Дейнерис Перечитываем Игру престолов, Дейнейрис II

LaL

Знаменосец
Дени II, или Свадьба в Эссосе.
Эх, помню когда читала эту главу впервые воспринимала как этнографическую картинку, в очередной раз доказывающую, как дики у нас дотракийцы в Эссосе, у которых свадьба считается неудачной, если не порвали три баяна или не было славного мордобоя!;):oops:
Солнце поднялось вверх по небу лишь на четверть пути, когда Дейенерис впервые в жизни увидела смерть человека. Били барабаны, женщины плясали перед кхалом. Дрого бесстрастно следил за ними, провожая взглядом движения и время от времени бросая вниз бронзовые медальоны, за которые женщины принимались бороться. Воины тоже наблюдали. Один из них вступил в круг, схватил плясунью за руку, кинул на землю и взгромоздился на нее, как жеребец на кобылу. Иллирио предупреждал ее о том, что подобное может случиться, ведь дотракийцы в своих станах ведут себя подобно животным. В кхаласаре нет уединения, они не знают ни греха, ни позора в нашем понимании.
Осознав происходящее, Дени в испуге отвернулась от совокупляющейся пары, но тут шагнул в круг второй воин, за ним третий, и скоро глаза некуда было прятать. Потом двое мужчин схватили одну женщину. Она услыхала крик, увидала движение, и в одно мгновение они обнажили аракхи; длинные и острые как бритва клинки, смесь меча и косы. Смертельная пляска началась, воины сходились, рубились, прыгали друг вокруг друга, махали клинками над головой, выкрикивали оскорбления при каждом ударе. Никто не сделал даже попытки вмешаться.
Только потом, уже перечитывая я заметила, как уже с первых глав идет "рост" нашей Денички... как у испуганной, робкой девочки,
Брат велел ей улыбаться, и она улыбалась, пока лицо ее не заболело и непрошеные слезы не подступили к глазам.
Шли часы, и ужас все сильнее овладевал Дени; наконец она едва могла сдерживать крик. Она боялась дотракийцев, чьи обычаи казались ей чудовищными и чуждыми, словно бы они были зверями в человеческом обличье. Она боялась своего брата, того, что он может натворить, если она подведет его. Но более всего она боялась наступления ночи,
просыпается второе "я", созданное для полетов. И пробудило это второе "я" - подарок от мужа, прекрасная серебренная кобыла...
Наконец, кхал Дрого преподнес ей собственный дар. Когда он оставил ее, молчание побежало от центра стана и постепенно охватило весь кхаласар. Когда Дрого вернулся, плотная толпа подносящих дары дотракийцев расступилась, и кхал подвел к ней коня. Это была молодая кобылица, нервная и великолепная. Дени достаточно разбиралась в конях, чтобы понять, насколько это необыкновенная лошадь. Было в ней нечто такое, от чего захватывало дыхание. Шкура напоминала зимнее море, а грива курилась серебряным дымом. Дени нерешительно прикоснулась к ней, погладила конскую шею, провела пальцами по серебристой гриве. Кхал Дрого сказал что-то по-дотракийски, и магистр Иллирио перевел:
— Серебро к серебру твоих волос, сказал тебе кхал.
— Она прекрасна, — пробормотала Дени.

Дрого шагнул вперед и взял ее за талию. Он поднял Дени так легко, словно бы она была ребенком, и усадил в тонкое дотракийское седло, много проще тех, к которым она привыкла. Дени застыла, растерявшись на миг: никто не предупредил ее об этом.
— Что мне делать? — спросила она Иллирио.
Ответил ей сир Джорах Мормонт.
— Берите поводья и поезжайте. Но недалеко.
Волнуясь, Дени подобрала узду и вставила ноги в короткие стремена. Она ездила только на ярмарках и наездницей себя считать не могла; путешествовать ей приводилось на кораблях, фургонах, паланкинах, но не на конской спине. Помолившись о том, чтобы не упасть и не опозорить себя, Дени легко, едва ли не застенчиво прикоснулась к лошади и коленями послала ее вперед.
И впервые за последнее время совсем забыла об испуге. А быть может, и вообще впервые в жизни.
Перед нами впервые явилась настоящая серебренная королева, и даже дотракийцы восхитились ее бесстрашием, когда она заставила перепрыгнуть лошадь через огонь. (шепотом) Мне эта сцена напомнила сцену из "Гарри Поттера", когда первоклассник Гарри сел на метлу и понял, что рожден летать. Так и здесь - Дени, рожденная летать... пока еще на лошади...
Но вот в этой главе, впервые входит тема драконов... Дени дарят три яйца, которые она сперва принимает за драгоценные безделушки, вещицы, изготовленные из тонкого фарфора, деликатной эмали или цветного стекла. А перед этим ей снится сон... предвещающий рождение дракона.
— Ты разбудила дракона, — вскрикнул Визерис, ударяя ее. — Разбудила дракона, разбудила дракона.
Надо же.. во сне Визерис оказался провидцем, а мы узнали, что если в мире Мартина "слова - ветер", но сны - это спойлер от Демиурга! :moustached:
 

-Лилу-

Мастер-над-оружием
Дейнерис II

Ну что ж, свадьба уже на пороге, или, как прямо говорится в этой главе: "продажа Дейнерис кхалу Дрого"...
И Дени накануне свадьбы думает, что драконов больше нет.... После чего ей и снится дракон:
Но той ночью ей приснился дракон. Визерис бил ее нагую, млевшую от страха, делая ей больно. Дени побежала от брата, но тело сделалось непослушным. Он вновь ударил ее, она споткнулась и упала.
– Ты разбудила дракона, – вскрикнул Визерис, ударяя ее. – Разбудила дракона, разбудила дракона. – Бедра ее увлажняла кровь. Она закрыла глаза и заскулила. И словно бы отвечая ей, послышался жуткий хруст, затрещал великий огонь. Когда она поглядела снова, Визерис исчез, вокруг поднялись великие столбы пламени, а посреди него оказался дракон. Он медленно поворачивал свою огромную голову. А когда огненная лава его глаз коснулась ее взгляда, она проснулась, сотрясаясь в холодном поту. Ей еще не случалось так пугаться…
Какой интересный сон... Пока Дени не понимает его значение....
И вот наконец свадьба:
Обряд начался на рассвете, продолжался до сумерек; бесконечный день заполняли пьянство, обжорство и сражения.
Одинокая, юная, мужественная Дени, она сидит одна в "своих брачных шелках", рядом с мужем, который не говорит на ее языке, пытаясь улыбаться, как велел ей брат, и сдерживая набегающие слезы, не съев ни кусочка еды, сидит и уговаривает себя:
«Я от крови дракона... Я Дейенерис Бурерожденная, принцесса Драконьего Камня, от крови и семени Эйегона-завоевателя…»
Она повторяет эти слова снова и снова, как молитву, потому что они дают ей силы держаться.
И вот, она впервые видит смерть человека:
Свадьбы хотя бы без трех смертей кажутся дотракийцам скучными... Ее свадьба оказалась особо благословенной: прежде чем день окончился, погибла дюжина мужчин.
Ужас охватывает при мысли, что могла чувствовать Дени, глядя на совокупляющихся при всех дотракийцев, на убивающих друг друга из-за женщины воинов...
Но более всего она боялась наступления ночи, когда брат отдаст ее этому гиганту, который пил возле нее, храня на лице жестокий покой бронзовой маски.
«Я от крови дракона», – сказала она себе.
И вот наступает время свадебных подарков, и Дени получает в подарок драконьи яйца из Края Теней за Асшаем:
Она не видела ничего прекраснее, каждое отличалось от других и переливалось невероятно богатыми красками; сначала ей даже показалось, что они украшены драгоценностями. Яйца были такими большими, что их пришлось брать обеими руками. Дени поднимала их аккуратно, предполагая, что видит вещицы, изготовленные из тонкого фарфора, деликатной эмали или цветного стекла, но они оказались гораздо тяжелее, чем если бы были сделаны из камня. Поверхность яиц была покрыта крошечными чешуйками, и, повертев их, Дени заметила, что они отливают полированным металлом цвета заходящего солнца. Одно яйцо было глубокого зеленого цвета с золотистыми пятнышками, которые появлялись и исчезали в зависимости от того, как она его поворачивала. Другое оказалось бледно-желтым с красными полосками. Последнее же, черное; как полночное море, выглядело живым, по нему пробегали алые завитки и волны...
Магистр Иллирио говорит, что "Эоны обратили их в камень, и все же они горят красотой". А что такое эоны? Я не нашла в энциклопедии.
А кхал Дрого делает ей свой подарок. Что может подарить кхал своей невесте? Конечно, только удивительную прекрасную кобылу, "гордость кхаласара":
Шкура напоминала зимнее море, а грива курилась серебряным дымом...
– Серебро к серебру твоих волос...
Кхал усаживает Дени на лошадь, и что же дальше?
И впервые за последнее время совсем забыла об испуге. А быть может, и вообще впервые в жизни.
На этом месте мы понимаем, насколько замучен и запуган этот ребенок. Страх не оставлял ее последние годы. Никогда.
И вот свадьба окончена, ночь уронила на землю свое покрывало, и яркие южные звезды украсили небо.... И кхал увозит Дени на ее лошадке куда-то далеко-далеко от славного города Пентос:
потому что дотракийцы верили, что все важные события в мире и в жизни мужчины должны совершаться под открытым небом.
Я не буду комментировать то, что случилось дальше. Сцена написана очень романтично, т.к. Мартин любит свою героиню, и не может позволить, чтобы сейчас ее обидели еще раз.... Но я верю в сериальную версию.... Потому что Дрого дотракиец, просто поэтому.
 

Aisling

Знаменосец
Свадьба Дейнерис.
По-моему, здесь прекрасно абсолютно все!
И мужчины и женщины надевали на голое тело разрисованные кожаные жилеты и сплетённые из конского волоса штаны в обтяжку, которые удерживались на теле поясами из бронзовых медальонов. Воины смазывали свои длинные косы жиром, взятым из салотопных ям. Они обжирались зажаренной на меду и с перцем кониной, напивались до беспамятства перебродивший конским молоком и тонкими винами Иллирио, обменивались грубыми шутками над кострами; голоса их звучали резко и казались Дени совсем чужими.
Это же настоящее байк-шоу! Судя по виду и поведению, настоящими прототипами дотракийцев были не скифы с индейцами:stop:, а рок-звезды:devil laugh::devil laugh::devil laugh:)
Визериса совершенно точно сливают, это просто-таки очевидно при прочтении данной главы.
Где же ты скоммуниздил яйца, Иллирио?!
Про лошадь - а не является ли Мартин фанатом еще и нашего советского фантаста товарища И.Ефремова? Один в один сцена с дарением лошади совпадает с аналогичной в "Таис Афинской". Только масть там была гнедая у обеих. ;)
Ах, Дрого, тайный эротоман:thumbsup::bravo::not guilty:
 

InniS

Ленный рыцарь
ДЕЙНЕРИС
Я от крови дракона, – говорила она про себя, – Я Дейенерис Бурерожденная, принцесса Драконьего Камня, от крови и семени Эйегона-завоевателя…»
Глава наполненная не только и не столько действием, сколько ощущениями. Ощущениями самыми разными: запах, цвет, прикосновение, звуки чуждого языка и мощнейшее эмоциональное видение, той, кто пока ощутила себя ребенком, тринадцатилетней одинокой девочкой, не готовой к тому, что ожидало ее…
Дотракийская свадьба - зрелище мощное, свирепое и чувственное одновременно. Дейнерис пугают обычаи народа, который вскоре должен стать ее родным - их внешний вид - мужчины, и женщины надевали на голое тело разрисованные кожаные жилеты и сплетенные из конского волоса штаны в обтяжку, которые удерживались на теле поясами из бронзовых медальонов, грубые и резкие голоса, варварские танцы и обычай убивать людей на свадьбах. Ее свадьба оказалась особо благословенной: прежде чем день окончился, погибла дюжина мужчин.
Но еще больше пугает ее брат, в глазах которого собирается гнев, ему приходится скрывать свое раздражение и от этого ей становится еще страшнее. Дени одиноко среди этой огромной толпы, от нее далеко и магистр Иллирио, и Джорах Мормонт. И она невольно вспоминает дракона, который приснился ей ночью, он совсем не похож на того дракона, которым ей всегда угрожает Визерис. Это нечто большее, страшное, эта стихия, частью которой она тоже является. И Дейнерис чувствует это
И словно бы отвечая ей, послышался жуткий хруст, затрещал великий огонь. Когда она поглядела снова, Визерис исчез, вокруг поднялись великие столбы пламени, а посреди него оказался дракон. Он медленно поворачивал свою огромную голову. А когда огненная лава его глаз коснулась ее взгляда, она проснулась, сотрясаясь в холодном поту. Ей еще не случалось так пугаться.
Когда солнце опустилось к горизонту, наступило время подарков. И Дейнерис забывшись, радуется как ребенок книгам, подаренным Джорахом Мормонтом, машинально отмечает, что служанки - подарок брата , но этот подарок ничего не стоил ему. Вне сомнения, девиц предоставил Иллирио.
И наконец подарок самого Иллирио - три яйца дракона из края теней, за Асшаем. Магическое зрелище, волнующее и пугающее предстает перед Дени :
Она не видела ничего прекраснее, каждое отличалось от других и переливалось невероятно богатыми красками; сначала ей даже показалось, что они украшены драгоценностями.
Поверхность яиц была покрыта крошечными чешуйками, и, повертев их, Дени заметила, что они отливают полированным металлом цвета заходящего солнца.

Дени завороженно смотрит на этот странный подарок и кажется даже забывает о том, что происходит. Подарок мужа - великолепная кобылица ,
Серебро к серебру твоих волос, сказал тебе кхал., однако варвар и кочевник не лишен художественного вкуса и любит красивые символы. Лошадь достойная королевы, вернее кхалиси. С проснувшейся в ней отвагой, Дейнерис пускает лошадь рысью, перепрыгивает костер
И впервые за последнее время совсем забыла об испуге. А быть может, и вообще впервые в жизни.
И также впервые видит улыбку своего мужа, улыбку мужчину, подарившего ей ветер, ветер свободы, радость от этой свободы и наслаждение быть желанной- Да.
 

Хильда

Знаменосец
Кое-что из перечитанного (Дени-2):

Демонтаж Визериса Джорах начинает еще в Пентосе, причем сначала Джораху достаточно произносить вслух все те вещи, которые уже и без того крутятся у Дени на уме.

— Мои друзья-магистры удвоили численность городской стражи, — говорил Иллирио, сидя ночью за блюдом с уткой в меду и оранжевым хрустящим перцем во дворце, что принадлежал Дрого. Кхал отправился к своему кхаласару, предоставив дом в распоряжение Дейенерис и ее брата до дня свадьбы.

Это замечание Джорах использует для, как бы сейчас сказали, троллинга Визериса:
— Только лучше выдать принцессу Дейенерис скорее, чем они скормят добро Пентоса наемникам, — пошутил сир Джорах Мормонт. Беглец предложил ее брату свой меч в ту самую ночь, когда Дени продали кхалу Дрого, и Визерис охотно принял его. С той поры Мормонт сделался их постоянным спутником. Магистр Иллирио непринужденно расхохотался, поглаживая раздвоенную бороду, а Визерис даже не улыбнулся.
— Он может получить ее хоть завтра, если захочет, — сказал брат, поглядев на Дени. Она опустила глаза. — Пусть только выплатит цену.

А сейчас Визериса накормят сказками, причем оба игрока говорят бедному королю-попрошайке Визерису буквально в лицо о том, что речь именно о сказках, – а он настолько захвачен своими мечтами, что даже не замечает их откровенности:
Иллирио махнул мягкой рукой в воздухе, кольца блеснули на толстых пальцах.
Я сказал вам, что все улажено. Доверьтесь мне. Кхал обещал вам корону, и вы ее получите.
Да, но когда?
— Когда кхал решит
, — ответил Иллирио. — Сначала он получит девицу, а после того, как они вступят в брак, ему нужно будет совершить путешествие по равнинам и представить ее подданным. После этого, быть может, все и решится. Если кхал получит добрые предзнаменования.
Визерис кипел нетерпением:
— Клал я на дотракийские предзнаменования! Узурпатор сидит на троне моего отца. Долго ли мне ждать?
Иллирио пожал жирными плечами:
— Вы ждали всю свою жизнь, великий король. Что для вас еще несколько месяцев или даже несколько лет?


А Джорах еще и добавляет с размаху:
— Я советую вам проявить терпение, светлейший. Дотракийцы верны своему слову, но поступки они совершают, когда настает их время. Низменный человек может молить кхала о милости, но не вправе корить его.

О да, Визерис очень чувствителен на предмет разбудить дракона (позже Мормонт хладнокровно воспользуется этой слабостью Визериса, чтобы убить его).
Визерис ощетинился:
— Последите за своим языком, Мормонт, или я вырву его. Я не из простонародья; я — законный владыка Семи Королевств. Дракон не просит!

Сир Джорах с почтением потупил взгляд. Иллирио, загадочно улыбаясь, отодрал крылышко от утки. Мед и жир стекали по его пальцам, капали на бороду, зубы впились в нежное мясо.
«Драконов больше не существует», — подумала Дени, глядя на своего брата, хотя и не осмелилась высказать свою мысль вслух.

Ночью после этого разговора Дени впервые снится дракон. Магия пробуждается.

Но, конечно, совершенно недостаточно просто демонтировать Визериса. Нет, Джорах должен занять его место, должен стать для Дени лучшим братом, чем был Визерис. Некоторые шаги в этом направлении, предпринятые опять же еще в Пентосе, мы видим на свадьбе (08.02.298).
Сир Джорах Мормонт извинился за свой подарок.

Это пустяк, моя принцесса, но большего бедный изгнанник не может себе позволить, — проговорил он, положив перед ней небольшую стопку старинных книг. Это были истории и песни Семи Королевств, написанные на общем языке. Дени поблагодарила рыцаря от всего сердца.

Благодаря этому пустяку знания о Вестеросе теперь (и очень долгое время) для Дени будут ассоциироваться именно с Джорахом (а не как раньше – с Визерисом). Стоит ей взять в руки какую-то из этих книг – и она вспоминает о Джорахе (к примеру, вечером в Миэрине, после того как удалила его от себя). Кроме того, именно на свадьбе Дени получает первый совет от Джораха:
Дени застыла, растерявшись на миг: никто не предупредил ее об этом.
— Что мне делать? — спросила она Иллирио.
Ответил ей сир Джорах Мормонт:

— Берите поводья и поезжайте. Но недалеко.


Значения подарка Иллирио – драконьих яиц – Дени сначала не понимает. Для нее эти яйца всего лишь…
действительно великолепный дар. Впрочем, она знала, что Иллирио может позволить себе расточительность: он получил целое состояние лошадьми за посредничество в ее продаже кхалу Дрого.

И еще кое-что. 1) Дени всю свадьбу с ужасом думает, что будет потом. А когда наступает это потом, выясняется, что Дрого – очень нежный и старающийся угодить Дени любовник, хотя и знает на общем языке только одно слово: нет. Но трудно поверить в то, что дотракийский лошадник, совершенно переставший заботиться о чувствах своей маленькой жены сразу после свадьбы (он ее фактически насилует каждую ночь, несмотря на ее слезы), во время брачной ночи был таким нежным, следуя собственной склонности. Скорее всего, он посоветовался с кем-то из вестеросцев, как лучше дефлорировать вестеросскую девственницу. И советчиком в таких делах явно были не Визерис и не Иллирио. Джорах. (за точное наблюдение огромная благодарность замечательной forsety ).
2) Как тут уже цитировалось, на свадьбе мы видим, что дотраки кхаласара Дрого делят женщин. Таков обычай. Позже мы узнаем, что кхал и его кровные обычно тоже делят своих жен. Вопрос: почему Дрого обделил своих кровных, оставив Дени только для себя?
 
Сверху