Мартеллы [мнения]

Septima Frollo

Лорд

Что мы знаем о принцессе Элии Дорнийской?

Чудовищная расправа над ней и ее малолетними детьми является одним из значимых для сюжета событий прошлого, отголоски которого мы то и дело встречаем уже в настоящем.
Но что мы знаем о принцессе Элии Дорнийской не как о символе, а как о живом человеке? Сведения эти настолько скудны, что можно смело сказать: мы не знаем практически ничего.

Добрая… милая… не чуждая шутке…” - эти пустые характеристики являются абсолютно универсальными, и не несут в себе никакой особенной конкретики. Формулы вежливости, которыми в любой части света могли наградить едва ли не любую принцессу.

Не раз и не два в тексте саги можно встретить также мысль о том, что невзрачная и болезненная Элия была не чета прекрасному “последнему Дракону”, идеализированному в глазах общественности как при жизни, так и после смерти. Серсея Ланнистер считает, что будь она сама женой Рейегара, он уж конечно не стал бы искать своего счастья на стороне. Самоуверенность вполне в ее духе - однако в подобных умозаключениях она не одинока. Вспоминая злополучный турнир в Харренхолле и дальнейшие события, связанные с Башней Радости, персонажи саги склонны скорее искать причины случившегося в самой Элии, не соответствующей “высоким стандартам” супруги Рейегара Таргариена. Разумеется, проще найти виновного в лице чужеземной принцессы (тем паче - дорнийки, учитывая место дорнийцев в общественном восприятии и, ха-ха, народном фольклоре), чем запятнать лелеемый образ любимого принца.

Но я рискну предположить крамольную вещь: а что если и сама Элия, став женой самого завидного жениха Королевств, не считала его живым воплощением своих мечтаний?

Личность.
Элия Мартелл родилась и воспитывалась в довольно своеобразной культуре. По меркам своего времени и мира вышла она замуж весьма поздно, и на тот момент прожила уже достаточно для того, чтобы сформироваться как личность и сформировать свои четкие представления об окружающем мире.

Характером Элия, скорее всего, больше напоминала старшего брата, Дорана - будь ее нрав необузданным, подобно Оберину, мы так или иначе увидели бы упоминания об этом на страницах книг. Однако именно Оберин, как мы знаем из его собственных уст, был с ней особенно близок. Возможно ли представить себе, чтобы девушка, которая была практически неразлучна с Красным Змеем, чья слава была широко известна задолго до ее замужества, являла собой тихую и мягкую “серую мышку”? Вспомним других женщин из близкого окружения Оберина Мартелла - его многолетнюю возлюбленную Элларию, его дочерей: от грубоватой и вспыльчивой Обары до сладкоголосой и утонченной Тиены. При всей разнице в характерах, их объединяет одно: большая внутренняя сила, смелость и целеустремленность. Сам Оберин прилагал большие усилия для того, чтобы воспитать дочерей соответствующим образом - вспомним, к примеру, копье, брошенное им к ногам Обары. Очевидно, что близость с братом не могла не наложить свой отпечаток на личность Элии, не говоря уж о том, что кровь Мартеллов, которая текла в ее жилах, - кровь непреклонных, несгибаемых, несдающихся, - это отнюдь не водица. Совсем.

Можно предположить, что и дорнийские представления об "идеальном мужчине" несколько отличались от тех, что бытовали в Королевских Землях. Дорн, присоединившийся к Семи Королевствам позднее всех, всегда стоял от них особняком. Суровые условия жизни и климат естественным образом привели к тому, что для дорнийцев на первом месте стало умение выживать - отсюда и уникальное для Королевств положение женщины, которая в Дорне имеет куда больше свободы - вплоть до возможности претендовать на престол наравне с мужчинами. В безжалостных песках, под палящим солнцем, при постоянной внешней угрозе каждый человек должен уметь защищать себя, своих близких и свой дом. Поэтому изящные искусства и куртуазные манеры в Дорне ценятся не так высоко как бесстрашие, отчаянность в бою, безжалостность к врагам и умение ловко держать копье. Здесь стоит опять же обратиться к Оберину Мартеллу как к квинтэссенции дорнийских представлений о мужественности: ведь именно он, будучи особенно близок с Элией, очевидно способствовал формированию и ее личных представлений - ведь образы взаимоотношений между полами, идеальных партнеров и так далее в первую очередь строятся на том, что человек видит в своей собственной семье.

Брачные взаимоотношения.
Исходя из этого, я думаю, что чувства Элии к ее мужу совсем не обязательно подразумевали восторг и влюбленность. Нет, красивый, галантный и обаятельный Рейегар прекрасно подходил в качестве мужа, если речь идет о политическом браке, и грех было желать себе лучшего - особенно в реалиях, где женщину спокойно могли просватать за уродливого старика, садиста или за малого ребенка. Но парадоксальным образом вполне могло быть так, что мужчина, о котором мечтали едва ли не все девы Королевств, не зажег любовного огня в сердце дорнийской принцессы. Тот факт, что он считался прекраснейшим женихом в глазах местной общественности еще не означает того, что Элия непременно должна была счесть его таким же. Меланхоличный арфист, книгочей, любитель одиноких прогулок и песен, что выжимали слезы из девичьих глаз, был крайне далек от тех представлений, среди которых формировалась принцесса. Нет, принц Рейегар отнюдь не был бездарью, слабаком или трусом - из слов очевидцев мы знаем, что он отлично проявлял себя как турнирный боец и как воин. Суть лишь в том, что по своему характеру и складу психики он был слишком далек от этих вещей и воспринимал их скорее как статусную необходимость, не всегда приятную, но неизбежную.

Внешнее благополучие (до поры до времени) брака Элии при этом условии объясняется скорее воспитанием и чувством долга. Брак в их случае мог рассматриваться как социальное обязательство - как это обычно и бывает с династическими браками, и Элия, вероятно, выполняла свою часть добросовестно. Была милой и любезной женой, рожала детей, выполняла все необходимые требования, которых должна придерживаться супруга наследника престола. С этой точки зрения этот брак действительно можно считать удачным: известно что Рейегар не отличался никакими дурными наклонностями, а перед глазами у Элии был пример ее собственных свекра и свекрови, что лишь повышало ценность ее собственного мужа. Короче говоря, союз имел все шансы стать союзом двух людей, которые не трепещут от влюбленности друг к другу, но при этом хранят дружеские, уважительные и доверительные отношения. Практически идеал для договорного брака, заключенного по политическим мотивам.... но что-то пошло не так.

Башня Радости.
Нет, эта история совершенно не кажется мне красивой и романтичной. Там, где другие люди видят прелестную историю любви, увенчанную голубыми розами, я вижу публичное унижение Элии Дорнийской на глазах ее собственных родственников и всего королевства, которое повлекло за собой большую катастрофу. Не буду сейчас заниматься детальным разбором поступка Рейегара Таргариена и его последствий, хотя и очень хочется, но не упомянуть его, говоря об Элии, невозможно.

Жаль, что на страницах саги мы не можем прочесть ни о реакции самой принцессы, ни о реакции ее родственников - Ливена и Оберина, которые тоже присутствовали на турнире (хотя, зная темперамент Красного Змея, несложно представить, что он был в бешенстве). Вряд ли Элия просто смиренно глотала бы слезы в уголке и делала бы это до конца жизни, повернись ее история иначе. И очень вряд ли Мартеллы - Мартеллы (!) - просто взяли и проглотили бы оскорбление, которое было нанесено всему их дому в лице Элии. Мы знаем, что они способны годами ждать возмездия - и знаем, что рано или поздно они за ним приходят, потому что прощать и забывать - не в их стиле.

Невольно вспоминается история Екатерины Медичи, супруги французского короля Генриха ІІ. Чужестранка при королевском дворе, нелюбимая жена вынуждена была мириться с присутствием королевской фаворитки Дианы де Пуатье, отношений с которой король ничуть не скрывал - вплоть до признания ее “королевой любви и красоты” на турнирах в присутствии законной жены. Екатерине приходилось терпеть пересуды, сплетни, постоянные сравнивания себя с королевской фавориткой - разумеется, в пользу последней. Пережив своего мужа, вдовствующая королева вышла из отведенной ей тени, и сделалась безжалостным игроком в престолы, расставляя на доске собственных детей.

Мы не можем знать, что было бы с Элией дальше, не случись восстания Баратеона и не прими дело такой трагичный оборот. Однако, подводя итог, я остаюсь при том, что кровь от крови Мартеллов, дитя горячих и опасных песков Дорна, любимая сестра принца Дорана и Красного Змея никак не могла быть слабохарактерной, мягкой тряпичной куколкой, с которой можно было не считаться, о которую можно было бесконечно вытирать ноги и снисходительно при этом жалеть.
 

Ланна

Лорд

ДОМ СОЛНЦА И КОПЬЯ


Пожалуй, бесспорно, что Дорн это такой пряный экзотический регион. резко контрастирующий с вполне типичными регионами Вестероса (хотя Север тоже выпадает из общей гребенки стандартных, так сказать, серединных земель). Культура и традиции Дорна уникальны как и его земли, а особенно как люди. Вообще стоит заметить то, что именно дорнийцы это народ. Единый народ. Объеденный общей идеей. Честно говоря, нигде больше в Вестеросе не видно такого общего духа. Наверное сама легендарная королева Нимерия привезла его на кораблях в эту суровую землю. Дух Ройна.
Довольно примечательно, что Вестерос населяют много народов. Это первые люди, андалы и ройнары. Вся прелесть Дорна в том, что он впитал в себя все три народа и породил дорнийцев. Я вижу в этом громную заслугу королевы Нимерии в объедении этого довольно сложного региона (я могу ошибаться, но по моему только у Мартеллов герб соединение двух самостоятельных символов). Этакий сплав двух культур. Вообще история ройнар на мой взгляд одно из самых печальных событий истории. Остатки их городов до сих пор потрясают величием, а легенды о их магии дают пищу для размышлений. Конечно Нимерия принесла далеко не все знания и все возможности своего народа, что конечно жаль. Но когда гибнет цивилизация, гибнет и ее знание. И все же что-то удалось сохранить и удержать. Нимерию все помнят воительницей, забывая о ее созидательной деятельности. Проблема многих завоевателей в том, что после их смерти объеденные ими территории рвут на части их потомки. С Дорном такого не произошло. Хотя Нимерия была много раз замужем и более того, имела детей от разных влиятельных мужчин. Каким образом власть осталась в руках ее дочери в отсутствии драконов (хотя драконы не панацея конечно) и прочих волшебных плюшек. Загадка. Впрочем как и традиция о праве первородства, делающая старших дочерей главами домов. Причем эта традиция, судя по всему, не встретила ярого сопротивления (во всяком случае, о нем не упомянуто в хрониках). А это между прочим в среде тех самых андалов и первых людей. Которые если мягко сказать весьма консервативны. Как Нимерия устроила культурную революцию, я не знаю, но у меня есть несколько предположений. Технический прогресс. Избитое "знание - сила" и сыграло первую скрипку в политике Нимерии. Вообще, я считаю, что ей повезло с Морсом. Он дал ей то, что ей было нужно. А именно встречу без сражения на берегу. И время перевести дух. Женщины и дети на кораблях, приехав к менее мудрому правителю, могли закончить гораздо хуже. А вот Морс был мудр и достаточно прогрессивен ну или недостаточно вооружен. Кто знает. Кстати наверняка существовал языковой барьер помимо культурного и нужны просто колоссальные усилия, чтобы его преодолеть. Вот оно совместное развитие и обогащение. Только вот проникаться чужой культурой тяжело. А совместить две культуры - это труд. Адский труд. Конечно, это заслуга не только Морса и Нимерии, но и их потомков, а также потомков Нимерии от второго мужа. Но именно эти двое заложили фундамент.
Поскольку я могу петь дифирамбы истории ройнарских переселенцев бесконечно долго, пожалуй, перейду к следующему, о чем хотела сказать.







1. НЕПРЕКЛОННЫЙ

Хорошее начало девиза. А каким еще должен быть девиз дома, который правит пустыней. Воистину три эти слова (еще о двух я скажу позднее) говорят не столько о Мартеллах, сколько об их народе. А Мартеллам, хотят не хотят, надо соответствовать. Я уже говорила об идее. Так вот идеи намного сильнее драконов.

Мартеллы и дорнийцы никогда не были няшечками, им по климату ими быть не положено. И набеги на соседей они совершали не только ввиду свой кровожадности. Вообще войны просто от того, что мы такие злые, не ведутся. Да и соседи у них не то, чтоб были белые и пушистые. Конфликт прекрасного треугольника (Дорн, Штормовые земли, Простор) это еще одна тема, которая может унести меня далеко. Поэтому просто скажу. Внешняя политика Дорна и их чрезмерная кровожадность, по мнению соседей, это продуманная долговременная стратегия, направленная на создание определенного имиджа. Дорнийцев не много и они не так богаты. Так что надо наглядно демонстрировать время от времени, какие они страшные и лютые. Ну и главная забава средневековья это все же война. К чему это я, а к тому, что в принципе, они ребята нормальные, специфичные немного, но в целом, в плане жестокости... ну не сильно отличающие от соседей. Что касается особенных отморозков, они, к сожалению, всегда были, есть и… иногда встречаются и среди лордов. Ведь бесит и возмущает жителей серединных земель в дорнийцах не жестокость, а женские приемы, которые, может, не совсем честные, зато эффективные.

Мое глубокое восхищение вызывает принцесса, которую прозвали Желтой Жабой. Ее можно критиковать, можно не любить, но отрицать тот факт, что эта старуха в самой кровавой и жесткой войне просто осталась правящей принцессой, уже достижение такого масштаба, что можно аплодировать стоя.

Война всегда заканчивается, когда одна из сторон решает, что борьба несет больше бед, чем сдача. Эйгон принципиально ничего ужасного не нес. Он просто собирал Вестерос. В принципе, здравая идея. Многие это понимали. Особенно способствовали пониманию драконы. Право слово, зачем воевать, для рядового человека что изменится? Ну будет общий король и все.

К тому же к войне с драконами Вестерос готов не был. Это слишком подавляющая штуковина. По старинке воевать, то бишь собрать армию больше, чем у противника, не выходило. А по другому воевать обучены не были. К тому же Огненное поле, чудовищное зверство по сути, ход продуманный и продиктованный исключительно стратегической необходимостью. Он показывает не только то, что у будущего короля есть огнемет, а то что он может им воспользоваться без колебаний и сантиментов. Между прочем, именно так Эйгон получил север. Тоже весьма самобытный регион. Вообще не устану повторять Дорн и Север похожи (две крайности). Что ж, король зимы снял с себя корону. И сохранил свой народ.

А принцесса дорнийская нет. Почему? Гордыня, спесивость, властолюбие… Кто знает. Моя версия такая. Любой правитель на что-то опирается ну или на кого-то. Армия это не машина из безропотных винтиков. Армия это люди. Люди, которых посылают умирать. Не преклони колено Торрхен Старк, пошли бы за ним воевать? Даже не так. Пошли бы северяне за ним на костер?

А вот за Жабой пошли. Ради чего, зачем, почему? Проклятые Мартеллы! Проклятый Дорн! Проклятая идея! Мы дорнийцы, мы особенные! Мы не часть королевства, которое придумал Эйгон. Мы готовы гореть! Конечно звучит пафосно. Ну, а как по другому объяснить то, что горели лорды, горел простой люд, а голову старухи не принесли на блюде королю дракону, чтоб он оставил их в покое. Откуда эта преданность? Что за бесшабашное желание оставить себе выжженные пески. Вот, право слово, было бы за что воевать.


2. НЕСГИБАЕМЫЕ

Но видно было за что. Уж не знаю может ройнарская кровь вскипела при виде ящеров, которые стерли с земли их далекую родину. Мажет не Рейнис надо было послать. А может дело в том что Тарги позиционировали себя как, скажем мягко, особенных. А мы помним, что особенные дорницы ( разуметься по мнению самих дорницев). Короче Дорн удивил. Эти ребята вообще креативные. Бац! Нет дракона. А заодно и веры в несокрушимость этих чудищ. Да скорее всего то была случайность, но она имела колоссальные последствия. Жги не жги дракона не вернуть. Вообщем Эйгон накосячил в Дорнийской компании как мог. Странно вроде не дурак. Но не понял, что как со всеми с с дорнийцами не выйдет. Принцип разделяй властвуй не работает. Не смотря на то, что солнечное копье не жгли ни один мало мальски значимый лорд-дорниец, которого можно было как Талли и Трирелла посадить в место Мартеллов не прибежал на сторону завоевателя. На против они выступали единым фронтом. Что в таких чудовищных условиях практически не возможно. И вряд ли они боялись Мерию больше чем дракона.
Но Дорн и Мартеллы проявили несгибаемость.э


3. НЕСДАЮЩИЕСЯ

Собственно они и не сдались. Во всяком случае в той первой войне(пожалуй самой верной). Честно говоря все попытки дорнийцев что то там захватить в последующие годы... были. Короче они воевали за свою землю, а их земля воевала за них, убивая их врагов даже лучше них самих, она их прятала оберегала. Именно их земля была тем союзником, которой помог одолеть королей-драконов.
Еще конечно было письмо. Мерия была символом, была слоганом, была брендом. Она не могла сдаться она могла только умереть. Что вообщем то она и сделала. Последний подарок своему народу. Ее сын устал от войны как и народ. И он эту войну закончил. Чернилами и бумагой. И явно каким-то колдунством, ну или ему нужно было становится писателем(если он правда растрогал чувака который сжигает армии).
Моем мнение. В письме была угроза. Иначе бы Эйгон не подорвался как ошпаренный. А уж чем пугали хозяина Черного Ужаса... тайна покрытая мраком.
И версию с Рейнис я не верю. Но это как говорится дело вкуса.

Мои любимые Мартеллы прошлого Нимерия и Морос как воплощения солнца и копья, Мерия непреклонная, Дерия несгибаемая(Ехала практически на мучительную смерть. Достойная внучка свей бабки. Даже письмо железо бетонно гарантировало безопасность. Она проявила чудеса отваги, она вообще прекрасно подходила на роль подходящей платы за жизнь Рейнис, не исключено, что за тем ее и послали), Нимор несдающийся(фиг знает чего он сделал, но респект ему и уважуха, за одно титул "МИСТЕР ЗАГАДОЧНОСТЬ 13 года З.Э").
 
Последнее редактирование:
Сверху