Дейнерис Перечитываем Игру престолов, Дейнерис IV

Аннета

Присяжный рыцарь
Дейенерис IV.

Конные ворота, ведущие в Вейес Дотрак, были сделаны в виде двух гигантских коней, которые, стоя на задних ногах, соединялись передними копытами в сотне футов от мостовой, образуя остроконечную арку.
И вот Дени впервые увидела столицу дотракийцев, этот странный, древний и прекрасный город. По обочинам дороги стоят великолепные статуи - боги, герои, танцующие девы и черные драконы с драгоценными камнями вместо глаз... Девушка в восхищении, однако неугомонный Визерис и здесь спешит выразить неудовольствие. Эту поездка ему явно в тягость, и он лишь с нетерпением ждет той минуты, когда кхал Дрого даст ему общанное войско. Дени поведение Визериса нисколько не удивляет - уж ей ли не знать вздорный характер своего брата. Девушка, впрочем, уже давно не сердится на Визериса и не желает ему зла, она даже по-своему заботится о нем и старается уберечь его от неосторожных поступков. Но Визерис и без того стал в кхаласере предметом насмешек и сплетен - от прозвища "тележный король" он теперь вряд ли избавится.

Ну а если… ну а если бы это был не Визерис? – спросила она. – Если бы войско повел кто-нибудь другой? Сильный воин? Могли бы дотракийцы действительно покорить Семь Королевств?
Дени давно разочаровалась в брате, но от мечты о завоевании Семи Королевств она так скоро не откажется. При мысли о доме она невольно представляет Королевскую Гавань, Красный замок с красными дверями, так похожими на ту, что вела в дом сира Уиллема... Но и жизнь в кхаласаре теперь перестала тяготить Дени, кхалиси приняла дотракийские обычаи и смирилась с ними. Дрого, кстати, относится к ней еще довольно трепетно, другие кхалы, судя по рассказам Чхику, со своими женщинами особо не церемонились. Итак, Вейес Дотрак - священный город, город мира и покоя, где запрещено враждовать и проливать кровь.

Дотракийцы начнут уважать его, если Визерис перестанет быть похожим на бродягу, думала она. Быть может, теперь он простит ее за позор, случившийся посреди степи. Все-таки Визерис еще оставался ее королем и братом. Оба они от крови дракона.
Дени все еще любит брата и хочет примириться с ним, но снова натыкается на грубость и непонимание. В сердце девушки уже нет гнева - только горечь. Когда Дени разговаривает с братом, мы на минуту видим ее прежней робкой и застенчивой девочкой - но только на минуту. Кхалиси дотракийцев умеет постоять за себя.

Так она лежала, обнимая яйцо, и вдруг ощутила, что дитя впервые шевельнулось в ней, словно бы ребенок стремился дотронуться до брата, кровь до крови.
Чтобы отвлечься от печальных мыслей, Дени берет в руки драконье яйцо - ей кажется, что эти чудодейственные камни наделяют ее мужеством и силой. И тут кхалиси впервые чувствует шевеление ребенка.

– Это ты дракон, – шепнула Дени. – Ты и есть истинный дракон! Я знаю это. Знаю. – Она улыбнулась, а потом уснула, увидев во сне дом.
 
Последнее редактирование:

Убийца Матрешек

Лорд Хранитель
Дейнерис IV
Поехавший Визерис выкатывается на финишную прямую.
К этому моменту у читателя еще не совсем прорисовывалась картина мира. Пальма зрительских симпатий принадлежит дому Старков представленному наиболее ярко, следом шествует остряк-добряк Тирион, Таргариены пока проигрывают и не в последнюю очередь из-за Визериса.
Роберт Баратеон может показаться некомпетентным правителем, но он хотя бы адекватен. Что касается короля-попрошайки, то он:
1) Невежествен
В своем упрямом невежестве он даже не понял, что над ним посмеялись:
2) Глуп
- Эти дикари умеют только красть произведения рук более благородных народов... Красть и убивать. - Он расхохотался. - Да, они умеют убивать! Иначе были бы для меня бесполезны...
3) Высокомерен
Вот видишь, у этих дикарей не хватает ума понять речь цивилизованных людей,
4) Развратен
Заметив непристойное женское изваяние с шестью грудями и головой хорька, он направился в его сторону, чтобы рассмотреть повнимательнее.
Он напоминает Перси Уэтмора из "Зеленой мили"
Визерис не сумел бы даже вычистить конюшню, дай ему десять тысяч метел.
Джорах Мормонт который в этой главе выступает в роли повидавшего виды человека, с уважением отзывающийся о Роберте Баратеоне, ни капли не сомневается, что планы Визериса обречены на провал. Наверняка это сразу прочувствовал и командующий Золотой Ротой генерал Черное Сердце и многие другие влиятельные люди Эссоса.
И наконец кульминация главы:
появился Визерис, увлекая за собой Дореа. Подбитый глаз ее покраснел от удара.
- Как ты смеешь присылать ко мне эту шлюху со своими приказами! - начал он, грубо бросив служанку на ковер.
Как говорится - без комментариев. Дейнерис бьет брата и угрожает неприятностями, читателю становится понятно, что Визерис не жилец на этом свете.
 

-Лилу-

Мастер-над-оружием
Дейнерис

Перенесемся на другую сторону Узкого моря, где Дейнерис Бурерожденная прибывает в столицу дотракийцев, древний город Вейес Дотрак, город, в котором есть ворота в виде двух гигантских коней, но нет стен, да и строения этого города очень странные...
...ворота стояли, колоссальные и прекрасные, а между огромных коней маячили далекие пурпурные горы. Величественные скакуны бросали долгие тени на волнующуюся траву, когда кхал Дрого провел свой кхаласар по пути богов.
Вдоль главной "улицы" этого города без домов выстроились "краденые боги и герои", вывезенные дотракийцами из ограбленных ими городов. Сомнительно, конечно, все это. Монумент не так-то просто вывезти, тем более такой, что Дени "ехала возле их ног". Как Мартин транспортировку себе представляет? Да и смысл дотракийцам это делать? Меня даже то, что они ванну для Дени с собой таскают - умилило сильно.
Дальше есть и про строения:
...строения казались ей страшными. Она заметила павильоны из резного камня, сплетенные из травы дворцы размером в целый замок, шаткие деревянные башни, облицованные мрамором ступенчатые пирамиды, бревенчатые дворы, открытые небу. Некоторые дворцы вместо стен были окружены терновыми изгородями.
Представить замок, сплетенный из травы - не смогла :eek:
Мормонт объясняет Дени, почему город такой странный - потому что дотракийцы не строят, и строения построены рабами, которых дотракийцы захватывали в разных землях. Понятно, что рабы строят то, что принято на их родине.

Что же происходит с недодраконом Визерисом? После того, как он пешком вернулся в кхаласар, дотракийцы насмешливо называли его кхал рхей мхаром – королем, сбившим ноги. Но на этом его злоключения не закончились.
На следующий день кхал Дрого предложил ему место в повозке, и Визерис согласился. В своем упрямом невежестве он даже не понял, что над ним посмеялись: телеги предназначались для евнухов, калек, рожающих женщин, младенцев и дряхлых стариков. Этим он заслужил новое прозвище: кхал рхагат – тележный король.
При въезде в Вейес Дотрак Визерис продолжает жечь, обзывая дотракийцев "дикарями". Вобще, на этой главе у меня уже большие сомнения в его здравом рассудке.
Очень интересен ответ Дени:
– Теперь это мой народ, – проговорила Дени. – Тебе не следовало бы называть их дикарями, брат.
И это действительно так - Дени чувствует - что кхалассар это ее народ, она принимает своего мужа всем сердцем, вместе с обычаями и принципами его народа. На самом деле эта способность маленькой принцессы удивительна. Недаром Дрого настолько оценил ее. Представьте - какие у них были бы отношения, если бы она морщила носик, как Серсея от Роберта?
Визерис глуп, высокомерен, злобен, аж читать противно. Вот например, как он отзывается о ребенке Дени:
...будет произнесено пророчество относительно щенка, которого она собирается родить. Но зачем это мне? Я устал от конины, меня тошнит от вонючих дикарей.
Дени все больше сближается с сиром Джорахом, и каждый раз обсуждает с ним проблемы возникающие в отношениях с братом. Вот как Мормонт видит суть проблемы - в разнице восприятия замужества Дени Визерисом и Дрого.
...дотракийцы смотрят на эти вещи иначе, чем мы на западе. Я говорил об этом Визерису, Иллирио тоже. Но ваш брат не слушает. Владыки табунов не торгуются. Визерис считает, что продал вас, и хочет получить свою цену. Но кхал Дрого считает, что получил вас в качестве подарка, и он наделит Визериса ответным даром… но в свое время. Нельзя же требовать подарок, тем более у кхала. У кхала вообще ничего нельзя требовать!
Кстати, Мормонт не скрывает своего презрения к Визерису, и откровенен с Дени:
– Визерис утверждает, что смог бы завоевать Семь Королевств с десятью тысячами дотракийских крикунов…
Сир Джорах фыркнул:
– Визерис не сумел бы даже вычистить конюшню, дай ему десять тысяч метел.
Дени расспрашивает Мормонта - возможно ли, чтобы десять тысяч дотракийцев завоевали бы Семь Королевств, если их поведет "сильный воин"? Насколько Мормонт честен в ответе - неясно, мы помним, что он сливает информацию о Дени королю Роберту. Зачем ему быть с ней честным в таком ключе?
Однако он говорит ей, что:
1) тысяча добрых рыцарей без хлопот управится со стотысячной ордой дотракийцев, НО
2) если битва состоится, рыцарей будет не так много, десятая часть всего войска (судя по армии Рейегара). Остальные "стрелки, вольные всадники, пехота, вооруженная копьями и пиками", которые не продержатся против конных дотракийцев с луками и стрелами.
3) Для короля глупо выходить против дотракийцев в открытую битву, "всадники не умеют брать крепости".
4) Роберт силен и отважен… и достаточно опрометчив чтобы совершить эту ошибку. Но у него есть советники.
Вроде как все правдиво.
А вот и про отношение Мормонта к Эддарду Старку:
– Он забрал у меня все, что я любил, из-за нескольких заеденных блохами браконьеров и своей драгоценной чести, – с горечью ответил сир Джорах. По его тону она поняла, что потеря оказалась болезненной.
Тем временем Дени и кхаласар прибывают ко дворцу кхала, который сильно отличается от того, что рассказывали Дени до свадьбы.
Дени улыбнулась, вспомнив рабыню магистра Иллирио, рассказывавшую ей о дворце в две сотни комнат с дверями из чистого серебра. Деревянный дворец кхала представлял собой зал для пиршества, грубо срубленные стены поднимались футов на сорок, крыша была изготовлена из расшитого шелка, огромный вздувающийся тент можно было поднять, чтобы оградиться от дождя, или спустить, чтобы открыть над собой беспредельное небо. Вокруг зала располагались конские загоны, огражденные высокими зарослями, очаги, сотни грубых землянок, выраставших из земли подобно миниатюрным холмам, поросшими травой.
Дотракийцев возле дворца встречали рабы, которым они отдавали свое оружие:
Сир Джорах объяснил ей, что в Вейес Дотрак запрещается носить оружие и проливать кровь свободного человека. Даже ссорящиеся кхаласары забывали здесь про вражду и делились мясом и медом. Пред ликом Матери гор все дотракийцы были родней, одним кхаласаром, одним стадом.
Мы читаем интересные сведения об обычаях дотракийцев, связанных с кровными всадниками. Оказывается, после смерти кхала они должны последовать за ним в ночные земли :eek: А вот это еще интереснее:
В некоторых кхаласарах, говорила Чхику, кровные всадники разделяли с кхалом и вино, и даже жен, но только не лошадей. Конь мужчины принадлежит лишь ему самому…
Т.е. конь в принципе выше жены ценится у дотракийцев.
Так ли это у Дени и Дрого? Мне понравился диалог между кровным Дрого Кохолло и Дени.
– Кхалиси, – сказал Кохолло по-дотракийски, – Дрого, кровь моей крови, приказал мне сказать тебе, что этой ночью он должен подняться на Матерь-гору, чтобы принести жертву богам в честь благополучного возвращения.
Лишь мужчины могли ступить на Матерь, Дени знала это. Кровные всадники кхала отправятся вместе с ним и возвратятся на рассвете.
– Скажи моему солнцу и звездам, что я мечтаю о нем и буду с нетерпением ждать его возвращения, – отвечала она с благодарностью.
Какие слова она мужу передает... Тем не менее отметим, что Дрого не сам пришел сказать ей об отлучке, а послал Кохолло.
Но с сексом у них все в порядке:
Дитя внутри ее подросло, теперь Дени легко уставала, а потому бывала рада отдыху. Беременность словно бы заново воспламенила страсть Дрого, и его объятия оставляли Дени в изнеможении.
Тем временем Дени располагается на новом месте и хочет позвать брата поужинать и подарить ему подарки - одежду, которую она приготовила для него, удобную для того образа жизни, который они ведут, и красивую - даже жилет расшит драконами.
Дотракийцы начнут уважать его, если Визерис перестанет быть похожим на бродягу, думала она. Быть может, теперь он простит ее за позор, случившийся посреди степи. Все-таки Визерис еще оставался ее королем и братом. Оба они от крови дракона.
Мне кажется, Дени чувствует себя виноватой перед Визерисом, за все - что случилось по дороге, ведь она была не на его стороне... Но ее желание как-то помириться и наладить отношения ни к чему не привело...
Посланная за братом служанка избита, одежда названа "Дотракиискими тряпками"...
– В следующий раз ты потребуешь, чтобы я заплел косу?
– Я никогда… – Ну почему он всегда так жесток? Она ведь только хотела помочь ему. – У тебя нет права на косу, ты еще не одержал ни одной победы…
Да уж, после ответа Дени лучше не стало :eek: Визерис в ярости хватает ее за руку, но Дени уже не так девчонка, которая боялась дракона, тем более она уже знает - что Визерис не дракон.
Она протянула другую руку и ухватилась за тот предмет, который оказался под ней: пояс, который она хотела подарить ему, тяжелую цепь из причудливых бронзовых медальонов. Размахнувшись, она ударила изо всех сил.
Маленькая испуганная принцесса превращается во взрослую женщину, в кхалиси, знающую себе цену...
Укладываясь спать после бегства Визериса, она обнимает драконье яйцо, т.к. яйца всегда дают ей силу и отвагу.
Так она лежала, обнимая яйцо, и вдруг ощутила, что дитя впервые шевельнулось в ней, словно бы ребенок стремился дотронуться до брата, кровь до крови.
– Это ты дракон, – шепнула Дени. – Ты и есть истинный дракон! Я знаю это. Знаю. – Она улыбнулась, а потом уснула, увидев во сне дом.
 

sverchok2

Знаменосец
Я читаю ДейнЕрис, ВизЕрис, септа МордЕйн. Может, на английском ударение на 1 слоге?
Нет, не на первом, во всяком случае в сериале :). Там произносят ДейнЕрис, ВисЕрис, МордЕйн, из остальных упомянутых Maria Clara слов - БраАвос, ТаргЕриен, КлигЕйн, ТИриен (воспроизведение всех произношений приблизительное :D), а вот Бейлона не помню. Но я, когда говорю по-русски, то тоже произношу ТириОн, БейлОн и БаратеОн - мне просто по-русски так кажется легче ;).
 

InniS

Ленный рыцарь
опять я отстала, отстала :banghead:
ДЕЙНЕРИС
В Вольных Городах запада башни, дома и лачуги, мосты, лавки и залы теснились друг к другу, но Вейес Дотрак разлегся, не стесняя себя под теплым солнцем, – древний, пустой и надменный.
Иная культура, иные взгляды на жизнь, иные обычаи и совсем небольшой срок для того чтобы юная девушка из древнего рода нашла свое место во всем этом и сумела достойно встретить любые невзгоды.
Дейнерис замечает, что у города есть ворота, но нет стен и задается вопросом почему. Она любуется пугающей красотой древней обители кочевого народа
Гибкие молодые девы плясали на мраморных плитах, одетые в одни только цветы, или же выливали воздух из разбитых кувшинов. Возле дороги в траве стояли чудовища: черные железные драконы с драгоценными камнями вместо глаз
И ей понятно, насколько унизительно по понятиям дотракийцев езда в повозке для ее брата, она прилагает усилия, чтобы вернуть ему место во главе колонны.
Она упросила сира Джораха не рассказывать брату правду, чтобы он не испытывал стыда.
Все эти нюансы ускользают от внимания ее высокомерного и недалекого братца, он занят только собой и своими эфемерными планами, которые как ему кажется вот-вот должны осуществиться
Эти дикари умеют только красть произведения рук более благородных народов… Красть и убивать. – Он расхохотался. – Да, они умеют убивать! Иначе были бы для меня бесполезны…
На что Дейнерис отвечает ему, что теперь это ее народ. Интересно насколько быстро она привыкает и вживается в новую для нее культуру. Ребенок, не знавший семьи, девочка, которую никто не любил, девушка у которой никогда не было своего дома готова принять этот народ в свое сердце, стать его частью. Что это, просто любопытство и желание быть кому-то нужной или мимикрия под чужеродную среду для комфортного выживания?
Она спокойно беседует с Джорахом Мормонтом о традициях дотракийцев, выспрашивает его о вестросских обычаях и задает весьма проницательно вопросы, которые могут оказаться пророческими.
Если бы войско повел кто-нибудь другой? Сильный воин? Могли бы дотракийцы действительно покорить Семь Королевств?
Сир Джорах Мормонт серьезно рассказывает юной принцессе о Вестеросе и его правителях, сравнивает тактику войны благородных лордов и дикарей-табунщиков. В его словах проскакивает затаенная ненависть к лорду Старку
– Он забрал у меня все, что я любил, из-за нескольких заеденных блохами браконьеров и своей драгоценной чести, – с горечью ответил сир Джорах. По его тону она поняла, что потеря оказалась болезненной.
Между тем город табунщиков пугает Дейнерис своими строениями, она с улыбкой вспоминает слова рабыни о дворце со множеством комнат. Перед ней лишь
Деревянный дворец кхала представлял собой зал для пиршества, грубо срубленные стены поднимались футов на сорок, крыша была изготовлена из расшитого шелка, глядя на кровных всадников Дрого она невольно сравнивает их с рыцарями Белой гвардии
В песнях белые рыцари Королевской гвардии всегда были благородными, доблестными и верными, и тем не менее король Эйерис погиб от рук одного из них, красивого юноши, которого теперь все звали Цареубийцей, а второй, сир Барристан Отважный, перешел на службу к узурпатору и совершенно логично планирует, что у ее сына будут кровные всадники, верные ему по дотракийски, а не по вестеросски. Быстро сравнила, быстро сделала выводы и приняла решение, похоже, у девочки все в порядке не только с наблюдательностью, но и с практичностью.
И все же, Дейнерис наивно полагает, что брат, ее кровь, единственный родной ей человек оценит подарки, которые она ему приготовила, ужин, из блюд по вестеросски и нарядную одежду в дотракийском стиле.
может, теперь он простит ее за позор, случившийся посреди степи. Все-таки Визерис еще оставался ее королем и братом. Оба они от крови дракона
Но увы, Визерису далеко до ее умения принимать окружающую действительность и все это вызывает у него лишь очередную вспышку гнева
Я владыка Семи Королевств, а не какой-нибудь перепачканный травой дикарь с колокольчиками в волосах! – Визерис плюнул и схватил ее за руку. – Ты забываешься, девка!
Но забывается как раз он, Дейнерис уже точно знает кто она такая, и его ненависть, хотя и ранит ее, но сил у кхалиси достаточно, чтобы одержать немаленькую победу над истеричным братцем
Это ты вечно забываешься, – сказала Дени. – Неужели ты ничего не понял тогда в степи? А теперь убирайся, прежде чем я велю моему кхасу выволочь тебя наружу.
В смятениии она ищет успокоения, в том, что близко ей по духу больше чем ее брат
Так она лежала, обнимая яйцо, и вдруг ощутила, что дитя впервые шевельнулось в ней, словно бы ребенок стремился дотронуться до брата, кровь до крови.
Maria Clara мне первое время вообще было довольно непривычно слушать имена в таком произношении, как-то натянуто немного получалось, сейчас уже привыкла и больше прислушиваюсь как "идет" акцент на смысловую нагрузку:writing:, романтичная демократия Эддарда это вообще мне очень интересно, как он сумел сохранится до такого "почтенного" по даже псевдо-средневековым понятиям возраста в таком абсолютно правильном понимании благородства, взаимовыручки и желании добра ближнему. Никак розовые очки, ну почти что Санса;). В том самом поединке, где он потерял Джори и Уила ну по-моему все же адреналин и чувства плеча в бою играют большую роль, чем именно защита своих друзей. Он наверняка также защищал бы, ну к примеру Русе Болтона или кого-нибудь еще. Исключение для него только Ланнистеры:devil:
 
Сверху