Перечитывая Битву королей (круг 1)

InniS

Ленный рыцарь
Очень сильно извиняюсь за фальстарт (особенно учитывая ожидаемое присутствие авторитетных знатоков команды Станниса Баратеона), но плотный график понедельника боюсь сорвет мне все дедлайны. Поэтому начинаю сегодня.
Десять негритят отправились обедать,
Один поперхнулся, их осталось девять.


Комета последнее время пылала даже днем, и бледно-серый дым поднимался над Драконьей горой позади замка…
Драконий Камень чувствует рождение драконов, огонь в небе, дым на земле, напряжение нарастает. Не сбавляя оборотов после обжигающе-жаркой главы Дейенерис в предыдущей книге, перелетаем в следующую книгу. Только если там было пламя - настоящее, горячее и страстное - то здесь скорее дым и сполохи от пламени.
Пролог показался очень большим, перегруженным персонажами и деталями по сравнению с прологом "Игры Престолов". И не могу сказать, что для меня это плюс, скорее минус.
Начинаю считать негритят:
1.мейстер Крессен, мудрый старик, сам себя называющий никчемный старик, впавший в детство. Как-то сразу на нем мерещится черная метка, не жилец, и дело тут не в возрасте, скорее в знаниях, которые и подталкивают его к этой самой погибели. Жалость к мальчику, которым он помнит Станниса Баратеона и любовь к нему - тоже плохие советчики.

2.леди Ширен Баратеон, печальный ребенок с прекрасными голубыми глазами, но на этом все признаки красоты у нее заканчиваются :дитя унаследовало квадратную отцовскую челюсть и злосчастные материнские уши, а тут еще последствия серой хвори, едва не уморившей ее в колыбели. Одна щека и сторона шеи у нее омертвела, кожа там растрескалась и лупится, на ощупь словно каменная и вся в черных и серых пятнах. Как ни странно, жалости не вызывает, скорее интерес - живой, умный, подвижный ребенок. Интересуется и наступающей зимой , и белыми воронами и жутковатой историей места, где она живет. На мой взгляд, такой здоровый баланс между Сансой и Арьей .А вот ее страшные сны про драконов - неприятное предзнаменование, не в том месте, не в то время - похоже это ее судьба.

3.шут Пестряк - жалкое зрелище, тот, кто должен смешить, скорее вызывает недоумение и брезгливую осторожность.
Тучный и дряблый, он постоянно дергался, трясся и нес всякий вздор. В вольном городе Волантисе принято татуировать лица рабов и слуг, и парень ото лба до подбородка был разукрашен в красную и зеленую клетку. Вот реально, фантазия не знает границ, еще и пытается что-то напророчить эзоповым языком. Нет, я бы точно держалась подальше.

4.сир Давос Сиворт, значительная фигура на Драконьем Камне, несмотря на внешнюю неказистость-Давос был худощав, а его лицо сразу выдавало простолюдина. Демократичный реалист, с несколько мягко говоря криминальным прошлым. Любит говорить правду в глаза - что поделаешь. Я не стал обманывать его ложными надеждами – сказал все начистоту, характер стойкий, контрабандистский. Еще бы, остаться без суставов пальцев на руке и п продолжать сохранять верность человеку это сделавшему. Такой верностью надо уметь распоряжаться.

5.лорд Станнис Баратеон - человек в туго зашнурованном кожаном колете- очень верный образ, полностью зашнурованный, весь застегнутый и зажатый в рамках. Эмоций не просто нет, их наличие считается пороком, правдолюб и правдоруб - он говорил то, что думал, и ему не было дела, нравится это другим или нет. Вот только маленький штришок, глаза, синие как у всех Баратеонов,глаза под тяжелыми бровями казались открытыми ранами .Нелюбимый ребенок, брат, всегда остававшийся в тени, непризнанный полководец, обделенный землями вассал - список обид и комплексов наверное может занять весь расписной Стол имел более пятидесяти футов в длину, половину этого в самом широком месте и менее четырех футов в самом узком.

6.леди Селиса Баратеон - законная супруга, тут по другому и не скажешь, только супруга, только супружеский "долг" -свой супружеский долг он выполнял пару раз в год, не находя в этом никакого удовольствия, и сыновья, на которых он надеялся, так и не появились на свет. И не мудрено, при ее характере, такие отношения могут считаться практически идеальными, и если добавить к тому что, леди Селиса была ростом со своего мужа, худощавая и худолицая, с торчащими ушами, острым носом и усиками на верхней губе, щепотку религиозной одержимости, то семейная жизнь на Драконьем камне еще практически кипит.

7.мейстер Пилос - молодой карьерист ,его величество приказал вас не тревожить. – У Пилоса хватило совести покраснеть. Наверняка спит и видит себя на месте Крессена, вот только работать в команде лорда Станниса - то еще удовольствие. Придется брать уроки у Давоса Сиворта.

8.сир Акселл Флорент - родня леди Селисы по праву сидит близко к лорду Станнису, да только вряд ли помощник ему в его великих делах.

9.капитан Салладор Саан, да и все остальные за столом лорда Станниса - далеко не те, кто ему нужен.

10.и ближе всего к Станнису Баратеону, истинному государю Семи Королевств, королю андалов, ройнаров и Первых Людей- - леди Мелиссандра, как всегда, она была в красном с головы до пят- цвет огня, крови и любви (нужное подчеркнуть, в зависимости от предпочтений), красной была она – красной и страшной. Пожалуй, точнее и не скажешь, ее помыслы темны и полны ужасов.

Пожалуй, весь здравый смысл и логика заканчиваются после разговора Крессена с Ширен Баратеон, все остальное - театр абсурда, страшный в своей почти мифологической фатальности. Король Станнис, как приказывает его величать законная супруга, отвергает любые возможные союзы, родной брат для него лишь фанфарон, блистающий на турнирах и по капризу судьбы имеющий в своем распоряжении всех лордов Штормового Предела. Лорд Эддард Старк - с какой стати мне мстить за Эддарда Старка? Он для меня пустое место, его сын - подлый узурпатор, старающийся оттяпать у законного короля половину королевства. Единственный компромисс, на который Станнис согласен - отправить Ширен в Орлиное Гнездо.

Признавая, что твой бог может оставить свои дары при себе, – сказал лорд Станнис, не разделявший пыла своей новообращенной супруги. – Мне нужны мечи, а не его благословения, лорд Станнис тем не менее надеется на что? На то, что эти самые мечи придут к нему сами, ради идеи его праведности? Ответ на этот вопрос знает Мелиссандра Асшайская, раз уж она уверена, что – он имеет силу и здесь, милорд, – сказала женщина. – А огонь очищает. – Рубин у нее на шее мерцал красным светом.
– Тени собрались и пляшут, да, милорд, да, милорд.


Время теней только начинается..
 

Areta

Знаменосец
У Мартина много картин и эпизодов, которые вызывают острые чувства гнева, мстительной радости, разочарования, шока, неприятия. Но еще, в чем он истинный мастер, и чем ИМХО пользуется редко (к счастью для читателя, во всяком случае для меня), так это умением создавать ощущение какой-то тонкой, маетной , беспросветной грусти, беспомощной, бесконечной печали, потери какого-то великого дара, который был растрачен зря, никому не на пользу, никем не замеченный. Для меня в книге таких главы две - "Падший рыцарь" и, собственно, Пролог к "Битве". Потому что эти истории про людей, которые все потеряли, чьи возможности скисли или погибли не воплощенные, пришли в мир, чтобы сказать в нем какое-то свое слово и погибли при первом же столкновении с ним. Ну и тут, конечно, наш автор пользуется как всегда всеми нижепоясными приемами, больными детьми, беспомощными стариками и усатыми женщинами. В каком-то смысле, весь пролог - это рассказ о сломанной красоте. Вот жила была пара, хорошие муж и жена, потом они поехали по семейными делами все сломалось и они умерли по дороге. А вот был веселый, артистичный парень, он умел петь и плясать, а теперь он сломанный, старый, обрюзглый и сумасшедший. А вот сломанная, уродливая принцесса, а вот сломанный король, которого никто не полюбит.
И вот среди всего этого печального дурдома, среди этой "истории, способной исторгнуть слезы у любого" с бесконечными "раньше", "в молодости" и "в прежние времена", Станнис с его гипертрофированным нежеланием чувствовать притягивает к себе взгляды как пресловутый "один последний сверчок в бурьяне". Мартин сразу рисует его как человека собранного "в туго зашнурованном кожаном колете и бриджах из грубой шерсти", сильного "плечистый и жилистый", "его лицо и тело было покрыто кожей, твердой как сталь" (железный человек с нами, бегите глупцы :волнуюсь:) недоброго (пальчики Давоса), и упрямого "Станнис, будто наперекор брату, стриг свои бакенбарды коротко". А еще он ужасно властный. Я постаралась перечитать Пролог внимательно, и он ведь очень редко называет людей по имени. "Старик", "женщина", все эти обобщения, как будто призваны напомнить кто они и какой статус носят, как будто для Станниса не имеет значения личность, с которой он ведет диалог. Это такое немного низведение собеседника до функции, конечно, не делает Станниса симпатичнее. Но зато, этот персонаж предельно честный - все его "за" и "против" выкачены с первых же страниц: не нравится - не ешь.
Но сцена убиения Крессена все равно самая сильная в главе, потому что вначале ты испытываешь какую-то совершенно ранящую жалость от бесконечного, повторяющегося описания этого немощного, униженного старика, от его нежности, от интимных, слезных, родительских обращений к "моему грустному мальчику", и "милому лорду", (Мартин, блин, прекрати уже невротизировать читателя такими грязными методами!:devil:) и возмущение от жуткого поведения Мелисанды и Станниса, и смутную надежду оттого, что король ее одернул и вообще, сейчас она помрет уже наконец-то, и заканчивается это все полифоническим финалом, с бубенчиками шута и медленным барабанным боем повторов в мыслях Крессена, который дурак, дурак, дурак, отрицает, отрицает, отрицает ее и жалостью в красных, красных глазах. Жалостью. Охренеть.
Конечно, уж наш автор не постесняется не только вывернуть читателя наизнанку, но потом еще и догнать на полдороге рыдающего и пенделя напоследок отвесить. Зато уж не забывается.
 
Последнее редактирование:

LaL

Знаменосец
InniS замечательный разбор Пролога, особенно в свете "Десяти негритят" :bravo: (в праздники как раз посмотрела новую английскую версию "И никого не стало"!) Все таки надеюсь, что как и в оригинальной пьесе Агаты Кристи парочка персонажей (Давос и кто-то еще:oops:) уедет на розовом пони в розовый закат:).
 

Alenna Redwin

Знаменосец
InniS Все таки надеюсь, что как и в оригинальной пьесе Агаты Кристи парочка персонажей (Давос и кто-то еще:oops:) уедет на розовом пони в розовый закат:).
В данном случае все же больше вероятен единорожек, а не пони.:moustached:
 

Убийца Матрешек

Лорд Хранитель
Пролог
Сразу отмечу, при первом прочтении саги, я не был фанатом Станниса. Да-да, настало время откровений:sneaky: Это случилось после моего прихода на сей ресурс, где я попал под очарование одной личности, чей ник слишком известен, что бы лишний раз его упоминать:rolleyes: а после первого прочтения пролога, я точно помню свою мысль - "Тут что убийства главных герое в порядке вещей?:koshmarrrr:".
Что касается самой главы, она кардинально новая и локация, и персонажи (лишь пару раз Станнис упоминается в предыдущей книге), и обстановка. Мне даже кажется, что из этого получился бы занимательный рассказ в отрыве от общего контекста. Глава непривычно большая (а шрифт в Кинообложке на удивление меньше:thumbsdown:) и она легко делится на несколько частей:
1) Маленькая принцесса (какая же Ширен милая:meow:), поехавший шут (кстати я тут заметил, что лорд Стеффон купил Пестряку именно свободу, а не его самого) и старик в окружении белой птицы.
2) Явление Давоса, до этого не было подобных персонажей. Собственно сир Давос еще долго будет являться единственным порядочным человеком в этой песне.
3) Явление Станниса - надо сказать ожидания оправдались:cool:
А потом глава перерастает в борьбу мира старого против нового, против изменений.
Что еще мне тут понравилось:
Обратите внимание на начало главы (!) Первый абзац художественен и атмосферен, а уже во втором появляется голубиное дерьмо. И в этом главное отличие Мартина от многих других мастеров фэнтези, больше жизненности. Ну серьезно:D
Не понял вот такой момент, по словам Давоса - Тарты встретились с ним в роще, а Брюс Карон уже вступил в гвардию Ренли. Как известно Тартов двое, при чем Бриенна тоже метила к Ренли.
Со слов Крессена лорд Веларион красив, более того это единственный человек о котором он так отзывается. Так что не мудренно, что его бастард за красивые глаза потом получит место в Малом Совете.
А еще Мелисандра неспроста называет Крессена глупым мудрецом, а Пестряка умным дураком. В правильности первой половины высказывания мы убедимся в конце пролога, а что касается второй, то следует вчитаться в бредни клетчатого дурня.
И очень проникновенная концовка.
От себя еще добавлю вот это.
 
Последнее редактирование модератором:

Джонтирденис

Знаменосец
Ночь темна и полна ужасов, а день ненамного лучше на Драконьем камне. Мрак и морок, безнадега и тоска, темные предчувствия - вот содержание пролога. Почитатель Толкиена Мартин, очевидно, вдохновлен был образом Темного властелина. А сам остров подозрительно напоминает Мордор. Тут и там горят огни, наливаются пламенеющей лавой вулканы, суетятся слуги, но светлее и люднее не становится. Кажется, в Мордоре даже солнечнее. И уж точно многооркнее. Горит и кружится комета, из жерла вылетает дым, а батальоны никуда не уходят. Слишком мало их собралось. Да никто и не спешит присоединиться. Как-то это все совсем не привлекательно.
А когда-то здесь звонко смеялась красавица Рейнис, вслед за ней - наверняка - улыбался великий Эйгон, и даже грозная Висенья вряд ли была более сурова, чем нынешний хозяин. Времена меняются, и место изменилось. Но не место красит человека.
Глаза под тяжелыми бровями казались открытыми ранами — темно-синие, как ночное море. Рот его привел бы в отчаяние самого забавного из шутов: со своими бледными, плотно сжатыми губами он был создан для суровых слов и резких команд — этот рот забыл об улыбке, а смеха и вовсе не знал. Иногда по ночам, когда мир затихал, мейстеру Крессену чудилось, будто он слышит, как лорд Станнис скрипит зубами на другой половине замка.
Теперь здесь правит человек, застегнутый на все пуговицы - то есть, зашнурованный, конечно. Он говорит, что думает, а поступает лишь по справедливости (как сам ее понимает), не взирая на лица и не сглаживая углы. Это могло бы вдохновлять, но при ближайшем рассмотрении выходит наоборот, лишь увеличивая ощущение беспросветности и сюра. Вот Давос - по прочтении пролога мы еще не видим его во всем блеске. Может помешать общему замыслу автора (меньше света!), нарушить целостность восприятия. Зато нас Мартин на примере Давоса знакомит с принципами Станниса. Луковый рыцарь поступил на службу к такому принципиальному хозяину и останется верным ему. Давос - истинный луч света в царстве истинного короля. Где сюр, там и абсЮрд.
В этом мире есть истины, которым не учат в Староместе.
Выросшая на совсем не рыцарственном Севере Санса привыкла к звону мечей во дворе. А у Станниса там тренируются лучники. Масси он потом тоже прикажет нанять побольше стрелков. Даже здесь не такой, как все.
И мейстеров его, похоже, в самом деле плохо выучили в Староместе. В день появления красной кометы гибнет Эддард Старк и рождается в огне Неопалимая. Пестряк бормочет про птиц в чешуе, Ширен снятся страшные сны про драконов, еще кое-кто на острове кое-что знает, а мейстер Крессен который день смотрит на небо и думает: что бы это значило? Что думает молодой Пилос, неизвестно, зато держится он учтиво и степенно. На Драконьем камне не дружат с наукой даже мейстеры?
Там присутствует другая сила, загадочная и мощная.
Даже глаза у нее были красные… зато кожа, безупречно гладкая, без единого изъяна, светилась молочной белизной. Стройная женщина, грациозная, выше большинства рыцарей, полногрудая, с тонкой талией и сердцевидным лицом. Мужские взоры подолгу задерживались на ней, и мейстеры не были исключением. Многие находили ее красавицей.
Крессен все же нашел другое решение. Но не силы, чтобы его выполнить. Сил намного больше у нее, знаний, уж, по крайней мере, специальных, тоже. Впрочем, она мейстера предупредила, даже не один раз. Мог не допивать. Но перед этим...
— Ты слишком стар и бестолков, чтобы быть мне полезным. — Похоже на голос лорда Станниса — но нет, не может этого быть. — Отныне моим советником будет Пилос...
Мейстер Крессен заморгал. «Станнис. Мой лорд, мой грустный угрюмый мальчик, не делай этого. Разве ты не знаешь, как я заботился о тебе, жил ради тебя, любил тебя, несмотря ни на что? Да, любил, больше, чем Роберта или Ренли, ибо ты был нелюбимым ребенком и больше всех нуждался во мне»...
— Дурак, — сказал он наконец, — исполни приказ моей леди-жены. Отдай Крессену свой колпак.

Мелисандра в прологе показана еще более могучей, чем в последующих главах. В любом случае она - настоящий суперрояль Станниса. Но с кометой и Азором ошиблась даже красная женщина.
Надо остановить безумие, ползущее от нее по Драконьему Камню...
Разве от нее одной?
 
Последнее редактирование:

InniS

Ленный рыцарь
Но еще, в чем он истинный мастер, и чем ИМХО пользуется редко (к счастью для читателя, во всяком случае для меня), так это умением создавать ощущение какой-то тонкой, маетной , беспросветной грусти, беспомощной, бесконечной печали, потери какого-то великого дара, который был растрачен зря, никому не на пользу, никем не замеченный.
:bravo:очень метко, прекрасная грусть у Мартина, такая сладко-горькая. Мне кажется, она во многих главах разбросана по крупицам, и в Прологе к "Битве" достигает такой концентрации, что действительно ранит душу своей безысходностью:(
LaL огромное спасибо, мне очень приятно, что Вам понравился мой разбор.до "никого не стало" я еще не добралась, но уже наслышана :creative:
Olenna Redwin ох, боюсь единорожек много народу не увезет;)
следует вчитаться в бредни клетчатого дурня.
- вот честно вчитывалась, буквально "вгрызалась", специально обращала на это внимание, но ничего кроме постравматического стресса не вычитала, может намекнете, где искать?:)
Джонтирденис прекрасный обзор, очень стильный:thumbsup:, мне кажется Мартин специально выдерживал оба пролога в одном ключе - жутковатые, с огромным числом недосказанностей, намеков, по-кинематографичному нагнетает саспенс.
Где сюр, там и абсЮрд.
- абсЮрда на Драконьем камне мощнейший и жутковатый.
Разве от нее одной?
да-да безумия там много, на любой вкус:волнуюсь:
 

InniS

Ленный рыцарь
Арья I


Arya is not in danger, she is the danger

«Еще как умею, – могла бы сказать Арья. – Я уже убила одного мальчишку, толстого, вроде тебя. Я ткнула его в живот, и он умер, и тебя я тоже убью, если будешь приставать».

Коротенькая динамичная глава, все бы было хорошо и даже замечательно, если бы мне она не показалась калькой с первой главы Джона в Ночном Дозоре. Те же приемы, те же "пацанские разборки" самолюбие богатого дитенка сталкивающегося с реальными отбросами общества. У Арьи только на все эти тинейджеровские страдания накладываются настоящие переживания после смерти отца.

Ей хотелось, чтобы Черноводная вышла из берегов и смыла весь город – с Блошиным Концом, Красным Замком, Великой Септой, всеми жителями, – а первым делом принца Джоффри с его матушкой. Но она знала, что этого не будет, к тому же в городе осталась Санса. Вспомнив об этом, Арья перестала желать потопа и стала думать о Винтерфелле.

Вспыльчивая, но отходчивая, о Сансе помнит, даже не смотря на то, что в Винтерфелле ее прозвали Арья-лошадка, явно не без Сансиного участия.
Краткое знакомство с будущими мужественными стражниками Стены - хуже всех были трое, которых он взял из каменных мешков, – они, как видно, пугали даже его, потому что он вез их скованными по рукам и ногам, красавцы как на подбор, оба, а вот третий, как и положено настоящему человеку-загадке пока остался в тени, ждет своего выхода на сцену.

Зато на сцене в самый разгар стычки между Арьей-Арри, которая не к месту бахвалиться своим оружием - это меч, выкованный в замке, дурак, – рявкнула она, повернувшись в седле, появляется парень со шлемом в виде головы быка. Интересно, это только шлем такой, или это такой толстый намек на мыслительные способности парня и некоторые своеобразные черты характера?
Получив весьма суровое наказание после драки, Арья думает совсем как Джон в своей главе :
– Это не мои братья, – отрезал Джон.
«Они мне не братья», – подумала Арья

И думает как Джон, и сны ей снятся как и Джону об отчем доме, суровом и любимом
Когда она наконец уснула, ей приснился дом
Ей ужасно хотелось снова увидеть мать, Робба, Брана и Рикона… но больше всех она скучала по Джону Сноу
 

InniS

Ленный рыцарь
Санса I

Леди Санса, – кратко доложил Пес, увидев ее.

Все главы Сансы описательные, в них много чувств, нарядов и тактильных ощущений. Но в этой главе появляется еще и турнир, вроде бы есть где развернуться с действием , сделать главу более динамичной. Но.. Опять взгляд Сансы отмечает цвет волос, разрез глаз, покрой одежды. Пожалуй, у Мартина получается гипертрофированно- утонченная Санса, даже этакая Санса рафинадносладкая. Перестарался на мой вкус с с имитацией дамского, девчачьего стиля в литературе. Но все прощаю за присутствие Пса в королевской ложе и тонкий диалог, где его участники беседуют через короля Джоффри.
Даже в главе Сансы стало горячее - на небе комета, по появлению которой придворные лизоблюды ( и почти идеал рыцарства - Арис Окхарт - в их числе), пророчат славу новоиспеченному королю Джоффри. А вот Санса настроена саркастически, и не только в мыслях - Санса не была уверена, что это правда.
– Я слышала, как служанки называли ее Драконьим Хвостом.

Как истинная леди, подобрав подходящее платье для турнира, чтобы скрывало в том числе и синяки от ее суженого, Санса в сопровождении рыцаря Белой Гвардии с довольно приятным лицом, по классификации Сансы, отправляется на турнир.
Времена неспокойные -
теперь в стране три короля, за Трезубцем бушует война, и город наполнили толпы бегущих от нее людей. Неудивительно, что турнир Джоффа приходится проводить за толстыми стенами Красного Замка, рядом с королем его верный телохранитель, Санса подмечает нюансы и в его облике
Белоснежный плащ королевского гвардейца, застегнутый драгоценной брошью, выглядел нелепо поверх бурого грубошерстного камзола и кожаного колета с заклепками.
И реагирует на его браваду "на отцовском турнире первым был он», – вспомнила Санса.
Вообще по всей главе Мартин щедро разбросал намеки, воспоминания и ассоциации. Король берет Сансу за руку - это вызывает омерзение - тактильно она его уже давно отвергла, остается только слушать и смотреть, если заставит.
Скучный турнир понемногу вызывает раздражение у агрессивно настроенного Джоффри, тут недалеко и до беды. И Санса невольно подливает масла в огонь -
Нет, так нельзя! – вырвалось у Сансы. Король повернул к ней голову.

Неловкие попытки выкрутиться вызывают у короля только новые приступы раздражения -
Лжешь. Тебя следует утопить вместе с ним, если он так тебе дорог.
– Он мне ничуть не дорог, ваше величество, – отчаянно лепетала она. – Топите его, рубите ему голову… только умоляю, сделайте это завтра, а не сегодня, не в ваши именины.


Помощь приходит к щебечущей пташке своевременно - Пес как всегда цинично равнодушный и при этом умело отводит от Сансы подозрения - знает как разговаривать со своим подопечным.
Он говорил равнодушно, словно его вовсе не заботило, верит ему король или нет. Правда ли это? Санса не знала. Сама она сочинила это только что, чтобы избежать наказания.

Зачем вмешиваться в такую неловкую ситуацию королевскому Псу? Первый и самый напрашивающийся вариант - жалость, он в этой главе выглядит даже чересчур добродушным, подтрунивает над Томменом и Мирцелой, вполне добродушно предупреждает Джоффри, что готов уменьшить его поголовье рыцарей, ну просто сама доброта. Но наверное Пташка не только приступы альтруизма у Пса вызывает, настроены они одинаково, честные и порывистые, к тому же девочка впервые в его собачьей жизни выслушала, поняла и приняла его проблему близко к своему маленькому чистому сердцу. А Пес умеет быть благодарным.

Санса всю главу рассматривает мужчин и мальчиков. Вот у нее перед глазами Томмен, сражающийся с чучелом - "за Томмена я охотно вышла бы замуж» -Сансины планы по осуществлению удачного замужества.. Такие планы..
Перед ее глазами проходит и один из старших Ланнистеров, Тирион, вернувшийся в столицу со своими дикарями и мозгами. И тут Санса замечает изменения в его внешности - он отпустил бороду, и его острая мордочка заросла пегим, желтым и черным волосом, жестким, как проволока.
Она учтиво выражает ему сочувствие, но думает совсем о другом
Они отплатили ей за любовь и доверие головой ее отца. Больше она не повторит своей ошибки.
 

Syringa

Казненный браконьер
Ширен Баратеон, печальный ребенок с прекрасными голубыми глазами, но на этом все признаки красоты у нее заканчиваются
Напомнило взрослую Бриенну, у которой тоже, кроме красивых голубых глаз смотреть, мягко говоря, не на что :(
 

Убийца Матрешек

Лорд Хранитель
Тирион I
Тирион прибыл в столицу
Карлик назначен десницей
:woot:
Случай в истории Вестероса беспрецедентный и ведь Тайвин не прогадал. Хотя Тайвин не так уж и часто прогадывал.
Занимательная встреча с Мендоном Муром, по сути это одно из двух появлений сира Мендона и оба они связаны с Тирионом.Как я не старался ничего особенного не разглядел, Мур: умеет адекватно оценивать обстановку, не выдает эмоции, обладает хорошей памятью, а еще у него мертвые глаза (в порядке бреда Роберт Стронг не первый мертвец в рядах белых плащей или же он кузен Русе Болтона).
Затем следует появление королевы и автор не удерживается и показывает нам, как же близко яблочко падает от яблони. Советники соглашаются - Пицель из раболепия перед Тайвином; Слинт чувствующий себя не в своей тарелке пытается ухватиться за любую возможность, что в итоге приводит его к смерти; у великих комбинаторов свои домыслы и они встречают карлу шуткой (хотя не думаю, что им до смеха, лишние игроки совсем ни к месту). Еще бросается в глаза словечко о бывших десницах - "Только моему лорду-отцу удалосб покинуть столицу не лишившись имени, имущества и какой-нибудь части тела" и правда Тирион покидая столицу оставил там свой нос, а вот Тайвин и с именем, и с имуществом и совершенно целый, правда не живой покинет город повторно.
Затем следует разбор полетов - всякое решение Джоффи лишь омрачает ситуацию: Слинт в совете, казнь Неда, увольнение Селми, но все еще можно спасти и как мы знаем из дальнейшего, Тирион сумеет это сделать.
И оначинает действовать, первый же указ Ланнистера свидетельствует, что не такое уж он и чудовище и гораздо человечнее всех других вместе взятых советников Джоффри - он снимает головы с пик. И вроде бы Тирион все предусмотрел и уже начал думать в нужном направлении, как вдруг Варис ненавязчиво напоминает ему, кто тут хозяин. и ведь Тирион попался на этот крючок и именно с евнухом у него позднее завяжутся крепкие деловые отношения, что послужит большой ошибкой. Ведь для Вариса Тирион не более чем очередная фигура в этой Большой Игре, а Тирион наоборот считал себя Игроком одного уровня с Варисом. Как мы узнаем в итоге, он очень сильно ошибался.
Ну и концовка доставляет;)
 

InniS

Ленный рыцарь
Тирион I
Вы, небось, знаете, что такое королевский дворец?
- Еще бы!
- О! За стенкой люди друг друга давят, душат, братьев, родных сестер, душат. Словом, идет повседневная будничная жизнь.



Короны творят странные вещи с головами, на которые надеты
В первой же своей главе Тирион оказывается между Сциллой и Харибдой. Приехав в столицу с мандатом на власть от отца, со своими очень скромными понятиями о собственном интеллекте и желанием управлять, маленький лев оказывается лицом к лицу с разгневанной и вовсе не собирающейся делиться властью сестрой -
Ты, – сказала его сестра Серсея тоном недоверчивым и неприязненным в равной мере, и Малым советом, каждый из членов которого опасен и ядовит - Прошу вас, – сказал он членам совета, – позвольте мне быть вам полезным по мере моих малых сил.
Но для каждого из них у Тириона имеется камень за пазухой, он намеревается воспользоваться своей властью.
Паук, как обычно источает столько меда, и к его паутине может прилипнуть даже Тирион -
Евнух Варис, взяв письмо, повертел его в напудренных пальцах.
– Как любезно со стороны лорда Тайвина. И каким красивым золотистым воском он пользуется. – Он поднес свиток к глазам. – Печать, по всей видимости, настоящая.


Мейстер Пицель, тот самый, "из большинства", готовый принять любое решение властителей, Янос Слинт просто ослепляет глупостью и слабоволием, а вот с Мизинцем у маленького Ланнистера особые счеты:
Тирион улыбнулся ему, вспомнив некий кинжал с рукояткой из драконьей кости и клинком из валирийской стали. Надо будет поговорить с тобой об этом – и поскорее, подумал он. Как-то этот предмет беседы покажется лорду Петиру?
Проведя с мастером над монетой ироничную дуэль на исторических знаниях о судьбах десниц в Вестероссе, Тирион переключается на сестру- и тут схватка будет по-родственному тесной, жесткой и очень принципиальной. Никто не хочет уступать, соперники осыпают друг друга ядовитыми намеками, бьют по известным больным местам, но Тирион рискует больше - отец с его большой армией в Харенхолле, а Серсеины золотые плащи - совсем рядом.
Но вот что мне нравится в Тирионе - он игрок, игрок умелый, с богатым воображением , одинаково здорово как блефующий, так и осторожно уходящий в защиту.

Тирион понимал, что ступает по талому льду. Один неверный шаг – и он провалится.
Сестра считает себя тонкой бестией, но они как-никак росли вместе. Он читал по ее лицу, как по одной из своих любимых книг – сейчас он видел на нем ярость, страх и отчаяние.


Серсее нужен Джейме. Ее вторая половинка, а у маленького льва Ланнистера есть план, как его вернуть к семейному очагу - и Серсея отступает. Скорее, затаивается, она регент, ей нравится власть, ей нравится, то что ее сын пользуется всеми благами этой власти.
Скелеты из семейного шкафа Ланнистеров в этой главе посыпались один за другим и очень неприглядного вида. Джофф не признает ничьих советов и Тирион предлагает единственный вариант в подобных ситуациях - страх.
– Но мальчик должен бояться – только тогда он будет слушаться. – Он взял сестру за руку. – Я твой брат, и я тебе нужен, согласна ты признать это или нет. И твоему сыну я тоже нужен, если он хочет усидеть на своем дурацком железном стуле.

А вот тут Тирион не рассчитал, неверно оценил степень своенравности и сумасбродности своего племянника. Казнь Старка, увольнение из гвардии Барристана Селми - это такая разминка для молодого короля, но пока Тирион проясняет позиции членов Совета и заодно дает понять, что знает "маленькие" тайны Серсеи:
Думаешь, я столь же слеп, как отец? – Тирион потер ушибленное место. – Мне нет дела, с кем ты спишь..
Сестра в ответ откровенничает об особенностях королевской охоты на вепря
Как ты убила Роберта?
– Он сам себя убил. Мы только помогли. Когда Роберт погнался за вепрем, Лансель подал ему крепкого вина.


Какая семейная идиллия! Между делом, отвесив сестричке еще галантных комплиментов - поистине, сестра, ты родилась, чтобы стать вдовой., Тирион едет в город, осмотреться, побыть наедине со своими мыслями и то, что он видит его не радует - нищета, солдаты на улицах, голодающие люди и алхимики, приготовившие горшки с диким огнем для защиты столицы. Молодец Серсея, мыслит с истинно женским коварством и полководческим размахом. В одном из злачных местечек встреча с вездесущим Варисом настораживает и интригует Тириона, все-таки Паук умеет быть коварным и внезапным. Каждое слово- намек, каждое действие - угроза, каждая шутка - шантаж. Нелегко пришлось младшему Ланнистеру, и тут еще подоспела загадка о наемнике, священнике, богаче и короле.

Очутившись под теплым бочком у ласковой кошечки Шаи маленький лев почти забывает о притчах Вариса, сибаритствует и даже рассказывает Шае о своих планах вершить правосудие, опрометчиво..

Замысел, как всякий плод, должен созреть
 

LaL

Знаменосец
Что-то здесь тихо... пробегусь-ка здесь белочкой :meow:
Бран I

Глава очень камерная, здесь нет ни боев, ни схваток, ни погонь... нет даже родственных перепалок, что покруче иных битв ;). Самое динамичное место в главе - описание детской игры "Лорд Переправы" и какую бучу из этого можно устроить :eek:.

Итак, глава о мальчике, который не мог ни ходить, ни лазать, ни охотиться, ни сражаться деревянным мечом, как раньше, — но который может смотреть и размышлять. Ему снятся сны, и мы, читатели, знаем, что это варговские сны... но Бран еще об этом не знает, как впрочем, похоже не знает и мудрейший мейстер Лювин.
«У твоих волков мозгов побольше, чем у твоего мейстера,.- замечает одна простая, (но мудрая) женщина из Застенья.
А еще Бран видит красную комету... и опять суть этой кометы лучше объясняют не мейстеры, а другая не менее мудрая женщина:
- «Драконы, — сказала она, подняв голову и принюхиваясь (вот, интересно, откуда бабка Нэн о них знает?:annoyed:)
От скуки Бран немного хулиганит, и, естественно, мейстер Лювин тут же спешит загнать его в постель - ибо спящие детки не доставляют беспокойства взрослым.
В замке Винтерфелл сейчас живут два Уолдера Фрея - Большой и Малый. Благодаря им мы лучше знакомимся с семейкой Фреев - каждый Уолдер знает свое место в наследовании Близнецов, и некоторые из них готовы стать впереди этой очереди. Они то ссорятся, то дружатся с Риконом... пожалуй, и Бран с удовольствием поиграл бы в их игры, но безногий может только наблюдать, как веселятся другие дети.
Лювин приносит ему сонный настой и обещает ночь без сновидений (эх! ничего ты не знаешь, мейстер). Но Оша мудро замечает, что Боги и ночью к нему найдут дорогу. И естественно, как только сон пришел к Брану, то он очутился в богороще. Он тихо пробирался между серо-зелеными страж-деревьями и скрученными дубами, старыми, как само время. «А ведь я хожу», — ликующе подумал он. :thumbsup:
 

Джонтирденис

Знаменосец
- «Драконы, — сказала она, подняв голову и принюхиваясь (вот, интересно, откуда бабка Нэн о них знает?:annoyed:
Очевидно, она - Нетти. А по запаху определять комету - вообще круто.
 

LaL

Знаменосец
Очевидно, она - Нетти. А по запаху определять комету - вообще круто.
Меня вообще-то больше интересовал откуда Нэн знает о драконах? Сказки, которые она рассказывает Брану, основаны в основном на местных преданиях. А здесь - "комета - оживший в мире дракон" - и в точку! Сама могу лишь предположить, что в "Винтерфелльских волчицах" мы увидим молоденькую Нэн, которая познакомится и с Дунком и с Эггом. Причем, последний основательно просветит ее о драконах и тех приметах, которые известят Urbi et orbi появление драконов :).
 

LaL

Знаменосец
Арья II, иди девочка, которая учится видеть своими глазами.

Арья едет на Север, а навстречу ей едет Война. Вот за что я полюбила Мартина, так за то, что в сказочной фэнтэзи неожиданно встречаешь реал... ведь война это не только красочные сражения и битвы отважных рыцарей, война - это сотни и сотни беженцев, мирных жителей, которых военные действия заставили покинуть родные места и ехать туда, где им кажется еще безопасно. Читаешь эти строки, будто смотришь телевизор.

Они шли и утром, и днем, и ночью, старики и малые дети, мужчины высокого и низкого роста, босоногие девушки и женщины с младенцами на руках. Некоторые ехали в фермерских повозках или тряслись в телегах, запряженных волами. Еще больше народу ехало верхом — на тягловых лошадях, пони, мулах, ослах, на всем, что могло передвигать ноги. Одна женщина вела за собой дойную корову с маленькой девочкой на спине. Кузнец толкал тележку со своим инструментом — молотками, щипцами и даже наковальней, а чуть позже Арья видела другого мужчину с тележкой, где лежали двое детишек, завернутых в одеяло. Больше всего людей двигалось пешком — с пожитками на плечах, усталые, настороженные. Они шли на юг, к Королевской Гавани, и едва ли один из ста перекидывался словом с Йореном и его подопечными, едущими на север. Арья не понимала, почему в ту сторону никто больше не направляется.

Многие путники были вооружены. Арья видела кинжалы, серпы, топоры, а кое-где и мечи. Некоторые делали себе из толстых веток дубинки или узловатые посохи. Люди сжимали свое оружие в руках и не сводили глаз с катящихся мимо повозок Йорена, однако пропускали их.
Смотри своими глазами, говорил Сирио. Слушай своими ушами - звучит в ушах Арьи наказ Сирио, и Арья старается смотреть и слушать...
На постоялом дворе она вслушивается в разговор Йорена и хозяина корчмы. Воюют знатные лорды - Ланнистеры, Талли, молодой лорд с Севера... Для дозорщика Йорена - "нас это не касается", для хозяина корчмы - "война придет к каждому, не важно на какой ты стороне". Арья, услышав родные имена и известие о Нимирии, пытается вмешаться в разговор... и получает урок - "когда взрослые беседуют, молчи или выйди вон!"
Сама не своя от ярости Арья выходит во двор и поближе знакомится с колодниками, которых везет Йорен. Один из них, самый красивый с виду и ласковый на обращение (эх! ведь и самый опасный! ), привлекает ее внимание. Он просит принести ей "пивка" и обещает дружбу. Другие колодники тоже требуют пива, но требуют угрозами. Арья решает доказать себе, что она достойная ученица Сирио и несколько их не боится... один из обидчиков получает удар меж глаз.
У мальчика храбрости больше, чем здравого смысла, — замечает Якен Хгар, тот самый колодник, который знает, что добрым словом можно добиться больше, чем пистолетом угрозой..
Джентри Бык, который на все сто согласен с Якеном, уводит девочку от колодников подальше. У Арьи боевой кураж еще не прошел, она пытается вызвать на драку Джентри. Неожиданно появляются Золотые Плащи, и вот здесь то Арья начинает наконец-то
по-настоящему пользоваться уроками Сирио - кони у стражников взмылены, они их гнали из-за всех сил - это погоня, это враги. "Мальчики" прячутся за изгородь, и Арья с удивлением узнает, что не только она спасается от королевы Серсеи. Офицер требует от Йорена выдать ему Джентри. И вот здесь то Йорен показывает, что с Дону выдачи нет своих мы не выдаем. Следует чудесная сцена в стиле "один за всех, и все за одного", все будущие дозорщики от мала до велика готовы вступить в бой со стражей за своего будущего брата. Стража позорно ретируется, а Йорен дает мудрый приказ - "кулаками помахали, а теперь - ноги в руки, и бегом к Стене!".
 
Сверху