Джен Фанфик: Вопросы чести

dalyeth

Ленный рыцарь
Название: Вопросы чести
Фандом: сага
Автор: NoOne0_o
Ссылка на оригинал: https://archiveofourown.org/works/13838718
Бета: -
Категория: джен
Размер: оригинал ~15000 слов
Пейринг/Персонажи: Джейме Ланнистер, Лианна, Эртур Дэйн, Роберт Барратеон, Герольд Хайтауэр, Барристан Селми.
Рейтинг: R
Жанр: драма (?) с хорошим концом
Предупреждения: AU
Краткое содержание: Из Башни Радости Нед возвращается не только с живой Лианной, но и с охранявшими ее гвардейцами.

От переводчика: работа была опубликована раньше, чем Life and Honour, но очень ей созвучна и близка по духу, по идеям, и вопросы поднимает те же. Этот все тот же юный, потерянный и сломленный Джейме, что и в первых главах Life and Honour, переживающий свое падение и терзаемый теми же демонами, только благополучно избежавший Стены и оставшийся в Королевской Гавани в окружении живой и здоровой Королевской Гвардии. Как au от Life and Honour (и наоборот) отлично заходит.
Много Джейме, Лианны, не испорченного нарзаном Роберта и рыцарей Королевской Гвардии.

Перевод завершен.
 
Последнее редактирование:

dalyeth

Ленный рыцарь
Над Башней Белого Меча еще виднелся серп луны, и солнце едва взошло над горизонтом, но света было достаточно. На площадке для учебных боев вытягивались длинные тени. Джейме парировал удар с такой силой, что сир Илин споткнулся и попятился. Воспользовавшись этой заминкой, Джейме опустил меч по дуге, ударив его плашмя по спине. Сир Илин упал на одно колено. Джейме пнул его по правой руке, выбив меч, который с дребезгом улетел на край площадки. Приставив свой собственный меч к шее противника, он потребовал.

- Сдавайся.

Сир Илин кивнул в знак согласия. Он встал, поднял меч и снова повернулся к Джейме, молча ожидая знака, будет ли продолжение или они закончили на сегодня. Бывший капитан стражи его отца и в лучшие времена был человеком не самым приятным, а сейчас так и вовсе являл собой страшное зрелище. Его изрытое оспинами лицо покраснело, из-под полушлема торчали жирные волосы, мокрые от пота, а в глазах читалось что-то похожее на гнев или даже обиду.

Джейме вполне понимал его. Ему бы тоже не понравилось, если бы его часами гоняли по площадке для учебных боев. Но сир Илин хотя бы не ставил ему в вину Эйриса. Когда Джейме рассказал ему, как король обгадился прежде, чем он его хоть пальцем коснулся, как он извивался и визжал, словно свинья, пока Джейме не наградил его кровавой улыбкой, сир Илин улыбнулся, словно ему преподнесли дорогой подарок.

Вспомнив об этом, Джейме вложил меч в ножны.

- Хватит на сегодня.

Сир Илин снова кивнул, и они вместе направились в оружейную.

Пока они шли, Джейме разглядывал Пейна. Роберт назначил его Королевским Правосудием в тщетных попытках умилостивить лорда Тайвина после того, как вместо Серсеи женился на обесчещенной девице Старк. К тому моменту, когда Нед Старк, ко всеобщему изумлению, все-таки приволок Лианну назад, Роберт успел малодушно пообещать Тайвину сделать Серсею королевой.
,
Джейме предпочел бы, чтобы Роберт женился на Серсее, но сир Илин служил ему утешением в некотором роде. С ним можно было поговорить, и он был настолько одинок, что шел на поводу у Джейме. Или, возможно, он просто был настолько послушен его отцу. Но каковы бы ни были его причины, Джейме предпочитал тренироваться с ним, а не с рыцарями Королевской Гвардии.

Подходя к оружейной, Джейме замедлил шаг. Изнутри доносились знакомые голоса, хотя слов было не разобрать. Сир Илин издал клацающий звук, который заменял ему смех, и Джейме зашагал вперед. Впрочем, они оба знали что Джейме сбежал бы, если бы не боялся уронить свое достоинство перед палачом.

- И все-таки мечник из меня в два раза лучше, чем тебе когда-либо светит стать. – пробормотал Джейме. – И у меня есть язык.

Сир Илин со значением поглядел на пах Джейме, подразумевая, что у него в свою очередь было то, чего, по его мнению, недоставало Джейме. Джейме залился краской, но промолчал.

В оружейной сир Эртур и сир Марк облачались в броню. Сир Эртур обернулся на звук шагов, и как ни желал бы Джейме отпустить какое-нибудь язвительное замечание, чтобы продемонстрировать свое безразличие, он не мог выдавить из себя ни звука, словно, подобно сиру Илину, лишился языка. Перед остальными ему было проще притворяться, но Эртур все еще иногда смотрел на него, словно чего-то ждал. Джейме не понимал, чего, и это только сильнее раздражало его.

Сир Эртур заговорил. Он обращался не к Джейме, а к сиру Марку, с которым сдружился еше в Башне Радости. Это был приятный, учтивый северянин, которого при дворе выставляли благороднейшим из рыцарей. Сир Марк был слишком занят разглядыванием Джейме и не ответил.

Истинный рыцарь, подумал Джейме. Я с закрытыми глазами мог бы разрубить его надвое.

Джейме снял шлем и начал снимать доспех. Повернувшись к ним спиной, он взял свой меч с ножнами. Его белая броня Королевской Гвардии осталась в башне. У него еще оставалось время помыться и позавтракать, прежде чем идти к королеве.

Выдавив улыбку, Джейме взглянул на сира Илина.

- Встретимся завтра, - сказал он и вышел из оружейной, не оглядываясь назад.
 
Последнее редактирование:

dalyeth

Ленный рыцарь
Джейме редко доводилось охранять короля. Дело было не в том, что Роберт не доверял ему. Король относился к нему вполне дружелюбно – как относился почти ко всем. Вообще-то Роберт был единственным человеком, который отреагировал на смерть Эйриса так, как того мог бы ожидать Джейме.

Он не охранял Роберта, потому что королева занимала все его время. Она не хотела видеть рядом с собой тех, кто был с ней в Дорне. Против сира Барристана и сира Ариса она не возражала, но в их присутствии ей все время приходилось следить за своими манерами, и она чувствовала себя скованно и поэтому не любила их, а сир Марк относился к ней как к ребенку.

Все это Лианна рассказала ему, когда он спросил. Он не понимал, зачем он сестре Эддарда Старка.

- Я бы подумал, что необходимость целый день выносить Цареубийцу с этим не сравнится, - ответил он.

- Вы не понимаете, насколько я ценю свободу, - сказала Лианна. – Даже если эту свободу мне дарит ваше безразличие.

Он хотел возразить, но в ее словах была правда. И раз ее это не слишком волновало, причин лгать ей у него не было. Так что он днями напролет таскался за ней хвостом и позволял ей искать утешения в своих пустяковых приключениях, в рамках разумного, конечно. Это устраивало их обоих. И так как Роберту столь же неприятно было созерцать Лианну в окружении ее бывших тюремщиков, Джейме почти не приходилось пересекаться с теми его братьями, которых ему было больнее всего видеть.

В тот день он смотрел, как королева в сопровождении придворных дам гуляет по саду, любуясь цветами. Явно это не могло всерьез занимать их. Но ему тоже не слишком интересно было наблюдать за ними, и все же он это делал, потому что от него этого ждали. Это был его долг. От королевы тоже чего-то ожидали.

Лианна оторвалась от своих дам, она шла быстро, распахнув руки, словно крылья. Крылья, на которых она не могла улететь, как бы ни желала. Глаза Джейме неотрывно следили за ней.

Как когда-то Рейгар, королева почти всегда была печальна, но в отличие от Рейгара она не упивалась своей меланхолией и хорошо скрывала ее. Джейме видел ее печаль лишь потому, что лучше других знал, что значит прятать мрачные мысли за улыбкой. Вот и сегодня она болтала с женщинами, словно они были ее лучшими подругами, словно она не замечала яда в их взглядах и не знала, о чем они шепчутся за ее спиной. Волчица. Драконья Шлюха. Опороченная Королева. У нее даже больше имен, чем у меня.

Лианна приблизилась к нему. Она была высокой для женщины, всего на полголовы ниже него, с длинным лицом, отдельные черты которого не были красивыми, но в совокупности оставляли приятное впечатление. До совершенной красоты Серсеи ей было далеко, но она была довольно миловидной, на свой манер.

- Ваша Милость, - сказал Джейме.

Остановившись возле него, она провела пальцем по лепесткам цветка, расцветшего на ближайшем кусте. Это был бы глупый, девчачий жест, но в ее движении ощущался скрытый гнев. Красивый цветок, читалось на ее лице. Какая глупость. Нелепица. Взгляд ее еще на мгновение задержался на цветке.

- Я схожу с ума от скуки, сир Джейме, - сказала она.

Королева разговаривала с ним по той же причине, по которой сам Джейме говорил с сиром Илином. Он был под рукой и должен был слушать. Элия иногда тоже так делала. Однажды он застал ее в недомогании, и в ответ на его вопрос она сказала ему, что она не больна, просто пришла ее лунная кровь. Когда Элия увидела, что ее прямота шокировала его, она рассмеялась и коснулась ладонью его щеки. «Принцессса не может все время следить за своим языком, сир Джейме. Вы же не осудите меня, если я иногда буду разрешать себе побыть живым человеком?» Джейме совсем смутился, и она легко поцеловала его в щеку. «Где-то внутри этих доспехов еще прячется милый мальчик, я права?»

Джейме уставился на цветок, который до него разглядывала Лианна. Дурацкий, глупый цветок. Красивый и никчемный. От с трудом поборол желание сорвать и смять его в руке.

Лианне он ответил:

- Вы королева. Если вам скучно, велите женщинам удалиться и займитесь чем-нибудь другим. Роберт не будет возражать.
 
Последнее редактирование:

Xe!

Ленный рыцарь
Джейме предпочел бы, чтобы Роберт женился на Серсее
:eek:
(Это, видимо, стоит понимать как первый намек, что...)

Сир Илин со значением поглядел на пах Джейме, подразумевая, что у него в свою очередь было то, чего недоставало Джейме. Джейме залился краской, но промолчал.
:wideyed: :wideyed: :wideyed:
...автор любит его истязать, однако.
 

dalyeth

Ленный рыцарь
(Это, видимо, стоит понимать как первый намек, что...)
Не думаю, что тут какие-то намеки. Если бы Роберт женился на Серсее, она бы была рядом, и он бы охранял ее, а не Лианну.

...автор любит его истязать, однако.
ну не буквально же:) Но 1) он дал обет безбрачия 2) ему не хватает "яиц", чтобы противостоять остальной КГ, и Пейн это знает.
Как я писала, эта работа ощутимо легче и позитивнее по атмосфере, чем ЖиЧ, несмотря на терзания Джейме. Никакого членовредительства и совсем немного ангста. Как легкий акварельный набросок рядом с эпичным батальным полотном
 
Последнее редактирование:
  • Мне нравится
Реакции: Xe!

dalyeth

Ленный рыцарь
- Королева может многое. Но многое от нее и требуется. Я не должна выказывать пренебрежение всем этим леди.

- Они дурно отзываются о вас.

- Какая разница, что они говорят? – Лианна обратило лицо к небу, ее длинные локоны волнами рассыпались по плечам. – Слова лишь ветер.

Когда его называли Цареубийцей, ему вовсе не казалось, что слова ветер. Ему казалось, что сотни раскаленных ножей вонзаются ему в спину. У рыцарей Королевской Гвардии было еще одно имя для него – Лживый Брат. Когда он впервые услышал, как они его называют, он незамеченным поспешил вернуться в свою келью и там не смог сдержать слез, словно ребенок. Как же он ненавидел себя за это потом. Именно после этого он пошел к сиру Илину, чтобы ему больше не приходилось иметь дело с остальными.

Лианна придвинулась ближе, и ее плечо коснулось его.

- Я собиралась попросить вас кое о чем.

Джейме, нахмурившись, посмотрел на нее. Она была совсем близко и почти шептала, словно… Она пихнула его в плечо.

- Не будь глупцом! А то я решу, что ты веришь тому, что обо мне говорят!

Джейме не верил. Он не считал ее распутной. Он не верил и в то, что ее действительно похитили, но в это никто не верил, кроме короля, даже лорд Старк. Джейме видел его на свадьбе и видел его осуждающий взгляд, прикованный к Лианне. Тем же взглядом он смотрел на Джейме, и это была одна из тех причин, почему он не мог ненавидеть ее.

- Я считаю вас воплощением королевских добродетелей, Ваша Милость, - сказал Джейме. – Теперь скажите, что вам от меня нужно. Я в вашем распоряжении.

- Я хочу, чтобы вы научили меня владеть мечом, - сказала она, немного робея.

Джейме отвел взгляд. Серсея любила уроки фехтования. Она переодевалась в его одежду и убегала на его тренировки. Когда их отец узнал и положил этому конец, она была в отчаянии. «Что ты так расстраиваешься?» - спросил тогда Джейме сестру. «Девочек учат всякому другому. Так уж заведено». «Девочек учат быть слабыми! Меня учат только угождать и прислуживать мужчинам. Я хочу быть сильной, Джейме! Почему мне нельзя учиться быть сильной?» Джейме поцеловал ее в лоб и ответил: «Тебе не нужно этому учиться, ты и так сильная», и тогда она ударила его, плюнула ему под ноги и сказала, что он вообще ничего не понимает.

Он действительно не понимал – тогда. Но понял с годами, наблюдая, как Серсея меняется, становится кем-то другим, пытаясь быть сильной в дозволенных ей границах. Она не стала хуже, но она стала другой. Джейме восхищался тем, какой сильной она была. Он сам был бы ничем, если бы у него не было меча. Но она не выглядела при этом счастливой. Может, хотя бы королева будет счастливее. Хоть кто-то будет счастлив.

- Мои названные братья этого не одобрят, и Роберт, скорее всего, тоже.

- Это будет наша тайна, - сказала Лианна.

Это просто не могло не привести к катастрофе рано или поздно.

- Завтра, - сказал Джейме, и Лианна искренне ему улыбнулась.

- Благодарю вас.

Я не должен этого делать. Мои братья не стали бы…. Бесчестно скрывать подобное от короля, это…. Да какая ему, впрочем, разница? Что вообще Джейме знал о чести? Что вообще Джейме знал о жизни? Даже если их застанут, что это изменило бы? Что бы я ни сделал, они все равно будут считать, что я лишен чести, так что могу поступать, как мне вздумается.
 
Последнее редактирование:

dalyeth

Ленный рыцарь
На следующий день Лианна Баратеон пришла к нему в мужской одежде, с подколотой косой. Джейме захватил два утяжеленных деревянных меча из оружейной, один он вручил ей.

Лианна нахмурилась.

- Почему он такой тяжелый?

- Чтобы сделать вас сильнее. – Он видел, как она скачет верхом, как движется, и поэтому не сомневался, что она не станет жаловаться на усталость. – Вы раньше это делали?

- Мы с Бендженом иногда убегали тайком и сражались на палках, - призналась она. – Но мечник из него был неважный, к тому же он тогда был совсем мальчишкой. Брандон иногда разрешал мне подержать его меч, но тренироваться с мечом не позволял.

При упоминании Брандона Джейме поежился. Он вспомнил выпученные глаза, руки, вцепившиеся в шею. Кто-то, он не помнил кто, говорил ему, что у Брандона Старка с королевой было больше всего общего. Были ли они близки? Наверное, это Эддард Старк в их семье был белой вороной, все-таки он воспитывался у Джона Аррена. Но думать об этом сейчас не было смысла.

- Очевидно, возможности поработать над техникой у вас не было, - сказал Джейме, стараясь, чтобы голос не выдавал его.

Она лукаво, и в то же время смущенно, улыбнулась.

- Пожалуй, что так. Я знаю основные позиции, но в основном мы просто лупили друг друга, стараясь ударить побольнее.

- В этом тоже есть смысл, но это не лучший путь к совершенству. Для начала покажите мне, как вы держите меч, а там посмотрим.
 
Последнее редактирование:

Xe!

Ленный рыцарь
Не думаю, что тут какие-то намеки. Если бы Роберт женился на Серсее, она бы была рядом, и он бы охранял ее, а не Лианну.
Спорно :unsure: В каноне, насколько помню, у Джейме было сложное отношение к замужеству сестры... спишу на виденье автора.
ну не буквально же:) Но 1) он дал обет безбрачия 2) ему не хватает "яиц", чтобы противостоять остальной КГ, и Пейн это знает.
Фух :killed: А то я уж подумала. Джейме-то про язык и навыки говорил буквально.
 

dalyeth

Ленный рыцарь
Спорно :unsure: В каноне, насколько помню, у Джейме было сложное отношение к замужеству сестры... спишу на виденье автора.
не уверена, потому что не очень хорошо помню текст (не зачитан до дыр, как L&H:)), но кмк в этой au вообще не было злополучной харчевни в Угревом переулке. Или если что-то там было, то оно вообще все не существенно в свете нынешних метаний Джейме, эта работа вся про моральный выбор и про Джейме vs KG
 
  • Мне нравится
Реакции: Xe!

dalyeth

Ленный рыцарь
В Круглом Зале Джейме был уже за четверть часа до времени, на которое был назначен общий сбор. Если он приходил позже других, все взгляды обращались на него, зато, когда он приходил первым, вниманием его удостаивали не больше, чем какой-то предмет мебели.

За прошедшие четыре месяца рыцари Королевской Гвардия полным составом собирались уже в шестой раз, чаще, чем когда либо. Но после восстания им действительно о многом нужно было поговорить.

Первым был тот ужасный, злосчастный сбор, когда вернулись все выжившие, и сир Герольд начал вещать о том, как все изменилось, а в конце приказал Джейме объяснить, почему он убил Эйриса, прямо тут, перед всеми. У Джейме язык присох к небу, он не мог вымолвить ни слова, и тогда явно разочарованный Белый Бык печально сказал, что для всех было бы лучше, если бы Джейме надел черное. «Но раз уж этого не произошло», - сказал он в заключение, - «будем как-то справляться».

Потом Королевская Гвардия дважды собиралась, чтобы принять в свои ряды новых рыцарей – сира Марка и сира Ариса.

После этого сир Герольд назначил общий сбор, кода выяснилось, что королева не доверяет доброй половине Королевской Гвардии. Сир Эртур сказал: «Мы держали ее пленницей в башне», и они с сиром Герольдом начали спорить о приказах, о том, нужно ли было им следовать, и кто виноват в том, что произошло в Башне Радости. Потом Джейме пробормотал вполголоса: «Вы признаетесь в том, что помогли развязать войну – почему меня ненавидят за то, что я помог ее окончить?» Сир Барристан услышал его и сказал: «Мы что, должны гордиться вами, потому что верность своей семье вы поставили выше верности своему королю?»

Джейме ушел с того сбора, но на нем, по-видимому, ничего так и не решили, потому что два дня спустя сир Герольд в очередной раз созвал их, чтобы все-таки обсудить варианты, которые устроят королеву, и начал он с того, что всем присутствующим полезно было бы остаться до конца.

Джейме понятия не имел, зачем они собираются снова, но даже не надеялся, что эта встреча пройдет лучше, чем предыдущие пять.

Он подошел к столу из чардрева в центре зала и занял свое обычное место по левую сторону. На столе лежала Белая Книга, и, пользуясь возможностью, он подтянул ее к себе и пролистал до своей страницы.

Сир Джейме Ланнистер. Первенец лорда Тайвина и леди Джоанны из Утеса Кастерли. Будучи оруженосцем лорда Самнера Крейкхолла, принял участие в сражении с Братством Королевского леса. На шестнадцатом году жизни посвящен в рыцари сиром Эртуром Дэйном, рыцарем Королевской Гвардии, за доблесть в бою. На шестнадцатом году жизни принят в Королевскую Гвардию королем Эйрисом II Таргариеном. Во время Резни в Королевской Гавани убил короля Эйриса у подножья Железного Трона. С тех пор известен под именем Цареубийца. Помилован за свое преступление королем Робертом I Баратеоном.

Джейме смотрел на строки, написанные рукой Герольда Хайтауэра, и чувствовал, как в нем закипает кровь. Зачем обязательно нужно было писать про Цареубийцу? Белая Книга служила для записи деяний, для истории, какая необходимость была упоминать здесь это прозвище? И это при том, что сир Герольд лишь вскользь упомянул Братство Королевского леса. Почему здесь не было написано, что он выиграл турнир, когда ему было тринадцать? Первый турнир сира Барристана – когда он в десять лет выехал на ристалище, и сир Дункан из жалости сразился с ним – сир Герольд не забыл упомянуть.

Его прозвали Отважным за дурацкую мальчишескую выходку. Я спас Королевскую Гавань, но меня будут помнить как Цареубийцу. Наверное, я должен радоваться, что сир Герольд не добавил к Цареубийце еще и Лживого Брата.

Он ненавидел их. Ненавидел их всех. Ненавидел сира Эртура, который бросил их, который служил только Рейгару, забыв про короля, которому присягал. Ненавидел сира Герольда, который сказал ему, что он должен служить королю, а не судить его, когда у него на глазах погибали Брандон и Рикард Старк. Ненавидел сира Барристана за то, что он обращался с ним как с ребенком до того, как он убил Эйриса, и как с чудовищем после этого. Сира Освелла Уэнта он ненавидел за то, что тот насвистывал Дожди в Кастмере, проходя мимо Джейме по корридору, а сира Марка и сира Ариса за то, что они еще не успели запятнать себя и за то, что им не пришлось иметь дело с Эйрисом.

Джейме с трудом поборол в себе порыв вырвать их страницы их Белой Книги и разорвать их на клочки. Их поступки ничего не значат. Это просто бумага и чернила. Поступок Джейме – значил. Если бы не Джейме, и Башня, и Книга, и Красный Замок обратились бы в пепел. Захлопнув книгу, Джейме оттолкнул ее от себя.

Вскоре отворилась дверь, и вошел сир Герольд. Он посмотрел на Джейме как на пустое место и занялся своими делами. Братья начали собираться по одному. Сир Эртур сел рядом с Джейме и попытался поймать его взгляд, но Джейме только гневно сверкнул на него глазами. Они все осудили его, даже не пытаясь понять, что произошло. Как и Нед Старк. Он им ничего не был должен.
 
Последнее редактирование:

dalyeth

Ленный рыцарь
В назначенный час все были в сборе. Удостоверившись в том, что королю ничего не угрожает, сир Герольд сказал:

- Сир Эртур изъявил желание собраться сегодня. – Судя по голосу, он был этому не рад, и у Джейме с языка уже было готово сорваться язвительное замечание по поводу раскола в их дружных рядах, но Герольд продолжал. – Он ставит под сомнение обеты Королевской Гвардии и желает обсудить это со своими названными братьями.

Этого никто не ожидал. Повисла тишина, которую нарушил сир Марк.

- А что вас смущает в наших клятвах?

Эртур выглядел неуверенным. На мгновение Джейме показалось, что он боится того, что сейчас скажет.

- Во время восстания некоторым из нас пришлось совершать поступки, которые шли вразрез с рыцарской честью.

Джейме фыркнул. Ты-то что об этом знаешь? - подумал он. Сир Герольд услышал. Он всегда следил за Джейме, словно пригрел змею на груди и опасался выпускать ее из вида.

- Вам есть, что добавить к этому, сир? – темные глаза Герольда впились в Джейме.

- Я просто задумался, с какими такими противоречиями пришлось столкнуться сиру Эртуру. Насколько я помню, Эйрис вообще не отдавал ему никаких приказов. Сир Эртур охранял только принца. – Джейме бросил взгляд в сторону сира Эртура и снисходительно улыбнулся. – Эйрис был в бешенстве, когда узнал, что Рейгар похитил Лианну. Если бы вас действительно заботили ваши клятвы королю, вы бы не стали в этом участвовать. Вы держали пятнадцатилетнюю девчонку в башне не из-за обетов, а потому что ваш друг захотел с ней спать.

Сир Барристан рывком поднялся на ноги.

- Вы не имеете права….

Сир Эртур жестом прервал его.

- Вам ведь тоже приходится, по большей части, охранять королеву, и вы подчиняетесь ее приказам, как подчинялись бы приказам короля.

- Если это не идет вразрез с волей короля, - возразил ему Джейме. – Как я уже сказал, Эйрис был очень расстроен произошедшим.

- То есть вы считаете, что проблема не в наших клятвах, а во мне, - сказал ровно сир Эртур.

- Я считаю, что эти клятвы курам на смех, но то, что вы делали по приказу принца, вы делали, не следуя своим обетам, а вопреки им, потому что принц был вашим другом.

- Как вы помогли своему отцу, потому что он ваша семья? – сказал сир Эртур, словно на него сошло озарение. Джейме захотелось его ударить, но вместо этого он улыбнулся.

- Да. Видите, вы все прекрасно понимаете.
 
Последнее редактирование:

dalyeth

Ленный рыцарь
- К чему, на ваш взгляд, это обсуждение должно нас привести? – спросил сир Освелл. – Как ни суди, речь идет о неподчинении приказам короля.

- Когда рыцарь присягает какому-нибудь лорду замка, тот, в свою очередь, клянется, что не потребует от рыцаря бесчестных поступков. В то время, как рыцари Королевской Гвардии… - возразил ему сир Эртур, но сир Герольд перебил его.

- Плохие из нас будут защитники, если нам придется быть и судьями.

- Я прошу не разрешения судить короля, я прошу лишь о том, чтобы мы обратились к нему с просьбой изменить наши обеты. Чтобы король не мог требовать от нас того, что идет вразрез с нашей рыцарской честью. Мы должны быть лучшими рыцарями королевства - и в итоге никто из тех, кто служил в гвардии Эйриса, не оправдал этого звания.

Повисла тишина. Наконец, сир Барристан сказал.

- В верности королю нет бесчестья.

- Даже если приходится исполнять приказы чудовища в человеческом обличье?

Снова воцарилось напряженное молчание.

Сир Герольд покачал головой.

- Король Эйрис был безумцем. Но он был один такой, а нашим клятвам не одна сотня лет. – Устремив взгляд куда-то вдаль, он добавил. – Сир Джейме говорил правду. Если мы повели себя бесчестно в отношении королевы Лианны, виной тому не обеты, а то, что верность принцу мы поставили выше верности королю.

- А как же насчет остального? – спросил Эртур. – Как насчет того, что мы молча смотрели, как на наших глазах страдают невинные люди?

Почему-то никто не велел сиру Эртуру заткнуться и перестать задавать вопросы, как это всегда происходило, стоило кому-нибудь заметить хоть тень сомнения на лице Джейме. Эртур снова смотрел на него, словно ожидая чего-то.

- Почему это волнует вас теперь? – спросил сир Освелл.

- Это всегда волновало меня. Но что мы могли сделать? Я признаюсь, что возлагал свои надежды на принца Рейгара. Я решил дождаться смерти Эйриса, и уверяю вас, принц собирался многое изменить. – Глаза сира Эртура наполнились грустью. – Но он погиб, и на троне сидит король Роберт. Он не Рейгар, но он не безумен. Я уверен, что он услышит нас.

Какое это теперь имеет значение? подумал Джейме. Уже слишком поздно.

Борясь с искушением сказать что-нибудь, о чем он потом пожалеет, Джейме со всей силы сжал кулаки, чтобы ногти впились в ладони. Боль отвлекала.

- Что, если в наших рядах не будет согласия? – спросил сир Герольд. – Что, если наши рыцарские клятвы остановят нас, когда королю будет грозить опасность? Чем больше свободы выбора у нас будет, тем меньше от нас пользы королю и, в конечном итоге, королевству. Надевая белый плащ, мы жертвуем чем-то. Чем выше цена, тем значимее наша жертва.
 
Последнее редактирование:

dalyeth

Ленный рыцарь
- Предполагается, что белый плащ могут надеть лишь лучшие из рыцарей, - сир Освелл наклонился вперед, пристально глядя на Белого Быка. – Возможно, Эртур прав. Если король велит поступать нам недостойно рыцарской чести, какой смысл в этом плаще?

- Все не так просто, -сказал сил Барристан. – Если рыцарь обязан защищать невинных, а король находит удовольствие в том, чтобы их мучить, то, следуя рыцарским обетам, мы должны не только отказаться участвовать в этом, мы должны помешать ему. Подобные рассуждения могут нас далеко завести.

Джейме мрачно уставился на крышку стола.

То есть мы должны позволять королю творить, что ему вздумается?

Ему вдруг очень захотелось узнать, как бы сир Барристан поступил на его месте. Если бы сир Барристан, со всей своей честью и праведностью, пошел до конца и убил Эйриса, он бы, наверное, не смог дальше жить с этим. Сам лишился бы рассудка. Но скорее всего он бы просто проводил взглядом уходящего Россарта, и его драгоценная честь послужила бы ему утешением, когда дикий огонь поглотил бы и город, и его самого.

Никто из них не способен был понять.

- Я не знаю, что я здесь делаю, - сказал Джейме, перебив сира Герольда на середине ответа. – Вы тут рассуждаете о чести, о долге, о том, что правильно – а у меня нет чести, долг свой я не исполнил, и когда вообще Ланнистеры были поборниками справедливости? – Он встал из-за стола, чувствуя, что едва способен стоять на ногах под тяжестью доспехов. Обведя их всех взглядом, Джейме добавил. – Сообщите мне потом, к какому решению придете, а я на досуге подумаю, как еще можно все испортить.

Он поспешно вышел из зала, чтобы никто не успел заметить подступавшие к его глазам слезы.
 
Последнее редактирование:

dalyeth

Ленный рыцарь
Джейме к сожалению не сдержался
Джейме 17 лет, и последние полгода он живет в аду, без возможности хоть с кем-нибудь поделиться. Вся эта братия, кроме Дейна, его игнорирует и презирает, а к Дейну у него свои счеты. Удивительно было бы, если бы он сдержался.
 

Элюня

Наемник
Надо же, никогда бы не подумала о таких душевных метания Джейме! В первом сезоне сериала, а ведь именно об этом временном промежутке речь в фанфике, он воспринимался, как абсолютно беспринципный типчик.
Потом, по мере взросления, менялся он, менялось и отношение к нему. Посмотрим, что сделает из Джейме автор....
 

dalyeth

Ленный рыцарь
Элюня , К первому сезону сериала с этого момента прошло уже 17 лет (в книге 14), в течение которых Джейме варился вот в этом всем, когда единственным близким человеком рядом была Серсея со всеми вытекающими. В каноне все это есть, причем, в первом сезоне сериала даже лучше показано, чем в книге ( пересмотрите добавленные сцены Джейме/Нед, Джейме/Джон Сноу, Джейме/Роберт/Барристан, Джейме/Джори Кассель), в книге до третьего тома мы вообще мало видим Джейме, а Вальдау в первом-втором сезоне уже играет, как боженька, и все, что нужно, показывает. Этот нарыв вскрывается в банях Харренхола, но все эти годы Джейме с этим жил.
Вообще NoOne0_o пишет абсолютно канонного Джейме и здесь, и в L&H (понятно, что там персонаж развивается в другой среде и становится совсем другим, но ключевые черты образа и характера сохранены). Это довольно наивный и не слишком умный (не умеющий просчитывать на несколько шагов вперед), но добрый и импульсивный подросток, который вырос без матери при жестоком и холодном токсичном отце, вырос на легендах о рыцарских подвигах, ничего другого знать не знает и не умеет, отчаянно фанбоит Эртура Дейна и немножко Рейгара. И вот эту нежную тепличную ромашку сначала совращает Серсея, потом ломает об колено Эйрис. Идеальные рыцари оказываются вовсе не идеальными. Потом его все бросают, предоставляя ему рубить гордиев узел с Эйрисом в меру собственных возможностей и понимания, но вместо того, чтобы похвалить, смешивают с грязью. Он растерян, сломан, раздавлен, все его идеалы и представления о жизни оказались перевернуты с ног на голову, его жизнь разрушена, ему при этом только 17 лет. По сути, одиннадцатиклассник. Некоторых мамы еще в этом возрасте в поликлинику водят. Дальше ему остается только огрызаться и прятаться за маской, чем он благополучно в каноне 14/17 лет и занимается. В L&H его из этой ямы оперативно вытаскивает Манс, в каноне он успевает со своей маской срастись и уйти в слияние с единственным близким ему человеком - Серсеей. Но это абсолютно один и тот же характер.И он почти не меняется на протяжении всей саги, только лучше раскрывается. Спустя эти ~15лет он все так же продолжает фанбоить Эртура Дейна.
 
Последнее редактирование:

dalyeth

Ленный рыцарь
Вот тут хорошая нарезка на эту тему

Сюда, правда, не вошли сцены с Джоном и Недом в ВФ, но можно поискать
 

dalyeth

Ленный рыцарь
Ночью Джейме увидел сон. Ему снова было пятнадцать, и он проводил ночь в бдении в септе. На рассвете сир Эртура должен был посвятить его в рыцари. Джейме так долго стоял на коленях, что они уже начали кровоточить, но сир Эртур не пришел.

Время шло. У Джейме начало подводить живот от голода, он уже не чувствовал ног.

Он придет, думал Джейме, но Эртур не приходил.

Джейме решил ждать до конца. Он должен был доказать, что достоин быть рыцарем. Он не сдвинется с места. Возможно, это было еще одним испытанием. Но если так, это было жестокое испытание. Наконец, наступил момент, когда он уже не мог выносить боль в коленях и одиночество, но, попытавшись встать на ноги, Джейме обнаружил, что не может этого сделать.

Он заметался, вскрикивая от боли, ему уже было плевать на честь, он хотел лишь, чтобы сир Эртур пришел за ним. Пусть даже не сир Эртур, кто угодно. Помогите мне! Он откинул голову назад и закричал, умоляя о помощи, но встать с колен так и не мог.

А потом открылась дверь. Джейме обернулся – но вместо сира Эртура в септе появился Улыбающийся Рыцарь.

- Не подходи, - сказал Джейме.

Но Улыбающийся Рыцарь подошел вплотную, присел на корточки возле Джейме и наклонился к его лицу. Его дыхание пахло кровью, его пустые глаза смеялись.

- Сир Эртур не будет посвящать тебя в рыцари, и никто другой не будет. Это выпало мне.

- Нет, - закричал Джейме, - так не должно быть. Уйди от меня!

Но Улыбающийся Рыцарь уже опустился на колено рядом с ним, обняв Джейме за плечи.

- Уйти? - сказал он….. и голос его начал меняться, становясь яснее, глубже… такой знакомый голос. – Но мой мальчик, ты ведь уже впустил меня.

Джейме попытался оттолкнуть его, но Улыбающийся Рыцарь остался на месте, прижимаясь щекой к щеке Джейме, Джейме чувствовал его горячее дыхание на своем лице и уже не мог разобрать, где кончался он и начинался тот, другой. Джейме продолжал бороться, пока не осознал, что он в септе один.

Он проснулся в холодному поту, весь дрожа. Подойдя к окну, он высунул голову наружу, хватая ртом холодный ночной воздух, пока сердце не перестало бешено колотиться и тошнота не отступила. После этого он оделся, пошел в оружейную, взял там затупленный меч и отправился на площадку для учебных боев. Была глубокая ночь, высоко в небе висела луна, но спать сегодня он больше не мог.

Джейме из всех сил лупил по чучелу, представляя, что это Улыбающийся Рыцарь. Он не думал ни о технике, ни о точности, просто бил, что было силы, снова и снова, пока кровь не начала стучать в ушах, заглушая дурные мысли.

Звук шагов вырвал его из забытья. Джейме застыл. Он только сейчас заметил, что пальцы его правой руки совсем онемели, и что лицо его было в слезах. Внутри у него все сжалось, он остался стоять спиной к незваному гостю, шумно дыша.

- Ночь на дворе, - сказал сир Эртур.

Ну почему именно он? Джейме снова поднял меч, размахнулся и, не говоря ни слова, начал опять бить по чучелу, вымещая свою обиду и гнев. Может, он просто уйдет.

Но Эртур продолжал.

- Я думал, что вчерашний сбор тебя заинтересует. До восстания ты нередко выражал свое неудовольствие.

И всем было плевать.

Джейме врезал кулаком по животу чучела, представляя, что это сир Эртур.

- Если вы забыли, с источником своего неудовольствия я уже сам разобрался. – Джейме старался говорить непринужденно, чтобы в его голосе не прозвучало ни тени сожаления. Я не буду притворяться, что раскаиваюсь. Мне все равно, что вы обо мне думаете. Подняв меч, он снова обрушил на чучело град ударов. – Что бы вы там теперь ни нарешали, уже слишком поздно.

Сир Эртур подошел вплотную к Джейме.

- Посмотри на меня.

Джейме пришлось подчиниться, чтобы не выглядеть трусом. Он повернулся к сиру Эртуру. Луна стояла высоко, и ночь не могла скрыть следы слез на его лице.

Эртур смотрел на него своими бледными глазами, но Джейме не мог прочесть по его лицу, о чем он думает.

Левая рука Джейме сжалась, и он крепче перехватил меч в правой. Эртур всегда казался ему необыкновенным. Он был приветливым, но отстраненным, всегда серьезным. Он редко делился своими мыслями. Все это добавляло ему таинственности, словно он был не обычным человеком, а героем из легенд. Но это тоже была ложь. Он хранил молчание потому, что ему нечего было сказать. Если бы он заговорил, все бы сразу поняли, что он ничем не отличается от остальных.
 

Насмешница

Межевой рыцарь
Пока затрудняюсь прокомментировать новинку. Надо распробовать!
Но вопросы уже есть. И опасения.
Насколько понимаю, это категорический некинон. Р&Л было таки похищением, заточением, насилием. Но, просто у местного Рейегарушки фертильность не высокая оказалась? Плюс, одно дело, когда по любви, а тут Северная Волчица, поди, отбивалась, как только могла, что повлияло на частоту попыток зачатия? Т.е. Лианна таки обесчещено-изнасилованная и обозленная, но не залетевшая и потому вполне живая? Или как? Или эти детали будут постепенно раскрыты читателю по мере повествования?
Опасения - за двумя зайцами всегда риск)). Когда речь идет о переводчике - наркоману перевода перспектива пролететь с дозой внушает((.
 
Сверху