Ауди А3», припаркованную прямо перед массивными дубовыми дверями. Он точно знал, что эта машина не принадлежит ни одному из жителей деревни. И даже если бы принадлежала, никто не посмел бы парковаться у главного входа. Он хотел бы убедить себя в том, что это машина кого-то из туристов, что приезжают на выходные, бродят по деревне с путеводителем в руках, посещают разрушенный замок, дышат свежим воздухом и отдыхают от городского шума и суеты. Он мог бы убедить себя в этом, если бы сегодня был не понедельник.

Да ещё и этот клятый баннер на доме…

Прошло уже четыре года с того дня, как открывалась тяжелая входная дверь в день похорон Неда и Кейтилин Старк. Именно тогда в последний раз в Инверналии видели кого-то из этой семьи. С тех пор величественный особняк был закрыт и забыт. Его фасад стал символом другого времени, символом молчания маленькой деревни о том, что когда-то, у всех под носом, здесь произошло. Однако, всё это было целую жизнь назад, и люди забыли. Они продолжали вариться в своей рутинной лжи, не оглядываясь на прошлое. Не задаваясь вопросом «почему?», они произносили имена Старков шёпотом, если кому-то случалось о них заговорить.

Но Сандор не забыл. Как он мог забыть, когда что-то — кто-то! — всё ещё противился тому, чтобы быть вычеркнутым из его памяти, заставляя снова и снова пожалеть о каждом шаге, который он тогда сделал.

Он часто задумывался, смогут ли время и тяжелая работа его успокоить… И сейчас, оторвав взгляд от белоснежной машины, и вновь глядя на балкон, он понимал — нет. Возможно, когда-нибудь он забудет, но не сейчас. Прошло уже четыре года с тех пор, как в этой гребаной деревне, затерявшейся во времени, дожившей до наших дней со всеми своими каменными домами и тротуарами, каменной септой двенадцатого века, и разрушенным каменным замком, произошло что-то примечательное.

Четыре года — для них, для остальных. А для него всё закончилось шесть лет назад. Шесть лет с тех пор как он в последний раз ждал под этим же балконом, в этом же фургоне — тогда он был совсем новым, — ждал, что она откроет эту самую дверь. Шесть лет с той ночи, когда дождь отбивал свой бешеный ритм по крыше фургона. Он ждал тогда, как и сейчас, совершая, вероятно, самую большую глупость в своей жизни, вглядываясь в этот грёбаный балкон, как последний дурак, в ожидании чуда, которого так и не случилось.

Шесть лет назад он не дождался, включил зажигание, нажал на газ, и рванул из Инверналии, не оглядываясь назад. А когда полтора года спустя он, наконец, вынужден был вернуться, её уже не было. И он до сих пор задавал себе вопрос — хорошо это или нет?

Сейчас вторая неделя сентября — невероятно жаркое лето уже закончилось, и вот-вот наступит время сбора урожая. Новость о продаже поместья Старков скоро станет горячей темой для пересудов среди жителей деревни.

«Ну, по крайней мере, у них будет что-то новенькое для сплетен» — фыркнул он сам себе.

Видимо, грядут какие-то перемены. Он ещё не знал, какие, и готов ли он к ним, но понимал, что почувствует их на себе. Возможно, они ему даже необходимы… иначе, чего он ждал в течение этих шести бесконечно пустых лет?

Сандор вернулся в свой фургон, завёл машину и вдавил педаль газа в пол, нарушая обычное утреннее спокойствие деревни рёвом двигателя. Когда он промчался мимо белой Ауди, ему показалось, что сам особняк Старков смотрит на него свысока, с насмешкой, не обращая внимания на его старые раны, которые сегодня открылись снова.

*

 
Последнее редактирование:

LaCharite

Оруженосец
Kfafa ,
ЗОЛОТЫЕ ПОЛЯ!
Как же я люблю этот фик! Невероятно милый и трогательный! Спасибо за то, что принесли его :kiss: !!!!
 

Kfafa

Наемник
Глава 2. ВОСКРЕСЕНЬЕ
поля-глава1.jpg

«Санса, ты сможешь это сделать!»

Бесконечная дорога тянулась на многие километры и упиралась в горизонт. Она ругала себя за то, что не выехала раньше. Теперь наверняка приедет после захода солнца, а по темноте она ездить не любила. По обе стороны дороги раскинулись бескрайние поля пшеницы и подсолнуха, оживляя пейзаж своими красками. Она помнила эти поля. Помнила, что отец любил наблюдать, как меняются их оттенки от сезона к сезону, никогда не теряя своей магии. Они были словно нарисованы на стереокартинке, сохранившейся с детства. Это и её земля, несмотря на то, что где-то глубоко внутри неё что-то протестовало против этих чувств и кричало, что это неправильно, что она должна развернуть машину и помчаться обратно к тому, чего добилась за эти шесть лет.

«Чёрт бы тебя побрал, Робб! До сих пор не представляю, как тебе удалось меня уговорить!» — она вспомнила тот день, когда её брат позвонил ей, чтобы поговорить о продаже особняка в Инверналии. Джон и Робб работали за границей, Бран и Рикон ещё не достигли совершеннолетия, а Арья была в постоянных разъездах, поэтому было решено, что продажей дома займется она, Санса. Ей ведь тоже были нужны деньги, чтобы открыть собственный офис, поэтому она займется подготовкой дома, оформлением документов и подписанием договора купли-продажи. И неважно, что для этого ей придется вернуться в Инверналию, хотя это совершенно не входило в её планы.

Неделя… именно такой срок определило дорогостоящее агентство недвижимости, чтобы подготовить все документы и прислать оценщика для осмотра дома. Они направят в деревню своего агента, а Сансе останется только показать ему особняк. Всё остальное сделают его обаяние и приличные комиссионные.

Хоть это всё и казалось вполне выполнимым, её пугала сама перспектива возвращения в родные места и встретить там кого-то, кто был частью её прошлого. Прошлого, которое она с таким трудом похоронила. «С другой стороны, ни с кем и не нужно встречаться! Показать дом, получить документы и изучить их до конца дня! Никто даже не узнает, что я приехала!»

Никто, кроме Джейни. Она — одно из счастливых воспоминаний Сансы, связанное с её прошлым. Человек, которого действительно хотелось снова увидеть. Они были лучшими подругами с самого детства, а теперь Санса чувствовала себя неловко из-за того, что не общалась с ней в последние годы. Несколько дней назад она связалась с Джейни и сообщила ей о своих планах. Джейни так этому обрадовалась, что её энтузиазм окончательно убедил Сансу приехать. Они договорились встретиться за обедом на следующий день после приезда, но Санса взяла с неё обещание никому не сообщать об этом. В дороге она представляла, как Джейни изменилась за эти годы. Собственно, она ведь теперь тоже совсем другая! Теперь у неё совершенно новая жизнь, более или менее устроенная, лишённая ненужных страхов и воспоминаний. И эта новая девушка ничем не похожа на ту, которая шесть лет назад сбежала из Инверналии. Ну, или не хочет быть похожей…

Солнце уходило за горизонт, добавляя ярко-голубому небу мягких красноватых оттенков. Сейчас Санса чувствовала себя по-особому, наслаждаясь прекрасным закатом в полном одиночестве. На дорогах, по которым она ездила в городе, нет возможности наблюдать что-либо подобное. Однако закат напомнил ей, что скоро стемнеет, поэтому она проверила на навигаторе адрес места, где ей предстоит провести несколько дней. Санса предпочла бы остановиться подальше от деревни, но всё говорило о том, что «Bed & Breakfast» — это единственный мотель в радиусе нескольких километров. Она связалась с хозяйкой — женщиной по имени Бриенна, и та любезно ответила ей, что B&B пустует до выходных, а значит, Санса сможет получить лучшую комнату. Это, а ещё восхищённые отзывы, которые она нашла в интернете, окончательно убедили её забронировать номер.
fields-1-ill1.jpg
Санса сделала несколько глубоких вдохов, пытаясь усмирить волнение и взять себя в руки. «Всего лишь неделя! Не день, конечно, но вскоре я уеду из этого места».

Чтобы немного отвлечься, она включила диск, наполнивший салон звуками фортепиано и голосом любимой Дайаны Кролл. Это всегда её успокаивало. Санса в ритм постукивала пальцами по рулю и тихо подпевала:

…All or nothing at all
Half a love never appealed to me
If your heart never could yield to me
Then, I'd rather have nothing at all…
(Всё или вовсе ничего
Половина любви мне ни к чему
Если твое сердце мне не уступит,
То я предпочитаю не иметь ничего)

«Спасибо, дружище, ты никогда меня не подводила»
, — думала Санса, наблюдая за потрясающим пейзажем, представшим перед глазами. Звуки фортепиано и негромкие барабаны создавали идеальный саундтрек для того, чтобы катить вдоль золотых полей по обе стороны дороги, неумолимо ведущей её на шесть лет назад. Она усмехнулась, впитывая в себя волшебство этого момента.

And if I fell under the spell of your call
I would be caught in the undertow
So, you see, I've got to say no, no
All or nothing at all
(…И если я поддамся чарам твоего голоса,
Я бы хотела быть подхваченной вовремя.
Итак, ты видишь, я вынуждена сказать «нет, нет»!
Всё или вовсе ничего…)


***​

Было почти одиннадцать вечера и совсем темно, когда Санса, наконец, прибыла к месту назначения. Её встретил красивый двухэтажный дом с деревянной крышей, облицованный каменной плиткой, словно из сказок старой Нэн, которые та рассказывала ей в детстве. Дом со своей историей и вне времени, как и большинство домов в деревне, имел маленькую именную табличку над дверью. Она припарковалась и, вытаскивая багаж, увидела на земле отсвет открывшейся двери.
fields-1-ill2.jpg
— Вы, наверное, и есть «Волчица-18»? — спросила женщина, вышедшая ей навстречу, — надеюсь, доехали без проблем?

— Да, — Санса смутилась от того, что не представилась своим настоящим именем, а использовала дурацкий ник при бронировании, и представилась, протягивая руку: — я Санса… Санса Старк.

Женщина на мгновение показалась потрясённой, но тут же пожала руку:

— Я Бриенна. Давайте, помогу с багажом.

И, прежде чем Санса успела возразить, она схватила её тяжелый чемодан и понесла его в дом настолько легко, будто он был набит не кучей одежды и обуви, которую Санса привезла с собой на неделю, а воздушными шарами. Санса, удивлённо глядя на женщину, пошла за ней в дом. Внутренний интерьер был выдержан в деревенском стиле и идеально способствовал дружественной атмосфере: каменные стены, старинная деревянная мебель, камин, окружённый уютными диванами, и мощные деревянные балки на потолке.

— Ваша комната на втором этаже. И раз уж вы забронировали её на целую неделю, я оставила вам самую большую, — с приветливой улыбкой сообщила Бриенна.

Можно было смело сказать, что она была выше и мощнее, чем любая женщина, которую Санса когда-либо видела. У неё были короткие волосы цвета тех самых золотых полей, которые сопровождали Сансу в путешествии. А ещё — удивительные большие голубые глаза, в которых читалась симпатия. Когда Бриенна улыбалась, вокруг глаз у неё появлялись маленькие морщинки. Санса не могла не улыбнуться ей в ответ - эта женщина очень располагала к себе.

— Спасибо, Бриенна. Очень любезно с вашей стороны, — поблагодарила она, и поднялась вслед за ней на второй этаж, в комнату, которая станет её домом на ближайшую неделю.

Она оказалась просторной, оформленной в том же стиле, что и остальная часть дома: каменные стены, деревянные балки, огромная двуспальная кровать с деревянной спинкой, две прикроватные тумбочки и письменный стол для работы. На столе стояла ваза со свежесрезанными желтыми и оранжевыми герберами, источающими нежный аромат.

— Ванная здесь, — Бриенна продолжала знакомить Сансу с её комнатой. — Я приготовила вам чистые полотенца. Располагайтесь. Я вас оставлю. Хотите что-нибудь перекусить? Я проверю, не съел ли Джейме весь пирог. Думаю, там остался ещё кусок из того, что я сегодня приготовила.

— О, я бы с удовольствием! — обрадовалась Санса. — Я ужасно голодная! Спущусь через несколько минут, хорошо?

Оставшись одна, она разделась, открыла чемодан, быстро развесила и разложила в шкафу свою одежду и выложила ноутбук на стол. Ещё раз окинув взглядом комнату, поспешила в гостиную. Оттуда уже доносился запах жареной курицы с тмином, фиников и ещё множество ароматов, которые не получалось определить. Бриенна встретила её огромным куском пирога, который пах вкусно даже издалека, потому что пах… её детством! Санса устроилась напротив хозяйки за маленьким столиком рядом с дверью на кухню.

— Просто удивительно… Мой любимый пирог! Мама всегда готовила точно такой же. Мы с братьями съедали его мгновенно!

— Ваша мама и дала мне этот рецепт, — тихо сказала Бриенна. — Я познакомилась с леди Кейтилин, когда переехала сюда пять лет назад. Вы тогда уже учились в городе, — пояснила она, заметив потускневший взгляд Сансы. — Она очень много рассказывала о вас. И вы так похожи на неё, я сразу догадалась, кто вы… Мне так жаль… Я очень её любила.

— Спасибо… — Санса представила себе, как её мама обучала Бриенну готовить одно из самых любимых блюд своих детей: как приправить начинку из курицы, как долго вымешивать тесто, сколько времени всё это выпекать в духовке… Она так скучала по ней!

Санса помнила тот роковой день настолько отчетливо, будто всё произошло вчера. Арья позвонила ей тогда из больницы, и сквозь слезы сообщила, что они попали в аварию по дороге в город. Они должны были навестить её, Сансу, но так и не доехали, и она почему-то не могла себя за это простить. Прошло уже четыре года с тех пор, как они погибли. Четыре года с того дня, как дети Старков закрыли двери старого особняка. Бран и Рикон вскоре после смерти родителей перебрались к Роббу и Джону, Арья тоже искала себе работу подальше от этого места. Без родителей у детей не было причин оставаться в Инверналии. Особняк был закрыт и забыт на четыре года. О нем вспомнили только месяц назад.

— Ну же… ешьте, пирог уже совсем остыл, — тихо сказала Бриенна.

Санса ковырнула вилкой, и позволила воспоминаниям детства наполнить её от кончика языка до самых глубин сердца. Пирог был вкусным. Она представила себе, что это её мама приготовила в воскресенье утром. Отец читал газету, Арья бегала по кухне, Джейни зашла за ней, чтоб вытащить на прогулку, а Робб с чего-то смеялся так, что у него кусок вывалился изо рта. Это были те воспоминания, которые она трепетно хранила глубоко в душе, и к которым, в то же время, не хотела возвращаться.

За разговором с Бриенной Санса почти доела пирог, когда вдруг открылась входная дверь, и в дом вошёл высокий блондин, загорелый и такой красивый, что, казалось, сошёл со страниц модного глянцевого журнала. Мужчина так очаровательно улыбнулся, что губы Сансы сами по себе растянулись в ответной улыбке. Он подошёл к Бриенне и поцеловал её.

— Джейме, это Санса, наша гостья, — представила ему Бриенна.

— Санса… Санса Старк?

— Да, — Санса была несколько смущена и невольно бросила взгляд на его правую руку.

— Ничего себе… Вот это сюрприз! — ответил Джейме, усмехнувшись. — И прежде, чем ты спросишь, — да, у меня нет одной руки! — Он помахал культей, прежде, чем Санса успела вставить слово. — Я потерял её во время сбора урожая. Но не будем об этом. Итак, что привело тебя в Инверналию? Мы не видели никого из Старков с… с того времени, как… ну, ты поняла…

— Мы решили продать дом. Я здесь на несколько дней, для того, чтобы всё оформить.

— О, тогда не удивляйся, что вся деревня будет об этом гудеть, девочка. В последнее время здесь происходит мало чего интересного, — Джейме подмигнул. — Ладно, я — спать! Увидимся, Санса!

— Спокойной ночи, Джейме! — попрощалась Бриенна, а Санса только проводила его взглядом, когда он поднялся по лестнице на второй этаж.

Она перевела удивлённый взгляд на Бриенну, а та покраснела.

— Я знаю, как на него реагируют женщины, — тихо проговорила она, зардевшись, как девочка-подросток. Её большие голубые глаза при этом мечтательно блеснули, а в уголках появились морщинки. — Мы вместе уже три года, а он всё ещё ослепляет меня каждый раз, как возвращается домой. И я каждый раз думаю — не сон ли это? Но потом слышу, как он храпит, и понимаю, что это реально… даже слишком.

Бриенна счастливо улыбнулась, и Санса улыбнулась в ответ, понимая, что значит быть влюблённой.

— Если вам вдруг интересно, Джейме работает экскурсоводом. Он проводит экскурсии по Инверналии для туристов, которые останавливаются в «Bed & Breakfast». Водит их к здешним историческим памятникам или к его родовому замку. Если захотите — он проведет вас по одному из своих маршрутов.

«Джейме Ланнистер… Разумеется, он знает, кто я», — подумала Санса. Она никогда не встречалась с Джейме, даже когда жила в Инверналии, но прекрасно его знала. Как и его семью.

— Спасибо, я бывала в их замке. Я знала его отца, и сестру… и племянника.

— В самом деле? — Бриенна удивилась. — А мне не довелось с ними познакомиться. И он о них ничего не рассказывает.

«И это к лучшему», — подумалось Сансе. Ничего хорошего ни один из Ланнистеров в себе не несет. Остается только надеяться, что Бриенне досталось исключение из правил. На первый взгляд, он казался неплохим человеком.

— Думаю, я тоже пойду спать, у меня сегодня был трудный день, — сказала Санса, подавив зевок. — Спасибо за ужин!

— Спокойной ночи, Санса!

***​

РАНДА: Привет, дорогая!

РАНДА: Как проходит твое путешествие в ад?

РАНДА: Уже скучаешь по самой лучшей соседке по квартире?

САНСА: Всё хорошо. Пытаюсь не умереть, задохнувшись от воспоминаний

САНСА: Эй, я ещё не успела соскучиться, дурында!

РАНДА: Не умирай пока! Мне же нужно с кем-то делить плату за квартиру!

САНСА: Выживу, куда я денусь, не могу же я все счета оставить на тебя!

РАНДА: Ок, звони мне, если что! Я знаю, что тебе там нелегко!

САНСА: Спасибо!

РАНДА: Споки, дорогая!


Санса положила телефон на тумбочку, и укуталась в одеяло. Она всё ещё чувствовала вкус маминого пирога, и перебирала в голове воспоминания о Ланнистерах. Её поездка только началась, а она уже тысячу раз пожалела о решении вернуться сюда.
====================================
"All or nothing at all", by Diana Krall:
 
Последнее редактирование:

Kfafa

Наемник
Глава 3. ПОНЕДЕЛЬНИК
Fields-chapter3.jpg
Будильник разбудил ее в привычные 7:00, как на работу.

«Санса, ты сможешь это сделать!» — повторила она себе, выключая будильник и откидывая одеяло. Пол был холодным, поэтому она на цыпочках пробежала в ванную, на ходу снимая пижаму, вошла в душевую кабинку и открыла воду. Вода была настолько холодной, что она с криком и проклятьями быстро ее выключила. Успокоившись, сделала еще одну попытку, дав воде немного стечь, ожидая, что в конце концов она станет хотя бы теплой. Но этого не произошло. Просто шикарное начало дня!

Санса заставила себя выкупаться под холодной водой, надела старые джинсы, рубашку и кроссовки и спустилась вниз. Во всем доме царила тишина — она была первой, кто проснулся. Сама приготовила себе кофе и с удовольствием выпила большую чашку. Взяв со стола салфетку, она нацарапала Бриенне записку:

«В душе нет горячей воды, можете проверить?
Спасибо, Санса»

Несмотря на то, что была уже середина сентября, на улице до сих пор стояла жара, а небо было ясным и безоблачным. Санса ехала по Инверналии и с интересом наблюдала, как просыпалась деревня: воздух наполнялся запахом свежего хлеба, звоном колоколов септы, разговорами людей, открывающих двери своих магазинчиков, аптек, продуктовых лавочек, летних кафе с пластиковыми столиками на террасах.

В юности Санса не задумывалась о том, как текла жизнь в Инверналии. В ее памяти деревня сохранилась образом главной площади с ее многовековой историей, каменных колонн, деревянных балок, старинных фонарей и кованых крылечек. Она ассоциировалась в мозгу со старой скамейкой, на которой они с Джейни подолгу сидели и делились новостями, с газетным киоском, возле которого они покупали сладости и печенье, с шуршащей под колесами ее Audi брусчаткой, которой была вымощена улочка, ведущая к особняку Старков.
INVERNALIA.jpg
Санса, наконец, припарковалась у главного входа и, задержав дыхание, нашла в себе силы выйти из машины и открыть багажник, чтобы достать баннер, который ей предоставило агентство недвижимости.

Входная дверь заскрипела, и шесть лет забвения были отброшены одним простым поворотом ключа.

В холле было темно и душно, поэтому Санса оставила входную дверь открытой. При таком мрачном освещении и с мебелью, покрытой большими белыми чехлами, особняк был похож на дом-призрак. Она побродила по первому этажу, заглянула в кухню, где мама так любила готовить, прошла в гостиную и распахнула окна; аккуратно сдвинула ткань на кушетке и в воздух поднялось облачко пыли, переливаясь в лучах проникающего через окно утреннего солнца. Санса чихнула. Все ее счастливые воспоминания пробудились вместе с этой кушеткой.

Она собрала в кулак свое мужество и поднялась на второй этаж, чтобы проверить их комнаты. Этаж представлял собой длинный коридор с дверями по обе стороны. Спальня родителей находилась в самом конце коридора, а перед ней — комнаты Брана и Рикона, потом Джона и Робба и, наконец, их с Арьей. У Сансы задрожали пальцы, когда она прикоснулась к дверной ручке своей комнаты.

Арья после ее отъезда еще два года обитала здесь одна, но, похоже, ничего не стала менять. Две кровати всё так же стояли друг напротив друга, так же, как и их письменные столы. Напротив двери, между кроватями, было большое окно с балконом, выходящее на площадь. Она вышла на балкон, осмотрелась и решила, что это место больше других подходит для того, чтобы разместить баннер «ПРОДАЕТСЯ».

Закрепив баннер, Санса облокотилась на перила и замерла ненадолго, рассматривая площадь с прилегающими к ней улочками. Сколько раз в этом доме, в этой комнате, на этом самом балконе она мечтала о своем будущем, о своем прекрасном принце?

В голове вихрем проносились счастливые моменты жизни: ночная болтовня с Арьей, когда они выбирали самое красивое платье для вечеринки… пробуждение под щебет первых ранних птичек… ароматы из кухни воскресным утром… топот Брана, с хохотом убегающего от Рикона после очередной шутки…

Но в этом же самом доме, в этой же комнате она лежала, свернувшись калачиком, и рыдала в подушку; приходила в себя и долго восстанавливалась после травм, полученных из-за Джоффри; с замиранием сердца ждала справедливого приговора, который так и не был вынесен… и в этой же самой комнате шесть лет назад она собрала чемодан и покинула Инверналию, будучи уверена, что больше никогда сюда не вернется.

«Что ж…» ,— Санса вздохнула с облегчением, — «Я здесь, и я выжила. Теперь надо подумать, как привести это место в порядок, чтобы агентство смогло продать его как можно быстрее». Санса обошла этаж, проверяя повреждения и поломки, еще раз заглянула во все комнаты, затем закрыла тяжелую входную дверь на ключ и направилась в центр деревни на центральную площадь.

***​

Она сидела на открытой террасе кафе и пила свой второй за это утро кофе. Ей нравилось сидеть просто вот так — лениво, позволяя солнечным лучам светить в лицо, наслаждаться хорошим кофе в стаканчике — не в чашке, как это принято в городе! — и наблюдать за всем, спрятав глаза за стеклами солнечных очков.
SANSAS COFFEE.jpg
Эта деревня — действительно огромная часть её. Место, где время словно остановилось еще несколько сотен лет назад, и где туристы так любят проводить выходные. Она бы любила его так же, если бы не всё то плохое, что случилось с ней здесь, на этих самых улицах, по которым ходят эти же самые люди, способные молчать и делать вид, что ничего не произошло. Санса, конечно же, понимала, что ими двигал страх перед мощью семьи Ланнистеров, и особенно перед главой семьи, Тайвином, который был тогда мэром Инверналии. Но всё же, это не оправдание, и потому она ничего не забыла. В полдень она вернулась в мотель Бриенны. Ей хотелось переодеться и успеть заехать за Джейни. Возле «B&B» стоял фургон, и Санса подумала, что у Бриенны новые гости.

— Привет, девочка! — улыбнулась ей Бриенна, оторвавшись от книги, которую читала, сидя на диванчике в гостиной.

— Привет! Вы видели мою записку? — спросила Санса, лелея надежду на горячий душ.

— Простите, мне так неловко за испорченное утро! Я уже вызвала человека. Он как раз сейчас там работает.

— Замечательно! Спасибо вам, а то я вся в пыли, мне нужно срочно в душ!

Санса рассказала ей о том, как посетила дом, и в каком состоянии его обнаружила. Бриенна поведала ей об ожидаемом наплыве гостей в следующие выходные. Им было так легко болтать обо всякой чепухе! Санса чувствовала себя комфортно рядом с Бриенной: ей нравилась её улыбка, маленькие морщинки-лучики вокруг глаз, и она думала, что они, возможно, могли бы стать закадычными подругами.

И тут со второго этажа, со стороны её комнаты послышались приближающиеся к лестнице шаги.

— Думаю, ваш душ уже готов, мисс, — сказала Бриенна, вставая с диванчика, и Санса придержала её за руку.

— Бриенна, прошу тебя — просто Санса!

Бриенна, улыбнувшись, кивнула и похлопала её по руке.

— Я закончил, Бри! Там всё нормально, просто труба засорилась! — раздался сверху хриплый мужской голос.

Сансе не нужно было оборачиваться для того, чтобы узнать, кому принадлежит этот голос. Она узнала бы его где угодно, несмотря на то, что прошло уже шесть лет с того дня, как она слышала его в последний раз. Её сердце бешено забилось, ладони вспотели, и ей пришлось сжать кулаки. А Бриенна, не замечая её нервозности, с улыбкой обернулась к лестнице.

— Спасибо, Сандор, выручил! Иди сюда, я тебя познакомлю с нашей гостьей!

«Только не это…»

«Чёрт…»
— услышала Санса его бормотание, когда встала с дивана и повернулась к нему лицом.

— Сандор, это — Санса Старк, она остановилась у нас на неделю, — весело сообщила Бриенна. — Санса, это — Сандор Клиган. Он у нас мастер на все руки, помогает нам с трубами, электричеством и вообще всем, что только можно починить. И еще они с Джейме — лучшие друзья. Ну, по крайней мере, они так говорят.

Бриенна рассказывала и смеялась, но Санса едва её слышала. Сандор Клиган стоял перед ней — такой высокий, намного выше Бриенны, в один момент заполнивший собой всё пространство. Его тёмные волосы отросли с тех пор, как она видела его в последний раз, и были собраны в небрежный хвост, оставляя лицо открытым. И хотя теперь он обзавелся бородой, его шрамы никуда не делись, всё так же занимая левую часть лица. Но кроме этого, он почти не изменился: те же острые скулы, те же густые брови над проницательными серыми глазами, очень широкие плечи, большие сильные руки, крепкий пресс, и всё это было обтянуто белой футболкой и джинсами.

Сандор медленно вытер руки, поставил чемодан с инструментами на пол, и смотрел на Сансу, не отрывая глаз, пока Бриенна говорила.

— Мы уже знакомы. — Санса смущённо улыбнулась, протягивая руку: — Рада тебя снова видеть, Сандор.

— Ну да, — проскрежетал он, ответив на рукопожатие; его рука показалась грубой, мозолистой и настолько большой по сравнению с её ладошкой, что Санса вдруг обнаружила, что рассматривает их руки совершенно по-идиотски.

— Спасибо, что отремонтировал душ, — пробормотала она, и ей показалось, что он задержался на долю секунды, прежде чем отпустил её руку.

Санса кое-как поднялась по лестнице, вошла в свою комнату, закрыла дверь и только после этого выдохнула.

«Ну, здравствуй, прошлое!» — было её единственной мыслью перед тем, как она забежала в душ и открыла кран.
BRIENNE-BB.jpg
***​

Санса пообещала заехать за Джейни в школу, где та преподавала математику. Школа была расположена в северной части деревни, и, несмотря на задержку из-за душа и встречи с Сандором, она всё же приехала вовремя и как раз успела припарковаться за несколько секунд до того, как стайка детей высыпала из школы к ожидающим их кто в машинах, а кто просто так родственникам.

На школьном дворе было шумно, но Санса всё же увидела бегущую ей навстречу подругу и помахала ей рукой. Прошедшие годы определённо пошли Джейни на пользу, потому что милая девочка, с которой она делилась девчачьими секретами, выросла, превратившись в прекрасную женщину. Ей очень шли черные строгие брюки, белая блузка, деловой портфель в руке, длинные каштановые волосы и даже очки, за которыми теперь прятались её красивые карие глаза.

— Санса! Вы только посмотрите! Ты выглядишь потрясающе! — воскликнула Джейни, заключив её в объятия. — Городская жизнь тебе на пользу — ты стала еще красивее!

— Ну что ты, Джейни, перестань! Я начинаю краснеть… — рассмеялась Санса. — Это ты чудесно выглядишь! И ты стала учительницей! Я так горжусь тобой!

— Да, я работаю учительницей младших классов уже два года. Но, слушай, давай о работе потом! Я только что избавилась от этих маленьких чертят, которых пытаюсь научить считать! Так что мне не хватает простой женской болтовни. Мне столько хочется тебе рассказать!!!

Они сидели в маленьком ресторанчике недалеко от школы. Здесь было всего пять столиков, и, к счастью, не все были заняты, поэтому вокруг было достаточно тихо. Меню состояло из блюд местной кухни, и всё выглядело очень аппетитно. Они заказали себе один на двоих салат на большой тарелке, два горячих блюда и два бокала вина.

— Ну, расскажи мне, что тебя привело сюда? — спросила Джейни, потягивая вино. — Давно никого из вашей семьи тут не было.

— Мы решили продать родительский особняк. Мы ведь сюда больше не приезжаем, а за него можно выручить хорошие деньги. Робб убедил меня заняться этим.

— Жаль… ваш особняк — кусочек живой истории Инверналии. Я всегда думала, что пока он принадлежит вашей семье, есть надежда что ты вернешься, — грустно проговорила Джейни, — но… как бы то ни было… чем ты сейчас занимаешься? Учишься, работаешь?

— Я закончила изучать право, и теперь работаю в «Tyrell & Associate», — Санса была благодарна подруге за то, что та больше не спрашивала об особняке, — я уже год у них. Нелегко, но мне нравится. Я многому учусь.

— Ничего себе! Ты работаешь в «Tyrell & Associate»? Они ведь считаются богами среди адвокатских контор, разве нет?

— Ну… так о них пишут в юридических журналах… — Санса запнулась на середине фразы. — Эй! А это что? — она указала на обручальное кольцо на руке Джейни. — Кто этот счастливчик?

Джейни посмотрела на своё кольцо, будто сама только что его увидела.

— А!.. Это… — она мечтательно улыбнулась, — Помнишь того парня, которого я сбила в день экзамена по вождению?

Санса раскрыла от удивления рот.

— Дондаррион? Ты выходишь замуж за Берика Дондарриона? О боги, Джейн! Это же так… Я так рада за тебя!

— Сама до сих пор не верю… Я думала, что никогда не решусь даже заговорить с ним, а теперь — вот…

Санса была так счастлива узнать, что её подруга, наконец, встретила принца, о котором всегда мечтала, что тут же предложила самый дурацкий тост: «За любовь!»

— А ты сама как? — спросила Джейни. — Не поверю, что в твоей жизни нет кого-нибудь особенного. Готова поспорить, у тебя куча поклонников, мисс Старк! — Джейни сдвинула очки на кончик носа и приподняла брови, чтобы придать серьезности сказанному.

— Ну… есть парень, с которым мы встречаемся несколько месяцев, — Санса с трудом подбирала слова, так как сама не была уверена, что это за отношения, — его зовут Гарлан. Гарлан Тирелл.

— Да ладно! — Джейни аж вскрикнула и хлопнула ладонью по столу от удивления, и Санса прекрасно поняла причины такой реакции. — И как он? Тебе хорошо с ним? После того, что произошло у вас с Джоффри…

— Да, он очень хороший… и красивый, — она уставилась на десерт, который им только что принесли.

— Что-то ты не выглядишь влюбленной…

— Нет, что ты!.. Он мне очень нравится… честно… Санса поспешила перевести разговор в другое русло, и когда все темы для беседы были исчерпаны, решилась, наконец, заговорить о том, что сидело в её голове с самого полудня.

— Знаешь, сегодня утром в мотеле Бриенны я встретила Сандора Клигана… Я не знала, что он вернулся в Инверналию… после того, как уехал в тот день…

Она пыталась придать своему голосу как можно больше равнодушия, но чувствовала, что у неё не получается.

— Да, он вернулся через полтора года после своего отъезда. После того, как его брат был найден мёртвым, ему надо было оформить наследство… Но тебя здесь уже не было. Он продал семейный дом и купил себе маленький домик на самой окраине Инверналии, там, где начинаются пшеничные поля. Он занимается подрядными работами, ремонтом, починкой всякого… я даже как-то обращалась к нему за помощью. Но они не очень ладят с Бериком, так что приходилось следить, чтобы они не пересекались, — усмехнулась Джейни.

— Значит, Григор мертв?

— Хвала богам! И Джоффри тоже, но, я уверена, об этом ты знаешь…

Санса знала. Арья рассказала ей, что он разбился на машине, прихватив с собой на тот свет двух своих друзей — Мерина Транта и Бороса Блаунта. Он был за рулём, и, судя по всему, алкоголь был самым невинным из того, что обнаружили в его организме при вскрытии. Новость должна была её обрадовать, но она не чувствовала ничего, кроме пустоты в душе. После гибели Джоффри Тайвин Ланнистер тоже оставил пост мэра Инверналии и теперь вместе с дочерью Серсеей строил свою политическую карьеру где-то в другом месте.

— Похоже, я много пропустила за эти годы, — пробормотала Санса. — Прости, что я потерялась так надолго… я должна была звонить тебе чаще.

— Не говори так! — твердо возразила Джейни. — Я знаю, почему ты уехала… я всегда поддерживала твое решение… Не было ни единой причины, чтобы ты и дальше терпела такое отношение Джоффри и его семьи. Я прекрасно знаю, какой это был кошмар для тебя, когда вы встречались, и чем это всё закончилось… Санса, я всегда говорила и говорю — ты тогда поступила правильно! Её улыбка была такой открытой и честной, что Санса благодарно вздохнула. Она не единожды сомневалась, правильно ли поступила тогда, сбежав из родного дома, от своей семьи, только для того, чтобы быть подальше от монстра, который когда-то был её парнем.

Но это так приятно — осознавать, что здесь еще остался кто-то, кто ее любит, кто снова хочет стать ее другом… а учитывая, что друзей у нее совсем немного… — Слушай, я должна бежать, — Джейни прервала её размышления, — нужно подготовить занятия на завтра. Может, встретимся вечером, выпьем чего-нибудь? И, уверена, я не единственная, кто с нетерпением ждал тебя все эти годы!

— Дже-е-е-йни, ты же обещала, что никто не узнает, — застонала Санса.

— Но это не «никто»! — Джейни не переставала улыбаться самой очаровательной из своих улыбок. — Как я могла не сказать Поду, что ты приезжаешь? Мы ведь друзья со школы! Джейни выглядела такой полной надежд, такой счастливой и так умоляюще смотрела ей в глаза, что Санса сдалась.

— Ладно, считай, что ты победила, — шутя проворчала она.

— Класс!!! Ты знаешь новый паб на площади? «Стена»? Там хозяйка, Вель, она чудесная! У неё лучший выбор вин и самая вкусная кухня в Инверналии. Я позвоню Поду, чтоб подтягивался к нам. К восьми вечера будет нормально?

Санса кивнула, а Джейни захлопала в ладоши от восторга.

— Только не подведите меня, миледи!

— Не подведу… — пообещала она, — я приду, не волнуйся.

Они обнялись, и Джейни убежала, оставив Сансу с лёгкой улыбкой на губах.
 
Последнее редактирование:

Kfafa

Наемник
Глава 4. ПОНЕДЕЛЬНИК. ВЕЧЕР
Глава 4.jpg
— Нечего на меня так смотреть! Я сам увидел её впервые только вечером!

Джейме пожал плечами и вскинул руки, в попытке оградить себя от ответственности, которую на него возлагал его друг. Они сидели на заднем дворе дома Бриенны, и Сандор выплёскивал на Джейме своё мрачное настроение, в котором пребывал с момента встречи с Сансой Старк.

— Ты тоже увидела её впервые вечером?! Она же забронировала у тебя комнату! — зарычал он Бриенне.

— Откуда я знала? Она переписывалась со мной под ником! Кроме того, я не думала, что должна отчитываться перед тобой о своих гостях! — огрызнулась она.

— Какой еще, к черту, ник?!

— «Волчица-18»! Как я должна была понять?

— Какая же ты непроходимая… — Сандор проглотил очередное ругательство. — Что может быть более явное, чем этот ник, чтобы понять, кто это?

— Да отстань ты от неё! — Джейме принёс из кухни три бутылки пива, и это должно было послужить веским аргументом в защиту его женщины. — Ты же знаешь, что в последнее время гостей было мало. Она забронировала комнату на целую неделю, а нам нужны деньги. Да и как Бриенна могла тебе что-либо рассказать, если ты вообще с людьми не разговариваешь?

Сандор фыркнул, отхлебнул пива и уставился на пейзаж перед ними. Он-то понимал, что ему не в чем обвинять своих друзей, он не может сердиться на них за то, что не предупредили, что прошлое вот-вот шарахнет его по голове кузнечным молотом. Он ведь видел, что кто-то приехал продавать особняк Старков! Но он и представить себе не мог, что она окажется в домике Бриенны, где он может пересечься с ней в любой момент!

И вот она появляется, этот кусок его прошлого, как пощёчина по его уродливому лицу — со всеми этими своими длинными ногами, огненными волосами, большими голубыми глазами и обворожительными улыбками! Торчит теперь в доме Бриенны и не собирается никуда деваться целую неделю!

Она стала выше, чем он её помнил. И уже не девчонка, а женщина. И красивая, такая невозможно красивая! Даже в этой старой и пыльной одежде, в которой она была, когда они увиделись…

Интересно, а что она подумала, увидев его в гостиной Бриенны — такого же уродливого, озлобленного и угрюмого, как обычно? Рада она увидеть кого-нибудь из той части прошлого, которую она хотела бы навсегда забыть? Наверняка, нет! Его собственная реакция сводила Сандора с ума. О чём он вообще думает? Санса ведь и раньше не хотела иметь с ним ничего общего, ещё тогда, когда жила в Инверналии и встречалась с Джоффри Ланнистером! И вообще, всего через неделю она снова уедет, и он больше никогда её не увидит. Так какого черта он так себя чувствует? Злится на друзей, за то, что не сообщили ему? На кой чёрт ему вообще знать, что она подумала? Ведь все это не имеет для него никакого значения! Но больше всего его злило то, что он только что понял, что Санса Старк все ещё является незажившей и вновь открывшейся раной в его душе.

Не то чтобы он не пытался! Да он только и делал, что старался забыть и похоронить всё, что было связано с этим проклятым периодом, когда Тайвин держал Инверналию в кулаке, а он целыми днями шлялся за Джоффри и его дружками. Он сбежал из Инверналии в ту самую ночь, которая до сих пор стучит дождем в его голове, прождав несколько часов под домом Старков, в надежде, что может быть, — вдруг! — она захочет убежать из этого дерьмового места, где ничего хорошего её не ждет. Разумеется, она хотела убежать! Но не с тобой же, придурок!

Сандор долго путешествовал по деревням, городкам и большим городам, знакомясь с новыми людьми, которые с неизменным отвращением смотрели на его шрамы. Перемена обстановки не дала ему ничего нового — люди оставались людьми. И всё же, он узнал, что мир намного больше, чем то место, где управляют Ланнистеры. Он приобрёл несколько полезных профессий, что позволило зарабатывать на жизнь и даже немного откладывать. А спустя полтора года телефонный звонок от нотариуса заставил его вернуться.

После смерти брата, обстоятельства которой Сандор никоим образом не хотел бы выяснять, ему досталось небольшое отцовское наследство. Он продал их старый дом и купил новый, на окраине деревни, где можно было сидеть на заднем дворе и потягивать пиво, глядя, как поля окрашиваются в золотой цвет на закате. К тому времени Санса Старк уже уехала… Навсегда! Через несколько месяцев Нед и Кейтилин Старк погибли в автокатастрофе, а после похорон оставшиеся дети Старков закрыли дом и тоже исчезли. Спустя еще некоторое время умер Джоффри; Тайвин и Серсея уехали в другое место, а Сандор проживал свою скучную и тихую жизнь… до этого самого утра, когда Санса снова ворвалась в его жизнь, и теперь он представления не имеет, как справиться с вихрем чувств, которые бушуют внутри него.

Сандор сделал ещё глоток и посмотрел на горизонт, пытаясь думать о чём-нибудь другом. Но её образ снова лез в его голову. Её рука была такой маленькой, по сравнению с его… И она улыбалась ему, он готов поспорить! Ублюдок Джоффри никогда не был её достоин! Остается надеяться, что он переворачивается в пекле, или куда он там попал.

Джейме, наконец, оторвал его от размышлений.

— Может, пойдём выпьем вечером? Мы уже давно не веселились, может, это, наконец, изменит что-то в твоём лице? Ты как лимон проглотил!

«Пойти выпить», как и глупые шутки Джейме — это последнее, что нужно было Сандору. Но, в принципе, почему нет? Можно и выпить. Можно даже упиться. Всё что угодно, лишь бы не думать об обладательнице огненно-рыжих волос, которая останется под крышей Бриенны на эти семь дней.

— Хорошо, — согласился он, — увидимся позже. Мне надо еще кое-что сделать в магазине Баратеонов, что-то опять с проводкой. Понятия не имею, что они там делают с электричеством: каждый раз привожу всё в порядок, и через несколько дней всё по новой!

— Ну, значит, договорились. Ты тоже пойдёшь? — Джейме обратился уже к Бриенне, обнимая её здоровой рукой за талию и притягивая к себе. Его улыбка была такой озорной и ослепительной, что способна была очаровать любого. Зелёные глаза игриво смотрели на Бриенну, а та хихикала и краснела, будто он впервые так смотрит на неё. Сандора всегда забавляло, как она ослеплена им; и даже после всех этих лет, что они живут вместе, она всё ещё не может поверить, что такой человек, как Джейме, мог посмотреть на кого-то вроде нее. Да, она далеко не красавица: слишком высокая для женщины, слишком широкий нос, слишком большие плечи, светлые волосы слишком короткие… Но он понимал своего друга. Джейме мог выбрать любую в радиусе тысячи миль, но ни одна из этих девушек не смотрела бы на него и с долей той любви, которую дарит ему Бриенна, и не была бы так искренна с ним. И, несмотря на то, что она все еще иногда бесит Сандора, он научился ценить ее неприкрытую искренность и истинную дружбу. Кроме того, он на своей шкуре испытал, что это такое — быть уродливым и одиноким, пока в твою жизнь не врывается умный и очаровательный Джейме Ланнистер.

— Прекрати, дурак! — Бриенна рассмеялась, когда Джейме начал кусать её за шею, и легонько оттолкнула. — Я правда не могу пойти. Мне надо подготовить отчёт за этот месяц. Наслаждайтесь своим мальчишником!

— Это жаль. — Джейме всё ещё не выпускал Бриенну из объятий, влюблённо глядя на неё. — Что ж, Сандор. Я заеду за тобой к восьми, поедем к Вель.

Сандор закатил глаза и поспешил к выходу, чтобы избежать этой умилительной сцены, потому что сегодня он меньше всего был настроен на романтику.

***​
Стена.jpg

В четверть девятого они пришли в «Стену». Сандор провёл всю вторую половину дня у Баратеонов, окружённый кабелями, пробками и удлинителями. Баратеоны были одними из постоянных его клиентов. Они наняли его, чтобы он отвечал за всю внутреннюю инфраструктуру их нового бизнеса — маленького магазинчика продуктов для гурманов, где продавались сыры, вина, мёд и маслины местного производства. Здесь туристы любили тратить свои деньги. Но Баратеоны каким-то образом умудрялись вызывать его каждую неделю, чтобы устранить очередную поломку. Он понял бы, если бы дело касалось только неженки Ренли — тот вообще не имел понятия ни о чём, что касалось работы руками. Но Станнис? Станнис всегда был рабочей лошадкой в семье. Но, похоже, и он унаследовал самые плохие навыки, а точнее, полное отсутствие каких-либо навыков в делах, которые были сложнее, чем поменять лампочку.

Паб Вель был самым популярным в Инверналии. Там, где она открыла его год назад, раньше была мясная лавка, которая воняла, как само пекло, но девушка смогла привести это место в порядок, отреставрировала часть старой мебели, смешала её с каким-то современным декором, и оказалось, что людям это нравится! Это было действительно красивое место, с деревянными винными стеллажами во всю стену и хорошим выбором блюд. Хотя для Сандора это было просто очередное место, где можно было выпить после тяжёлого рабочего дня.

Сегодня понедельник, и в баре было мало людей. А потому он заметил её сразу, как только открыл входную дверь. Санса сидела за одним из столиков и оживлённо болтала с этой учительницей, подружкой Дондарриона. Теперь она была в красной блузке, синих брюках и балетках, и её волосы были перекинуты через одно плечо. Сандор с трудом сдержался, чтобы не выругаться, когда её подруга, Джейни, заметила их, замахала рукой и закричала «Привет, ребята!» со своего места. Джейме, разумеется, направился к ним, нацепив на лицо самую обаятельную улыбку, и с этим своим «Здравствуйте, дамы! Какая приятная неожиданность!», и со всей этой тонной прекрасного настроения и самоуверенности. Сандор шёл за ним, нахмурившись и ругаясь про себя — неужели, седьмое пекло, одного раза было недостаточно? Обязательно нужно было встретиться с ней уже второй раз за один день?! Через столько лет?!

Санса выглядела удивлённой, или даже смущённой при его появлении — он не особо умел читать по женским лицам. Ему просто хотелось побыстрее уйти отсюда, пока не поздно.

— И снова привет, Сандор! — Она улыбнулась, хотя определённо выглядела такой же нервной, как и он.

Его имя по-прежнему звучало непривычно в её устах. Хотя она произносила его так, как будто называть его по имени — самая обыденная вещь для неё. Сандор попытался вспомнить, как часто она раньше называла его по имени, и не вспомнил ни единого раза. Он пробормотал «Привет!» и поспешил в бар за выпивкой, а эти трое уже начали болтать обо всём и ни о чём, вроде того, что «Что бы нам такое заказать на ужин?» и прочей чепухи, которую Сандор не собирался даже слушать.

Санса вежливо отвечала на вопросы Джейме, рассказывая о своей работе, смеялась над его шуточками, слушала последние деревенские сплетни, которыми её друзья спешили поделиться. Время от времени она потягивала вино, перекладывала волосы с одного плеча на другое, а Сандор вдруг осознал, что смотрит на неё так же как тогда, когда она была девушкой Джоффри: как на что-то великолепное, но запретное, драгоценное и такое далёкое от него, даже если сейчас она сидит с ним за одним столом, на расстоянии всего в несколько дюймов. Но это уже не та испуганная девчонка-подросток, теперь она на шесть лет старше и умнее. Она рассказала, что изучала право, и работает сейчас в одной из тех крупных юридических компаний, где нужно носить чёрные деловые костюмы и работать по четырнадцать часов в день, чтобы хорошо зарабатывать.

«По крайней мере, один из нас чего-то добился» — фыркал про себя Сандор, периодически бросая взгляд на её руки и опасаясь рассмотреть там какое-нибудь кольцо.

«Озабоченный [ходор]!» — обругал он себя, решив, что ему понадобится намного больше, чем пиво, чтобы пережить эту ночь, когда дверь снова открылась, и в пабе появился Подрик Пейн.

— Санса Старк!!! — завопил он на весь бар, и Санса побежала обниматься со старым другом, и засияла как грёбаная новогодняя ёлка.

Они так тискали друг друга и смеялись от радости встречи, что Сандора чуть не стошнило от всей этой милоты. Мальчишка тут же начал заливать ей в уши дежурные комплименты о том, как она похорошела, и стала выше, и мужчины наверняка падают штабелями, а она стояла, и только хихикала и краснела. Когда же Подрик подошёл к их столу, Сандор понял, что с него хватит. Он оставил стол и направился к бару, чтобы заказать себе ещё пива, не собираясь возвращаться обратно.

«Дело даже не в том, что она так счастлива встретить старого друга, и чувствует себя комфортно, когда он её обнимает» — бичевал он себя. «И даже не в том, что глубоко в душе он сам жаждал, чтобы она так же отреагировала на их встречу этим утром». В конце концов, никто никогда не реагировал на него так. Более того, никто вообще не отваживался приблизиться к нему, завидев его шрамы. «И даже не в том, что Подрик — симпатичный и смешной, и он — лучший друг Джейни, а ещё перевстречался с половиной девушек Инверналии, и каждой из них он говорил те же слова, что говорит сейчас Сансе. И не в том, что, несмотря на последнее, он умеет оставаться другом для всех, а сейчас он вызывает у Сансы такую улыбку, которой Сандор раньше никогда не видел. Все это — НЕ ТО».

Самым невыносимым в этой ситуации было то, что он, Сандор, казался единственным неуместным человеком в этой компании: человек, у которого сегодня с самого полудня всё нутро вывернуто наружу, а происходящее только добивает его.

Сандор выпивал один за барной стойкой, повернувшись к их компании спиной, слушая всю эту болтовню издалека, и проклиная свою судьбу, когда Санса подошла к бару с пустым бокалом. С лёгкой улыбкой на губах она попросила Вель ещё вина, и осталась там, ждать своей добавки, постукивая по стойке пальцами.

— Ты что, не разговариваешь со мной? — Она, наконец, повернулась к Сандору, мягко нарушив молчание. Её голубые глаза смотрели на него прямо, и в них не было никакого намёка на отвращение. Только любопытство.

— Значит, ты не приехала на похороны своих родителей, но ты приехала для того, чтобы продать свой дом?

Ещё не договорив до конца, он увидел, как улыбка слетела с её лица, а взгляд стал ледяным. Сандор уже хотел бы извиниться за сказанное, он ведь знал, что его слова ранят её. Но ничего с этим не сделал. Он умел справляться с разочарованием и раздражением, которое люди испытывают по отношению к нему. И хотя в душе он снова хотел видеть её улыбающейся, он предпочёл оставить все как есть. К такому он привык больше, чем к светским разговорам.

— Знаешь… Я много лет боялась возвращаться сюда. Спасибо, что напомнил мне, почему.

Он ожидал этих слов, но от того, что он был к ним готов, легче не делалось. Всякий намёк на доброжелательность исчез, и теперь её лицо полностью соответствовало ледяному тону, которым она с ним говорила. Санса забрала свой бокал с барной стойки, и уже собралась было возвращаться за свой столик, но остановилась и резко развернулась к нему.

— Ты знаешь далеко не обо всём, что происходит в этой деревне. В следующий раз, когда попытаешься осудить меня, Клиган, прими это во внимание! — зло выплюнула она ему в лицо, и наконец, вернулась к своим друзьям.

Сандор осознал, что та милая и мягкая Санса, которую он знал шесть лет назад, никогда бы с ним так не говорила. Он понимал, что сейчас, через шесть лет, она ему нравится еще больше, но он только что уничтожил любой, даже самый маленький, шанс на какое-либо общение в последующие шесть дней. Больше её улыбки за весь вечер Сандор не видел.

***​

— Какого хрена ты ей там наговорил, [ходор]? — Джейме распекал его в машине, когда они были по дороге домой, — Не, я представлял, конечно, что ты не душа компании, но можно было хотя бы один раз заткнуться и не портить девочке вечер! Она не виновата, что у тебя мозги набекрень!

Сандору не хотелось ничего слышать, но и нечего было возразить. Его настроение упало уже ниже асфальта, и единственное, чего он хотел, это побыть одному.

— Не пытайся её больше запугивать, ладно? Я не хочу, чтобы она сбежала от Бриенны в какой-нибудь другой отель из-за того, что у кого-то слишком длинный язык!

Сандор только фыркнул и хлопнул дверью, выходя из машины. Это был дерьмовый день, и всё, что ему теперь остается, это уснуть, убаюканным всем тем пивом, что он выпил за вечер, и до конца недели не видеться с Сансой Старк.
 
Последнее редактирование:

Kfafa

Наемник
Глава 5. ВТОРНИК
Fields-chapter5.jpg


«This ain't a song for the broken-hearted,
No silent prayer for the faith-departed…»

Пока Санса совершала утреннюю пробежку, в наушниках звучал Бон Джови. Обычно она не бегала по утрам, но сегодня ей было необходимо выпустить пар: внутри всё кипело и бурлило, а голову переполняли разные мысли. Их страховая компания, куда она позвонила вчера вечером, заверила, что покроет все расходы на ремонт дома, и они непременно отправят кого-нибудь, кто этим займётся, уже в конце следующей недели. Это было бы хорошей новостью, если бы не тот факт, что у неё нет этого времени! Этим утром она получила сообщение от агентства по недвижимости, где говорилось, что оценщик приедет уже в эту пятницу. У неё есть всего три дня, чтобы придать хоть сколько-нибудь жилой вид тому месту, которое было заброшено на протяжении четырёх лет! И именно эту проблему ей надо было решить как можно скорее! Но несмотря на то, что её ноги решительно отбивали ритм песни, а Бон Джови настаивал, на том, что «Это — моя жизнь! Сейчас или никогда!», это — совсем не то, чем были заняты её мысли. Вместо этого у неё из головы не выходили слова Сандора Клигана, брошенные ей вчера вечером.

День был прекрасным, и даже когда он и Джейме пришли в бар, настроение Сансы ничуть не испортилось. Сандор главным образом молчал весь вечер, но Джейме был очаровательным и смешным, а появление Пода только улучшило атмосферу. Сандор переоделся и был теперь в джинсах и клетчатой рубашке с закатанными рукавами, а его длинные чёрные волосы мягко спускались к плечам. И этот непривычно аккуратный вид не делал его менее внушительным. В ответ на её приветствие он что-то прорычал, и всем своим видом показывал, что он не в духе. И тем не менее, она заметила, что он весь вечер не сводит с неё своих серых глаз, как будто ловя каждое её слово, каждый жест. На протяжении этих лет она не раз задумывалась, что же с ним стало? Каким-то образом, воспоминания об их скудном общении в то время, как она встречалась с Джоффри, никогда её не оставляли, и Санса могла признаться себе, что тем или иным образом он всегда присутствовал в её мыслях. Однако же, она никак не ожидала встретиться с ним снова после той ночи, когда он ждал в своём фургоне под её окнами, а потом исчез из Инверналии. Навсегда!

Новость о том, что он всё ещё живет в Инверналии, повергла её в такой шок, что она до сих пор не могла оправиться. Но его слова вчера обожгли её, словно огнём. Как он смеет говорить с ней о её семье, если он вообще ничего не знает? Как смеет судить её? Единственное, чего она хотела вчера — это быть вежливой с ним, но этот парень почему-то противился! Понятное дело, он ничего не забыл, или, что ещё хуже, не простил.

То, что он сказал, было так больно! В особенности потому, что было неправдой! Она была на похоронах, но она боялась, что Тайвин, или Серсея, или Джоффри увидят её, поэтому о её приезде знали только братья. Она прибыла на кладбище как раз к началу церемонии. И, захлёбываясь слезами и болью, попрощалась с Недом и Кейтилин издалека. Она пряталась от людей, которых было множество в тот день, в то время, как её братья и сестра благодарили их за то, что пришли. После этого Санса молилась одна в септе, а той же ночью снова покинула Инверналию, опасаясь, что может встретить кого-то из Ланнистеров, если останется ещё хоть ненадолго. Сандор не мог этого знать, но это не давало ему никакого права так говорить с ней, и тем более, упрекать её в чем-либо! Какое ему вообще дело? – кипятилась она, поворачивая к домику Бриенны. Это вообще его не касается! И если он злится на неё, непонятно за что, то теперь и у неё есть причины на него злиться! Бон Джови, похоже, был с ней согласен, потому что он снова напомнил, что ЭТО. МОЯ. ЖИЗНЬ.

***​
SanSan.jpg
Бриенна уже приготовила завтрак, когда Санса, переодевшись и приняв душ, спустилась вниз.

— Будешь кофе? — спросила Бриенна, улыбнувшись, и села на табурет возле стойки.

Пахло тостами, и желудок Сансы заурчал от голода.

— Двойной, если можно.

— Что-то не похоже, что ты ночью хорошо отдохнула. Я могу чем-то помочь?

— Да проблемы с домом, — вздохнув, пояснила Санса, — Там надо кое-что починить, а страховая компания не может прислать никого до следующей недели. Может, ты знаешь какую-то фирму, которая работает здесь?

— Ну, это же маленькая деревня… Единственная компания, которая этим занимается, находится в Салинасе[1]. Это всего в пятнадцати километрах отсюда, и они действительно хорошо работают. Можешь позвонить им. Я уверена, что в течение пары дней они пришлют тебе смету и начнут работать ещё до выходных.

— Нет, так много времени у меня нет… оценщик будет здесь уже в пятницу. Кроме того, боюсь, у меня не хватит денег оплатить услуги большой компании.

Бриенна осторожно откусила тост, и хлебные крошки посыпались на стойку. Она собирала их пальцами, а Санса обняла ладонями свой кофе, согревая руки, и вглядываясь в чёрную жидкость, как будто там могло быть решение проблемы.

— Ну, или позвони Сандору, — предложила Бриенна, не отвлекаясь от крошек, и Санса замерла на стуле.

— Я… не думаю, что это хорошая идея…

— Почему это? Ты же видела, как он быстро справился с твоим душем. Он очень трудолюбивый и знает свою работу. Слушай, я знаю, что на него трудно смотреть, и ещё труднее общаться, но он работает хорошо и быстро, и он уж точно дешевле любой компании.

— Ну, не знаю… — Санса колебалась. Она не знала, как объяснить Бриенне, что она действительно не хочет его больше видеть, и более того — работать с ним; и главное, он сам, скорее всего, этого не хочет.

— Другого варианта я не вижу. Если только ты не хочешь, чтобы оценщик рассматривал дом в его нынешнем состоянии.

— Бриен… честно говоря, мне кажется, Сандор не очень рад меня видеть…

— Он не рад видеть людей в принципе, поверь мне! — Бриенна рассмеялась, — Попробуй? Он действительно хороший мастер, и я знаю, что ему нужны деньги. Думаю, он не откажет.

После нескольких секунд раздумий и безуспешных поисков отговорок Сансе больше ничего не осталось, как пробормотать: «Ну, ладно». Бриенна уверенно взяла телефон и сразу стала звонить. К небольшому облегчению Сансы ей никто не ответил.

— Готова поспорить, он ещё спит. Джейме сказал, он вчера неслабо налегал на пиво. Короче, иди к нему!

— Не-ет, я не… — Это было нелепое предложение, и Санса пыталась протестовать, но Бриенна не дала ей закончить.

— Вот его адрес. — Она протянула Сансе листок бумаги, на котором уже написала название улицы. — Его дом находится в конце этой улицы, на выезде из Инверналии. Ты его узнаешь — это единственный дом, у которого нет никого по соседству.

Санса взяла листок и нахмурилась, но у неё не осталось никаких аргументов. И десять минут спустя она уже ехала в своей Audi по дороге в дом человека, которого хотела видеть меньше всего на свете.

«Я делаю это только для своей семьи, чтобы поскорее продать дом. Я скоро уеду отсюда!» — уговаривала она себя, снова включая диск с Дайаной Кролл, которая могла бы успокоить её нервы. Поездка была недолгой, и вскоре она уже выехала на нужную улицу. Как и сказала Бриенна, его дом был легко узнаваемым: двухэтажное каменное здание, похожее на большинство домов Инверналии, с деревянной дверью и деревянными окнами в том же стиле, что и дверь, и дорожкой из красной плитки, которая светилась в лучах утреннего солнца. Это — действительно окраина Инверналии, далеко от шума центральной площади. За ним домов больше не было, но, насколько мог видеть глаз, простирались километры полей всех цветов и оттенков: золотой пшеницы, красных маков, ярко-жёлтых подсолнухов, и даже зелёных кипарисов, обрамляющих грунтовую дорогу, которая начиналась прямо за домом, а заканчивалась где-то за горизонтом.

Санса подошла к входной двери, и, глубоко вздохнув и собрав в кулак всё своё мужество, нажала на кнопку звонка. Ей никто не ответил, хотя он должен был быть там — его фургон был припаркован снаружи. Она нажала ещё раз, но всё так же — безуспешно. После третьей попытки Санса решила, что с неё хватит, и направилась к своей машине. Как только она отошла, она услышала звук приближающихся шагов, и, обернувшись, увидела распахивающуюся дверь и голого по пояс, разъярённого Сандора.

— Какого чёрта? — прорычал он.

Он выглядел так, как будто это была худшая ночь в его жизни. Его тёмные волосы были всклокочены, он был раздет, если не считать пижамных штанов, свободно висящих на его бёдрах, и он хмурился, ослеплённый утренним солнцем. Санса застыла, не в силах оторвать глаз от той массы мышц, которая была его телом, и, поскольку она всё ещё не произнесла ни слова, Сандор скрестил руки на груди и облокотился на дверной косяк, ухмыляясь.

— Наслаждаетесь видом, мисс?

Только услышав его насмешливый тон и заметив самодовольную усмешку на лице, Санса осознала, что стоит с раскрытым ртом, но до сих пор ничего не говорит. Она, наконец, отвела глаза, и развернулась, бормоча «Забудь, это была плохая идея!»

— Эй! — он окликнул её перед тем, как она открыла машину. — Ты же зашла не для того, чтобы пожелать мне доброго утра, правда? — Он вышел за дверь и, как был, босиком, медленно направился к ней. — А чего хотела?

— Я… — Санса не знала, что сказать, она всё ещё злилась на него за вчерашний вечер, ей было неудобно из-за его раздетости, и, честно говоря, она не знала, чего ждать от разговора.

— Слушай, если это по поводу того, что я наговорил вчера… Можешь назвать меня [ходор]ом. Думаю, я этого заслуживаю. — Его самодовольная улыбка исчезла, а Сансе стало неловко, потому что её ответ тоже не отличался вежливостью.

Сандор стоял возле её машины, почёсывая подбородок, глядя на неё с любопытством и ожидая, что она, наконец, объяснит цель своего визита. Но ей было трудно собраться с мыслями под его сосредоточенным серым взглядом.

— Нет. Я… я пришла предложить тебе работу.

— Работу?!

— Да. — Её голос, наконец, обрёл уверенность. — В особняке моих родителей нужно сделать небольшой ремонт, прежде чем я смогу его продать, но я не могу найти никого, кто мог бы сделать это вовремя, до прихода оценщика. Бриенна сказала, что ты мог бы… Это она дала мне твой адрес.

— Ну, конечно, Бриенна! От неё следовало этого ожидать. — Он нахмурился. — И что там нужно сделать?

— Исправить проводку, некоторые трубы, ещё стены немного… Ну, знаешь, обычный износ старого дома. Оценщик придет в эту пятницу.

— Девочка, седьмое пекло, ты ожидаешь, что я отремонтирую целый дом за два с половиной дня? Ты шутишь, что ли?

«Это определённо была плохая идея» — подумала Санса, но сейчас перед ней стояла её последняя надежда.

— Я понимаю, это звучит невыполнимо… Но, пожалуйста? Может, ты сам придёшь и посмотришь дом? Если ты решишь, что не можешь за это взяться, я не буду тебя больше беспокоить, обещаю!

Прошла целая вечность, пока он думал над её предложением, но в итоге, он согласился.

— Хорошо. Увидимся там через час. — С этим он развернулся к дому, и пока Санса бормотала «Спасибо», он уже закрыл за собой дверь.

***​

Санса ждала его дома, выпив по дороге ещё один кофе на террасе на главной площади. Она немного успокоилась, зная, что Сандор согласился посмотреть дом. И, хотя работа с ним не представлялась ей лёгкой, теперь ей казалось, что возможно, до пятницы она всё успеет.

Наконец, она услышала рёв приближающейся машины, и уже через несколько секунд Сандор резко остановил свой фургон у ворот особняка и вышел, хлопнув дверью. Его влажные волосы, забранные в хвост, оставляли сзади на футболке мокрые следы, но, вместе с тем, он выглядел намного лучше, чем час назад.

Санса открыла главную дверь и пригласила его внутрь. Он с интересом огляделся, но тут же сосредоточился на своей задаче.

— Ладно, показывай, что тут у тебя.

Санса водила его по дому, показывая повреждения, которые она нашла, лампы, которые не работают, заржавевшие краны, и другое, что ей хотелось бы исправить. Он следовал за ней и проверял всё, о чём она говорила, задавая попутно вопросы и делая замечания о том, что он сам заметил.

— Так что скажешь? — наконец, осмелилась она спросить, когда они вернулись в гостиную, обойдя весь дом.

Он пожал плечами.

— Ну, можно сделать, в принципе…

— Правда? — Санса почувствовала, как расползается в улыбке. — Значит, будешь на меня работать?

Он кивнул.

— Начну завтра.

— Завтра? Это не будет слишком поздно? Как насчёт сегодня?

— Завтра. Будь здесь в семь с ключами. Будить меня больше не надо, мисс. — И направился к выходу.

— Но… — она заикнулась, подбирая слова, — мы даже не обговорили оплату…

Сандор уже взялся за дверную ручку, и даже занёс одну ногу за порог.

— Завтра, я сказал! — фыркнул он и вышел на улицу, оставив её посреди гостиной, изумлённую, с хмурым лицом и кучей вопросов.

Оставшаяся часть дня вяло протекала между обедом с Бриенной и Джейме, прогулкой с Джейни, проверкой электронной почты, где было более пятидесяти писем из офиса, и все они требовали срочного ответа, несколькими звонками по работе, которые она не могла отклонить. Был ещё ранний вечер, когда её начал одолевать сон, и она заползла в постель, думая о том, как рано завтра начнется её день. Идея проводить так много времени рядом с Клиганом не особо её грела. Хотя он и согласился работать на неё, не похоже было, что ему приятно это делать. Она даже начинала думать, что кажется ему назойливой. За весь день он обронил всего несколько коротких фраз. Почему он такой упрямый? Санса всё ещё сомневалась, было ли это вообще хорошей идеей — нанять его для этой работы.

Экран телефона загорелся и мигнул сообщением от Миранды:

РАНДА: Привет, дорогая!

РАНДА: Как прошёл твой день? Всё в порядке?

САНСА: Я снова встретила его

РАНДА: Встретила КОГО?

САНСА: ЕГО!

РАНДА: ты имеешь в виду того парня, который ждал тебя полночи?

САНСА: Да, того парня…

РАНДА: тааак… и что?

САНСА: кажется, он меня ненавидит…

РАНДА: Да ладно?!

САНСА: Кажется... я иду спать, умираю. Спокойной ночи!

РАНДА: Спокойной!

---------------------------------------------------------
[1] Салинас – Солеварни (исп.)


 
Последнее редактирование:

Kfafa

Наемник
Глава 6. СРЕДА
Fields-chapter6.jpg


Около семи, когда день ещё и не начался толком, Сандор припарковал свой фургон возле особняка Старков, и начал выгружать инструменты. Через несколько минут к дому подъехала Санса на своей белой машине и припарковалась за ним. Сонная и с растрёпанным хвостом она вышла из машины, вяло передвигая ноги и обнимая ладонями огромный стакан кофе. Утренняя прохлада заставляла её ёжиться и прятаться в вязаную водолазку. И при всём этом, она не забыла о своих манерах, и прощебетала «Доброе утро», скрывая зевок ладошкой. Сандор невольно усмехнулся – неужели эта безвредная заспанная девочка ещё вчера пожирала его глазами, разрываясь при этом между стыдом и гневом, и была не в силах даже объяснить, зачем она к нему ворвалась с утра пораньше.

Сандор вновь испытал раздражение, вспомнив, как настойчивый звонок в дверь вытащил его вчера из постели. Он ожидал от этого утра чего угодно: похмелья, головной боли, дурного настроения… Но меньше всего он ожидал обнаружить Сансу Старк у своей двери! Он вылетел из дома, уже открыв рот, чтобы послать в пекло безумца, который что осмелился разбудить его. Ведь он специально выбрал дом подальше от центра, чтобы наслаждаться одиночеством, и жить своей спокойной жизнью! Он не был готов ни к каким гостям, если это были не Бриенна или Джейме. И уж точно не ранним утром!

Гостья выглядела чуть ли не более ошеломлённой, чем он, когда он открыл дверь. От неожиданности он чуть было не выскочил к ней в чём мать родила, но в последний момент вспомнил о штанах, и предстал перед ней полуголым, с выражением угрюмого замешательства на уродливом лице и с бардаком на голове. Лицо Сансы меняло цвет от бледного до малиново-красного, когда она его рассматривала, и, несмотря на скверное настроение и головную боль, это позабавило Сандора. «Что ж, хочет леди посмотреть – пусть смотрит!»

Предложение работы вообще поставило его в тупик. Из всех грёбаных вещей, которые Санса Старк могла бы делать этим утром в его доме, это было последним, что он мог себе вообразить. И он сказал «Да», в то время как фактически собирался сказать «Нет! Убирайся прочь из моей жизни, и иди со своими проблемами к кому-нибудь другому». Ему следовала сказать «Нет», потом ещё раз «Нет», а потом ещё сто раз «Нет», но его губы этим утром жили какой-то своей жизнью, не связанной с разумом, и уже час спустя, мучаясь головной болью, он ехал в дом, в который никогда не входил прежде. Сандор оправдывал себя мыслью, что вряд ли кто-либо на свете мог бы сопротивляться ей, когда она смотрит своими голубыми глазами так, что ты чувствуешь себя единственным человеком во всём мире, кто может ей помочь. И, по правде говоря, где-то в глубине души ему льстило, что именно он оказался тем самым «единственным человеком».

Знаменитый дом Старков поражал воображение – как снаружи, так и внутри. Он, конечно, нуждался в ремонте, чтобы снова считаться пригодным для жилья, но Сандор отметил, что всё не так трагично, как он себе представлял. Ему стоило приступить к работе немедленно, но головная боль убивала его. Кроме того, нужно было кое-чего докупить, прежде чем начать.

Остаток утра прошёл среди аспирина, короткого сна и злобного звонка Бриенне на счёт того, что «Какого чёрта она дала Сансе его адрес?», но Бриенну, как обычно, не тронули ни его жалобы, ни резкий тон, и вместо ответа она передала трубку Джейме. Тот предложил в качестве компенсации помочь ему с необходимыми покупками, раз уж именно его женщина заварила эту кашу, поэтому остаток вторника они провели в поездке в Салинас, где посетили несколько хозяйственных магазинов.

– Чем ты так недоволен? – вопрошал Джейме со своего пассажирского сидения, когда они ехали обратно в Инверналию, – Бриенна нашла тебе подработку!

– Мне не нужна сейчас подработка, у меня урожай на носу, там и подработаю!

– Но это ведь проще и быстрее. Немного лишних денег никогда не помешает! И к тому же, мне думается, неплохо было бы поработать рядом с Сансой Старк, – добавил он, поднимая свои идеальные брови и участливо наклоняя голову. – Эта девушка чертовски красива, и мне всегда казалось, что тебя тянет к рыженьким!

Он рассмеялся, а Сандор только фыркнул в ответ. Он знал своего друга слишком хорошо, чтобы понимать, как далеко тот может зайти со своими дурацкими намеками, и у Сандора не было никакого желания играть с ним в эти игры. А хуже всего было то, что Джейме был прав. Санса – это само воплощение красоты: в пыльной одежде, в красивой блузке, в растянутом свитере, как угодно – он был не в состоянии отвести от неё взгляд.

И сейчас он, вооруженный до зубов инструментами, тащился со своим огромным ящиком к её дому. Санса открыла дверь и помогла внести всякую мелочь в гостиную, где Сандор принялся раскладывать провода, пробки, лампы и шурупы всех размеров и диаметров.

– Я начну с проводки, – объяснил он ей, – так что вечером уже будет свет.

– Хорошо. Если я могу чем-то помочь – просто скажи мне.

– Не волнуйся, я справлюсь. Занимайся своими делами. Если что – позову.

– Ладно. Я тогда попробую здесь прибраться и снять все эти тряпки. – Санса указала на призрачные простыни, которые покрывали мебель.

Сандор осмотрел проводку в гостиной и почти сразу обнаружил, что это – всего-навсего замыкание между проводом и переключателем, которое вполне можно было бы устранить при помощи отвертки и плоскогубцев, что он и собирался сделать. Но ему было довольно-таки тяжело сосредоточиться в присутствии Сансы. Она кружила по гостиной, снимала чехлы со старой мебели, являя тем самым вихрь рыжего с белым. Каждая снятая ткань открывала кусочки прежней жизни, которые были скрыты на протяжении четырёх лет. Время от времени, развернув тот или иной предмет мебели, Санса замирала, как будто изучая эту вещь, теряясь в воспоминаниях, связанных с её семьёй. Один раз Сандор даже заметил слезу, которую она поспешно вытерла, прежде, чем та успела упасть на щеку. Вскоре он понял, что слишком увлекся, разглядывая, как её, и, ворча и ругаясь про себя, вернулся к своей работе.

Телефон Сансы разрывался от сообщений, звонков от друзей и коллег, и однажды – от агентства по недвижимости. Из всего этого можно было понять, в каком напряжённом ритме она живёт в своём городе. Со всеми она говорила вежливо и корректно, и Сандор чувствовал себя как какой-нибудь жуткий старикан, подслушивая её разговоры сквозь стук молотка. Но один раз он обратил внимание, как она убирает звук телефона, не отвечая на какой-то звонок. И теперь Сандору не давал покоя вопрос: кто, ко всем чертям, этот единственный человек, с которым благовоспитанная Санса Старк не захотела говорить?

В середине утра, когда половина ламп на первом этаже уже была исправлена, сверху раздался крик. Сандор взлетел вверх по лестнице, откуда он слышал жалобные крики о помощи, думая, что Санса поранилась, что-то себе сломала, что-то на неё упало и прибило… Он пересёк длинный коридор, пока не нашёл её в одной из спален. Он был готов увидеть её распростёртой на полу в луже крови, или что-нибудь похуже… но она всего лишь стояла на кровати, и жалась в угол!

– Какого чёрта? – прогремел он. – Что здесь происходит?

– Хвала богам, ты пришёл!!! Это… там! – Она указала дрожащим пальцем в угол комнаты.

Сандор нахмурился и проследил за её пальцем, потом перевёл недоверчивый взгляд на неё, потом снова в угол… и расхохотался, запрокинув голову. Санса посмотрела на него с открытым от возмущения ртом и покраснела как помидор от такой неприличной реакции на её бедствие.

– Мышонок?! Ты шутишь, что ли?

– Что? Шучу?! – Санса попыталась собраться с духом, но всё так же трусливо топталась по кровати.

– Полагаю, в твоей милой городской квартирке мыши редко встречаются? – Он облокотился на дверной косяк, скрестив руки на груди, и усмехаясь. Происходящее явно доставляло ему истинное наслаждение.

– Нет, у меня дома нет никаких мышей! Пожалуйста, сделай что-нибудь! – паника с её лица исчезла, но само лицо было белым, как стена.

– Что ты хочешь, чтоб я с ним сделал, девочка? Вызвать его на поединок?

– Сандор, ну пожалуйста… – Её голубые глаза смотрели умоляюще, и она даже сложила ладони перед грудью, что должно было добавить драматичности просьбе.

Сандору это показалось смешным: вдруг через шесть лет он стал человеком первой необходимости в её жизни; и неважно, что это касается починки выключателей или изгнания мышонка.

– Ладно, проверю, какое оружие у меня есть для этой битвы. – Сандор вышел, хохотнув, и вернулся в комнату, вооружённый метлой и ведром.

Санса из своего укрытия наблюдала, как Сандор загнал мышонка к стене, а потом быстро накрыл его ведром.

– Хочешь посмотреть на чудище вблизи? – дразнился он, подойдя к кровати и понимая ведро перед собой. – Не бойся. Я смогу защитить тебя!

– Нет-нет, убери его! – взвизгнула Санса, прижавшись к стене и глядя на ведро с отвращением.

Сандор только пожал плечами.

– Ладно, освобожу его на улице.

Санса вышла из своего убежища и уже ждала в гостиной, когда Сандор вернулся с улицы, где он оставил бедного зверя. Спокойствие понемногу возвращалось к ней.

– Спасибо. Прости за эту сцену. Я, наверное, выглядела по-идиотски…

– Да нормально ты выглядела… Слушай, а я не знал, что моя работа будет связана с опасными хищниками. Добавишь этот пункт в мой контракт?

Он подтрунивал над ней, но, вместо того, чтобы обидеться, Санса расплылась в улыбке. На этот раз это – настоящая улыбка, а не «вежливая».

– Если бы только Арья или отец меня видели! Они бы меня год мучали шутками! Загнанная в угол и до смерти напуганная мышонком в собственном доме! – она смеялась над собой из-за всей этой ситуации, и её смех наполнил воздух, как дождь в знойный день, срывая напряжение, которое висело между ними ещё с понедельника.

– Ну, всё, теперь ты в безопасности. Я пойду дальше работать.

***​
ГГ-и.jpg
Санса всё ещё была смущена из-за инцидента с мышью, но уже и посмеивалась над своими страхами. Она просто-напросто отвыкла от того, что сельская местность кишит разного рода насекомыми и мелкими грызунами. В сущности, из всех детей Старков она была самой пугливой. Арья всегда дразнила её из-за этого: каждый раз, как они с Браном вылавливали какого-нибудь огромного мерзкого жука, она непременно спешила показать его Сансе.

Остаток утра до обеда прошёл без происшествий. В обед Санса договорилась встретиться с Джейни, а Сандор остался в доме, сказав, что перекусит бутербродами, и сразу же вернётся к работе. Ей было неловко, что она должна оставить его одного, но Джейни ждала, а Санса уже опаздывала. Кроме того, Сандор выглядел как человек, который прекрасно справляется сам.

Во время обеда Санса повеселила Джейни рассказом о «мышином бедствии», постигшем её утром. Особенно Джейни смеялась, представляя себе поединок Сандора с мышонком, и как себя чувствовал этот малыш, загнанный великаном вроде Сандора. Санса хохотала, вспоминая произошедшее.

Она продолжала улыбаться по дороге домой, снова окунувшись в воспоминания. Она пыталась занять себя чем-то, и думать о прошлом как можно меньше, но пустота, царившая теперь в доме, давила на грудь. Это было домом Старков, во всех смыслах этого слова, на протяжении многих поколений; их мир, который был разрушен в одночасье, а сами они – разбросаны по миру, вдалеке от Инверналии, и ей не хотелось ворошить это прошлое.

Когда она вернулась, Сандор уже перебрался на кухню. Он был просто неутомимым, если учесть, сколько он успел сделать с утра, а впереди его ждала ещё уйма работы. Санса поднялась по лестнице, намереваясь закончить уборку спален. Но она так рано встала сегодня, и, несмотря на то, что было всего три часа пополудни, она не заметила, как уснула, устроившись на родительской кровати.

Уже через два часа Санса подскочила, снедаемая чувством вины за то, что оставила Сандора одного. Она сбежала вниз по лестнице, и нашла его всё ещё на кухне.

– Как спалось?

Санса пробормотала «Спасибо, хорошо!» и залилась румянцем.

– Не бери в голову. Я просто какое-то время не слышал ни тебя, ни твоего телефона, и поднялся наверх, посмотреть, не случилось ли ещё чего-нибудь… Не стоит тебе так рано приходить завтра.

Сансе было приятно это маленькое проявление заботы с его стороны. Внезапно раздался гулкий стук в дверь, и они оба замерли на месте. Сколько лет прошло с того времени, как кто-то пользовался этим дверным молотком? Сколько лет прошло с тех пор, как она слышала это?

– Ждёшь гостей? – Сандор вытер руки полотенцем.

– Нет… Но я пойду, посмотрю кто там.

За дверью стоял Джейме Ланнистер, улыбающийся и распространяющий вокруг себя флюиды хорошего настроения.

– Джейме! Вот так сюрприз! – Санса была искренне рада его визиту.

– Привет! Я тут прогуливался, и подумал – а не протянуть ли вам руку помощи? – Джейме театрально взмахнул своей культей. Санса на мгновение застыла, не зная, как реагировать на это особенное чувство юмора Джейме, пока он сам не расхохотался, заражая её своим смехом.

– Здрасьте. – Из-за спины Сансы показался Сандор. – А ты что здесь делаешь? Ну, кроме того, что гастролируешь со своим бездарным стендапом?

– Бриенна волновалась, что Санса помрёт здесь с голоду за целый день. А поскольку она знает, насколько бутерброды Сандора ужасны, – Джейме выразительно посмотрел на Сандора, – она прислала меня с ужином. – Он потряс большой сумкой, которую принёс с собой.

– О, спасибо! Заходи же! Можешь оставить это на кухне. – Санса, наконец, вспомнила о манерах и проводила его внутрь.

Бриенна приготовила пирог её матери, овощи на гриле, куриные крокеты, и даже фруктовый салат на десерт. Санса изошла слюной, ещё даже не развернув пакеты.

– Я купил пиво для твоего работника, и лимонный чай для леди.

– Джейме, это так любезно! Останешься на ужин?

– Не-а, мне нужно работать. Не позволяй ему фыркать и ворчать на тебя. Ты, наверняка, заметила, что это его любимое занятие. – Джейме мотнул головой в сторону Сандора и подмигнул Сансе.

– Не позволю, обещаю. – Санса улыбнулась и удивилась, что ей может быть так приятен человек по фамилии Ланнистер. Даже Сандор, похоже, не имел ничего против его шуток на свой счёт и совершенно не обижался на Джейме. Очевидно, что они действительно хорошо знали друг друга, и наслаждались своей дружбой.

– Ланнистер, если тебе нечего сказать хорошего в мой адрес, то советую тебе уносить отсюда свою тощую задницу, да поскорее! – огрызнулся Сандор. Джейме с шутовским поклоном улыбнулся Сансе и испарился так же быстро, как и появился здесь.

Когда они снова остались одни, Санса подошла к Сандору.

– Поужинаешь со мной? Здесь слишком много для одного человека.

Он на мгновение задумался, прежде чем кивнуть.

– Только мне сначала нужно настроить свет в кухне.

Санса вернулась к уборке на втором этаже, а затем прибралась в кухне. Потом она разложила еду, принесённую Джейме, и через два часа первый за все эти годы ужин в доме Старков был готов.

Аромат блюд Бриенны кружил голову, и они оба набросились на еду. И хоть ни один из них не решался нарушить молчание, тишина почему-то их не удручала. Сансе было впервые так комфортно рядом с ним с того момента, как они встретились два дня назад. Кроме того, она прекрасно понимала причины напряжённости Сандора: между ними осталось слишком много недосказанного.

– Я должна была поблагодарить тебя за то, что ты сделал. – Она как будто проговорила вслух свои мысли, даже не задумываясь об этом, и посмотрела на Сандора. Он на секунду замер и нахмурился.

– Это всего лишь моя работа, чего меня благодарить?

– Ты ведь прекрасно понимаешь, что я не о работе сейчас, Сандор. Я всегда помнила, что ты был единственным, кто пытался мне помочь, когда всё произошло…

Сандор продолжал есть, словно не обращая внимание на её слова, но она видела, что он помнит всё так же ясно, как и она.

Сандор работал на Тайвина Ланнистера, когда Санса встречалась с Джоффри, и мальчишка таскал своих друзей на свидания. Поначалу всё казалось сказкой. Их отцы дружили, и когда Джоффри предложил ей встречаться, все были только «за». Он выглядел таким красивым и казался таким галантным; его семья жила в старинном замке, и она чувствовала себя настоящей принцессой, когда приходила к ним в дом. Однако, позже всё оказалось пустым миражом. Уже через несколько недель Джоффри надоело разыгрывать из себя прекрасного принца, и его настоящее нутро полезло наружу. Сначала это были критические комментарии относительно её внешности, затем он стал высмеивать её перед любым, кто был готов это слушать. Вскоре это переросло в публичные оскорбления на потеху его друзьям. Мерин Трант и Борос Блаунт всегда делали то, чего хотел Джофф. Поэтому они с удовольствием смеялись над его «шутками», а затем и сами начали оскорблять Сансу к его радости. Сандор Клиган был с ними большую часть времени, но он никогда не смеялся, его лицо было непроницаемым, и много раз Санса задавалась вопросом, почему этот человек вообще находится с ними, если очевидно, что он не разделяет их интересов. Она подозревала, что Джоффри боится этого огромного мужчину, которого дед Тайвин приставил к нему.

Спустя время она поняла, что должна была оборвать всё намного раньше, должна была рассказать родителям или хотя бы Роббу… Но ей было всего семнадцать! Она была напугана и растеряна, ей не хотелось, чтобы её семья узнала, что мальчишка Ланнистер всё время её унижает. Джейни была единственным человеком, который видел её слёзы.

В тот день, когда она, наконец, собралась с духом, чтобы разорвать их отношения, Джоффри попросил её встретиться с ним в замке Ланнистеров. Когда она приехала, они все были там: Джоффри, Трант, Блаунт и Клиган. Они сидели возле главных ворот, выпивали, курили и травили анекдоты. Но когда Санса сказала Джоффри не звонить ей больше, их улыбки улетучились.

– Это я буду решать, когда мне надоест тебя видеть, дура! Похоже, тебя надо кое-чему научить?

Санса до сих пор отчетливо помнила и произнесённые Джоффри слова, и его злобную ухмылку, и дрожь, пробежавшую по её телу, когда они все встали.

– Мерин, разберись с ней! – приказал он своему приспешнику.

Мерин Трант уже занёс руку, намереваясь ударить её по лицу, и Санса закрыла глаза, ожидая удара, которого, однако, не последовало.

– Довольно! – взревел Сандор, перехватывая руку Транта, прежде чем тот смог её ударить, и отбросил его одним толчком.

Санса изумлённо посмотрела на Сандора, словно увидела его впервые, но уже через мгновение Джоффри взял её за плечи и столкнул вниз по каменным ступеням, ведущим к дверям замка. Она до сих пор помнит эти пятнадцать ступеней каждой косточкой, каждой частью своего тела. А потом она больше ничего не чувствовала. Перед глазами вспышками мерцали огни скорой помощи, в нос бил запах больницы, в ушах звенели мамины рыдания… Потом были синяки и раны, которые не заживали ещё месяц, таблетки, полицейский, который принял у неё заявление, жалоба, поданная отцом в полицию… Всё это ещё жило в её голове, весь этот кошмар, который и сейчас иногда навещал её во снах, напоминая о себе.


– Я не сделал ровным счётом ничего, – выдернул её Сандор из воспоминаний. – Они всё равно причинили тебе вред. Мне стоило столкнуть Джоффри с той лестницы намного раньше.

Не было даже расследования! Полиция была подкуплена Тайвином, а Джоффри заявил, что она сама поскользнулась и упала. Никто даже не стал проверять, сколько он выпил в ту ночь. Все приняли его версию, и дело было закрыто.

Санса помнила, каким дождливым был тот день, когда они с отцом выходили из полицейского участка, где им объяснили, что ответственность лежит полностью на ней. Её выписали несколькими днями ранее, и Санса с трудом передвигалась. Никто их не ждал, никто не интересовался тем, что произошло. Санса ждала возле здания участка, пока Нед подгонит машину, дрожащая и промокшая, несмотря на зонтик, когда Сандор Клиган появился рядом с ней, словно соткавшись из пустоты.

– В пекло Ланнистеров. Я уезжаю.

– Куда? – Это было единственным, что она смогла произнести.

– Не знаю. Куда-нибудь подальше от этой дерьмовой деревни.

Его серые глаза были прикованы к ней какие-то несколько мгновений, которые показались ей вечностью. Когда отец подъехал, Сандора уже не было.


– Ты предложил мне выход. Это больше, чем кто-либо сделал.

В тот вечер Санса наблюдала за его фургоном из своего окна. Дождь не прекращался ни на секунду, и лил часами, пока не стало слишком поздно, и Сандор, наконец, не завёл машину и не рванул с места. Она часто думала, может, правильнее было уехать с ним той ночью, оставить всё и забыть? Но она тогда была ещё ребёнком, напуганным и израненным, она не знала, что думать о Сандоре. И, кроме того, не хотела беспокоить свою семью.

– С того дня к нам никто не приходил в гости. Никто не спрашивал никого из моей семьи, всё ли со мной в порядке. За исключением Джейни и Подрика. Никто не хотел иметь дела со Старками после закрытия дела. Все вели себя так, как будто ничего не произошло, как будто в мэрии не сидит монстр, управляющий этой деревней и защищающий другого монстра.

– Люди боялись Тайвина, всегда боялись. Но теперь Ланнистеров нет, а мы всё ещё здесь, – ответил, наконец, Сандор, глядя на неё.

Санса усмехнулась.

– Да, мы всё ещё здесь, и вполне себе неплохо держимся, мне кажется.

– Когда ты уехала из Инверналии?

Санса поёжилась.

– Тем же летом. Я закончила школу на домашнем обучении. Боялась ходить в школу, гулять… Вообще боялась выходить из дома. Джоффри всё время мне писал… Даже не знаю, что меня пугало больше – его угрозы или его ласковые сообщения. Я жила в страхе несколько месяцев, пока мои родители не решили, что мне стоит переехать в город к моей тётке Лизе, чтобы поступить там в колледж. Мы собирались в тайне ото всех, и отец увозил меня ночью, поэтому никто ничего не знал… Это был кошмар…

– Ты не заслужила того, что с тобой произошло. Джоффри и его семья были раковой опухолью Инверналии, и я рад тому, что с ним случилось. Такие люди, как он или мой брат, не должны жить…

– Возможно… В общем, хоть это и было так давно, я часто всё это вспоминала. Я часто вспоминала тебя. – Санса улыбнулась ему, и это была, пожалуй, самая искренняя улыбка с того момента, как они встретились. Сандор только фыркнул, и отвел взгляд, ему было явно неловко от этого разговора. И всё же, Санса почувствовала, что в стене, которая их разделяет, появилась трещинка, через которую теперь тонкой струйкой просачивался свежий воздух, и дышать стало легче.

– Ладно, мисс Старк, это был долгий день, и завтра у нас ещё куча работы, – наконец, сказал он, вставая с места. – Надо отдохнуть.

Санса не могла не согласиться, она устала, и всем сердцем хотела принять душ и залезть в кровать. Сандор помог ей навести порядок на кухне, и они стали собираться.

– И, слушай… Тебе не надо приезжать завтра так рано. Давай ключи, я приеду пораньше, а ты выспишься. Думаю, тебе это не помешает.

– Спасибо, Сандор. За всё.

Они разъехались без лишних слов.

– Спокойной ночи, – пожелала ему Санса

– И тебе, – еле слышно ответил Сандор, и завел свою машину.

Уже через несколько мгновений шум его мотора затерялся вдали.
 
Последнее редактирование:

Kfafa

Наемник
Глава 7. ЧЕТВЕРГ
chapter 7 main.jpg

После долгого горячего душа Санса, наконец, выбралась из своей комнаты и спустилась вниз на завтрак. Часы показывали полдесятого, и Бриенна давно уже возилась на кухне, наполняя дом ароматом тостов и кофе, который так нравился Сансе.

— Привет! Ну, как вы вчера управились?

— Действительно, много работы. Но Сандор сказал, что сможет закончить всё сегодня.

— Ну, отлично. Как тебе с ним работалось? Всё нормально или он ворчал весь день?

— Нет, всё на самом деле прошло хорошо. Ты была права, он действительно прекрасный работник.

Санса прокручивала в голове их с Сандором вечерний разговор. Хоть они не так уж и о многом поговорили, это было неважно: всё необходимое было сказано.

— И спасибо за ужин, Бриенна, было очень вкусно!

— Не за что. Я просто много всего наготовила, а потом подумала, что вы там заняты и сюда не зайдете… Ну и отправила Джейме с ужином, чтоб хоть какую-то пользу приносил. — Бриенна усмехнулась: — Вот, держи. Я заварила кофе и приготовила вам бутерброды на сегодня. Может, у тебя уже есть планы на обед, но Сандор не утруждает себя, чтобы сделать что-то сложнее, чем запихнуть консервированный тунец между двумя кусками хлеба.

— Сегодня я накормлю его правильной едой, обещаю! — Санса улыбнулась и почувствовала себя несколько виновато, вспомнив, что оставила его вчера одного, а сама убежала на обед с Джейни. Это было ужасно невежливо! Она быстро схватила сумку, приготовленную Бриенной, и поспешила к выходу.

— Я побежала! Сандор наверняка там с самого утра!

Приехав, Санса некоторое время побродила по первому этажу и, наконец, нашла Сандора в одной из ванных комнат наверху. Его крупное тело распростёрлось прямо на полу, а голова была скрыта где-то под раковиной. Небольшая ванная еле вмещала его, и Санса едва не споткнулась об его ноги, торчащие из-за двери.

— Доброе утро! Я кофе принесла, будешь? — Санса помахала термосом.

— Передай мне лучше гаечный ключ из моего ящика.

Санса вошла в ванную и порылась в ящике, пока не нашла предмет, похожий на то, что просил Сандор. К счастью, это было то, что нужно. Он чем-то постучал, а потом закрутил ключом и после этого вылез, наконец, из-под раковины и встал в полный рост. Он был на целый фут выше Сансы, мощный и широкоплечий, и казался неповоротливым в этой маленькой ванной, которая внезапно стала тесной. Он был в своих привычных джинсах и белой обтягивающей футболке, а его пояс с инструментами болтался у него на бёдрах. Вытирая руки, он начал рассказывать Сансе, что уже исправил душ и умывальник, а у неё в это время в голове почему-то крутилась реклама из девяностых «Перерыв на диетическую Колу»: высокий симпатичный рабочий, который устроил себе перерыв, оторвавшись от чёрт-знает-какой-работы, и тем самым привлёк внимание целой кучи офисных дамочек.*
*


— Ты меня слушаешь? — его резкий голос вернул её в реальность, и она сделала вид, что рассматривает что-то на противоположной стене.

— Да, разумеется… душ… спасибо, ты молодец, — заикаясь проговорила она и огляделась: — Это была наша с Арьей ванная. Она всегда злилась, что я слишком надолго её занимаю. А когда выросла, стала мне мстить, воруя мою косметику.

Санса улыбнулась и с удивлением отметила, что Сандор тоже улыбается.

— Ну, по крайней мере, у тебя есть счастливые воспоминания из детства. Это хорошо. Так где там мой кофе?

Они спустились в кухню, где Санса налила им кофе. Сандор продолжил рассказывать, что им осталось сделать сегодня. Когда он поднял чашку, чтобы сделать глоток, её глаза помимо воли проследили за движением его бицепса. «Интересно, он специально покупает такие обтягивающие футболки или просто в магазинах Инверналии нет его размера?» — подумалось ей. Потом она представила себе, что Миранда наверняка думала бы о том же, только вслух, и она прыснула.

— Ну, чего ещё? — Сандор нахмурился, не подозревая, куда Сансу завели её глупые мысли.

Она покраснела, как подросток, пойманный на мелкой краже в супермаркете.

— Просто вспомнила о завтраке от Бриенны. Она нам что-то там приготовила. Похоже, она очень сомневается в твоих кулинарных способностях.

— Да что ты говоришь! Сомневается, а? — Сандор хмыкнул. — Ну, в принципе, я с ней согласен… повар из меня никакой.

— Ну и что же? Я тоже с кухней не дружу. Вот моя мама была хозяйка… А мне эти навыки не передались…

— Ого! Значит, ты не совсем идеальная, а? — теперь была его очередь прыснуть в чашку, покачивая головой, будто от какой-то невысказанной шутки.

Санса рассматривала свой кофе, делая вид, что это весьма её занимает.

— Нет, я совсем не идеальная, — пробормотала она, улыбаясь.

— Ладно, давай продолжим работать.

Сандор работал неторопливо и спокойно, успев за утро переделать кучу дел. Он уже перешёл в другую ванную, которая раньше принадлежала её братьям, а Санса продолжила бороться с пылью, хотя всё говорило о том, что эту битву она проигрывает. После перерыва на обед, когда они съели бутерброды Бриенны, и Сандор признал, что её бутерброды намного лучше его, он снова занялся электричеством. Когда он начал настраивать распределительный щит, находившийся рядом со входной дверью, ему понадобилась помощь Сансы, и она стала подавать ему инструменты, пока он разбирал провода, стоя на стуле. Основная проблема заключалась в том, что щит был старым, и несколько проводов торчали из него оборванными шнурками. Да и сам щит отошёл от стены и болтался на одном гвозде. Санса подавала ему инструменты, изумляясь, как его большие руки могут справляться с такой мелкой работой. Инструменты в его руках выглядели, как игрушечные, но он с ними прекрасно управлялся. Он уже почти закончил работу и пытался вставить оставшиеся провода на место, как вдруг в коробке щита что-то хлопнуло и заискрилось.

— Твою мать!!! — выругался Сандор, отшвырнув отвёртку и сжимая кулак.

— О боги, что случилось? Ты в порядке?

— Грёбаное электричество! — он слез со стула и зашипел, разглядывая свою руку. — Нормально всё. Ничего страшного.

— Ты уверен? Дай, я посмотрю! — Санса протянула руку, чтобы осмотреть рану, но он, упрямо сжимая кулак, прижал его к груди.

— Сандор. Давай. Пожалуйста, — тихо, но твёрдо произнесла Санса.

Он сдался, и Санса, палец за пальцем, разжала его руку. Рана была не очень глубокой, в основном, мелкие ожоги от искр, но один провод всё-таки оставил порез, который кровоточил.

— О, Сандор… мне жаль… Надо обработать рану, чтобы заражения не было.

— Я же сказал — ничего страшного, оставь, заживёт. — Сандор по привычке ворчал, но было видно, что ему очень неловко.

— Я принесу аптечку из машины, — Санса выбежала; она не могла себе позволить не помочь ему, так как он поранился, работая в её доме. Уже через минуту она вернулась с аптечкой.

Сандор противился, когда она велела ему пройти в гостиную, но, в конце концов, он послушно проследовал за ней к столу и уселся напротив. Санса смочила ватный тампон спиртом, уверенно взяла его руку и стала протирать порез. Сандор сидел неподвижно с самого момента, как она взяла его ладонь в свои руки, и хоть она была сосредоточена на обработке раны, она не могла не почувствовать, что он сверлит её взглядом, как будто пытаясь изучить каждое её движение.

— Ну, кажется, всё, — тихо проговорила Санса, отложив тампон и собираясь закрыть рану пластырем. Когда она открыла сумку аптечки, то обнаружила, что единственный пластырь, который у неё остался — это упаковка детских пластырей с Микки Маусом, которую она в спешке купила на заправке, когда натёрла ноги новыми туфлями.

Тем не менее, Санса твёрдо намеревалась довести дело до конца. Она вытащила Микки Мауса из упаковки и мягко прижала к ладони Сандора. Санса на долю мгновения задержала свою руку, и в этот крошечный момент его большой палец скользнул по её ладони, передавая этим незаметным движением частичку электричества, которое заставило её вздрогнуть. Санса замерла, глядя, как его рука медленно соскользнула, оставляя за собой только память о тёплом прикосновении, и теперь в её ладони чувствовалась отчаянная пустота, как будто отсутствовала её часть, которую необходимо было вернуть. Но момент был потерян, и они теперь просто смотрели друг на друга, сидя за столом в пыльной гостиной.

— Эй? А это ещё что? — Сандор, наконец, увидел Микки на своей руке. — Сколько, ты думаешь, мне лет?

Санса покраснела, но тут же расхохоталась, настолько нелепым был образ мужчины вроде Сандора с Микки Маусом на руке.

— Прости, у меня кроме этого ничего не было! — пыталась она объясниться сквозь смех.

Ей было приятно видеть, что и он находит ситуацию комической, и его лицо расплывается в улыбке.

— Считай это приветом от нашего вчерашнего гостя! — добавила она, учтиво кивнув.

Сандор пристально посмотрел на неё, и теперь они уже вдвоём залились смехом. Это были очень приятные минуты, которые ничем не напоминали то напряжение, с которым они встретились три дня назад. Ей нравилось, что они понимают юмор друг друга, и когда он смеётся, он не выглядит таким угрюмым, а морщинки, появляющиеся у его глаз, когда он улыбается, на самом деле делают его лицо моложе.

— Ладно, мы с Микки должны добить этот щит, если наш доктор позволит.

Санса деловито кивнула:

— Да, думаю, теперь ваша жизнь вне опасности, и вы можете вернуться к работе!

Остаток дня прошёл без инцидентов, и к восьми часам вечера Сандор сообщил, что всё готово и работает без перебоев. Санса подпрыгнула от радости, что они всё успели к завтрашнему визиту оценщика.

— Мы должны это отпраздновать! — предложила она. — Мы ведь заслужили, правда?

Сандор снова нахмурился. Похоже, это его любимое выражение лица.

— Нам не нужно в душ для начала?

Санса пожала плечами.

— Ну, ты ведь починил душ? Мы можем им пользоваться. Пойдем, а? В меню «Стены» есть много всяких вкусностей, которые я ещё не пробовала! И, кроме того, мы до сих пор не обговорили твою оплату! Я угощаю!

Санса улыбнулась ему своей самой очаровательной улыбкой — он так тяжело работал, и она была уверена, что они оба заслужили отдых и хороший бокал вина.

— Кажется, у меня в машине есть ещё одна футболка, — согласился Сандор.
***​
Уже через полчаса они сидели в «Стене» и рассматривали меню. Санса заказала себе бокал красного вина, а Сандор — бокал пива, половину которого он опустошил одним глотком. Посоветовавшись с Вель, они решили заказать несколько закусок на двоих.

— Мне нравится это место. — Санса покручивала свой бокал, заставляя вино растекаться по стенкам и сползать вниз. — Здесь с первого раза чувствуешь себя как дома.

Сандор повёл плечом. Сегодня здесь было больше народу, чем в понедельник, хотя и меньше, чем обычно бывает в выходные. Без сомнения, «Стена» — отличное место, и еда здесь великолепная, но единственное место, где Сандор чувствовал себя дома — это его уединённый дом на окраине деревни.

— Сандор, ты должен сказать мне, сколько я должна тебе за работу и за материалы. Завтра придёт оценщик…

— Я посчитаю и скажу тебе завтра. Но не переживай, я недорого беру, — отшутился он.

— Не нужно себя недооценивать, мистер Клиган! Ты проделал огромную работу и даже получил производственную травму! — Санса указала на его руку, на которой прочно укрепился Микки, и они оба рассмеялись.

Рука всё ещё побаливала, но каждый раз, когда он смотрел на этого мышонка, он вспоминал, как тщательно она обрабатывала рану, держа его за руку. Это было чертовски приятно: Санса заботилась о нём, его ладонь до сих пор помнила прикосновение её пальцев. Она раньше никогда не прикасалась к нему, и это новое ощущение приятно щекотало сердце.

Вель, плавно покачивая бёдрами между столиками, подошла с первыми блюдами. Они только успели попробовать первую закуску — артишоки, обжаренные с беконом и белым вином, как дверь открылась, и в паб вошли Джейни и её жених.

— Санса! Какой сюрприз! — и Санса засияла, как каждый раз, когда она видела своих друзей, и встала для того чтобы обнять Джейни.

— Санса, это Берик! Я так рада вас познакомить, наконец-то!

— Очень приятно, Берик! И прими мои поздравления! — Она кивнула в сторону руки Джейни.

— И мне! Я очень много слышал о тебе!

Они пожали друг другу руки, и Сандор отметил, что Санса только что завела себе ещё одного друга. Он тоже встал. Они могут делать вид, что его не замечают, но сегодня он пришёл с ней, и он не намеревался ничего в этом менять.

— Клиган.

— Дондаррион.

По одному взгляду мужчин друг на друга было видно, что они не друзья. Санса вопросительно посмотрела на Джейни, та в ответ только пожала плечом.

— Мы только сели. Хотите присоединиться? — пригласила Санса. К счастью, они отказались, сказав, что заехали на минуту, только чтобы забрать еду на вынос.

— Санса, мы едем на фестиваль в Салинас в субботу. Под тоже будет, поедешь с нами? Помнишь, твой отец возил нас туда, когда мы были помладше? Давай, будет здорово!

— Я не была на деревенских фестивалях с тех пор, как… Как уехала, в общем. Да, это было бы здорово. Я поеду! — Санса воодушевилась, — я завтра позвоню, хорошо?

После того, как они обговорили планы на выходные, и Джейни с Бериком ушли, можно было, наконец, вернуться к ужину. Сандор всегда тяжело сходился с людьми, но Берик Дондаррион — вообще последний человек, которого он хотел бы встретить. Берик был красавцем — высокий, загорелый, с темно-каштановыми волосами. Он был провинциальным судьёй и имел манеру говорить и вести себя таким образом, как будто он — единственный человек, знающий истину. Сандор таких людей не терпел.

— Что между вами произошло? — Санса, наконец, решилась спросить. — Он кажется неплохим парнем.

Это потому, что ты не попала под его суд.

— Просто… не друзья, вот и всё.

Санса пристально посмотрела на него, словно пытаясь проникнуть в его мысли, но она не настаивала на том, чтобы он продолжал объяснение. Они перешли от артишоков к иберийской ветчине, ризотто с грибами, и стейкам. Санса нахваливала еду, поигрывая прядью волос, наматывая её на палец, и периодически перекидывая волосы за плечо. С ней было легко говорить — она умная и веселая, она слушала его, задавая только необходимые вопросы, и Сандор задумался, кто когда-либо вообще уделял ему столько внимания, кроме Джейме. Он чувствовал, что интересен ей, и сегодня они — только вдвоём, без множества друзей, и ему было невероятно комфортно рядом с ней. К его удивлению, она, похоже, так же как и он, наслаждалась вечером.
ch7 dinner.jpg
После второго бокала она, наконец, рассказала ему о похоронах своих родителей, и он почувствовал себя последним [ходор]ом.

— Ты не мог знать, Сандор. Никто, кроме моих братьев и Арьи, не знал. Я была всё ещё слишком напугана, чтобы вернуться сюда. Мне жаль, что я тогда так тебе ответила. Я должна была тебе рассказать.

— Не извиняйся, я это заслужил. Никогда не умел следить за своим языком. — Он с большим облегчением осознал, что она на него не сердится.

Они заказали по третьему бокалу, и когда Санса спросила, что он делал после того, как покинул Инверналию, Сандор почувствовал себя, как будто с него снимают его броню. Она сидела перед ним, упершись локтями в стол и уложив подбородок на руки, и, кажется, готова были внимать каждому его слову, как прилежная ученица.

— Да ничего особого… Путешествовал, — ответил он уклончиво, разглядывая своё пиво. Что он мог ей рассказать? Его жизнь ничем особенным не отличалась, и он не умел рассказывать о ней красивым женщинам. Хотя, до недавнего времени, последнее вообще его не волновало.

— Сальвадор Дали сказал, что те, кто умеют вкушать, не пьют вина, но познают секреты. Нераскрытые секреты, — произнесла Санса, с заговорщицким видом поигрывая своим бокалом, отчего вино отбрасывало красные блики на её руку. — Я тебе свой секрет рассказала, теперь — твоя очередь, мистер Путешественник.

Она улыбалась, и её голубые глаза пытливо вглядывались в его лицо. Он хотел ей рассказать, хотел, чтобы она узнала его лучше, чтобы она видела в нём человека, которым он стал, и навсегда вычеркнула из памяти того человека, которым он был — здоровенного жестокого мужика на службе Тайвина Ланнистера, который повсюду таскался за этим ублюдком, её бывшим парнем, в то время как тот издевался над ней.

— Когда я нажал на газ и рванул отсюда, у меня не было даже плана, — наконец, начал он, тщательно подбирая слова. — Я просто гнал несколько часов под этим грёбаным дождем, пока у меня не начали закрываться глаза от усталости. В ту ночь я остался спать в фургоне, а когда проснулся — просто продолжил ехать.

Сандор сделал глоток своего пива, снова возвращаясь к тем дням, когда он впервые покинул место, где прожил двадцать восемь лет.

— У меня не было ни гроша, я понятия не имел, куда я направляюсь, я просто хотел удрать, потеряться, подальше от всего этого дерьма.

Он рассказал ей, что ехал, пока не добрался до моря. Он никогда до того дня не видел моря: просто работал всю жизнь, зарабатывая и выплачивая залог за этот раздолбанный отцовский дом, изредка выходя куда-нибудь выпить и избегая общения со старшим братом, и никогда не выезжал дальше Салинаса, который находился в пятидесяти километрах от Инверналии. Хреновая жизнь, положа руку на сердце.

— И что же ты там делал?

— Купил упаковку пива и сидел, пил на пляже. Наблюдал закат и купался голышом.

Санса хихикнула, отпила ещё глоток вина и, подперев щеку ладошкой, снова обратилась в слух.

— В ту ночь я спал на пляже, а на следующее утро отправился в Гавань в поисках работы. Работал на разгрузке рыболовных лодок, пока меня не стало воротить от запаха рыбы. Потом уехал на другое место.

Он переезжал из городка в городок, занимался разным ремеслом, приобретал новые профессии, нигде не задерживаясь надолго.

— Я встречался с разными людьми, видел много мест, многому учился, меньше заводил друзей. Но мне было хорошо, по крайней мере, быть подальше от всего того, что я знал до тех пор.

— Надо же, ты — действительно, Путешественник! Ну и ну!

Санса смотрела на его рассказ со своей стороны, и ему впервые показалось, что это действительно был не худший период его жизни: он впервые был свободен, и ему нравилось это ощущение.

— Я никогда много не путешествовала. Во время учебы в колледже я пыталась куда-то выехать, но всегда опасалась встретить кого-нибудь из Ланнистеров или их круга. — Взгляд Сансы затуманился, когда она рассказывала. — Потом начала работать, и мои клиенты не оставляли мне много свободного времени. Вот Арья — та путешественница! Они с Джендри постоянно с рюкзаками на спине, постоянно в поисках приключений.

Тень Ланнистера действительно велика, и даже когда ты вдалеке от него, тебе кажется, что она тебя накроет. Сандор прекрасно понимал, о чём она говорит.

— Джейни рассказала мне, что ты вернулся, когда умер твой брат. — Санса говорила об этом осторожно, как и все остальные. Сандор знал, что даже после смерти Григора все говорят о нём со страхом, как будто он до сих пор может причинить вред. Он кивнул.

— Со мной тогда связался нотариус, и сообщил, что Григор был найден мёртвым, и я — его единственный наследник. Мне нужно было опознать труп и позаботиться о наследстве и прочей бюрократии. Поэтому мне пришлось вернуться. Я подписал всё, что было нужно, потом избавился от этого старого грёбаного дома раз и навсегда. Только не говори мне теперь, что «ты сожалеешь о моей потере», или прочую вежливую ерунду, потому что это не может быть правдой.

— Нет… я не собиралась, — честно ответила Санса. — Григор… твой брат не был хорошим человеком.

— Нехороший человек! — Сандор фыркнул и допил свой бокал одним глотком. — Это, пожалуй, лучшее, что о нём можно сказать! Он был монстром!

Сколько времени прошло с тех пор, как он в последний раз говорил о своем брате? Годы? Этот человек был его ночным кошмаром с того времени, как они были совсем ещё детьми. Григор всегда пользовался своей невероятной силой и ростом, чтобы запугивать Сандора, вплоть до того самого дня, который бесповоротно изменил его жизнь. Сандор, должно быть, сделал что-то, что вывело Григора из себя, он даже не мог вспомнить, что! Григор был настолько опьянён алкоголем и злобой, что, без лишних слов, потащил маленького Сандора к камину и сунул лицом в угли. Даже его отец не мог ничего сделать, поэтому Григор держал его так долго, что казалось, что прошла целая вечность! Держал и хохотал! На следующий день вся Инверналия знала о произошедшем: Григор сам хвастал этим. Но никто. Ничего. Не сделал! Ни полиция, ни суд, ни мэр Ланнистер, который впоследствии нанял брата в охрану, ещё в самом начале своей карьеры. Так это было в то время, когда Ланнистер держал деревню в страхе, и никто не мог сказать слово против. Сама Санса испытала это на себе, спустя годы.

— Мне рассказали, что он умер от передозировки… Но когда я увидел его тело, оно было всё в переломах и ссадинах. Меня никогда не интересовало, что же с ним на самом деле произошло. Что бы там ни было, он это заслужил. Как и Джоффри со своими дружками.

От всего рассказанного Сандор чувствовал горечь, он давно не прикасался к этим воспоминаниям, и был уверен, что давно их окончательно похоронил. Он мог бы обвинить Сансу в том, что она разворошила и вытащила наружу всё, что, казалось давно забытым. Он настолько ушёл в себя, что только через несколько мгновений почувствовал, что она касается его руки, мягко сжав её кончиками пальцев, пытаясь отвлечь его от бокала, который вот-вот лопнет под его нажимом.

— Сандор, — он сперва увидел её руку на своей, затем поднял взгляд к её голубым глазам. Он ожидал увидеть в них жалость, или сострадание, но она смотрела на него с нежностью.

— Сандор, они все исчезли. Все эти Тайвины, Джоффри, Григоры, Транты и Блаунты. Даже моих родителей уже нет. Но мы всё ещё здесь, помнишь? Мы — живы, и у нас впереди целая жизнь.

Санса мягко улыбалась, глядя ему в глаза, и каким-то образом она сейчас сочетала в себе всё лучшее, что случалось в его прошлой и настоящей жизни. Ему пришлось призвать всё свое самообладание, чтобы не схватить и не прижать её руку к себе. И когда она, наконец, отняла ладонь, она словно забрала с собой обрывки того прошлого и старых кошмаров. Вероятно, этот разговор был, всё же, ему необходим, для того, чтобы заново раскрыть старую загноившуюся рану, очистить её, и теперь сшить её заново. Вероятно, и Санса пережила то же самое вчера вечером, и они оба нуждались в том, чтобы снять это бремя с плеч.

Прежде, чем он успел что-то сказать, Санса заказала им ещё по напитку.

— Предлагаю тост! — торжественно произнесла она, когда Вель принесла их бокалы.

— Тост? — Сандор хмыкнул. — И за что же?

— Понятия не имею! Но этот момент определённо заслуживает тоста. — Она подняла свой бокал и коснулась пива Сандора. — За… — она огляделась вокруг, чтобы найти повод, — за море!

Он рассмеялся от её предложения, и она рассмеялась вслед за ним. Они сделали по глотку, окончательно разрушая ту стену, которая стояла между ними.

— Надо было поднять тост за Дали, который раскрывает секреты, — очень серьёзно сообщила Санса.

— Седьмое пекло, Санса, ты напилась, что ли?

— Вовсе нет, не переживай. Хотя, честно говоря, хочется напиться. — Санса рисовала пальцем на столе какие-то неуверенные круги и тихо добавила: «Спасибо…»

Он не имел ни малейшего представления, за что она благодарит его на этот раз, и не был уверен, что хочет сейчас это знать, поэтому он просто попросил счёт.

Почти в полдвенадцатого ночи они вышли, наконец, из бара. Было прохладно, поэтому они поспешили к своим машинам, и Санса вдруг поскользнулась на тротуаре. Сандору пришлось схватить её за руку, чтобы она не потеряла равновесие и не растеряла свои туфли.

— Пекло, девочка! Можешь не рассказывать мне сказки, за руль ты сегодня не сядешь! Я тебя отвезу к Бриенне.

— Эм-м-м… прости, — бормотала она, не отпуская его руку и старательно переставляя ноги, — ты вовсе не обязан… я в порядке, честно!

— О, поверь мне, обязан! Джейме с Бриенной меня убьют, если с тобой что-то случится! И раз уж ты на ногах не стоишь, думаю, это будет самым правильным.

— Это не я! Это всё дурацкий тротуар! Я отвыкла по нему ходить, он скользкий! — Санса неуверенно возмущалась, и хихикала над своей неуклюжестью, и Сандору всё это чертовски нравилось. Всё это: её хихиканье, звенящее в ночной тишине, её сверкающие глаза, её комическое возмущение, её хмельной юмор, и самое главное — то, что он может позаботиться о ней этим вечером. Он фыркнул, теперь уже от удовольствия — она была забавной, он и не помнил, когда ему было настолько комфортно рядом с женщиной. Хотя нет, помнил. Никогда.

— Значит, сначала я должен был спасти тебя от мышонка, теперь — от тротуара? Интересно, что будет дальше!

Он наклонился и подхватил её одной рукой под колени, второй — под спину, поднимая на руки. Санса взвизгнула и расхохоталась, и её смех стоил того, чтобы слушать раздражённых соседей, которых они потревожили. Санса обхватила руками его шею и прижалась лицом к его груди, и так он дошёл до машины, где аккуратно усадил её на пассажирское сидение.

— Значит, вот как это было бы, если бы я тогда уехала с тобой, — прошептала Санса, откинувшись на сидение.

Она снова смотрела на него с любопытством, и её медные волосы казались почти красными в тусклом свете автомобиля.

— О чём ты думал в тот вечер? Твой фургон так долго стоял у моего дома…

— Не много ли секретов для одного вечера, мисс? Мне казалось, тебе уже хватит!

— Я наблюдала за тобой всё время, — призналась она, рассматривая свои руки. — Я слышала, как ты припарковался возле дома, я знала, что это ты. Я ведь видела твой фургон раньше…

Сандор сжал зубы и вцепился в руль. Он мог говорить о той, прошлой жизни, но только не об этом. Не сейчас, когда она сидит в его фургоне, так близко к нему, недалеко от дома Старков. Не сейчас, когда всё выглядит именно так, как он тогда хотел… Не продолжай этот разговор, девочка…

— Был такой ливень, и я всё ещё не оправилась от травм… Я долго смотрела на твою машину из-за занавески. Я не могла поверить, что это ты там, что ты меня ждёшь, чтобы вытащить из этого ада. Я даже открыла шкаф, достала куртку и рюкзак… но мне не хватило мужества, чтобы его собрать…

— Ты всё сделала правильно. Я был придурком, а ты была ещё ребенком, и всё, что ты могла бы приобрести — это проблемы на свою… голову.

Санса покачала головой.

— Мне исполнилось восемнадцать через несколько недель. Хотя… да, я тебя совсем не знала… Ты всегда был при Джоффри, и почти со мной не разговаривал. Ты всегда казался мне таким сердитым и жёстким… Нет, не жестоким, какими были Трант и Блаунт, но, всё же… Я не хотела продолжать здесь жить, я хотела убежать из Инверналии… Но я не могла просто взять и уйти, не говоря ничего. Моя семья этого не вынесла бы.

Санса подняла на него глаза и посмотрела долгим взглядом, и он снова ощутил это глупое желание обнять её и держать на руках.

— Я часто думала о той ночи, знаешь? Было ли это действительно мудрым решением, учитывая всё то, что произошло после этого? Жизнь в доме моей тетки Лизы и её мужа Петира была совсем не из лёгких. Не знаю… Столько вещей можно было изменить…

— Изменить к худшему, ты имеешь в виду? — Сандор привычно фыркнул. — Я не отдавал себе отчёта в том, что делал в тот вечер. Я просто безумно злился на всех и чувствовал себя беспомощным. Хочешь знать, о чём я думал тогда, под дождем? Я думал, что ты — такая маленькая глупая пташка, из тех, что люди держат в красивых клетках. Такая красивая и милая, но неспособная к полёту, не умеющая жить самостоятельно. Вот о чём я думал, глядя на твой балкон и проклиная себя.

Костяшки его пальцев были белыми, когда он, наконец, оторвал руки от руля и повернулся к ней. Санса смотрела на него – немного удивлённо, но не отводила глаза, как он ожидал. Сандор протянул руку, чтобы убрать прядь с её лица, и она не вздрогнула от его прикосновения, поэтому он позволил себе задержать пальцы на её лице на мгновение дольше, чем это было необходимо.

— Ты не заслужила того, что эта деревня сделала с тобой, пташка.

— Ты тоже, Сандор.

— Ладно, думаю, мы раскрыли сегодня достаточное количество секретов. Поехали домой.

Он завёл машину, и они уехали, оставив позади паб, площадь и ночные разговоры. Через несколько минут они припарковались у дома Бриенны. Санса передала ему ключи от своей машины и поблагодарила, покраснев и тихо улыбаясь, прежде, чем покинула его фургон и вошла в дом.

Сандор вернулся к себе, размышляя о пляже и дожде. Ему хотелось отвезти Сансу туда, к морю, купив по дороге бутылку красного вина, чтобы сидеть и пить его вдвоем на пляже. А потом она устала бы, и он бы её обнимал, и они уснули бы вдвоём прямо на песке…

Чёрт, я тоже пьян!

***​

РАНДА: Санса, с тобой всё в порядке? Ты не отвечала на мои сообщения весь день!

САНСА: Извини, я была занята. Мы были заняты домом

РАНДА: Мы?

САНСА: Сандор и я.

РАНДА: Сандор Клиган? Я думала, вы ненавидите друг друга…

САНСА: …

РАНДА: Санса???

САНСА: Нет, всё уже лучше, мы ужинали. Он отвез меня домой. Мы много говорили и пили.

РАНДА: Ужинали? Пили? Милая, ты пьяна?

САНСА: Да нет! Просто… мы говорили, на самом деле говорили… ну, знаешь… ОБО ВСЁМ.

РАНДА: О, дорогая, ты в порядке? ты говорила, что о той истории никто не знает

САНСА: Знаю, знаю, но всё было хорошо. На самом деле, мне стало легче… И мы много смеялись, это был прекрасный вечер. Знаешь, он смешной по-своему. Я чуть не упала, он меня нёс в свой фургон, а потом погладил мое лицо…

САНСА: ты знаешь, сколько он путешествовал???

РАНДА: Святая Дева! Санса, ты пьянее, чем я могла представить! И у тебя, похоже, озноб!!!

САНСА: ЧТО? НЕТ!

РАНДА: Он нёс меня в своих сильных руках! Мои руки обнимали его шею! И мы шли в ночи, окружённые звездами! О, Миранда, это было так романтично!!!

САНСА: Прекрати, дурында! Я — спать, очень устала… Целую тебя!

РАНДА: Позвони мне завтра и расскажи мне всё НА ТРЕЗВУЮ ГОЛОВУ!

РАНДА: Сама дурында!


Санса была уверена, что она сейчас краснеет, как помидор, но не могла избавиться от глупой улыбки на лице, когда легла, наконец, в кровать. Это был насыщенный и длинный день, и она быстро уснула. Ей снились пляж, пластырь с Микки Маусом, бокалы красного вина, большие каменные дома, длинная дорога через бесконечные поля подсолнухов, которая уходила прямо в море…
 
Последнее редактирование:

Kfafa

Наемник
Глава 8. ПЯТНИЦА
tumblr_nr8s4rqQVa1szx0qho1_1280.jpg


— Боги, девочка, ты ужасно выглядишь!

Джейме и Бриенна удивлённо взирали на неё из кухни, пока Санса плелась, еле передвигая ноги, к стулу у стойки. Она уселась рядом с ними и подавила зевок.

— Правда? — она всё ещё была в пижаме, и её волосы были собраны в неопрятный пучок, и всё же, она надеялась, что выглядит не так ужасно.

— Вот, держи. — Бриенна пододвинула ей стакан свежевыжатого апельсинового сока и таблетку аспирина.

Джейме хмыкнул, делая вид, что чем-то очень занят на кухне.

— От-куда ты знаешь? — заикалась Санса между глотками сока. Он был сладким и освежающим — всё, что было нужно, для того, чтобы начать день должным образом.

— Утром Сандор пригнал твою машину и сказал, что привёз тебя ночью, и тебе может понадобиться что-нибудь от головы, — объяснила Бриенна с улыбкой.

— Тяжёлая ночка, а? — поддразнил её Джейме, и Санса почувствовала, как её щёки залились румянцем. — Не бери в голову, любой, кто проводит с Сандором больше часа, чувствует себя плохо.

— Нет, всё в порядке, — Санса улыбнулась, вспоминая вчерашний вечер. — Мы ужинали и болтали. На самом деле, это был прекрасный вечер.

Она сделала ещё глоток сока и заметила, что Джейме с Бриенной отложили всё, что делали до этого момента, и с любопытством смотрят на неё.

— Что-что? Ты уверена, что мы говорим об одном и том же человеке? — Джейме вытаращил глаза: — Ты ведь знаешь Сандора? Это такой высокий чувак со шрамом, он ещё всё время ворчит и фыркает? — Санса кивнула, не зная, что на это ответить. — Не, просто я думаю, что в последний раз он проводил время с девушкой… ну… Никогда?

— Слушай, но он же проводит время со мной, когда ты в отъезде! — Бриенна, посмеиваясь, выразила слабый протест, и Санса видела, что она тоже находит эту ситуацию забавной, как и Джейме.

— Это не считается, потому что ты моя девушка! — Джейме притянул её к себе и чмокнул.

— Ну… Что в этом такого? Мы ведь уже были знакомы, — пробормотала Санса, пытаясь казаться как можно более равнодушной. — И… Я чуть не упала, и он меня нёс на руках, и мы много смеялись… Мне нравится его чувство юмора…

— Бриенна. Дай-ка ей ещё аспирина, и побыстрее. Мне кажется, девушка не в себе, — очень серьёзно произнёс Джейме, глядя на Сансу немигающим взглядом, и сокрушённо покачал головой. — Я лучше пойду. Как-то слишком много потрясений для одного утра.

— Не обращай на него внимания, Санса, — сказала Бриенна, когда Джейме вышел. — Мы просто не привыкли слышать слова «Сандор», «нравится» и «юмор» в одном предложении.

— Всё нормально, не волнуйся, — рассмеялась Санса, допив сок.

Она была голодна, но у неё не было времени на полноценный завтрак — встреча с оценщиком была назначена уже через час.

— Но поверь, это был хороший вечер. В конце концов, мы заслужили отдых после работы. И, не знаю, что он там вам наговорил, но я не была пьяной!

Бриенна расхохоталась.

— Ладно, иди, приводи себя в порядок, я пока сделаю тебе кофе.

Санса встала, чтобы отправиться к себе в комнату, но перед этим подошла к Бриенне и поцеловала её в щёку.

— Ты лучшая, Бри!

***​

Одетая в один из своих строгих костюмов, в туфлях на высоченном каблуке и со стаканом кофе в руке, Санса приехала в свой дом. Оценщик уже ждал там, опершись на чёрную машину. Мужчина выглядел презентабельно: в тёмном костюме и с чёрной папкой с документами в руках. Они обменялись рукопожатиями, и Санса провела его внутрь. Ему потребовался час, чтобы обойти все помещения, измерить стены и потолки, сделать пометки в своём блокноте.

— Что ж, мисс Старк, думаю, у меня есть достаточно информации, чтобы я мог составить заключение, — сообщил он.

— Что вы думаете о доме? Как вы считаете, много мы сможем за него получить?

— Прекрасное место, мисс. И в хорошем состоянии, пригодное для жизни. Я уверен, что у вас не будет проблем с его продажей по приятной для вас цене. Я отправлю заключение в агентство, и, думаю, на следующей неделе они с вами свяжутся. Уверяю вас, покупатели не заставят себя ждать.

Улыбаясь, Санса, наконец, распрощалась с мужчиной и села в машину. Всё шло как нельзя лучше, и ей не терпелось поблагодарить Сандора за проделанную работу. Если дом «пригоден для жизни», как сказал оценщик, то только потому, что Сандор сделал это возможным. Она спешила поделиться с ним хорошими новостями. Конечно, можно было бы позвонить ему от Бриенны, но утро было таким приятным, и, кроме того, у них оставался нерешённым вопрос его оплаты. По крайней мере, именно такое оправдание она нашла, направляя машину к дому Сандора. По дороге она позвонила Роббу и рассказала, как всё продвигается. Робб поздравил её с проделанной работой и пообещал встретиться с ней на следующей неделе в городе, и этот разговор сделал её ещё более счастливой. «Вот что значит — идеальное начало дня!» — думала Санса, включив свой любимый диск с Дайаной Кролл.

Ей хватило двух песен, чтобы добраться до дома Сандора. Было тихо, и она молилась, чтобы не разбудить его, как это произошло во вторник. Хотя он ведь сегодня уже пригнал её машину к дому Бриенны? Значит, не спит.

— Я на заднем дворе! — услышала Санса его крик, ещё не успев позвонить в дверь.

Она прошла на задний двор, где Сандор, сидя на корточках возле большого чёрного байка, что-то делал с двигателем.

— Доброе утро!

— Ой, я думал, это Джейме! — Сандор поднялся и схватил кусок ткани, чтобы вытереть руки.

Он сменил свою привычную белую футболку на чёрную, так подходящую к байку, над которым работал: они оба были такими большими, мощными, сильными и тёмными.

— Как твоя голова?

— Спасибо, хорошо. Я и не знала, что у тебя есть байк, — Санса выглядела восхищённой.

— Ты ведь не думала, что работая так много, я сумел скопить только на этот раздолбанный фургон? Тот — для работы. Этот красавец — для удовольствия, — Сандор ласково похлопал по сидению и погладил руль, — Мой «Триумф»*. Заработанный тяжёлым трудом! — Сандор говорил с такой гордостью, будто о своём ребёнке.

— Впечатляет! Я уверена, мои братья были бы рады иметь такой. Арья тоже, наверняка. У её парня тоже есть байк, но не такой крутой, как этот.

— Ты же пришла не о мотоциклах поговорить, так?

— Нет, я только что со встречи с оценщиком. Он остался очень доволен, сказал, что мы сможем продать особняк за хорошие деньги. — Санса сияла. — Хотела ещё раз тебя поблагодарить, потому что, по большей части, это благодаря тебе.

— Да ну, ерунда.

— И спасибо, что пригнал мою машину утром. Бриенна мне сказала. Это было необязательно…

Сандор смущённо кивнул. Он всё ещё не знал, что делать с этими её улыбками и благодарностями. Они стояли по разные стороны от байка, и Санса топталась на месте, не зная, что ещё сказать. Она прощебетала уже все свои вежливые слова, но почему-то не могла уйти.

— Я собирался отправиться на природу. Может, пообедать на воздухе… — Сандор, наконец, нарушил тишину, тщательно подбирая слова. — Не хочешь прокатиться со мной?

Санса моргнула. Это неожиданное приглашение застигло её врасплох, и в то же время, сам факт, что он просил её составить ему компанию, обрадовал её. С того времени, как она последний раз прогуливалась по окрестностям Инверналии, прошло много лет…

— Может, ты планировала пообедать со своей подругой… забудь, — хрипло проговорил он и продолжил вытирать руки, словно стыдясь своего предложения.

— Я бы очень хотела. В самом деле, — наконец, ответила она, предвкушая, каково это — мчать с ним на чёрном мотоцикле по деревенским дорогам, устроить пикник под открытым небом и, возможно, наблюдать закат. — Нет, у меня не было никаких планов на остаток дня. «Кроме того, что нужно проверить сотню скучных мейлов, как будто это не мой отпуск…» — Но мне надо будет переодеться, если ты не возражаешь. Я быстро.

Губы Сандора дрогнули в улыбке от этих слов.

— Ладно. Езжай, снимай с себя этот наряд «Людей в чёрном», я заеду за тобой к Джейме через полчаса. И эти свои Лубутены тоже смени на что-нибудь поудобнее, — он с ухмылкой указал на её идеально чистые туфли.

— Эй, это один из лучших моих деловых костюмов, не начинай! — Санса шутливо возмутилась, признавая про себя, что он прав, — этот наряд казался совершенно неуместным для Инверналии.

***​

Сандор никогда не думал, что появится девушка, готовая встретиться с ним. Фактически, он даже не представлял, что кто-нибудь будет готовиться специально для того, чтобы поехать с ним на прогулку. Но вот он стоит, прислонившись к стойке в домике Бриенны, не в силах отвести глаз от лестницы, ведущей в комнату Сансы, нервничая, как подросток перед свиданием, проклиная свою «везучесть» за то, что Джейме оказался здесь и теперь бросает в сторону Сандора насмешливые взгляды.

— Я просто хочу понять. Попробуй ещё раз объяснить мне, мой разум отказывается это воспринимать: ты и Санса. Вдвоём. Собираетесь провести весь день вместе. Без какой-либо причины, вроде ремонта или чего-то ещё. На твоём байке. На том самом байке, который ты никогда не давал мне водить!

— Ланнистер, должен ли я напомнить, что тебе не хватает руки? Можешь догадаться, что это одна из причин.

— Я бы сказал, что мне не хватает идеально длинных ног, совершенного тела и прекрасных рыжих волос! — Джейме хихикал, довольный возможностью подразнить своего друга. — Но я тебя прекрасно понимаю. Я уже говорил: она чертовски красива. Кроме того, мне кажется, она тебе симпатизирует.

«Симпатизирует уродливым парням, как же. Ладно, с этим я как-нибудь справлюсь».

— Я рад, что вы нашли общий язык. — Голос Джейме стал серьёзным. — И она действительно потрясающая. Но, Сандор, мне бы не хотелось, чтобы ты тешил себя надеждами. Она здесь всего на несколько дней, а потом вернётся к своей жизни, к своей работе и к своим друзьям.

— И что? — Сандор молился про себя, чтобы она вышла поскорее, и они могли уехать. Чем больше Джейме говорил, тем меньше ему нравился этот разговор.

— А ты останешься здесь проклинать свою судьбу, станешь снова угрюмым, ворчливым и одиноким, жаждущим снова пережить один из таких дней.

Сандор знал, что Джейме смотрит на него, пытаясь понять, что Сандор сейчас чувствует, поэтому он ещё тщательнее вглядывался в ступеньки. Он и сам прекрасно знал, что произойдет, знал, что Джейме просто пытается предупредить его о неизбежном. Но вред уже нанесён, так какая разница — днём больше, днём меньше?

— Слушай, Джейни сказала, у неё кто-то есть…

Сандор фыркнул, пытаясь закончить этот разговор, он не хотел даже думать об этом… только не сейчас, не сегодня! И Джейме сдался, пожав плечами.

Санса, наконец, спустилась к ним.

— Извини, что задержалась, у меня был звонок по работе, я не могла не ответить.

Хотя её джинсы, ботинки и майка намного больше подходили к прогулке на байке, Сандору почему-то не хватало её одежды, в которой она была ещё час назад. Деловой костюм, эти высокие каблуки и высокий хвост придавали ей строгий вид. Было немного странно увидеть её такой, какой она является в своей обычной жизни, среди высоких офисных зданий, встреч с клиентами, дорогущих ресторанов… В этом она выглядела по-другому сексуально. Интересно, многие из её коллег видят ее такой? Отсосите, городские мальчики, сегодня она моя. Хотя бы на несколько часов.

— Всё в порядке, поехали.

— Хорошего отдыха, ребята! — Джейме подмигнул ему на прощание.

Байк Сандора стоял возле машины Сансы. Он уселся на него, завёл двигатель и вручил ей шлем. Байк взревел, и он мотнул головой, приглашая её садиться. Санса осторожно села сзади него, слегка держа его за плечи.

— Держись крепче, пташка, я бы не хотел, чтобы ты улетела на первой же выбоине.

20-04-01-08-07-50-713_deco.jpg


Сандор крутанул руль правой рукой и уже через несколько секунд дом Бриенны остался далеко позади. Как только они ускорились и выехали на дорогу, Санса убрала руки с его плеч и обхватила его талию. «Уже лучше» — удовлетворённо усмехнулся он, чувствуя, как она прижимается к его спине.

Он ехал по главной дороге через Инверналию, пока они не выехали за её пределы. День был солнечным и так хорошо было чувствовать кожей свежий ветер, вдыхать запах полей и трав, ощущать тепло её тела, прижимающегося к нему. Через несколько километров он свернул влево, и они поехали по грунтовой дороге, которая шла через ячменное поле. По обеим сторонам дороги их сопровождали стога сена, то и дело мелькали маки и ромашки, пока они не доехали до стоявших по обе стороны дороги тополей. Сандор время от времени обращал её внимание на что-то интересное: уникальное дерево, древнее разрушенное здание, ленивое стадо коров, пасущихся на лужайке. Санса кивала ему через плечо, и её растрёпанные волосы щекотали ему шею.

Периодически он оглядывался, чтобы убедиться, что она все ещё сидит сзади, что это не сон, и она никуда не исчезла, и продолжал ехать, наслаждаясь тем, что они сейчас вдвоём так далеко ото всех. Он повернул направо, и они оказались у реки, на другом берегу которой стояла полуразвалившаяся древняя церквушка. Переехав реку по римскому мосту, который каким-то чудом простоял столько веков, Сандор, наконец, заглушил двигатель.

Санса сняла шлем и слезла с байка, с любопытством оглядываясь.

— Я здесь никогда не бывала!

Это место определённо имело своего рода декадентское очарование, забытое и заброшенное, наполовину разрушенное, с покрытыми мхом камнями и виноградником.

— Да, это место не очень популярно, — объяснил Сандор, — хотя я уверен, Джейме водит свои экскурсии и сюда. Наверняка, он им рассказывает, что это место было построено монахами какого-то ордена в XV веке, и оставлено через несколько веков в результате эпидемии, которая распространилась по региону и уничтожила всё население. Впрочем, не удивлюсь, что именно так всё и было!

— Здесь очень красиво, спасибо, что привёз меня сюда.

— Проголодалась? — Сандор припарковал байк у дерева.

— Ужасно! Я сегодня ещё ничего не ела, кроме апельсинового сока и аспирина.

— Это хорошо. Значит, сможешь оценить, так ли ужасны мои бутерброды, как говорит Бриенна.

Он поднял сидение байка и достал оттуда сумку, а Санса бросилась помогать ему с покрывалом, с волнением предвкушая пикник на свежем воздухе, в самом живописном месте, которое ей довелось видеть.

Они уселись в тени дерева лицом к мосту и церквушке.

— Это ты уже слышала, наверняка: моё коронное блюдо — бутерброды с тунцом и печёным перцем.

— Это вкусно! — Санса с удовольствием поглощала первый бутерброд. — Что у тебя там ещё есть?

Бриенна была права — кулинарные способности Сандора оставляли желать лучшего. Но он старался, он делал эти бутерброды, чтобы разделить их с Сансой. Они довольно-таки быстро расправились с тунцом, затем настала очередь бутербродов с сыром и индейкой. Они спокойно ели в тишине, слушая журчание реки, шелест листьев и щебет птиц. Было легко и приятно так сидеть, в тишине, безо всякой необходимости заполнить её вежливыми ненужными разговорами. Легко и приятно сидеть вдвоем.

Когда они покончили с бутербродами, Сандор придвинулся к дереву и прислонился к нему спиной, вытянув ноги перед собой. Санса откинулась назад, намереваясь улечься на земле, и тут же ударилась головой о какой-то камень.

— Ай! — она снова подскочила.

Сандор расхохотался, в очередной раз удивляясь её способности находить неприятности на ровном месте.

— Я бы попросила! Это больно! — Санса шутя хмурилась, потирая затылок.

— В городских парках таких сюрпризов нет, а? — Сандор усмехнулся и похлопал по бедру: — Иди сюда!

Санса удивлённо посмотрела на него, а он сидел, сам ошеломлённый своей смелостью, и ждал, что вот сейчас она точно в ужасе сбежит от него. Но, вероятно, сегодня удача была на его стороне, потому что через несколько секунд Санса устроилась возле него и мягко опустила голову ему на колени.

— М-м-м… Это действительно удобнее, чем на камнях, — она усмехнулась, прищурив один глаз.

Он сидел сейчас в одном из любимых своих мест, а Санса Старк спокойно лежала рядом, положив голову ему на колени, закрыв глаза. Сандору хотелось ущипнуть себя, чтобы убедиться, что он не спит, потому что это — всё, о чём он так давно мечтал. Хотя, возможно, стоило прожить все эти годы, чтобы добраться до этого момента. Это чертовски того стоило!

— Мне здесь нравится, — мечтательно произнесла Санса. — Ты часто здесь бываешь?

— Иногда. Когда устаю от деревни и хочу побыть один.

— Как бы я хотела, чтобы у меня была такая возможность там, где я живу… В последнее время я вообще, кроме работы, ничего не вижу.

Сандору было неприятно видеть, что по её лицу, усыпанному веснушками и такому умиротворённому ещё секунду назад, пробежало облачко. Он хотел сказать что-нибудь ободряющее, но его язык опять бежал впереди мозгов. И прежде чем он смог остановиться, с его губ слетел вопрос, сидящий в голове с самого утра:

— А твой парень?

Санса замерла на мгновение и села, глядя на него.

— Кто тебе сказал? — она слегка нахмурилась.

«Всё-таки, парень есть. Поздравляю, Клиган, ты — идиот.»

— Ну… люди говорят… — на коленях осталась мучительная пустота.

— Сплетничают, ты имел в виду? — Санса не выглядела сердитой, только разочарованной, как будто он затронул неприятную для неё тему. — Я не знаю, будет ли там парень, когда я вернусь. Иногда я задумываюсь, есть ли он вообще.

— Почему ты так говоришь? — Сандор напрягся, — Он что… как Джоффри?

— Нет! — Санса замотала головой. — Нет… он… добрый, галантный… он никогда не относился ко мне, как Джоффри… Мы работаем вместе, — Санса рассказывала, глядя куда-то на другой берег реки, — он умный, амбициозный… он — один из сыновей владельцев компании… и очень трудолюбивый. Живёт работой — с утра до вечера в офисе… Он хочет, чтобы я продвигалась рядом с ним, строила карьеру в их компании… — она покачала головой, рассматривая свои руки, — не знаю…

— Почему? Это ведь неплохая работа?

— Да, пожалуй. Наши клиенты — крупнейшие компании в стране. Но дело в том, что я стала адвокатом не для работы с магнатами. У них и так есть миллионы, чтобы оплатить услуги тысячи Гарланов Тиреллов, но их проблемы меня не трогают! Я изучала право, потому что хотела помочь людям, обычным людям с реальными проблемами! Хотя бы женщинам, которые попали в такую же ситуацию, как я с Ланнистерами… — Санса обернулась к нему со смущённой улыбкой, словно стесняясь своих стремлений, — Думаешь, это имело бы смысл?

Она ещё спрашивает… Это имело бы до хрена грёбаного смысла! Если бы тогда в Инверналии была такая, как Санса, то последствия её общения с Джоффри были бы совсем другими!

— И ты не знаешь, как сказать своему парню, что ты больше не хочешь работать на них?

— Отчасти. Он настолько занят в своем офисе, настолько увлечён идеей, чтобы я следовала за ним, что… не понимает…

— Отчасти… Но есть и другая часть? — Сандор слушал, как она рассказывала об этом парне, и пытался разобраться, что творится в его собственной душе. Он осмелился задать вопрос, будучи совсем неуверенным, что хочет ещё больше узнать об этом Гарлане, который, имея рядом с собой такое счастье, не знает, как сделать счастливой её.

Санса поколебалась, прежде чем ответить. Она снова опустила взгляд на свои руки и начала говорить так тихо, что Сандор едва её слышал.

— Десять дней назад он предложил мне переехать к нему. Я сказала, что не уверена, что мне нужно время, чтобы подумать… Я до сих пор ему не ответила…

Это было что-то новенькое: пташка не хочет жить с умным, красивым, успешным адвокатом. Вопрос в том, понимает ли она это? Или предпочитает обманывать себя?

— Значит, ты предпочла отстраниться от проблемы, спрятавшись там, где не была шесть лет, вместо того, чтобы честно сказать ему «нет»?

— Нет! — Санса удивлённо распахнула глаза в попытке подобрать слова. — «Молоток, Клиган! Ты просто мастер производить впечатление на прекрасных дам!» — Это совсем не так. Всё не так просто… Я же… я мало с кем встречалась после Джоффри… Мне бы не хотелось сейчас всё разрушить.

— Так что... переедешь к нему? — «И он никогда не сделает тебя счастливой»

— Я предпочитаю жить с Мирандой.

— Полагаю, она необыкновенная девушка, эта Миранда, раз ты предпочитаешь её Гарлану?

— Это так. — Санса снова улыбнулась, впервые после того, как они начали этот разговор, и её глаза снова заблестели. Казалось, она испытала облегчение от того, что они переменили тему, так как снова легла на землю и положила голову на колени Сандора. Пусть бы она всегда так лежала!

— Мы познакомились на первом курсе колледжа, — начала она; теперь она снова выглядела умиротворённой, лежа с закрытыми глазами, закинув ногу за ногу, и сложив руки на животе, и Сандор с наслаждением наблюдал, как солнце, проникающее сквозь листву, играет в её волосах.

— Знаешь, я тогда была довольно-таки замкнутой, но Миранда сумела как-то пробить мой панцирь. К тому времени мне стало… неудобно жить у моей тёти Лизы. Её муж, Петир… когда он оказывался рядом, он заставлял меня чувствовать себя неловко… и Лиза злилась всё время на меня. Когда после смерти родителей мы получили страховку, я смогла уйти от них, и мы с Мирандой сняли двухкомнатную квартиру. Она — потрясающий человек! Именно она убедила меня, что жизнь стоит того, чтобы жить, несмотря ни на что! И она единственная знает обо мне всё. Мои братья… у них своя жизнь. Поэтому Ранда стала моей семьей.

Говоря о ней, Санса улыбалась, и почему-то эта девушка уже нравилась Сандору. Когда она замолчала, Сандор положил руку ей на плечо, а она на несколько секунд накрыла его руку своей, слегка погладив, но тут же вернула её обратно на живот. Сандор водил большим пальцем по её плечу, наблюдая, как её грудь поднимается и опускается при дыхании, и подсчитывая веснушки на её лице. Похоже, она задремала, и он не хотел её тревожить. Он думал о парне из адвокатской конторы — мужчине, который работает целыми днями, не удосуживаясь узнать о реальных желаниях девушки, с которой он собирается связать судьбу… Её тётка с мужем казались ему персонажами какого-то фильма ужасов… То, что осталось от её семьи, разбросано по миру… Сандор снова ощутил жгучее желание обнять её, защитить, дать понять, что она может ему довериться… Возможно, он чувствовал то же самое шесть лет назад, пытаясь увезти её отсюда, только сейчас она его не боится и даже согласилась провести с ним целый день, поделиться с ним своими проблемами и переживаниями. «Но почему ты думаешь, что в её жизни есть место для тебя, придурок?» — напомнил ему внутренний голос, но сейчас, в данный момент, Сандор не хотел его слушать.

Телефонный звонок разбудил Сансу. Она подскочила, протирая глаза, и бросилась к своей сумке в поисках телефона.

— Джейни? Привет… Нет, я не обедала у Бриенны сегодня… Конечно, я вас заберу… В двенадцать? Хорошо! Пока…

— Прости, я уснула, — извинилась она, закончив разговор, — прошлой ночью почти не спала.

«Интересно, почему?»

— Это была Джейни, попросила заехать за ней завтра на фестиваль. Поедешь с нами?

Сандор уже складывал покрывало.

— Я? Нет уж, чего я там не видел? — он не очень любил уличные мероприятия, все эти танцы под открытым небом, сборища людей и ещё меньше — компанию Берика Дондарриона.

— Можно позвать Джейме и Бриенну...

Сандор был уверен, что Джейме с радостью согласится, ведь он обожает все эти гулянья… Бриенна тоже будет рада, но он?..

— Сандор, пожалуйста, поехали? — Санса смотрела на него умоляющим взглядом.

Сам факт фестиваля не особо ему нравился… Но возможность провести с Сансой ещё один день была слишком соблазнительной.

— Ладно, поедем…

И она засияла, как будто перспектива провести ещё один день с огромным угрюмым парнем на самом деле её радовала.

— Спасибо! Обещаю, что не оставлю тебя с Бериком наедине. — Санса наморщила нос, дразня его.

«Есть ли что-нибудь на свете, чего она не могла бы от меня добиться своей улыбкой? Пожалуй, нет».

— Ладно, пташка, поехали, мне кажется, с тебя хватит солнечных ванн на сегодня. — Сандор указал на её шею и плечи, где кожа покраснела от загара. Санса прикоснулась к коже на шее и нахмурилась.

— Тебе нужен крем после загара.

— Которого у меня, разумеется, нет. Боги, я совсем забыла, как выглядит жизнь за городом! Я должна была хотя бы накинуть на себя что-то…

— У меня есть. Могу тебе одолжить.

— Спасибо Сандор… Арья бы меня засмеяла с таким загаром.

Сандор хмыкнул. Вскоре они снова мчались по дороге, ведущей к его дому, руки Сансы крепко обнимали его за талию, а щека прижималась к спине.

Да, определённо это был хороший день!

 
Последнее редактирование:

Kfafa

Наемник
Глава 9. ПЯТНИЦА. ВЕЧЕР

гл 9.jpg


Назад они ехали без шлемов, и Санса подставила лицо встречному ветру, вдыхая ароматы полей, травы и его футболки. Сандор вилял между деревьями и кустами, шурша колёсами по грунтовой дороге, а Санса обхватила его за талию и крепко прижала ноги к его бёдрам. Ей нравилась его близость, нравилось прижиматься к его сильному телу, нравилось, как играют мышцы его спины, когда он поворачивает руль, нравился его запах… Нравилось, что рядом с ним она чувствует себя защищённой…

Это был на самом деле прекрасный день: вдали от улиц и рутинных забот, такой тихий и тягучий, и Санса наслаждалась свободой от всего будничного. Ещё пять дней назад Санса не могла бы в это поверить, но теперь она могла признать, что ей нравится проводить время с Сандором. Она мало с кем чувствовала такую лёгкость в разговоре, разве что с Рандой, — слова выходили сами собой; а самое главное — Сандор слушал и слышал её. Его серые глаза были неотрывно прикованы к ней, и он ни разу не осудил и не выссмеял то, о чём она говорила. Может, поэтому она решилась поговорить с ним о Гарлане — по непонятным ей причинам, ей хотелось рассказать ему! Только сегодня Сансу вдруг осенило, что эти пять дней она не думала о своём парне, за исключением того единственного раза, когда он звонил, а у неё не было желания ответить.

Единственное, что Санса просила у него — это время: время подумать, время побыть в Инверналии и заняться семейными делами, время, которое он мог бы посвятить ей вне работы, время, которое они могли бы проводить только вдвоём… Да, Гарлан Тирелл был прекрасным парнем: умным, галантным, красивым… и трудолюбивым. Настолько трудолюбивым, что торчал на работе с утра до ночи, и Санса затруднялась вспомнить, когда они делали что-либо вместе… Как там Арья назвала его, когда увидела впервые? «Серый парень в сером костюме»? И ведь Миранда тоже была такого же мнения, хотя и слишком щадила чувства Сансы, чтобы произносить это вслух, а вместо этого, каждый раз, когда они выходили гулять, намекала ей, что было бы неплохо с кем-нибудь познакомиться. Санса неоднократно пыталась поговорить с ним о том, чего ей хотелось бы. Но каждый раз их прерывал рабочий звонок или важная встреча с клиентом. В тот единственный раз, когда Санса собралась-таки с духом, и рассказала, что мечтает о работе в маленькой адвокатской конторе, Гарлан просто отмахнулся от неё!

— Не говори глупости! Твоё будущее — в «Tyrell & Associate», и ты сама прекрасно это знаешь!

На этом разговор был окончен.

Сандор слушал её внимательно, не отвергая её идеи, не смеясь, и не говоря, что это — «глупости». Он слушал так, будто она говорила о самых важных вещах в мире, и ведь для неё так оно и было! Она говорила о своём будущем, о своих мечтах и стремлениях, о том, на что у её парня никогда не хватало времени!

Они мчали по дороге, которая Сансе была уже знакомой: дороге, окружённой кипарисами и золотыми полями. Через несколько минут они подъехали к дому Сандора. Он завёл мотоцикл на задний дворик, оставил его возле крыльца и поднялся по ступенькам к задней двери дома. У двери он повернулся к Сансе, кивком головы приглашая её следовать за ним.

Санса немного помедлила, прежде чем войти: каких-нибудь пять дней назад она почти ничего о нём не знала, а теперь уже врывается в его дом? Всего несколько ступеней — и она шагнёт в его мир. Санса не знала, стоит ли пересекать границу той дружбы, которая возникла между ними, а Сандор всё ещё ждал у задней двери. Наконец, она поняла, что хочет заглянуть в его мир, увидеть, чем он живёт… И сделала этот шаг.

Дом Сандора был похож на остальные дома Инверналии только внешне: каменные стены и деревянные балки. Внутри это был современный, просторный дом с высокими потолками и деревянным паркетом. Задняя дверь вела в большую гостиную, которая занимала почти весь первый этаж. Слева располагалась светлая кухня, отделённая от гостиной барной стойкой с высокими стульями. Лестница справа вела на второй этаж, где, по всей видимости, располагалась спальня. Высокие окна пропускали в помещение много света, создавая ощущение открытого пространства.

Сандор несколько минут повозился в ванной и вернулся с бутылочкой крема после загара.

— Садись! — указал он на один из стульев.

Санса закрутила волосы в узел и послушно села, выпрямив спину в ожидании, пока он наберёт крем. Уже через секунду она почувствовала приятную прохладу на своей спине. Сандор провёл ладонями от шеи к лопаткам, нанося крем на покрасневшую кожу Сансы, аккуратно касаясь тех мест, которые особо пострадали от солнца. Его руки были грубыми, мозолистыми, но прикосновения были настолько нежными, что Санса едва сдерживала дрожь. Она опустила голову на грудь и прикрыла глаза, полностью доверившись его рукам. Весь мир в эти минуты уменьшился до размера его ладоней. Сандор погладил большими пальцами её шею, и она вздрогнула.

— Что? Больно? – встревожился он.

Санса покачала головой и еле слышно выдохнула «нет…» Это были новые ощущения для неё, и она попыталась представить, что бы почувствовала, если бы он касался других частей её тела, раз такие простые движения его рук заставляют её трепетать.

— Думаю, всё. — Сандор в последний раз погладил её шею и убрал руки.

— Спасибо. Действительно, намного лучше. — Санса сделала глубокий вздох, пытаясь не выдать своего волнения и повернулась к нему: — Надеюсь, завтра кожа не облезет.

— Не думаю. — Сандор скользнул взглядом по её плечу и усмехнулся, видя, как она краснеет.

Наконец, Санса встала и огляделась в попытке заполнить тишину, которая повисла между ними.

— Мне нравится твой дом. Он светлый, просторный… Знаешь, он не похож на традиционные дома Инверналии!

— Возможно. — Сандор качнул головой. — Я не особо разбираюсь в дизайне, но хотелось чего-то простого, большого и светлого. И чтобы было уютное место, где можно было бы посидеть вечером. — Он кивнул в сторону крыльца. — По большей части я спроектировал и сделал все сам, когда купил этот дом.

— Вышло здорово!

— Надеюсь на то… — Сандор прошёл за стойку, почесал подбородок, и замялся: — М-м-м… Хочешь чего-нибудь выпить? У меня есть красное вино.

Санса согласилась, не раздумывая. Её плечи ещё помнили прикосновения рук Сандора, и ей не хотелось, чтобы этот вечер заканчивался. Ей было хорошо с ним, и, похоже, ему тоже, так почему бы им не провести ещё немного времени в компании друг друга? Она распустила свой узел, позволяя волосам свободно струиться по спине. Сандор взял бутылку вина из маленького винного холодильника в углу кухни, открыл её и разлил по бокалам.

— Я думала, ты больше по пиву. — Санса провела пальцем по бокалу, который Сандор к ней пододвинул.

— В основном. Но мне нравится и хорошее вино, если случай подходящий. — Он взял свой бокал и бутылку и пошёл в сторону крыльца.

Санса направилась за ним, прихватив свой бокал со стойки. Они расположились прямо на ступеньках крыльца, близко друг к другу.

— Джейме притащил мне ящик. — Сандор повертел в руках бутылку, разглядывая этикетку, и усмехнулся: — Год назад он разграбил винный погреб своего отца и сказал, что это — преступление, дать таким хорошим винам пропадать.

Санса поболтала жидкость в бокале, отчего его стенки окрасились в бордовый цвет, и поднесла его к носу.

— Сразу не пей, — остановил её Сандор. — Это двенадцатилетней выдержки, ему надо дать подышать. Тогда можно будет насладиться вкусом в полной мере.

— О, я и не знала, что ты так хорошо разбираешься в вине! Вы умеете удивлять, мистер Клиган!

— Ну… ты ещё много чего обо мне не знаешь, пташка.

Санса наблюдала за ним краем глаза, и видела, что он смотрит на неё и озорно улыбается. Его голос сейчас был глубоким, и, несмотря на усмешки и игривый тон, она чувствовала, что ещё немного, и она сгорит под его взглядом. Она прикусила губу и отвернулась, вглядываясь в потрясающий пейзаж, простирающийся перед ними. Интересно, сколько ещё вещей она не знает о Сандоре? Ей почему-то хотелось узнать их все. Ей хотелось узнать ещё ближе этого мужчину, с которым они знакомы уже столько лет, и сейчас узнают друг друга заново. «Что же с тобой происходит, девочка?..»

Сандор поёрзал, устраиваясь поудобнее на ступеньках, невольно задев её плечом, и от одного этого его движения у Сансы пробежали мурашки по телу.

— Как вы подружились? Ты и Джейме? Вы кажетесь такими разными…

— О, да! — Сандор расхохотался. — Красавец и Чудовище! Мы познакомились, когда я работал на Тайвина, но в то время мы ещё особо не общались. Джейме много путешествовал и к отцу приезжал редко. Они никогда особо не ладили. Только после того, как Джоффри погиб, а Тайвин решил покинуть Инверналию, Джейме переехал сюда. Он несколько месяцев занимался устройством их дел, недвижимостью… Потом позвонил мне, надо было кое-что починить в их замке. Мы сошлись в том, что одинаково не любим Тайвина и Джоффри, потом пару раз вышли выпить, и с тех пор я не могу от него избавиться…

— Он — хороший парень. Никогда бы не подумала, что буду получать удовольствие от общения с кем-то из Ланнистеров.

— Я тоже… — Сандор покачал головой и тихо рассмеялся.

Санса снова разглядывала морщинки, которые появляются в уголках его глаз, когда он смеётся. Ей хотелось бы видеть их чаще…

— Всё, думаю, можно пить. — Сандор приподнял свой бокал, изображая тост, и поднёс его к губам, — Чёрт, Тайвин! Жаль, что умение выбирать вино — твоя единственная добродетель!

— Оно действительно прекрасное. — Санса с наслаждением отпила первый глоток.

— Надо будет сказать Джейме, чтобы почаще совершал набеги на винный погреб!

Санса снова усмехнулась, сделала ещё глоток и устремила взгляд на линию горизонта, за которой медленно пряталось солнце. И хоть с того места, где они сидели, нельзя было увидеть закат во всей его красе, вид отсюда всё же открывался великолепный. Небо переливалось ярко-синим, красным, оттенками оранжевого и золотого, расцвечивая пейзаж своими волшебными красками. Дорога, ведущая к дому Сандора, потускнела в сумерках, и теперь казалось, что её конец уходит прямо в небо. Зрелище было настолько восхитительным, что они некоторое время просто сидели молча, вместе наслаждаясь этими драгоценными минутами.

Сандор взял её бокал, чтобы долить вина, и сел вполоборота к ней, облокотившись на ступеньки.

— Прекрасное место, Сандор. И вид отсюда — потрясающий.

— Потрясающий… — согласился Сандор.

Его тёмные волосы сейчас спадали на лицо, прикрывая шрамы, и в вечерних сумерках его серые глаза поблёскивали сталью. И он смотрел на неё тем самым взглядом, от которого у неё перехватывало дыхание. Нельзя было с уверенностью сказать — говорит ли Сандор сейчас о закате, или о ней. Во всяком случае, Санса смущённо улыбнулась ему, польщённая его взглядами и знаками внимания на протяжении целого дня.

Ветер растрепал его волосы, и Санса боролась с желанием протянуть руку и убрать прядь с его щеки. Но она не знала, как он отреагирует, если она коснётся его лица… Санса давно перестала замечать его шрамы, и дело даже не в том, что сейчас его борода закрывает большую их часть. Она действительно забыла о них! Ей бы хотелось, чтобы и Сандор о них не думал…

С наступлением сумерек на Инверналию опустилась вечерняя прохлада. Санса передёрнула плечами.

— Я совсем забыла, как здесь бывает холодно вечерами…

— Я сейчас.

Сандор встал и зашёл в дом, а Санса осталась одна на ступеньках, наблюдая, как последние лучи солнца уходят за горизонт. Через минуту она услышала шаги, и Сандор присел сзади, накинув на её плечи джинсовую куртку. Санса просунула руки в длинные рукава и завернулась в грубую ткань. Сандор сел на ступеньку выше, расставив ноги, и буквально окутал её собой. Она чувствовала себя такой хрупкой по сравнению с ним, но в то же время, его присутствие давало ей чувство защищённости и покоя. Она сидела, укутанная в его куртку, закрытая его телом от ночного ветерка, погружённая в его тепло, его запах, его дыхание… Санса откинулась назад, прижалась спиной к его груди и положила голову ему на плечо. Сандор растёр её плечи своими горячими ладонями. Казалось, вечерняя прохлада ему нипочём — он до сих пор оставался в своей чёрной футболке.

— Так лучше?

От звука его хриплого шёпота и оттого, что его борода сейчас касалась её уха, Санса почувствовала трепет в животе. Её сил хватило только на то, чтобы кивнуть.

«Лучше. Намного лучше. Настолько хорошо, как не было еще никогда в жизни. И мне не хочется отсюда никуда уходить…»

Они просидели так довольно долго, наблюдая последние всполохи красного на тёмно-синем небе, которые вскорости скрылись за кромкой золотых полей. Они встречали ночь только вдвоём, в полной тишине, не смея лишний раз пошевелиться, чтобы не спугнуть это ощущение покоя и гармонии, поглотившее их. Где-то в полях проснулись первые цикады и сверчки, заполняя ночной воздух своим стрекотом. Сандор уже давно обнимал Сансу, взяв её руки в свои и водя большими пальцами по её ладоням; и она прижималась к нему, спокойная и безмятежная, думая о том, что ещё никогда не испытывала таких чувств.

Санса прикрыла глаза, чувствуя, как он потёрся подбородком о её макушку. Она ощущала его горячее дыхание на своих волосах, и ей хотелось повернуться к нему и встретиться с его губами. Он слегка коснулся губами её виска и крепче прижал к себе. Санса повернула голову, позволяя его губам следовать от виска к щеке.

Но как только его губы коснулись её лица, раздался звонок, разбивший в дребезги этот момент. Санса сплела свои пальцы с пальцами Сандора, цепляясь за него, не желая разрывать эту связь, которая возникла между ними. Она зажмурилась в попытке не слышать этот ужасный звук, но телефон продолжал настойчиво звонить.

— Может, это что-то важное? — наконец, прошептал Сандор почти неслышно. Его губы сейчас были в дюйме от её губ, и Санса с тяжёлым вздохом высвободила свои руки и вытащила телефон из кармана джинсов, чтобы просто посмотреть, кто это. На экране мелькало «Гарлан». Санса шумно сглотнула.

— Тебе надо ответить, пташка…

Она встала и прошла в дом, опершись на мгновение на барную стойку и сделав глубокий вздох, перед тем как ответить на звонок.

Когда Санса покинула объятья Сандора, он остался сидеть на ступеньках, проклиная свою судьбу, этот её грёбаный телефон и того человека на другом конце.

— Я отправила отчет по делу Орлиного Гнезда два дня назад. Посмотри у себя в почте, он должен быть там… Нет, у неё есть вся информация… Я звонила Аррену, он сказал, что перезвонит на следующей неделе…

Сандор уже скучал по её близости. Она прижималась к нему, и им было так уютно вдвоём; казалось, что её тело идеально подходит к его. Он не мог поверить, что всё-таки решился на то, чего он так давно хотел, и Санса, похоже, была совсем не против… Он так отчаянно хотел поцеловать её! Хотел изучить каждый изгиб её губ, узнать вкус её языка, разделить с ней дыхание… Седьмое пекло, он целовал бы её столько, сколько она бы ему позволила, но зазвонил этот грёбаный телефон!

— Гарлан, я не смогу приехать на выходные, это должна была быть моя неделя, мы ведь договаривались… У Миранды есть все подробности, спроси у неё. Я же говорила: мне нужно разобраться здесь… Нет, мой брат не может этим заняться…

Звенящий голос Сансы долетал до Сандора через открытую дверь дома. Он слышал, как она нервно ходит из угла в угол, как терпеливо отвечает на вопросы этого Гарлана, а тот совершенно её не слушает. Для Сандора было очевидным, что Гарлан придумал какую-то нелепую причину — клиентов, потерянный отчет, что угодно — чтобы её проверить.

— …но мы ведь это обсуждали… я просила тебя: дай мне время, немного времени, не дави на меня… Нет, я не приеду завтра, у меня есть планы на выходные… Знаешь, что? Я не хочу сейчас это обсуждать. Я приеду, и мы поговорим. Пока.

Санса, наконец, вернулась на крыльцо с поникшим взглядом и опущенными уголками губ. Сейчас она выглядела ещё более хрупкой — с этой извиняющейся улыбкой на лице, и в его огромной куртке.

— Извини, Сандор… — она снова присела рядом с ним.

— Всё в порядке, тебе не за что извиняться.

В хриплом голосе Сандора слышались нотки сожаления. Санса сейчас выглядела погасшей, совсем не похожей на ту смеющуюся девушку, которой была всего несколько минут назад. Он нахмурился при мысли о том, что этот парень её не слышит. Сандор ненавидел Гарлана за то, что разговор с ним стёр улыбку с её лица. Ему хотелось кричать ей, чтобы бросала этого ушлёпка и как можно быстрее; что человек, который любит её, никогда бы на неё не давил; что он, Сандор, всё ещё сгорает от желания поцеловать её, и он сделает всё, чтобы она забыла этого своего адвоката, потому что он уверен — она Гарлана не любит! Осталось только узнать, осознает ли она это.

— Не очень-то весёлый он парень, этот Гарлан, а? Что твоя соседка о нем думает?

Санса на мгновение подняла брови, удивившись вопросу, а затем усмехнулась.

— Миранда встречалась с Уилласом, братом Гарлана. Её хватило на месяц, прежде чем она порвала с ним. Она называет их «изумительные скучные братья».

Санса, наконец, улыбнулась снова, своей настоящей улыбкой, видя, что Сандора забавляют рассказы о Миранде.

— Иногда она пытается «вывести меня в люди»… Говорит, что нужно встречаться с кем-то, с кем будет нескучно, кто будет заставлять меня смеяться…

— Думаю, она права…

— Она права… Уверена, она бы тебе понравилась, Сандор. Она похожа на тайфун — всегда полна энергии и хорошего настроения, всегда во всём видит только хорошую сторону. Думаю, что даже твоё ворчание её не отпугнуло бы. — Санса шутливо толкнула Сандора плечом.

— И ничего я не ворчу, — проворчал Сандор, хмурясь и пряча улыбку.

— Что ж, мне, пожалуй, пора… сегодня был длинный день.

— Я тебя отвезу, пойдём.

Они молчали всю дорогу, пока Сандор вёз её к Бриенне. Когда он, наконец, остановился у «B&B», Санса повернулась к нему.

— Это был прекрасный день, Сандор. Мне было очень хорошо.

Что он мог ей сказать? Что это был лучший день в его жизни? Что он наслаждался каждой секундой сегодняшнего дня, а сейчас ему уже больно от мысли, что он должен её отпустить?

— Мы ведь увидимся завтра? Помнишь, ты обещал?

— Да, я заеду за Джейме с Бриенной.

— Спасибо…

Они ещё несколько минут просидели в машине в полной тишине, и Санса, наконец, протянула руку к зарубцованной щеке Сандора и погладила её. От этого неожиданного прикосновения Сандор вздрогнул и забыл, как дышать. Он накрыл её руку своей и прижался губами к её ладони.

— Спокойной ночи, Сандор.

— И тебе, пташка…

Вернувшись домой, Сандор сел на крыльцо и налил себе последний бокал. Медленно потягивая вино, он смотрел на совсем уже чёрное небо и слушал пение цикад. Он всё ещё дрожал, вспоминая лёгкое прикосновение пальцев Сансы к своему лицу. Как это возможно, что жизнь отбросила его назад только для того, чтобы он начал двигаться вперёд? Как могло случиться, что человек из прошлой, забытой жизни, пробудил в нем так много незнакомых доселе чувств?


***​

САНСА: Ранда, ты спишь?

РАНДА: Ещё нет, собиралась.

САНСА: Мы можем сейчас поговорить?


— Привет! Я так рада тебя слышать! Что-то случилось?

— Привет… Только зашла домой, устала… Гарлан звонил мне час назад.

— Зачем?

— Да по работе… Ранда… Мне кажется, я не хочу больше с ним быть…

— ХВАЛА БОГАМ! Санса, знаешь, как долго я этого ждала? И что же заставило тебя передумать? Подожди… или кто?

— Мы говорили с Сандором, и…

— Так и знала! Я знала, что между вами что-то происходит! Санса, не томи, расскажи мне!

— Ну… мы провели целый день вместе. Он спросил меня о моём парне… и я ему всё рассказала… Даже то, как ты его называешь… Мы смеялись…

— И что же он сказал?

— Ничего… но он слушал меня… он не смеялся над моими идеями о работе в небольшой фирме… Мне кажется, Гарлан ему не понравился…

— Ну, это ему плюсик, он мне уже нравится. Санс, я думаю, это правильное решение. Мы же уже говорили с тобой об этом. То, что Гарлан хорошо к тебе относится — это ещё не всё. Любовь не только в этом. Ты должна чувствовать себя с ним особенной… У тебя должно захватывать дух! Стоп… а с Сандором у тебя захватывает дух?

— Кажется, да… думаю, ты тогда была права — у меня озноб, Ранда…

— Ну вот!!! Я так рада за тебя! Санса, ты заслуживаешь этого!

— Наверное… Ладно, я пойду спать. Я соскучилась!

— Я тоже по тебе скучаю! Хороших выходных! И звони мне!

Санса улеглась в кровать с улыбкой на лице, укутанная в куртку Сандора. Бабочки в её животе всё ещё продолжали трепетать, и она пыталась представить, как она себя почувствует, когда он всё-таки поцелует её: будет ли у неё захватывать дух, как говорит Ранда? Почувствует ли она себя особенной? Санса уснула в полной уверенности, что именно так оно и будет.

 
Последнее редактирование:

Kfafa

Наемник
Глава 10. СУББОТА
гл 10.jpg


Если бы Бриенну спросили, когда она в последний раз наслаждалась выходным днём, ей было бы сложно ответить. Кажется, ещё зимой, когда они с Джейме ездили навещать её семью. И всё же, это было не так волнительно, как предстоящая поездка в Салинас. Когда накануне вечером пришло сообщение от Сансы, она ни секунды не колебалась, а Джейме, разумеется, поддержал эту идею – он был большим любителем уличных гуляний. Но Сансе, ко всеобщему удивлению, каким-то образом удалось убедить и Сандора! В предвкушении поездки Бриенна проснулась пораньше и ожидала в кухне, когда Джейме и её гостья выйдут на завтрак.

Джейме спустился в кухню первым. Натягивая футболку, он подошел к стойке, где Бриенна уже наливала ему кофе. Она не переставала им любоваться — даже сейчас, ранним утром, с сонной улыбкой, мокрыми, взъерошенными после душа волосами, ещё не полностью проснувшийся, Джейме был все так же ослепителен. Он потёрся свежевыбритой щекой о плечо Бриенны и поцеловал её.

— А где та девушка, которая всё это заварила? — Он огляделся вокруг. — Ушла уже, что ли?

— Вроде нет. Я слышала, как она принимала душ… часа два назад… но до сих пор не спустилась. Готовится, наверное.

— М-м-м… Интересно для кого? — Джейме покачал головой, усмехнувшись: — Думаю, Сандору она бы понравилась и в мешковине. Меня всё мучает вопрос: как ей удалось уговорить его поехать на фестиваль? Фестиваль, Бриенна! — Джейме изобразил на лице испуг. — Это же такое страшное мероприятие, где толпы народу, дети, музыка, все гуляют, и самое ужасное — все веселятся!

Джейме был прав: Сандор не любил шумных гуляний. Обычно он чувствовал себя комфортно только в компании их двоих. Но Бриенна готова была поспорить — мысль о том, чтобы провести ещё один день с Сансой, перевернула что-то в сознании Сандора. Она до сих пор не знала, что произошло между этими двумя в прошлом, и не решалась спросить об этом Джейме. Но одно было очевидно: с того момента, как Санса появилась в её доме, Сандор был, мягко говоря, не в себе.

— Не знаю, что и сказать… Вчера они провели весь день вместе, и она поздно вернулась…

Сверху послышался стук каблуков, и Бриенна замолчала. Санса спустилась к ним в коротеньком расклешённом платье цвета морской волны, перехваченном широким поясом. Туфли на каблуке делали её ноги ещё длиннее, распущенные волосы огненным водопадом струились по оголённым плечам и спине, а голубые глаза светились каким-то особенным светом. Бриенна, не скрывая восхищения, смотрела на неё и думала, что сегодня Санса наверняка будет самой красивой девушкой в Салинасе. Джейме присвистнул и галантно предложил Сансе руку, заставив её при этом несколько раз покрутиться на месте. Она рассмеялась, придерживая подол платья, которое раскрытым цветком кружилось вокруг ног.

— Боюсь, Сандору придётся сегодня сражаться с толпой твоих поклонников! — подмигнул ей Джейме.

— Не слушай его, ты выглядишь сногсшибательно, — вмешалась Бриенна, — но не забудь взять куртку — вечером будет прохладно.

— Спасибо, возьму, не волнуйся. А Сандор разве ещё не приехал?

— Он по дороге сюда, звонил несколько минут назад, — Джейме ещё не успел договорить, как с улицы донёсся звук подъезжающего фургона, и через минуту Сандор появился в дверях «Bed & Breakfast».

— О, привет, мы как раз говорили о тебе! — Джейме поспешил поздороваться, но Сандор его даже не заметил.

Его глаза были устремлены на Сансу. Он застыл на пороге, словно изучая её — от кончиков волос до кончиков пальцев. «Да, что-то определённо происходит», — усмехнулась про себя Бриенна.

Санса смущённо улыбнулась, заправила прядь волос за ухо и опустила взгляд куда-то вниз, на свои туфли. Бриенна и Джейме переглянулись. Ладно бы, Санса! Эта девушка, похоже, была рождена, чтобы нести в мир красоту. Но Сандор! Он действительно смог их удивить: тёмно-синие джинсы, белая рубашка с закатанными рукавами и туфли, которых они раньше в его гардеробе никогда не видели! Эту рубашку они подарили ему на день рождения несколько лет назад, но Сандор запихнул её куда-то в глубину шкафа, сказав, что для неё непременно нужен какой-нибудь особый повод!

— Привет, Сандор. — Санса, уже по обыкновению, покраснела.

— Осторожнее на тротуарах, они бывают скользкими! — Он, наконец, вышел из оцепенения и отпустил шутку. Шутку, понятную только им двоим. Их шутку!

— С некоторых пор я не боюсь тротуаров. И мышей! — Санса не осталась в долгу, и они принялись обмениваться игривыми взглядами к умилению Джейме и Бриенны. — Я должна заехать за Джейни и Подом. Встретимся через час в Салинасе?

Сандор кивнул. Санса взяла свою сумочку и направилась к выходу, сопровождаемая восхищёнными взглядами трёх пар глаз.

— Даже не начинай, Ланнистер! — прорычал Клиган, как только машина Сансы отъехала от домика Бриенны.

— Кто?! Я?! И не собирался! — Джейме, уже готовившийся подколоть Сандора, раздосадовано обернулся на Бриенну, словно ища её поддержки.

— Ты сегодня отлично выглядишь, Сандор. — Бриенна смотрела на него с таким же неподдельным восхищением, как минуту назад на Сансу.

— Вот! И я о том! — поспешил заверить Джейме. — Я уверен, и Санса тоже так думает! Я просто счастлив, что сегодня наконец-то нашёлся особый повод, и ты решил надеть эту рубашку!

— Ой, всё! Не беси меня! Поехали! — фыркнул Сандор. — Если уж мне предстоит провести день в компании Дондарриона, перед этим стоит выпить.

***​

Спустя сорок минут они уже прогуливались по Салинасу. Городок был наполнен жизнью: семьи с детьми толпились у каруселей и лотков со сладостями, молодые пары сидели на террасах, на каждом углу были расставлены маленькие сцены, где уличные музыканты исполняли свои песни. Бриенна, словно ребёнок, радовалась всему, время от времени поворачиваясь к Джейме с улыбкой. Он шептал ей что-то на ухо и обнимал правой рукой. После трёх лет совместной жизни она всё ещё ощущала трепет в груди от мысли, что он принадлежит ей, и каждый раз краснела от той влюблённой улыбки, которую дарил ей Джейме. Она чувствовала себя настолько счастливой, что её не волновали взгляды, которыми прохожие провожали их. Она уже привыкла к тому, что Джейме вызывает у женщин восхищение, которое секунду спустя сменяется удивлением: что эта нелепая женщина делает рядом с таким красавцем? Бриенна всё это прекрасно понимала и даже сама иногда задавала себе тот же вопрос, но Джейме всегда выглядел таким гордым тем, что она его девушка, что она уже научилась не обращать на это внимание. Как бы то ни было, они — пара, они счастливы, и ничто не может этого изменить, особенно сегодня.

Сандор шёл рядом с ними, хмуро разглядывая толпу — мужчин, женщин, детей, музыкантов, продавцов сладостей и сувениров, — и заметно нервничал, не находя среди них Сансу. Бриенна знала, что всё это столпотворение с шарами, флагами и гремящей музыкой не доставляет ему никакого удовольствия, и молилась, чтобы Санса поскорее нашлась, и он, наконец, расслабился. Когда они втроем вышли на главную площадь, где была устроена большая сцена, Сандор, в сотый раз просканировав толпу, увидел, наконец, её рыжие волосы недалеко от сцены. Санса заметила их, помахала рукой и поспешила к ним. Джейни, Берик и Под двинулись за ней. Пока она объясняла, что задержалась из-за Подрика, который, как обычно, собирается дольше любой девушки, Сандор заметно расслабился и даже начал улыбаться.

Уже все вместе они отправились гулять по нарядным улочкам Салинаса. Бриенна болтала с Бериком, Джейни взяла под руки Сансу и Подрика, и они хохотали, вспоминая школьные годы; Джейме с Сандором шли немного позади, наблюдая за всеми. Санса время от времени оборачивалась к Сандору, стреляя в него глазами и улыбаясь, а он отвечал ей тем же, хотя выглядел так, будто единственным его желанием было схватить её в охапку и увезти подальше от всех.

В два часа дня они решили пообедать в одном из ресторанов с открытой террасой на главной площади. Пришлось соединить два стола, чтобы уместить их всех, и Бриенна устроилась поудобнее на диванчике, потягивая бокал сангрии и наблюдая за компанией. Берик оказался умным и начитанным парнем, с ним было интересно беседовать, и она никак не могла понять, почему Сандор и Джейме его недолюбливают. К тому же, он так трепетно относился к Джейни! Под был смешным — он обращал внимание на каждую симпатичную девушку, которая проходила мимо их стола, и Бриенна была уверена, что он покинет их компанию, как только представится возможность познакомиться с кем-нибудь. Санса, наконец, сидела рядом с Сандором, оставив своих друзей, и Бриенна с улыбкой отметила, как они переглядываются, даже когда разговаривают с другими, как Санса толкает Сандора плечом, когда смеется, как соприкасаются их руки, когда Сандор наливает ей вино в бокал…

— Твоя гостья что-то сделала с моим ворчливым другом, — прошептал ей Джейме.

— Мне тоже так кажется, — Бриенна повернулась к нему и тут же, столкнувшись с его губами, покраснела. Пожалуй, она никогда не перестанет краснеть от этих его внезапных проявлений нежности.

— Может быть, однажды он будет с ней так же счастлив, как я с тобой? — Джейме погладил щеку Бриенны и снова приблизил свое лицо для поцелуя.

— Эй, вы двое! Мы здесь едим, вообще-то! — Сандор решил нарушить эту идиллию и тут же получил толчок локтем от Сансы. — Ай! А чего они?!

Пока все хохотали, а Сандор ворчал, Бриенна щурилась от удовольствия. «Ничего, ничего… Скоро и я тебе буду так говорить, Сандор Клиган»

гл 10 фестиваль.jpg

***​
«Седьмое пекло! Это грёбаное платье слишком короткое!» — Сандор облокотился на барную стойку в одном из углов площади и наблюдал, как Санса кружилась в танце с Джейме, чудом балансируя на своих каблуках. На сцене какая-то популярная группа заливалась про любовь под жарким солнцем, про вечеринки и коктейли, про море и паруса, и вся эта толпа людей отплясывала на площади. Её платье слишком короткое, обтягивающее и легкое, ноги слишком длинные, да и сама она слишком красивая для этого грёбаного городка! Джейни с Бериком в объятиях друг друга, похоже, забыли про весь остальной мир; Подрик сменил уже седьмую партнёршу и теперь кружился с какой-то блондинкой, а Санса, смеясь и подпевая, танцевала и периодически бросала умоляющий взгляд в сторону Сандора, вероятно, ожидая, что он к ним присоединится. Но на такое он не подписывался.

— Ты должен пойти к ней, — Бриенна отследила его взгляд. — Иди, иначе потом будешь жалеть об этом.

— Я не танцую, — Сандор нахмурился и отвернулся от площади, но всё равно продолжал наблюдать за Сансой краем глаза.

Бриенна покачала головой, делая глоток колы.

— Обычно я тоже. Но сегодня особенный день. Иди, она ждёт! — Сандор снова повернулся к площади, где Джейме кружил смеющуюся Сансу, а её грёбаное платье взлетало выше бёдер. — Иди... или я сейчас пойду танцевать с Джейме, и ей придётся танцевать со всей этой кучей мужчин, которые на неё пялятся!

Бриенна была права: внимание всей толпы было приковано к Сансе с Джейме, этому рыже-золотому урагану посреди площади. Сандор серьёзно и внимательно посмотрел на Бриенну.

— Как ты миришься с тем, что все бабы на него смотрят?

Бриенна пожала плечами.

— Не знаю. Я горжусь этим. Я знаю, что я — та единственная, с кем он хочет засыпать и просыпаться. — Она сделала ещё глоток и продолжила, глядя на площадь: — Конечно же, я не всегда это чувствовала…наоборот, я всегда знала, что не красавица… до Джейме я ни с кем не встречалась. И только представь, насколько уродливой и неуверенной я почувствовала себя, когда познакомилась с ним! Что могло быть общего между таким, как он, и такой, как я? Я даже ростом выше его и никогда не умела одеваться по-женски!

— Джейме говорил, что ты ему несколько раз отказала в свидании… Мы как-то сидели за пивом, и он рассказывал… Руку даю на отсечение — это был первый раз, когда женщина сказала ему «нет»!

— Так и было! — Бриенна засмеялась, вспоминая, как всё начиналось между ними, и Сандор тоже не смог сдержать улыбки. — Но потом… потом я пожалела, что не согласилась раньше. Мои комплексы не давали мне поверить в искренность его любви, и если бы Джейме не помог мне их преодолеть, я бы так и осталась одна… мне бы не хотелось, чтобы с тобой это произошло, Сандор, — Бриенна осторожно взяла его за руку. — Послушай, я, как никто другой, понимаю, что ты чувствуешь. Особенно когда вокруг столько людей, которые обращают внимание на твои недостатки… но она стоит того, чтобы рискнуть. Неужели ты не видишь, как она на тебя смотрит? Сегодня утром она потратила два часа на то, чтобы так выглядеть, и, уверяю тебя, она это делала не для Подрика! Ты ей нравишься, Сандор… а завтра она уезжает. Не теряй времени! Иначе потом ты будешь скулить у меня на кухне, что чего-то не сделал!

Сандор погладил Бриенну по руке. Временами она — настоящая заноза в заднице, но есть в ней кое-что: она всегда говорит правду. Джейме полюбил её за её искренность, чистоту и бесхитростность и Сандор тоже ценил в ней это. Он окинул глазами площадь и напрягся — Джейме сейчас танцевал с Джейни, а Сансы нигде не было! Он огляделся в поисках её рыжих волос и нашёл её у одной из барных стоек — она стояла со стаканчиком в руках, с виноватым лицом, а рядом с ней стоял какой-то краснолицый мужик и орал на неё! Сандор в несколько прыжков пересёк площадь, подошёл сзади и положил руку на плечо Сансы.

— Какого хрена здесь происходит? — Он посмотрел на мужчину с высоты своего роста.

— Твоя подруга пролила на меня свой коктейль!

— Мне жаль, я повернулась, а тут — вы… я не заметила! — Санса краснела и заикалась.

— Она извинилась? — Сандор еле сдерживал себя, чтобы не разбить этому уроду морду. — Все целы? Можно расходиться!

— Смотрел бы ты получше за своей подругой, она мне пиджак испортила! — не унимался краснолицый, указывая на мокрое пятно на пиджаке.

Сандор снял руку с плеча Сансы, задвинул её за спину и двинулся к мужчине, набычившись и сдвигая брови.

— Она извинилась, ты не расслышал? Хочешь, чтобы я извинился?

Мужчина взвесил свои шансы и решил, что не стоит продолжать препираться с этой озлобленной грудой мышц, которая возникла неизвестно откуда и принялась защищать девчонку. Он ретировался, но, отойдя на безопасное расстояние, плюнул им вслед и прокричал:

— Не умеешь пить — сиди дома!

Сандор закатил глаза и повернулся к Сансе. Та смотрела на него и улыбалась со смесью удивления, растерянности и гордости.

— Вот [ходор]… Ты в порядке, пташка? — Глядя на неё, он и сам невольно расплылся в улыбке.

Санса кивнула и прикусила нижнюю губу.

— Я просто шла взять себе ещё сангрию, не заметила его… с его пиджаком, и он начал кричать. — Санса смущённо показала ему пустой стакан, который она всё ещё держала в руке.

Сандор хмыкнул и обнял её за плечо.

— Я так понимаю, одну тебя оставлять нельзя!

Санса вдруг развернулась, встала на цыпочки и поцеловала его в щёку.

— Ты снова меня спас, мой рыцарь!

Почувствовав её поцелуй на своем лице и запах её волос так близко, Сандор едва сдержался, чтобы не развернуться и не прижаться губами к её губам. Справившись с соблазном, он перехватил её руку и покружил на месте. Санса взвизгнула и рассмеялась.

— Пойдём, возьмём тебе выпить, пташка, — прошептал он ей, когда она остановилась.

Так и держась за руки, они подошли к стойке и Сандор заказал ей ещё сангрию. Санса выглядела такой по-детски счастливой, потягивая напиток через соломинку, что он расхохотался, задавая себе вопрос — она такая забавная, потому что уже подвыпила, или просто потому, что она — такая? И когда рядом с ними появилась Бриенна и потащила их танцевать, его уже не волновало ни то, что толпа, ни то, какая песня сейчас звучит со сцены, ни то, что он, в общем-то, не танцует. К счастью, Джейме принёс ему пиво, и теперь они уже вдвоём наблюдали, как девочки танцевали под какую-то популярную песню латинос, которая звучала сейчас со сцены.

— Вы хорошо смотритесь!

Джейме чокнулся с ним пивом и лукаво прищурил свои зелёные глаза. Сандор в ответ фыркнул, не сводя глаз с танцующей Сансы.

Джейме не унимался:

— Ты ей нравишься, чувак! Уверен, дело в рубашке, спасибо Бриенне, это она выбирала! Тебе надо было её раньше надеть!

— Понятное дело, всё из-за рубашки! Если бы я только раньше знал, что она превратит меня в прекрасного принца!

— Мы скоро уже поедем домой. Новые постояльцы приедут к восьми, а завтра с утра мне нужно везти их на экскурсию. Но вы оставайтесь: по-моему, Санса ещё хотела прогуляться по ярмарке.

Через полчаса они встретились на углу площади. Джейме и Бриенна начали прощаться, и выяснилось, что Джейни и Берик тоже должны уезжать на семейный ужин. Подрик подошёл к ним с эффектной блондинкой, которая торопливо стирала с его шеи что-то, напоминающее след от помады.

— Привет всем! Познакомьтесь, это… Бренда?

— Гвен! — обиделась девушка.

— Гвен, точно… Мы ещё побудем здесь немного, я вернусь сам. — Подрик смущённо почесал подбородок, а Бренда-Гвен потянула его за руку в сторону сцены.

Новоявленная пара покинула их под удивлённые взгляды, а Сандор заметил, что Санса немного погрустнела от мысли, что вечеринка, похоже, окончена.

— Мы тоже ещё ненадолго задержимся. — Сандор достал ключи от фургона и кинул их Джейме. — Мы вернемся на машине Сансы. Если ты не против. — Он повернулся к ней и встретил её сияющий взгляд.

Что ж… Возможно, идея поехать в Салинас была не такой уж и плохой…
***​

Их руки то и дело соприкасались во время прогулки, и, в конце концов, Сандор взял её ладонь в свою и держал, время от времени поглаживая. Краем глаза он видел, как она краснеет и отворачивается, пряча улыбку, и понимал, что она сейчас чувствует то же, что и он. Когда стало особенно людно, Сандор обнял Сансу за плечи, и она теснее прижалась к нему, обхватив его за талию.

Они прогуливались по заполненным людьми улицам, и Санса болтала без умолку и смеялась над его шутками. Вскоре Сандор перестал замечать и эту толпу, и громкую музыку, и детей, которые то и дело сновали под ногами. Он не видел ничего, кроме неё. Он и не думал, что можно получать такое удовольствие от обычной прогулки по городу — не спеша, взявшись за руки, как обычная пара!

Они остановились возле продавца сладкой ваты, и уже через минуту губы Сансы покрылись розовым сахаром, а в её волосах путались сладкие розовые облачка. Сандор, смеясь, снимал эти облачка с её волос и запихивал себе в рот, хотя, по правде говоря, ему куда больше хотелось попробовать сахар на её губах.

Ноги снова привели их на главную площадь, где очередная модная группа играла хит этого лета. Сейчас уже вся площадь была заполнена танцующими людьми, поэтому они остались у одной из барных стоек возле колоннады. Санса потягивала сангрию, прислонившись к стойке, покачивала бедрами в ритме музыки и улыбалась Сандору. Он уже наполовину опустошил пиво и не мог поверить, что всё это наяву: Санса с ним, здесь и сейчас; её улыбка — для него; её счастливые глаза смотрят весь вечер только на него. Он невольно прислушался к словам песни, которую сейчас подпевала вся площадь:

Дело в том, что когда я без тебя
И ты без меня,
Мы оба несчастливы.
Это мне не нравится
Это мне не нравится

Я искал тебя,
Выкрикивая на улицах твое имя,
Как пьяный дурак…


Санса танцевала на месте, повернувшись лицом к площади; её волосы вспыхивали словно пламя, оживая в каждом движении, юбка-клёш взлетала, и Сандор, будучи не в силах совладать с собой, шагнул к ней и обнял за талию обеими руками. Теперь они уже вдвоём двигались в ритме песни о пьяном дураке, обезумевшем от любви, и о невозможности жить без неё… Бедра Сансы покачивались под его руками, обнажённая спина прижималась к его груди... он ещё крепче обнял её, прокладывая дорожку поцелуев по её шее, зарываясь лицом в её волосы, чувствуя, как она дрожит в его объятьях… затем развернул её к себе лицом и осторожно провёл пальцами по её щеке. С того времени, как Сандор последний раз целовал женщину, прошёл миллион лет, и он вообще не был уверен, что помнит, как это делается, но знал, что умрёт, если не поцелует Сансу прямо сейчас. Её глаза стали похожи на два глубоких озера, в которых он был готов тонуть снова и снова… грудь её вздымалась, губы были приоткрыты в улыбке, и всем своим видом она призывала его… Сандор, не выдержав, прижался к её губам. Трудно было сказать, кто из них сделал первый шаг, после которого поцелуй стал более откровенным. Теперь это был танец их языков, жгучий и страстный — они не могли насытиться друг другом. Сандор прислонил её спиной к колонне, обхватив одной рукой за талию, а другой прижимая её затылок, приникнув к ней, как путник к прохладному источнику в пустыне, вбирая в себя сладость её губ, и ту, которую источала она сама. Санса выронила стаканчик и подалась к нему всем телом, хватаясь за его рубашку, со стоном прижимаясь к его широкой груди. Он, ошеломлённый такой реакцией, мысленно молился, чтобы всё это было реальностью, а не одной из его эротических фантазий… А если это всего лишь сон, то он предпочёл бы не просыпаться…

Где-то на сцене до сих пор звучало «Я искал тебя, выкрикивая на улицах»…

Сандор, наконец, оторвался от её губ, чтобы перевести дыхание, и она инстинктивно потянулась за ним, не желая разрывать поцелуй. Её губы припухли, щёки покраснели, а ресницы дрожали, и он понял, что всё, произошедшее за последние шесть лет, так или иначе вело к этому невероятному моменту, когда они встретились. Неважно, как далеко они были друг от друга, неважно, чем они занимались все эти годы — это должно было случиться!

Я искал тебя, пташка!.. Искал только тебя, выкрикивая на улицах твое имя, как тот пьяный дурак из песни…

*

 
Последнее редактирование:

Kfafa

Наемник
Глава 11. СУББОТА. ВЕЧЕР.
гл 11.jpg


Когда Сандор наконец-то её поцеловал, Санса почувствовала, как земля уходит из-под ног. Голова пошла кругом от сангрии, музыки и поцелуев, когда он прислонил её спиной к колонне. Ей пришлось выбросить свой стакан и прижаться к нему, чтобы не рухнуть на землю от его напора. Казалось, ещё чуть-чуть, — и она расплавится от его жарких объятий. Сандор обхватил её левой рукой, прижимая к себе, хотя в этом не было необходимости: она сама инстинктивно прильнула к нему бёдрами, чем вызвала у него стон наслаждения, и, подняв правую руку, мягко провела ладонью по его щеке, лаская шрамы. А он в ответ запустил пальцы в огненно-рыжие волосы и властно накрыл её губы своими, проникая в рот языком.

Санса чувствовала, что он смотрит на неё, но не решалась открыть глаза, опасаясь, что в тот же миг просто сгорит от его взгляда. Руки жадно блуждали по его шее, спине, гладили широкие плечи, ощупывали бицепсы — она наслаждалась этими прикосновениями. В какой-то момент ей показалось, что она сходит с ума, перестав различать, где заканчивается её тело и начинается его, где его вдох, а где её выдох; она чувствовала, что теперь вообще не сможет дышать никаким другим воздухом, если им не дышит он.

Сандор оторвался от неё, чтобы перевести дыхание, а она, раздосадованная этой остановкой, потянулась за ним, не желая больше ни на мгновение оставаться без его губ. И, открыв глаза, увидела его улыбающееся лицо и неприкрытое восхищение в серых глазах. И они снова лучились морщинками, которые так ей нравились. Санса улыбнулась ему в ответ.

— И… чем теперь займемся, пташка? — его низкий хриплый голос вновь заставил её вспыхнуть.

Одной рукой он упёрся в колонну, а другой продолжал обнимать её за талию. Его лицо всё ещё находилось в опасной близости от её лица, поэтому она не могла думать ни о чём и только улыбалась ему. Где-то на площади продолжала греметь музыка, но они её уже не слышали.

Она медленно убрала лежавшую на его груди руку. Ей хотелось бы вернуться в Инверналию пока ещё не полностью стемнело, и они были в состоянии вести машину, но мысли находились в полном беспорядке, а говорить совсем не хотелось.

— Хочешь, поедем ко мне? Мы могли бы поужинать на крыльце и полюбоваться закатом…

Она кивнула, счастливая от того, что ему тоже пришла в голову эта идея. Сандор, наконец, отстранился от неё, продолжая обнимать за талию, словно заявляя всему миру, что она — его. Санса прижималась к нему, пока они шли к её машине, и со странной гордостью ловила на себе удивлённые взгляды прохожих. Да, она с ним! Да, они вместе! Разве это не восхитительно? Разве весь мир не должен узнать, как хорошо ей сейчас?

Ей сложно было не смотреть на него в течение дня. Наверняка, он это заметил, ведь она сделала всё возможное, чтобы обратить на себя его внимание: плавно покачивала бёдрами, стоически выдерживая высоченные каблуки, которые сейчас её убивали; подобрала такое платье, которое идеальным образом подчёркивало каждый изгиб её тела, оставляя совсем немного для воображения, — и прекрасно отдавала себе в этом отчёт. Сейчас, прижавшись к телу Сандора, она с улыбкой вспомнила, как нервничала, когда проснулась, как выбирала свой наряд, в сотый раз меняя платья, пока не пришла, наконец, к решению, что в этом выглядит идеально. Её комната, усыпанная платьями, юбками и блузками, после примерок выглядела, как одёжный склад после взрыва. Но время, потраченное на приведение себя в надлежащий вид, стоило того, чтобы увидеть восхищённый взгляд Сандора, когда он появился в доме Бриенны. Хотя то, как он смотрел на неё утром, не шло ни в какое сравнение с тем, как она смотрела на него сейчас: его белая рубашка была просто идеальной и самым выгодным образом подчеркивала широкую грудь, мощные плечи и бицепсы, а джинсы обтягивали его бёдра так сексуально, что Санса задумалась, почему он до сих пор не снимается в рекламе джинсов? Интересно, это он сейчас стал настолько привлекательным или прежде у неё просто что-то было не так со зрением? Как бы то ни было, сегодня Сандор выглядел впечатляюще, и она поневоле вновь и вновь обращала на него внимание.

Когда они всей компанией пришли на площадь, она была уже слегка навеселе и танцевала только для него, зная, что он ловит каждое её движение со своего места у барной стойки; даже через площадь она чувствовала на себе его взгляд, видела его улыбку. А все утренние треволнения стоили того, чтобы дождаться момента, когда он сделает первый шаг и начнёт поцелуй, который должен был случиться ещё вчера вечером.

Позже, когда они прогуливались по улицам, её сердце билось чаще каждый раз, как он брал её за руку или обнимал за плечи. В какой-то момент Санса вспомнила о Гарлане, но эта мысль была тут же отброшена в сторону. По возвращении в город она поговорит с Гарланом. Им не по пути, поэтому они не будут вместе — вот что она должна ему сказать. А сейчас время наслаждаться каждым моментом рядом с человеком, который впервые за многие годы заставил её чувствовать себя живой. Как это ни печально было признавать, она не могла вспомнить, когда вела себя настолько раскованно и свободно, когда могла позволить себе флиртовать с парнем, когда её тело и душа отзывались на чьё-либо присутствие так по-особенному остро.

***​

Санса нетерпеливо копалась в своей сумочке в поисках ключей от машины, фыркала и тихо ругалась, пока, наконец, не нащупала их где-то на дне. Он наблюдал за её движениями с лёгкой усмешкой на губах — с той самой усмешкой, с которой смотрел на Сансу каждый раз, как она делала что-нибудь неуклюжее и смешное.

— Давай-ка лучше я поведу, — сказал он тоном, не терпящим возражений, и протянул руку за ключами.

Получив ключи, он несколько секунд молча смотрел ей в лицо.

— Что? — Санса и сама не могла отвести взгляда от его горящих глаз.

— Да так… думал… Как лучше — поцеловать тебя ещё раз до того, как мы сядем в машину, или уже после?

Санса улыбнулась и приподнялась на цыпочках в ожидании, а он обнял её за талию и притянул к себе так близко, что между их лицами осталось всего несколько сантиметров. Но вместо поцелуя только ухмыльнулся и чмокнул её в кончик носа.

— Пожалуй, всё-таки, после.

Глаза Сансы разочарованно округлились: она была готова испепелить его взглядом, а Сандора это, кажется, только позабавило.

— Поехали, пташка, скоро стемнеет.

Она нахмурилась и обиженно сморщила нос. Он должен был её поцеловать!

Пока Сандор регулировал водительское сидение под свой рост, она с облегчением скинула с себя порядком надоевшие туфли и растёрла уставшие ноги. Он сел за руль и медленно окинул её взглядом с ног до головы.

— Мне кажется, у тебя слишком короткое платье, — констатировал он и включил зажигание.

— Ещё бы! — Санса смотрела на него с ехидной улыбкой. — Уверена, оно вообще никому не понравилось!

Сандор только рассмеялся, тронулся с места и выехал со стоянки. Но уже через несколько кварталов притормозил и остановился.

— Что случилось?

— Ничего. Теперь мы в машине, и я хочу тебя поцеловать.

Санса прикусила нижнюю губу и вопросительно посмотрела на него. Он улыбался, а в глазах плясали дьявольские искры. Они оба потянулись навстречу друг другу, пока их губы, наконец, не встретились где-то посередине, над переключателем передач. Санса запустила руку ему в волосы, потрясённая ощущением его близости, нежностью его прикосновений, вкусом его губ… Она чувствовала, как его рука скользнула по ноге, вверх по бедру, отодвигая край платья. Его прикосновения были настойчивыми, но осторожными и мягкими, вызывающими целый вихрь мурашек по всему телу. Интересно, как далеко он сможет зайти, если она позволит?.. Интересно, как много она хотела бы ему позволить?..

Когда они разорвали поцелуй, Сандор опять включил зажигание, и машина рванула с места. Вскоре городок с его фестивалем остался позади, а они помчались по трассе, соединяющей Салинас и Инверналию. Санса улучила момент и достала телефон, чтобы написать сообщение Миранде: если она прямо сейчас не расскажет своей подруге о том, что с ней произошло, Миранда потом не будет разговаривать с ней неделями. Да и вообще, Сансе не терпелось поделиться с ней.

«Мы целовались!!!»

Спустя какие-нибудь пару секунд Санса получила ответ: строка из маленьких фейерверков и пара, танцующая фламенко. Санса только улыбнулась в экран телефона.

Да, милая, это фейерверк…

Ф е й е р в е р к…

Всё или вовсе ничего.
Половина любви мне ни к чему.
Если твоё сердце мне не уступит,
То я предпочитаю не иметь ничего.
И если я буду падать, околдованная твоим голосом,
Я бы хотела быть подхваченной вовремя.
Итак, ты видишь, я вынуждена сказать «нет, нет»!
Все или вовсе ничего…


Санса слышала эту песню наверное миллиард раз, но только теперь, рядом с Сандором, начала понимать её смысл. Вся твоя любовь или ничего. Никаких полутонов.

Она снова взглянула на Сандора, который сосредоточенно вглядывался в дорогу. Когда он перенёс руку с руля на переключатель передач, Санса не смогла удержаться и накрыла его руку своей ладошкой. Он на мгновение замер, но потом переплёл их пальцы, поднёс её руку к губам и легонько поцеловал. Так они и ехали по дороге, окружённой золотыми полями, улыбаясь друг другу и держась за руки, как подростки. Всё это напоминало эпизод из наивного романтического фильма…

— Из еды у меня дома только вино, — нарушил молчание Сандор, когда перед ними появились первые домики Инверналии. — Давай заедем в «Стену» и купим что-нибудь на ужин.

Санса кивнула и тут же начала мысленно перебирать меню «Стены», размышляя, что бы такое заказать для их с Сандором ужина. Они ненадолго заехали в полюбившийся бар, где Вель, то и дело бросая на них изумлённые взгляды, быстро приняла заказ. И уже через полчаса, держа в руках пакеты с едой, они продолжили свой путь к дому Сандора.

Когда они приехали, уже начинало темнеть. Поэтому они оба торопливо разложили еду по тарелкам, захватили из холодильника бутылку вина и, наконец, устроились за столиком на крыльце, не утруждая себя должной сервировкой. Они настолько проголодались, что забыли о скатерти, салфетках и приборах, таскали друг у друга куски с тарелок, урчали, причмокивали и с наслаждением облизывали пальцы, словно это был последний ужин в их жизни.

Солнце уже почти скрылось за горизонтом. Сандор обнял её за плечи и привлёк к себе, пытаясь укрыть от вечерней прохлады, а она прижалась к его груди. Они сидели обнявшись и смотрели на обрывки догорающих красных и оранжевых лучей. Туфли Сансы остались где-то под сиденьем машины, но босиком ей было удобнее — она сидела, поджав под себя ноги и наслаждалась ласковыми прикосновениями мужских рук. Всего неделю назад сама мысль о поездке в Инверналию и возможной встрече с кем-то из прошлого вызывала у неё животный страх… Теперь же ей казалось, что никогда в жизни ей не было так спокойно, как в объятиях этого мужчины, которого ещё несколько дней назад она не хотела видеть. Санса, как никто другой знала, что жизнь порой подбрасывает совершенно неожиданные сюрпризы, но сейчас она совершенно не понимала, что делать с этим странным поворотом судьбы.

— Я думаю, нам пора зайти в дом, — предложил Сандор, обратив внимание, как она поёжилась от дуновения вечернего ветерка.

Он взял её за руку и повел в комнату. Сансе странным образом льстило, что он совсем не возражает против того, чтобы впустить её в своё уединённое жилище.

— Располагайся и будь как дома. Можешь включить телевизор или музыку, если хочешь, — Сандор оставил её на несколько минут одну, а сам тем временем поставил в раковину пустые тарелки и проверил что-то в холодильнике.

Санса достала свой телефон и пролистала плей-лист, раздумывая, какая музыка понравилась бы Сандору. Ей вспомнились его слова о том, что она ещё много чего о нём не знает. Стоит узнать его музыкальные пристрастия. Санса решила попытать удачу и поставила что-то из старого рока. Как оказалось, Сандор давно уже закончил дела на кухне и стоял, засунув руки в карманы, и с улыбкой наблюдал за её муками выбора.

— Я-то думал, тебе нравится та тягомотина, которая играет у тебя в машине! А ты, значит, и настоящую музыку слушаешь!

Санса только хихикнула:

— Я тоже умею удивлять, мистер Клиган!

— Слушай… — он смущённо почесал подбородок, — нужно было, наверное, придумать что-то на десерт… Но ты же знаешь, я не привык принимать гостей.

— Всё в порядке, ничего не нужно, — сейчас, когда она сняла туфли, Сандор казался ей ещё выше и мощнее, и она не таясь рассматривала его руки, грудь, плечи, пока её глаза не встретились с его.

— Знаешь, ты сегодня очень красивый…

Сандор рассмеялся, а она снова покраснела и отвела взгляд. Это был наивный комплимент, но это было правдой, и Санса должна была ему об этом сказать! Он подошел к ней, положил одну руку на её талию, а другой коснулся подбородка, приподнимая её лицо.

— Мне много чего приходилось слышать в свой адрес, пташка. В основном, что я — придурок, если быть честным. Но уверяю тебя, красивым меня ещё не называли, — Сандор провёл рукой по её волосам и пропустил пряди между пальцами.

— Не понимаю, — Санса обняла его за талию, — неужели у девушек Инверналии нет глаз?

— Вероятно… Может, ты просто видишь что-то, чего не видят они…

Нежным, но уверенным движением он привлёк Сансу к себе и провёл кончиками пальцев по её лицу, а Санса приподнялась на цыпочки, приближаясь к его губам. На этот раз Сандор целовал её неторопливо, невесомо касаясь губами и нежно очерчивая языком контур её губ. Дыхание Сансы участилось, когда Сандор спустился ниже и стал покрывать поцелуями её шею и грудь. Он подхватил её руками под ягодицы, поднял, заставив хихикнуть, и аккуратно перенёс на диван в углу гостиной, усадив на себя сверху. Глаза Сандора потемнели от желания, руки блуждали по её спине и бёдрам, притягивая её всё ближе к его груди.

— Чёрт, Санса… Ты потрясающая… — выдохнул он.

Санса смущённо улыбнулась, перекинула волосы на одно плечо и обхватила его лицо ладонями, вновь приближаясь к нему для поцелуя. Сандор пробежался ладонями по её голым ногам, поднимаясь выше под юбку и прижимая её бёдра к себе. Санса отчётливо ощущала его возбуждение через джинсы и слышала, как из его горла вырывается лёгкий стон каждый раз, как она отдаляется от его губ. В любом другом случае Санса почувствовала бы себя неловко из-за того, что позволяет себе прикасаться к мужчине таким образом, но сейчас ей было комфортно и приятно от каждого их движения — её тело будто бы было создано для его рук и охотно отзывалось на его прикосновения.

— Чёрт, девочка… — Сандор вдруг оторвался от её губ и упёрся головой в её лоб. — Скажи мне, если ты хочешь, чтобы я остановился, потому что по своей воле я этого сделать не смогу…

Его дыхание было рваным и таким же горячим, как и его ладони на её бёдрах. Санса сделала глубокий вдох в попытке усмирить своё волнение.

Чего бы она хотела? Она хотела бы продлить эти восхитительные ощущения, хотела бы, чтобы он исследовал каждый сантиметр её тела, и, в свою очередь, исследовать его… потерять голову и раствориться в этом первобытном удовольствии — быть рядом с мужчиной, который будит в ней такие незнакомые и удивительные чувства.

Долгое время Санса удерживала себя от того, чтобы начать с кем-то встречаться или вступить в интимные отношения. Поначалу она с недоверием относилась к любому комплименту, который слышала в свой адрес от парней в университете. Позже для неё было невероятно сложно быть с мужчинами и наслаждаться сексом: она подспудно опасалась, что её обидят или причинят боль. Вне всякого сомнения, Джоффри преуспел в том, чтобы полностью уничтожить её уверенность в себе и надолго отбить желание сблизиться с кем-то. Не то чтобы она годами ни с кем не была, но ей потребовалось довольно-таки много времени, прежде чем она позволила мужчине прикоснуться к себе. И когда это произошло, это было, скорее, желанием раз и навсегда покончить со своей нетронутостью, нежели чем-то, что она разделила с любимым и желанным человеком. Сейчас она уже и не помнила лицо того парня, с которым потеряла девственность. Это была чистая формальность, с которой она решила покончить, чтобы не чувствовать себя белой вороной среди других девушек её возраста.

Однако, с Гарланом всё было по-другому. Гарлан был галантным, спокойным, осторожным… и скучным в постели. Он был безвредным, а потому казался ей надёжным выбором, с кем можно было бы строить длительные отношения. Но Санса никогда не чувствовала такую потребность в чьих-либо прикосновениях, какую ощущала сейчас. Она никогда не испытывала жизненную необходимость позволить кому-то наслаждаться её телом, которую она ощущала с Сандором. Нет, она не хотела, чтобы Сандор останавливался… Но ей казалось, что было бы неправильным сейчас переступить эту черту. Там, в городе, всё ещё есть кто-то, кто ждет её. И она не простит себе потом, если между ней и Сандором что-то произойдет прежде, чем она объяснится с Гарланом. Даже если это объяснение закончится их разрывом, который для неё уже являлся решённым вопросом. Кроме того, уже завтра она уедет из Инверналии. Каким-то внутренним чувством Санса знала, что если они сегодня зайдут дальше, то уже завтра будут жалеть об этом. Было невыносимо сложно в этот момент поступить по совести, но Санса должна была так поступить.

Сандор убрал прядь волос с её лица.

— Все в порядке, пташка… не бери в голову, — прошептал он, словно услышав её мысли, потом прижал к себе и уткнулся в её шею. — Я сам виноват, совершенно не могу контролировать себя, когда ты рядом.

Сандор извинялся, легко касаясь губами кожи на её шее, и эти легкие прикосновения отзывались горячими волнами в её теле.

— Ты хочешь уйти?

Вместо ответа Санса покачала головой, обняв его за шею, будучи не в состоянии нарушить это чувство уюта, которое она испытывала в его объятьях.

— Ладно… — Сандор осторожно уложил её на диван и сам лёг рядом.

Голова Сансы покоилась на его плече, а сама она поглаживала его грудь и улыбалась про себя, вспомнив тот день, когда ворвалась к нему утром и обнаружила его полураздетым. Неужели это было всего несколько дней назад?!

— Готова поспорить, ещё в этот понедельник ты бы ни за что не поверил, что твоя неделя закончится таким образом, — усмехнувшись прошептала она, прокручивая в голове всё, что произошло за эту неделю.

Сандор со смехом прижал её к себе и погладил по спине.

— Ни за что в жизни… Я был уверен, что ты меня ненавидишь!

Санса фыркнула.

— После нашей первой встречи в «Стене» я могла бы сказать, что это ты ненавидишь меня!

— Ну, вроде того… Но нам ведь как-то удалось это преодолеть? — он снова поцеловал её.

Они лежали на этом маленьком диванчике, тесно прижавшись, тихо лаская друг друга, хихикая каждый раз, когда прикосновение вызывало щекотку. Санса гладила подушечками пальцев его лицо, шею, грудь, словно пытаясь запомнить его наощупь. Рука Сандора скользила по её спине, бёдрам, груди, и Санса с наслаждением позволяла ему исследовать своё тело, теснее прижимаясь к нему, или напротив, слегка отстраняясь. Через некоторое время музыка на её телефоне умолкла, и единственным звуком, который Санса могла услышать, был стук его сердца.

— Пташка, уже поздно, — он гладил её спину и говорил еле слышно, будто боясь спугнуть её, — Может, ты останешься до утра… Ничего не будет, если ты не захочешь… в смысле, я постелю себе здесь на диване… Просто… Я ждал этого шесть лет, а завтра ты уезжаешь… Я просто хотел побыть с тобой ещё немного до того, как ты снова упорхнёшь… Утром выпьем кофе, я не знаю…

Санса смотрела на него, и её ответ был готов уже задолго до того, как он закончил своё сумбурное предложение.

Она многое могла бы ему сказать. Она могла сказать, что все эти шесть лет она боялась вернуться в Инверналию, несмотря на то что большинство людей, которых она знала, уже давно умерли. Что несмотря на все её страхи, это была лучшая неделя за многие-многие годы. Что она отдаёт себе отчёт в том, что её жизнь уже никогда не будет прежней, даже после того, как она завтра сядет в машину и вернётся к своей обычной рутине. И что Сандор — одна из причин этого, если не главная причина. Что ей точно так же хотелось бы провести с ним ещё хоть немного времени, хотя, по правде говоря, больше всего она хотела проснуться завтра и увидеть его лицо. А может, и не только завтра…

— Это будет лучший кофе на свете, — ответила она вместо всего этого.

Сандор облегчённо выдохнул.

— Я тогда принесу тебе что-нибудь переодеться… Мы же не хотим испортить это восхитительное чересчур-короткое-сексуальное платье?

Он подмигнул, коснулся губами кончика её носа и встал с дивана. Уже через несколько минут он спустился к ней и протянул белую футболку.

— Кажется, это единственное, что я могу тебе предложить…

— Это вполне подойдёт, спасибо.

— Можешь переодеться в ванной, — Сандор кивнул головой на дверь возле кухни.

Оказавшись одна в ванной, Санса замерла напротив зеркала. У девушки, которая смотрела на неё оттуда, волосы были совершенно растрёпаны, под глазами — тени от расплывшейся туши, губы пылали от поцелуев… но в глазах горел какой-то незнакомый огонёк, заставляющий их излучать что-то новое… что-то, похожее на… счастье? «Ты мне нравишься, Санса!» — Она повертела головой, улыбнулась своему отражению и приблизила лицо к зеркалу. Внимание Сансы привлек яркий предмет на шкафчике под зеркалом. Там, между зубной пастой, щёткой и лосьоном после бритья, лежал аккуратно сложенный пластырь с Микки Маусом, которым Санса спасала пораненную руку Сандора. Она посмотрела на этот цветной клочок в замешательстве: каким-то образом тот факт, что Сандор тщательно спрятал его, вместо того, чтобы просто выбросить в урну, наполнил её сердце теплом и заставил улыбнуться. Потом она надела футболку Сандора, полностью утонув в ней — футболка доставала ей до колен, — и на мгновение зарылась носом в ткань. Ей самой было смешно от того, что она ведёт себя как какая-нибудь малолетняя фанатка поп-звезды, но ничего с собой поделать Санса не могла. Определённо, хороший вечер, приятная музыка, вкусный ужин на двоих и немного поцелуев что-то изменили в ней. Санса усмехнулась своему отражению, убрала волосы в высокий хвост, смыла остатки макияжа и открыла дверь в гостиную.

Сандор уже ждал её там. Он тоже переоделся — в те самые пижамные штаны, в которых он встретил её во вторник утром, и в такую же как у неё футболку. И эта его домашняя версия была ничуть не менее сексуальной, чем остальные. Увидев Сансу, он прыснул со смеха. Санса, разумеется, понимала, что в этой огромной футболке выглядит нелепо, поэтому она шутливо нахмурилась, возмущённо скрестила руки на груди и фыркнула, вздёрнув подбородок в сторону Сандора.

Сандор прошлёпал босиком к ней, и поддел её подбородок большим и указательным пальцами, заглядывая ей в лицо.

— Даже когда ты сердишься, ты всё равно самая красивая, пташка. И ты мне нравишься в этом.

Он смотрел на неё так, будто держит в руках луну и звёзды, и от этого его взгляда Санса почувствовала себя по-настоящему особенной. Хмурое выражение её лица мгновенно улетучилось, и щёки слегка вспыхнули, когда он провёл большим пальцем по её губам.

— Ну, вот и хорошо. Думаю, пора проводить тебя наверх.

И в тот же момент он подхватил её на руки, ожидая, что Санса будет сопротивляться, но она обняла его за шею, крепче прижавшись к его груди.

Спальня представляла собой просторную платформу, которая занимала всё пространство второго этажа и была огорожена перилами. В ней не было ничего лишнего: большая двуспальная кровать с белым пуховым одеялом, гардероб и рабочий стол с ноутбуком и компьютерным стулом. Чердака в доме не было, и наклонная крыша служила потолком в спальне.

Сандор аккуратно опустил Сансу на кровать, и отдалился, собираясь оставить её, но она не была готова отпускать его… только не сейчас! Санса ухватилась за край его футболки и притянула к себе. Сандор застонал и вернулся к ней, осыпая её поцелуями; его тело возвышалось над ней, прикосновения становились более горячими, а поцелуи — ненасытными. Руки Сандора скользнули под её футболку, пробежались по её телу вверх, пока не накрыли её грудь. Санса ахнула и выгнулась в спине, отдавая всю себя его ласкам. Она хваталась за его руки, впивалась пальцами в его плечи, прижималась к нему всем телом… Сандор отстранился, рывком снял с себя футболку и швырнул её куда-то в угол спальни. Даже в тусклом свете, который проникал в комнату с улицы, было видно, как глаза Сансы блуждают по его телу. Однажды Сандор уже видел этот взгляд, но в то утро он вряд ли мог его оценить.

— Думаю, это не первый раз, когда ты видишь меня без майки, не так ли, мисс? — Сандор с улыбкой разглядывал неприкрытую похоть в глазах Сансы.

— Не первый. Но, должна признать, на этот раз зрелище куда более привлекательное.

Сандор хмыкнул и снова лёг рядом с ней, облокотившись на одну руку, а второй поглаживая её живот.

— Если тебе нравится — смотри, я не против. Правда, я бы тоже не отказался получить свою часть зрелища, — добавил он со своей дьявольской усмешкой.

Подстёгиваемая его игривым тоном, Санса взялась за край футболки и потянула её вверх, медленно открывая взгляду сначала трусики, потом живот… Сандор, как заворожённый следил за её движениями, пока она не сняла футболку и не отбросила её на пол. Затем он наклонился к ней и проложил дорожку поцелуев от её живота к груди и выше, к губам, вызывая у неё стон наслаждения.

— Санса… боюсь, я не справлюсь с этим искушением, — его глаза были полны желания и страсти. — Перестань играть со мной в эти игры: я не люблю проигрывать.

С этим он встал, прошёл в другой конец спальни и отыскал на полу свою футболку. Одевшись, он вернулся к Сансе и коснулся губами её лба.

— Пойду-ка я лучше вниз, — он уже намеревался выйти из комнаты, но Санса нежно притянула его к себе.

— Останься… Пожалуйста!

Её тихий шёпот был едва слышен, она смотрела на Сандора с немой мольбой, которую он в темноте не мог бы разглядеть… но отпускать его от себя сейчас она не хотела и не могла: ей было слишком хорошо рядом с ним, и ей не хотелось, чтобы это когда-нибудь заканчивалось.

— Что ж… никогда не думал, что меня так просто уговорить, — хмыкнул Сандор, возвращаясь на кровать и укладываясь рядом с ней.

Удобно устроившись на его плече и обнимая его руку, Санса смотрела в слуховое окошко прямо над их головами, через которое были видны бриллианты звёзд, рассыпанные на чёрном бархате неба.

— Круто, правда? — Сандор с улыбкой проследил за её взглядом, — в ясную ночь можно засыпать, любуясь звёздами. Это моя любимая часть дома… ну, после крыльца, разумеется, — пояснил он, глядя в окошко на крыше.

Санса протянула правую руку вверх, словно пытаясь поймать одну из звёзд, сияющих над ними.

— Это просто не может быть настоящим, — прошептала она поражённо, больше самой себе, чем Сандору, — это всё слишком идеально…

Сандор повернулся к ней и поцеловал в висок, обнимая её. Санса почувствовала его дыхание на своей макушке и потёрлась щекой о его грудь.

— Да… слишком идеально, — пробормотал он, проваливаясь в сон.

 
Последнее редактирование:

Kfafa

Наемник
Глава 12. ВОСКРЕСЕНЬЕ
Глава 12.jpg
Сандор, как зачарованный, смотрел на её спину. Ему пришлось зажмуриться и снова открыть глаза, чтобы убедиться, что он не спит. Он проснулся с первыми лучами солнца, которые проникли в спальню через окно, и ему потребовалось несколько минут для того, чтобы осознать, что эта рыжеволосая красавица, которая лежит сейчас в его постели, реальна, и весь вчерашний вечер ему не приснился.

В памяти проносились моменты вчерашнего дня: смущённая улыбка Сансы, когда он появился в доме Бриенны и завороженно смотрел на неё, её танец на площади в Салинасе, их поцелуй, дорога домой и ужин на крыльце… Они ещё долго болтали, лёжа в кровати и глядя на звёзды, и Санса уснула, пока он рассказывал какую-то историю. По всей видимости, рассказы о его клиентах показались ей не слишком захватывающими. В какой-то момент Санса отдалилась от него и свернулась клубочком на краю кровати, и тогда он смог вольготно растянуться во весь рост, как каждый раз, когда он спал один. Если говорить точнее — как он спал всегда.

Санса мирно посапывала, не подозревая о тех чувствах, которые будила в душе Сандора. Его огромная футболка собралась у неё на талии, открывая великолепный вид на идеально округлые бёдра. Лучшего способа проснуться в воскресенье утром он и представить себе не мог. Сандор протянул руку к голове Сансы и расправил пальцами пряди, наслаждаясь, как медь её волос рассыпалась по подушке. Потом придвинулся ближе, провёл ладонью от плеча до талии, и нежно прижался к её спине, пытаясь не потревожить её своей растущей эрекцией.

Чёрт побери! — она была более чем настоящей: он чувствовал её мягкую кожу, ощущал запах её волос, помнил привкус вина на её губах… Она — всё то, о чём он не смел мечтать и что уже никогда не сможет забыть.

Санса Старк… С а н с а… Пташка… Неожиданный дар Старых Богов, посланный ему неизвестно за что, чтобы наполнить светом его серую жизнь хотя бы на эти несколько дней. И да будут они благословенны, эти Старые Боги, которые услышали его мечты.

Он уткнулся носом в её макушку и вдохнул как наркоман, прежде чем заставить себя подняться с кровати. Это было непросто — оставить её сейчас, когда она так близко, и кажется, что стоит разжать объятья, как она исчезнет, испарится, словно утренний туман. Но он обещал ей кое-что и намеревался выполнить это обещание наилучшим образом. Кофе.

Спустившись вниз, Сандор поспешил в душ, чтобы успеть сварить кофе до её пробуждения. Её платье висело на двери ванной — там, где Санса оставила его вчера, — словно подтверждая, что всё произошедшее накануне — не сон, они действительно провели весь день и ночь вместе, и он готов был поклясться, что Санса наслаждалась его компанией в той же мере, что и он — её. Улыбнувшись воспоминаниям, Сандор вошёл в душ, и прохладные струи, стекая по телу и лицу, отогнали остатки сна.

Он не мог припомнить, когда ещё ему было так хорошо утром, когда он чувствовал себя таким живым и наполненным, когда в последний раз он наслаждался прогулкой по шумному городу, как вчера вечером… Хотя нет, мог: никогда. Но теперь самые обычные вещи казались ему восхитительными, и этому была причина. Санса Старк. Мысли о том, какой потрясающе сексуальной она была вчера, когда танцевала в этом платье, как держала его за руку, как смеялась с ним ночью и как уснула в его объятьях, пробудили новую, ещё более сильную эрекцию.

Закончив все дела в душе, Сандор включил кофеварку, и когда через несколько минут Санса вышла из спальни, гостиная уже наполнилась ароматом кофе. Она сонно протёрла глаза и улыбнулась ему той самой улыбкой, которую он наблюдал на её лице вчера ночью, когда они оба были раздетыми. Она восхищалась его телом, он чувствовал это, и это заставляло его сердце биться быстрее. Сандор знал, что он в хорошей форме — все мужчины в его семье были хорошо сложены, но до недавнего времени даже это не особо привлекало женщин. Его изуродованное лицо вкупе с не самым приятным характером служили прекрасным средством для отталкивания людей, в особенности, женщин. Ни одна из них не решалась встретиться с ним более одного раза, не говоря уж о том, чтобы завязать романтические отношения. В конце концов, он отбросил попытки и уверил себя в том, что в одиночестве он может найти счастье и покой. С Сансой всё это не работало. Ничего из того, что произошло между ними, не укладывалось в рамки его привычных отношений с женщинами. Она словно бы не замечала его шрамов, не связывала его с той кучей дерьма, которую семейка Ланнистеров значила в её жизни…

Спускаясь по лестнице, Санса не сводила с него глаз, и чуть было не слетела с последних ступенек. На этот раз Сандор расхохотался над тем, насколько смешной и неуклюжей она может быть.

— Чёрт, Санса, да тебя вообще нельзя оставлять без присмотра! — он поспешил к лестнице, где она остановилась, красная от смущения. — Иди сюда… — Приблизившись к ней, Сандор обнял её и оторвал от пола.

— Ничего не могу поделать, ты меня отвлекаешь, — промурлыкала она, касаясь губами его уха, обнимая его шею руками и обхватив бёдра ногами.

Сандор бережно перенес её к стойке и усадил на высокий стул.

— Доброе утро, — он всё ещё не мог выпустить её из объятий. — Как спалось?

— Хорошо, — Санса прикрыла глаза и потянула носом. — М-м-м… вкусно пахнет. Я не могу начать день, пока не выпью чашку кофе.

— Я тоже. Надеюсь, он не слишком крепкий.

Сандор налил две чашки и взял её за руку.

— Хочешь выпить кофе на крыльце?

Санса кивнула и последовала за ним, ступая босыми ногами по деревянному полу. Дни в Инверналии всё ещё оставались по-летнему жаркими, но утро было прохладным — как-никак середина сентября, — хотя эта прохлада всего лишь бодрила, и поэтому завтрак на крыльце обещал быть приятным. Санса сидела рядом с ним, скрестив ноги и потягивая свой кофе, а Сандор перебирал в уме события, которые привели их двоих сюда, на это крыльцо, где они могут наслаждаться такими простыми вещами: выпить кофе воскресным утром, посмотреть на закат над полями, да и просто посидеть в тишине, когда единственным звуком является пение птиц. Самые будничные вещи. Мелочи. Но эти мелочи теперь означали для Сандора целый мир. Санса смотрела на него с такой теплотой, что в его душе что-то затрепетало — настолько драгоценными казались ему эти минуты рядом с ней. Он оглядел Сансу, потом себя и невольно хихикнул — можно было сложить их вместе, и получилась бы одна целая пижама! Потом обнял её, притянул к груди, и она прижалась к нему щекой.

— Спасибо тебе, — наконец, заговорила Санса, — за кофе. Он вкусный. И за остальное…

— За что это?

— Ну… Хотя бы за то, что я ни на минуту не жалею, что всё-таки приехала в Инверналию. За то, что помог мне с домом, показал новые места, о которых я раньше не подозревала… За закат у тебя на крыльце, за вино, за вчерашний день… Это была прекрасная неделя. По правде сказать, я была уверена, что всё будет с точностью до наоборот.

Сандор хмыкнул.

— Вероятно, из меня вышел неплохой хозяин! Только Бриенне не говори, а то она будет завидовать.

— И Бриенна классная. И Джейме, и даже Берик, хоть он тебе и не нравится. Здесь действительно хорошие люди, и я рада, что моё мнение об Инверналии изменилось. К счастью, годы многое изменили в этой деревне, и мне эти перемены нравятся.

Сандор обнял её крепче и поцеловал в висок.

— Я рад, что ты так думаешь. Значит, ты сможешь остаться ещё ненадолго?

Этот вопрос крутился в его голове с того самого момента, как он проснулся, но Сандор даже не был уверен, готов ли он услышать ответ на него.

— Я не могу, Сандор. Мой отпуск сегодня заканчивается, и уже завтра я должна быть на работе.

Санса вздохнула с такой грустью, словно возвращение домой не сулило ей никакого удовольствия. Сандора же само осознание того, что он должен снова её отпустить, сводило с ума. Да, он знал, что этот момент наступит, и она должна будет уехать, вернуться к своей привычной жизни. Но с того самого дня, как они закончили работать над домом, он упрямо отгонял от себя эту мысль. А сейчас, когда реальность приблизилась невыносимо близко и буквально задышала ему в лицо, он понял, что не готов к новому расставанию. Точно так же, как несколько дней назад он не был готов к встрече с Сансой или ко всему, что произошло за эту неделю.

— Во сколько ты уезжаешь? — он попытался спросить как можно более равнодушно, но вопрос прозвучал с такой горечью, что он фактически ощутил его вкус у себя во рту.

— Думаю, после обеда. Дорога в город займёт много времени, а завтра рано вставать… — Санса обратила внимание, как он нахмурился, и заглянула ему в лицо. — Почему ты спросил?

— Да так… просто, — Сандор сделал ещё глоток уже остывшего кофе, и уставился куда-то в горизонт, стараясь не встречаться с Сансой взглядом.

Что он ей скажет? Что больше всего на свете он хотел бы, чтобы она забыла свою работу, свою квартиру, своих городских друзей и осталась в Инверналии с ним? Глупые и эгоистичные мечты, но он ничего не мог с собой поделать, это сжигало его изнутри. Он не хотел терять её снова. Не мог. Только не сейчас. Если она сейчас уедет, он будет думать, что ничего этого не произошло!

— Мне жаль, но я не смогу задержаться. У меня работа, Сандор… Мне надо довести до конца продажу особняка… У меня в городе куча дел… Ты ведь понимаешь меня?

Санса говорила еле слышно, положив руку ему на бедро, мягко поглаживая его кончиками пальцев, словно успокаивая животное, которое может в любой момент сорваться. Сандор отхлебнул ещё кофе, глотая вместе с ароматной жидкостью горечь её слов, а заодно и свою боль.

— Понимаю, пташка. Твоя работа. Твой дом. Твоя жизнь в городе и всё остальное…

Санса протянула руку к его обожжённой щеке, поворачивая его лицо к себе.

— Прости. Мне… будет очень тяжело уезжать. Я бы хотела провести с тобой куда больше времени… Я не думала, что всё так будет…

Сандор тоже приложил руку к её щеке, запоминая на ощупь, как её нежное лицо идеально вписывается в изгибы его огромных ладоней. Она выглядела грустной, и он надеялся, что это предстоящее расставание с ним так на неё действует. Возможно ли, что за эти несколько дней между ними зародилась невидимая связь, чувство, о котором столько сказано и спето, которое он даже про себя не решался назвать? Он смотрел на неё и видел хрупкую девочку в этой нелепо огромной футболке, умеющую сопереживать и смеяться вместе с ним, способную одной улыбкой или взглядом голубых глаз перевернуть его скучную жизнь с ног на голову. Женщину, чьё тело трепетало от желания, когда он касался её. Сон. Иллюзия. Фантазия. Всё это было слишком прекрасным, чтобы продолжаться долго. Сандор приник к её губам, пытаясь запомнить их вкус.

— Но я надеюсь, что мы скоро увидимся?

— И я надеюсь. — Санса улыбнулась и посмотрела на него извиняющимся взглядом. — Просто… Столько всего произошло… И мне надо прежде всего разобраться с некоторыми делами. Обещаю, что позвоню тебе, и мы увидимся. Если ты захочешь, конечно.

Сандор знал, что будет ждать её, как верный пёс ждёт, пока его хозяйка бросит ему кость. Будет ждать, что она, в конечном итоге, выберет его… Ты такой идиот, Клиган, жизнь ничему тебя не учит.

— Конечно же, я хочу этого, пташка.

Он продолжал касаться её губ своими, чтобы в последующие бесконечно пустые дни вспоминать их форму, изгибы, мягкость.

— Ты, наверное, хочешь принять душ? — Сандор, наконец, сделал над собой усилие, чтобы оторваться от неё. — Иди, я здесь приберу.

Санса зашла в дом, а он остался сидеть на крыльце допивать свой кофе, и осознание происходящего, наконец, нахлынуло на него. Он мог бы размечтаться и даже убедить себя, что всё будет в порядке, и совсем скоро они встретятся снова. Если бы дело было только в том, чтобы ждать её — о, он мог бы ждать сколько понадобится! Но горький опыт неоднократно учил его, что всё складывается совсем не так, как хочется, и порой обещания людей не стоят ровным счётом ничего. А посему не стоит особо цепляться за её слова: уже через несколько часов она вернётся в город, и Инверналия вместе с Сандором Клиганом останутся позади, равно как и её старый дом с воспоминаниями, которые он в себе хранит. Всего лишь несколько приятных мгновений, которые смогли отвлечь её от повседневных обязанностей. И вообще, неизвестно, что было бы хуже: никогда не встречать её снова, или потерять во второй раз.

Сандор представил себе её… в его душе… обнажённую… Сейчас она смоет с себя остатки прошедшей ночи и уедет в домик Бриенны, чтобы собрать свой чемодан и опять исчезнуть из его жизни на неизвестно сколько времени… Ему потребовалось немало усилий, чтобы остановить себя и не ворваться в душ, и не заняться с ней любовью прямо там. Тогда у тебя точно будет о чём убиваться неделями!

Перед мысленным взором Сандора всплывало все то, что произошло с ними за эти дни, и то, что могло бы произойти, как вдруг зазвонил телефон. Сандор вернулся в гостиную, нашёл телефон на барной стойке и поморщился, увидев входящий звонок от Бриенны. Он не собирался ей отвечать: Бриенна прекрасно знала, что воскресное утро — самое неподходящее время, чтобы его беспокоить, — но она чертовски упряма, и будет звонить до тех пор, пока он не ответит. Сандор нажал на «приём» и присел на стул возле стойки.

— Да, привет… Да, здесь. Какого… ты от меня ничего не услышишь! Думайте что хотите!.. А-а… ладно, я ей передам. Давай, пока!

Через несколько минут Санса вышла из ванной, одетая в своё платье и с тюрбаном из полотенца на голове, села на барный стул рядом с ним и тепло улыбнулась. Сандор подошёл к ней и, устроившись между её ног, сдвинул подол платья, чтобы оставить больше места своим ладоням. Она пахла его шампунем, мылом и свежестью, и Сандор не мог удержаться, чтобы не гладить её, поднимаясь всё выше к бёдрам. Санса обняла его за талию и притянула к себе.

— М-м-м… Нет ничего лучше горячего душа с утра! — промурлыкала она ему в грудь.

— Честно говоря, я знаю ещё несколько способов начать утро идеальным образом. — Сандор слегка касался губами её шеи, зная, что им осталось всего несколько поцелуев до расставания. — Слушай, звонила Бриенна. Спрашивала, здесь ли ты. — Ещё один поцелуй. — Она готовит что-то вроде прощального обеда, собирает всех. — И ещё один… на этот раз последний.

— Звучит неплохо, — еле слышно прошептала Санса. — Тогда нам нужно выезжать?

Сандор оторвался от её шеи и посмотрел ей прямо в глаза.

— Я не поеду.

— Почему? Она ведь и твой друг тоже?

— Санса, мне кажется, не стоит всё усложнять. Лучше попрощаемся сейчас.

Он видел, как её глаза наполнились грустью, ещё до того, как закончил говорить, но ничего не мог с этим поделать. Он не выдержит ещё несколько часов прощания с ней, тем более, когда она будет окружена друзьями, каждому из которых потребуется её внимание.

— Ну, пожалуйста, пойдем! — Она всё ещё пыталась убедить его, хотя осознавала, что никакие слова и сладкие улыбки не помогут.

— Не думаю, что это хорошая идея. Так будет лучше, поверь.

— Лучше для кого? Для тебя? — В её голосе не было злости, только разочарование.

Сандор был готов сделать всё, что она попросит, но сейчас… он ведь уже принял решение, поэтому лучше будет покончить с этим как можно быстрее. Он отошёл от Сансы, а она осталась стоять там с грустной улыбкой на лице, которая выглядела не очень-то удачной. Вздохнув, Санса зашла в ванную и принялась расчёсывать влажные волосы. Седьмое грёбаное пекло! Она такая красивая! Она милая, добрая, умная, забавная, и он не может сделать решительно ничего, чтобы задержать её! Сандор стоял посреди гостиной, засунув руки в карманы, и наблюдал, словно в замедленном кино, как она выходит из ванной, надевает свои туфли, берёт свой клатч с дивана и возвращается к нему.

Приблизившись, Санса обвила его руками и прижалась к его груди, а он уткнулся лицом в её макушку.

— Аккуратнее там с хищниками. И смотри, не поскользнись. Меня не будет рядом, чтобы тебя спасать, — пробормотал он и почувствовал, как её спина вздрагивает от хихиканья. От этого стало ещё горше.

Наконец, Санса слегка отдалилась и посмотрела снизу вверх.

— Значит… вот и всё?

Сандор оглянулся на крыльцо, оглядел кромку полей за домом и не нашёл что сказать. Его руки безвольно повисли вдоль тела.

— Получается, так… — выдавил он из себя.

Санса кивнула и, открыв калитку, шагнула прочь из его жизни. Сандор не нашёл в себе сил посмотреть ей вслед, но с мягким щелчком замка на него обрушилась вся боль одиночества, от которого он только-только начал отвыкать.

***​

Выйдя из дома Сандора, Санса глубоко вдохнула, и воздух показался ей сладко-горьким. Она понимала его. Она знала, как тяжело ему даётся это расставание, ведь она чувствовала себя так же. Уезжать отсюда было намного тяжелее, чем она могла себе представить. Неужели это она всего неделю назад только и думала о том, как бы поскорее покончить со всем, что связывало её с Инверналией? Ещё неделю назад предстоящая поездка казалась ей вечностью, а сейчас — она и глазом моргнуть не успела, как это закончилось, и она ничего не может с этим поделать! Но, с другой стороны, чего он ожидал? Что она бросит всё, чего достигла с таким трудом, из-за приятно проведённых выходных? Они оба знали, что это продлится всего неделю — то время, которое она выделила для отпуска. Да, за эту неделю многое произошло, но это не отменяет того, что завтра их обоих ждёт обычная рутина: её — груда бумаг, его — клиенты; обязательства, которые нельзя так просто взять и отбросить, нравится это им двоим или нет.

Через несколько минут Санса припарковалась возле «B&B», и тихо проскользнула в дверь, стараясь остаться незамеченной — ей было ужасно неловко показаться перед кем-то в той же одежде, в которой она вчера выехала отсюда в Салинас. Поднимаясь по лестнице, она услышала приглушённые мужские голоса со стороны кухни. Похоже, Берик болтает с Джейме… Бриенны нигде не было видно. Она тихонько пробралась в свою комнату и изумлённо оглядела её. В прошлый раз, когда она здесь была — вчера утром — эта комната напоминала скорее развалины старой Септы Бейлора сразу после взрыва. Но сейчас здесь царил идеальный порядок: одежда была аккуратно сложена на кровати, а обувь выстроена стройным рядом возле шкафа. Санса почувствовала себя немного виноватой за то, что Бриенне пришлось устранять последствия её неравной схватки со своим гардеробом, и возвращать комнате жилой вид. Вздохнув и сделав в голове пометку «не забыть поблагодарить Бриенну», Санса переоделась в удобные джинсы, футболку и балетки. Ей пора было укладывать свой багаж, и она выдвинула чемодан на середину комнаты, прикидывая, что ей следует уложить раньше. Её размышления прервал стук в дверь.

— Санса, ты там? — послышался голос Бриенны, прерываемый хихиканьем.

Санса уже собиралась ответить, как к голосу Бриенны присоединился голос Джейни:

— Открывай, мы знаем, что ты вернулась! Не пытайся скрыться от нас!

Ей ничего не оставалось кроме как открыть дверь и обнаружить за ней двух улыбающихся подруг. «Подруг, которых ещё неделю назад у меня не было» — со странной гордостью осознала Санса.

— Тяжелая ночка, а? — Джейни взирала на подругу самым невинным взглядом. — Ничего не хочешь нам рассказать?

Санса рассмеялась при виде этих двоих, и отступила, впуская их в комнату. Девушки уселись на кровати, с любопытством глядя на неё. Вероятно, без подробностей ей не обойтись.

— Что? — Санса, в свою очередь, вопросительно уставилась на Джейни, не в силах стереть глупую улыбку с лица.

— Мы оставили вас вчера с Клиганом, — начала Джейни, — и ты появляешься только наутро, и твоё лицо о-о-чень подозрительно светится!

— Ну, с ним я и была до сих пор, — призналась Санса.

— О-о-о! — хором застонали Джейни с Бриенной, не в силах сдержать восторга.

— Вы хорошо провели время вчера вечером? — Бриенна была куда более тактичной, чем Джейни.

В голове пронеслись прекрасные мгновения: взгляд Сандора, когда она спустилась вниз перед фестивалем, прогулка по Салинасу рука об руку, сладкая вата, ужин на крыльце, его руки на её спине, её пальцы в его волосах, тепло его тела, когда он её обнимал… и поцелуи, поцелуи, поцелуи…

Она кивнула:

— Это был прекрасный вечер. Мне давно… нет, мне, кажется, никогда не было так хорошо с кем-то.

— Как же я рада за вас! — Бриенна взяла её за руки. — Знаешь, я раньше не видела Сандора таким. Он никогда не был в ком-то настолько заинтересован, никогда не вёл себя так, как рядом с тобой. Ты ему очень нравишься, Санса. Очень.

Санса почувствовала, что её щеки вспыхнули.

— Он мне тоже… очень, — прошептала она.

— Ого! Ты и Сандор?! — Джейни была готова прослезиться. — Поверить не могу! Только подумай, всё как ты и представляла, помнишь?

Они обе рассмеялись, вспоминая двух маленьких девочек, которые лежали на полу в комнате Сансы и мечтали о своих рыцарях. И рыцарь Сансы был сильным, нежным, храбрым… и высоким! Тогда они только и ждали дня, когда к ним придёт любовь всей жизни. Спустя несколько лет Санса готова была поверить, что Джоффри станет воплощением её детской мечты… но он стал для неё ночным кошмаром на долгие годы. Позже Санса убедила себя, что любовь — это вообще что-то не для неё. И даже представить себе не могла, что именно здесь, в Инверналии, она снова почувствует бабочек в животе, встретив человека из того самого болезненного прошлого.

— Он придет на обед?

— Не думаю, Бри…

— Почему же? Я звонила ему утром и пригласила… — Бриенна была искренне удивлена таким поворотом, но Санса только подняла ладони, как будто это должно было всё объяснить. — Хотя, зная его, я только могу подумать, что ему больно прощаться с тобой, — осторожно предположила Бриенна.

Санса пожала плечами, не имея ответа. Бриенна приобняла её и встала.

— Значит, за обедом нас будет шестеро. Подрик только что пришёл. Можешь спокойно укладывать чемодан, и не спеши — я пока закончу готовить.

Джейни и Бриенна вышли, а Санса осталась наедине с собой и своим чемоданом.

Обед прошёл за неторопливой беседой: обсуждением фестиваля, анекдотами от Джейме и обещаниями от Бриенны прислать Сансе рецепты своих блюд. Еда была вкусной, и приятная компания немного отвлекла Сансу от мыслей о предстоящем пути домой. Санса чувствовала себя счастливой в кругу этой новой семьи, которую она обрела в Инверналии, и она пообещала себе поддерживать с ними связь и приезжать сюда при любой возможности.

Через полчаса Санса стала собираться в дорогу. Пока они все, натянув улыбки, обнимались, Джейме вынес её чемодан, и уже через несколько минут Санса помахала им рукой из машины и нажала на газ, уезжая обратно в свою реальность. Как только очертания деревни скрылись из вида, на Сансу нахлынула вся горечь расставания, и по щекам потекли долго сдерживаемые слёзы. Сансе оставалось только уговаривать себя, что на этот раз расставание не продлится долго, и уже скоро она сможет увидеть их всех снова.

Среди всех улыбок, объятий и добрых пожеланий, часть её хотела, чтобы и Сандор был там. Хотя бы ещё на минутку. В какой-то момент Санса обнаружила, что тщетно вглядывается в зеркало заднего вида, в надежде, что он всё-таки приедет в домик Бриенны, или что его мотоцикл появится на фоне исчезающей за горизонтом Инверналии. Она была уверена, что будет помнить и дни проведённые в родной деревне, и каждое мгновение, пережитое рядом с Сандором; знала, что в ней что-то изменилось за эту неделю, но боялась, что его это отпугнёт настолько, что он не захочет с ней больше разговаривать. Но другая её часть была настроена не столь пессимистично: она провела в Инверналии лучшую неделю в своей жизни, она смеялась больше, чем когда бы то ни было; наслаждалась компанией, разговорами, прикосновениями и поцелуями. Она уже скучала по Сандору, несмотря на то что всё это ещё не успело стать воспоминаниями, и задавалась вопросом, будет ли он ждать их следующей встречи с таким же нетерпением как она. Когда, наконец, оптимизм возобладал над унынием, Санса позволила себе улыбнуться. В конце концов, эти дни наполнили её жизнь чем-то новым, что помогло ей смириться с прошлым, встретить новых друзей, с любовью вспомнить о доме. Невероятно, но некоторые старые раны нуждались всего-то в разговоре, бокале вина, ласке и чувстве защищённости для полного исцеления.

Санса набрала номер Миранды, и уже через несколько секунд салон её машины заполнился голосом подруги.

— Наконец-то!!! — оглушил её телефон. — Я со вчера ничего от тебя не слышала! Нельзя так просто взять, послать такое сообщение и пропасть!!!

— Привет. Прости, я просто хотела сказать, что уже выехала. Буду часа через четыре, плюс-минус.

— Отлично. Я тебя жду. Ну, хоть намекни — как прошло… э-э-э… ты понимаешь, о чём я!

— Ранда… обещаю, что сегодня ты услышишь обо всём. Но — да. Было здорово!

Бесконечная дорога тянулась на многие километры и упиралась в горизонт, ведя её обратно домой. Санса включила любимый диск и улыбнулась. Вероятно, эта местность может кому-то и не понравиться — с почти полным отсутствием растительности, с простирающимися полями, которые выглядят бесплодной пустынной равниной. Санса и сама почти забыла, находясь далеко от родной деревни, какими красивыми могут быть эти места. Её страхи долго удерживали от того, чтобы снова приехать сюда. Зато сейчас она могла наслаждаться в полной мере бесконечным золотом полей, которые сопровождали её в пути, успокаивали и даже гипнотизировали. Тихое место, удалённое от привычной жизни, которое вновь стало её домом.

 
Последнее редактирование:

Kfafa

Наемник
Глава 13. ТРУДОВЫЕ БУДНИ
гл 13.jpg

ПОНЕДЕЛЬНИК


Входящие сообщения вот уже несколько минут мелькали на экране, пока их количество не достигло числа «двести тринадцать». Санса с тоской посмотрела на маленькие неоткрытые конвертики, на которые ей предстояло ответить. «Двести тринадцать важных вопросов, не отвеченных с прошлой недели» — вздохнула она, направляясь к кофеварке. Всё это может подождать, пока она выпьет кофе.

Ожидая, пока кофеварка закончит свою работу, Санса сняла пиджак и перекинула его через плечо. Она в офисе всего двадцать минут, но уже почувствовала, как её плечи опускаются от этого груза повседневности: пиджак слишком тяжёлый, блузка слишком тесная, каблуки слишком высокие… И это её всего неделю не было на работе!

Со стаканчиком кофе в руке Санса вернулась на своё рабочее место, где вокруг сидели такие же, как она, люди: яростно строчившие на своих клавиатурах, звонящие без конца, говорящие о прибылях и ставках; и Санса чувствовала себя инопланетянкой среди них. Как будто её поместили сюда по какой-то нелепой ошибке, и происходящее вокруг не имеет к ней никакого отношения.

Усевшись за компьютер, она начала пролистывать письма и устало потёрла глаза. Они с Мирандой почти не спали этой ночью, проболтав до рассвета: делились новостями о прошедшей неделе, которую провели вдали друг от друга; Санса рассказывала подруге об особняке, о Бриенне с Джейме и их чудесном домике, о вкуснейшей еде Инверналии, даже о Джейни с Бериком. Но больше всего она говорила о Сандоре. Ей важно было поделиться с Мирандой тем волнением, которое она испытывала рядом с этим мужчиной. Как будто произнеся всё это вслух, она делала произошедшее более реальным, и оно всё меньше походило на сон. Санса уснула под утро с улыбкой на лице, а проснулась с синяками под глазами.

Почта мигнула новым сообщением... Уже двести четырнадцатым! Оно напоминало ей о важной встрече с Гарланом и одним из потенциальных клиентов. Какая-то очередная компания, которой нужно было юридическое сопровождение в её слиянии с другой такой же компанией… Санса тяжело вздохнула в сотый раз и проглотила очередной стаканчик кофе. Всего полчаса в офисе, а она уже с нетерпением ждет обеда… Это будет определённо длинная неделя…

ВТОРНИК

Робб стоял на другой стороне площади, улыбался и махал ей рукой — такой высокий, красивый, и так похожий на неё. Завидя Сансу, он поспешил к ней, и они, наконец, заключили друг друга в объятья. Санса не смогла сдержать слёз, ощущая сейчас, насколько сильно она скучала по брату. Заняв свой столик в ресторане, они поговорили о продаже особняка, и Робб долго благодарил её за ту работу, которую она проделала в Инверналии. Хотя сама Санса могла бы поспорить с тем, что занималась там именно работой. Как и с тем, что большую часть этой самой работы проделала она. Пообедав, они отправились в агентство недвижимости, где директор заверил их, что уже в ближайшие дни начнёт показывать особняк потенциальным покупателям. После встречи с директором агентства они решили прогуляться по городу. Санса посетовала на свою работу в «Tyrell & Associate», а Робб поделился с ней идеями для их с Джоном нового проекта. Недавно он начал встречаться с какой-то девушкой, и то, с какой нежностью он о ней говорил, дало Сансе понять, что эта девушка — действительно особенная. Санса была от души рада за брата, ведь он влюблён, и, судя по всему, любим.

Через несколько часов они с Роббом расстались у его отеля, поскольку завтра рано утром ему нужно уезжать. Санса вернулась домой, уже скучая по брату. Это невыносимо, что то, что осталось от её семьи, разбросано по всему миру…

СРЕДА

Гарлану понадобилось три дня на то, чтобы найти в своём загруженном расписании окно для встречи с Сансой наедине. Один час после окончания рабочего дня. Один час, чтобы она смогла рассказать ему, о чём размышляла все эти дни. Один час — то единственное время, которое он смог ей уделить. Санса решила быть с ним честной и вести разговор помягче; в конце концов, он ни в чём не виноват, и она не собиралась делать ему больно. Она попыталась объяснить ему, что он — отличный парень, но она не видит их вместе. Она не готова с ним жить. Кроме того, Санса заговорила о том, что работа в «Tyrell & Associate» — это не совсем то, о чём она мечтала. Ей хотелось бы заниматься адвокатской деятельностью совсем другого рода: где-нибудь, где она смогла бы помогать людям, которые в этом действительно нуждаются, а не финансовым магнатам.

Гарлан смотрел на неё так, словно она говорила с ним на незнакомом языке. Затем он просто встал и ушёл с таким же деловым выражением лица, с каким пришёл сюда, сухо сказав, что уважает её выбор, но она бросает свою жизнь коту под хвост. Оставшись одна, Санса облегчённо вздохнула. Оказывается, это было не так уж и трудно — ни тебе истерик, ни сожаления. Вообще — никаких эмоций. Это было так же скучно, как и весь их с Гарланом роман.

«Вот что значит — разрывать отношения, когда не любишь» — Она допила свой кофе и вышла на улицу.

Несмотря на то, что небо нависло грозовыми тучами и было готово вот-вот разразиться дождём, Санса чувствовала себя неожиданно светло и легко. Как будто с её плеч свалилась тяжёлая ноша.

Мысль о Сандоре вытеснила из её головы всё остальное и заставила Сансу улыбнуться. «Надо будет ему позвонить».

ЧЕТВЕРГ

Сандор всё ещё не понимал, что же такого делают Баратеоны с электричеством в своем магазине, что ему каждую неделю приходится чинить всё по новой. И, тем не менее, сейчас он был благодарен им за то, что загрузили его работой по самые уши. Они позвонили сегодня утром, чтобы он заново наладил проводку, а также подготовил смету для какого-то нового проекта. По-видимому, продажи в магазине шли на ура, и братья планировали расширить бизнес. Приведя в порядок распределительный щит, Сандор провёл некоторое время с Ренли, тщательно записывая их пожелания, объясняя, как лучше распланировать место, где расположить новые полки и где установить дегустационный стол. Сегодня Сандор был само внимание, и проявлял повышенный интерес к тому, что говорил Ренли, предвкушая, как будет поглощён работой хотя бы какое-то время. Возможно, это помешает мыслям об одной рыжей девушке сводить его с ума. Хотя бы какое-то время…

Прошло уже целых три дня, и хотя Сандор пытался занять свой ум — днём работой, а вечером — пивом, — он не мог думать ни о чём, что не было связано с Сансой. И он не мог бы сказать, что окружающие его люди облегчали его участь. Бриенна и Джейме упрекали его за то, что он отсутствовал на том прощальном обеде, да и вообще, говорили о ней постоянно, не задумываясь о том, какой вред наносят ему эти разговоры. Но откуда бы его друзья могли знать о его чувствах, если он сам ещё в них не разобрался? Настроение Сандора дрейфовало между грустью, одиночеством, разочарованием и тоской. Все зависело от того, какой момент прошлой недели проходил сейчас через кинопроектор его памяти.

Он уже в который раз проезжал мимо особняка Старков, замедляя ход и глядя на баннер, который всё ещё висел на балконе. Как будто прожигание баннера взглядом могло бы что-то изменить. Вернется Санса вскоре, или, может быть, навсегда останется в городе, зависит только от превратностей судьбы.

— Да позвони ты ей! Она будет рада тебя слышать! — Бриенна предприняла очередную неудачную попытку подбодрить его, когда она и Джейме ввалились в его дом с сумками, полными еды, и бутылкой вина.

Легко сказать! Но как бы это ещё воплотить? Сандор был упрямым гордецом и горделивым упрямцем. Кроме того, не так уж и многим женщинам в своей жизни он звонил, чтобы иметь представление, что вообще говорят в таких случаях. Да к чёрту! Наверняка, он ляпнет что-то не то и испортит разговор. В конце концов, у неё своя устроенная жизнь, где для него нет места, и после такого разговора она вообще его знать не захочет…

— Я подумаю над этим, — единственное, что он смог пообещать Бриенне.

«Подумать над тем, чтобы позвонить той, кого хочешь видеть больше всего на свете?! Что это вообще за хрень?» — Сандор был зол на себя. Такая простая вещь, как телефонный звонок, оказалась такой сложной для него. Похоже, он ничуть не изменился за те несколько дней…

ПЯТНИЦА

— Привет! Как дела?

Санса подпрыгнула на месте, когда звонок её телефона разорвал тишину офиса. Коллеги смотрели на неё с недовольством, пока она искала телефон, и, наконец, выудив его из недр сумочки, обнаружила на экране имя Сандора. Извинившись, Санса нашла пустой кабинет и закрыла дверь, чтобы иметь возможность спокойно с ним поговорить и никому не мешать.

Сердце бешено колотилось, но своё волнение Санса попыталась спрятать за дежурными любезными фразами о том, как приятно его слышать. Она на самом деле была счастлива, что он сделал этот первый шаг. Несмотря на то, что Сандор её видеть не мог, Санса слушала его, кивая и улыбаясь в телефон, а он в это время рассказывал что-то будничное… После небольшой паузы Сандор заговорил чуть тише.

— Слушай… Ты не думала о том, чтобы приехать на эти выходные? Твоя комната у Бриенны ещё свободна… И там Джейни затевает какую-то благотворительную ярмарку…

Вопрос был простым, и задал он его легко, но улыбка Сансы сошла с лица, потому что она знала, что её ответ — это совсем не то, что он хотел бы услышать.

— Сандор… Я не могу. Гарлан загрузил меня работой, и на всё про всё у меня времени — до понедельника. Боюсь, что в эти выходные я буду работать… Прости…

Это была правда — настолько же абсурдная, насколько и очевидная. Её бывший парень избрал особый вид мести, хоть он и хорохорился перед друзьями, что разрыв для него ничего не значит. Он нагрузил Сансу таким количеством дел, что она еле справлялась. И срочная работа в выходные, разумеется, была частью этой мести.

На другом конце линии повисла тишина, которая продлилась целую вечность. Санса вполне ясно представила себе, как Сандор сейчас нахмурился. Зная его, она понимала, что теперь он будет весь вечер корить себя за то, что позвонил ей только для того, чтобы получить «нет» в ответ. Но хуже всего то, что после этого он найдет тысячу оправданий, чтобы не совершить больше эту ошибку и не звонить ей.

— Сандор, я бы очень хотела… Прости… Обещаю, я приеду как только смогу выбраться отсюда…

— Да чего уж там… — голос Сандора изменился, и Санса не хотела это так оставлять.

— Слушай, на счёт Гарлана…

— Пташка, ты ничего не должна мне объяснять. Все нормально. Ты занята. Я всё понял.

Он не дал ей договорить, а она не нашла в себе силы ему возразить, и всё выглядело так, как будто их разговор подошёл к концу.

— Я была очень рада слышать тебя, Сандор. — Это тоже была правда. Простая и лёгкая.

— Я тоже. Береги себя.

— И ты…

Санса отложила телефон и вздохнула. Теперь предстоящие выходные казались ей ещё мрачнее, чем несколько минут назад…

СУББОТА

Сандор ждал, когда Джейме вернётся домой, чтобы они могли посмотреть игру любимой футбольной команды. Это было их многолетней традицией: каждые две недели они сидели на диване, пили пиво, ели какой-то фаст-фуд и орали на телевизор, а одиннадцать потных мужиков гонялись по полю за мячом. В эти вечера они никогда не говорили о делах и никогда не делали ничего особенного, но такое простое времяпрепровождение ещё больше укрепляло их дружбу на протяжении вот уже многих лет. На прошлой неделе пришлось отступить от традиции из-за фестиваля в Салинасе, но теперь Сандор был рад её возобновить.

Салинас… Всего неделю назад он впервые поцеловал Сансу на том фестивале… Воспоминание об этом заставило его улыбнуться. Потом он представил, как она проводит эти выходные — работая с Гарланом, так ведь она сказала? — и улыбка слетела с его лица. Она, чёрт побери, должна быть здесь, рядом с ним! Прихорашиваться перед выходом, чтобы они могли пойти поужинать в «Стене», пусть даже с её многочисленными друзьями… Потом они вернулись бы домой, и он исследовал бы каждую часть её тела, пока не осталось бы ни миллиметра не зацелованным… Если бы Санса приехала в Инверналию, ему не нужны были ни спорт, ни работа — он полностью принадлежал бы ей… Но она не приехала, поэтому эта суббота — для Джейме и футбола.

ВОСКРЕСЕНЬЕ

Сидя на крыльце своего дома, Сандор боролся с нарастающей головной болью при помощи апельсинового сока и аспирина. Они с Джейме решили выпить вчера после матча. Болтали и пили, а потом Джейме понесло с его дурацкими тостами: то в один бар, то в другой… И так всю ночь напролёт. Можно было только представить себе лицо Бриенны, когда развесёлый Джейме заявился домой под утро. Хотя, с большей вероятностью, она теперь потешалась над ним за то, что он такой дурак. Но, в конце концов, он сам виноват в том, что с утра его постигнет тяжелейшее похмелье.

Утро было холодным и мрачным, самочувствие было дерьмовым, поэтому Сандор сдался и отправился обратно в постель, ждать, когда подействует аспирин. В жопу воскресенье, если Сансы Старк нет рядом.

ПОНЕДЕЛЬНИК

«В жопу понедельники!» — это было первой мыслью Сансы, когда в семь утра раздался звонок будильника. Эта же мысль посетила её через несколько часов, когда она перебирала с Гарланом документы, которые она подготовила за эти два дня. И сейчас, посреди скучнейшей важной встречи со скучным клиентом, она думала о том же. Выходные — тоже в жопу. Если бы не Миранда, настроение Сансы было бы совсем отвратительным. Её подруга была единственным человеком, кто мог заставить её улыбнуться на протяжении этих двух дней. Она помогла ей с оформлением документов и даже убедила выйти прогуляться. Однако Санса была уверена — если бы разговор с Сандором закончился не так плохо, выходные не казались бы настолько дерьмовыми.

В жопу понедельники. Каждый день должен быть фестиваль в Салинасе.

ВТОРНИК

— Санса, ты приехала из Инверналии, улыбаясь по-особенному. Раньше ты так не улыбалась! Я знаю тебя столько лет, так что не рассказывай мне, что произошедшее не имеет значения. Я не хочу, чтобы ты теряла ту свою глупую прекрасную улыбку!

… … …

— Хорошо, давай подумаем: это было просто приключением на выходные? Или, может, для тебя это было чем-то большим?

… … …

— Перестань уже пялиться в этот долбаный телефон! Просто позвони ему!

… … …

После долгих девичьих разговоров с Мирандой Санса, наконец, признала: то, что произошло между ней и Сандором, действительно было чем-то особенным, и что она скучает по нему.

Оставшись одна в своей спальне, она, наконец, собралась с духом и набрала номер Сандора. Никто не ответил.

«Привет. Я просто хотела узнать, как ты. Позвони мне, если хочешь»

Такое простое сообщение… Санса завернулась в джинсовую куртку Сандора и легла спать, чувствуя себя совершенно подавленной.

Пожалуйста, перезвони мне… Мне не хватает тебя…

СРЕДА

Она виделась Сандору на главной площади, в стакане вина в «Стене», сидящей рядом с ним на его крыльце, и постоянно — в доме Бриенны. Один раз он встретил Джейни на площади, и девушка улыбнулась ему так, как будто знала о нём какую-то тайну. Санса заполнила всю его память, не позволяя забыть ни об одном их моменте. Каким-то образом она всё испортила: его дом, его любимый бар, его секретное место за деревней, дом его друзей… Теперь он уже не мог так же наслаждаться своей мирной жизнью в деревне, как до её приезда. И было непонятно — хорошо ли это? Или, может, было бы лучше, чтобы она вообще никогда не смотрела в его сторону?

Единственное, что он начал понимать совершенно ясно: он скучал по ней… скучал так сильно, что ему самому было стыдно признаться себе в этом…

ЧЕТВЕРГ

Её футболка была всё ещё там: лежала, идеально сложенная, в одном из ящиков его гардероба. Сандор видел её каждый день, когда одевался, но так и не осмеливался её взять. Он только осторожно гладил её, вспоминая, как она облегала талию Сансы, когда та спала… как Санса натягивала её на ноги, сидя на крыльце… какой маленькой Санса в ней выглядела, но как чертовски возбуждала одна мысль о том, что под футболкой у неё только нижнее бельё… Теперь это — её футболка, и она терпеливо ждёт, пока настоящая хозяйка снова её наденет.

ПЯТНИЦА

Проработав всё утро, Сандор решил провести остаток дня, катаясь на мотоцикле по окрестностям Инверналии, затерявшись подальше от деревни. Он ехал по грунтовой дороге, выжимая из мотоцикла всю его мощь. Быстрая езда успокаивала его, позволяя не думать о работе, проблемах… или о ней.

Час спустя он остановился в своем любимом месте у эрмитажа по ту сторону римского моста. Он хотел было прогуляться, но день был холодным и ветреным, поэтому он решил вернуться обратно. Всё равно не доставляло никакого удовольствия находиться здесь одному. Кого он вообще пытается обмануть? Сама езда на мотоцикле уже не приносит радости, если руки Сансы не обнимают его сзади. Ещё одна вещь, которую она испортила…

СУББОТА

Миранда ходила за ней всю неделю хвостом, упрашивая составить компанию на вечеринке в честь дня рождения Гарри Хардинга. Сначала Санса отказалась: ей не нравился ни Гарри, ни его друзья — богатенькие снобы, да и вообще, у неё не было настроения для вечеринок. Уставая после бесконечных часов работы, она мечтала только о подушке. Но Миранда так настаивала, что ей нужно повеселиться и развеяться, что сумела, наконец, убедить Сансу присоединиться к ней. Кроме того, Ранде нужна была её поддержка, потому что на вечеринке будет Лотор Брюн — парень, который сейчас нравился Ранде.

Таким образом, они оказались в центре совершенно безумной вечеринки в доме Гарри, окружённые людьми, которых Санса едва знала. Ранда познакомила её с несколькими гостями, и некоторое время они провели в беседах с какой-то компанией, но вскоре Миранда устремилась туда, где находился этот Лотор, и теперь хохотала и сверкала глазами. Санса была рада увидеть, что её подруга хорошо проводит вечер, и, в то же время, она искала кого-нибудь, с кем она сама могла бы пообщаться.

Спустя два часа и пять бокалов вина, Санса стояла напротив какого-то парня, которого даже не помнила как зовут, и который нёс какую-то чушь. Всё так же вежливо улыбаясь, она тайком обводила взглядом помещение в поисках Ранды. Той нигде не было. Внезапно Санса обнаружила, что этот тип по-хозяйски положил руку на её талию. Санса чуть не подавилась канапе, схватила свой бокал, и, ни слова не говоря, удалилась на балкон.

Её шаги были менее уверенными, чем ей хотелось бы, и дверную ручку она нашла только с третьего раза. Но на балконе было тихо, только музыка и громкие разговоры из гостиной доносились еле слышным эхом. Прохладный воздух немного отрезвил её. Санса облокотилась на перила, понаблюдала за огнями города, всмотрелась в небо и издала стон, полный разочарования. Она распотрошила свою сумочку, выудила оттуда телефон и набрала номер Сандора. Ответа не было. «Ну, давай же, отвечай… Что ж ты за упрямец такой!!! Возьми этот чёртов телефон!»

После очередной неудачной попытки она набрала смс: «Перезвони мне, это важно!»

Сандор перезвонил через минуту.

— Санса, что случилось? Всё в порядке? — Его голос на том конце был взволнованным.

— Хвала богам, ты перезвонил! Нет! Всё не в порядке! Это всё неправильно!

— Да что случилось? Ты цела?

— Я здесь… на этой долбаной вечеринке… Миранда просила пойти с ней… И вот, слушай… Я вышла на улицу… Ну, мне надо было подышать…

— Чёрт, Санса! Ты напилась?!

— Кто — я? Ничего подобного! — Санса неуверенно посмотрела на свой бокал, пытаясь вспомнить, какой это был по счёту. — Ну, может, чуть-чуть… Сандор, ты меня совсем не слушаешь!

— Хорошо, я весь — внимание.

— Короче. Я вышла на балкон… Посмотрела вокруг… И знаешь, что я увидела перед собой? Небоскрёб! Грёбаный небоскрёб! И машины внизу… Их так много, Сандор!

— Так… И что?

— Что — «что»? Здесь вокруг — одни небоскрёбы! Машины и шум! Даже звёзд нет! За этими грёбаными стеклянными зданиями я не смогла разглядеть ни одной звезды! Ты представляешь?

Ответом Сансе послужило долгое молчание, перерастающее в хихиканье.

— Эй! Ну, не издевайся надо мной! Ты, упрямый идиот, который не отвечает на мои звонки! Ты вообще меня не слушаешь!

— Пташка, ты такая смешная, когда пьяная… Осторожнее на балконе, не выпади оттуда. — Он рассмеялся и понизил голос до шёпота, так, что казалось, что он шепчет ей прямо на ухо. — Я всегда тебя слушаю. И что, ты бы предпочла видеть перед собой деревенский пейзаж? Или, может, звёзды Инверналии?

Санса облокотилась на стену. Из гостиной доносилась незнакомая музыка, под которую танцевали чужие ей люди.

— Ну… да… — Санса сползла на пол и подтянула колени к груди. — Я очень скучаю по тебе, Сандор… Пожалуйста, не злись на меня…

— Я тоже по тебе скучаю, пташка. — Санса затрепетала, услышав, как он снова зовет её «пташкой». — Я бы никогда не злился на тебя. Просто… знаешь, я пытаюсь разобраться с тем, что произошло, вот и всё.

Это была правда, ведь он всегда был с ней честен.

— Я тоже пытаюсь… Давай просто будем на связи… Как ты думаешь — это сработает? Я стараюсь работать поменьше… И я рассталась с Гарланом.

Санса не могла видеть его лица, но она была уверена, что сейчас он улыбается.

— Не могу сказать, что сожалею об этом. Ты как, в порядке?

— Лучше, чем когда-либо…

— Готов поспорить, ты — самая красивая девушка на этой вечеринке. Ты щеголяешь своими красивыми ногами?

— Боюсь разочаровать вас, Клиган, сегодня — нет. Может, я снова буду ими щеголять, когда увижу вас в следующий раз! — Санса накручивала прядь волос на палец, и её голос скатывался в какое-то невнятное мурлыканье.

— Чёрт. Санса, перестань играть со мной, я не люблю проигрывать!

ВОСКРЕСЕНЬЕ

Санса проснулась от головной боли. На тумбочке её ждал стакан воды и таблетка аспирина. Она вспомнила, что они с Рандой вернулись ночью на такси, когда вечеринка им наскучила, и Ранда решила, что Лотор Брюн не настолько уж интересный тип, чтобы провести с ним остаток ночи. Ещё Ранда хохотала до слёз, когда обнаружила Сансу сидящей на полу на балконе и улыбающейся в телефон. Потом они опять болтали до утра обо всех этих людях с вечеринки и о звонке Сандора.

Санса проглотила таблетку и взяла телефон.

«Доброе утро, пташка. Надеюсь, твоя голова не слишком болит»

Санса расплылась в улыбке и зарылась поглубже в одеяло. Несмотря на похмелье, воскресное утро началось прекрасно.

«И тебе — доброе утро. Я бы хотела, чтобы ты был рядом, и приготовил мне кофе…»

ПОНЕДЕЛЬНИК

Сандор чувствовал себя на редкость хорошо. Он не мог сдержать улыбку, когда стоял в душе, когда пил кофе, когда ехал в мэрию, и даже сейчас — когда записывал заказ мэра Инверналии. Барристан Селми был хорошим человеком и гораздо лучшим мэром, чем когда-то был Тайвин. Он собирался реконструировать конференц-зал мэрии, приведя его в соответствие с современными технологиями. И Сандор должен был этим заняться. Один он не справится, поэтому ему нужно будет набрать бригаду рабочих, разработать проект и воплотить его в жизнь. И это может стать поворотным моментом для его маленького бизнеса. Но не это заставляло его улыбаться. Настоящая причина крылась в маленьком сообщении в его телефоне.

«Доброе утро! Хорошего тебе дня! ”

Может быть, Санса вовсе ничего и не портила? Может, она просто всё улучшила…


ВТОРНИК

— У нас есть покупатель, мисс Старк.

Слова звучали эхом в её голове, пока она держала телефон у уха, всё ещё ничего не говоря. Она ответила на звонок, даже не посмотрев, кто звонит, поэтому ей понадобилось несколько секунд на то, чтобы понять, что речь идет об особняке их семьи.

— Покупатель? Так быстро?

— Да, как я говорил вам и вашему брату, такой вид недвижимости пользуется бешеным спросом в последнее время. Куча инвесторов заинтересованы в том, чтобы вложить деньги именно в неё. Я с самого начала был уверен, что ваша семья сможет выгодно продать этот особняк, и я был прав!

Отличная сделка… Во всяком случае, то, что её дом теперь именуется «недвижимостью», резануло её слух, и она не готова была разделить восторг этого человека.

— Для завершения сделки осталась ещё одна маленькая формальность: потенциальный покупатель хотел бы встретиться с вами лично. Он просит, чтобы вы рассказали ему о доме, прежде чем он примет окончательное решение. Мы можем встретиться в эту субботу в вашем особняке? Его интересует и история, и многое другое. Вам это подходит?

В эту субботу. В доме её родителей. В Инверналии. Санса не могла поверить в то, что услышала — всё происходило слишком быстро!

— Да, мне подходит.

Она произнесла это прежде, чем задумалась о последствиях. Санса назначила встречу с агентом и завершила разговор. Теперь нужно было рассказать Роббу, отпроситься у Гарлана в пятницу вечером, проверить, есть ли у Бриенны комната…

Она всё ещё улыбалась, набирая на телефоне очередной номер.

— Ранда, это я! Какие у тебя планы на выходные?.. Значит, уже есть! Ты едешь со мной в одну средневековую деревню!
 
Последнее редактирование:

Kfafa

Наемник
Глава 14. ОКТЯБРЬ
гл 14.jpg
Бесконечная дорога тянулась перед ними на многие километры и упиралась в горизонт. Им предстоял долгий путь из города, но они наверняка прибудут ещё до захода солнца, если верить расчётам Сансы. Бескрайние поля пшеницы и подсолнуха, раскинувшиеся по обе стороны трассы, всё ещё поражали богатством своих красок, хотя это не шло ни в какое сравнение с тем, что наблюдала Санса всего несколько недель назад. Сейчас всё выглядело намного более скучным и унылым; к тому же Миранда, несмотря на приподнятое настроение перед выходными, предпочитала тысячи оттенков зелёного родной Долины. Наглядевшись вдоволь на жёлто-золотые поля, и потосковав по родным местам, богатым пышными лесами, Ранда вздохнула, протянула руку к магнитоле и переключила на радио. Что может быть скучнее в дороге, чем заунывное пение этой джазовой певицы, которую, кроме Сансы, никто и знать-то не знает в наше время?

— Эй, это же моя любимая! — попыталась возразить Санса.

Ранда как раз докрутила ручку радио до какой-то модной песенки.

— Знаю, знаю, дорогая. Но согласись, что это куда больше соответствует пятничному настроению? — Миранда подмигнула, хитро улыбаясь. — У нас заслуженные выходные и мы просто обязаны оттянуться! Ведь мы сегодня выйдем куда-нибудь? Правда же? — Она состроила самую трогательную рожицу: — Пожалуйста-пожалуйста-пожа-а-алуйста!!!

Санса, не отрывая взгляда от дороги, только тихо рассмеялась.

— Не переживай, никто тебя дома не оставит. Но и больших планов насчёт ночной жизни Инверналии не строй. Я тебе говорила — это небольшая деревня, здесь мало мест для развлечений. Но то, что мы выйдем посидеть где-то — это я тебе обещаю. Мне тоже необходимо расслабиться.

— Да! — Ранда выкрутила ручку громкости до предела и принялась подпевать какой-то дискотечной мелодии из семидесятых, а вскоре и Санса присоединилась к ней. Они могли позволить себе петь во всю мощь, оглашая тишину дороги своими нестройными голосами.

— Да! Да! Да-а-а! — Ранда закончила свой танец на пассажирском кресле, и принялась отвешивать поклоны и рассылать воздушные поцелуи провожающим их деревьям. Деревья особого восторга не выказывали, но всё же Ранда наслаждалась каждой минутой рядом со своей подругой.

Санса уже не была той растерянной и нерешительной девочкой, с которой Ранда познакомилась на первом курсе университета. Она стала сильной, мудрой и уверенной в себе женщиной. Однако же, та тихая девочка порой давала о себе знать, в особенности, когда дело касалось вопросов личной жизни. Они пережили вместе много счастливых и грустных моментов: день вручения дипломов; день, когда Миранда потеряла своего отца; знакомства с новыми мальчиками, что, по правде сказать, в жизни Миранды случалось куда чаще; их первое место работы в юридической компании… Они всегда были вместе, поддерживая друг друга, советуясь, выслушивая, смеясь и плача. Можно было сказать, что Санса была человеком, который знает о ней всё, но и Ранда была тем человеком, кто лучше всех понимал Сансу. Так было… до недавнего времени, когда в деревню своего детства уехала девушка, полная страхов и самых плохих ожиданий, а вот назад она не вернулась. Обратно в город приехала совершенно другая девушка: со странным светом в глазах, которого Ранда раньше никогда не видела. Санса много рассказывала ей об Инверналии, о маленьком уютном мотеле, с хозяйкой которого она сдружилась, о друзьях детства, с которыми она словно знакомилась заново через столько лет… Но больше всего она говорила о том парне, Сандоре Клигане.

Всё, что Миранда знала о нём до сих пор — это то, что он был кем-то вроде телохранителя этого придурка Джоффри, и то, что однажды он прождал под окном Сансы несколько часов, с тем, чтобы увезти её из Инверналии… Всё это казалось Ранде более чем подозрительным и странным, пока Санса не вернулась из отпуска. Что бы там ни произошло, Санса выглядела счастливой и взволнованной, и даже ещё более красивой, если такое вообще можно было себе представить. А тот, кто мог сделать её подругу счастливой, автоматически мог рассчитывать на дружбу Ранды. Дополнительным бонусом для этого парня стало то, что его появление заставило Сансу наконец-таки бросить этого зануду Гарлана, что было мудрейшим из решений подруги, по мнению Миранды.

Спустя полчаса и ещё семь песен на горизонте наконец появились очертания Инверналии: сперва старинный замок, возвышающийся на холме, затем — стены, окружающие замок, и уже потом — сама деревня. Ранда, хоть и была городским жителем до мозга костей, не могла не признать очарования этой маленькой деревни, окружённой золотыми полями со всех сторон, хранящей свою историю в стенах и крышах старых домов. С другой стороны, царившая кругом тишина заставляла Ранду задуматься, как долго здесь сможет выдержать она, так привыкшая к шуму городских улиц.

Санса припарковалась у того самого «Bed & Breakfast», который уже был знаком Миранде по рассказам подруги. Высокая белокурая женщина обняла Сансу так крепко, будто собиралась переломать ей все кости; а красавчик, который представился Джейме, был, по всей видимости, женихом хозяйки.

Женщина в одиночку управилась с багажом и проводила их в комнату, озаряя всё вокруг своей чистой улыбкой.

— Как же здорово, что ты вернулась! — Бриенна снова обняла Сансу, когда девушки разместились в своей двухместной комнате. — И я рада, что ты наконец нашла покупателя для вашего особняка. Ведь ты так этого хотела!

Санса кивнула, хотя напоминание о продаже дома слегка омрачило её лицо. Бриенна, кажется, заметила это и сменила тему разговора.

— Надеюсь, вы не слишком устали? Я забронировала столик в «Стене». Вы — единственные гости на эти выходные, поэтому я позволю себе отдохнуть один вечер от готовки, если не возражаете.

— Будет здорово, Бриенна! Я уверена, Ранде там понравится!

— Ранде понравится везде, где вкусно кормят! — подтвердила довольная Ранда, похлопывая себя по животу.

— Вот и славно. Джейни с Бериком присоединятся чуть позже. Ну и — я уверена — Сандор не упустит возможности поужинать.

Последние слова Бриенна договорила заговорщицким тоном, и Санса, покраснев, принялась рассматривать узоры на каменном полу.

— Спускайтесь, как будете готовы. Поедем на моей машине. — С этим Бриенна вышла из их комнаты.

Как только дверь за ней закрылась, Миранда запрыгнула на кровать, блаженно потянулась и подмигнула Сансе.

— Да ладно тебе! Перестань так нервничать! Разве не этого ты ждала последние несколько недель?

Санса вздохнула и уставилась в потолок.

— Я понимаю, что это глупо, но… я волнуюсь… Что если он разочаруется во мне, когда мы снова встретимся?

— Ох, святая Дева… Я понимаю твоё волнение, но всё же прекрати болтать ерунду! Давай, вставай, надо привести себя в порядок! Мы должны быть самыми красивыми сегодня вечером! — Миранда принялась выкладывать вещи из чемодана и поймала на себе удивлённый взгляд своей подруги. — Нечего на меня так смотреть! Может, мне хочется познакомиться с кем-нибудь в Инверналии! Судя по тому, что я слышала и видела, — Миранда понизила голос и показала глазами в сторону первого этажа, — Инверналия просто кишит красавчиками!

— Миранда, ты неисправима! — Санса со смехом запустила в неё подушкой.

— Надеюсь на это!

***​

Уже через час Бриенна привезла их в бар, который считался самым популярным местом в Инверналии. По крайней мере, всё выглядело так, будто сегодня за его столиками сконцентрировалась большая часть жителей деревни. Несмотря на совет Сансы, надеть что-нибудь поудобнее, Миранда вышла в туфлях на самых высоких каблуках, которые только можно было себе вообразить. Одно из её жизненных правил гласило: любой наряд будет смотреться лучше, если к нему добавить каблуки. И отступать от этого правила она не собиралась. Даже в Инверналии. Даже учитывая булыжные мостовые этой древней деревни. Даже несмотря на то, что ей пришлось пересечь пешком всю центральную площадь, чтобы попасть в этот бар. К чести Миранды, в этой схватке с булыжником она победила.

«Стена» оказалась небольшим заведением, дизайн которого сочетал в себе старину и модерн; и каким-то образом, это сочетание оказалось довольно-таки приятным. Во всяком случае, атмосфера, созданная хозяйкой, вполне располагала к приятному времяпрепровождению. Так или иначе, Миранде здесь уже нравилось. Друзья Сансы, Джейни и её жених Берик, уже были там. Ранда с удивлением отметила, насколько Санса расслаблена и спокойна в их обществе, а такой улыбки она не видела у своей подруги никогда. «Что ж, милая, по всей вероятности, именно здесь ты в своей тарелке!»

Они как раз ждали, пока Вель подготовит их столик, когда дверь паба отворилась, и в бар зашел мужчина, которого невозможно было не заметить. Ранде не пришлось думать дважды, чтобы понять, кто это: оглядев помещение, он остановил взгляд на Сансе и смотрел на неё так, будто все остальные посетители «Стены» умерли в этот самый момент. Мужчина был одет в видавшую виды кожаную куртку; распущенные волосы прикрывали часть шрамов на его лице, но всё равно, смотреть на него было сложно. Да и вообще, он создавал впечатление не самого дружелюбного на свете человека. И он смотрел на Сансу, как хищник смотрит на долгожданную добычу. Санса же улыбалась, не отводя взгляда от его серых глаз. В несколько шагов Сандор Клиган дошёл до их компании, не замечая никого и ничего вокруг.

— Привет, — его голос больше напоминал рычание, а глаза блуждали по лицу Сансы.

— Привет, — голос Сансы колебался между смущением и восхищением.

«О боги, ребята! Вы же взрослые!» — Миранда сделала шаг вперёд, протягивая ему руку.

— Привет, я — Ранда!

Сандор, наконец, отвёл глаза от Сансы, чтобы поприветствовать её подругу.

— Р-р-ранда, — протяжное звонкое «р» заставило Ранду вздрогнуть, — приятно познакомиться!

Наконец, Вель пригласила их к длинному столу. Их компания начала рассаживаться, и Сандор не отходил от Сансы ни на шаг, следуя за ней, словно тень. Как будто он опасался, что если отойдет от неё, она растворится в воздухе.

Ужин был восхитительным. Это были самые вкусные стейки, ризотто, грибы, и самый удивительный хлеб, что Ранде доводилось пробовать; Джейме весь вечер рассказывал смешные истории, а смех Сандора перекрывал все остальные звуки в баре. И всё это было сдобрено великолепным красным вином из местного винограда. Санса вежливо поддерживала разговоры, но от Ранды не укрылось, что их с Сандором глаза обращены только друг к другу, Санса то и дело касалась его ноги под столом, а рука Сандора надёжно утвердилась на спинке её стула. Они были в такой же мере странной парой как красавица и чудовище: два совершенно разных человека, пришедшие из разных миров, объединённые общим прошлым, которое связало их невидимой нитью. Их связь была ещё настолько хрупкой, что заметить её, пожалуй, мог только тот, кто знал Сансу так же хорошо, как Ранда…

Когда компания уже попросила счёт, в бар вошёл симпатичный парень, который тут же направился к их столу. Санса и Джейни подскочили со своих мест и побежали обниматься с ним, а лицо Сандора при этом помрачнело. Присутствие этого парня определённо не доставляло ему никакого удовольствия, и то, как этот парень позволял себе обнимать Сансу, явно его раздражало. Ранде это показалось забавным, и она ободряюще улыбнулась Сандору, игнорируя грозные взгляды, которые он бросал по сторонам. Было похоже на то, что он опасался, что кто-нибудь ещё в этом мире может претендовать на место возле Сансы… Но если бы только Сандор знал её лучше, он бы заметил, что с того самого момента, как он появился в пабе, всё её внимание было приковано только к нему.

— Санса, ты не представишь меня своей очаровательной подруге? — Вошедший парень смотрел на Миранду с восхищением, как будто перед ним сидела самая удивительная женщина на свете, и она не могла не ответить ему самой очаровательной из своих улыбок.

— Разумеется! Это — Миранда, моя соседка по квартире. И мы вместе работаем у Тиреллов. Ранда, познакомься, это — Подрик, мой одноклассник и друг детства.

— Приятно познакомиться… Миранда. — Подрик задержал на мгновение руку, глядя ей в глаза.

— И мне. — Миранда выдержала его пристальный взгляд. — Наслышана о тебе!

Подрик отнял руку от ладони Ранды.

— Вы же ещё не собираетесь по домам? Я бы где-нибудь посидел! — Он снова повернулся к Миранде: — В это время в Инверналии открыто только одно заведение, но там делают самые лучшие коктейли!

— Я бы с удовольствием! — Миранде льстило внимание этого Подрика, и она даже кокетливо зарделась, когда он предложил ей руку перед выходом.

Она напрочь проигнорировала взгляды, которыми обменивались при этом Санса и Джейни, её не волновало, что они закатывают глаза, а Сандор Клиган совершенно невежливо фыркает. В конце концов, не зря же она вырядилась в это декольте и безумные каблуки? Она сегодня сногсшибательна, и имеет право оттянуться после тяжелой рабочей недели. К тому же, Подрик был действительно очень милым, и складывалось впечатление, что они с Рандой на одной волне… Так почему бы и нет, чёрт возьми? «Кто бы мог подумать, что в этой провинции можно так хорошо провести время?»

***​

Санса так испереживалась за целый день, что за ужином почти не притронулась к еде. Взбунтовавшиеся бабочки в её животе не позволили ей наслаждаться компанией Джейме и Бриенны, пока не появился Сандор. Она осознала это только встретив его горящие глаза, когда он вошёл. Один его взгляд успокоил все её страхи и переживания; ведь это то, чего она хотела на протяжении долгих недель: оказаться рядом с ним. В какой-то момент ей стало казаться, что если он не появится — здесь и сейчас — она этого не переживёт. Но он появился, и что-то в её груди загорелось с неведомой ей до сих пор силой. Удивительно, как в жизни всё может перевернуться… Ещё два месяца назад у Сансы были совершенно другие желания и интересы. Они и провели-то вместе совсем немного времени. Но теперь ей казалось, что в той короткой неделе были сконцентрированы все чувства, которые она тщательно прятала шесть долгих лет.

И она всё ещё чувствовала это новое тепло в груди, когда они шли через Центральную площадь к бару, о котором говорил Подрик. Идти пришлось довольно-таки быстро: с наступлением осени дни оставались ещё теплыми, но вот вечерами уже становилось холодно. Ещё какой-нибудь месяц, и в Инверналию придут настоящие заморозки, Санса прекрасно это помнила.

Бар был небольшим, но тёплым и уютным. Мягкие диваны разных размеров и форм были рассеяны по всему помещению, оставляя в центре небольшое место для танцпола. Сандор нахмурился от играющей здесь музыки; Ранда, в свою очередь, уже осаждала официанта, упрашивая поставить что-нибудь танцевальное, но Сансе нравилось то, что она слышала. Ненавязчивый ритм прекрасно сочетался с мягким светом над диванами, создавая атмосферу уюта, согревая её и даря ощущение лёгкости. Словно все проблемы остались за стенами этого бара.

— Что ты будешь пить, пташка? — Сандор наклонился к её уху так близко, что она ощутила его дыхание. Она затрепетала, услышав прозвище, которое он ей дал — секретный код, известный только им двоим. Всего шесть букв, сложенные в одно маленькое слово, которое, в то же время, означает так много.

— Не знаю… Может, мохито?

— Как пожелает леди.

Санса ждала его у бара, покачивая головой в такт музыке и наблюдая, как Джейме, Бриенна, Джейни и Берик расположились в самом углу бара на большом кожаном диване. Ранда и Под сидели на другом конце барной стойки, потягивая свои напитки, и о чём-то оживлённо беседовали. Санса знала их обоих достаточно хорошо, чтобы разглядеть, как каждый из них в этот момент применяет все доступные ему приёмы обольщения. Ранда всегда добивается своего. И сегодня всё её очарование было направлено на симпатичного деревенского паренька. Что касается Подрика… Он всегда пользовался успехом у девочек. Правда, ни с одной из них он не задерживался слишком долго… «По крайней мере, будет интересно понаблюдать, чем закончится эта схватка двух сердцеедов».

— Вот, держи. — Сандор принёс её мохито. Себе он взял пиво. — За твоё возвращение. — Он коснулся её бокала краем своего.

— За выходные!

Они впервые за этот вечер остались наедине друг с другом, и могли спокойно поговорить. Хотя сейчас, глядя в серые глаза Сандора, Санса чувствовала, что им и говорить-то необязательно — казалось, они способны понимать друг друга без слов. По крайней мере, она чувствовала себя перед Сандором открытой книгой, в которой он может прочитать все её мысли. И, по правде говоря, она совсем не возражала против этого.

— Когда ты должна показать свой особняк? — Сандор, наконец, решил завести разговор.

— Завтра утром. В девять у меня назначена встреча с агентом и потенциальным покупателем. Он хочет поговорить со мной прежде, чем принять окончательное решение о покупке. — Она отпила свой мохито, наслаждаясь его горьковато-сладким вкусом. — Джейме с Бриенной отвезут Миранду на экскурсию по Инверналии — замок Ланнистеров, старая Септа… ну, что там обычно показывают туристам? Надеюсь, ей понравится.

Сандор только пожал плечами. Для него Инверналия — всего лишь одна из тысяч деревень в мире, и он никогда не понимал, что в ней так привлекает туристов.

— Сто лет не был в этом замке…

— Я тоже…

Они, вероятно, оба сейчас думали об одном и том же — о том дне, когда Джоффри столкнул её с каменной лестницы. Но теперь это воспоминание не причиняло им такой боли, как раньше.

Сандор оглядел бар. Под и Ранда с каждой минутой всё больше сокращали расстояние между ними, не обращая внимания на всех остальных; остальная часть их компании была увлечена каким-то спором, и, судя по всему, не особо скучала без Сандора и Сансы. Он обнял её за талию и притянул к себе, увлекая её в наименее освещённую часть бара, подальше от посторонних глаз, пока Санса не оказалась прижатой к стене, а их лица — так близко, что они чувствовали дыхание друг друга.

— Пташка…

Санса протянула руку и убрала с его лба нависшие волосы.

— Мне больше нравится, когда твои волосы забраны, так мне тебя лучше видно.

Её ладонь задержалась на его лице, и она обводила большим пальцем его шрамы, смотря на них с нежностью. Сандор, наконец, притянул её к себе, и прижался к её губам. Поцелуй пронзил её от кончиков волос до кончиков ногтей, но, вместе с тем, это было то, чего она так ждала на протяжении бесконечных недель: вспышка, рождающая пламя между двумя людьми, которые отчаянно нуждались друг в друге.


***​

Сандор целовал её неторопливо, словно пробуя на вкус, наслаждаясь этим долгожданным моментом. Санса отвечала на его поцелуй так, как он только мог представить в своих мечтах — нежно и страстно, немного стыдливо, но нетерпеливо; как прикосновение льда и пламени, воплощением которых она являлась. Её губы хранили вкус рома и сахара, и Сандор мог бы сказать, что это — его любимый вкус. Он запустил пальцы в её волосы, прижимая её голову и углубляя поцелуй, и Санса застонала от его прикосновения.

Пекло, как же он скучал по ней! Главный страх Сандора на протяжении последних недель состоял в том, что те несколько дней в сентябре были какой-то иронией судьбы, чем-то, что никогда не должно было случиться, и всё, что произошло, исчезнет навсегда с её отъездом из Инверналии. И он боялся этого до того самого момента, пока не почувствовал её стройное тело в своих руках, и не ощутил вкус её губ. Его пташка вернулась, она здесь, рядом с ним, пусть даже на несколько дней; и кажется, она ждала этой встречи так же, как и он. Осознание этого придало Сандору уверенности, и теперь он вполне ясно мог себе представить, что между ними может быть что-то гораздо большее, чем просто дружба. Да, она вернётся в город после выходных, но по крайней мере, эти сорок восемь часов он сможет наслаждаться ею.

Когда их губы отдалились, Сандор обнял её и прижал к груди, зарываясь лицом в её волосы. И хотя он был уверен, что Санса не пользовалась духами сегодня вечером, её аромат пьянил его и сводил с ума. «Санса… Пташка… Как же я скучал… » — он не мог произнести это вслух, боясь разрушить этот момент. Он не видел её лица, но чувствовал, что она улыбается сейчас, как будто думая то же самое. Во всяком случае, ему хотелось бы в это верить.

Где-то в другой части паба — как будто в другой Вселенной — их друзья уже встали из-за стола и собирались к выходу, не пытаясь, однако, их потревожить. Только Джейме махнул им рукой, перед тем как они с Бриенной вышли. Сандор был благодарен друзьям за то, что не стали нарушать их уединение. На самом деле, в глубине души он только и ждал, что они уйдут наконец-то домой, оставив его наедине с Сансой.

В баре осталось всего несколько посетителей — уже было поздно, и ночная жизнь Инверналии не была особенно бурной; Ранда и Под болтали за стойкой, не обращая внимания ни на время, ни на то, что их компания уже давно рассосалась.

— Может, останешься у меня сегодня? — со всей осторожностью, на которую он только был способен, Сандор решился предложить то, что сидело в его голове с того самого момента, как их руки впервые соприкоснулись за ужином.

Санса отодвинулась от его груди, посмотрела на него со смущённой улыбкой и заправила прядь волос за ухо.

— Я бы хотела… Но, Сандор, я не могу оставить Ранду одну… Она впервые в Инверналии, мы только приехали, и она совсем ничего здесь не знает…

— Мне кажется, она не будет возражать, только посмотри на неё! — Сандор кивнул головой в сторону противоположного конца барной стойки, где Ранда с Подриком шептались так близко друг от друга, что могло показаться, что они уже целуются. Рука Подрика лежала на талии Ранды, и казалось, Ранда не собиралась протестовать. — Ты уверена, что хочешь разделить этих голубков?

— О, нет… началось! — Санса вздохнула и закатила глаза. — Мне всё это слишком знакомо, Сандор, поверь, завтра она меня поблагодарит.

— Ладно, как скажешь…

Она направилась к своим друзьям, а он последовал за ней, представляя, как, должно быть, они будут недовольны тем, что их прервали.

— Эй, ребята! — Санса дала о себе знать ещё до того, как они с Сандором подошли близко к воркующим Ранде и Подрику.

— О! Санса? Как дела?

— Отлично… Ранда, я собираюсь ехать, сегодня был длинный день… А у тебя какие планы?

— Я с тобой, разумеется! — Сандор не мог не хмыкнуть, видя удивление и разочарование на лице Пода. — Увидимся завтра, Под… Если захочешь. — Ранда, всё же, оставила Подрику какую-то надежду, надевая пальто и подмигнув ему при этом.

— Конечно, Ранда… Увидимся завтра. — Парень, наконец, справился со своим смущением.

— Мы ведь тоже увидимся завтра, Сандор? — Санса улыбнулась ему той самой улыбкой, в ответ на которую ему оставалось только подчиниться. Она встала на цыпочки и поцеловала его в зарубцованную щёку. — Я тебе позвоню, хорошо?

Девушки садились в такси, хихикая и болтая — не исключено, что о них. Сандор с Подриком тоскливо смотрели вслед своим дамам. Под провёл рукой по волосам и вздохнул.

— Похоже, нас бросили, Клиган.

— Мгм.

— Не хочешь ещё выпить?

Сандор пожал плечами — домой ему совсем не хотелось, а здесь, в баре, всё ещё сохранился аромат Сансы…

— Давай, почему нет?

Подрик заказал им два пива и поднял свой бокал.

— За них!

«За её возвращение…»

***​

Санса и Ранда продолжали болтать до поздней ночи, пока Ранда не уснула — это был на самом деле длинный день и куча новых впечатлений, которые, вне всякого сомнения, её утомили. Тем не менее, Санса проснулась с первыми лучами солнца, пытаясь захватить как можно больше от этого утра. Поскольку все еще спали, она решила позавтракать в одном из ресторанчиков на Центральной площади — точно так, как это было в сентябре. И несмотря на утреннюю прохладу, волнение перед предстоящей встречей с агентом и короткий сон этой ночью, тост и кофе, которые она заказала, делали это утро вполне сносным.

После завтрака у неё оставалось немного времени до встречи с агентом, и она прошлась по улочкам родной деревни. Ещё несколько недель назад само название Инверналии было синонимом страха для Сансы, но теперь… Теперь она наслаждалась прогулкой, улыбалась прохожим, вдыхала полной грудью воздух родных мест…

Их дом принадлежал семье Старков на протяжении веков — старинный особняк в самом центре Инверналии, — но настало время двигаться дальше. Многое изменилось, и её братья больше не хотели сюда приезжать, поэтому стоило распорядиться этим местом с наибольшей выгодой…

Уговаривая себя таким образом, Санса пришла в родной дом, открыла дверь и включила свет. Всё оставалось точно таким же, как в тот день, когда она уехала из Инверналии в сентябре. Она поднялась на второй этаж, чтобы снять с балкона баннер «ПРОДАЁТСЯ» — больше в нём нет необходимости. К особняку подъехали две тёмные машины, и ещё до того, как они припарковались у главной двери, Санса поняла, что это именно те, кого она ждёт.

В дверях стоял агент и пожилая пара: мужчина в тёмно-сером костюме и женщина в шубе, выглядевшая настолько шикарно, что для утра в небольшой деревне это было даже немного чересчур. Все они были слишком серьёзными, без намёка на улыбку на их лицах.

— Доброе утро, мисс Старк. Я Джон Аррен из агентства по недвижимости, мы говорили с вами по телефону. Это — миссис и мистер Вестерлинг, они очень заинтересованы в этой недвижимости, как я вам уже говорил. Мы проделали долгий путь, чтобы с вами встретиться.

Поздоровавшись, Санса пригласила гостей в гостиную.

— Впечатляет! Когда мистер Аррен показал нам фотографии и заключение, мы сразу почувствовали, что хотим этот дом! — рассказывал мистер Вестерлинг.

— Да, мы всегда хотели инвестировать в такие здания! — Миссис Вестерлинг прохаживалась по первому этажу. — Мы живём в Западных землях, рынок недвижимости постоянно растёт. И самое мудрое сейчас — вкладывать в такие старинные дома, как этот!

Санса вежливо кивала, хотя ход разговора совершенно ей не нравился. Она представляла себе, что их особняк захочет купить какая-нибудь семья, или молодая пара, которая собирается завести детей — кто-то, кто снова сможет наполнить их дом жизнью, а не тот, кто ищет, куда бы вложить деньги, чтобы позже продать его подороже… Но ей нужно было думать с практической точки зрения. Им с братьями нужны были деньги: ей — на собственный офис, Джону и Роббу — на новый проект, Брану и Риккону — на учёбу… Санса тяжело вздохнула и натянула на лицо вежливую улыбку.

— Хотите осмотреть дом?

— Разумеется! Уверена, он полон историй! — Женщина с готовностью проследовала за Сансой, а её муж и Джон Аррен присоединились к ним.

Санса показала им первый этаж — гостиную, потом кухню. Она рассказывала им историю дома — в каком году он был построен, сколько поколений Старков здесь жило; о том, как камень для отделки стен привезли из Эсоса два века назад; об уникальном устройстве окон особняка — свет поступал в помещение через определённое окно в зависимости от часа… Вестерлинги обошли каждый угол дома, проверяя окна, вместимость шкафов, сантехнику… Санса отвечала на их вопросы, а перед её взором мелькали картинки из прошлого: она сама и её братья, бегающие по этим коридорам; родители, собирающиеся куда-то на вечеринку, стоящие у двери; мама, готовящая их любимые блюда… И к этим картинкам из детства примешивались новые воспоминания: здесь Сандор ловил ведром мышонка; в этой ванной он в своей облегающей футболке чинил раковину; за этим столом они ужинали и впервые за столько лет откровенничали; вот там Санса ухаживала за его пораненной рукой и заклеивала её этим нелепым пластырем с Микки Маусом… Санса улыбнулась своим воспоминаниям и спустилась вниз по лестнице, забыв о своих гостях.

— Мисс Старк! — Джон Аррен кричал ей почти в самое ухо. — Вы слышите меня? Я спросил, сколько времени дом пустует?

— Ох… Извините… Четыре года… Четыре года здесь никто не живёт…

— Мне нравится этот место! — Миссис Вестерлинг решительно смотрела на своего мужа. — Мы просто обязаны его купить!

— Ну, значит, по рукам. Я никогда не спорю со своей женой, мисс Старк. — Мужчина крепко пожал руку Сансы.

— Отличная сделка, сэр! — Джон Аррен был более чем удовлетворён ходом их встречи. — Значит, договорились, мисс Старк? Мы могли бы встретиться уже на следующей неделе и подписать все документы!

— Прекрасно… — Санса с трудом выдавила это из себя.

Сделка казалась завершённой, гости покинули дом, оставив Сансе привкус горечи и ощущение, что за всей этой суетой она упускает что-то очень важное для себя.

***​

Было около одиннадцати, когда Санса, наконец, закрыла за собой дверь их дома. Джейме уже должен был забрать Ранду на экскурсию. Их не будет несколько часов, а значит, Санса может быть свободной до обеда. Она вернулась на Центральную площадь, взяла себе кофе и решила совершить свою собственную экскурсию и спокойно подумать о прошедшей встрече. Она проехала по улицам Инверналии, и сама не заметила, как выехала за её пределы. Её путь лежал по тому же маршруту, что Сандор вёз её несколько недель назад. Листва с деревьев облетела почти полностью и теперь только голые ветки сопровождали её. Поездка была приятной, но всё же не такой как тогда, когда Сандор впервые показал ей это место. Ей вспомнилась каждая кочка на их пути, и как она при каждом взлёте байка крепче прижималась к его спине, и какое чувство спокойствия он дарил ей одним своим присутствием. Вспомнилось, как звучал его голос, когда он рассказывал ей о том или ином месте, а она слушала его, прильнув к нему сзади… Дорога не заняла много времени, и уже вскоре Санса доехала до речки с римским мостом и старой церквушкой на том берегу. Санса припарковалась недалеко от того места, где они с Сандором обедали.

Здесь было совсем тихо, ветер ворошил опавшие листья, и было слышно, как под ботинками Сансы шуршат камешки. Неудивительно, что Сандор выбрал это место: успокаивающее журчание воды, щебет птиц, тень от деревьев… всё это делало это место идеальным для того, чтобы потеряться от собственных проблем, от городского шума, от всей этой рутины, которая наполняет её серые будни. Сейчас, слушая плеск речки и пиная камешки под ногами, Санса призналась себе, что с того момента, как въехала в Инверналию, она не вспомнила о работе ни разу — не задумалась о предстоящих встречах, не проверила свою рабочую почту, не заглянула в ежедневник, чтобы уточнить планы на будущую неделю… Это было так несвойственно ей, такой ответственной и отдающей работе всю себя. Сансе подумалось о том, что современное общество, а точнее, крупные компании, каким-то образом сумели убедить молодое поколение, что упорная работа от заката до рассвета является правильным способом провести жизнь. Они каким-то образом смогли навязать эту модель счастливой жизни: полная занятость, яркая карьера, высокая зарплата… Какая же это чушь! Ведь она сейчас здесь, в месте, где всего-то речка, деревья и воздух, без всех этих мейлов и переговоров… и она великолепно себя чувствует! Потому что здесь, в Инверналии, никто не оценивает тебя за твои достижения в карьере… здесь человек ценен уже сам по себе…

В последнее время Сансу всё чаще посещала мысль, что в жизни есть что-то намного более важное и ценное, чем карьера у Тиреллов… Возможно, дело было в Гарлане, который подавлял её, вероятно потому, что просто не умел ничего другого — ни любить, ни сопереживать. Какое-то время назад Сансе это казалось чем-то в порядке вещей, но не сейчас. Сейчас она всё чаще приходила к выводу, что её предназначение далеко от скучного офиса, далеко от Тиреллов, и даже от шумного города.

Когда это понимание, наконец, сформировалось в её голове, Санса вернулась к своей Audi и дёрнула обратно в Инверналию. Она спешила к дому Сандора, ей было жизненно необходимо видеть его сейчас; и хоть она выжимала педаль газа до предела, ей казалось, что её машина движется слишком медленно.

Как только его дом показался на горизонте, Санса невольно улыбнулась вспоминая моменты, которые она пережила там: ужин на крыльце; вино, которое они пили, встречая закат; джинсовую куртку Сандора, которую она до сих пор хранила среди своих вещей; Сандор, несущий её на руках в спальню… Она припарковалась возле заднего двора его дома, взбежала по ступенькам к крыльцу и постучала в дверь. Несколько мгновений, которые она ждала пока Сандор откроет дверь, показались ей вечностью. Наконец, она услышала его быстрые шаги, дверь отворилась, и фигура Сандора появилась в дверном проёме.

— Ого… я не думал, что ты придёшь! — Сандор был удивлён её визитом, но лучики, появившиеся в уголках его глаз говорили о том, что он рад её видеть.

— Прости, я должна была предупредить… Ты занят сейчас?

— Да так, вроде того… работаю над проектом для мэрии. Как прошла твоя встреча?

— Ну, как сказать. Есть пара, которая горит желанием купить особняк. Они уже готовы подписать все бумаги.

Санса не отводила взгляда от Сандора, открыто наслаждаясь им — от его волос, груди и бицепсов, которые проступали через футболку, и до его глаз, которые смотрели на неё с таким же восхищением.

— А ты что решила?

— Я решила не продавать его.

Сандор скрестил руки на груди и облокотился спиной на дверной косяк, глядя на неё с изумлением.

— А ты умеешь удивлять, пташка! — Сандор ухмыльнулся и сделал шаг вперёд.

Хотя решение уже было принято, его улыбка и то, как он прижал её к себе, убедили её окончательно. Санса обняла его за шею и потянулась за поцелуем.

Теперь она точно знала, что приняла правильное решение.

 
Последнее редактирование:

Kfafa

Наемник
Глава 15.

гл-15.jpg
Сандор с улыбкой обнял Сансу и приподнял над землёй, сконцентрировав все свои чувства на женщине, которую он наконец-то держит в своих руках. То, как она обхватила его шею и потянулась за поцелуем, показалось ему настолько естественным, будто между ними всё было оговорено заранее. Будто за этим поцелуем она сюда и пришла. Сандор увлёк её в дом и задвинул ногой входную дверь. Распущенные волосы Сансы прохладным шёлком струились по его рукам, губы были мягкими и нежными, а прикосновения — осторожными и деликатными, и оттого — особенно волнующими.

Пальцы Сандора пробежались по спине Сансы вниз, очерчивая каждый изгиб. Её тело охотно отзывалось на прикосновения — в точности, как это происходило в его снах, где Санса принадлежала только ему, а он — ей. Где всё было слишком идеальным, чтобы стать реальностью. Сандор мог бы подумать, что и это было одним из его сновидений — если бы не ощущение её кожи под его ладонями и не прикосновения рук Сансы к его спине. Она разорвала поцелуй ненадолго, только чтобы скинуть пальто на пол, и вновь нетерпеливо прильнула к нему. Ему нравилось это, и он не был готов упускать эти мгновения — ни сейчас, ни когда-либо ещё.

Обнаружить её за дверью прямо с утра уже само по себе было полной неожиданностью. Нет, разумеется, он ждал её, но так, как ждут чуда — почти не смея верить в это. Во всяком случае, он надеялся, что она позвонит… как-нибудь, при случае. Продажа дома отнимала у неё кучу энергии, а тут ещё и подруга, которую Санса не могла оставить одну… Иными словами, перспектива увидеть её настолько скоро и наедине казалась почти несбыточной.

После того, как они вчера с Подриком выпили по несколько бокалов пива, и Сандор неожиданно открыл для себя, что парень не настолько пустоголов, каким мог показаться, он вернулся домой и сразу же завалился спать с намерением проснуться пораньше и начать работать над проектом, который доверил ему Барристан Селми. Однако, открыв с утра бумаги, которые требовалось заполнить, он почувствовал, что начинает сходить с ума. Сандор был человеком дела: он хорошо управлялся со своими инструментами и разбирался в поломках любого рода; а вся эта канцелярщина находилась где-то за пределами его возможностей. Но так или иначе, перед ним открывалась перспектива выйти на совершенно новый уровень, да ещё и неплохо заработать, и потому он с самого раннего утра засел за эти запутанные документы, и сидел над ними до того самого момента, когда Санса постучалась в его дверь.

Он понятия не имел, что заставило её передумать и отказаться от идеи продавать особняк, но по неизвестной ему причине, эта новость принесла ему некоторое облегчение. Не то чтобы он особо привязался к дому Старков за те несколько дней, что они с Сансой работали бок о бок. Но все эти бесконечные недели ожидания он подспудно боялся, что с продажей дома Санса утратит всякую связь с родной деревней. А тот факт, что в Инверналии останется что-то, столь дорогое для неё, возможно, заставит её время от времени возвращаться сюда. Потому услышанная новость давала ему какую-то надежду видеть Сансу здесь хоть иногда; а причины, которые привели её к этому решению, совершенно его не интересовали. Во всяком случае, не в данный момент.

Сандор позволил её рукам блуждать по его спине и плечам, в то время как его руки делали то же самое под её свитером. Ему казалось, что его грубые натруженные ладони могут ранить её нежную кожу, но Санса вроде как не возражала против его прикосновений, а когда он отодвинул чашечку бюстгальтера и коснулся её соска, она шумно втянула воздух сквозь зубы и впилась пальцами в его плечи.

— Пекло… Санса… — пророкотал он, осыпая её жадными поцелуями, — или ты меня сейчас остановишь, или… или…

Вместо ответа Санса со стоном притянула его лицо и отчаянно впилась в его губы. Он воспринял это как согласие и расслабился, позволяя удовольствию захлестнуть их обоих. Где-то на дне сознания промелькнул вопрос — был ли он когда-либо так сильно возбужден в полдень?

Он оторвал её от пола, и она обвила его бёдра ногами. Она была лёгкой как пёрышко и такой хрупкой, что ему пришлось призвать всю свою деликатность, чтобы не повредить что-то в ней. Санса целовала его, играя его волосами, пока он, бережно держа её на руках, поднимался по лестнице в спальню — единственное место, в котором он мечтал сейчас оказаться. Он только надеялся, что Санса хочет его в этот момент так же как он — её.

Он осторожно уложил её на кровать, прямо на пуховое одеяло, которое облаком окружило её, и навис над ней, покрывая поцелуями лицо, шею, грудь… везде, куда он мог добраться, везде, где она позволяла. Санса целовала его в ответ, выгибаясь навстречу, так, чтобы дать ему лучший доступ к любому из уголков её тела. Вскоре она вцепилась в край его футболки и потянула её вверх. Сандор отстранился лишь на мгновение, только чтобы избавиться от этого куска никому ненужной ткани. Следом за футболкой в угол комнаты улетел и свитер Сансы.

Они перекатились по кровати, и Санса оседлала его. Сандор был настолько возбуждён, что опасался, не доставляет ли это ей дискомфорта. Но она только хитро прикусила нижнюю губу, перекинула волосы со спины на одно плечо, и, заведя руки за спину, расстегнула лифчик и тут же избавилась от него. Сандор, затаив дыхание, проследил за огненным каскадом её прядей, которые прикрывали одну грудь, в то время как вторая колыхалась в такт учащённому дыханию. Обводя глазами её восхитительные изгибы, Сандор столкнулся с взглядом Сансы — два блестящих голубых озера смотрели на него с нежностью и восторгом. Она была сейчас похожа на лесную фею, дуновением ветерка заброшенную в его никчёмную жизнь, чтобы её расцветить.

— Санса, ты потрясающая… — только и смог выговорить он.

Она наклонилась и невесомо коснулась губами его лба, потом носа, обожжённого уголка рта и стала покрывать поцелуями его повреждённую щёку. Это было больше, чем Сандор мог выдержать. Резким движением он перевернул её на спину, и замер на мгновение, любуясь ею; потом, не дожидаясь разрешения, расстегнул молнию её джинсов, которые уже давно его раздражали, и стянул их вниз. Санса подвигала ногами, чтобы облегчить ему задачу, и джинсы улетели следом за их остальной одеждой. Взгляд Сансы был прикован к Сандору, руки искали его прикосновений, она вся была сосредоточена на нём, словно его близость была ей жизненно необходима. Странное чувство, которого он никогда не испытывал, но от которого уже никогда не мог бы отказаться.

Вне всякого сомнения, её тело было достойно поклонения: плавные линии талии и бёдер, кремовая кожа и даже пупок — всё было идеальным. Сандор так давно не был с женщиной, что сейчас судорожно пытался вспомнить, что вообще с ними делают. Пытаясь представить, что может понравиться Сансе, он казался себе неуклюжим орангутангом, которому в лапы попалась хрупкая фарфоровая ваза. Он жадно исследовал губами её тело, дав себе слово не оставить ни одного миллиметра без внимания. Реакция Сансы превосходила все его самые смелые фантазии: она улыбалась ему между поцелуями, прерывисто дышала и вздрагивала; целовала его в ответ так, как никто никогда не целовал — словно он был лучшим мужчиной на земле. Словно она его… о нет, он не решался думать дальше.

Её кожа казалась бархатной под его грубыми ладонями. Сандор осторожно опустил руку вниз и отодвинул ткань трусиков. Санса откинула голову и рвано выдохнула. Он провёл средним пальцем по её складкам, нащупал чувствительный бугорок и стал мягко потирать его. Дыхание Сансы сбилось, она протянула руку к его напряжённому члену, сначала погладив его через одежду, а потом отодвинула резинку штанов и высвободила его. Мягко провела ладонью по всей длине, сжала плотнее и принялась двигать вверх и вниз, то ослабляя, то усиливая давление, вызывая у Сандора хриплое дыхание. Так они лежали некоторое время, лаская друг друга, безотрывно глядя друг другу в глаза — с похотью, страстью и некоторой долей изумления. Сандор сдался первым: его дыхание ускорилось, тело пронзила дрожь, и он с протяжным стоном кончил ей в руку. Тяжело дыша, он упёрся лбом в подушку, но только лишь на несколько секунд — мысль о том, что она своего удовольствия ещё не получила, не оставляла его. Сандор перевернулся, нависнув над ней, и погрузил средний палец в горячую влажную плоть. Шумное дыхание Сансы сменилось постаныванием, она обхватила его голову и притянула к себе, целуя с таким жаром, о котором он и не грезил. Сандор оторвался от её губ, проложил дорожку неистовых поцелуев ниже по груди к животу, вкушая сладость её тела, вдыхая её аромат. Не прекращая движения рукой, он зарылся носом в вожделенный треугольник между её ног. Санса теперь двигала бёдрами навстречу его пальцам намного откровеннее, словно требуя большего. Сандор обхватил губами клитор и принялся дразнить его языком. Стоны и всхлипы, которые издавала Санса, звучали для него как песня. Через несколько мгновений она прерывисто задышала, её ноги напряглись, она выгнулась, схватившись руками за простыню, и спальню наполнил её крик наслаждения.

Они лежали на кровати, прижавшись друг другу, и потихоньку возвращались в реальность. Санса прикрыла глаза, но Сандор и не думал об этом. Он боялся, что если сомкнёт их сейчас, то когда откроет в следующий раз, всё окажется просто сном. Небо в окошке над его спальней было залито солнечным светом: сегодня один из тех редких тёплых осенних дней, что называют «бабьим летом». Во всяком случае, для Сандора этот день выдался на редкость хорошим.

Оторвавшись от окошка, он скосил глаза в сторону и наткнулся на взгляд Сансы — такой же бездонно голубой, как небо над их головами. Она по-детски сложила руки под щекой и разглядывала его, словно ожидая от него каких-нибудь действий или слов. Встретившись с ним глазами, она покраснела и смущённо улыбнулась. Уголок рта Сандора дрогнул — он знал, что его улыбка порой пугает и храбрецов, — он протянул руку и придвинул Сансу ближе к себе. Она уютно устроилась у него на плече, рисуя кончиками пальцев круги на его животе. Он не мог бы ответить себе, когда ему было настолько хорошо.

— Как ты, пташка? — его дыхание щекотнуло её макушку.

— Я… — Санса вздохнула и покачала головой: — Лучше не бывает.

— Рад услужить.

Они оба прыснули со смеха, отбрасывая последние остатки стыдливости друг перед другом. Часы на стене показывали полпервого. Весь день ещё впереди и весь он принадлежит им. Санса поёжилась, и Сандор заметил мурашки, покрывающие её плечо. Он прижал её теснее к себе. Если бы он мог, он отдал бы ей всё своё тепло. Он мог бы держать её в своих объятьях недели, месяцы, всю жизнь, только бы Санса захотела этого. Он даже готов был молиться каким-нибудь богам, в которых до недавнего времени совсем не верил, чтобы она осталась с ним. Хотя, положа руку на сердце, он не видел ни одной причины, по которой такая девушка как она согласилась бы связать свою жизнь с таким хмурым и нелюдимым типом как он.

— У меня есть кое-что для тебя, не хотелось бы, чтобы ты окоченела.

С превеликим нежеланием он покинул уютную кровать, открыл верхний ящик гардероба и достал оттуда футболку, которая, наконец-то, дождалась свою истинную хозяйку. Санса с благодарностью приняла её, тут же надела, и села на кровати, скрестив ноги по-восточному и глядя на него с улыбкой.

— Хочешь чего-нибудь? Сварить тебе кофе?

— О, нет, хватит кофе на сегодня. Стакан воды было бы здóрово.

Два раза повторять не пришлось. Сандор, как верный пёс, услышавший команду, тут же отправился вниз, сопровождаемый взглядом её голубых глаз. Он готов был принести ей что угодно, хоть саму Луну, только бы она и дальше так на него смотрела.

Пока наполнялся кувшин, Сандор разглядывал своё отражение в глянцевой поверхности кухонного шкафчика: длинные волосы, нависшие на лоб, уродливый шрам во всю щёку, тело, покрытое густой чёрной порослью и самое неприветливое на свете выражение лица. Что она могла найти в нём? Санса Старк, которой стоило только пальцем двинуть, чтобы заполучить любого из миллиона самых красивых и галантных мужчин, выбрала его! Он несколько минут размышлял над этой загадкой, но не находил ответа. Жизнь порой плетёт странное кружево из судеб людей, скрепляя их между собой самым неожиданным образом. А может, дело просто-напросто в том, что он родился под счастливой звездой?

Когда он вернулся в спальню с кувшином и двумя стаканами, Санса уже выбралась из кровати и рассматривала его бумаги, разбросанные по столу.

— Это то, над чем ты сейчас работаешь? — спросила она, вытащив один лист из беспорядочной свалки.

— Ага. Проект Селми для реконструкции ратуши. — Он оставил кувшин на столике и подошёл к ней. — Работа интересная и хорошо оплачиваемая, но… — Он обречённо обвёл груду на столе жестом, который должен был что-то объяснить. Санса продолжала молча слушать его. Пекло, да он не привык даже к тому, что кто-то интересуется его делами! Сандор вздохнул: — Вся эта юридическая канитель…

— Юридическая канитель?..

— Ну да! Все эти бизнес планы, контракт по найму рабочих, договор с Селми… Я [ничерт]ища в этом не понимаю! С тем же успехом Селми мог составить договор на древне-дотракийском.

Санса хихикнула, а он стоял, раздосадовано потупив взор. Разумеется, она смеётся над его бестолковостью, чего ещё можно ждать?

— Я могу глянуть?

Санса вытащила из кучи карандашей на столе один, с помощью которого закрепила волосы в пучок, и села как прилежная ученица, изучающая экзаменационный билет. Некоторое время она хмурилась, закусив губу, а потом ткнула пальцем в один из абзацев.

— Это стандартный договор с крупными подрядческими компаниями. Видишь этот пункт? Здесь говорится о твоей ответственности за выполнение работ в установленные сроки, за наём рабочих; кроме того, вот это, — она передвинула палец ниже, — пункт о неразглашении: всё, что ты или твои работники будете видеть и слышать во время работы, является конфиденциальной информацией… А здесь… подожди-ка… Нет, это сразу нет! — Санса взяла со стола другой карандаш и перечеркнула один из пунктов. — Нужно изменить этот параграф и оговорить сумму материальной ответственности, если что-то пойдет не так по твоей вине, и добавить пункт о компенсации, в случае, если мэрия расторгнет договор раньше срока.

Санса, с бумагами в одной руке и карандашом в другой, вопросительно наклонила голову, будто ждала разрешения продолжать.

— Ничего себе, — восхищённо пробормотал он, поражённый тем, как быстро она вникла в дело, — ты действительно в этом понимаешь.

— Это часть моей работы, — пожала она плечами. — Как раз этим я занимаюсь у Тиреллов. Правда, для крупных компаний, и обычно всё выглядит куда более скучно. Если хочешь, могу тебе помочь.

— Я… — видя её искреннее желание протянуть руку помощи, Сандор сглотнул комок, неизвестно откуда взявшийся в горле, — я был бы тебе признателен. Только, знаешь… давай позже? Мне бы не хотелось тратить такое прекрасное субботнее утро на разбирательство этой макулатуры. Иди сюда…

Она соскользнула со стула в его объятья — туда, где, как ему казалось, ей самое место. И, как это часто бывает, в самый неподходящий момент раздался телефонный звонок, заставивший Сансу отстраниться.

— Извини, это мой… Наверное, Ранда. Чёрт, у меня совершенно вылетело из головы, что они как раз в это время должны были закончить свою экскурсию.

Санса подбежала к своей сумочке и достала телефон.

— Привет, дорогая! Ну, вы уже закончили? Э-э… у Сандора. Да, всё отлично, я потом тебе расскажу. Что?.. Да, я его спрошу… Увидимся!

Сандор ждал её в спальне, надеясь продолжить начатое, но его надежды рухнули, когда Санса появилась в дверях и оглядела комнату в поисках своих джинсов.

— Ранда звонила. — А то он не догадался! — Они все собираются пообедать у Бриенны и спрашивают, не хотим ли мы присоединиться.

Несмотря на постигшее его разочарование, Сандор не мог не признать, что это «мы» и то, как она отделила «их» от «остальных», немного его утешило.

— Ладно… — он и в самом деле был голоден как волк, — кажется, я давно не опустошал холодильник Бриенны.

— Мне нравится, как она готовит. Ты знаешь, что моя мама научила её некоторым рецептам? Глупости, конечно, но мне это даёт ощущение маминого присутствия, несмотря на все эти годы.

Санса грустно улыбнулась, и Сандор, пожалуй, впервые ощутил, что эта умная и сильная девушка, привыкшая к гомону мегаполиса, добившаяся так многого в этой жизни, на самом деле может чувствовать себя одиноко, даже имея множество братьев, ведь и они разбросаны по всему свету. Осознание этого укрепило в нём желание защищать её, оберегать её, окружить её собою и никогда не отпускать.

— Ладно, давай выдвигаться, пока Джейме всё не слопал!

***​

По дороге к Бриенне Санса улыбалась сама себе. Возможно, она должна была чувствовать себя смущённой или пристыжённой после того, что произошло между ними в спальне Сандора — та девушка, которой раньше была Санса именно так себя и чувствовала бы, — но нынешняя Санса ничего подобного не испытывала. Улыбка не сходила с её лица, а по спине бегали мурашки, и ей хотелось кричать всему миру, что она сейчас счастлива! Она впервые в жизни делала то, что велит ей сердце, а не то, чего от неё ждали другие. Сказать по правде, она мечтала уединиться с Сандором с того самого момента, как они встретились вчера вечером. Санса чувствовала, с каким желанием он смотрит на неё, и это только подпитывало её собственную тягу к нему. Она никогда не испытывала таких чувств ни к одному мужчине, и ни один мужчина не оказывал такого влияния на неё одним своим присутствием. До недавнего времени. Это делало её счастливой, и она не собиралась сожалеть ни о чём.

Сандор тихо сидел на пассажирском месте и иногда бросал на неё такие взгляды, что ей казалось: он думает о том же. Санса невольно посмотрела на его руки — те самые руки, которые заставляют её трепетать и чувствовать себя особенной. Она вновь представила себе прикосновения его пальцев и по щекам побежали мурашки. Чёрт возьми, Санса, смотри на дорогу! — осекла она себя.

Зайдя, наконец, в B&B, они были сражены наповал ароматами, которыми был наполнен домик Бриенны. Все друзья уже собрались там и суетились с тарелками, приборами и блюдами, которые спешно выносили из кухни и расставляли по столу.

— Вот и они! — звонко возвестила Миранда, а потом снизила голос и округлила глаза, обращаясь уже только к Сансе: — Ты хоть имеешь представление, сколько всего Бриенна тут наготовила?!

— Могу представить. Как прошла экскурсия?

— О-о-о, это было потрясающе! В самом деле, прекрасное место!

— Рада, что тебе понравилось, я переживала, не будет ли тебе скучно.

— Скучно? — Миранда фыркнула. — Да ты слышала, как Джейме ведёт экскурсии? Это просто магия какая-то, я слушала его, раскрыв рот! Ну, а ты как? — шепнула она Сансе, оглянувшись, чтобы убедиться, что их никто не слышит. — Как твоя экскурсия по дому Сандора?

Брови Сансы, мгновенно сдвинутые к переносице и её покрасневшие щёки, пожалуй, всё объяснили.

— Ребята, к столу! — Голос Бриенны спас Сансу от допроса её чрезмерно любопытный подруги.

Стол поражал воображение как ароматами, так и внешним видом. Здесь были и новые блюда, приготовленные сегодня Бриенной впервые, и знаменитый куриный пирог Кейтилин, который Санса попробовала в тот первый вечер, когда вернулась в Инверналию после шести лет отсутствия.

— Ну, какие планы на остаток дня, ребята? — обратилась ко всем Миранда, искоса поглядывая на свой телефон, будто в ожидании важного звонка.

— У нас полная загрузка — все номера забронированы, — начал Джейме. — Мы с Бри должны готовить комнаты к приезду новых гостей, потом я помогу ей на кухне с ужином и заготовками на завтрак…

— Да, боюсь, мы не сможем сегодня провести с вами время, — поддержала его Бриенна.

— Ничего страшного, — успокоила её Санса, — я собиралась помочь Сандору с кое-какими документами…

— Ты собираешься работать в свой выходной? — подняла брови Ранда. — Тиреллы недостаточно тебя загрузили?

— Ну, перестань! Он просто увяз в этой куче бумаг!

— Увяз? — Ранда полоснула Сандора взглядом.

— Увяз, — прорычал Сандор, скрестив перед собой руки и показывая всем видом, что разговор окончен.

— Что ж… Увяз, так увяз, — сдалась Ранда. — Я тогда с Подриком поеду, он приглашал меня прогуляться по окрестностям.

— Попроси его отвезти тебя на смотровую площадку Риверрана, где мы пропадали в детстве, — посоветовала Санса. — Оттуда открывается потрясающий вид.

Ранда кивнула, мысленно отметив новое место для посещения.

Обед подошёл к концу и все были настроены продолжать день в соответствии со своими планами. Санса с Сандором подвезли Миранду на Центральную площадь, где с широкой улыбкой на лице её ждал Подрик.

Вернувшись в дом Сандора, они снова засели за бумаги. Сандор расписывал Сансе особенности проекта, а она внимательно слушала, записывая всё в блокноте. Первым делом они откорректировали контракт, предложенный Селми. Санса тщательно изучила каждый пункт и по каждому сделала пометки на полях: красным — то, что следует изменить, зелёным — то, на что Сандору можно соглашаться, объяснив при этом каждый пункт простыми словами. Она была дотошной и практичной — так было всегда, когда дело касалось работы: Санса не останавливалась, пока не видела, что все задачи выполнены наилучшим образом. Сандор внимательно слушал её пояснения, с удивлением поняв, что после того, как Санса растолковала ему всё доступными словами, буквы, изложенные на бумаге, внезапно обрели смысл. Теперь он, по крайней мере, будет знать, на каком языке говорить завтра в мэрии.
Так, ладно, это что касается контракта. Когда встретишься с Селми, не уступай ему в тех пунктах, что я отметила — вот здесь и здесь, понял?

— Слушаюсь, миледи.

Санса усмехнулась и покачала головой, отчего её волосы слегка выбились из пучка и поползли по шее.

— Сандор, если этот проект позволит твоему бизнесу расшириться, то стоит задуматься о собственной форме контракта. Такого, чтобы твои интересы были защищены от любых рисков. И уже отталкиваясь от него, ты сможешь говорить с клиентами.

— Интересно, где эти контракты выдают… — Сандор почесал подбородок. — Я не понял и половины из того, что ты мне написала, а ты говоришь — составить свой контракт!

— Я верю в тебя! Ты схватываешь на лету, я же вижу! — Санса состроила чрезвычайно серьёзное лицо, так что он еле сдержался, чтобы не расхохотаться. — Кроме того, у тебя есть собственный юрист, не забывай, Клиган. Я помогу тебе составить его.

Даже сидящая за его столом и поигрывающая карандашом в пальцах, она казалась ему самым сексуальным зрелищем, которое ему доводилось видеть. Он рывком развернул её стул к себе, и замер в нескольких сантиметрах от её лица.

— Не играй со мной, мисс Всезнайка, — пробормотал он, касаясь её губ своими, и запустил пальцы в её волосы, растрепав злосчастный пучок по спине.

Стоило признать, такой способ работы нравился ей куда больше скучного офиса. Санса прочистила горло и снова приняла деловой вид.

— Итак, что у нас там дальше?

Сандор с трудом отвёл от неё взгляд и попытался сфокусироваться на своём рабочем столе. Ему потребовалось несколько мгновений, пока его мысли вернулись в рабочее русло.

— Так… Теперь к этому проклятущему бизнес плану, который по твоим словам, я должен подготовить. Тут такое дело… — Сандор потёр ладонями лицо, — я вроде бы знаю, что должен делать, что сколько стоит, всё до малейшей детали, но! Я понятия не имею, с какой целью Селми этим интересуется, как всё правильно оформить и в каком виде это должно быть ему представлено.

— Разумеется, ему нужна эта информация, это стандартная процедура. Это не потому что он в тебе сомневается — я уверена, он знает, насколько профессионально ты умеешь работать, — но ему нужно техническое обоснование для того, чтобы забить эти расходы в бюджет муниципалитета.

— И правда, звучит разумно… Тогда как это нужно оформить?

— Я тебе схематично опишу, какие основные пункты должен содержать бизнес план. — Санса поправила свой растрёпанный пучок и положила перед собой чистый лист бумаги. — Любой бизнес план должен начинаться с визитной карточки твоего предприятия…

Она проворно заполняла листок пунктами, обводя, подчёркивая и подробно расписывая каждый из них. Сандор внимательно слушал её пояснения, попутно задавал вопросы и даже помечал что-то маркером, и Сансе это нравилось. Приятно было работать с тем, кто действительно заинтересован в её опыте; приятно было осознавать, что её знания могут помочь кому-то вырастить и направить свой бизнес.

После того, как с бизнес планом было покончено, они решили сделать небольшой перерыв и выйти на прогулку по полям за домом. Было по-осеннему прохладно, но свежий воздух и запах листвы приятно бодрили. Впрочем, Сансе думалось, что рядом с Сандором, она приняла бы с радостью любую погоду. Как и любую работу — будь то скучный контракт или бизнес план.

После прогулки они прихватили бутылку вина и бокалы и поднялись наверх, чтобы возобновить свою работу. Осталось разобраться с трудовым договором для предполагаемых наёмных рабочих. Раньше всё было просто: нанятый Сандором работник выполнял свою часть работы и сразу же получал оплату. Ни о каком трудовом соглашении Сандор и не задумывался, хватало устной договорённости. Но предстоящий проект не имел ничего общего с его нынешней работой. Он продлится от нескольких месяцев до года, и потому работники должны быть должным образом оформлены и застрахованы. И хотя трудовой кодекс не был специализацией Сансы, её знаний хватило на то, чтобы помочь Сандору. По крайней мере, годы, проведённые у Тиреллов, не прошли зря.

На все объяснения ушло не больше часа. Кроме того, Санса успела записать ему адреса сайтов, где он может найти все необходимые ему бланки, и несколько других ссылок, которые, как она посчитала, могут быть ему полезными.

— Ну вот, Клиган. Кажется, это всё, чему я могу научить тебя сегодня. Думаешь, это помогло?

— Ты ещё спрашиваешь?! Пекло, да я бы свихнулся, если бы попытался разобраться в этом сам! Я бы даже не сообразил, к кому обратиться за помощью! В Инверналии ведь нет юридического кабинета, или даже бизнес-консультанта! Пташка, я даже не знаю, как могу тебя отблагодарить!

Сансе было приятно осознавать, что её опыт принёс реальную пользу реальному человеку. Именно о таком она мечтала.

— Тогда почему бы тебе не пригласить меня на ужин? — И она хихикнула, бросая ему вызов: — Только не к Бриенне, а приготовленный своими руками!

— Как пожелает мой адвокат! — принял он вызов.

Они спустились на кухню, и пока Сандор колдовал у холодильника, Санса пробежалась по неотвеченным сообщениям в телефоне. Несколько писем из офиса, которые она даже не открыла, оставив на понедельник, пропущенный вызов от Арьи из боги-знают-какой-страны, и смс от Миранды:

«Мы ужинаем в Салинасе. У нас всё отлично, надеюсь, вы с Сандором продуктивно работаете! »

Санса закатила глаза и отложила телефон. За это время на столе возникло несколько тарелок с холодными закусками и сырами, а Сандор нарезáл салат. Он допил своё вино и вновь наполнил их бокалы.

— Что, не ожидала? — Он усмехнулся в ответ на изумлённое выражение лица Сансы. — Ты-то наверняка думала, что в моём холодильнике есть только замороженная пицца и пиво?

— По правде говоря, была почти уверена, что так и есть. Всё выглядит просто замечательно!

— Это из магазинчика Баратеонов. Они продают продукты от здешних фермеров, выращенные в Инверналии. Туристы обожают такие штуки — они помешаны на местном колорите. Ну, и поскольку я у них часто работаю, у меня там постоянная скидка.

Санса сидела на барном стуле, покручиваясь из стороны в сторону и, сквозь стекло бокала наблюдала за Сандором, который как раз заканчивал возиться с салатом. Ей нравилось находиться рядом с ним, болтать о всякой чепухе, заниматься самыми будничными делами или помогать ему в оформлении документации. Будто это и есть её место, будто такая рутина — это самое естественное для них обоих.

— Вроде готово, — с гордостью сообщил Сандор, оглядывая плоды своих трудов. — Давай перенесём все это в гостиную, принцесса.

Санса фыркнула и чуть не разбрызгала вино, услышав это дурацкое прозвище, и Сандор расхохотался. Наконец, они перенесли всё из кухни на столик перед диваном в гостиной. Между вином, сыром и свежими овощами они обсуждали прошедший день, новости Инверналии, работу. Еда давно была съедена, но они всё болтали и болтали, так, будто до этого вечера не имели возможности кому-то выговориться.

Потом Сандор включил телевизор в поисках чего-нибудь интересного. Санса свернулась калачиком на диване возле него. На одном из каналов как раз начиналась новая серия последнего сезона сериала, по которому мир сходил с ума вот уже десять лет — достаточно интересного, чтобы посмотреть вечером вдвоём. Но всё же, недостаток сна накануне и выпитое вино взяли своё: через несколько минут глаза Сансы стали закрываться, а голова потяжелела. За последние двенадцать часов случилось слишком много, но она даже не успела обдумать это. Вместе с тем, она чувствовала себя расслаблено и спокойно в тёплых объятиях Сандора, и позволила себе задремать.

***​

Санса уснула, положив голову ему на бедро, а он осторожно перебирал её волосы. У них был сложный день, и ему не хотелось её тревожить. Но главная причина была в том, что он не хотел, чтобы она уходила. Он не хотел, чтобы она когда-нибудь вообще уходила из его жизни. Ему нравилось находиться рядом с ней, болтать о всякой чепухе, готовить для неё ужин, смотреть кино на диване. Он уже не мог представить свой дом без неё, будто здесь было её место, будто такая рутина — это самое естественное для них обоих.

Даже обсуждать с ней контракт рабочих оказалось интересным. Сандор не переставал удивляться, сколько знаний напихано в этой её красивой рыжей голове. Разумеется, то, что они сегодня обсуждали, было её профессией, Санса жила этим, но это было чем-то вроде аксессуара, не тем, что формировало Сансу как личность, а потому не интересовало его. С таким же успехом она могла быть секретарём или кассиром в супермаркете, Сандору было бы неважно. В ней его притягивали куда менее практичные вещи. Но, наблюдая сегодня за Сансой во время работы, он увидел её в новом свете. Она была трудолюбивой, педантичной, по-хорошему упрямой, терпеливой в своих объяснениях и такой умной! Нет, он никогда не считал её глупышкой, но сегодня он был по-настоящему восхищён ею. Девушке, сбежавшей из Инверналии шесть лет назад, только предстояло узнать мир; но женщина, которая вернулась, казалась ему мудрее, чем кто-либо, с кем он был знаком. И это вызывало в нём странную гордость.

По тёмному экрану поползли титры, и Сандор провел по её щеке тыльной стороной пальцев.

— Эй… Уже поздно, пташка…

Санса медленно потянулась и сонно моргнула.

— А фильм?

— Давно закончился. Давай отвезу тебя к Бриенне.

— М-м-м… — Санса обняла его за талию. — Не хочу никуда. Мне здесь хорошо, — капризно заворчала она.

— А твоя подруга? Мне казалось, ты её удочерила.

— За ней сегодня присмотрит Под, он прекрасно справляется.

Сандор попытался обдумать свои следующие слова, но они выскочили раньше:

— Отнести тебя в постель?

Вместо ответа Санса протянула к нему руки и сонно улыбнулась. Это уже становилось традицией — уносить её на руках наверх. Впрочем, Сандор не возражал бы, если бы эта добрая традиция продлилась… ну, навечно.

Уложив её на кровать, он сел рядом. Глаза Сансы были закрыты, но она крепко держала его за руку, будто не хотела отпускать далеко от себя. Хотя — куда бы он ушёл от неё? Сандор наклонился и накрыл её губы своими. Санса ответила на поцелуй не сразу — вероятно, она ещё спала, — но через мгновение мягко поцеловала его в ответ.

Ему никогда раньше не было настолько комфортно с женщиной. Ни одна женщина не прикасалась к нему с такой нежностью, трепетом и осторожностью, вызывая при этом в сердце целый вихрь эмоций; и ни одна женщина не занимала его до такой степени, чтобы он уделял столько внимания предварительным ласкам.

Не прерывая поцелуя, они неторопливо помогали друг другу раздеться. Спешить было некуда: не было ни многочисленных друзей, ни проектов, ни агентов по недвижимости; только руки и губы, ищущие друг друга, горящие глаза и одно на двоих дыхание. Всё время мира принадлежало только им двоим. Санса с любопытством изучала тело Сандора, открывая новые чувствительные точки, о которых он и сам не догадывался. Сандор же, в свою очередь, совершал свою экспедицию по её телу. Запах её кожи, её вкус наполняли его жизнью. Она была всем, чего он хотел в этом мире, и она, похоже, хотела его.

Ноги Сансы обхватили его, и он ворвался в неё несколько поспешнее, чем ему хотелось бы. Но сорвавшийся с её губ стон говорил о том, что она не возражает против такой его стремительности.

Это было слишком хорошо. Тело Сансы было тёплым, вкусным, податливым; оно идеально подстроилось под его ритм, и Сандор не мог насытиться им. Он то и дело наклонялся к лицу Сансы, чтобы целовать её глаза, щёки, губы, втягивать носом её аромат. Губы Сансы припухли, волосы растрепались по подушке, но Сандор мог бы точно сказать, что никогда не видел ничего прекраснее. Ещё некоторое время он неспешно наслаждался новыми для него ощущениями, пока не почувствовал, что Санса нетерпеливо хватает его за плечи, её вздохи становятся всё громче, а сам он продержится только считанные секунды. Он приподнялся, увлек её за собой, усиливая близость их тел, и стал ласкать ее клитор, ускоряя движения бёдрами и вбиваясь в её лоно глубокими резкими толчками. Нескольких мгновений хватило, чтобы он почувствовал, как её плоть судорожно пульсирует вокруг его члена; по её телу пробежала дрожь наслаждения, а вздохи обратились громкими стонами. И только после этого Сандор, наконец, отпустил себя и с глухим рычанием вжался в неё в последний раз. Если бы в этот момент мир рухнул, Сандор с радостью отправился бы в Седьмое Пекло, потому что Санса прижимала и целовала его так, как будто для неё не было завтра, как будто она вечно будет обнимать его.

Они ещё долго не выпускали друг друга из объятий, вздрагивая и успокаивая дыхание. Сандор невесомо касался губами её лба, а Санса гладила кончиками пальцев шрамы на его лице. Она заснула первой. Сандор накрыл их обоих пуховым одеялом и крепко обнял её.

Счастье, как оказалось, жило совсем близко — здесь, в его спальне. Нужно было только, чтобы Санса находилась рядом и мирно спала, положив голову ему на плечо.

 
Последнее редактирование:
Сверху