Джен Фанфик: Вечеринка и политика

Daena

Знаменосец
Название: Вечеринка и политика
Автор: CommaSplice
Переводчик: Daena
Ссылка на оригинал: https://archiveofourown.org/works/1313767/chapters/7536107
Категория: джен
Размер: мини
Рейтинг: PG-13
Персонажи: Джейме Ланнистер, Бриенна Тарт, Станнис Баратеон/Маргери Тирелл
Предупреждения: Modern-AU
Описание: Джейме и Бриенна оказались единственными гостями без костюмов на бале-маскараде.
 

Daena

Знаменосец
Бриенна открыла коробку, присланную из магазина маскарадных костюмов.

– Э… Это… Это платье, – заметил Под.

– Я не это заказывала, – закончила за него Бриенна. Это был розовый атласный отороченный мехом кошмар. – Мне прислали чужой костюм.

Ее ассистент явно испытывал облегчение, что это не она такое выбирала.

– Я могу вернуть это, мистер… э-э-э, мисс Тарт.

– Просто зови меня Бриенна, – в сотый раз предложила она. – Уже слишком поздно. Вечеринка начнется через час, а до магазина час дороги. Мне просто придется пойти в том, что есть. – На ней была простая синяя рубашка на пуговицах, синие джинсы и ботинки. – У Ренли случится припадок.

– Скажите ему, что вы нарядились в маньяка-убийцу, – предложил Под. – Нет, серьезно, мистер, э-э, мисс Бриенна. Это из «Семейки Аддамс». Уэнсдей была в своей обычной одежде, и когда ее спросили, кого она изображает, она сказала: «Я – маньяк убийца, они выглядят в точности как все».

Она не удостоила это ответом.





Джейме заправлял бензином машину, когда его телефон завибрировал. Он глянул на сообщение. Оно было от Серсеи:

«Мы не едем на вечеринку. Мы с Робертом пойдем в кино. Я сказала Ренли, что ты придешь».

Неважно, что его сестра сказала Ренли. Чтоб Джейме провалился, если он пойдет на вечеринку. Это была костюмная вечеринка. Никто по нему там скучать не будет.

Он забирался в машину, чтобы ехать домой, когда зазвонил телефон. Он посмотрел на экран, но номер был незнакомый.

– А, Джейме.

– Отец. Чей это телефон?

– Уборщицы. Я у нее позаимствовал. Почему-то ты никогда не отвечаешь, когда я звоню со своего.

Джейме закрыл глаза.

– Серсея сообщила мне, что они с Робертом не могут посетить прием у Ренли Баратеона. Какая-то чепуха про то, что им надо держаться подальше от мероприятий с алкоголем.

– Отец, они оба алкоголики в завязке. Это не че… Ладно, что там у тебя?

– Ты должен там появиться. Тиреллам, кажется, взбрело в голову, что они могут мне противиться. Слишком уж они милуются с Ренли и Станнисом. Мне сообщили, что Маргери Тирелл встречается с…

Джейме перебил его:

– Ренли – гей. Он открыто живет с Лорасом. Я думаю, они собираются пожениться в Дорне, раз теперь там это законно.

Отец продолжил, словно он ничего не говорил.

–… со Станнисом Баратеоном, кандидатом в Сенат. Он может угрожать нашим интересам. Положи конец их отношениям.

– Маргери Тирелл и Станнис Баратеон встречаются? Маргери? Которая флиртует со всем, что движется, носит платья, в которых видно половину ее груди? Со Станнисом, который наверное спит в носках на подтяжках? Станнисом, который не пьет, не курит, не…

– Да. Они встречаются. Положи этому конец.

– Но как именно?

– Мне тебе карту нарисовать? Она его бросит, как ошпаренная, если только у нее появится шанс с Ланнистером.

Джейме поджал губы.

– А если бы Роберт и Серсея смогли пойти, что они должны были сделать? Соблазнить ее на тройничок?

В ответ он получил короткие гудки.



Гости Лораса и Ренли полностью погрузились в средневековую тему. Джейме чувствовал себя не в своей тарелке, когда вошел в бальный зал. Даже декорации были продуманы до мелочей. Единственным, что было не в теме были знаки выхода, бар и форма официантов. Куда бы Джейме не посмотрел, кругом были люди в доспехах, развевающихся мантиях и средневековых платьях. Шуты кривлялись и жонглировали, время от времени появлялись актеры и начинали какие-то средневековые диалоги.

Так что ему понадобилось время, чтобы найти Станниса. Вокруг среднего брата Роберта собралась толпа, и судя по тому, что Джейме удалось услышать, отец был прав, что заволновался.

Станнис должен был выглядеть в своем костюме глупо, но каким-то образом доспехи из вареной кожи и кольчуга придавали ему вид властный, уверенный, целеустремленный.

Маргери висела на его руке, иногда почти в буквальном смысле, и она была просто воплощенный образ восторженной помощницы и компаньонки. Платье было довольно скромным для нее, но все же обнажало достаточное количество ее кремовой кожи.

– Маргери, этот костюм неудобен, и я гремлю.

Она обхватила локоть Станниса.

– Здесь все гремят. Даже женщины.

И это была правда. Большая часть мужчин и несколько женщин нарядилась в доспехи. Джейме придвинулся ближе.

– И кроме того, он тебе идет. О, посмотри, это Тарли. Нам надо подойти и поздороваться.

Джейме уставился на нее. У Станниса не было ни единого шанса с Рэндилом и Мелессой Тарли. Первый в политике был полной противоположностью Станниса Баратеона, а вторая была кузиной его бывшей жены, так что вряд ли была к нему по-доброму настроена. Но подойдя поближе он услышал пустую болтовню Маргери, и из-за нее казалось, что они все здесь близкие друзья, и что Станнис – единственный, за кого следует голосовать.

Он едва не догнал их, когда Маргери потащила Станниса к толпе из Крейкхолов и Вестерлингов. Глупая была идея. Они все были твердыми сторонниками отца.

Получился повтор представления с Тарли. Она обменялась со всеми воздушными поцелуями и восхитилась их костюмами. Станнис напряженно кивал, и выглядел просто царственно. Джейме наконец пробился вперед и его тепло поприветствовали сторонники его отца.

– Как это тебе удалось явиться без костюма? – спросил Рейнальд Вестерлинг. Он улыбнулся и сказал что-то о том, что планы поменялись в последнюю минуту. На этой вечеринке не было ни одного мужчины, который не убил бы за возможность одеться нормально.

– Как жаль, что вы не соблаговолили поддержать дух события, – пробормотала Маргери. – О, взгляните на Хариса Свифта!

– Лучше не стану, – но сказав это, Джейме заметил, что Крейкхолы нахмурились.

Маргери одобрительно оглядела героя темы.

– Я слышала, у него возникли трудности с костюмом, но все же он прекрасно справился. Разве он не очарователен?

«Очарователен» было слишком уж лестным словом, но несколько человек согласно поддержали одобрение вышеупомянутого Хариса Свифта.

Следующие несколько минут Маргери продолжала ахать над костюмами, которые люди вокруг них взяли напрокат или сделали сами. И каким-то образом, не говоря это вслух, она сумела намекнуть, как это неприятно, что Джейме отказывается присоединиться к духу праздника, в отличие от остальных. Они все так старались, потратили столько сил и средств. А вот люди, которые не…

– Я не знал, что должен прийти до…

Сторонники фракции Ланнистеров одобрительно кивали, пока Маргери разъясняла свой тезис: вот стоит тут Станнис, серьезный мужчина, который правильно расставляет приоритеты, но все же знает, когда пойти на компромисс, когда пойти навстречу другим, когда пожертвовать личным комфортом во имя остальных.

Джейме моргнул и уставился на Станниса, который обладал репутацией несгибаемого, как железный прут. Станнис тоже казался ошарашенным.

Отец был прав, что забеспокоился. Маргери была просто настоящий профи.

Он попытался еще три раза, но каждый раз она умудрилась перевести его насмешку в еще одну причину голосовать за Станниса. Джейме решил отойти и перегруппироваться, прежде чем он сам начнет думать, что Станнис Баратеон – лучший кандидат на место сенатора.



Бриенна покрепче ухватила кружку с гипокрассом, который сочла наименее отвратительным из всего, что предлагали официанты. Она уже три раза пыталась протолкаться через наряженных в средневековые одежды людей, чтобы добыть себе что-нибудь нормальное, вроде имбирного эля или газировки, но в итоге сдалась и спряталась в задней части комнаты вместе с несколькими другими немного ошарашенными чрезмерной аутентичностью вечеринки гостями. Когда начались придворные танцы, по крайней мере один мужчина решительно зашагал в темноту, таща за собой свою партнершу.

– Но там так весело! – протестовала она.

– Нет.

Они были странной парой, подумала Бриенна. На женщине практически лопалось платье почти того же розового оттенка, как у того, что по ошибке пришло Бриенне, но в этом наряде она чувствовала себя уютно. Ее компаньон тоже был одет согласно заданной теме, но в куда более мрачном роде. В отличие от Лораса, чьи доспехи сияли так ярко, что Биренна видела в них свое отражение, этот мужчина выглядел так, словно вышел из боя, где зарубил с дюжину врагов.

Наверное он был адвокат по налогам или что-то вроде того, решила Бриенна. Его пухленькая партнерша надулась, но перевела внимание на танцоров.

– А, вот ты где! – громко воскликнул высокий светловолосый полубог в зеленой клетчатой рубашке и брюках цвета хаки. Он подошел и встал рядом с Бриенной, улыбаясь так, словно она единственный человек, которого он хотел бы видеть. – Ты же гостья, да? – спросил он уже потише. – Ты же не портовый грузчик на отдыхе?

Парочка, до этого игнорировавшая ее, развернулась и уставилась на нее.

– Конечно, я гостья. А кто ты?

– Тсссс.

Бриенна задумалась, сколько он уже выпил. Может он пил тот ярко-красный напиток, который называли «Безумный Таргариен»? Или гипокрасс был смертельнее, чем казалось? Она с подозрением уставилась на свой коктейль.

– И кого ты должна была изображать? Лесоруба?

– Я маньяк-убийца. Они выглядят, как все остальные.

Мрачный мужчина кивнул, словно она сказала что-то невероятно умное. Бриенне хотелось бы думать, что он был знаток кино, но не выглядело похоже.

Невыносимый блондин ничего не понял.

Рассмеялась только пухленькая женщина.

– Это из кино, – настороженно объяснила Бриенна. – У меня был костюм, но мне прислали чужой, и я ни за что не надела бы то, что они мне прислали. – Она собралась было уйти, но мужчина схватил ее за руку. Бриенна твердо посмотрела на него. – Отпусти или оторву руку.

Он ее отпустил, но встал еще поближе. Она собиралась пойти и найти другой угол, чтобы спрятаться, когда увидела, что к ним идут старший брат Ренли и Маргери Тирелл. Бриенна встречала Маргери три раза. В первый раз это было, когда Ренли и Маргери «встречались». Она думала, что тогда Маргери ее еле заметила, но Бриенна тогда же думала, что Ренли был гетеросексуалом, так что ее впечатление могло быть обманчивым, потому что на вторую встречу Маргери была так открыта с ней, что Бриенна подумала, что может она имеет на нее виды. А в последний раз она видела ее на бранче у Лораса и Ренли, и Маргери ласково разговаривала с стеснительной рыжулей в углу. Бриенна не очень разбиралась в модных трендах, но ее изумляло, что каждый раз Маргери выглядела совершенно иначе.

Сказать, что Бриенна знала Станниса тоже было бы неверно. Она не думала, что они хоть несколькими словами с ним обменялись, но она всегда была рядом, когда они с Ренли о чем-то спорили. Станнис был одним из кандидатов в Сенат, но она сомневалась, что его изберут. Он совсем не умел нравиться, и был таким напряженным, что его соперники шутили, что он наверное мертвец.

– Я дам тебе сто драконов… – начал блондин.

– … я не из секс-индустрии…

– … если ты не согласишься со всем, что только скажет эта женщина, – закончил он. – Знаешь что. Я пожертвую деньги на любое дело, что ты захочешь.

Прежде чем она ответила, Станнис и Маргери были уже рядом.

Маргери сделала этот странный воздушный поцелуй, как часто делают женщины.

– Я и не знала, что вы с Джейме Ланнистером знакомы!

– Уже многие годы, – ловко соврал блондин.

– Бриенна, ах ты скрытная штучка!

Станнис потянулся вперед, протягивая руку для рукопожатия, и он загремел. Он посмотрел вниз на свои доспехи и вздохнул.

– Нет костюма?

– Он…

Вмешался Джейме Ланнистер.

– Бриенна в костюме.

– В каком? – потребовал Станнис.

– Я маньяк-убийца, они выглядят как все остальные. – С каждым разом это звучало все более жалко.

Маргери сначала не знала, что и ответить, но рассмеялась и поздравила Бриенну, потому что это было умно.

– Магазин, в котором я заказала костюм, перепутал заказы, – настороженно объяснила Бриенна. Толпа вокруг бара поредела, но окруженная Джейме с одного боку, Станнисом и Маргери спереди и странной парочкой справа, она никак не могла сбежать.

– Главное, что ты пыталась, – заявила Маргери. Она посмотрела на мрачного мужчину и пухленькую женщину, тепло улыбнулась, и внезапно они все разговорились. Или, вернее, это Маргери пела осанну тяжелому труду, стараниям и самопожертвованию, всему воплощенному в лице Станниса Баратаеона. И узнав от гостя в вареной коже, что он был с Севера, Маргери заговорила о ценностях – северных ценностях.

Джейме Ланнистер фыркнул.

– Твой мужчина никогда не бывал севернее Перешейка, Маргери.

– Я никогда не говорил обратного, – возразил Станнис.

Мрачный мужчина посмотрел на танцоров, которые искренне старались не потеряться в сложных движениях, перемежаемых поклонами и реверансами, потом на Станниса и Маргери, и сделал выбор.

– Уолда…

Уолда улыбнулась и позволила утащить себя на танцпол.

– Можешь прекратить играть, Маргери. Здесь тебе больше некого впечатлить.

Бриенна увидела, что Маргери поворачивается к ней.

– Я уже проголосовала по почте.

– Видишь? – ухмыльнулся Джейме Ланнистер.

– Ты всегда такой второсортный скотина? – поинтересовалась Маргери, ослепляя такой яркой улыбкой, что Бриенна подумала, если кто-то смотрит со стороны, решит, что они все тут лучшие на свете друзья.

– Я Ланнистер. Мы ни в чем и подумать не можем быть второсортными.

– Как я уже сказала, я уже проголосовала за Кейтлин Талли-Старк, – закончила Бриенна. Все. Теперь она могла сбежать. – Прошу прощения.

Она пробилась к бару, выбросила гипокрасс и заказала газировку с лаймом. Получив напиток, она развернулась, и перед ней оказался Джейме Ланнистер, протягивая ей пять стодраконовых купюр.

– Было бы еще лучше, если бы ты сказала, что проголосовала за Аддама Марбранда, но выражение лица Маргери Тирелл стоит каждого медяка.

Бриенна уставилась на деньги. Он всучил их ей в руки.

– Эта вечеринка потеряна. У отца случится припадок, но я ничего не могу сделать с Маргери, – сказал он ей так, словно то, что он говорил, было совершенно понятно. – Слушай, я обратил внимание на еду, которую они собираются приташить. Язычки пересмешников, – содрогнувшись сказал Джейме. – И пирог с голубями, потому что куда же приему без птичьего дерьма по всему залу.

Против своей воли, Бриенна улыбнулась.

– Слушай, раз уж выглядит, словно мы парочка, может и уйдем вместе? Тут вниз по улице есть паб, там делают приличные бургеры и неплохую картошку-фри, – он показал на приближающихся к ним актеров. – И там, надеюсь не будет подобного рода скоморохов, и не будет идиотов, которые говорят «паки херувимы» и «аз есмь царь».

Губы Бриенны опять дернулись.

– И может я смогу убедить тебя проголосовать за Аддама, а не эту благочестивую ханжу.

– Я уже проголосовала, и Кейтлин не… – начала она, но он был слишком занят поисками адреса паба.

– А, вот он, – радостно сказал Джейме, неуклюже набирая ей адрес на телефон. – Встретимся там.

Бриенна села в машину и уставилась на деньги, которые все еще сжимала в кулаке. Она открыла свой брифкейс и рылась в нем, когда зазвонил телефон.

– О, привет Кейтлин. Я как раз покидаю вечеринку, – она нашла ручку и книжку с квитками. – Станнис был… – как бы это обяснить? Бриенна была не очень хороша в политиканстве, никогда не была, но она верила в то, что Кейтлин хотела сделать для Вестероса. – Маргери Тирелл, – начала Бриенна. – О, ты уже знаешь? Да.

Кто-то просигналил, и она подняла голову и увидела Джейме Ланнистера, который знаками показывал, чтобы она ехала.

– Но это не было совсем уж плохо.



Джейме уже было подумал, что высокая блондинка Бриенна решила не приходить, когда она вдруг проскользнула в кабинку. Он странным образом испытал облегчение от того, что она наконец пришла, что было глупо. Она просто была человеком, который как и он, сбежал с той же вечеринки.

– Извини, звонок от босса.

Он махнул рукой, показывая паб.

– Видишь? Как я и обещал, никаких гавотов и рыцарей в сияющих доспехах. Я заказал тебе газировку. Надеюсь, понравится.

– Спасибо.

На телевизионном экране над темной ореховой барной стойкой заиграла реклама кампании Кейтлин Старк. Он застонал.

– Если не Станнис, то эта благонравная баба Старк. Почему-то отец думает, что она почти такая же угроза, как Станнис, но никто в своем уме не станет за нее голосовать.

Бриенна выжала дольку лайма в свой напиток, вытерла руки салфеткой и протянула ему конверт.

– Если дашь мне адрес, я прослежу, чтобы тебе прислали благодарственное письмо. А если не хочешь, я выписала тебе квитанцию, для твоих записей. Боюсь, с налогов списать будет нельзя.

Он открыл конверт и уставился на бумагу в нем.

– Чего?

– Ты же сказал, что пожертвуешь деньги на дело по моему выбору.

– Ты работаешь на Кейтлин Старк.

– На ее кампанию, – поправила Бриенна. – Я просто сторонник, они выглядят как все остальные, – сказала она с тенью улыбки.

О боги, помогите ему, если кто-нибудь узнает, что сам Джейме Ланнистер сделал пожертвование на кампанию противника человека его отца…

– Ну или, – тихо продолжила Бриенна, – ты можешь забрать свои деньги назад, и мы начнем сначала. – Она отсчитала пять стодраконовых банкнот и положила перед ним, порвав квитанцию.

– Привет, я Бриенна Тарт, благочестивая ханжа, совершенно не в своем уме.

Джейме посмотрел на ее открытое лицо, в ее голубые глаза, и принял решение.

– Я Джейме Ланнистер, первосортный скотина.
 
Последнее редактирование:

Насмешница

Межевой рыцарь
Тот случай, когда понимаешь, да, таки зДря Стання не пережинился на Маргери. Золотая пара были бы. Прояви он толику политической гибкости. Или... Прояви Маргери напористость/харизму Мел.
ДжейБри такой уютный про почти нормальных людей).
 
Сверху