Джон Перечитываем Игру престолов, Джон VIII

LaL

Знаменосец
Что-то здесь тихо, поэтому немного здесь потопчусь...:)
Глава Джон 8
Очень камерная глава, без интриг и под ковёрных игр, без боевок и погонь, глава, посвященная разговорам юного новобранца с двумя старейшими бойцами Дозора.
Сначала Джон беседует с ЛК Джиором Мормонтом, чью жизнь спас недавно. Джон испытывает физические и душевные муки - страшно горит, поврежденная в огне рука... но еще больше "горит" душа от тех вестей, что получил Мормонт...
- Я надеялся получить хоть какое-то известие об отце.
- Отец, - передразнил его старый ворон и, склонив голову, переступил по плечам Мормонта.
- Ничего другого от этих воронов не услышишь. И зачем я связался с этой зловещей птицей... неужели ты думаешь, что я не послал бы за тобой, получив вести о лорде Эддарде?
Но Мормонт уверяет, что вести пришли об изгнании Барристана Селми, на помощь которого он так надеялся... Ни об лорде Эддарде Старке и сестрах Джона вестей не было. Как ни молод Джон, а все-таки понимает, что Лорд Командующий "говорит лишь то, что считает нужным". Старый Мормонт за свое спасение благодарит Джона бесценным даром - фамильным валирийским мечом, и пожалуй, в это мгновение, Джон по-настоящему счастлив. Когда-то о подобном даре он мечтал... и вот мечты сбываются! Хотя ... нет, все-таки такой меч Джон всегда мечтал получить от отца. Джон оставляет ему прежнее название "Длинный Коготь", поскольку когти есть и у медведей и у волков.
После Джон встречает своих друзей, которые поздравляют его... Сэм Тарли говорит, что его хочет видеть мейстер Эйемон. Джон идет к старому мейстеру и слушает его лекцию "Любовь, Честь и Долг в жизни Дозорного". Теоритическая часть лекции типа
.
Разве честь можно сравнить с женской любовью? И как чувство долга может превысить ту радость, с которой ты берешь на руки новорожденного сына... Ветер и слова. Ветер и слова. Мы всего только люди, и боги создали нас для любви. В ней и наше величие, и наша трагедия.
Трус может обнаружить истинную отвагу, когда ему нечего опасаться. Все мы выполняем свой долг, когда это ничего нам не стоит. Как легко кажется тогда следовать тропою чести! Однако рано или поздно в жизни каждого человека наступает день, когда не знаешь, как поступить, когда приходится выбирать.
усилена практической частью, в которой мейстер Эйемон рассказывает трагическую историю своей жизни, когда Долг стал превыше для него Любви и Чести. Ах, предпоследний абзац Главы читается как синопсис одной из глав Путеводителя
Отцом моим был Мейекар, он первый носил это имя, и брат мой Эйегон наследовал ему вместо меня. Дед мой назвал меня в честь принца Эйемона, Рыцаря-дракона, бывшего ему дядей - или отцом, в зависимости от того, кому верить. Меня он назвал Эйемоном...
Ах, да! Чуть не забыла! По главе летает один персонаж - "редкая птица"(с) - время от времени вставляя нужное словечко. Присмотритесь к нему по пристальней... вполне возможно, это "глаз" и "глас" того, кого когда-то называли Бладрейвеном :meow:.
 

sverchok2

Знаменосец
Джон идет к старому мейстеру и слушает его лекцию "Любовь, Честь и Долг в жизни Дозорного".
А еще интересно было, когда на вопрос, что выбрал бы Нед Старк, если бы пришлось выбирать между честью и теми, кого он любит, Джон ответил, что тот поступил бы правильно, то есть по чести... Через несколько глав мы убедимся, что это не так.

По главе летает один персонаж - "редкая птица"(с)
"Птица-говорун отличается умом и сообразительностью" :D. Да, в этой главе ворона много, но пока больше всего пользы принесло его "жги" в предыдущей.
 

Maria Clara

Межевой рыцарь
По главе летает один персонаж - "редкая птица"(с) - время от времени вставляя нужное словечко.
В этот раз обратила внимание, как этот ворон-вегетарианец с любопытством разглядывал меч. Знаток, однако, хорошего оружия. И вообще, в этой главе ворон довольно эмоционален, передразнивает, хохочет, особенно забавен протестующий против "хваленого ворона".

И еще стало любопытно про сира Эндрю Тарта, интересно, это - дядя Бриенны? Как-то рассуждали, почему Бенджен ушел в Дозор после смерти брата, мол надо было подстраховаться на случай, чтобы Винтрефелл не остался без лорда. У лорда Вечерней Звезды и вовсе двое детей умерли и одна "неликвидная" дочь, Тартов итак в книге упоминается немного. Может Джон еще встретится с Бриенной и вспомнит доброго и славного дядю Эндрю? Или Мартин ввел его без задней мысли?
 

InniS

Ленный рыцарь
ДЖОН VIII
Задувают холодные ветры, лето кончается; грядет зима, какой еще не видал мир!

Холод этой зимы особенно остро чувствуют старые кости. Старики в этой главе не только вспоминают былые дни и свои былые страдания, но и во многом пророчески размышляют о грядущих испытаниях. И насколько же наивно, максималистки и идеалистично смотрится на их фоне Джон Сноу, уже познавший что такое страх и преодоление страха, умеющий бороться с болью и скрывать эту боль от посторонних.
Тогда он почти ничего не почувствовал, мука началась после.
Джон благодарил богов, что никто, кроме Призрака, не видит, как он крутится на своей постели, скуля от боли..

При перечитывании этих строк почему-то вспоминалась нелегкая судьба Клигана младшего, ведь Сноу страдает только от ожогов на руке, а если это лицо, а если мальчику только 6 лет…Богатое воображение подсовывает картинки одна страшнее другой, невольно начинаешь не просто сочувствовать персонажу, а думать, что отступление на Черноводной было абсолютно логичным. Ну да ладно, это лирическое отступление, а по факту, частенько у Мартина в качестве индикатора боли и страданий выступают именно ожоги, страшно становится за судьбу Ширен в ближайшем будущем.

Джон Сноу видит кошмарные сны, в его воображении судьба отца совмещается с ужасным обликом мертвяков в замке и появляются отвратительные видения
У снившегося ему мертвяка было лицо отца; синеглазый, он тянул к нему черные руки, Сноу не решается рассказать об этом лорду-командующему, а просто интересуется нет ли новостей из столицы и получает горький, но объективный ответ.
Боюсь, что нам не на кого рассчитывать в Королевской Гавани; нам говорят лишь то, что считают нужным, а этого, увы, мало.
Джон умом понимает, что его место здесь, на Стене, с его братьями, но сердцем он вместе с лордом Роббом, война Старков это его война. И на этой войне ему бы очень пригодился воистину королевский подарок старого Мормонта. Полуторный меч из валирийской стали, свидетель героической истории дома Мормонтов, теперь обретает нового хозяина.
"Он дарит мне меч сына!" Джон едва мог поверить в это. Клинок был самым точным образом уравновешен. Под поцелуем света лезвие поблескивало.
Джон чувствует символизм момента, для лорда-командующего он сын, которым тот хотел бы гордиться, смелый, бескомпромиссно честный и очень чистый душой. Но лорд Мормонт не все знает о душе Сноу, как и на белом снегу бывают черные следы, так и в душе юного бастарда есть темные пятна.
Джон Сноу как и любой мальчишка грезит о подвигах и не просто о подвигах. Эти подвиги должны сделать его Старком, это должен признать лорд Эддард и вручить ему Лед. Смелые мечты, почти журавль в небе, мысленное покушение на права Робба. Джон Сноу понимает это, как понимает и то, что меч, который дарит ему Мормонт - великая вещь. Но тем не менее
Он не мой отец, - непрошеная мысль толкнулась в голову Джона. - Мой отец - лорд Эддард Старк, и я не забуду этого, пусть меня задарят мечами". Нельзя же признаться лорду Мормонту, что он-то всегда мечтал о другом клинке.

А вот это почти глупо, понимаю, что можно до безумия дорожить семейными связями и мечтать о признании тебя отцом, но Боги, ведь здесь тебя признали быстрее, здесь тебя ценят и не побоюсь предположить любят. Отец, родной или нет, был скрытен и холоден, ни слова о матери, никаких авансов по поводу наследства и Стена в качестве перспективы на будущее. Мормонт откровенно рассказывает не очень чистую историю своей семьи, значит считает достойным доверия, дарит меч, в котором дух пяти столетий мужчин с Медвежьего острова и даже изменяет рукоять меча с медвежьей на волчью. Так и хочется сказать, опомнись мальчик, стань таки мужчиной, не только смелым и благородным, но и благодарным. Без всяких задних мыслей.
На Стене появляется новый персонаж с фамилией Тарт, интересно, не помню в каком он родстве с девой-воительницей, будет ли упоминание об этом в дальнейшем?

Джон демонстрирует свой меч дозорным, не забывая при этом подумать, что хотел бы другой клинок, ну да ладно. Джон в своей каморке невольно ассоциирует себя с Призраком

Он был совсем один, подумал Джон. Один, в стороне от всех остальных. Он был не похож на других, поэтому его и прогнали. Нелегкие мысли, жизнь не балует Джона и ему предстоит еще один нелегкий разговор. Со слепым, который видит лучше зрячих. Мейстер Эйемон преподносит Сноу тяжелые истины о любви, долге и чести. Старик предчувствует колебания юноши, старается предотвратить последствия его возможных необдуманных действий.
Джон очень верен своему отцу, он лишь допускает тихий лукавый голос шептал: "Он родил бастарда, какая же в этом честь? Потом, твоя мать, как насчет его долга перед ней, почему он так никогда и не назвал тебе ее имя?"Но для посторонних его отец недосягаемый идеал, образец чести и благородства, он даже не замечает саркастичного укола старого мейстера
Тогда второго такого, как лорд Эддард, не найдешь и среди десяти тысяч. В основном люди не столь сильны.

Мейстер знает о чем говорит, он не просто один из старейших дозорных, он честь и совесть Дозора, сумевший преодолеть все искушения и победить себя, он учит Джона, что выбор всегда болезнен. Но только победив себя можно стать сильнее, старик Таргариен знает о чем говорит.
рано или поздно в жизни каждого человека наступает день, когда не знаешь, как поступить, когда приходится выбирать.

Заметила, что мне стали гораздо интереснее главы Джона, из них как бы исчезла кинематографичность, которая раздражала меня раньше. Текст стала более камерным, философским и в тоже время в этих главах много динамики , приятное, очень сбалансированное сочетание.
 
Сверху