Другие ПОВ Перечитывая Пир стервятников, Дочь Кракена

  • Автор темы Dr_Struenze
  • Дата начала

Dr_Struenze

Гость
Очень увлекательные и обстоятельные посты форумчан заставили и меня присоедениться к данному обсуждению. Но, вопреки ожиданиям, перечитать решила я не главы Теонки, а его сестры, которая занимает в моем сердце не менее лидирующие позиции. Итак, первый ПОВ Аши - Дочь Кракена в Пире Стервятников. Начнем-с...
До персональных глав образ Аши был написан крупными, но весьма поверхностными мазками - боевая девушка-пират, железнорожденная взрослая Арья, наглая сестра с очень жестким чувством юмора, дельный советчик брату, просто земная взрослая девушка без сантиментов и нежностей в душе. Но что нам открыл ПОВ?

Родрик, прозванный Чтецом, лорд Десяти Башен, глава дома Харло, был любимым дядей Аши.
Первое, на что я обратила внимание - не дяди по отцу были любимыми для Аши, а тихий книгочей Родрик, столь нетипичный мужчина в мире, где живут по понятиям. Можно списать на то, что Эурона она видела редко, Виктарион был занят своей личной жизнью, а жрец не отражал Ашиного прогрессивного мироощущения. Но я думаю иначе - Аша просто лишь на поверхности плоть от плоти Бейлона, но если копнуть глубже, то Харло ей гораздо ближе, и не обрати отец на нее свой взор после лишения мужских наследников, то Аша могла и не пойти по столь радикальной тропинке для вестеросской женщины.
В последствии мы узнаем про Родрика больше "странностей" - то, что он держит септона, уединяется с книгами в башне и коллекционирует редкие издания. Но для племянницы в этом нет ничего предосудительного, хоть Аша легко сходится с матросами и людьми более грубого пошиба. Амбивалентность как она есть - в чистом виде.

В последний раз Аша видела мать, когда заходила в Десять Башен пополнить запас пресной воды – ее корабль держал путь к северу, собираясь ударить на Темнолесье. Аланнис Харло никогда не была красавицей из тех, о которых поется в песнях, но дочь любила ее сильное лицо и смеющиеся глаза. В тот последний раз леди Аланнис сидела в оконное нише, закутавшись в груду мехов, и смотрела на море. Кто это – она или ее тень? –
подумала Аша, целуя ее.
Кожа матери истончилась, как пергамент, длинные волосы побелели. В посадке ее головы еще сквозила прежняя гордость, но глаза потускнели и затуманились. Дрожащими губами она спросила дочь о Теоне. «Привезла ты моего малыша?» Теону было десять, когда его увезли заложником в Винтерфелл, и для леди Аланнис, как видно, он навсегда остался маленьким мальчиком. «Теон не смог приехать, – пришлось сказать Аше. – Отец отправил его в набег на Каменный Берег». Леди Аланнис ничего не сказала на это, только кивнула – но видно было, как глубоко ее ранили слова дочери.
А теперь придется сказать ей, что Теон мертв, и вонзить еще один кинжал в ее сердце. На тех двух, что уже пронзили его, написано «Родрик» и «Марон». Кто сочтет ночи, когда они вновь и вновь поворачивались в ранах? Я увижусь с ней завтра, дала себе слово Аша. Сейчас, устав после морской дороги, она не находила в себе сил взглянуть в лицо матери.
В данном ПОВе мы мельком видим еще один образ матери - Аланнис. В отличие от Кет, которая тоже потеряла почти всех своих детей, Аланнис сошла с ума в прямом смысле. Если Родрика и Марона она могла пережить без потерь для разума, то младшенький явно был ее любимцем. Аша сдержанна в проявлении внешних чувств, но внутри ей больно смотреть на мать, видеть прежнюю тень ее, сквозь строгие и гордые черты. Девушка не будет заламывать руки и рыдать, но внутри она понимает горе матери, возможно нежелание Аши быть замужем и иметь детей - это страх повторить судьбу матери, стать мягче, впустить в сердце дополнительную любовь и стать слабее. Тут можно провести аналогию с размышлениями Серсеи во время осады КГ и ее слова Сансе.

– Нет, не пойдет. В море мы натерпелись лиха. Надо накормить их горячим. – Аша заложила большие пальцы за пояс. –
Всех, кроме леди Гловер с детьми. Их помести куда-нибудь в башню, но не в темницу. Младенец болеет.
– Они то и дело болеют и умирают часто, а родителям горе. Я спрошу у милорда, куда деть волчицу с волчатами.
Аша защемила старухин нос двумя пальцами.
– Делай, что тебе велено. И если этот младенец умрет, ты будешь горевать больше всех.
Очень показательный кусочек текста. Не все железяне - жестокие пираты и грабители, Аша явно демонстрирует свою светлую ипостась с долей прагматизма - ведь Гловеры ценные заложники. Но до этого эпизода, девушка велит всех пленных накормить теплой и качественной едой после длительного плавания. Еще один пример приведу ниже.

Ветер был неблагоприятный, и мне приходилось думать о пленниках – жене и детях Роберта Гловера. Младшая девочка еще грудная, а молоко у леди Гловер пропало в пути. Пришлось мне причалить на Каменном Берегу и послать людей за кормилицей. Вместо нее они притащили козу. Ребенок чахнет. Нет ли в твоей деревне кормящей матери? Темнолесье – важная часть моих планов.
Лучше уж вече, чем война.
– Придется мне, видно, облобызать благоуханные ноги Мокроголового и вытащить водоросли, застрявшие у него между пальцами. – Аша выдернула кинжал из стола и снова спрятала в ножны. – Вече! Ну надо же!
Аша с юмором вначале воспринемает известие о вече, но потом делает умное умозаключение - лучше вече, чем война. Девушка понимает ценность жизни, потеряв братьев, к тому же каждый день она проводит время среди простого люда и не понаслышке знает и видит как ценен каждый член ее команды. В шутливом тоне она расписывается даже в попытке задобрить жреца лишь бы дело быстро выгорело и пошло ей на пользу. Лично я вижу задатки прагматичного и толкового политика, без запредельного чсв и гордыни. Серсеи можно у нее поучиться)

То, что затевается на Старом Вике, бессмысленно. Мечта иметь короля – наше наследственное островное безумие. Я с самого начала говорил об этом твоему отцу, а теперь мои слова оправдались. Нам нужны земли, а не короны. Пока Станнис Баратеон и Тайвин Ланнистер сражаются за Железный Трон, нам представляется редкостный случай улучшить свою судьбу. Надо примкнуть к
одному из них, помочь ему одержать победу, и благодарный король щедро одарит нас.
– Я подумаю над этим, когда взойду на Морской Трон.
– То, что скажу, тебе не понравится, Аша, – вздохнул лорд Родрик, – но изберут не тебя. Женщин-правительниц еще не бывало на островах.
И тут читаель видит личность Родрика более подробно. Его образ противостоит образу Бейлона, Родрик знает слабые места своего народа, знает как лучше поступить с наименьшими потерями и наибольшими выгодами для региона. Аша в силу молодости и неопытности пока горяча и хочет прыгнуть выше головы, но нельзя отрицать, что зерна Родрика еще дадут свои всходы в будущем. И на вече, как мы помним, она выдвигала похожую предвыборную компанию, без сверх целей Эурона и без его ошеломительных амбиций. Я думаю, что тут лежит намек на сериальное развитие событий, которое взяли на вооружение сценаристы, вместо Эйгона будет Дени, которая даст Аше властвовать над островами. Последующие решение на вече еще раз доказывают трезвость и рассудительность Аши в вопросах устройства островов, и лишь ее половая приналежность и Эурон выбили девушку из колеи.

Ты не спрашиваешь меня о своей леди-матери.
Не спрашиваю потому, что боюсь, подумала Аша.
И опять земное и такое понятное каждому из нас чувство к матери - страх за нее. Все, кто обвиняет Ашу в картонности следует внимательно перечитать ее главы. Аша любит мать, вопреки тому, что Аланнис не вспоминает про нее как про сыновей и при каждой встрече ее интересует лишь Теон. Возможно, это повлияло на Ашино к нему отношение - я имею ввиду подсознательную ревность. Тем не менее далее следует то, что Аша все же возвращалсь в Винтерфелл и искала брата, тобишь в ней могут бороться чувства неприятия и любви к нему (вспомним, как в Темнолесье она сожгла кусок его кожи и Болтоновское послание). Иногда Аша готова лезть в опасные предприятия ради Теона, а иногда на нее находят минуты равнодушия к его судьбе.
Порой все на девушку находят приступы упрямства и она отчаянно и гневно отвергает свою Харло сущность.

– Я сама способна себя защитить. Я кракен, дядя, я Аша из дома Грейджоев. – Она поднялась на ноги. – Я хочу занять отцовское место, а не твое. Твои серпы уж очень страшны – один может упасть и отрезать мне голову. Предпочитаю сидеть на Морском Троне.
Косплеит братца в плане упрямства и вздорности)

Ее команда, должно быть, уже села ужинать в большом чертоге. Надо пойти к ним, поговорить о собрании на Старом Вике, о том, чего им ждать от него. Ее люди пойдут за ней как один, однако ей нужны не только они, но и Харло, и Стонтри, и Вольмарки. Вот кого ей придется завоевать. Победа в Темнолесье сослужит ей хорошую службу, когда дружина начнет хвастать ею – а хвастать они непременно будут. Люди с «Черного ветра» отчаянно гордятся подвигами своего капитана. Половина из них любит ее как дочь, другая половина мечтает с ней переспать, но те и другие с готовностью умрут за нее. А я – за них, думала Аша, выходя через узкую дверцу башни на лунный двор.
В коротком абзаце мы видим Ашу капитана, силу ее авторитета и личности. Чувства команды разнятся, Аша для них и секс символ и дочка, но тем не менее несмотря на возраст и наружность, эти люди готовы умереть за нее, а она за них. Думаю я, именно чувство ее полной отдачи и готовности лордской дочки пойти и в огонь и воду за простыми моряками сделало Ашу их любимым лидером.

Далее идет инциндент с Трисом Ботли. Не буду приводить громоздкую цитату, но напишу свое видение. Аша показана нам как женщина, не капитан и не лидер. Она рано повзрослела, обладает бурным темпераментом и легким нравом, не страдает патриархальными предубеждениями и не рвется пойти под венец. С мужчинами ведет себя как эмансипированная и фривольная женщина 21 века, не полоскает мозг по поводу женитьбы, меняет партнеров как перчатки и пользуется контрацепцией) идеальная девушка, ну что и говорить. Склоняюсь к мысли, что такое нетипичное поведение продиктовано и отсутствием материнского воспитания, которое наложилось на бытовой уклад ЖО. В главе Теона есть упоминание про ненасытных женщин морячек).
Чувства Триса она жалеет и не хочет делать ему больно - опять штришек в копилку противоречивости и жизненности образа. Хоть парень ей не нравится как мужчина, но Аша не хочет быть с ним жестокой. В отличие от той же Серсеи, которая упивалась мужским вниманием и использовала мужчин в своих интригах, будучи жесткой к Ланселю и без жалости отдав Кеттлблеков под суд.
Гендерные роли в эпизоде с Трисом тоже пошатнулись - Трис ведет себя как застенчивая девственница, а Аша как бывалый Донжуан.

Довольно с нее. Больная мать, убитый отец и куча чумовых дядюшек хоть кому будут впору, а тут еще и с влюбленным щенком возись.
– Сходи к девкам, Трис. Они исцелят тебя от тоски.
– Я никогда бы... Мы с тобой созданы друг для друга, Аша. Я всегда знал, что ты будешь моей женой и матерью моих сыновей. – Он схватил ее за руку выше локтя.
В мгновение ока она приставила ему к горлу кинжал.
– Руки прочь, не то умрешь раньше, чем станешь отцом. – Он отпустил ее, и она убрала нож. – Тебе нужна женщина, хорошая женщина. Ночью я пришлю такую тебе в постель. Можешь притвориться, что она – это я, если тебе так приятней, но мне больше не докучай. Я твоя королева, а не жена. Помни об этом. – Аша спрятала кинжал и ушла. Капля крови медленно стекала по шее Триса, черная при свете луны.
И ее терпению пришел таки конец) и вот тут можно провести параллель с Дени и Джорахом, ведь королевы не спят со своими подчиненными в отличие от опять упомянутой Серсеи) конечно, королевы порой легкомысленны и спят с Даарио или Кварлом, но человеческая душа - потемки, женская - тем более)
 
Сверху