Пародия Фанфик: Белые Ходоки и черные мужики

Ассиди

Присяжный рыцарь
Название: Белые Ходоки и черные мужики
Фандом: сериал/сага
Автор: Ассиди, Снежана Ходокова
Бета: Lyanna
Категория: джен
Размер: мини
Пейринг/Персонажи: Торен Смоллвуд, Уилл, Белые Ходоки
Рейтинг: PG-13
Жанр: юмор, стеб
Краткое содержание: Пришел сын Крастера с товарищем папе помочь по хозяйству. А тут разведчики Ночного Дозора мимо проходили... Нехорошо получилось.
Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО.
Статус: закончен

В лесу раздавался топор дровосека. Топору было, по самым скромным прикидкам, около восьми тысяч лет, и дровосеку примерно столько же, потому что он был вихтом. Конечно, если бы у него был выбор, у дровосека, в смысле, а не у топора, то ни в коем случае бы он, благородный воитель из Первых Людей, павший героем в самую Долгую Ночь, боевым оружием дрова рубить ни за что бы не согласился. Беда в том, что как раз выбора-то у него и не было.

— Задолбал стучать, — сказал Эссейрин Холодная Звезда, обращаясь, конечно, не к вихту, а к своему приятелю. — Хэлгенейр, сколько твоему папаше этих треклятых дров-то надо? Пол-леса?

— Надеюсь, что меньше, — отозвался Хэлгенейр Серебро Тумана. — И вообще, не бухти! Я тебя, как челове... в смысле, как Ходока нормального пригласил к папе на дачу, а ты мне с самого утра настроение портишь.

— Хороша дача, — издевательски хмыкнул Эссейрин. — Я тебе, между прочим, не легендарная ворона Джон Сноу, я кое-что знаю. На даче отдыхать положено, а мы тут пашем, как рабы Валирии.

В последней фразе Холодная Звезда, конечно, несколько покривил душой. Пахали (а также рубили дрова, носили воду, подновляли забор, в общем, выполняли все прочие важные сельскохозяйственные задачи) исключительно вихты, а Ходоки бродили вокруг, надзирали за порядком и отдавали приказы. Но все равно было как-то обидно.

— Ну я же тебе объяснял, — в голосе Хэлгенейра появились виновато-просительные интонации, — говорил, что для меня это важно, что я контакт с семьей наладить хочу. Если для этого надо попахать, то я согласен. Психологи это называют «работать над отношениями».

— Во-первых, что-то мне подсказывает, — не сдавался Эссейрин, — что под работой над отношениями психологи разумеют что-то другое, а во-вторых, я бы с твоим папашей-извращенцем не стал бы контакт налаживать.

Он хотел добавить еще, что сам не знает, почему именно — потому, что побоялся бы, или потому, что бы побрезговал. Но вовремя сообразил, что это будет бестактно, и заткнулся. Впрочем, затыкание не очень-то помогло.

— Ничего ты не знаешь, Эссейрин Холодная Звезда, — внезапно взорвался Хэлгенейр. — Тебе хорошо, ты напрямую происходишь от самого первого Короля Ночи, хоть и по женской линии, это всем известно. А мы с братьями кто? Детдомовцы, подкидыши? Почему папа от нас в младенчестве отказался? Никто меня не понимает!..

Эссейрин мысленно взвыл. Он давно знал Хэлгенейра, искренне любил его, к некоторым его братьям, особенно к самому младшенькому, тоже был сильно привязан, но необходимость каждый раз выслушивать про Хэлгенейровы детские обиды... В общем, Холодная Звезда остро жалел, что в Зачарованном лесу нет ни одного достойного доверия гештальт-терапевта.

В отличие от своих братьев Хэлгенейр очень страдал от мысли, что отец бросил его в младенчестве и был готов на все, что угодно, только бы воссоединиться с человеческой частью семьи. Зачем это ему вообще надо, бедняга внятно объяснить не мог. Но бросать его в такой нервной ситуации одного было бы очень не по-дружески. Вот и приходилось терпеть и зря гонять вихтов...



В лесу раздавался топор дровосека. Торен Смоллвуд прислушался и насторожился. Уилл прислушался и наивно обрадовался.

— Чего лыбишься? — напустился Смоллвуд на новичка.

Чем дальше двое дозорных углублялись в Зачарованный лес, тем гаже у него становилось настроение.

— Ну дык это, — растерянно развел руками Уилл, — раз топор, значит жилье, люди, ночевать в тепле будем...

— Ну да, — презрительно процедил Смоллвуд, — раз топор, значит одичалые, вмиг башку отрубят. Этим же топором.

Надо сказать, Торен Смоллвуд был большим пессимистом и к тому же очень не любил вышеупомянутых одичалых. Одичалые платили ему полной взаимностью.

— Да что ты, Торен, мы им сами все отрубим, — вскинулся Уилл, которому страшно хотелось провести ночь под крышей. — Мы же это... свет во тьме, щит, охраняющий царство людей, и еще про рога там что-то было. В общем, мы Ночной Дозор, а Ночной Дозор круче всех, да!

— Во-первых, не свет, а меч во тьме, — не поддался Смоллвуд, — учишь вас, учишь... А, во-вторых, полегче на поворотах, их может быть много, а мы-то одни.

— А давайте я на разведку схожу, — расхрабрился Уилл. — Вдруг их там все-таки не очень много. Ну или, конечно, много, но они добрые и никаких голов нам отрубать не станут.

— Ну и иди ты... в разведку, — обиделся Смоллвуд. — Мозгов нет, своих не вставишь.

Уилл благодарно кивнул и быстро исчез. Вернулся он тоже очень быстро, задыхаясь после бега и с перекошенным от ужаса лицом.

— Ходоки, я видел Белых Ходоков!



В лесу по-прежнему раздавался топор дровосека — хозяйственных задач в Крастеровых владениях было невпроворот. Хватало, чем занять своих вихтов и Хэлгенейру, и Эссейрину. Без дела болтался только маленький Тиархьяр, самый младший сын Крастера, у которого никаких вихтов не было еще и в помине в силу его несовершеннозимнего возраста. Впрочем, он не особо и переживал. Кто же, в конце концов, печалится отсутствию поручений? У предприимчивого Ходенка и без Крастерова имущества нашлась куча очень важных дел. Залезть туда, сюда, и еще вон туда, натырить вкусняшек на кухне, обнаружить под крыльцом выводок месячных котят и чуть не умереть от такой милоты, в шутку напугать идущую из леса с грибами человеческую сестренку и получить от нее по шее корзиной, после чего с замерзшим грибом на голове отправиться оттачивать боевые навыки в смертельной битве с местным бурьяном. Да мало ли что еще! Помимо всего прочего, пока все заняты, у Ходенка был нехилый шанс утянуться одному в лес и там поиграть в крутого разведчика. Что ходенок, собственно, и сделал, как только взрослые окончательно о нем забыли. Хотел-то он поиграть, а судьба распорядилась так, что разведка получилась какая-то совсем настоящая. На опушке леса старательно пытались слиться с местностью двое ворон и очень подозрительно поглядывали в сторону вихтов. В общем, дело принимало очень нехороший оборот. Чего доброго, кто-нибудь из взрослых Ходоков заметит пришельцев первым! И таким образом лишит Тиархьяра возможности совершить подвиг. Нельзя было терять ни секунды, и Ходенок припустил со всех ног. Он побежал обратно к замку Крастера, не разбирая дороги, и со всего маху налетел на Эссейрина.

— Какого лорда-командующего?.. — Холодная Звезда на секунду позволил себе потерять невозмутимость.

— Мужики! Я видел черных мужиков!



В лесу больше не раздавался топор дровосека. Оценив обстановку, Хэлгенейр и Эссейрин отозвали вихтов и натравили их на дозорных. Конечно, со всего лишь какими-то двумя воронами можно было справиться даже в одиночку и без всяких там бродячих покойников. Но ходили же слухи, что у некоторых ворон случаются мечи, могущие убить Ходока. Может быть, эти слухи были ни на чем не основаны, но проверять на себе не хотелось. Радовало одно — столкнувшись с опасностью, хоть и не слишком большой, Хэлгенейр тут же забыл про свое несчастливое детство и психологические проблемы. Тиархьяру велели спрятаться за деревом и не показываться, а то вороны большие, а он еще маленький. Он, разумеется, обиделся и даже немного поплакал, но в одиночку плакать было неинтересно, и он осторожно высунулся из-за дерева, чтобы понаблюдать бой ворон и вихтов.

Вихтов было больше, чем ворон, но драться они не любили и не умели. И не хотели, впрочем, их никто не спрашивал. Дозорные, к слову сказать, тоже драться не хотели, но их тоже никто не спрашивал.

— И чего они приперлись? — проворчал Эссейрин, отломил от дерева веточку, заморозил и сунул в рот. Сосулька была бы вкуснее, но на деревьях они не росли, а тащиться к дому не хотелось. — Не дают спокойно отдохнуть.

— Мы сюда вообще-то поработать пришли, — напомнил Хэлгенейр.

— Правильно, — согласился Эссейрин, — но чем быстрее работу сделаешь, тем больше потом отдохнешь. Сам говорил про дачу. А тут вороны.

— Они к папе часто ходят, — вздохнул Хэлгенейр. — Он делает вид, что с ними сотрудничает, а вороны ему верят. А потом он нам рассказывает, куда они полетели.

Эссейрин заморозил еще одну веточку, протянул Хэлгенейру, но тот гордо отказался. Эссейрин посасывал ледяшку, размышляя о том, не свалить ли отсюда вместе с вихтами. Если Крастер приманивает ворон, значит, это ему зачем-то нужно. Может, у ворон и правда какие полезные сведения есть? О мечах, убивающих Ходоков, например.

Но просто так сваливать было бы недостойно настоящих воинов. И настоящих Ходоков тоже.



Смоллвуд и Уилл сражались с мертвецами как могли. Могли они, как ни странно, намного лучше, чем их противники. Смоллвуд слышал, что ходячие трупы не падают, даже если их разрубить пополам, но эти тут же опускались в снег, стоило лишь слегка их задеть мечом. Будто их уже до этого боя успел загонять до сме… В смысле — так загонять, что бедняги хотели только, чтобы от них наконец все отстали. Лишь один вихт с большим топором держался бодро и никак не хотел отступать. Он махал топором с такой скоростью, что подойти к нему было невозможно, и уже успел свалить парочку деревьев, одно из которых чуть не придавило Уилла, хорошо, Смоллвуд вовремя успел его толкнуть в снег.

— Какой топор-то хороший! — восхитился Уилл, едва переводя дыхание. — Его бы разведчикам! А то наши топоры вечно ломаются.

— У хороших разведчиков не ломаются, — буркнул Смоллвуд, но качество топора тоже оценил. — Давай-ка заведи его меж тех трех деревьев, а я сзади подойду.

Уилл проворчал что-то вроде: «опять мне самое тяжелое достается», но план старшего разведчика исполнил блестяще. Помахал мечом перед вихтом, ловко уклоняясь от топора, а потом нырнул в просвет между деревьями, такой узкий, что рванувшийся за ним мертвяк впечатал топор аккурат в ствол дерева. И не успел вытащить — подбежавший сзади Смоллвул разрубил бедолагу пополам.

Самое сложное в схватке было вытащить топор из ствола дерева. Застрял он там намертво. Смоллвуд ухватился за топор, Уилл за Смоллвуда, и после нескольких тщетный попыток они, наконец, освободили ценный инструмент и повалились кубарем на землю.

А когда дозорные, наконец, смогли подняться, над ними стояли две мерцающие белые фигуры. Белые Ходоки!



Эссейрин с Хэлгенейром не хотели вмешиваться в драку, даже увидев, как их вихты падают один за другим. Невелика потеря, уж чего-чего, а мертвецов всегда в достатке. Убивать ворон Эссейрину расхотелось после того, как он узнал, что Крастеру они зачем-то нужны. Их можно было бы и отпустить с миром, если бы не топор. Подлые вороны посмели отобрать топор и того и гляди унесут его на свою Стену. А вот этого допускать было никак нельзя.

— Отдайте топор, — как можно более вежливо сказал Эссейрин. — Вы на своем юге сколько угодно топоров добудете, а за Стеной другого такого хорошего топора нет. Чем мы Крастеру дров нарубим?

Смоллвуд и Уилл переглянулись. Ходок что-то произнес скрежещущим голосом, похожим на треск ломающихся льдинок. Наверное, угрожал, что он мог еще сказать?

— Убирайтесь! — мрачно сказал Смоллвуд и поднял топор, намереваясь зарубить Ходока.

Общего у людей и Ходоков было очень мало, за исключением разве что боевого инстинкта — когда на тебя замахиваются боевым оружием (или тем, что может за него сойти), ты замахиваешься в ответ. Эссейрин вскинул ледяной клинок, Смоллвуд размахнулся топором изо всей силы… Хэлгенейр отчаянно вскрикнул, увидев, как прочное лезвие топора раскалывается от удара ледяным клинком.

Эссейрин и Смоллвуд застыли друг напротив друга. Один — со все еще поднятым ледяным клинком, другой — с топорищем наперевес. И оба с одинаково растерянными физиономиями.

Выглянувший было из-за дерева Тиархьяр тут же поспешил спрятаться обратно. Он не совсем понял, что произошло, но понял, что сломался топор. А если что-то ломается, то кто виноват? Правильно — тот, кто младше всех. Поэтому надо удрать подальше, чтобы не нашли.

Тиархьяр и побежал куда подальше. Но, видимо, не в ту сторону или недостаточно быстро, потому что наткнулся прямо на папу. Хорошо, вовремя остановился, не хватало еще папу заморозить!

— Ты чего тут шляешься? Бездельник! — напустился на него Крастер.

Не услышав привычного стука топора, он пошел проверить, не случилось ли чего. Убегающий со всех ног Ходенок подтвердил все его худшие подозрения. Нет, когда-нибудь он дойдет до самого Короля Ночи и выскажет ему все, что он думает о нем самом и всем его воинстве. Он, понимаете ли, им своих сыновей отдает, родную кровь жертвует, а они чем занимаются вместо того, чтобы любящему отцу помогать?

Смоллвуд и Эссейрин так и застыли, подобно ледяным статуям, когда к ним подбежал рассерженный Крастер и заорал так, что все вороны в окрестностях мили испуганно поднялись в воздух и улетели. В его крике не то, что Ходоки, даже дозорные не могли разобрать слов. Но суть была понятна и так.

— И чтобы ноги вашей тут больше не было! — закончил Крастер, подобрал обломки топора и гордо удалился.

Ходоки с дозорными переглянулись и направились в разные стороны.



— Ну вот, — причитал по дороге Хэлгенейр, — ну зачем ты полез к этой вороне? Теперь папа мне вовек не простит топора, а я только-только начал с ним отношения налаживать...

Эссейрин слушал, кивал и грустно думал, что теперь точно придется где-то искать гештальт-терапевта. Ну или выучиться самому, если найти совсем не получится. Пока что он искал глазами Ходенка, и не находил. Но это было самой меньшей проблемой, ибо неугомонный Тиархьяр обычно находился сам ровно тогда, когда его прекращали искать.



— Теперь Крастер нас и на порог не пустит, — грустно говорил Уилл, когда они плелись обратно к Стене, проваливаясь в сугробы. — У кого мы последние сведения об одичалых узнавать будем? У Белых Ходоков?

Смоллвул сначала игнорировал нытье Уилла, но потом подумал, что насчет Крастера тот был прав. Как бы Торен не ненавидел одичалых, он не мог не признать, что Крастер Дозору полезен. А теперь они потеряли ценного агента, и из-за чего? Из-за какого-то топора? Пускай даже из-за хорошего топора.

Смоллвуд резко остановился, сшибив с ветки ближайшего дерева снежную шапку.

— Придумал! — громко заявил он. — Мы подарим Крастеру новый топор, специально ради него на юге закажем! Пусть только попробует после этого не пустить!
 

Rebecca Armstrong

Знаменосец
Реакция "восторг" не способна полностью отразить испытываемые мною чувства! Это - как всегда - великолепно, прекрасно, замечательно, мило, трогательно и потрясающе!!
Дорогие авторы! Спасибо вам за эту прелесть, порадовали с утра! :hug:
:thumbsup:
:bravo:
 

Ассиди

Присяжный рыцарь
Unbroken , Rebecca Armstrong , спасибо вам за ваш восторг! Я показала комментарии соавтору (к сожалению у нее нет технической возможности зайти на форум, но я могу ей передавать) и она тоже передает вам горящие сердца!
 
Сверху