Дейнерис Перечитываем Игру престолов, Дейнейрис III

InniS

Ленный рыцарь
А если подобные замечания для тем персонажей оставить :)? Там, похоже, агрессивность общения является стандартом, а здесь этого не хотелось бы. Этот отрывок прочитан мною очень внимательно, и на поставленный вопрос отвечаю так, как понимаю.
Еще раз: высказывание Арьи никак не направлено на Сансу, она к Сансе вообще не обращалась. Высказывание Сансы направлено на Арью, причем едкое, обидное, и неспровоцированное. Поэтому замечание первой получила Санса, а потом Нед уже обращается к ним обеим.
Приношу извинения, если задела Вас, поверьте это не агрессия. :sorry:Сама не хочу, чтобы здесь возникли дебаты на уровне книжного раздела - одна цитата - два разных прочтения и моментальный переход на личности. Просто я вижу в этой ситуации зачинщицей именно Арью с ее импульсивностью и пардон, невоспитанностью в плане этикета. Санса отвечает по-женски язвительно. Вина с моей точки зрения на той и другой в равной степени - Санса хочет на турнир, Арья обзывает желанное для сестры мероприятие - разве это неспровоцировало ответ? Эддард реагирует весьма по-мужски - слышит только последнее выражение, не принимая во внимание начало конфликта.
У Арьи и Мики детская дружба. Детская дружба это и есть детская дружба. Что за попытки померить ее "настоящесть"?
Да впрочем - и ко взрослой не стоит приклеивать какие-то ярлыки. Вы дружите с теми, кто вам близок на настоящий момент - по духу, по интересам. Через 10 лет возможно, все поменяется. Настоящая/не настоящая - какие то непонятные критерии. Кто оценку-то даст вашей дружбе, кроме вас?
Арья переживает из-за смерти Мики, искренне, переживает и чувствует вину. Так что в ее 9-летнем текущем моменте эта дружба реальна.
 

Я возражаю в этой ситуации только против одного - считать отношения между Микой и Арьей - однозначно дружбой. Возможно не очень ясно выражаюсь, уж простите. И ярлыки я не вешаю, я рассуждаю: то есть дружба зависит от обстоятельств? дружим одномоментно, зависим от интересов в настоящий момент?;) Тогда Арья+Мика = ДРУЖБА. личность друга, его развитие и ваше развитие , совместно испытываемые эмоции - не в счет? впрочем, это уже оффтоп.
Дети очень эмоциональны, и не умеют контролировать эмоции. Это умение приходит гораздо позже 9 лет. И то не у всех.
Вот вы, лично - никогда ненависти не испытываете?
Стараюсь от ненависти себя ограждать - это разрушительная эмоция, и ребенка своего (почти ровесника кстати Арьи) учу, стараясь не упоминать это слово. Кто-то из древних сказал, что испытывать ненависть - это все равно, что выпить яду и ждать, что враг умрет от этого.
Он вообще не знаток женских сердец, и в молодости то был застенчивым. Вы ждете от него, чтобы он в перерывах между заседаниями Малого Совета Гиппенрейтер читал? Он понятия не имеет, как девочек воспитывать.
согласна, но чувство справедливости должно быть.
Кстати в процессе этой дискуссии поняла одну вещь - Эддард Старк - неприкасаем. Любая точка зрения касающаяся его и не являющаяся положительной - однозначно табу. поэтому :Speechless:.
 
ДЕЙНЕРИС
Всю жизнь Визерис твердил ей, что она принцесса, но Дейенерис Таргариен никогда не ощущала себя таковой, пока не села на свою серебристую лошадь.
Юная девушка становится принцессой, кхалиси, учится скакать как кентавр, привыкает к воздуху свободы, новыми глазами смотрит на дотракийское море…Со страниц просто веет горьковатым полынным воздухом степей, пригревает солнце и появляется желание распахнув руки смотреть на парящую высоко в голубом небе птицу.
Здесь не было ни домов, ни гор, ни деревьев, ни городов, ни дорог… лишь бесконечные травы, высокие, в рост человека, колыхавшиеся волнами под ветром.
Здесь так прекрасно, что я не желаю думать о смерти.

Дени впервые в жизни думает о себе свободной от брата, замечает, что в степи он жалок и не желает слушать его бесконечные жалобы, его бахвальство. Она наслаждается покоем, беседует с Джорахом Мормонтом, улыбка которого всегда ее подбадривает и совершенно не желает, чтобы брат испортил ей настроение.
Но не все сразу стало так хорошо и спокойно.
на третий день Дени решила, что умирает. Седло натерло на ее заду жуткие кровавые мозоли. Бедра были стерты, руки пузырились от поводий, мышцы спины и ног ныли так, что она едва могла сидеть. Общество мужа, который весь день развлекается скачками на лучших конях, беседами со своими кровными всадниками и плясками женщин и появляется в ее шатре только перед рассветом тоже не приносит ей радости он всегда брал ее сзади; таков дотракийский обычай. Дени была благодарна ему: муж не видел слез, увлажнявших ее лицо и она могла уткнуться в подушку, чтобы не вскрикнуть от боли.
Дени видит сон, сон в кроваво-черных тонах, сон, наполненный ужасом, огнем и кровью. Страшное, мистическое видение о ее предназначении, она слышала, как дракон поет ей. Дени развела руки, обнимая огонь, предалась ему, позволив охватить ее целиком, очистить и закалить, залечить раны.
Она ощутила незнакомую силу и ярость.

Пробудившись она первым делом прикасается к самому большому черно-алому яйцу, физически ощущает его теплоту и ту силу, которую оно дает ей. Жизненную силу, жар и мощь дракона, для рожденной быть Матерью драконов. С этого дня боль постепенно уходит из ее жизни, она становится крепче физически, легче держится в седле, наслаждается скачкой на своей Серебрянке. Лошадь, казалось, понимала ее настроение, словно бы сливаясь с Дени в единое существо. Дени тайно называла свою лошадь Серебрянкой. И любила ее, как никого в своей жизни.
Путешествие продолжается по таинственным и опасным местам. Совершенно шикарные зарисовки
заночевали возле высокого синего водопада, обогнули руины огромного древнего города, где, как утверждали, между почерневших мраморных колонн до сих пор стонали призраки. Они ехали по тысячелетним валирийскйм дорогам, прямым, как дотракийская стрела. Половину месяца они проезжали через Квохорский лес, ветви которого золотым пологом сходятся высоко над головой, а стволы деревьев никак не тоньше крепостных башен, древних мест, увиденных глазами впечатлительной тринадцатилетней девочки. Ее восприятие передается через запахи, звуки, ощущения и кажется настолько живым
Зелень поглотила ее. Воздух был полон ароматов земли и травы, к нему подмешивался запах конской плоти, пота самой Дени и масла, умащавшего ее волосы. Дотракийские запахи. Здесь они казались уместными как нигде. Дени радостно вдыхала воздух. Ей вдруг захотелось ощутить под собой землю: погрузить пальцы ног в жирную черную почву.
Но идиллию нарушает брат, налетевший на нее как летняя гроза. Он истерит, унижает сестру, только потому, что она приказала всем оставит е одну, чтобы проехаться верхом. Снова и снова напоминает ей я – владыка Семи Королевств и не подчинюсь приказам бабы какого-то лошадника. Ты слышала меня? Поток издевательств прерывают люди кхала и подвергают самого Визериса грубому унижению - прогулке по степи пешком. А Дени переходит от привычного страха перед братом наверное, я разбудила дракона, правда? к осознанию того, что казалось знала всю свою жизнь
Нет, мой брат никогда не вернет Семь Королевств, – сказала Дени. И вдруг поняла, что знала это давным-давно. А точнее – всю свою жизнь. Просто она никогда не позволяла себе произносить эти слова даже шепотом, а теперь сказала их вслух – перед Джорахом Мормонтом и всем миром.
В ней пробуждается ярость, кровь дракона и легенды о драконах этим же вечером - наилучшее окончание тяжелого, но очень нужного для нее дня.
Ее пальцы ласкают скорлупу драконьих яиц - это ведь всего лишь камень, а отблески огня на нем - только видение..
первые драконы пришли с востока, из Края Теней за пределами Асшая и с островов Яшмового моря. Быть может, в этих странных и диких краях еще обитала их родня.
Магия умерла на западе, когда Рок поразил Валирию и земли Длинного лета.

Дени не хочет верить , что в этом мире нет места для драконов, ей нравится легенда, рассказанная ей светловолосой лиссенийкой -
Однажды и вторая луна поцелуется с солнцем; она лопнет, и драконы вернутся.
 

-Лилу-

Мастер-над-оружием
ДЕЙНЕРИС

А мы тем временем перенесемся в Эссос, по ту сторону узкого моря, где Дейнерис отправилась со своим мужем в свадебное путешествие в Вейес Дотрак.
Здесь не было ни домов, ни гор, ни деревьев, ни городов, ни дорог… лишь бесконечные травы, высокие, в рост человека, колыхавшиеся волнами под ветром...
"Здесь так прекрасно, что я не желаю думать о смерти" - говорит Дени Джораху в момент, когда бескрайние дотракийские равнины колышутся перед ее взглядом...
Однако путешествие начиналось не так радостно для непривычной к седлу Дени:
...уже на третий день Дени решила, что умирает. Седло натерло на ее заду жуткие кровавые мозоли. Бедра были стерты, руки пузырились от поводий, мышцы спины и ног ныли так, что она едва могла сидеть.
Кхал Дрого не очень то обращал на нее внимание днем - скакал на конях со своими кровными, вечерами пил вино с ними же и любовался драками мужчин и танцами женщин. Однако ночами он все же вспоминал - что у него теперь есть жена:
...каждую ночь, уже перед рассветом, Дрого приходил в ее шатер, будил во тьме и безжалостно, словно жеребец, поднимался на нее. Он всегда брал ее сзади; таков дотракийский обычай. Дени была благодарна ему: муж не видел слез, увлажнявших ее лицо и она могла уткнуться в подушку, чтобы не вскрикнуть от боли. Покончив с делом, Дрого закрывал глаза и тихо похрапывал засыпая. А Дени лежала рядом, и тело ее ныло, не позволяя уснуть.
Вспомнилась сцена из сериала... :eek:
Дени практически уже пала духом от всех этих невзгод, но однажды ночью ей приснился дракон:
Во сне была только она одна и дракон в черной, как ночь, чешуе, мокрой и скользкой от крови. От ее собственной крови, ощутила Дени. Глаза дракона казались лужицами расплавленной магмы, а когда он открыл свою пасть, из нее горячей струей ударило жаркое пламя. Она слышала, как дракон поет ей. Дени развела руки, обнимая огонь, предалась ему, позволив охватить ее целиком, очистить и закалить, залечить раны. Она ощущала, как горит и обугливается, как осыпается угольками ее плоть, чувствовала, как кипит, превращаясь в пар, кровь, но боли не было. Она ощутила незнакомую силу и ярость.
И что же - на следующий день она почувствовала облегчение, "словно бы боги услышали ее и пожалели". Мистическая связь Дени с драконами впервые явно проявляется в минуты испытаний, чтобы дать ей силы, физические и духовные, идти дальше по ее пути.... Именно здесь, в Дотракийском море, начинается трансформация - и Дейнерис из забитой запуганной девочки становится женщиной, кхалиси, королевой...
И вот она все лучше управляется со своей лошадкой, которую зовет Серебрянкой, смелеет, начинает замечать красоту степей, расстилающихся вокруг до горизонта... Чудеса страны, которую она видит вокруг - разнотравье степей, реки и водопады, руины разрушенного города, древние валирийские дороги, удивительный Квохорский лес, возбуждают в ней интерес и желание ехать дальше, навстречу новым впечатлениям. Да и то, что происходит по ночам - уже не кажется ей таким уж ужасным:
Она начала даже чувствовать удовольствие и по ночам, а если и вскрикивала, когда Дрого брал ее, то не всегда от боли.
Настроение ей портит только ее брат, Визерис:
В степи брат казался жалким. Ему и не нужно было находиться здесь.... брат бросал тоскливую тень на ночи и дни.
И вот происходит очередная попытка Визериса "поставить Дени на место" - он находит повод (Дени приказала своим людям оставаться на гребне и ждать ее, но конечно же, Визерис считает что она не может ему приказывать), но на самом деле ему не нравятся изменения, происходящие с его сестрой. И Визерис (как всегда) орет и пытается сделать ей больно. Но Дени уже не та, она с силой отталкивает его. Визерис хочет ударить ее, но он забыл - что Дени кхалиси и находится под защитой кровных Дрого, кнут Чхого останавливает его. И что же Дени?
Побагровевший и рыдающий, лежа на земле, он с шумом втягивал воздух. Жалкое зрелище. Но Визерис всегда был жалок. Почему она никогда не замечала этого раньше? Прежний страх исчез без следа. – Возьмите его лошадь, – приказала Дени сиру Джораху. Визерис охнул. Он не верил своим ушам, не верила им и Дени. Но слова приходили сами. – Пусть брат мой пешком возвращается в кхаласар.
Вот здесь Дени впервые ведет себя как кхалиси, как королева. Какие-то сомнения еще гложут ее, и она делится ими с Мормонтом:
– Наверное, я разбудила дракона, правда?
Сир Джорах фыркнул.
– Мертвых не поднять, девочка, ваш брат Рейегар был последним из драконов, и он погиб у Трезубца. Визерис… это даже не змея – тень ее.
И Дейнерис уже и сама понимает, что из брата не получится хорошего короля:
– Нет, мой брат никогда не вернет Семь Королевств, – сказала Дени. И вдруг поняла, что знала это давным-давно. А точнее – всю свою жизнь. Просто она никогда не позволяла себе произносить эти слова даже шепотом, а теперь сказала их вслух – перед Джорахом Мормонтом и всем миром.
Наступает вечер, Дени принимает ванну в шатре (кстати, умилили меня дотракийцы, таскающие за собой ванну для Дени :D) и трогает и гладит яйца драконов, которые всегда с ней:
Это камень, сказала она себе. Это всего лишь камень. Даже Иллирис говорил так, ведь все драконы давно погибли. Она положила ладонь на черное яйцо, пальцы ласково обняли скорлупу. Камень был теплым. Почти горячим. «Солнце», – прошептала Дени. Это солнце согрело яйца в пути…
Драконы занимают ее мысли... Куда они исчезли, и могут ли они вернуться? Может быть, они живут на востоке, где по слухам, магия еще не потеряла свою силу? Служанка Дореа, которую Иллирио нашел в одном из "веселых домов", рассказывает ей красивую легенду, что драконы произошли когда лопнула Луна, и что когда-нибудь "вторая луна поцелуется с солнцем; она лопнет, и драконы вернутся"... И вот, всех служанок Дени отсылает, а Дореа остается, и видимо не в первый раз ;) Какому исскусству она учит Дени после того, как солнце прячется за горизонт? И когда приходит ее муж, великий кхал Дрого, с длинными черными волосами, в которых позвякивают колокольчики - Дени ведет его из шатра в ночь, туда - где стелется мягкая трава.
В сердце кхаласара нет уединения. Раздевая кхала, Дени чувствовала на себе чужие глаза, она слышала негромкие голоса, проделывая то, что посоветовала ей Дореа. Все это пустяк. Разве она не кхалиси? Важен лишь его взгляд, и, сев на него, она заметила в нем такое, чего не видела прежде. Дени скакала на кхале столь же яростно, как на своей Серебрянке, и в миг высшего наслаждения кхал Дрого выкрикнул ее имя.
В эту ночь, под южными звездами, Дени понесла ребенка.
Это были ее четырнадцатые именины.
 

Ёжик

Лорд
Драконы занимают ее мысли... Куда они исчезли, и могут ли они вернуться? Может быть, они живут на востоке, где по слухам, магия еще не потеряла свою силу? Служанка Дореа, которую Иллирио нашел в одном из "веселых домов", рассказывает ей красивую легенду, что драконы произошли когда лопнула Луна, и что когда-нибудь "вторая луна поцелуется с солнцем; она лопнет, и драконы вернутся"
Вот, кстати, учитывая, что Дрого - Солнце и звезды, а Дени - Луна его жизни, легенда обретает новый смысл...
А вдруг и тысячи лет назад первые драконы и в самом деле родились от связи валирийской девушки с дотракийцем?:fools: Нет, я понимаю, что бред...:facepalm:
Ну а вдруг?:eek:
 

sverchok2

Знаменосец
Кстати в процессе этой дискуссии поняла одну вещь - Эддард Старк - неприкасаем.
:D! Да Нед наиболее поливаемый грязью персонаж из всех! Как только его ни обзывают в темах персонажей! И трус-то он, и лицемер, и лгун, и худший отец Вестероса :D! Его там так зашпыняли, что невольно заступаешься, если даже с критикой отчасти согласен. Просто не хочется этого всего здесь, приходишь ведь отдохнуть от ругани :). Для развернутой критики персонажей есть полно тем, а здесь интересно другое. Кто-то заметил что-то, чего не замечал при первом прочтении, кто-то понял что-то, чего не понимал раньше... ;). Еще интересно, как вопринимают читатели одну и ту же главу, одну и ту же сцену при первом прочтении и при втором, одинаково или нет.
 
Сверху