Эддард Перечитываем Игру престолов, Эддард II

InniS

Ленный рыцарь
ЭДДАРД
Боги смеются над молитвами и королей, и пастухов.
Раздумья двух взрослых мужчин о судьбах государства, королей и своих собственных победах и ошибках.
Роберт Баратеон, король просто король.
Как хорошо выбраться на волю и проехаться так, как положено ездить мужчине!
Что ты на это скажешь, Нед? Ты да я, двое странствующих рыцарей на Королевском тракте, мечи у поясов, лишь богам известно, что нас ожидает! И пусть фермерская дочка или девка из таверны согреет сегодня мою постель.

Любитель простых мужских радостей: охота, быстрая езда, доступные девушки. Любитель грубоватых незатейливых шуток и громкого смеха.
Его неловкие намеки как же звали твою простушку? Должно быть, редкостная девка, раз сумела заставить лорда Эддарда Старка забыть о собственной чести, пусть даже на час. Ты никогда не рассказывал мне, какова она была…заставляют Неда напрягаться от гнева. Но таков Роберт и Нед знает это очень хорошо.

Жизнь обманула ожидания короля Роберта, оказывается сидеть на железном троне так же скучно как считать медяки, и приходится думать не только об охоте и девках, но и о том, кто станет хранителем Востока - ненавистный Старку Джейме Ланнистер или тот, кого предлагает сам Эддард, брат короля - Станнис. И тут выясняется, что король умеет сказать последнее слово в споре по-королевски -
Да, – сказал он наконец, закончив разговор одним жестким словом.
И оказывается замечает, что в семи королевствах есть достаточно народу, считающего его, Роберта узурпатором. При этом предпочитает, чтобы железный трон опирался на военную и финансовую мощь родственников его жены Ланнистеров, но при этом рядом с ним был верный друг и соратник, Эддард. Пожалуй, взаимоисключаюшие желания..
Что ж послушаем лорда Старка:
теперь у нас есть обязанности, мой господин… перед страной, перед детьми, у меня перед моей благородной женой, а у тебя перед королевой. Мы больше не юноши.
Долг перед женой и детьми, долг перед государством и печальные воспоминания.
Пожалуй тут надо согласиться с Робертом -
Ты никогда не был молод, вот что, – буркнул Роберт. – Как жаль.
Эддард слишком привязан к своим любимым понятиям о долге и чести, чтобы замечать, что мир вокруг очень разнообразен, и в нем есть не только черные и белые цвета. Слишком строг к себе:
Я обесчестил себя, обесчестил Кейтилин перед богами и перед людьми - и как едко замечает Роберт временами больше похож на ежа, чем на лютоволка.
Тяжелые воспоминания терзают его до сих пор:
Он знал; что такое тревожные сны. Свой поступок лорд Старк совершил четырнадцать лет назад, и все же память о нем до сих пор преследовала его по ночам. – В этой победе не было чести.
В этом тяжелом разговоре каждый из них упоминает о демонах, терзающих их - для Роберта это Таргариены.
Я убью каждого Таргариена, до которого сумею добраться, чтобы все они умерли, как их драконы.
Ненависть его не знает границ, она не удовлетворена смертью Рейегара и его детей. Брак принцессы Таргариен с дотракийским табунщиком все также повергает Роберта в гнев, словно не прошло четырнадцати лет. И он снова готов убивать каждого Таргариена, даже если тот очень далеко за Узким морем.
Есть свои демоны и у Эддарда. Это нарушение тех правил чести, которые у него есть. Джорах Мормонт
Итак, наш работорговец сделался шпионом, – отвечал Нед с презрением, передавая письмо назад. – Я бы предпочел, чтобы он превратился в труп.
Джейме Ланнистер
– Он поклялся отдать за своего короля собственную жизнь. А потом перерубил ему горло мечом.
Мальчишка или мужчина, но права садиться на престол он не имел, подозревает в нем предателя.
Меч его помог поколебать тот престол, на котором ты теперь сидишь, подумал Нед, не позволив себе произнести эти слова.

Много слов остались не сказанными между двумя друзьями и соратниками. Но каждый из них невольно терзается несправедливостью судьбы, только Роберт произносит это вслух
Проклятые боги подарили мне пустую победу. Корону… а я просил у них девушку.
А Эддард думает :
Нед не сразу последовал за ним. Слова кончились, и его переполнила печаль к беспомощность. Он опять удивился тому, что делает здесь, зачем оказался в этом месте. Он не Джон Аррен и не способен укротить своенравный нрав короля и научить его мудрости. Роберт будет поступать, как ему заблагорассудится, и все слова или поступки Неда этого не переменят.
И каждый из них продолжает следовать за своей судьбой
 

-Лилу-

Мастер-над-оружием
Эддард II

Итак, Роберт спозаранку вытаскивает Неда "проехаться, осмотреть страну и обсудить государственные дела"...
Какой он, король Роберт? Шумный забияка, любитель вина, драки и женщин.... Еще и романтик:
Ты да я, двое странствующих рыцарей на Королевском тракте, мечи у поясов, лишь богам известно, что нас ожидает! И пусть фермерская дочка или девка из таверны согреет сегодня мою постель!
Роберт видится кем угодно, но не мудрым государственным деятелем. Становится понятно, зачем ему понадобилась помощь Старка, такого скучного, и такого правильного:
...у нас есть обязанности, мой господин… перед страной, перед детьми, у меня перед моей благородной женой, а у тебя перед королевой. Мы больше не юноши.
Нед в 35 нудит как старик, и Роберт не упускает случая вывести его из колеи упоминанием о матери Джона. Оу, какой интересный разговор!

– Ты никогда не был молод, вот что, – буркнул Роберт. – Как жаль. И все же однажды это случилось… как же звали твою простушку? Бекка? Нет, это одна из моих, помню, помню, черные волосы и сладкие большие глаза, в них и утонуть можно. Твою звали… Алина? Нет, ты говорил мне однажды. Или это была Мерил? Да ты же знаешь, кого я имею в виду, мать твоего бастарда!
– Звали ее Вилла, – отвечал с прохладной любезностью Нед, – и лучше не вспоминать о ней.
– Вилла, да. – Король ухмыльнулся. – Должно быть, редкостная девка, раз сумела заставить лорда Эддарда Старка забыть о собственной чести, пусть даже на час. Ты никогда не рассказывал мне, какова она была…
Роберт знает - что для Эддарда честь превыше всего, и для него тоже немыслимо - каким образом лорд Старк заделал бастарда.
Эддард явно не хочет обсуждать с Робертом эту тему:
Рот Неда напрягся в гневе.
– И не скажу. Оставим этот разговор, Роберт, ради той любви, которую ты питаешь ко мне. Я обесчестил себя, обесчестил Кейтилин перед богами и перед людьми.
– Спаси тебя боги, тогда ты едва знал Кейтилин.
– Я уже взял ее в жены. Она носила моего ребенка.
– Как всегда, ты слишком строго относишься к себе, Нед. Ерунда. Ни одна женщина не пожелает заполучить святого Бейелора Благословенного в свою постель. – Он хлопнул ладонью по колену Неда. – Ну, не буду заставлять тебя, раз ты до сих пор испытываешь к ней такие крепкие чувства; временами ты делаешься таким колючим, что тебе, пожалуй, следовало бы сменить в гербе волка на ежа.
Что же дальше? Какие государственные дела хотел обсудить с Эддардом Роберт?
Это информация от Джораха Мормонта, полученная через Вариса - о свадьбе нашей малышки Дейнерис Таргариен!
Эддард относится к Джораху с презрением, т.к. он "обесчестил Север", занимаясь по сути - работорговлей.
Новость о свадьбе Дени вызвала у Роберта очередной приступ ненависти к Таргариенам, и Эддард вспоминает, как смерть детей Таргариенов когда-то бросила между ними тень (ведь Эддард не мог одобрить убийство детей), и только такое горе, как смерть Лианны - послужило поводом для примирения. И сейчас Нед говорит Роберту снова:
- Детоубийство… это грех… немыслимый…
– Немыслимый? – прогрохотал король. – А что Эйерис сделал с твоим братом Брандоном? А мыслима ли смерть твоего лорда-отца? А Рейегар… Сколько раз, как ты думаешь, он изнасиловал твою сестру? Сколько сотен раз? – Голос короля сделался столь громким, что конь под ним яростно заржал. Король натянул узду, успокоил животное и гневно ткнул пальцем в Неда, – Я убью каждого Таргариена, до которого сумею добраться, чтобы все они умерли, как их драконы, и охотно помочусь на могилу каждого.
Только что у нас возникали вопросы - почему о происхождении Джона никому не известно? Почему Нед не берет его с собой в Королевскую Гавань? Если Джон Таргариен - то ответ на поверхности. Нед лишний раз убеждается, что все делает правильно, скрывая происхождение мальчика. Тема с изнасилованием Лианны имхо - тоже не случайна. А если Рейгар вовсе не насиловал Лианну? По описаниям Рейгар не такой человек, чтобы насиловать женщин....
Дальше Нед и Роберт обсуждают - может ли привести свадьба Дени к вторжению дотракийцев.... И на вопросе - кого назначить хранителем Востока, всплывает имя Джейме Ланнистера. Нед не доверяет Джейме, т.к. предательство совершенное однажды - может быть совершено еще раз... Вспоминая решающую битву, приведшую в итоге к смерти Безумного Короля и захвату власти Робертом Баратеоном, Нед вспоминает и цареубийцу Ланнистера, и как он сидел на троне, ожидая Роберта... В принципе, с понятиями Старка о чести поступка Джейме вполне достаточно, чтобы навсегда стать врагом Эддарда. Так что нелюбовь Старка к Ланнистерам становится понятна.
Но и сам лорд Старк чувствует угрызения совести за те далекие события:
Он знал, что такое тревожные сны. Свой поступок лорд Старк совершил четырнадцать лет назад, и все же память о нем до сих пор преследовала его по ночам. – В этой победе не было чести.
Все разговоры Роберта и Неда вертятся вокруг событий далекого прошлого:
Таргариены - Рейгар - Лианна - обещание Неда (обещание о чем?) - теперь вот еще и Ланнистеры....
– Ты отомстил за Лианну возле Трезубца, – ответил Нед, останавливаясь возле короля. – Обещай мне, Нед, прошептала она тогда.
– Месть не вернула ее. – Роберт отвернулся, разглядывая серые дали. – Проклятые боги подарили мне пустую победу. Корону… а я просил у них девушку. Твою сестру, целую и сохранную… Я спрашиваю тебя, Нед, что хорошего в этой короне? Боги смеются над молитвами и королей, и пастухов.
Роберт еще и философ, оказывается...
А Нед вдруг опять осознает - что находится не в том месте, где следует:
...его переполнила печаль к беспомощность. Он опять удивился тому, что делает здесь, зачем оказался в этом месте. Он не Джон Аррен и не способен укротить своенравный нрав короля и научить его мудрости. Роберт будет поступать, как ему заблагорассудится, и все слова или поступки Неда этого не переменят.
Но мужчина не всегда вправе находиться там, где хочет.
 
Сверху