Гет Фанфик: Демон

Алора

Кастелян
Название: Демон
Фандом: сериал/сага
Автор: Алора
Категория: Гет
Размер: миди
Пейринг/Персонажи: Джон Сноу/Дейенерис Таргариен
Рейтинг: R
Жанр: AU, Драма, Мистика, Фэнтези
Предупреждения: ООС, АУ
Краткое содержание: Каждый знает, что демоны смертельно опасные потусторонние твари, жаждущие причинять людям страдания и боль. И ничем хорошим встреча с таким закончиться не может. Или нет?
Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО.
Статус: в процессе
 

Алора

Кастелян
Демон
- А вот уже два дня, как в доме чертовщина какая-то творится. Ведьма там живёт, господин инквизитор. Истину говорю. – Староста деревушки в два десятка домов шумно выдохнул, промокнул лоб рукавом рубахи.

- Так почему в собор не сообщили, если ведьма? – Староста Джону не нравился. Бегающие глазки и заискивающий тон напоминали о вороватых торговцах, постоянно пытавшихся обсчитать его в детстве. Да ещё и потел обильно, хотя середина осени выдалась холодной.

- Так мы это, господин инквизитор… Мы думали, да вот как-то всё никак… - Всё с ними понятно, хотя всё и так было понятно. В такой глуши не только до инквизиции, до ближайшей церкви дня три скакать. А лошадей на деревню всего пять, да и те для пахоты. Вот и мирились крестьяне с ведьмой, которая, конечно, существо опасное и тёмное, но и с лечением помочь может, и вредителей с полей прогонит, и вылезшую с соседнего болота или из оврага нечисть успокоит. Так часто бывало. Крестьяне своих ведьм даже от мимоезжих инквизиторов прятали. Пока ведьма от тёмной силы не сходила с ума и не начинала вредить уже по-настоящему. Тогда бежали на поклон к инквизиции, плакались, бормотали нелепости, отводили глаза и ужасно трусили. Вот и здесь. – Дак, поможете вы нам?

- Помогу. – Джон поморщился, коснулся головы белого волка на навершии меча. Подарок дяди, признание, что племянник всё же что-то значит для него. Лучше бы уж про отца рассказал, меч Джон и сам мог себе позволить. – Какая именно чертовщина происходит в доме?

- Дак это... - Староста опять замялся, покосился на приземистый домишко, почти у самой кромки леса. - По первости сверкало что-то и бухало, а теперь, как ночь настанет - воет, да так, что душа замирает.

- Воет значит. - Выть могло что угодно, от волколака до какой-нибудь нежити. Хотя предваряющее световое представление скорее говорило о неудачном заклинании, так что скорее нежить. И тогда крестьянам очень повезло, что он проезжал через их деревню. Ещё несколько дней и оголодавшая тварь, устав выть в запертом доме, выломала бы дверь и пошла кормиться в деревню. - Ваша ведьма никакими запретными заклятьями не пользовалась? Некромантия, призыв демонов?

- Да что вы, господин инквизитор. Никаких зап... То есть, откуда нам знать, мы люди простые, но ничего такого не замечали.

Искушение спросить какими не запретными заклинаниями пользовалась местная ведьма было велико, но Джон его переборол. Он не с глупыми крестьянами сюда воевать приехал. Лучше сосредоточиться на заведшейся в бывшем доме ведьмы твари, пока она не съела всю деревню. И чем быстрее он закончит, тем лучше. На улице смеркалось, но это было не слишком важно. То, что нечисть с наступлением ночи становится сильнее - предрассудки, порождённые темнотой, в которой легче укрыться. А нежить свет пусть и не любит, но и не боится. Шанс того, что днём она выпрыгнет на тебя из шкафа или из-под кровати, где пряталась от света, только растёт.

- Хорошо, значит проблем возникнуть не должно. - Джон ещё раз коснулся меча, убеждаясь, что тот легко ходит в ножнах, развернулся было к странному дому, но сделав шаг замер и вновь повернулся к старосте. - И если кто-то в моё отсутствие хоть пальцем прикоснётся к лошади или вещам, останется без рук.

Староста поспешно закивал, вновь протирая лоб рукавом. В городе, да даже селе побольше, необходимости в таком предупреждении бы не возникло. Там никому бы даже в голову не пришло ограбить инквизитора. Но в глухих деревнях вроде этой в божью кару почти не верят, угроза реальная им куда понятнее, больше шансов, что осторожность возобладает.

Вблизи дом ведьмы оказался не настолько таинственным, каким выглядел из села. Одноэтажный крепкий сруб из потемневших от времени брёвен, маленькие окошки, затянутые мутной плёнкой бычьих пузырей, крытая соломой крыша... и смутное ощущение чего-то потустороннего, не из этой реальности. От простой магии такого не будет. Что-то было не так.

Дверь легко поддалась, будто ждала его. Замок был, но его не заперли. Значит не нежить, через открытую дверь та бы выбралась сразу, да и ставни на окнах не заперты. Неужто волколак? Но откуда бы ему там взяться, крестьяне бы заметили. Хотя домик на отшибе, ночью тварь могли и не заметить, а свет, что видели в окнах мог быть отблесками боевых заклинаний. Волколак мог и затаиться, ему на это ума хватит. Но зачем тогда выть по ночам, привлекая внимание?

Дверь с грохотом захлопнулась за спиной, стоило переступить порог. За нею последовали ставни на окнах, мгновение и дом погрузился в абсолютную темноту и тишину. Или не абсолютную?

Бархатный шорох справа, едва слышный скрип половицы, мягкий звук удара, точно щепка на пол упала. - Ну здравствуй. - Голос. Мягкий, обволакивающий, звучащий будто одновременно отовсюду. Ничего страшного, но Джон предпочёл бы услышать вой разъярённого волколака или стоны и хрипы нежити. Так, говорить могло только одно существо - демон. - Инквизитор на охоте. Как романтично. И какая красивая стойка. - По голосу не определишь где она, но шаги были хорошо слышны. Она даже не пыталась их приглушать. Тихие мерные щелчки. Копытца? Джон повернул голову на звук, но успел заметить лишь силуэт, да и тот краем глаза. Он, как и все инквизиторы, неплохо видел в темноте, без этого порой не обойтись, но демон видела всяко лучше. - И на кого же ты охотишься?

Джон не ответил. Выпрямился, провёл мечом перед собой, прошептал короткую молитву. Кончик меча, а за ним и очерченная полусфера, на мгновение вспыхнул белым, слева раздалось возмущённое шипение.

- Так нечестно, инквизитор. - Теперь голос звучал обиженно. - Я могла бы убить тебя, если бы хотела, но даже не подошла. А ты молитвами кидаешься, защиты ставишь.

- Предупреждаю следующие фокусы. - Разговаривать с демонами для инквизитора было не просто нежелательно, категорически запрещено, но Джон никогда не понимал смысла этого запрета. Что может случиться от разговора? Демон его соблазнит, а после маленькой проверки с защитой Джон был уверен, что ему "повезло" столкнуться с суккубом, или убедит отречься от церкви и сменить сторону? Так демону ничто не помешает говорить, даже если Джон ему ни слова не скажет. И убедительность не пострадает. Скорее теперь, когда из-за щита демон не может к нему приблизиться, только возрастёт.

- Какие фокусы? - А теперь обиженно. Какой-то на редкость эмоциональный демон ему попался. Молодая ещё совсем что ли? Какая-нибудь девчонка лет пятидесяти, всего пару раз бывавшая среди людей, а инквизитора и вовсе впервые увидевшая. - Если об окнах, то это не я.

А вот тут она, пожалуй, не врёт. Демону проще было подождать пока он зайдёт поглубже в дом и напасть со спины. Смыл в такой ловушке, выдающей твоё присутствие? Да и воющий по ночам демон это за гранью реальности. Слишком они умны, порой даже умнее людей. Джон чуть повернул голову, взглянул на дверь. По петлям расползалась сеточка тёмной магии. На ставнях наверняка такая же. Выходит, ведьма ещё жива и всё это её работа. Вот только где она? На их с демоном разговор можно было много раз успеть выйти. Или наоборот, спрятаться поглубже.

Джон опустил меч, который руки сами при звуке голоса выхватили из ножен, и двинулся вдоль стены. Должны же были остаться следы того, что здесь произошло. Хоть бы пентаграмма, через которую демона вызвали.

- Приглядываясь к стенам ты выглядишь на редкость очаровательно. - Голос демона вновь зазвучал размеренно и обволакивающе. - Особенно для человека, который не заметил сотворённую тёмной магией ловушку.

- Сомнительной эффективности ловушка. - На демона Джон больше внимания не обращал. Навредить она не сможет, а значит лучше сосредоточиться на доме. Здесь вполне могли быть ещё ловушки. Ещё бы знать на кого они ставились. - Дверь и одного удара молитвой не выдержит.

- Не без этого. - Почти мурлыкнула невидимая собеседница. - Но вы люди вообще мало понимаете в ловушках.

По сравнению с демонами, возможно. Мысленно согласился Джон, но отвечать не стал. Заинтересовался развешенными вдоль стены травами. Вороний глаз, синий колокольчик, пара веточек крылатки, которую в народе окрестили демоновой травой. Такую часто использовали, считая, что она защищает от демонов. Помогало редко и только против самых слабых, но суеверие было устойчивое. А здесь это было лишь доказательство того, что ведьма практиковала призыв, и демон здесь объявился вовсе не случайно.

- Какие травки. – Голос прозвучал совсем рядом, над плечом, на расстоянии ладони скользнула чужая рука. Джон тут же ударил мечом в ту сторону, но демона даже не зацепил. По тёмному дому разнёсся весёлый смех. – Хорошо, но чтобы ранить меня, нужно лучше.

Джон вновь не ответил, только сжал зубы и вернулся к осмотру комнаты. Демон играется. Дотронуться и причинить вред не может и пытается вывести из себя. Хочет, чтобы он попытался поймать её. Вот только в тёмном доме это бесполезно. Скорее он себе шею свернёт, запнувшись обо что-нибудь, чем поймает вёрткого демона. С ней он разберётся потом, когда найдёт ведьму и поймёт, что происходит.

- Ты под ноги внимательнее смотри, инквизитор, а то там люк какой-то. Сломаешь себе ещё что-нибудь. – Он опустил глаза как раз вовремя, чтобы заметить тяжёлое железное кольцо. Такие ставили на люки в подполы, а в подполах частенько прячут что-то интересное. – Тяжёлый люк? – Или он сходит с ума или в голосе демона прозвучало что-то вроде сочувствия, вероятнее первое, но в крепости своего рассудка Джон был вполне уверен. – А как тебя зовут, инквизитор?

Кольцо выскользнуло из рук, крышка с грохотом рухнула на пол, к счастью уже с другой стороны от люка. – Так я и сказал. – Коротенькая молитва и пол под люком на мгновение осветился. Кажется ловушек нет и не слишком высоко, можно спрыгивать. Лестницы видно не было.

- А что такого, веришь что демон может проклятие через имя наслать? – Она вновь тихо фыркнула. Теперь над ним ещё какие-то суккубы смеяться будут, будто он какой-то суеверный крестьянин.

- Нет, очаровать. И не верю, а знаю.

- Очаровать. – Она будто поперхнулась, захихикала, что её так рассмешило то? – Ну ладно, ладно. Пусть так и будет. – Демон затихла, и Джон уже примерился спрыгнуть, но не успел. – Инквизитор, а ты честный человек?

- Да. – Отозвался он, изучая пол, и тут же понял, что попался. Он ещё не знал как, но демон своего уже добилась. Вот ему и ответ, почему с ними запрещено разговаривать. Если переживёт этот день, то никогда больше не поставит под сомнение это правило.

— Это же замечательно. Честных людей так мало. – Голос у демона стал совсем уж проникновенный. – Жаль только все они такие нерешительные, бедной девушке первой представляться приходится. – Пауза, в которой почти слышно удовольствие демона. – Я Дени.

Хитрая. Джон уже успел отказаться от мысли, что она маленькая. Они бывают умными, но вот с хитростью у них проблемы. А это всё просчитала и так быстро. Теперь придётся ей ответить. Так полагается. Даже с демоном. А имя она сказала наверняка краткое. Об их полные язык сломать можно. Можно было ответить ей тем же, но сократить своё и без того короткое имя ещё больше у Джона никак не получалось. – Джон. – Он убрал меч в ножны и, пока она не усела сказать ещё что-то, спрыгнул.

В подполе было ещё темнее. На расстоянии одного, двух шагов он ещё видел, дальше была тьма. Хорошо, что он мог ориентироваться не только на зрение. Способность как-то особенно ощущать пространство наверняка досталась ему от матери. Волшебницы, одной из тех, кому собор разрешал заниматься магией под строгим надзором. Расти Джон с ней, в инквизиции вряд ли бы оказался. Но она умерла, когда ему не было ещё и двух лет, а вырастивший его дядя Эддард был принципиален, правилен и религиозен. Выбор у Джона был невелик, либо инквизиция, либо монашество. Инквизиторов, по крайней мере, не заставляли постоянно сидеть в одном монастыре.

- За той полкой, на которую ты смотришь, есть тоннель. – Он никак не ожидал услышать её голос. Она должна была остаться наверху, может захлопнуть крышку люка. К этому он готов был. К тому, что она спрыгнет за ним в маленький подпол, где даже демону не спрятаться, попытайся он её убить, нет.

- Что тебе нужно? – Про тоннель он догадывался, чувствовал пустоту там, где должна была быть стена, но как открыть пока не понимал. Не выбивала же ведьма эту полку каждый раз магией. А значит и он без молитвы может обойтись.

- Ничего, просто любопытно. Подвинь банку с луковицами и потяни за правую сторону полки.

- Просто любопытно и поэтому ты помогаешь, вместо того, чтобы мешать? – Он всё же прочёл коротенькую молитву, прежде чем трогать указанную банку. Но ни заклинаний, ни какого-нибудь яда на ней не оказалось. Что-то щёлкнуло в стене, и полка легко поддалась.

- Зачем мне мешать? – Коридор оказался низким и узким. Ни развернёшься, ни в полный рост не встанешь. Неприятное место. Хотя и не слишком опасное. Устраивать тут магическую дуэль ведьма не решится, поддерживающие потолок заклинания могут рассыпаться, и выкопаться отсюда вряд ли получится. А уж руку с кинжалом он перехватит. – Твоё присутствие не противоречит моим планам. – Чужое дыхание коснулось шеи, и Джон невольно вздрогнул. Она не могла причинить ему вреда, даже коснуться, но её присутствие так близко… Это было невероятно неправильно. В висках мерно стучала кровь, кружилась голова. Это из-за узкого прохода или из-за ауры очарования суккуба? Только последнего ему не хватало. Он слышал от старших об этом. Противная вещь, ничего общего с нормальными чувствами не имеющая.

Коридор расширился неожиданно, сразу после поворота, из-за которого сочился мягкий свет. Круглая комнатка всё ещё была небольшой, но здесь уже могли разминуться два человека, а Джон, наконец, смог выпрямиться. На одной из стен, возле массивной деревянной двери, был закреплён факел.

- Давно прикрепили, уже почти прогорел. – Вновь отметилась его спутница. Теперь можно было бы развернуться и посмотреть на неё, даже такой быстрый демон не сможет спрятаться в крохотной освещённой комнате. Но Джон предпочёл сосредоточиться на двери. Присутствия демона он рядом больше не ощущал, отстала и ладно.

На двери были простенькие запирающие заклинания, но это не представляло проблемы. Джону даже молитву читать не пришлось, просто провести рукой, разрывая нити заклинаний. Вот и всё, дверь открыта, можно зайти и проверить, что за ведьма в этой деревне. И только ли прятаться она умеет.

- Джон, а ты точно уверен, что тебе туда нужно? – Собственное имя голосом демона, неприятно царапнуло слух. Когда она называла его инквизитором было лучше. Так его называли почти все. Джоном - только близкие и хорошие знакомые.

- Уверен. – Он положил ладонь на ручку двери, слишком качественную, для такого место. Явно не местного кузнеца поделка. Интересно, зачем ведьме такая?

- Ну как скажешь. – А в следующее мгновение руку отшвырнуло назад. Среагировать Джон не успел, она оказалась даже быстрее, чем он думал. А ещё он наконец смог рассмотреть её, замершую меньше чем в шаге от него. Точёное безупречно красивое лицо в обрамлении волн серебристых волос, спокойные и холодные аметистовые глаза и никаких намёков на копытца, хвост или рожки. Зато за спиной два белоснежных кожистых крыла. Она не была суккубом. Перед ним стояла одна из князей демонов. Одна из тех, против которых инквизиторы ходили не меньше чем впятером и при поддержке десятка воинов церкви. Та, кого поставленная им защита не остановила бы и на мгновение. – Ещё увидимся. – Она приподняла уголок безупречно очерченных губ в улыбке, надавила на ручку двери и шагнула в неё спиной вперёд.

Что-то протяжно взвыло, ярким сиянием вспыхнуло, ослепив Джона на несколько томительных мгновений. Но когда радужные круги перестали плавать перед глазами он всё ещё был жив, а вот демона нигде не было. За дверью оказалась просторная круглая комната, отделанная тёмным камнем, и посреди неё кто-то лежал.

Наверное это и была та самая ведьма. Джон подошёл ближе, перевернул лежащую на животе женщину. Она была немолода, но и не совсем ещё старуха. Должно быть когда-то весьма привлекательна. Каштановые волосы всё ещё сохранили гладкость, а на коже не было морщин. Пожалуй, он бы даже назвал её красавицей, если бы встретил до того, как увидел демона, Дени. Из носа, рта и даже глаз ведьмы стекали струйки крови. Жутковатое зрелище, но он уже такое видел. Она получила удар собственной же силой. И, кажется, он знал, что здесь так полыхало.

Так и оказалось. Рисунок на полу возле дверей оказался открытой пентаграммой. Стоит жертве переступить границу, и она окажется в надежнейшей клетке. Вот руна тьмы, крови, обратного щита, а рядом перевёрнутый символ инквизиции. Руна блокирующая дар. Молитвы станут лишь словами, растеряв всю вложенную в них силу. Кажется, он знал для кого готовилась эта клетка. Вот только одной руны, самой важной, не хватало. Там, где должна была быть руна силы, лишь полустёртый меловой контур. Демон. Дени. Она знала о ловушке, специально провела ногой по полу, чтобы повредить рисунок. У него не было защиты против неё, она могла бы убить его десятки раз, оглушить, сделать всё, что захочется. Но она не только не воспользовалась его беспечностью, но и помогла. Зачем?

Джон опустился возле пентаграммы, внимательно осмотрел пол. Чистый. Никаких следов пепла, что должен был остаться от посмевшего стереть руну силы. Впрочем, он ничего другого и не ожидал. Князья демонов живучие. Силой одной посредственной ведьмы их не возьмёшь. Она лишь вернулась на свой план. Вряд ли надолго. Старшие инквизиторы как-то рассказывали ему, что демон, проявивший к человеку интерес не связанный с убийством или жертвоприношением обязательно вернётся. А значит, они с Дени действительно ещё встретятся.

А сейчас у него есть ещё одно дело. Джон вспомнил бегающие глазки старосты, каким запыхавшимся тот был в начале разговора, словно бежал откуда-то, как он потел, как заикался. Заложил он инквизитора ведьме или они и вовсе были в сговоре, собираясь поделить приобретённое пополам, жизнь инквизитора ведьме, вещи старосте, было неважно. Поступок старосты в любом случае был преступлением против собора. Джон резко поднялся, чувствуя, как губы растягиваются в хищной усмешке. Вряд ли местные видели других представителей собора, кроме священника ближайшей церкви. Милого старичка, исповедующего всепрощение. Что же, кажется настало время объяснить им почему инквизиторов принято уважать и бояться.
 

Алора

Кастелян
Бесов вальс
Ворота Винтерфелла оказались распахнуты настежь, и вокруг них крутилась любопытная детвора из соседней деревни. Впрочем, у Джона проблем не возникло. Заметив человека в мантии инквизитора, детвора поспешно разбегалась с дороги и останавливались в нескольких шагах, блестя любопытными глазками. Здесь, всего в неделе пути от неофициальной столицы Собора, это было нормальным. Хотя Джон успел поотвыкнуть от такого отношения. За две луны работы в окраинных землях ему пришлось раз пять применять молитву против крестьян, посчитавших, что они могут немного облегчить сумки инквизитора, разгонять шайку разбойников, решивших, что одинокий путник лёгкая добыча и какая разница как он одет, и трижды встретиться с незарегистрированными магами. Одна даже смогла его напугать, почти бросившись на шею при встрече. Оказалось, давно хотела зарегистрироваться, а ехать почти луну до ближайшего города, где мог быть инквизитор, было недосуг. Двое других повели себя спокойнее. Колдун сделал вид, что Джона не заметил, тот оказал ему ответную услугу. Некромантка намекнула, где его найдут или скорее не найдут, если ей покажется, что он что-то замышляет. Джон пообещал, что не тронет, драться в опасной близости к не самому старому кладбищу не хотелось, да и дар девушки был светлым, но деревню запомнил. Хотя ту, где староста в сговоре с ведьмой пытались поймать Джона в ловушку, превзойти никто не смог. Здесь, на севере королевства, о таком и помыслить не смогли бы.

Во дворе суетились люди. Слуги готовились к пиру и празднику. Время обеденной молитвы ещё не пришло, утреннюю уже отслужили, и благородные хозяева дома, несомненно, отсыпались после самой долгой ночи в году, которую полагалась провести в молитве. Джон бы тоже вздремнул, он ночь провёл как полагалось настоящему инквизитору... за чтением старого, запрещённого трактата о князьях демонов, который ему попеременно делая страшные глаза и рассказывая какие кары их постигнут, если вдруг что, под честное слово выдал из сборища раритетов Собора Сэм. Ничего крамольного в своём поведении Джон не усматривал. Другие инквизиторы в самую длинную ночь тоже отнюдь не молитвам предавались. Самый вопиющий случай принадлежал лично магистру, который любил в эту ночь устроить инспекцию какому-нибудь борделю, естественно без мантии и меча. Воины церкви были не лучше, единственным, кто, кажется, действительно молился всю ночь, был их верховный рыцарь лорд Станнис. Да и то скорее по зову сердца и из-за общей вредности характера. Когда-то эта ночь действительно была опасна, инквизиторы могли защитить не всех, и молитва была единственным, что могло гарантировать, что люди увидят утро. Но лет сорок назад инквизиция отказалась от столетних принципов, пошла на договор с магами и буквально за несколько лет всё успокоилось. Даже на границе стало спокойнее, простой освящённый частокол обеспечивал достаточную защиту, а уж в центральных областях ночная молитва осталась лишь даром традиции. Как и последующие праздник и пир.

- И что, что запретили? Я успею вернуться до того, как отец проснётся. - Знакомый голос зазвучал совсем рядом с конюшней, стоило только завести туда коня. - Когда ты так говоришь, напоминаешь Сансу. Мне было достаточно одной сестры. - А она совсем не изменилась за тот год, что они не виделись, всё такая же любительница нарушать правила.

- Ты не успеешь вернуться до обеденной молитвы, Арья. И твой отец это обязательно заметит. - Он обернулся как раз в тот момент, когда она зашла в конюшню. Её приятель, сын мясника, держался у неё за спиной, наверняка уже представил последствия Арьиного побега.

- Джон! - Она замерла на мгновение на пороге, а затем с восторженным криком бросилась к нему, повисла на шее. - Ты поздно, я ждала тебя к ночной молитве.

- Прости, Арья. - Он со смешком отцепил руки кузины от себя, отодвинул её, чтобы рассмотреть получше. Она выросла, стала выше и ещё красивее. Её будущему мужу будет чем восхищаться. И от чего страдать. Характером, как и внешностью, Арья пошла в свою тётку, его мать. А Лианна, говорили, в детстве не слезала с лошади и не расставалась с мечом. - Меня задержали непредвиденные обстоятельства. Один очень вёрткий волколак пытался убедить меня, что крестьяне совсем даже не против, чтобы их ели. Пришлось подзадержаться. - Хорошо ещё, что колдуны, готовившие телепорты по заказу инквизиции, давно уже закладывали в них день-два задержки. А то пришлось бы две-три луны добираться на лошади.

- А что крестьяне? - Она озорно сверкнула глазами, снова попыталась обхватить его за шею, но Джон перехватил её руки.

- Крестьяне мнения волколака не разделяли и были его голове очень рады. - Джон усмехнулся кузине и взлохматил ей волосы. В детстве он часто так делал, но теперь они виделись редко, а совсем скоро встречи станут ещё реже. Арье четырнадцать. Через два года её выдадут замуж и придётся выбирать какой замок посещать. Как с Сансой, которую он уже три года не видел.

- Волколак. - Арья протянула это почти мечтательно. Да что с ней? — Вот это у тебя жизнь. Столько приключений.

- Только из-за этих приключений я домой не успеваю. - Джон ухмыльнулся. Все в возрасте Арьи мечтали о приключениях. Главное, чтобы кузина не бросилась мечты исполнять. — Вот вы были все вместе, а мне пришлось одному молиться.

- И как помолился? - Она слишком хорошо его знала, чтобы поверить.

- Успешно. - Джон вытащил из седельной сумки книгу, выданную Сэмом, и продемонстрировал, но в руке Арье не отдал. Некоторые проблемы, если с ней что-то случится, действительно могли быть.

- Так я и думала. - Арья скривилась, но больше ничего сказать не успела, у входа показалась ещё одна женщина.

- Арья, опять ты здесь. Скоро молитва, а мы тебя нигде не можем тебя найти. И что за внешний вид, немедленно переоденься.

- Матушка... - Арья мгновенно вскинулась, но леди Кейтилин уже не обращала на неё внимания. Заметила Джона.

- Джон, ты всё же приехал. А мы с Недом уже тебя и не ждали. – Тётушка так очаровательно всплёскивала руками и так радостно говорила, что тянуло улыбнуться в ответ. Джон не стал противиться и доставил ей удовольствие. Пусть считает, что на нём её штучки работают. Хотя то, что леди унаследовала от бабки, даже даром не считалось, и пожелай Джон, мог бы просто игнорировать. Но зачем? Только огорчать тетушку, а она это не слишком заслужила.

- Я писал дяде, что меня задержали дела. – Джон перепрятал книгу, тёте о ней знать не нужно, и всё же вышел из конюшни. Арья понуро поплелась следом. – Мне правда жаль, что я не успел к вечерней молитве. Как вы, справились?

- Пришлось сообщить, что Рикон заболел и не сможет быть на молитве. – Тётя измученно потёрла глаза ладонями. Кажется, самая длинная ночь в году показалась ей ещё длиннее в этот раз. – Джон, неужели с этим совсем ничего нельзя сделать?

- Мне жаль, тётя, но я ничем не могу помочь. – Джону действительно было жаль. В детстве его отношения с тёткой не ладились. Бастард сестры мужа раздражал леди Кейтилин, бросал пятно на безупречную репутацию семьи. Она полностью поддерживала дядю в его желании отправить Джона в монастырь, но инквизиция её устроила, пожалуй, даже больше. Теперь Джона можно было называть членом семьи без ущерба для репутации, так что тетя охотно поменяла отношение и даже, кажется, немного гордилась племянником. Если бы с дядей всё решалось так просто. – Здесь что-то может сделать только маг. Если бы вы убедили дядю довериться. Я бы подобрал самого надёжного из тех, с кем сотрудничает собор.

- Ты же знаешь своего дядю, Джон. – Она тяжело вздохнула, мимолётно коснулась рукой уголка глаза. – В таком его не способен убедить ни один человек на свете.

- Дядя Бенджен смог бы. – Слова потонули в тишине. Дядя Бенджен предложил сделать Джона инквизитором, когда пять лет назад услышал какую силу обретает голос племянника во время молитвы. Он погиб почти четыре года назад. Рыцарь церкви, он вместе с несколькими братьями сопровождал инквизитора. Казалось бы, простое дело, проверить старый, давно утихший могильник. Никто не вернулся. Спустя два месяца Собору вернули их нательные обереги. Всё, что осталось от пяти вооружённых, опытных бойцов. Кто их убил, так и не узнали. Вернувший обереги был лишь обычным посланцем, а найти отправителя не удалось.

Они так и промолчали до того момента, как леди Кейтилин распахнула дверь комнаты младшего сына. Маленький Рикон во что-то сосредоточенно играл на полу, но на звук открывшийся двери мгновенно повернул голову и тут же оказался на ногах.

- Джон! Ты приехал! – Детские ручки с нечеловеческой силой сжались вокруг шеи. Джон едва успел обхватить малыша за пояс, не дав повиснуть на себе. Рикон был уже тяжеловат. – А я тебя так ждал!

- Ну я же обещал. – Отцепить от себя младшенького было уже почти непосильной задачей. Каждый раз, когда Рикон вот так бросался к нему, Джон не мог избавиться от ощущения, что однажды руки кузена сомкнуться не в объятии, а вокруг горла, чтобы задушить, преломить шею, убить инквизитора. А он будет знать и ничего не сможет сделать. Ведь это будет Рикон. – И во что такое интересное ты играешь? В рыцарей?

- В рыцарей пусть Бран играет. – С детской умильной серьёзностью фыркнул мальчик. – Это инквизитор и он сражается со страшным монстром.

- С монстром? – Сердце пропустило удар. – И кто же побеждает?

- Инквизитор, конечно. Он совсем как ты. Ты же победил монстра.

- И не одного. – Прозвучало тяжело. Три года назад Джон не просто победил как-то забредшего в эти земли вервольфа, молитва разметала тварь по половине леса, а он сам пролежал без сознания почти сутки. Но он был готов вложить в молитву ещё больше сил, погибнуть, если бы это только могло бы что-то изменить. Исправить промедление, навсегда стереть след от неправильных волчьих зубов с бедра маленького кузена.

- Я тоже побежу. Когда вырасту и стану как ты. – Рикон гордо подбоченился, улыбнулся, замершей в дверном проёме матери. Клыки у него уже заметные. Ещё год другой и о затворничестве младшего сына Старков пойдут разговоры, слухи. Будь он один такой, ещё бы ничего, но после Брана разговоры обязательно будут.

- Обязательно. – Джон с некоторым усилием улыбнулся и повернулся к леди Кейтилин. – Идите, тётя, вы опоздаете к молитве.

- Спасибо, Джон. – Она вновь смахнула слезу уже почти открыто. Чтобы мы без тебя делали.

- Справились бы. – Он вновь улыбнулся, прикрыл дверь, повернулся к Рикону, смотревшему на него с неприкрытым интересом. – Покажешь мне как проходит сражение?

- А ты покажешь мне молитву? – Не дал отвлечь себя кузен. – Ну пожалуйста, хотя бы слабенькую.

- Ты же знаешь, что мне нельзя просто так пользоваться молитвой. Я, как видишь, даже с остальными не молюсь. Или ты хочешь, чтобы меня лишили голоса за нарушение правил? – Джон наигранно шутливо дёрнул малыша за прядь рыжих волос. Он ненавидел врать. Даже по необходимости. Но как объяснить Рикону, что любая молитва для такого как он, будет подобна раскалённому железу? Как сказать ребёнку, что ему никогда не жить нормальной человеческой жизнью?

- Не хочу. – Малыш тяжело вздохнул и вновь устроился на ковре. – А можно ты в этот раз поиграешь за монстра? Пожалуйста. Всего один разочек.

***​

Битва добра со злом была в самом разгаре, когда дверь распахнулась во всю ширь. – Смотрю, ты весело проводишь время, кузен. – Радостный голос заставил Джона невольно улыбнуться и опустить фигурки на пол. – А я полчаса простоял на коленях в церкви. Это же тоска смертная.

- Твой отец так не считает, Старк. – Джон поднялся, только чтобы попасть в объятия старшего из своих кузенов, почти ровесника Робба, и обнять его в ответ. – И вообще, когда я учился, нас заставляли молиться по целым суткам. Без перерывов.

- Ну я же не инквизитор. И вообще, как будто тебя когда-то волновало мнение моего отца. - Робб отстранился, хмыкнул. - Он тебя желал в монашеской рясе, а не в плаще инквизитора видеть.

- Я очень ценю дядю и благодарен, что он меня вырастил, но в этом... - Джон в ответ приподнял уголок губ в усмешке. - Обойдётся.

- Ну вот видишь. - Робб вновь хмыкнул, хлопнул по плечу. - Пошли в деревню, там сегодня тоже праздник. Музыканты будут, танцоры.

- А можно мне с вами? - Джон не успел ответить, как Рикон вскочил, вцепился в руку Робба и уставился на них умоляющими глазами. - Ну пожалуйста, пожалуйста.

- Ты пойдёшь с мамой. Она говорила что-то о ярмарке. - Робб с явным трудом по одному разжал пальцы младшего брата. - Ну что, Джон, ты как? Или инквизиторы на ярмарки не ходят?

- Конечно нет. Там же столько искушений. Ещё поддашься и праведность растеряешь. - Робб расхохотался, о праведности инквизиторов он был от брата наслышан. - Глупый вопрос, конечно пойду. Вот только переоденусь, а то праздник будет испорчен.

- Да уж, явление на нём инквизитора при плаще и мече произведёт неизгладимое впечатление. - Кузен вновь рассмеялся, махнул рукой. Иди уже, только не долго, а то я не дождусь и уйду один.

Про то, что не дождётся, Робб, конечно, шутил. Вдвоём им всегда было куда веселее, даже в детстве, когда они ещё толком ничего не понимали. Но задерживаться Джон и не собирался. Сменить алый инквизиторский плащ на обычный, поменять рубашку, снять меч, всё равно проку от него на празднике мало. Против людей и молитва отлично справится, а нечисть, если её занесёт на ярмарку, почует инквизитора и предпочтёт обойти десятой дорогой, не портя развлечение ни себе, ни ему.

- Ну вот. – Одобрительно цокнул языком брат, когда Джон отыскал его у ворот. – Почти на человека стал похож, только волосы ещё распусти.

- Что? – Он сперва было недоумённо нахмурился, но потом сообразил и распустил волосы, собранные в узел на затылке. Инквизиторы всегда так делали. Пряди волос в неудачный момент заслонившие обзор или попавшие под руку врагу могли решить вопрос жизни и смерти не в пользу первой. Лорды когда-то тоже носили такие причёски. Но уже много десятилетий крупных военных конфликтов не было и среди благородных стало привычным отпускать волосы до плеч и носить распущенными, чтобы все видели, что они не какие-то там простолюдины. – Лучше?

- Прекрасно. Теперь тебя точно за инквизитора не примут. В смысле те, кто впервые в наших краях, остальные-то и так знают.

- Так я подберу волосы? – Джон усмехнулся и накинул тёплый капюшон.

- Не стоит. – Кузен вернул усмешку, распрямил спину. – Пойдём. Бран предсказал интересную встречу, и я никак не хочу её пропустить.

- Он уже трактует видения? – Пророческий дар у среднего из сыновей дяди проявился почти год назад. Джон тогда едва удержался от применения молитвы против родного дяди, тот никак не желал регистрировать сына в инквизиции, говорил, что одного проклятого ребёнка в семье достаточно. Повезло, что в тот раз на его сторону встала тётя Кэт. Брана отвезли к магистру, тот посмотрел его способности, одобрил и по случаю велел Джону следить за кузеном. Вот только ему было совсем не до того в последнее время. Да и рано ещё Брану было толковать свои видения, обычно провидцы разбирались с этим за два-три года, после чего к ним приставляли наставника, который учил видения не только объяснять, но и контролировать, направлять на нужные промежутки времени. – Слишком рано.

- Бывает иногда. Но редко. – Робб пожал плечами. Поправил капюшон, голос его зазвучал мрачно. – Чаще всего он ничего не понимает. Каких-то воронов видит, кровь, огонь, серебро. Мама плачет, отец злится, Арья завидует. Что же у нас за семья-то такая, Джон?

- Нормальная семья. - Он только повёл плечами. И чего они все так переживают? Магический дар в семьях лордов не редкость, отчасти поэтому инквизиция и пошла сперва на послабления, а потом и вовсе на договор с магами. – На пять детей один маг. В прошлом поколении была одна на четверых, единокровный брат нашего деда тоже колдовал. Это нормально. В семье твоей невесты вон до сих пор какой-то обряд во славу земли соблюдают и ничего, даже дядю это не смущает.

- Ой, не напоминай. – Роб скривился махнул рукой. – Ну почему в этот день Розы ей обязательно быть девицей? Вот скажи мне, что бы изменилось, если бы мы сочетались браком?

- А я откуда знаю. Посоветовать тебе человека, который приглядывает за уникальными семейными традициями Тиреллов и заодно изучает их?

Кузен только отмахнулся, тяжело вздохнул. – Подумать только, ещё полгода до её восемнадцатилетия ждать. – Помолчал и вернулся к ранее начатой теме. – Ну ладно Тиреллы, отмечают они этот свой день, да и бесы с ними, но с нами то что не так? Один будущее видит, причём такое, как будто нас там конец света ждёт, второй по лесам за нечистью гоняется, третья мечтает стать наёмницей, четвёртый каждую луну шерстью обрастает, а пятая вообще сбежала от семьи и жениха и подалась обретать просветление под сенью Собора.

- А шестой постоянно изводит остальных своей нормальностью. – В том же тоне поддержал Джон, а затем не выдержал и рассмеялся. – Про меня ты всё знаешь, Робб. А отвечать за мысли твоих сестёр я никак не могу. Кстати о них. Как там у Сансы с просветлением? Мы давно не виделись.

- Хорошо, наверное. Письма от неё уже несколько лун не приходили. Решила, видимо, окончательно с мирским порвать. И с нами в том числе. – Он тяжело вздохнул. - Мама расстраивается, да и отец не рад. Он отнюдь не собирался отдавать старшую дочь в монастырь.

- Главное, чтобы Сансе было хорошо. – Джон только повёл плечами. Дядю в этой ситуации он точно не жалел. Кузина решила стать монахиней случайно подслушав слова священника, пытавшегося убедить Джона, добровольно согласиться на этот путь. Джон отказался и стал инквизитором, а сестра, как оказалось, проносила идею о пути света ещё три года и два года назад решилась и сбежала в монастырь. – А если что-то будет не так, то я найду способ её вытащить оттуда.

- Хорошо, когда у тебя кузен инквизитор. – Робб хлопнул по плечу, а затем замер, заинтригованно прислушиваясь. – Смотри-ка, кажется та толпа не вокруг торговца собралась. Как думаешь, что там?

- Танцует кто-то. – Джон улыбнулся и двинулся к людям. – Пойдём. Ты же хотел на танцоров посмотреть.

- Лучше на танцовщиц, особенно на симпатичных. – Люди пропускали их, сперва неохотно, но потом узнали сына лорда и расступились. – О так она всего одна, зато какая красавица, да Джон? Джон?

- Да. Очень. – Выдавить это удалось не сразу. Как и оторвать взгляд от кружащейся в центре людского круга девушки. Ворох белоснежных юбок, алая рубашка, серебристая коса подколотая заколкой на затылке, совершенные черты лица, фиолетовые глаза. Дени. Демон.

Она замерла вместе с музыкой, на бледных щеках едва пробивался слабый румянец, дыхание, наверняка, даже не сбилось. Для демона быстрый танец ничто, даже несколько, даже без передышек. Выпрямилась, обвела взглядом людей, смеющийся взгляд остановился на Джоне, глаза расшились, губ коснулась улыбка. Можно сказать, крикнуть что здесь демон. Инквизитор и должен был так поступить. Только зачем? Он не справится с ней один, даже если бы меч был при нём. А здесь простые люди, которые могут пострадать, даже если оба постараются не вредить им. Не стоит. Она не навредила ему когда-то, возможно, и здесь не сделает дурного. Хотя присмотреть за ней стоит.

Она скользнула к музыкантам, что-то быстро зашептала, то и дело прикрывая рот ладонью. Смеялась. – Что она задумала, интересно. – Пробормотал рядом кузен. – Джон, да оторви ты взгляд от неё. Разве инквизиторам можно так смотреть на девушек?

- Можно, главное не попадаться. – Джон попытался просто отшутиться. Раз уж решил не говорить, то говорить не стоит никому. В том числе и кузену. Он вряд ли поймёт, ещё и дяде сказать может.

- Считай, что попался. – Дени закончила шептать, музыканты взялись за инструменты, зазвучала мелодия. Быстрая, весёлая, полгода как появившаяся в столице и звучавшая на каждом балу. Джон знал этот танец и даже научился танцевать, из интереса. Благо сложным он не был. – Это что Бесов вальс? Неожиданный выбор.

- Бесов вальс? – Такого Джон ещё не слышал. Откуда такое название?

- Здесь на Севере его так прозвали. Слишком уж в нём много… бесовского. Вот сейчас он выберет партнёра и увидишь. – В ворохе белых юбок Дени замерла перед ним, протягивая руку. Музыка тоже замерла. Она не должна молчать больше мгновения. Принять руку или отвергнуть, выбирать нужно быстро.

Он усмехнулся, одним движением откинул капюшон плаща, другой рукой перехватывая её ладонь и мгновенно увлекая в следующее движение. Разворот, шаг, ещё разворот. Дени резко откидывается назад, почти повисая у него на руке. Если партнёр подведёт, то танцовщица ударится очень больно. Вновь поворот. Слегка передвинуть руку по её спине, помогая подняться в движении. Они оказываются так близко. Весь танец в этом. Для севера в нём действительно слишком много страсти. Бесов вальс. Полстолетия назад, рискнувшего танцевать такое ждал бы костёр. А сейчас инквизитор танцует.

- Вы неплохо танцуете. – Выдыхает она ему в висок в момент очередного движения, скользит рукой по поясу. – Для инквизитора.

- А вы великолепно. – Он перехватывает её ладонь, движение и она прижимается к нему спиной. – Для демона.

Она оступается, и следующие два шага Джон буквально проносит её на руках, чувствуя, какая горячая у неё спина, как бьётся её сердце. Она вновь встаёт на ноги, раскручивается, оказывается на расстоянии вытянутых рук, быстрое движение вперёд, их лица на расстоянии менее ладони, а затем она откидывается назад, вновь повиснув на его руках. Музыка замолкает вместе с последним движением. Люди вокруг молчат.

- Ты разрушила мою репутацию. – Джон помог ей подняться, с интересом разглядывая лицо. Он уже видел его близко, но тогда всё было менее дружелюбным. Её глаза горят весёлым огоньком, щёки раскраснелись, но вряд ли от затраченных усилий. – Инквизитор танцующий подобный танец, это что-то новое для севера.

- Новое не всегда плохо, кому как не инквизиции знать это. – Она быстрым и каким-то хищным жестом облизнула губы. В ней всё же есть что-то от суккуба. Если, конечно, книги не ошибаются на их счёт. Сам Джон встречал только одного демона, того, что стоит перед ним. – Я думала, ты меня не узнал. Почему ты не сказал, что я демон?

- А почему ты не убила меня в том доме? – Он чуть вздёрнул бровь. – Я думаю, нам нужно поговорить, но не здесь. Идём.

Она не сопротивлялась. Должно быть от удивления. Робб тоже смотрел расширенными глазами, но взгляд Джона понял моментально. В детстве они были очень близки. – Мадам, прошу принять мои искренние восхищения вашими талантами. Прекрасно танцуете. – Кузен подхватил её руку, быстро коснулся губами. Не зря Джон ему не сказал про демона, точно не зря. – Я Робб Старк, возможно, вы согласитесь танцевать в замке на сегодняшнем пиру. – Он улыбнулся, но затем будто спохватился, поспешно добавил, - только не Бесов вальс. Мой отец этого не примет.

- Я буду рада принять ваше приглашение, милорд. – Она опустила глаза, скромно улыбнулась. Лицедейка. – Но, возможно, вы останетесь посмотреть другие мои танцы здесь?

- Разумеется останемся. – Вопрос был адресован вовсе не кузену, хотя люди вокруг должны были подумать именно так. Ну или по крайней мере на это был расчёт. – Разве мы можем оставить без внимания столь необыкновенную девушку.
 

Алора

Кастелян
***​

- За Собор. - Бурно поддержали кого-то из дядиных рыцарей. Кубки взмыли вверх, священник Винтерфелла надулся от гордости, Джон только коротко усмехнулся, поднял кубок, пригубил красного вина. Пил он всегда мало. Не из-за запретов, они инквизиторов редко останавливали, из-за привычки. Инквизиторам многие желали смерти. Оказаться перед врагами беспомощным из-за пристрастия к вину было бы нелепо.

Хотя подобная привычка здесь точно была только у него. Да ещё у Рикона и Брана, которым из-за их особенностей вино было нельзя. Так что к концу вечера, Джон рисковал оказаться среди совершенно пьяных людей. Сидящий рядом Робб уже с нетрезвой лихостью рассказывал Арье про ярмарку и танец, добавляя придуманные детали. Кузина реагировала с явным интересом, то и дело бросая на Джона странные взгляды. Пожалуй, хорошо, что он не собирался оставаться на пиру до конца. Оставалось только дождаться. Она уже не танцевала, теперь только музыканты играли. Где же она?

Девушка в белой юбке и алой рубашке мелькнула у двери, повернула голову, и, он был уверен, улыбнулась. Можно идти. Джон отставил кубок, хлопнул по плечу Робба, указав глазами на дверь. А то кузену может прийти в голову его искать, услышит ещё что-то, чего ему слышать не стоит. А так пусть думает, что всё знает.

- Так ты хотел со мной поговорить? – Она встретила его сразу у дверей. Уже совсем другая: собранная, уверенная, спокойная. Какая же она настоящая, интересно? Ни один из двух образов не соответствовал тому что о князьях демонов писали в книгах. - Мне казалось, вам это запрещено.

- Запрещено, но я этот запрет успешно нарушил ещё при первой встрече. - Джон задумчиво осмотрел коридор. Вроде никого, но кому-то из сидящих в зале вполне может захотеться прогуляться. Да и слуги тут периодически ходят. - Пошли в другое место. Там людей поменьше.

- Поменьше людей? А ты не боишься? - В голосе вновь мелькнули весёлые нотки, но последовала за ним она без возражений. Будто с человеком разговаривает, а не со скрывающим крылья и когти демоном. - Я всё же демон. Ещё наброшусь.

- Внезапно набрасываются обычно только сумасшедшие, а ты не слишком похожа. - Он невольно улыбнулся. И почему он, общаясь с ней, чувствует себя так свободно? С людьми порой сложнее было находить общий язык. - У тебя были все возможности убить меня ещё в том доме, но ты этого не сделала. Почему?

- Я же уже говорила. Твоё присутствие не мешало моим планам. Даже наоборот, помогало. - Джон остановился в полутёмном коридоре около стенной ниши. Раньше там стояла какая-то ваза, но их с Роббом состязания на деревянных мечах она не пережила. Очень удобное место. Того, кто там сидит, не увидишь, пока не подойдёшь вплотную, да и то, если свет зажжён. А ни ему, ни Дени он не нужен. - Та ведьма пыталась меня обмануть. Пообещала кое-что за услугу, а когда я пришла забрать, закрылась от меня за той дверью, защитив её заклинаниями против демонов. Так что я рассчитывала, что ты снимешь заклинания. Не зря, как видишь.

- Ну хорошо. - Джон повёл плечом, забрался в нишу. - Ты воспользовалась моим даром, чтобы добраться до ведьмы. Зачем было шагать в ловушку вместо меня? Почему не убить меня, когда я снял защиту?

Она чуть нахмурилась, поджала губы, всё же забралась в нишу, тяжело вздохнула. - Я не слишком люблю убивать. Не понимаю тех, кто находит это забавным. Ты мне не угрожал, несмотря на то, что инквизитор. Так какой смысл в лишней крови? - Для демона её слова были необычными. Хотя что он вообще знал о демонах? Только то, что писали в книгах. Вряд-ли в них врали, всё же они предназначались для тех, кто с демонами мог столкнуться, но вот сделать всё мрачнее чем было, авторы вполне могли. - А насчёт ловушки... - Она поёрзала, словно пытаясь удобнее устроиться, заправила за ухо прядь волос. - Не знаю. В тебе было что-то такое... - Она щёлкнула пальцами, прищурила глаза. - Загадочное. Такое... нечеловеческое. Мне было интересно. Вот я и решила, что для меня ловушка не опасна, а тебя вытаскивай потом оттуда.

— Вот как. Всегда мечтал услышать о своей необычности от князя демонов. - Не то чтобы Джон был слишком удивлён. В роду Старков когда-то были нелюди, да и об отце он ничего не знал. Но для Дени он всё же высказал другое предположение. - Моя мать была волшебницей. Может это от неё?

- Возможно. - Она пожала плечами. - Хотя я не ощущаю тебя как мага. Скорее... Скорее, как кого-то из своих, как демона. - Видимо эмоций ему сдержать не удалось, так как она искренне рассмеялась. - Но очень-очень слабо, не бойся. Ты точно не один из нас. Может твоя мать когда-то пила кровь демона и из-за этого я так ощущаю?

- Может и так. Я о ней мало знаю. - Джон сомневался, что зарегистрированная в инквизиции волшебница могла проводить те обряды, о которых говорила Дени, но как версия, почему нет. - Я был ещё ребёнком, когда она умерла.

Последнее было ответом на вопросительно приподнятую бровь Дени. Она в ответ только кивнула, задумалась ненадолго. - Выходит тебя воспитал отец? И поэтому ты пошёл в инквизицию?

- Дядя. Он весьма религиозен, так что у меня был выбор между монастырём и инквизицией. А отца я не знал, даже кем он был не представляю. Маму ещё помню немного, а его - нет.

- Я тоже не помню отца. - Её тихий и какой-то проникновенный голос застал врасплох. Он не рассчитывал делиться с ней историей своей семьи. Так получилось. И уж точно он не ждал, что в ответ она начнёт говорить о себе. - Всё что я знаю о нём мне рассказали братья.

- Братья? - Насколько он знал, для демонов кровные узы значили крайне мало. В книгах писали, что из всей родни дети обычно знали только одного родителя, того, что их воспитывал. – Они тебя вырастили?

- Нет. Меня вырастила мама. – Она покачала головой со странной чуть грустной улыбкой. – Моя семья была странной. И для вас, и для нас. Родители никогда не состояли в, как же это у вас называется… - ещё один щелчок пальцами, - браке. Но сколько бы девушек не было у отца и мужчин у матери, они всегда возвращались к друг-другу. И я и мои братья все родные, от одних родителей. Мама нас вырастила, братья отца видели нечасто, он всегда странный был. И погиб странно. Решил, что ему нужно побольше сил и прыгнул в вулкан незадолго до моего рождения.

- И сгорел? – Купание в лаве небезопасно даже для князя демонов, хотя отец Дени мог им и не быть.

- Нет. Он огненным был, как и я. Лава для него так, как горячая вода. Но он выбрал очень неудачный момент. Вулкан начал извергаться из него вместе с лавой полетели камни, один из которых столкнулся с отцом где-то в середине пути. Такого даже князь демонов не смог бы пережить.

- Да уж, история. – Джон дёрнул плечом, постарался не улыбаться. Незачем впустую обижать её. – А твои братья тоже князья?

- Да, и братья, и мама. – Она откинулась на стенку ниши, вытянула ногу, коснувшись мыском сапога бедра Джона. – У нас чистая семья. Ну если не считать Рени. – Она хитро улыбнулась, чуть шевельнула ногой. Не то чтобы Джон был сильно против, но с рассказом о семье её действия согласовывались плохо. – Она дочь моего старшего брата. У него был как-то роман с одной демонеской из низших, в итоге родилась Рени – суккуб. Её её мать воспитывала, но лет десять назад она погибла, и моя мама взяла Рени к нам. Она же ещё совсем маленькая, всего сорок лет. Пропадёт одна.

- А твой брат не проявил заинтересованности в судьбе дочери? – Джон решил принять чужую игру и провёл ладонью по ножке собеседницы.

- Мой брат мёртв. – Она дёрнулась. В глазах, в темноте почти чёрных, вспыхнула злость. – Двадцать лет назад его убил какой-то безумец из ваших воинов церкви. Мы до сих пор не представляем, как ему это удалось. Рей был очень силён. Намного сильнее меня. Я уверена это была подлость. Его вытащили по полному имени. – Полное имя демона давало над ним слишком большую власть. Надо лишь знать его и несколько формул и демона можно вызвать куда угодно, в том числе и в ловушку, против его воли. Потому они так дорожили своими полными именами, раскрывая их лишь тем, кому доверяли. - Если бы не мама, семьи этого убийцы – Роберта Баратеона, - она произнесла имя с каким-то даже наслаждением, - уже не было бы. Мой второй брат всех бы их вслед за первым отправил. Но мама запретила.

- Я… сочувствую. – Имя Роберта Баратеона Джон уже слышал. Он был другом дяди когда-то. В одной из комнат висел его портрет в полный рост, с огромным боевым молотом. Дядя Нед говорил, что он погиб как герой. А ещё Роберт был женихом его матери.

- Не стоит. – Дени вздохнула, ножка под ладонью Джона расслабилась. – Демоны способны ненавидеть очень долго, но мама права, невинные не должны страдать из-за этого. Просто однажды я найду того, кто назвал истинное имя брата Баратеону и вот тогда. – Она вновь облизнула губы. Быстрый, хищный и жуткий жест. Он должен был вызывать отвращение, но вызывал несколько другие эмоции. – Но тему, кажется, пора сменить. Те люди, что сидели рядом с тобой, твоя семья?

- Да. Мои дядя, тётя и кузены. – Джон подтянул к себе одну ногу, опёрся рукой о колено.

- М-м-м. Интересные у тебя родственники. – Она вновь подвинула свою ножку ближе к его. Значит не оставила идею несмотря на мгновенную злость. – Маг и вервольф – это не очень религиозно.

- Бран таким родился. – Он ответил, скользнув пальцами по её щиколотке и улыбнулся в ответ на расширившиеся в изумлении глаза. Кажется, он только что поколебал её мнение об инквизиторах. К лучшему ли? – А в том, что произошло с Риконом, нет его вины.

- Верю. – Она понизила голос, наклонилась вперёд, сверкнув тёмными глазами. – А темноволосая девушка тоже твоя кузина?

- Да, Арья. Она мечтает стать рыцарем, ну или хотя бы наёмником.

- Хорошая мечта. – Голос Дени почти весь разговор бывший обычным вдруг зазвучал очень по-демонически. Будто одновременно отовсюду. С мягкими, мурлыкающими, обволакивающими нотками. Такому непросто противиться даже при большом желании. – Ты ей нравишься. Ты знаешь?

- Мы были дружны в детстве. Её старшая сестра её не понимала, как и мать. Вот она и искала утешения в нашей с Роббом компании.

- Нет. Не как брат. Как мужчина. – Она наклонилась ещё ближе, а Джон лишился дара речи безо всякой магии. Нет, он предполагал что-то такое, очень уж странные взгляды на него бросала кузина, но Дени то об этом откуда знает? Хотя, она, кажется, всё знает. Сколько ей лет интересно?

- Ну тогда ей не на что рассчитывать. – Вновь сумев заговорить, он так же, как и Дени наклонился и понизил голос. Говорить, как демон, у него может и не получится, но об остальных штучках ему было известно. Инквизиторов вообще многому учили. В соборе считали, что нельзя противостоять тому, чего не знаешь. Правильно считали, наверное. Ещё сорок лет назад, до смены идеологии собора, инквизиторов гибло куда больше, чем сейчас. – Она моя кузина, не более.

- А кому есть на что рассчитывать?

Это неправильно. Мрачно сообщил ему внутренний голос, должно быть отвечающий за верность собору. Ты хотел выяснить почему она тебя не убила. Выяснил, молодец. Но это. Какой же ты инквизитор, если на это пойдёшь? – Рассказать? – Улыбнулся ей Джон, одновременно убирая голос совести куда подальше. Ну да, плохой из него инквизитор и такого не простят даже в современном Соборе… Но ему было всё равно. Было в Дени что-то неимоверно привлекательное, взывающее к той части натуры, что пытались заглушить и дядя, и винтерфельский священник, и наставник в инквизиции. Видно безуспешно. А Собор… Пусть узнают сначала.

- Разумеется. – Она раздвинула губы, мелькнули удлинённые клыки. – Найдём место, где можно это обсудить?

***​

- М-м-м, так вот как живут благородные лорды. – Она нисколько не смущаясь проскользнула в приоткрытую дверь, скользнула вдоль стены, обернулась с хитрой улыбкой на губах. – Я рассчитывала на что-то более роскошное.

- Будь это комната кузена, у тебя была бы возможность насладиться роскошью. – Джон усмехнулся и задвинул щеколду, поддавшуюся не без труда. - Но я уже много лет здесь не живу. Да и благородным никогда не был.

- Правда? - Она шагнула к окну и лунный свет высветил её силуэт, но скрыл лицо. – Может мне стоит пойти к твоему кузену? А то как-то даже скучно.

- Иди. – Он шагнул в сторону, освобождая проход. Даже интересно стало может ли она уйти. – Только не забудь ему сказать, что ты демон.

- Обязательно. – Она рассмеялась, и смех вновь зазвучал одновременно и отовсюду. – Как думаешь, он прыгнет из окна, если я закрою проход к двери?

- Вот и проверишь. Но учти он мой близкий друг, так что я вынужден буду мстить.

- О-о-о, я уже в ужасе. – Она сделала шаг от окна, легко подхватила рубашку рукой, потянула вверх. Но получилось скорее больше похоже на движение танца, чем на соблазнение, тем более под рубашкой обнаружилась ещё одна. Светлая и с открытой спиной. Разумно, если придётся выпустить крылья, голой она не останется. – Продемонстрируешь?

- Легко. – Джон прислонился плечом к балдахину кровати, наблюдая за Дени. Торопиться некуда, вся ночь впереди, а так куда интереснее. – Сама молитву выберешь или мне предоставишь возможность?

- Фи. – Она смешно скривилась, расстегнула пуговицу на горловине. – Неужели ты не сможешь справиться с хрупкой девушкой без неё? – Она вновь рассмеялась, прижала ладонь к груди. – Или боишься того, что я демон?

- А есть отличия от людей? – Джон слегка скосил глаза в сторону постели, вернул ей улыбку.

- Не знаю. – Она на мгновение замешкалась, захлопала глазами, но тут же опомнилась. Подошла чуть ближе, аккуратно расстегнула ещё одну пуговицу. – Проверим?

- Почему бы и нет? – Джон поднял руку и расстегнул застёжку плаща, позволяя тому стечь на пол. – Интересный будет… опыт.

- А разве тебе разрешён такой… опыт? – Она неторопливо расстегнула последнюю пуговицу и откинулась назад, давая рубашке упасть на пол. И одновременно медленно, будто соткавшись из лунного света у неё за спиной распахнулись белоснежные крылья. – Хотя так, признаться, куда привычнее.

- Нет… если узнают. – Слова удалось выдавить с трудом. Он уже видел её близко, но не так. Тогда он едва успел понять, а сейчас… Кажется только сейчас он осознал с чем же играет. Даже без рубашки она выглядела величественной, сильной и слишком опасной. А ещё невероятно красивой. Крылья лишь дополняли образ, добавляя что-то, чего человеческая внешность была лишена.

- Тогда мы не позволим. – Она подошла ещё ближе, крылом коснулась его щеки, улыбка стала удовлетворённой. Она знала о том, какое впечатление производит на людей. – Или ты уже передумал? Не хочешь предложить мне поискать дверь?

- Нет. – Вряд ли она уйдёт так просто. Предложил разум разумное оправдание, но в нём не было смысла. Она не уйдёт, да, но Джон и не хотел, чтобы она уходила. Да она опасная, и куда сильнее его, и может убить, но ни одной девушке никогда не удавалось вызвать у него подобных эмоций. Так что в пламя нижних миров и Собор, который не простит такого, и разум, который твердит о том, чему всю жизнь учили. Да глупо, но ему столько раз приходилось совершать глупости из долга. Почему бы не совершить одну для себя? – Где же я найду ещё одного такого сумасшедшего демона?

- Поверь мне, желающих так близко познакомиться с инквизитором, да ещё и по его воле будет немало. – Она скользнула совсем близко, её дыхание коснулось лица. – Вот только я не собираюсь делиться. Где же я ещё одного такого сумасшедшего инквизитора найду?

Губы у неё были обжигающе горячие. Как угольки костра. Только боли не причиняли, скорее наоборот. Крыло скользнуло по виску к щеке, человек провёл бы рукой, ладони скользнули по рубашке, расстёгивая пуговицы. Длинные когти, слабо царапали кожу, но не причиняя боли. Джон не глядя протянул руку и вытащил у неё из волос длинную заколку, острая наверняка. С тихим звоном она полетела куда-то в дальний угол комнаты, волосы у Дени оказались мягкие и приятно пушистые.

- Джон. – Она на мгновение отстранилась, но лишь так, чтобы освободить губы. – А зачем ты запер дверь? Не боишься?

- Тебя? – Он чуть опустил голову, так чтобы шептать ей на ухо. – Нисколько. Ты ничего мне не сделаешь. Как и я тебе. А вот слуги могут и не понять. Я не огненный демон, костёр меня убьёт. – Он коснулся губами её виска, затем скулы.

- Не позволю. – Прошептала она прежде чем вернуться к поцелую. На юбке у неё оказался замочек, странное крепление, легко разошедшееся от одного движения. С шелестом на пол упала многослойная ткань, со стуком отлетели в сторону её туфли. Жаль, что сапоги так же легко не снять. Нужно было сразу подумать.

- Вот сейчас и узнаем отличаются ли демоны от людей. – Вновь прошептала она, касаясь когтями застёжки на его штанах.

***​

- Джон. – Прозвучало сонно и не слишком убедительно откуда-то из-за спины. – Джон.

- Что? – Он повернулся, Дени смотрела на него полуприкрытыми глазами и кривила губы.

- Отпусти крыло.

- Что? – От неожиданности он распахнул глаза и только тогда с изумлением обнаружил, что, кажется, решил воспользоваться её крылом вместо одеяла. – Прости.

- Ничего. Держи. – Она протянула ему край одеяла и подползла ближе. Джон невольно поморщился, хотелось только спать, но Дени, кажется, ночного тоже хватило. Несколько минут она полежала молча, свернувшись в горячий клубок рядом с ним, и Джон почти успел задремать. – Джон.

- Чего? – В этот раз он даже глаза открывать не стал. И так её найдёт.

- Джон, а почему ты всё же не сказал, что я демон? Там, на ярмарке.

- Потому что это могло привести к жертвам среди невиновных. – Он тяжело вздохнул и по-прежнему не открывая глаз обнял. Какая же она всё-таки тёплая. – А ещё у меня не было причин винить тебя в чём-то. Люди испугались бы, побежали, кто-то попытался бы тебя ранить. А ты ведь ни им, ни мне ничего дурного не сделала. А я не осуждаю лишь из-за того, что кто-то что-то мог подумать.

Она не ответила. Да и какого можно было ждать ответа. Она спросила, он ответил. Так же, как и она чуть раньше на очень похожий вопрос. – Джон. – Совсем тихо. Ладонь с длинными когтями накрывает руку. – Моё имя Дейенерис.
 

Алора

Кастелян
Магия крови
- И да, дело сложное, так что к твоей группе временно присоединят мага. Вполне надёжного человека. Ты же не против?

- А я могу быть против? - Джон обернулся через плечо с полуулыбкой посмотрел на магистра, который решил сообщить ему эту новость, когда Джон уже взялся за ручку двери.

- Спросить положено. - Магистр Мормонт только хмыкнул и махнул на Джона рукой. - Иди уже. И держи парней в рамках приличия. Этот маг вам жизни спасти может.

- Я думаю, они и сами удержатся. - Трое воинов собора, которых направляли с Джоном были ребятами не только опытным, но и хорошо ему знакомыми. Практически вместе учились. И в том, что никаких претензий к зарегистрированным магам они не питают, он был уверен. - Они отлично понимают, что есть магия, против которой работает только магия. – Особенно, если это магия крови. Была в ней часть техник, которые молитвой не перебороть. Потому и ловили таких магов только группой, потому и прикрепляли к группам магов.

- Да я не за это беспокоюсь. - Магистр усмехнулся, повёл плечами. - Ну да сам увидишь. Удачи вам, Джон. Осветит вам путь создатель.

- Его свет всегда с нами. - Джон склонил голову, отвечая на традиционное пожелание удачи. - Спасибо, магистр.

Парни ждали его внизу. Пока в тёплых куртках, но без плащей, в резиденции инквизиции никогда не было настолько холодно, чтобы их одевать. Доспехи, наверняка, мирно покоились где-то в сумках.

- Смотрите-ка, наш инквизитор идёт. - Они все были старше его, но ещё не доросли до возраста, когда стражи учатся ценить любого инквизитора вне зависимости от возраста. Хотя, судя по характеру Пипа, он никогда и не дорастёт. - Сможешь защитить нас от страшного мага крови?

- Вас очень постараюсь. - Джон сбежал по ступеням, поправил перевязь с мечом, расстегнул горловину инквизиторского полуплаща-полумантии. – Но, что удастся спасти твой длинный язык, поручиться не могу.

Все четверо рассмеялась и обменялись, наконец, рукопожатиями. Обучались они с парнями примерно в одно время и успели и подраться, выясняя кто сильнее - недоучившийся инквизитор или стражи, и поработать вместе. Наверное, он мог их назвать друзьями. Хотя, вместе работать после окончания обучения не приходилось. Джон всего второй раз отправлялся на столь серьёзное дело, да и магистр стражей был против формирования групп из друзей. Считал, что это снижает эффективность.

- Как вас Баратеон ко мне определил? - Последний вопрос Джон решил для себя прояснить. Со Станнисом ещё работать и о переменах в политике было бы неплохо знать. - Магистр изрядно надо мной посмеялся, после того как я узнал кто в моей группе.

- Да это не он. Станнис куда-то укатил после самой длинной ночи и пока не вернулся. У нас пока Ланнистер распоряжается, а у него совсем другие взгляды на работу в группах. - Отозвался ему Гренн, пожалуй, самый серьёзный из этой троицы.

- Теперь мне ещё больше хочется, чтобы Станнис, наконец, напоролся на какого-нибудь демона, как его старший братец, и нашим магистром наконец Ланнистер стал. - Эдд, отозвался в своей специфичной манере, но Джон почувствовал, как по сердцу прошёлся неприятный холодок. Он знал, кто был тот демон, что убил Роберта Баратеона. Дени эта схватка стоила брата. - Ну ладно, что мы о нем. Как поработал в дальних землях? Как домой съездил?

- В дальних землях весело. - Улыбка вышла немного кривой. Как же неприятно, что у него появились секреты от друзей. - Трижды встречался с незарегистрированными магами, дрался с разбойниками, обнаглевших селян гонял, один раз едва в обратную пентаграмму не попал. - И встретил демона. Но об этом не скажешь, иначе непременно возникнут вопросы и пересуды, которые могут дойти не до тех. - А дома всё, как всегда. Бран пытается трактовать видения, Рикон в следующий раз, кажется, меня задушит, Робб тоскует в ожидании свадьбы, Санса окончательно порвала с суетным миром, а Арья решила, что влюбиться в меня - очень хорошая идея.

- Да уж, с такими родственниками не соскучишься. - Пип хмыкнул, они были в курсе отношений Джона с семьёй. - Даже хорошо, что у меня их нет. А в пентаграмму тебя зачем ловили?

- Хотели расплатиться моей жизнью с демоном. - Джон только повёл плечами. По словам того старосты, ведьма оказалась по-своему честной особой и собиралась всё же расплатиться с Дени за услугу. Выходило, что они в любом случае встретились бы в тот день. Хотя, тогда это знакомство не закончилось бы так приятно.

- Ого. А как ты... - Договорить другу не удалось. Из одного из коридоров вынырнул толстый юноша в серой монашеской рясе и с сундуком в руках.

- Привет, привет, привет. - Дышал он тяжело, будто только выдержал небольшую схватку, хотя, скорее всего, только прошёлся от хранилища до этого места. - Магистр велел вам выдать. Вот.

Сундук распахнулся, и глазам Джона предстали пять одинаковых наборов из двух амулетов. "Щиты", которые выдержат удар-другой, если инквизитор или маг окажутся выведены из боя и держать защиту станет некому, и «мечи», обычно использующиеся в качестве последнего шанса для атаки по уже собирающемуся добить тебя врагу. Вот только против магов крови они не работали. Смысл послания был очевиден. Не попадать в плен. Если поражение станет неминуемым - использовать "мечи" на себе.

- Смотрю магистры с нами уже простились. - Эдд подцепил один из "мечей с совершенно непередаваемым выражением лица. - Или это тебе, Сэмми, так не терпится нас к создателю спровадить?

- Эдд. - Джон нахмурился, так как Сэм тут же побледнел и затрясся. Как лучше ведь хотел. - Тебе жизнь облегчают. Или так хочется оказаться в руках мага крови, если что-то пойдёт не так? - Эдд скривился и надел амулет, а Джон вновь повернулся к Сэму. - А ты не забудь магистров о своей затее уведомить. А то потом крайним окажешься.

- Спасибо, Джон, так и сделаю. - Сэм благодарно улыбнулся, протянул шкатулку остальным ребятам. - А я ещё кое-что нашёл по твоему вопросу. Покажу, когда вернёшься.

- А какие у господина инквизитора такие важные вопросы? - Джон вздрогнул, услышав этот голос, медленно повернулся. Может не она? Бывают же похожие голоса. Да и что ей тут делать? В месте, где ей будут совсем не рады. - Изучаете что-то?

- Да есть одна тема. - Надежда оказалась ложной, это была она. Стояла посреди коридора, заложив руки за спину и бросая взгляды из-под длинных ресниц. Что ей тут нужно? Худшее место для встречи представить сложно. - Что ты здесь делаешь?

- Работаю. - Она усмехнулась совершенно спокойно, будто само нахождение в резиденции инквизиции не представляло для неё смертельной опасности. - На ближайшее время я твой маг. Держи. - Она вытянул из-за спины правую руку в безупречно белой перчатке и протянула Джону свёрнутые в трубочку листы. Свидетельство о регистрации в инквизиции и приказ о её присоединении к боевой группе. Всё оформлено и заверено как положено и всё же, как?

- Можно с тобой поговорить. - У парней, конечно, потом возникнут вопросы по поводу такого знакомства, но он уже раскрылся, да и выяснить зачем демону принимать участие в уничтожении мага крови было намного важнее. - С глазу на глаз.

- Почему бы и нет. - Она даже не пыталась сопротивляться, когда он схватил её за руку и отволок в тот коридор, из которого недавно выскочил Сэм. - О чём?

- О том, зачем ты здесь. - Голос пришлось понизить до громкого шёпота. Коридоры глушат звуки, но лучше не рисковать. Слишком уж опасная для них обоих тема. - И как, во имя создателя, ты оказалась зарегистрированным магом?

- У мамы есть связи в Соборе, на самом-самом верху. - Она чарующе улыбнулась, заодно продемонстрировал тонкие иглы клыков. - А здесь я чтобы помочь вам ловить перешедшего все рамки мага крови.

- С каких пор демоны борются с магами, перешедшими рамки? - Про связи Джон благоразумно решил не уточнять. Дольше и спокойнее проживёт.

- Ни с каких. Это моя частная инициатива. Решила тебе помочь. - Она чуть нахмурила брови, но голос остался прежним. Убедить его в своём недовольстве она не слишком старалась. - Чем ты недоволен?

- Тем, что все вокруг могут узнать о моих отношениях с демоном. - Он не был готов к её присутствию в той части его жизни, которая касалась инквизиции. - И чем ты нам поможешь? Ты же не маг.

- Следующее подобное заявление восприму как оскорбление. - Она подняла руку и на кончиках сложенных вместе пальцев вспыхнул огонь. - Я буду посильнее большинства ваших магов, а ещё, в случае крайней необходимости, смогу вытащить вас оттуда.

- Через нижние миры? - Хотя это, конечно лучше, чем оказаться в руках мага крови живым или погибнуть от собственного же амулета. Да и если хорошо подумать, не рискует он ничем. Даже серьёзные служители, проверявшие Дени перед оформлением документов, не усмотрели в ней демона, куда уж ему. Отличное оправдание, в случае, если она раскроется.

- А чем тебе нижние миры не угодили? Или предпочитаешь алтарь? - Она с улыбкой протянула ладонь. - Ну что мир? Нам в любом случае вместе ещё работать.

- Может это моя тайная мечта. - Буркнул он исключительно чтобы оставить последнее слово за собой. Глупо и по-ребячески, но больше ничего не сделаешь, она права. - Мир. Будь, пожалуйста аккуратна, хорошо? Не хочу драться с парнями за тебя. - Он со вздохом принял её ладонь, слабо улыбнулся. - И спасибо за помощь.

***​

- Это на долго. - Дени прошипела это сквозь стиснутые зубы, принимая на щит очередной удар мага крови. - Он давно подготовился к вашему приходу. Наверняка пару десятков ритуалов провёл для подготовки.

- И? - Ему длинные речи выдавать было не удобно. Молитву пассами рук не прочитаешь, а одиночный щит гнётся так сильно, что может проломиться в любой момент. Приходится соединять огненные щиты Дени и его, созданные молитвами. "Щиты" амулетов, выданные парням удара и вовсе не держали. Гренн, открывший на себе эту истину, лежал без сознания под деревом позади Джона. Вытаскивавший его Пип, полулежал под тем же деревом с рассечённым боком и с трудом дышал. Эдд с мечом наголо, топтался рядом, не в силах хоть как-то вмешаться в битву магов.

- Пока мы играем по его правилам, он сильнее нас. - Дени улучшила момент, выкинула руку вперёд, и уже магу крови пришлось отбивать атаку, он, впрочем, не растерялся и тут же провел свою, не дав закрепить успех. - Нужно их менять. Сможешь отвлечь его, сделать так, чтобы у него не было времени искать куда я делась?

Отличный вопрос. Они вдвоём едва защищаются, а она предлагает не только защищаться, но и атаковать, иначе у мага крови непременно найдётся мгновение другое, чтобы найти Дени. Но она права. Судя по частоте и силе атак маг хорошо подготовился, провёл достаточное количество страшных кровавых ритуалов, обеспечивающих ему почти бесконечный запас сил. Они выдохнутся раньше. Уж он точно. С другой стороны, если больше не придётся думать о защите парней, можно будет попробовать. - Попытаюсь. - Коротко на выдохе отозвался он. Она кивнула и сформировал в ладони огненный клинок. - Хватит меча?

- Попытаюсь обойтись. - Она коротко тряхнула головой, странно сложив руки, переформировала свою часть щита в подобие огненной сети и скользнула назад, в сторону леса.

- Эдд. - Джон воспользовался тем, что маг крови оказался вынужден выпутывать свой щит из сети. - Амулеты все мне и свои и парней. И оттащи их в лес. Не высовывайтесь, здесь вы ничем не поможете.

- Да я уже понял, что нас только чтобы отвлечь колдуна взяли. - Несмотря на ворчание Эдд без вопросов сорвал оба амулета и кинул Джону, а сам бросился к парням. Уж кто-кто, а он должен был отлично понимать, что всё зависит от того, удастся ли осуществить план Дени.

Самому Джону пришлось переключать внимание на мага, который решил не выпутывать заклинание щита, а швырнул его в Джона вместе с сетью. Какой глупый ход. Молитва зазвучала над лесной полной. Серебряное копьё вонзилось в центр укреплённого сетью щита и, не в силах пробить его, толкнуло в сторону мага. Защита от таких ударов помогает слабо. Магу нужно было развеивать собственное заклинание и отбивать копьё атакой куда-нибудь вверх. Но он поставил щит. Удар свалил его с ног и потащил по траве с десяток шагов, почти к самой кромке леса.

Ещё одна пауза. Джон не глядя принял протянутые Эддом амулеты, накинул на шею все три "щита". Четыре амулета должны выдержать один удар, а больше ему и не надо. Быстрым движением он сцепил цепочки "мечей", и тут последовал тот самый удар. "Щиты" выдержали, хотя сперва Джон в этом и засомневался. Ладони и грудь обожгло огнём, в глазах потемнело. Он упал на колено и отправил ещё одно копьё туда, где перед атакой находился маг. Судя по воплю с той стороны, атаки не ждали. Но расслабляться было явно рано. Маг крови с таким запасом силы надёжно убивался только отсечением головы, остальное, даже дыру в сердце, они вполне могли регенерировать.

В глазах посветлело, и от следующего "хлыста" он предпочёл увернуться. Щиты такие удары держат плохо, зато уйти от удара довольно легко, особенно, когда не нужно думать о защите других.

В колдуна полетело ещё одно копьё, одна из самых простых атакующих молитв, а Джон всё же закончил переплетать" мечи" между собой. Минус молитвы в том, что она слушается лишь голоса. Лиши инквизитора его, и он останется обычным человеком. Плюс - не требуется пассов. Руки свободны и можно одновременно читать молитву, делать косичку из четырёх мечей и уворачиваться от чужих ударов. При обучении инквизиторов учили читать молитвы хоть на бегу, хоть в прыжке, хоть в полумёртвом состоянии. С косичкой было чуть сложнее. Их Джон в последний раз плёл лет в десять, Санса подговорила.

- Ты вечно не пробегаешь, инквизитор. - А вот маг слегка задыхался. Фигура у него была весьма тучная, и похоже, даже незначительная нагрузка давалась ему не без труда.

- А я и не собирался. - Джон дочитал молитву и криво улыбнулся магу. Любой на его месте должен был насторожиться, если инквизитор посреди боя вместо чтения молитв разговоры с тобой разговаривает, тут что-то не так. Но маг даже не обратил внимания, только раскрыл рот для какой-то ещё фразы. Да что с ним такое?

Джон решил продолжения разговора не дожидаться, активировал все "мечи" разом. Вот тут маг насторожиться, впрочем, тут же расслабился, поняв, что в него летит. Даже щит ставить не стал, хотя тот его бы и не спас. Заклинание "мечей", коснулась груди мага и растаяло, тот улыбнулся и тут же по его телу расползлась тонкая белая сеточка. Джон шагнул вперёд, вытягивая меч из ножен.

Ещё сорок лет никто и помыслить не мог о том, что он сделал, ещё двадцать за такое могли исключить из ордена и сослать в монастырь. Нельзя сочетать дар инквизитора и магию, это неправильно. Зато так эффективно.

Магия "мечей" прикрыла "купол", молитву способную отрезать мага от силы. С учётом силы этого, у Джона было всего несколько мгновений, но в них маг был абсолютно беспомощен. Ему оставалось только убегать. Ну или воспользоваться собственной кровью для получения силы.

Но ни того, ни другого маг не сделал. Поспешно он выхватил из складок одежды круглый медальон с какой-то гравировкой, наставил на Джона и стремительно что-то забормотал. Джон ещё даже успел узнать формулу призыва и понять, что в этот раз уже точно ничего не успевает, как на мага из леса позади выпрыгнул демон, хотя и вряд ли тот, на которого он рассчитывал.

Огненный меч с лёгкостью пробил спину мага где-то в районе лёгкого, заставив того захлебнуться визгом и рухнуть на колени. Дени на вопль внимания не обратила. Растворила клинок, ударом ноги повалила мага на живот, с совершенно безразличным лицом припечатала каблуком сперва одно, а потом другое его запястья. Последовавший за хрустом ломающихся костей визг заставил Джона болезненно потрясти головой. - Джон, не окажешь услугу? - А вот Дени, кажется, громкость звука вполне устроила. Она наклонилась, ухватила колдуна за волосы, задирая ему голову. – Я, конечно, и оторвать могу, но тогда у вашего Собора возникнут вопросы.

- Значит не будем давать поводов их задавать. – Джон провёл ладонью по мечу, оставляя на нём короткую молитву, чтобы не мучатся с лишением колдуна головы. Интересно, а Дени действительно может человеку голову оторвать? – Вообще у нас принято желать, чтобы создатель принял тебя в садах своих. – Обратился Джон уже к колдуну. – Но я от себя пожелаю только найти посмертие похуже. – Короткий росчерк клинка, оставившего за собой светящуюся полосу, и голова колдуна упала на покрытую тонким слоем истоптанного снега землю.

- Прекрасно. Дело сделано. – Дени отряхнула белые перчатки, размяла плечо, окинула взглядом поляну и самого Джона. – Мантию твою теперь чистить придётся. Что ты здесь делал?

- Отвлекал колдуна, чтобы он не знал где ты. – Джон осмотрел плащ, не на столько уж всё и плохо, по крайней мере меч об него он вытирать не стал. Предпочёл снег. – Атаковать и защищаться одновременно я не могу. Пришлось побегать.

- Ты читал молитвы на атаку и одновременно… бегал? – Дени ещё раз окинула поляну взглядом с достаточно озадаченным выражением лица. Подняла взгляд на Джона. – И не устал?

- Устал. – Он повёл плечом, на земле рядом с мёртвым колдуном что-то блеснуло. Что там такое? – Но, если нужно, могу повторить. Нас так учили.

- Хочешь сказать все инквизиторы могут читать молитвы и уворачиваться от атак и даже не сбить дыхание? – Она нахмурилась, сжала правую ладонь в кулак. – По моему опыту это не так. – Она коснулась пряди выпавшей из косы, заправила её за ухо. – А скажи, в детстве ты дольше других детей мог бегать и, не знаю, на мечах там сражаться?

- Не помню. Возможно. – Он вытащил из красного снега тот самый медальон. Круглый кусок железа размером с ладонь на цепочке, на обратной стороне выгравирован распахнувший крылья ворон. – Зачем тебе?

- Да так. Размышляю. – Тень упала на амулет. Дени подошла, остановилась рядом. – Что у тебя?

- Не знаю. Он собирался с помощью этой штуки призвать демона. – Джон ещё повертел медальон в руках, но кроме гравировки ворона ничего интересного на нём не обнаружилось. – Находясь под «куполом». Как считаешь, какая вероятность, что вызванный без пентаграммы или поводка демон послушается призывателя?

- Нулевая. – Дени присела рядом, и Джон протянул ей амулет. – Если это, конечно не твой знакомый демон.

- А могла эта штука быть чем-то вроде поводка? – Он не чувствовал в амулете магии, но возможно дело было не в ней.

- Вряд ли. Только если вся сила успела испариться. – Дени тоже повертела медальон в руках, провела рукой в перчатке по грани, по ворону. – Но скорее, это что-то вроде опознавательного знака.

- Думаешь он член какой-то секты?

- Возможно. Я видела пентаграмму, когда огибала поляну. Там настолько всё пропитано кровью, что даже мне дурно стало. Не мог один человек такого сотворить.

Джон медленно кивнул. – Возможно. Это кое-что объясняет. Знаешь, он во время боя действовал совсем не так, как должен был маг с подобной силой, слишком топорна. Да и из заклинаний у него только шары да плети были. Небогатый арсенал, откровенно говоря. Будто силу дали совершенному новичку.

- Думаешь кто-то экспериментировал? – Дени вернула амулет и выпрямилась. – Проверяли реакцию инквизиции или что?

- Без понятия, но хотелось бы разобраться. – Джон тоже встал, убрал медальон во внутренний карман. – Я попробую выяснить что-нибудь насчёт этого знака. Возможно кто-то из ордена виде его раньше или слышал что-то. Попробуешь выяснить у своих?

- Вряд ли получится. – Странно, ему казалось демоны должны хорошо разбираться в культах и сектах. Как минимум не хуже инквизиции. Или она просто не желала раскрывать осведомлённость. – У нас каждый второй состоит в каком-нибудь культе или объединении и зачастую не одном. Демонам нравится так развлекаться. Найти среди этого разнообразия какой-то один, задача равносильная поиску иголки даже не в стоге, а в целом поле таких стогов.

- Как скажешь. - Джон поморщился из-за лёгкого разочарования. Что ж придётся самому. Можно ещё Сэма попросить. Ему нравится разыскивать информацию в огромных архивах Собора. – Пошли парней поищем. Пипа ранили, нужно посмотреть насколько всё серьёзно, как бы он там кровью не истёк. Хотя исцеляющие молитвы у меня, признаюсь, получаются паршиво.
 

brook

Знаменосец
Алора , леди, спасибо за продолжение) :hug:
Как всегда очень интересно написано:thumbsup: По сюжету пока мало что могу сказать, чувствуется, что надо дождаться развития истории, но завязка крайней главы очень завлекательная, буду ждать, что будет дальше):волк::дрэгон:
 

Алора

Кастелян
Алора , леди, спасибо за продолжение) :hug:
Как всегда очень интересно написано:thumbsup: По сюжету пока мало что могу сказать, чувствуется, что надо дождаться развития истории, но завязка крайней главы очень завлекательная, буду ждать, что будет дальше):волк::дрэгон:
Спасибо)) Я решила начать развивать сюжет понемножку, хотя с полноценной историей у меня всё ещё проблемы, но буду разбираться потихоньку.
Если получится, то постараюсь на выходных новой главой порадовать, только пока не знаю сюда или в Огонь и Лёд
 

Алора

Кастелян
Загадки любви

- Зачем вы хотели видеть меня, дядя? – Письмо от дяди, с просьбой приехать, Джон получил через три недели после приключения с магом крови. Можно было письмо проигнорировать, ну мало ли, не дошло, бывает, но Джону настолько надоело искать упоминания таинственного амулета, что он оставил Сэму его изображение, а сам отпросился у магистра и поехал в Винтерфелл, опять. – Замок притих. Что случилось?

- Много чего. – Джон заглянул в письмо на дядином столе, но сразу потерял интерес. Переписка с кем-то из соседей. – Арья сбежала. Все её ищут, но не могут найти. – Вот как. Значит кузина всё же решилась осуществить свою мечту. Хотя Джон надеялся, что она посоветуется с ним. – Но с ней я разберусь сам. У меня к тебе более деликатное дело. – Несомненно. Дядя не слишком любил обращаться к Джону с просьбами, не ту смущался, что племянник поступил в инквизицию против его воли, не то так и не простил своеволия. Будь дело обычным, дядя бы обратился в инквизицию открыто. - Слышал про Робба?

- Что он разорвал помолвку и решил жениться на девице Вестерлингов. – Решение кузена вызывало у Джона недоумение, оставалось подождать всего несколько месяцев, да и нравилась Роббу леди Маргери, но осуждать его за решение устроить жизнь по собственному желанию Джон не собирался. – Я писал ему, но он не ответил.

- Значит и тебе. Кэт тоже ему писала, но он не ответил.

- И зачем всё же я вам? – Джон сжал руку в кулак, потом медленно расслабил пальцы – Если считаете, что я смогу силой вернуть кузена, то не рассчитывайте.

- Я вырастил тебя и отлично знаю, что к тебе бесполезно обращаться с такими просьбами. – Дядя тяжело вздохнул, откинулся в кресле. – Да и не зверь я, родного сына силой под венец тащить. Тебя же отпустил в инквизицию.

- Прошу прощения, возможно я был излишне резок. – Джон тоже откинулся на спинку кресла, постарался посмотреть на дядю без груза детских обид и недоговорок. – Так зачем я вам нужен?

- Мне кажется здесь что-то не так, Джон. Всё слишком быстро. Поехал на Запад встретил девушку и сразу решил разорвать помолвку и жениться. Не верю я в такую внезапную любовь. Не верю. – Джон едва сдержался, чтобы не хмыкнуть. Бывает и быстро, как у них с Дени. Хотя, возможно дядя и прав, он всё ещё не был уверен, что чувства, которые он испытывает к демону – именно любовь. И тем более он не готов был поручиться, что она испытывает к нему что-то кроме интереса. – Я хочу, чтобы ты поехал к Роббу, в замок Вестерлингов и разобрался. Если он действительно влюбился, то напомни ему о долге, а если не послушает, то пусть хотя бы имеет смысл лично сказать обо всём мне и Тиреллам. – Правильная мысль. Ради этого Джон, пожалуй, даже был готов поступиться принципами и силой вернуть кузена в Винтерфелл. Жизнь свою пусть устраивает как хочет, но за решения нужно отвечать, пусть учится. – Но, если что-то не так, я очень надеюсь, что ты, как инквизитор, сможешь разобраться и вернуть мне сына. Сможешь, Джон?

- Я сделаю всё что в моих силах, дядя. – Джон поднялся, разговор уже совершенно точно подходил к концу. – Когда свадьба?

- В ближайшие дни. Это всё, что я знаю. – Плохо, если дядя прав и что-то не так, то нужно успеть до свадьбы. Есть заклятья, которые можно рассеять только до неё, после человека можно считать потерянным. Но ему никак не успеть на запад вовремя. Если только… Согласится ли она?

- Мне придётся попросить о помощи знакомого мага, иначе никак не успеть. – Дядя только устало кивнул. Его было даже немного жаль, уже трое детей сбежали из дома, остались только маленькие волколак и колдун. – Я напишу вам, когда разберусь со всем.

- Джон. – Дядя окликнул его, когда Джон уже взялся за ручку двери. – Я думаю, давно стоило это сказать. Я горжусь, что ты стал инквизитором. Хорошо, что Бен нашёл тебе место, которое приносит пользу всем нам. – Джону оставалось только повести плечами. Выходит, он всё же смущался, столько лет молчал. Что же, в молчании ему нет равных, про отца он так ничего и не сказал, да и про мать тоже, лишь какие-то мелочи.

От дяди Джон пошёл к себе, ну не во дворе замка же демона вызывать. Как это делается он знал, хотя и никогда раньше, конечно, не делал. Начертить пентаграмму, расставить свечи и произнести формулу. Из всего этого Джон сделал только последнее. Она слишком много раз могла убить его, да и что-то подсказывало ему, что вызов в пентаграмму только увеличит цену, которую она запросит за помощь. А она обязательно запросит. Демоны никогда не упускают свою выгоду. По той же причине он назвал краткое имя. Пусть услышит, что её зовут, но решит сама. Выдёргивать по полному стоило лишь в крайних случаях. Этот таким не был.

Несколько минут ничего не происходило. Джон тяжело опустился на кровать, откинулся назад, прикрыл глаза. Что же теперь делать? Она была его единственным шансом попасть на запад вовремя. Не вызывать же случайного демона. Настолько он ещё с ума не сошёл. Его в лучшем случае просто убьют после открытия пентаграммы, могут быть варианты и похуже. Пойти сказать дяде, что знакомая не ответила, и он ничего не может сделать? Нет так нельзя. Он должен сделать всё что может хотя бы ради Робба.

- Мне показалось или меня кто-то звал? – Над головой прозвучал знакомый голос, и тонкая ладонь накрыла губы. Плотно, ни слова не скажешь. – Попался, инквизитор. И что мне теперь с тобой сделать? Кто же вызывает демона без пентаграммы? Или вас этому не учили?

Джон медленно открыл глаза, чтобы увидеть смеющийся взгляд фиолетовых глаз и улыбку на тонких губах выпавшие из причёски волосы почти касались его лица. – Учили. – Он поднял руку и убрал её руку от своих губ. – Но я посчитал, что в этом нет необходимости.

- Уверен? – Она наклонилась, волосы скользнули по его щеке. – А если есть?

- Тогда зачем дала убрать руку? – Джон заправил волосы ей за ушко и, не удержавшись, скользнул пальцами по щеке. – Мне нужна твоя помощь.

- Недавно ты отказывался от любой. – Она положила голову ему на грудь, на переплетённые пальцы.

- Прости. – Что-то он много сегодня извиняется, как бы ещё и перед Роббом не пришлось. – Этого довольно. – В ответ только улыбка и прищур фиалковых глаз. – Мой брат неожиданно решил разорвать помолвку и жениться на другой девушке. Дядя считает, что здесь что-то может быть не так. Мне нужно попасть на запад в ближайшее время.

- И ты хочешь, чтобы я тебя переместила?

- Да. Сможешь?

- Смогу. Не в сам замок, а только до ближайшего круга камней. – О кругах камней Джон не знал почти ничего. Как и вся инквизиция. Было известно, что с их помощью демоны перемещаются из нижних миров, но никто, кроме посвящённых культистов не мог их найти. И теперь она предлагала показать ему такой? – Но придётся заплатить.

- Чем? – Он ждал этого вопроса, но сердце всё равно сжалось. Вот так и теряют души. Один договор, второй и вот ты уже готов на что угодно, чтобы они помогали тебе, а твои желания исполнялись.

- Во-первых, я пойду с тобой. Хочу посмотреть, что с твоим братом. Мы ведь знакомы, хоть и не слишком хорошо. А, во-вторых. – Она выпрямилась, только чтобы наклониться к его лицу. Так близко, что её дыхание чувствовалось на коже. – Так вышло, Джон, что у меня сейчас никого нет кроме тебя. Ни людей, ни демонов. И я соскучилась. Ну что, устраивает тебя цена?

- Вполне. – Она могла помочь ему, пусть он не до конца ей доверял. Демоны неплохо разбирались в проклятьях. А второе… Было глупо обманывать себя, утверждая, что он этого не хочет. – Часть готов отдать прямо сейчас.

***​

Круг камней оказался действительно кругом. Идеально ровным, сложенном из белых круглых камней, достававших Джону до колена.

- И всё? - Нужно было торопиться, но любопытство пересилило. Джон не был уверен, что ему ещё раз доведётся увидеть что-то подобное.

- А нужно ещё что-то? - На ощупь камень оказался шершавым и удивительно тёплым. И это зимой. - Жаль мне нельзя тебе нижние миры показать. Если уж ты на круг так реагируешь, то что бы там сказал?

- А я бы успел что-нибудь сказать? Или меня сразу бы убили? - Джон оставил камень в покое и повернулся к улыбающейся Дени. Нужно было определить где они и как отсюда добраться до Крэга, замка Вестерлингов.

- Успел бы. У нас там достаточно много места, чтобы не заметить одного инквизитора. Конечно, пока он молитвы читать не начнёт. - Она чуть наклонила голову, поправила растрёпанную косу. - Ближайший замок на восток отсюда, минут двадцать пешком. Надеюсь это тот, что тебе нужен, поблизости больше нет кругов.

- В любом случае стоит пройтись. Хоть узнать, где мы. - Дени в картах, как оказалось, ориентировалась слабо, что круг около замка примерно в том районе есть, сказать смогла, показать где круг находится - нет. Хотя, возможно, она просто недостаточно ему доверяла. - А вы действительно так хорошо слышите молитвы?

- Здесь нет. - Дени перешагнула границу круга, и её силуэт как-то смазался. - А вот дома - да. Там прочитать её, равносильно тому, чтобы бить в десяток гонгов сразу.

- Был опыт? - Джон тоже вышел из круга и мир и Дени обрели чёткость. - Я думал, что... - Договорить Джон не смог, так как решил обернуться на круг. Или на то место, где он раньше был. - Вот значит, как.

- Именно так. Круг модно увидеть только после ряда обрядов, которые, м-м-м, тебе они не понравятся. Большинство демонов их не приемлют и своим последователям запрещают. – Она снова поправила косу, едва заметно нахмурила брови. – А опыта лично у меня не было, но брат рассказывал. У нас бывало много гостей из ваших и невольных и самых что ни на есть вольных.

- А у тебя были последователи когда-нибудь? – Не хотелось ему думать о членах Собора, добровольно гостивших в нижних мирах. Особенно об инквизиторах. Люди верили, что предать Собор невозможно, Джон отлично знал, что это не так. Он предавал Собор своим общением с Дени, своей связью с ней. Мысль о тех, кто пошёл дальше, казалась ему предвестником его будущего.

- Было дело. – Она в очередной раз поправила волосы, но те тут же вновь выпали, и Дени одним движением сдёрнула с косы ленту. – Подержи ленточку пожалуйста. Так вот. Я тогда совсем ещё девчонкой была, совсем недавно к вам впервые попала, всё так интересно было. Вот я и основала тут… небольшой кружок приятелей, наверное. Я скрывала что демон, они меня человеком считали и поражались тому, что я в огне не горю. – Она улыбнулась чуть мечтательно, но не весело, пальцы быстро переплетали пряди волос. – Сколько всего мы с ними натворили. Весело было. Я даже чуть было не выскочила за одного замуж.

- А потом что? – Джон покрутил в руках ленту. Алый шёлк, чёрное тиснение. Её истории наверняка много лет, а горечь звучит в голосе. Чего-то очень важного юная Дени тогда лишилась. Только ли друзей? Или было что-то ещё?

- А потом они узнали, что я демон. Так получилось. – Тихий вздох, прядь косы ложится неверно, но она даже не замечает своей ошибки. – И некоторые увидели в этом… возможность. Прошло всего несколько месяцев, а мои друзья превратились в культистов или разбежались. Я и не знала, что они способны были творить. Рейегар говорил, что с ними нужно покончить, не дело это, такие последователи у члена нашей семьи. Они предлагали мне помочь, но я отказалась, сама всех убила. И решила, что отныне для людей я буду только демоном.

- И что твоё мнение изменило? – С ним она вела себя не совсем так, как полагалось демону с человеком. Не убила при первой встрече. Не откинула, как использованную вещь, удовлетворив своё любопытство, да ещё и такими сокровенными историями зачем-то делилась.

- Рей со своей любовью. Она ведь была ведьмой, вызывала демона и вызвала его. Знала кто он с самого начала, но не превратилась в восторженную почитательницу. По крайней мере, я так думала. – Она закончила косу, не глядя протянула руку за лентой. – И ты, наверное, немного. Не ожидала такого благородства от инквизитора.

- Ты многого не знаешь о людях и об инквизиторах в том числе. – Джон протянул ей ленту, но не разжал ладонь, замер. – Давай я завяжу.

- Умеешь? – Она чуть повернула голову, прищурила фиалковые глаза.

- Умею. – Она замерла, а затем протянула ему кончик косы, чуть откинула голову назад. – Ты так легко доверяешь человеку после истории с твоими друзьями. Я бы так не смог. – Он обвязал волосы лентой, оплёл ими часть косы, завязал бантик. Когда-то Санса научила, он и не думал, что это когда-то пригодится, когда играл в куклы с маленькой кузиной.

- Ты доверился демону после всего, чему вас учат, мне кажется, это близко к согласию дать тебе завязать ленту на моей косе. – Она развернулась, шагнула к нему совсем близко и так быстро, что он едва не отшатнулся от неожиданности. – Даже если ты можешь воспользоваться этим, чтобы отсечь мне голову. – Почти шёпотом, дыхание коснулось виска. – Ты же этого не сделаешь, правда?

- Не сделаю. – Он слегка потянул её за косу, вынуждая отстраниться. – Мне без тебя будет скучно. – А Робб, слабо попытался напомнить ему голос совести, когда он обхватил Дени за талию и коснулся своими губами её, но Джон уже привычно его отобрал. Ничего, брат подождёт несколько минут, вряд ли его успеют женить за это время. Хуже, если кто-то на тропе появится.

- Мне без тебя тоже. – Отозвалась она, когда они отстранились друг от друга, провела крылом по щеке, улыбнулась. – Есть в тебе что-то, что я начинаю понимать маму. Она так и не смогла от отца уйти, хотя любили её многие.

- Ну я-то не демон. – Он коснулся её крыла, погладил пальцем. – Даже жаль немного.

- Разве не забывать можно только демона? – Она шутливо щелкнула когтями, развернулась. – Пора убирать крылья и когти. Тут дорога недалеко, демон под ручку с инквизитором станет для местных новостью.

- А меня по возвращении будет ждать горячий во всех смыслах приём. – Как крылья у неё появляются, Джон уже видел, сейчас смотрел, как исчезают, становятся призрачными, словно туман и тают. Когти тоже исчезли, и на тропинке перед ним стояла очень красивая, но почти обычная человеческая девушка. Не догадаешься, если не знать. – Не хотелось бы.

- Мне тоже не очень. – Она одёрнул красную куртку, в которой на спине не было никаких прорезей для крыльев. – Пойдём, здесь буквально в нескольких шагах довольно крупная дорога, а там уж и замок видно будет.

- Я представлю тебя как мага инквизиции, если возникнет необходимость. Ты не против? – Она так решительно двинулась вперёд, что стало понятно, здесь она далеко не впервые. – Ты бывала здесь?

- Разумеется нет. И это ответ на оба вопроса. – Она обернулась с хитрой улыбкой, раздвинула ветви дерева, нависшие над тропой, и проскользнула сквозь них.

- И разумеется ты не врёшь. – Джон последовал за ней и, неожиданно для себя, оказался на дороге, широкой и хорошо наезженной. Не зная, что за раскидистым деревом начинается тропа, её было не найти.

- Скорее недоговариваю. Здесь я была, но совсем не ради визита в тот замок, что будет за поворотом. У меня были дела в деревне при нём. Зря я тогда не выяснила название замка.

- Ничего. Сейчас выясним. Если деревня большая, то там наверняка будет конюх, а они обязаны предоставлять лошадей по требованию инквизиции.

- Ехать может быть долго. – Она вздохнула, повела плечом. – Как считаешь, твоего кузена околдовали или он просто дурак?

- Не всякий влюблённый - дурак. – Они завернули за поворот, и Джон получил возможность наблюдать замок. Меньше чем Винтерфелл, без изящных башенок и шпилей столицы. Приземистый с широкими башнями, такие, обыкновенно, принадлежали небогатым семьям, неспособным придать своему дому надлежащий лоск. – Хотя я и не понимаю, что могло толкнуть кузена на столь опрометчивый поступок. Он любил свою невесту, хоть и был недоволен невозможностью скорой свадьбы, да и не замечал я за ним раньше склонности к поспешным поступкам.

- Хм. Это говорит в пользу магии. А кто его невеста?

- Леди Маргери Тирелл.

- О-о-о. – Дени рассмеялась, прикрыла рот ладонью. – Тогда понятно, что со свадьбой. День Розы, да?

- Знаешь о нём? – Сам Джон не слишком интересовался традициями Тиреллов. Инквизиция признала их безобидными уже очень давно и лишь наблюдала за необычной семьёй.

- Да. В этот день девушка обращается к особому дару их семьи и может принять его, если пожелает. Но за последние пару столетий смелых не находилось.

- И чтобы пользоваться этой силой необходимо быть девицей?

- Чтобы принять её необходимо быть девицей. Магия не терпит неточностей, а Тиреллы предпочитают сохранять за своими девушками возможность принять дар, даже если те уже много лет отказываются. Особенно если дочь в семье одна – как леди Маргери. – Дени пожала плечами. Несколько сидящих на обочине детей указывали на них пальцами, первые деревенские дома приблизились неожиданно скоро. – И что теперь делаем?

- Идём вон туда. – Джон покрутил головой и сразу заметил то, что искал. Вывеску с подковой. Конюх, отлично. Он был уже почти уверен, что они на месте, в Западных Землях было не так много небогатых домов, но стоило ещё перепроверить. Да и не пристало инквизитору являться в гости пешком, как какому-то монаху. – Уточним про замок и возьмём лошадей, чтобы не приходить пешком, как просители.

- Тебя пугает необходимость быть просителем? – Несмотря на тон она послушно оперлась на его локоть и последовала за ним. Хорошо, ещё только противоречий им не хватало.

- Нет. Но солидности это убавит. А инквизитору нельзя допускать ударов по репутации. Они как-то очень быстро на весь орден распространяются, и от бросившего тень могут пожелать избавиться. Не хотелось бы в итоге оказаться в монастыре.

- В монастырь за пешую прогулку? – Она со смехом завернула в стойла, прижалась чуть крепче, чем должна была, но лишь на мгновение. – Но если это случится, то я буду тебя навещать. Хоть каждую ночь.

- Да сильно я буду тебе немой нужен? - Джон и сам не верил в свои слова, просто подшучивал над ней, и оправдывал свои поступки так же, как и с Риконом. Хотя она понимала, что он не совсем честен с ней. – Инквизиторов лишают голоса перед любой ссылкой, а то долго за тем, у кого есть молитвы, не уследишь.

- Поняла. – Она ещё раз хмыкнула, но почти сразу отвлеклась на белую лошадь в стойле по правую руку от неё. – Смотри какая красивая. Таких же на юге для скачек выводят?

- Миледи абсолютно права. Это лучший дорнийский скакун. – А вот и конюх. С довольной улыбкой и сияющими глазами. Вознамерился продать восторженной девчонке лошадь по наверняка завышенной цене.

- Дорнийские белыми не бывают. Так что помесь и в лучшем случае только на половину. – Джон под поскучневшим взглядом конюха вытянул из-за ворота инквизиторский медальон и продемонстрировал его. – Но мы возьмём её и ещё одну лошадь. Только быстро.

- Да, м-милорд. – У конюха аж руки затряслись. Какая, однако, реакция на инквизитора. Если здесь все такие, то хорошо, что он не надел алый инквизиторский плащ, предпочтя обычный. Или это конюх чем-то противозаконным занимается? Проверить бы, но он торопился. Лучше он сообщит о нём по возвращении в орден. Там кого-нибудь найдут для проверки. – А… А вы проездом в наших краях?

- У нас дело к лорду Вестерлингу. – Нет, ну точно что-то с этим торговцем не так, да и конюшня у него большая. Джон рассчитывал на двух трёх лошадей, обыкновенно, так и бывало. Вдруг господам или их гостям срочно понадобится. Но тут лошадей было больше десятка. Что-то не так.

- Но, лорда Вестерлинга нет в замке. – Вот и подтверждение, что замок верный. Хорошо. Теперь бы ещё с Роббом всё так же гладко прошло и можно считать, что день удался. – Там только его жена и дочь.

- Значит вопросы будут заданы им. – Джон покосился на Дени. Она хмурилась, теребила кончик косы. Кажется, ей здесь тоже не нравилось. – Лошадей, быстро.

***​

- Прошу простить мой внешний вид, но мы не ждали сегодня гостей. – По внешнему виду леди Сибеллы это было заметно. Платье местами в складках, не успели разгладить, нет обязательного для дамы её лет и пышности фигуры широкого пояса, да и причёска слишком простая.

- Не стоит, леди Сибелла. – Джон улыбнулся, отвесил лёгкий поклон. Как равной. Хотя она ею не была. Как инквизитор, он стоял выше неё, а как бастард, значительно ниже. Но он уже много лет позволял себе пренебрегать подобными вещами. Узнав, что он из инквизиции, лорды и леди обыкновенно не обижались. – Вы прекрасны.

- Вы очень галантны. – Она зарделась и бросила на Дени такой взгляд, что Джону захотелось рассмеяться. Ей давно комплиментов не говорили? Или она не умеет обыкновенную вежливость различить? – Позвольте узнать по какому делу вы прибыли в мой дом, Джон, верно?

- Верно, миледи. Дело у меня крайне личное. Я услышал, что мой брат Робб Старк женится на вашей очаровательной дочери, и пожелал навестить его и поздравить со столь радостным событием. – А ещё разобраться настолько ли событие радостное и растерял ли мой кузен все мозги от любви или ему немного… помогли их растерять. – Могу ли я увидеть его?

- Несомненно. Моя дочь и ваш брат скоро спустятся. Я поспешила, чтобы не заставлять гостей ждать. Наш дом всегда славился гостеприимством. – Леди вновь окинула Дени взглядом, но в этот раз уже цепким и оценивающим. – Возможно, вы представите мне свою спутницу.

- Разумеется. – Лёгкий наклон головы. – Леди Сибелла это Дени, мой – мгновение задержки, лёгкая улыбка уголком губ, - друг.

- Волшебница? – Дени попыталась неловко исполнить реверанс, но была остановлена взмахом руки хозяйки дома.

- Да, миледи.

- Зарегистрированы в инквизиции?

- Да, миледи, без этого никак. Мне не хотелось всю жизнь прожить скрываясь. – И глазки так скромно потупила и голос нежный и певучий. Может она так инквизиторам головы и задурила? Посмотреть на неё, так само воплощение чистоты, а уж если ещё наряд правильно подобрать.

- Верное решение, дитя. – Дитя? Джон вновь с трудом подавил улыбку. Это дитя вполне годится леди Сибелле в бабушки, но та об этом даже не подозревает. – Я тоже немного увлекалась колдовством, до того, как вышла замуж. Потом, когда стали рождаться дети, пришлось забросить. Но я не жалею они самое прекрасное, что есть в моей жизни. – За дверями застучали каблучки и в зале появилась девочка чуть старше Арьи, но куда больше похожая на леди. – Знакомьтесь, Элейна, моя младшая дочь.

- Рад познакомиться, леди Элейна. – Джон вновь отвесил поклон, Дени немного повременив последовала его примеру. – Вы так же прекрасны, как ваша мать. - Девочка, исполнившая реверанс куда лучше Дени, тут же зарделась и потупила глаза. Да что же у них такое? Скажешь вежливые слова, а они смущаются или ревновать к спутнице начинают.

- Присаживайтесь за стол. – Леди Сибелла широким жестом указала на небольшой столик с несколькими бокалами вина и фруктами. – Я взяла на себя смелость приказать подать небольшое угощение, пока не будет готов обед.

- О, это совершенно лишнее, мы вовсе не собирались задерживаться на обед. – Чтобы там не было с Роббом, но уедут они куда раньше. – Но мы благодарны за угощение.

- Я настаиваю. Вы мои гости. Мой долг окружить вас заботой. – Что-то не нравилась Джону улыбка леди и её оценивающие взгляды тоже. Если занималась колдовством до свадьбы, то вполне может помнить многие прошлые навыки. Может она второй дочке жениха присматривает? – У нас прекрасный повар.

- Его отец был поваром в доме Ланнистеров. – Мягко от дверей. Джон развернулся. Джейн Вестерлинг оказалась милым созданием с каштановыми волосами и тёмными глазами. Очаровательна. Но и только. Маргери Тирелл была куда красивее. – А они не держат неумех. – А рядом с ней стоял Робб и одного взгляда на кузена было достаточно, чтобы понять – дядя не ошибался, предчувствуя беду. Остановившийся взгляд, почти никаких эмоций на лице, но стоит ему повернуть голову к Джейн, как лицо тут же озаряет глупая улыбка и почти щенячий восторг. Только глаза всё такие же мёртвые. Обычный человек может и не обратил бы внимания, для инквизитора всё было очевидно.

- Любовное зелье. – Едва слышно прошептала ему Дени. Действительно разбирается, не зря он надеялся на её помощь.

Он в ответ только сжал её ладонь, но обратился к Джейн Вестерлинг. – Не сомневаюсь, леди Джейн. И всё же мы не рассчитывали задерживаться так надолго.

- Джейн, ну что за поведение… -Леди Сибелла повернулась к дочери, но отчитать её толком не успела, в дверях появился слуга, и она с извинениями поспешила туда.

- Ну мы очень вас просим. – Джейн воспользовавшись отсутствием матери решила продолжить разговор, умильно наклонила голову набок. – Робб, скажи им. Не сможете же вы отказать родному брату.

- Оставайтесь, Джон. – Не брату, девочка, кузену. И сейчас он не говорит свои слова, только твои, но почему бы не подыграть. Нужно ещё придумать как вытащить брата без боя, который несомненно случится, если он достанет знак инквизиции.

- Ну, если ты просишь. – Джон шагнул к кузену с тщательно выверенной улыбкой, хлопнул по плечу. – Поздравляю со скорой свадьбой. И вас тоже, леди Джейн.

- И я присоединяюсь. – Дени подошла ближе. - Вы не помните меня, лорд Старк?

- Нет, миледи. Кажется, я не имею чести быть с вами знакомым. – Голос у Робба тоже какой-то неживой, хотя это заметно, только если знать его настоящего. Плохое зелье у леди Сибеллы. Самое простое. Ни то она плохая волшебница, ни то слишком самоуверенная.

- Какая жалость. Мы были представлены друг другу и вы даже называли меня очаровательной. – Дени горько вздохнула и протянула руку для поцелуя. Робб послушно коснулся её пальцами, чтобы поднести к губам. В глазах Дени сверкнули огоньки, тихий шёпот сорвался с губ, Робб вздрогнул, будто его ударили, пошатнулся и только то, что Джон сжал руку на его плече, не дало кузену упасть.

- Джон? – Робб захлопал глазами, в которых вновь появилась жизнь. Так не бывает, действие любовного зелья не снять так просто, нужно ждать пока оно само пройдёт. Или можно молитвой, но она длиннее, и не гарантирует результата. А у Дени получилось. Легко и с первого раза. Всё же Собор ещё слишком многого не знал о демонах. – Как? Что…

Он не успел договорить, что-то мелькнуло на грани видимости, звон, чистый и громкий разнёсся по комнате. Белый дым поднялся от пола. Нужно было задержать дыхание, пока не развеется, но Джон успел открыть рот, чтобы ответить кузену и уже ничего не смог сделать. Горло опалило секундной вспышкой боли. Лишь на мгновение, но он хорошо знал, что это может значить.

- Вот так-то. – Леди Сибелла стояла у дверей, сжимая в руке короткий жезл. Самое то, для слабой ведьмы. Два-три сильных заклинания и нужно выбрасывать или как-то заряжать. Обыкновенно отбить такие не составляет труда, вот только… На полу лежали осколки, и Джон был уверен, что они от амулета, а дым должен был блокировать чужую магию. И дар инквизитора тоже. – Инквизицию в моём доме не жалуют.

Ладонь скользнула по запястью. Дени. Её не должно было задеть, даже если она тоже вдохнула. Рассчитанная на людей блокировка не действует на демонов. Их дар иной. Она могла бы разобраться и с хозяйкой-ведьмой, и со всеми, кто попытается помешать. Вот только всех не убьёшь, пойдут слухи. Да и сомневался Джон, что каждый в этом замке заслужил смерть от когтей демона. Стоит приберечь вариант на крайний случай. Он только покачал головой в ответ на немой вопрос и вновь перевёл взгляд на хозяйку.

- Не хотите использовать на мне одну из своих молитв? Или может ваша волшебница что-то наколдует? – Вот почему все слабые волшебники так любят издеваться над беспомощными противниками. Или как им кажется беспомощными. Меч у Джона всё ещё был при себе, а увернуться от заклинаний, создаваемых жезлом не так и сложно. Если бы не кузен, Джон вполне мог бы попытаться убить ведьму и так. Вот только она же не по нему бить заклинаниями будет. Кузен неплохой мечник, но оттачиваемой долгими тренировками реакции инквизитора у него нет. А убить его Джон не позволит. – Или не можете? Какая жалость.

- Перестаньте, леди Сибелла. – Дени осторожно подвинула его в сторону и встала вперёд. Правильно. Прикроет в случае необходимости. – Смеяться над беспомощным противником глупо. Хотите нам что-то сказать – говорите. Хотите использовать магию – вперёд. Только учтите, так просто вам сдаваться мы не собираемся. – Она стояла к нему спиной, но Джон почти увидел её усмешку, в которой на мгновение, слишком короткое чтобы понять, сверкнут удлинившиеся клыки.

- Матушка. Нельзя убивать инквизитора. – Джейн воспользовалась ситуацией, чтобы отойти к матери и теперь почти повисла у неё на руке. – А что если он здесь не с частным делом? Нас убьют.

- Джейн, отцепись. – Леди раздражённо тряхнула рукой, не отрывая взгляда от них. Чувствовала, что всё не так просто. – Ты мне мешаешь.

- Давайте узнаем зачем они здесь на самом деле, матушка. – Младшая девочка спряталась за спиной матери и, судя по дрожи в голосе, хотела быть отсюда подальше. Арья бы так не тряслась. Да даже Санса повела бы себя смелее, хотя выдержкой не отличалась.

- Мы здесь по просьбе лорда Эддарда Старка. Он просил нас выяснить всё ли чисто с внезапной любовью его старшего сына. – Дени молодец. Просьба была личная, и она об этом знала, но сказала так, будто лорд Старк обращался напрямую к инквизиции. Пусть думают, что у них за спиной прямо сейчас вся сила Собора.

- Мы можем использовать дым, матушка. – Вновь Джейн. Какие у леди Сибеллы сознательные дочери. Понимают, что может быть за нападение на инквизитора. Странно, что этого не понимает их мать. И о каком дыме они говорят?

- И отдать им твоего жениха? – Робб, до того лишь молчаливо наблюдавший за разворачивающейся ситуацией, дёрнулся вперёд, но Джон успел поймать его за плечо. Не стоит, кузен, твоя злость сейчас ничего не изменит. Не в лучшую сторону точно.

- Лучше уж жениха, чем душу создателю в двадцать лет. – Джейн перехватила жезл матери. – Не хочу на костёр.

- Он ведь их всё равно ждёт? - Дени чуть повернулась к нему, нахмурилась. – На что они рассчитывают?

Джон в ответ наклонил голову, чуть развёл руками. Он не смог бы ответить, даже будь у него голос. Пока планы дам Вестерлингов оставались для него полным секретом.

- Ну хорошо, хорошо, пусть будет дым. – Наконец уступила пока непонятным просьбам своих дочерей леди Сибелла. – Но мне нужно время чтобы его сделать. Что вы собираетесь делать в это время. Мило побеседовать?

- А может вы сдадитесь? – Джейн вновь наклонила головку набок, захлопала ресницами, а Джон наконец понял, что она делает. Она, как и леди Кейтилин, владела даром убеждения, наверняка более сильным, раз всерьёз рассчитывала использовать его против инквизитора. Вот только просчиталась. Дар действует только на тех, кто испытывает к говорящему хоть каплю доверия. Джон сомневался, что кто-то из них доверяет ведьме.

- Не думаю. – Голос у Дени стал насмешливым. – Как-то не хочется. – Нужно вмешаться. Убивать их, похоже, не собираются, а значит не стоит обострять и доводить до драки. Лучше он потом сдаст занимающихся запрещённой магией дам своим и их заберёт инквизиция, чем они сейчас устроят тут бойню и до инквизиции дойдут слухи о демоне. Он коснулся плеча Дени, покачал головой. Сбежать они почти всегда успеют, даже если и только в нижние миры. Но лучше без этого, конечно. – Ты серьёзно? Предлагаешь им сдаться? Они ничего не способны нам сделать. – Он лишь вновь кинул, повёл плечами. Маг инквизиции послушался бы, но Дени. Доверяет ли она ему настолько, чтобы сдаться? Демоны так не поступают, дерутся до последнего, но сейчас лучше так. Она прищуривает глаза, хмурится ещё сильнее, кривит губы. – Не знаю какой у тебя план, но если он вдруг не сработает… - Она не закончила, отвернулась. – Ну хорошо. Допустим, сдаёмся.

Звон, с которым на пол упал жезл леди Сибеллы был почти оглушающим. Она не ожидала, что её дочери что-то удастся, собиралась драться, а может считала, что Дени тянет время, ожидая, когда к Джону вернётся голос. И вот теперь она не сразу нашлась со словами. – Стража. Отведите их… Отведите куда-нибудь наверх и заприте понадёжнее.

Комнатка наверху оказалась небольшой с узкими бойницами вместо окон, каменным ничем не покрытым полом и всего двумя скромными скамеечками. Стоило ключу провернуться в замочной скважине, как Дени тут же направилась к бойницам.

- Сюда от меня только рука протиснется. – Задумчиво сообщила она. – Да и лететь до земли далеко. Страстно желаю выслушать в чём же состоит твой план, Джон.

Джон в ответ скривил губы в чём-то вроде усмешки и развёл руками. Он и сам не прочь был бы высказаться, но, спасибо заклинанию, ещё какое-то время он не способен будет выдавить из горла ни звука.

- Прекрасно. Ну подождём. – Дени откинулась на стену у бойницы, скрестила руки на груди и выразительно перебрала пальцами по воздуху. На мгновение Джону показалось, что на них появились когти.

- Позвольте. Но что всё же произошло? – Роб единственный из них присел на скамейку. У него сейчас должна сильно кружиться голова, остаточные последствия от любовного зелья. – Что было со мной и что с Джоном?

- Вы были под воздействием любовного зелья, лорд Старк. Официально запрещённого инквизицией и внесённого в перечень того, за что полагается костёр. – Дени перестала сверлить Джона взглядом и будто немного успокоилась. – А Джон временно лишился голоса, после того как леди Сибелла использовала довольно редкий артефакт полного глушения. Тоже запрещённый, к слову.

- А что-нибудь незапрещённое здесь есть? – У кузена дрожали руки. А вот это уже не похоже на последствия зелья.

- Дар убеждения леди Джейн. Вы в порядке, лорд Старк?

- Да, просто как подумаю, что мог навсегда… - Роб с тяжёлым выдохом спрятал лицо в ладонях. – Что же я теперь Маргери скажу. Повёл себя как идиот, разорвал помолвку. Она меня убьёт.

- Скажите, как есть. Леди Тирелл должна будет понять. – Дени так легко и быстро скользнула к Роббу, что видь он её сейчас, сразу бы догадался, что она не человек. Опустилась рядом положила ладонь на плечо. – Это не зависит от людей. Так бывает.

- Спасибо вам, миледи. – Он ответил тихо, не поднимая головы. Сердце что-то кольнуло. Он должен был утешать кузена, не Дени. Она была чужой, была… демоном. Но вела себя совсем как человек. – Я бесконечно благодарен вам за то, что вы сделали. – Он вновь вздохнул, поднял голову, вглядывался в её лицо несколько мгновений. – Подождите. Я знаю вас. Вы танцовщица. Были у нас на пиры по случаю окончания самой длинной ночи. Но что вы здесь?..

- У меня много обличий. Я и танцовщица, и маг инквизиции, и ещё много-много кто. Не уверена, что все мои лица знают даже брат и мать. – Она улыбнулась довольно шаловливо. – Но здесь я как маг инквизиции. Джон просил помочь.

Брат перевёл взгляд на него, смотрел несколько мгновений, потом медленно склонил голову. Джон ответил тем же. И всё, слова здесь были не нужны. – Значит вы просто морочили мне голову там на пиру? Вдвоём?

- Нет. Мы тогда не были официально друг-другу представлены. Пришлось представляться неофициально.

- И как? – Робб слабо улыбнулся.

- Неплохо для инквизитора. – Дени шутливо улыбнулась, покосилась на Джона. Он в ответ вскинул брови в немом вопросе. – Ну ладно, ладно. – Смеющаяся она была куда милее чем злая. Ему, по крайней мере, переставало казаться, что сейчас она его убьёт. – Неплохо для кого угодно. Может даже и очень хорошо. - Они тихо засмеялись, Джон улыбнулся. Забавно. Казалось бы, ситуация не слишком располагала к подобным разговорам, но именно они выходили легче всего.

За дверью чем-то загрохотали, глухой удар, пара мгновений тишины, а затем под дверь пополз густой фиолетовый дым. Должно быть тот, о котором говорила Джейн.

- Ну уж нет. Травить себя всякой дрянью я не позволю. – Дени вскинула ладонь, между пальцами сверкнула вращающаяся огненная игла. Бросок и вот она уже кружится в центре комнаты. Дым замер на мгновение, а затем быстро потянулся к игле, сматываясь вокруг неё словно моток шерсти. – И что тут у нас. – Она подошла, поизучала, но совсем недолго. – Это туман забвения, только цвет странный. Что с ним сделаем? В окошко выбросим или обратно гостеприимным хозяевам отправим?

Джон замер, пытаясь понять, как при помощи жестов объяснить только что пришедшую в голову мысль, но тут тяжёлое чувство сжимающей горло руки пропало. Голос вернулся. – Нет. Просто сожжём. Пусть считают, что он на нас подействовал.

- Рада, что ты вернул голос, но в чём смысл?

- В цвете, полагаю. – Джон невольно улыбнулся. – Это не просто туман забвения, иначе он был бы голубой. Этот должен был не стереть наши воспоминания, а подменить их. А значит, нас собираются отпустить. Так не будем же мешать хозяевам. Туман забвения действует усыпляюще. Наверняка они собирались этим воспользоваться. А о творящемся здесь я напишу сразу, как только покинем земли Вестерлингов.

- Какой позор. – С тоской пробормотала Дени, но вновь послушалась. Туман вспыхнул и сгорел, а она первая опустилась на каменный пол.

- Спасибо, Дени. – За то, что доверяешь. Клянусь, я никогда больше не усомнюсь в твоих намерениях. – Проследи за Роббом пожалуйста. Чтоб никому не пришла в голову блестящая идея нас отпустить, а его оставить.

***​

- За сегодня, по твоей милости, я трижды подверглась унижению, после которого среди демонов ты превращаешься в пустое место. – Задумчиво сообщила Дени, застёгивая пуговицы на куртке. – Если дома узнают, то мать разочаруется, а брат перестанет уважать. Есть что ответить?

- У нас так тоже обычно не поступают. – Джон смотрел как она одевается, прислонясь плечом к стене и так не решив стоит ли надевать плащ или пусть полежит пока. – Но убивать всех людей в замке тоже не выход.

- Я бы не стала всех. – Она слегка скривилась, поправила ворот, вытащила откуда-то длинную заколку и занялась косой. – Только тех, кто встал бы на пути.

- А как бы потом перед Роббом оправдывались бы?

- Твой брат может сдать тебя Собору? – Она вскинула брови, приколола косу к затылку, покрутилась перед крохотным зеркалом. – Аккуратно получилось?

- Даже слишком. Никто тебе не поверит, если скажешь, что мы не просто ругались. – Джон повёл плечами. – Робб меня не сдаст, никогда. Но он может проговориться дяде, а вот насчёт него я не столь уверен.

- Ну мы же действительно просто ругались. – Она хмыкнула, уселась на край аккуратно заправленной постели. Вестерлинги предпочли отвезти неудобных гостей подальше от своего замка, оставить в небольшой гостинице в нескольких часах пути. И Джон был уверен, что хозяин будет клясться создателем, что они приехали сами и сами же сняли две комнаты на троих. – Высокие у вас в семье отношения. Не могу представить, чтобы я не доверяла брату или матери.

- Может, будь у меня мать и брат я бы им тоже доверял. – Улыбка получилась, наверное, грустной. Хотел бы он её знать. Чтобы можно было поделиться даже такими тайнами. Рассказать про отношения с демоном. Поняла бы его Лианна Старк? Или пришла бы в ужас, как придёт её брат, если узнает? – Да даже если дядя и не сдаст меня Собору, странные смерти леди Вестерлинг и части её слуг станут поводом для слухов. Инквизиция наверняка устроит проверку. Слишком велик шанс, что они сложат головоломку.

- Ладно, верю. – Она поднялась, подошла к нему, положила руку на плечо. – Ты прав, наверное. Просто… Просто меня учили не так.

- Я понимаю. – Он погладил её ладонь, улыбнулся. – Прости. Я постараюсь больше никогда не просить тебя о таком. Пойдём вниз к Роббу?

- Нет. Я домой. – Она покачала головой вздохнула. – Пойду первой, чтобы не вызывать у твоего брата подозрений, привяжу лошадь к чьему-нибудь забору, пусть люди порадуются, и вернусь в нижние миры.

- Хорошо. – Почему-то расставаться вот так было горько. Будто он никогда больше её не увидит. Хотя, так скорее всего и есть. – Тогда прощай?

- До свидания. – Она шутливо улыбнулась, не удержалась от смешка. – С тобой слишком интересно, Джон, чтобы всё бросить. Так что я ещё обязательно вернусь, хотя пока и не знаю, когда.

- Не скажу, что огорчён этому. – Джон тоже улыбнулся и неожиданно вспомнил об одной вещи. – Подожди. – Он перевернул плащ, отогнул немного подкладку и вытащил медальон, который они забрали у мага крови. – Возьми. Мы с Сэмом перерыли половину библиотеки, но ничего так про него и не нашли. Будто кто-то специально постарался. Я помню про поле со стогами, но может тебе повезёт.
 

fiolent

Мастер-над-оружием
Автору огромное спасибо за продолжение!
Погрузилась в интереснейший мир, очень увлекательно!
Как я понимаю, в этой реальности R+L=J)))))))
Поэтому юный инквизитор столь неутомим и его тянет к тете))))
 

Алора

Кастелян
Автору огромное спасибо за продолжение!
Погрузилась в интереснейший мир, очень увлекательно!
И вам спасибо))
Как я понимаю, в этой реальности R+L=J)))))))
Да, есть такое))
Поэтому юный инквизитор столь неутомим и его тянет к тете))))
Выносливость и скорость реакции у него благодаря крови демона, да. А к Дени его тянет по ряду причин и то, что в нём кровь демонов там даже не рядом. Из-за этой крови он чувствует себя с ней легко и свободно, но вот его тяга к ней - другое. Так же как и её к нему (и в первую очередь там огромный интерес к занятию и расе другого и жажда приключений)
 

brook

Знаменосец
Алора , спасибо за продолжение, леди) :hug: Очень интересно наблюдать за взаимодействие этой столь разной парочки, хорошая из них команда) :woot: И Робб, к счастью, отделался легким испугом, удалось сбежать от коварных дамочек (надеюсь, они получат по заслугам) :D


Да, есть такое))
Вот думаю. Дени про возлюбленную брата знает, но кто она конкретно, получается, нет? И что с Джоном они родственники, тоже не знает? Не смотря на свои волшебные силы, правду они не чувствуют, получается? :question:
 

Алора

Кастелян
Очень интересно наблюдать за взаимодействие этой столь разной парочки, хорошая из них команда)
Команда пока не очень, очень уж по разному они мир воспринимают, будь Дени чуть упрямее и все могло бы закончиться плохо. Но они учатся.
И Робб, к счастью, отделался легким испугом, удалось сбежать от коварных дамочек
Хорошо когда у тебя кузен инквизитор, есть шанс отделаться лёгким испугом даже в более серьёзных ситуациях (что предстоит в скором времени ещё и Сансе узнать)
надеюсь, они получат по заслугам) :D
Обязательно. Инквизиция подобной наглости не прощает
Дени про возлюбленную брата знает, но кто она конкретно, получается, нет?
Нет, Рейегар собирался познакомить Лианну со своими после рождения сына, но не успел
И что с Джоном они родственники, тоже не знает? Не смотря на свои волшебные силы, правду они не чувствуют, получается?
Силы у них разные бывают. Дени огненный демон и управляет огнём, других способностей у неё нет (ну почти). Рейла могла бы почувствовать, что Джон наполовину демон, но они пока не знакомы, а у её детей подобного дара нет
 

Алора

Кастелян
Итак, я всё же вернулась к Демону. Глава получилась без взаимодействия Джона и Дени, зато с её ПОВ

Стороны медали
Дверь едва не влетела в комнату вместе с петлями, или ему так показалось, по крайней мере. Настоятельница, не молодая уже женщина плотно завёрнутая в одеяние, словно гусеница, вздрогнула и вскинула на него бесцветно-водянистые глаза. - Что вы себе позволяете, милорд, это женский монастырь, мужчинам запрещён вход сюда?!

- Это правило не распространяется на инквизиторов. - Джон толкнул всё же удержавшуюся на петлях дверь назад, лишив зрелища любопытных, искусно притворяющихся испуганными монашек. - Где моя сестра?

- Всё мы дети создателя, а значит братья и сёстры друг-другу. - Настоятельница лишь намекала, что он ведёт себя не так, как полагается инквизитору, но пространные рассуждения были последним, что Джон собирался выслушивать.

- Я говорю о Сансе Старк. И не пытайтесь сделать вид, что не знаете кто это.

- Ах, вы об этой сестре. Она отбывает своё наказание в келье.

- Наказание? - Выдавить слово удалось не без труда. То, о чём он узнал от магистра, только вернувшись в столицу Собора, никак не подразумевало наказания. - За что?

- За то, что поддалась искушению, будучи недостаточно чиста сердцем, чтобы его отвергнуть.

- Поддалась искушению? - Слова нашлись не сразу. Защититься от ауры очарования суккуба можно было, лишь будучи инквизитором. Либо будучи совершенно неспособным восхищаться женской красотой. Даже самые упорные аскеты редко до такого домаливались. Санса красоту ценила всегда, любую, шансов у неё не было. - Это не искушение. Аура очарования - неподвластная простому человеку магия.

- Тому, чьё сердце чисто, а душа обращена к создателю под силу преодолеть любую магию. – Настоятельница глубоко вздохнула, подняла на Джона исполненный вселенской чистоты и непорочности взгляд. – Уж кому как не инквизитору знать это.

- О да, особенно когда душа обращается к создателю на пятом десятке. На столь чистое сердцем создание ни один суккуб или инкуб внимания не обратит. А те, кто немного моложе – сами виноваты, как посмели быть красивее образца сердечной чистоты. – Джон наклонился к столу настоятельницы, чувствуя сильнейшее желание приложить тётку какой-нибудь молитвой. И ещё чем-нибудь. Стоящим на столе символом создателя, например. Чтобы вспомнила, что уже почти три десятка лет, как Собор признал силу молитвы одной из разновидностей магии. Наиболее угодной создателю, разумеется. – Давайте так, либо вы немедленно говорите, где моя сестра, а потом, если она пожелает вернуться домой, делаете вид, что в вашем мирке душевной чистоты такой девушки никогда и не было, либо я запрошу у магистра проверку этого места. Не просто же так именно сюда суккуб заявился. Может есть причина, что из всех возможных монастырей она выбрала именно этот, как думаете, настоятельница?

- Вам в восточное крыло, третья келья. – Как замечательно побледнела. Возможно, здесь ничего такого и не было. Скорее всего ничего не было. Ничего серьёзного. Но при желании из самой мелкой проблемы можно сделать самый серьёзный грех. Вряд ли настоятельницу скромного монастыря станет кто-то защищать. Верховному святителю проще сдать её и не раздувать постоянно тлеющую вражду между инквизицией и священниками и монахами.

- Благодарю. – Он усмехнулся, выпрямился, поправил плащ. Видела бы его сейчас Дени. Точно бы не сказала, что он необычный инквизитор. Хотя, как иначе с такими местечковыми царьками? Пользуются тем, что монашек и монахов редко есть кому защищать и творят что хотят. Иногда даже из самых благих побуждений. Как всё же повезло, что дядя обратил внимание на его дар. – С вами было очень приятно договариваться.

- Я напишу жалобу верховному святителю. – Полу придушенно раздалось из-за спины, когда Джон уже взялся за ручку двери.

- Пишите. – Он не смог сдержать усмешки, немного приоткрыл дверь так, чтобы в коридоре всё было слышно. – Уверен, очищающий костёр поможет вашей обращённой к создателю душе быстро попасть в сады его. – Жечь тётку, конечно, не за что, но инквизиции не всегда требовался реальный повод. Сейчас, конечно, такое стало редкостью, но во времена молодости настоятельницы ещё было вполне распространено. Она должна помнить. И понимать, что инквизиторы имеют возможность расправляться с врагами и без очистительных костров.

Быстрые шаги девичьих ножек, подтвердили, что монашки всё услышали, но, когда Джон распахнул дверь, никого уже не было. Неудивительно. Никто из девушек не хотел связываться со страшным инквизитором, а дамы постарше предусмотрительно остались в своих кельях. По губам скользнула улыбка. Вот ведь служительницы создателя. Наверняка многим из них не нравится настоятельница. Возможно, угроза заставит её вести себя более сдержанно, нужно будет попросить магистра чтобы послал кого-нибудь проверить. Отбывает наказание. Надо же было такое придумать. Девочка попала под чары суккуба, но нашла в себе силы бороться и даже убить тварь, а её наказывают вместо тоже чтобы помочь залечить нанесённую суккубом рану. Обитель создателя на земле и никак иначе.

Дверь в третью келью в восточном крыле оказалась заперта. Хотя стоило ли удивляться? Короткая молитва, замочная скважина сверкнула искрами. Проще только щеколду откинуть. Не преграда даже для слабого мага. Вот только магов, даже слабых, здесь никогда не водилось. Джон толкнул дверь. Та поддалась с тихим неприятным скрежетом.

Келья была маленькая. Узкое окошко, почти бойница, но для суккуба просочиться в такое проще чем в дверь войти, низенький умывальник, голые каменные стены и пол. В углу кровать, не заправленная и вся залитая тёмной, почти чёрной кровью демона. А в другом углу, прямо на ледяном каменном полу сидела девушка. Он даже не сразу узнал в ней свою сестру. Рыжие локоны спутанные и потускневшие, лицо всё опухшее от слёз и одновременно как-то истончившееся, простое серое платье изорвано. Она вскинула синие глаза, когда он вошёл, затравленно дёрнулась, сжала тонкие пальцы на подоле до побелевших костяшек. Он сперва не понял. Но спустя мгновение догадался. Она увидела не своего кузена, она увидела инквизитора. Наверняка настоятельница не ограничилась тем, что заперла сестру в келье, она ещё и инквизицией её запугала. Отчаянно захотелось вернуться и оторвать тётке голову. Может попросить Дени? Она наверняка знает к кому из демонов можно обратиться.

- Санса. Санса, всё хорошо, не бойся, это я.

- Джон. – Она распахнула глаза, губы задрожали. – Это ты? Зачем?

- Чтобы забрать тебя домой. – После всего увиденного он не оставил бы её здесь, даже если бы она захотела. Если Санса захочет продолжить служение создателю, он поищет монастырь поближе к столице Собора и с более разумной настоятельницей. – Отвезу тебя к отцу, к матери, братьям. Никто больше тебя не обидит, сестрёнка, клянусь.

- И инквизиция не будет судить меня? – Она вся дрожала, в глазах блестели слёзы. Нет, оторвать голову местной настоятельнице явно недостаточно. Даже как-то жаль, что из знакомых демонов у него только Дени. Знакомство с какой-нибудь суккубой сейчас бы очень пригодилось.

- Конечно нет, глупенькая. Ты ни в чём не виновата. – Он опустился на колени рядом с ней, прижал к себе, погладил по спутанным рыжим волосам. – Наоборот, ты большая молодец. Ты убила демона. Это мало кому под силу. - Санса не ответила, всхлипывая уткнулась ему в плечо, плечи вздрагивали под его руками. – Бедная моя сестрёнка. Ну почему ты мне не написала, глупенькая? Я бы сразу тебя забрал. Любого суккуба без головы ради тебя оставил.

- Я хотела. – Слова её между всхлипами едва удавалось разобрать. – Я хотела написать, Джон. И тебе и отцу с мамой. Но настоятельница запретила мне отправлять письма. Она знала, что мой кузен инквизитор и боялась, что я уйду отсюда с твоей помощью.

-Ты хотела уйти? – Голос дрогнул. Взять что ли меч и пойти лично эту настоятельницу убить? Нет нельзя. Его за такое будут судить, а семья останется без его защиты. В нынешней ситуации нельзя их бросать одних. – Ещё до…

- Уже год. – Она захлебнулась слезами и несколько секунд лишь судорожно всхлипывала. – Священник в Винтерфелле описывал служение создателю совсем иначе. Так возвышенно и красиво. А здесь совсем иначе. – Длинный прерывистый вдох. – Тут плохо.

- Понимаю. Я заберу тебя, и ты больше никогда не будешь служительницей создателя. Всё будет хорошо. Лорд Эддард и леди Кейтилин будут очень рады видеть тебя, Санса. Они скучают, и мальчики тоже. – Джон вновь погладил сестру по волосам. Какой же здесь холодный пол. Он стоял на коленях в тёплой одежде всего несколько минут, но уже успел замёрзнуть. А она просидела в тонком платье сколько? Он боялся, что все пять дней, что прошли с убийства демона. – Пойдём отсюда.

Она послушно поднялась следом за ним и даже сделала шаг к двери, но лишь один, а потом вдруг вздрогнула, замерла и сжала его руку так, что Джон с трудом сдержал шипение. – Джон, она же не вернётся, правда?

- Конечно не вернётся, Санса. Ты её убила. – Люди не понимали демонов, считали их чем-то сверхъестественным, почти бессмертным. Чем-то, что могут уничтожить лишь создатель и его слуги. Обычно Джон отмахивался от таких страхов, но Сансе нужно было объяснить. Чтобы она знала, чем успокоить себя, если проснётся от кошмара. Он знал, что это такое. Он знал, как помогает знание. – Они смертны, как и мы. Если бы она просто исчезла, то могла бы вернуться, но такого ведь не было.

- Нет. – Какая она бледная и губы белые-белые. Сколько она уже ничего не ела? Не спала? Пожалуй, по дороге в Винтерфелл стоит на пару дней остановиться где-нибудь. Ей нужно восстановить силы. – Нет, они потом её сожгли. Я видела.

- Вот видишь. Значит она мертва. Зачарованный кинжал её убил. – И как она этот кинжал стащить смогла. Ведь наверняка местная сокровищница под надёжным замком. Джон мысленно представил себя в такой ситуации и содрогнулся. Да уж, тут никакие замки не остановят. Стоит скорее удивляться, что его нежная и хрупкая сестрёнка смогла перебороть силу суккуба и убить её. У Сансы оказалась впечатляющая сила воли. Или дело было не в этом. – Не бойся, они не воскресают. Раз умерла, то навсегда.

- А если кто-то придёт вместо неё? – Санса, казалось успокоившаяся на мгновение, вновь вздрогнула. – Она говорила, что у неё есть дядя, которому я должна понравиться.

- У демонов очень размытые представления о семье. Сомневаюсь, что этот дядя вспомнит о ней в ближайший десяток лет. – Он улыбнулся, а внутри что-то сжалось. Дени совершенно серьёзно собиралась мстить за брата. Могли ли у этой суккубы быть похожие отношения с дядей. Страшно представить, что способен натворить жаждущий мести инкуб. Похоже придётся какое-то время побыть с Сансой. Убедиться, что никто из демонов не желает ей отомстить за смерть родственницы.

- Это хорошо. – Наконец она улыбнулась. Слабо-слабо. – Я не хочу, чтобы снова. Когда подменяют кем-то другим.

- Знаю, сестрёнка, знаю. – Джон вновь невольно вздрогнул, осторожно потянул её за собой. Вряд ли здесь есть что-то, что она хотела бы забрать. – Поехали домой.

***​

Двери распахнулась от одного мягкого щелчка по ним, по губам скользнула улыбка. Какая же разница с теми дверьми, что ставят там наверху, у людей. И как можно было додуматься магию – помощницу во всех делах и обычной жизни ограничить и описать? А ведь это ещё было послабление. Раньше вообще запрещали. Спросить, что ли у Джона как это – жить без магии. Хотя он может и не понять вопроса. Инквизитор. Запретили всю магию кроме своей и наслаждаются.

- Здравствуй, Дейенерис. – Мама не повернула голову, продолжала задумчиво изучать что-то в своём шаре. – Тебя долго не было дома. Что делала?

- Всего-то восемь дней. – Она потянула крылья, покачала головой разминая шею. – Искала информацию по одному милому амулету.

- За эти восемь дней много изменилось. Про Рени слышала?

- Слышала. – Дени дёрнула плечом подошла к маме, села на подлокотник её кресла, бросила взгляд на шар, но там клубился лишь серебристый туман. - В подробностях причём. Подружки её рассказали.

- Не жаль племянницу?

- Она давно нарывалась. – Дени снова взглянула на шар. Интересно, и кто же та девушка, на которую Рени в итоге нарвалась? Нет, ей было жаль кузину, но мучать человека в течении нескольких месяцев и верить, что всё пройдёт мимо, да ещё и врать всей семье… Сама виновата. Мстить за Ренину глупость Дени точно не собиралась. Брат вообще не заслуживал такой дочери. Интересно, был ли его ребёнок от той волшебницы хоть немного лучше? Ему сейчас лет двадцать должно быть. Совсем ещё ребёнок. Был бы, будь он демоном, для полукровки он уже вполне взрослый мужчина. – Не покажешь мне её убийцу?

- Покажу, если хочешь. – Мама провела рукой над шаром, из тонкого серого тумана выступили две фигуры – мужчина и женщина. – Я посмотрела всё что было. Несчастная девочка, мягкая и добрая, таким тяжело и среди них, и среди нас. Ей повезло, что у неё есть защитник.

- Защитник? – Фигуры становились чётче, уже видны были яркие рыжие волосы девушки, очертания кровати, на которой она лежала. Мужчина сидел рядом, смотрел, наверное.

- Да, инквизитор. Напугал настоятельницу монастыря, забрал девочку. Чудесная была картина. – По маминым губам скользнула улыбка. – Я даже кусочек кристалла использовала, чтобы его разговор с монашкой послушать. Очень уж выразительные лица у них были.

- Узнала что-то интересное? – Дени вгляделась в шар, черты мужчины показались ей смутно знакомыми. Интересно, интересно. Да ещё и инквизитор.

- Нет, но разговор был прекрасен. Много лет уже не видела, чтобы инквизиторы кого-то так запугивали. Такая ностальгия. – Она вновь улыбнулась, коснулась пальцами шара, от чего тот на миг засиял белым светом. – Даже кристалла не жаль. Хотя они уже на исходе. Добудешь мне ещё, а то вдруг понадобиться чей-то разговор подслушать. А у меня всего полтора кристалла осталось.

- Конечно. Всё равно про амулет я похоже ничего не узнаю. – Шар перестал светиться, картинка стала чёткой и Дени смогла рассмотреть лицо девушки, убившей её племянницу. Но она едва обратила внимание. Слишком уж хорошо был ей знаком сидящий у постели мужчина. Его чёрные волосы, тёмно-серые глаза, фигура. Алого плаща нет, поверх белой рубашки лежит нательный знак этого их божка, глаза смотрят на девушку с печальной нежностью. – Джон, неужели? А говорил, что у него кроме меня никого нет. – Или не говорил? Может и не говорил, а она сама додумала. Привыкла, что у людей обычно кто-то один, а тут ещё и инквизитор. Как интересно. – Кажется он заинтриговал меня ещё больше. И как ему это удаётся?

- Тот инквизитор, про которого ты мне рассказывала? – Дени кивнула, мама вновь коснулась шара, приближая картинку. – Красивый мальчик. Интересный выбор, Дейенерис. Всегда знала, что ты необычная, вся в брата, но не думала, что ты очаруешь инквизитора.

- Да тут сложный вопрос кто кого очаровал. – Дени вспомнила их общение в Винтерфелле и невольно хмыкнула. Ох как же он её тогда удивил. Она ждала, что он испугается её флирта, ну или хоть насторожится, а не того, что поддержит, да ещё и в таком ключе. Да и потом тоже. Когтей не испугался, крыльев тоже и снова смог её удивить. Ну никак она от инквизитора не ожидала. – Поразительный мужчина. При каждой нашей встрече находит чем меня удивить. Причём, вроде, и не ищет специально.

- Тогда мне остаётся тебя только поздравить. – Мама отвернулась от шара, в котором всё равно не происходило ничего интересного. – Самое главное в жизни женщины, найти мужчину, который постоянно будет её удивлять. Чтобы каждый раз хотелось к нему вернуться и всё же разгадать эту загадку. – Вновь улыбка, но теперь грустная. – Твой отец таким был. Сколько лет я его разгадывала, а так и не разгадала. Даже своей смертью он смог меня удивить, хотя, казалось бы, чему удивляться.

- Думаешь Джон похож на папу? – Дени нахмурилась, но продолжить мысль, даже в голове, не успела. Двери вновь распахнулись.

- Мама, Дени, доброго дня. – Сказано было таким голосом, что сразу стала понятно, что день какой угодно, но не добрый. Дени повернулась, взглянула на лицо старшего брата и поняла, что про Рени, если он ещё не знает, она пока говорить не будет. Он кузину любил, таскал её за собой повсюду, научил жить широко и ярко. Только вот Визерис никогда не позволял себе принуждать людей или демонов к близости силой. Рени он этому научить, видно, не сумел. – Что вы здесь делаете?

- Обсуждаем любовника Дени. – Мама покачала головой, на мгновение нахмурилась, взмахом руки подозвала брата. Отвлечься от мыслей, какими бы они не были, ему не помешает, а что для этого подойдёт лучше, чем обсуждение сестры.

- Того инквизитора? – Визерис и вправду оживился, подошёл, пару минут с любопытством рассматривал Джона. – Красивый. Ты у нас разборчивая, сестрёнка, всегда самых лучших выбираешь.

- Ну должен же хоть кто-то в этой семье быть разборчивым. – Привычно отозвалась Дени. Брат не пытался её обидеть. Просто они так общались с тех пор, как она говорить начала.

- Разборчивость лишает тебя значительной части удовольствия. – Брат хмыкнул выпрямился, с кривой улыбкой похлопал её по плечу. – Ты, Дени, позоришь гордое имя демона. Спишь с человеком, у которого ты не одна, но при этом он у тебя один. Это вообще, как называется?

- Какой позор. – Знал бы брат, как они с Джоном его брата вытаскивали, не шутил бы так. Сказал бы это позор на полном серьёзе. – Пошли срочно найдём мне кого-нибудь или лучше двоих, чтоб точно никакого позора. Хм, думаю братец твоей Арианны мне не откажет, так что дело только за третьим. Будешь за него?

- Ради тебя готов на всё. Только, боюсь, твой инквизитор не оценит. Люди очень нервно реагируют, когда говоришь им, что спишь с сестрой. Ну или с братом в твоём случае. – Дени, почти не слушая брата, покосилась на маму, та улыбалась. Смогла отвлечь Визериса. Впрочем, она всегда могла. Любого из них, любого кого встречала, она читала легко. Если бы Дени так могла. Её огонь не шёл ни в какое сравнение с даром мамы, так разве достойна она однажды занять её место? – Так что придётся поискать кого-то еще. Но я согласен быть четвёртым. – Мгновение молчания. – Что это у тебя?

- Что? – Дени озадаченно опустила взгляд следом за братом и обнаружила, что крутит в руках тот самый медальон. И когда достать успела? – А это. Джон отдал. Просил выяснить чей знак на нём. Мы его сняли с одного мага крови, подумали, что тот мог быть культистом.

- Культистом? – Визерис протянул руку, получил медальон и разглядывал буквально несколько мгновений. – Вы верно подумали. Это знак культа Ворона, Рейегар мне страшилки рассказывал, когда я маленький был. И знак я у него видел. Он, вроде, собирал какую-то информацию по этому культу.

- Какую? – Неужели всё так просто? А она как дура собирала информацию по культам, искала что-то, а всего-то надо было.

- Не знаю. – Только пожатие плеч в ответ. – Я ребёнком был. Мне ничего кроме страшилок и не рассказывали.

Не просто. Дени с надеждой перевела взгляд на маму, но та только покачала головой. – Нет, Дени, прости. Этим культом Рей занимался с вашим отцом. Я знала только, что эти демоны и их последователи занимаются такими вещами, который могли и наш мир и человеческий вывернуть наизнанку. Если этот культ снова появился… - Мама тяжело вздохнула. – Ты должна узнать. И если только Рей мог об этом рассказать… Дени, я даю разрешение.
 

brook

Знаменосец
Алора , спасибо за продолжение, леди, отличная глава) :bravo: :thumbsup:
Даже без взаимодействия думают друг о друге, чувствуется связь) :in love:
И теперь еще прибавился семейный конфликт (хотя как я поняла, Таргариены на него не слишком за Рени рассердились), и легкая ревность, и семейные тайны, и культ Ворона :creative: Очень вкусно и интригующе, с удовольствием буду ждать развития истории) :hug:
 

Алора

Кастелян
@Алора https://7kingdoms.ru/talk/goto/post?id=4039924, спасибо за продолжение, леди, отличная глава) :bravo: :thumbsup:
Даже без взаимодействия думают друг о друге, чувствуется связь) :in love:
И вам спасибо)) Да, без мыслей друг о друге уже никак, Дени вон даже любимых родственников считай с ним познакомила. Осталось только обратное знакомство организовать, хотя Дени пока и не планирует этого делать (а вот у родственников планы могут быть другими :smirk:)
И теперь еще прибавился семейный конфликт (хотя как я поняла, Таргариены на него не слишком за Рени рассердились)
Обижаться на Джона за Рени это странно. Он же там ни сном ни духом. Рени убила Санса, если на кого и стоит обидеться, то на неё. А тут всё немного сложнее. Дени не обиделась, да, так как Рени не любила, а вот по поводу Визериса и Рейлы будет чуть дальше (не зря же он в начале разговора мрачный такой был)
легкая ревность
Никакой ревности, демонам это чувство несвойственно в принципе. Дени просто удивляется многогранности инквизиции, а Визерис жаждет поддержать репутацию расы. Ревновать эти ребята не умеют
семейные тайны, и культ Ворона
Которые связаны, причём под довольно внезапным углом)))
Очень вкусно и интригующе, с удовольствием буду ждать развития истории) :hug:
Спасибо))) Хотела ещё спросить, на ваш взгляд, общение Джона с настоятельницой и реакция Дени на смерть Рени адекватными получились (а то понаписали мне тут всякого)?
 

brook

Знаменосец
а вот у родственников планы могут быть другими :smirk:
Которые связаны, причём под довольно внезапным углом)))
:thumbsup: :creative:

Хотела ещё спросить, на ваш взгляд, общение Джона с настоятельницой и реакция Дени на смерть Рени адекватными получились (а то понаписали мне тут всякого)?
Да, мне кажется все отлично) В Джоне чувствуется, как проскакивает его отцовская половина, это очень классно описано, ну и переживания за сестру, реакция то, что с ней делают, мне кажется все закономерно)
А реакция Дени и Таргариенов вообще, буду честной, для меня тоже немного неоднозначны :puppyeye: Ну как бы мысли Дени и ее позиция понятны и объективны, но вот как-то не по-демонски это, не по-семейному... Рейлла слишком спокойная... Визерис, я так понимаю, еще ничего не знает... Как-то так... Может дальше будет подробнее) :puppyeye::puppyeye::puppyeye:
 

Алора

Кастелян
Да, мне кажется все отлично) В Джоне чувствуется, как проскакивает его отцовская половина, это очень классно описано, ну и переживания за сестру, реакция то, что с ней делают, мне кажется все закономерно)
Ага, отлично, именно так оно всё и задумывалось)) Значит получилось, ура (а вообще там не только отцовские гены, там и мама огого была, но с ней знакомство ещё не скоро будет)
А реакция Дени и Таргариенов вообще, буду честной, для меня тоже немного неоднозначны :puppyeye: Ну как бы мысли Дени и ее позиция понятны и объективны, но вот как-то не по-демонски это, не по-семейному... Рейлла слишком спокойная... Визерис, я так понимаю, еще ничего не знает... Как-то так... Может дальше будет подробнее) :puppyeye::puppyeye::puppyeye:
Конечно будет. То что произошло с Рени завязка на следующую главу и на добрую треть сюжета, собственно вся глава ради трёх моментов - познакомить с теневой стороной Собора, рассказать о Рени (и через неё показать тень демонов) и приоткрыть тайну медальона, причём последнее едва ли не самое мало значимое, так как в отличие от первых двух только развивает сюжет, а они ещё и мир раскрывают полнее
Визерис знает, просто он для себя уже всё решил и не грузит семью по принципу чего их расстраивать, нужно сначала со всем разобраться, а про Рейлу дальше подробнее будет (она ведь и за Рейегара мстить запретила, так что с ней всё куда глубже, чем с её детьми)
 

brook

Знаменосец
Конечно будет. То что произошло с Рени завязка на следующую главу и на добрую треть сюжета, собственно вся глава ради трёх моментов - познакомить с теневой стороной Собора, рассказать о Рени (и через неё показать тень демонов) и приоткрыть тайну медальона, причём последнее едва ли не самое мало значимое, так как в отличие от первых двух только развивает сюжет, а они ещё и мир раскрывают полнее
Визерис знает, просто он для себя уже всё решил и не грузит семью по принципу чего их расстраивать, нужно сначала со всем разобраться, а про Рейлу дальше подробнее будет (она ведь и за Рейегара мстить запретила, так что с ней всё куда глубже, чем с её детьми)
:creative:
Ну вот да, оно чувствуется, что подробности впереди, потому... будем ждать) :hug:
 
Сверху