Пародия Фанфик: Немочь искусства

Люци

Оруженосец
Название: Немочь искусства
Фандом: сериал/сага
Категория: джен
Размер: мини
Пейринг/Персонажи: Давос Сиворт, Станнис Баратеон. Упоминаются: Салладор Саан, Мейгор, Висенья и Рейна Таргариены, Сериса Хайтауэр, Алис Харровей, Тианна Пентошийская, Элинор Костейн, Джейн Вестерлинг, Мелисандра, Мисария Бледная Пиявка.
Рейтинг: PG-13
Жанр: юмор, стёб, songfic.
Предупреждения: Навеяно бессонницей и песней ВиаГры «Моя попытка номер пять».
Краткое содержание: Саладор Саан захотел помочь другу и продемонстрировать королю силу искусства.
Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО.
Статус: закончен

Действующие лица:
Мейгор Бесподобный
Драконья Мамочка
Карга Сериса
Алис Ненасытная
Тианна без Башни
Рыжая Вдовушка
Горячая Рейна
Как-Её-Там Вестерлинг


- Это что за скоморохи? - вырвалось у Станниса, когда человек на подмостках объявлял героев представления и лицедеи один за другим выбежали в центр сцены.

- Это… Постановка по мотивам исторических событий, ваша милость, - повторил слова Салладора Саана Давос, сидящий по правую руку, - В сокращении, - добавил он, заметив, как поморщился король.

Они прибыли в Лис три дня назад и луковый рыцарь бдел денно и нощно, чтобы всякие непотребства не оскорбляли очи его господина. Самопровозглашенный принц Узкого моря, радушно принял гостей в своём доме, скрепя сердце, согласившись оградить короля от самых интимных обычаев Лиса. Но на посещении местного театра старый пират настоял, сам откланявшись под благовидным предлогом.

- «Не к добру», - понял Давос.

Накануне, в приватной беседе за кружкой вина, Салла ему намекнул, что отвадить его высочество от Красной женщины можно не прибегая к насилию. Мол, нужно всего лишь обратиться к опыту предков и глаза раскроются сами собой!

Грянула музыка.

- О, Семеро, - шепнул Сиворт.

- Семеро! Семеро женщин было в жизни Мейгора Бесподобного, но лишь одна сумела поднять его и его мужество из могилы!

Светловолосый мужчина одетый в цвета Таргариенов, красиво запел на общем языке, прохаживаясь по сцене.

Я мало кого любил:
Алис надоела, Серису забыл.
Рейна исчезла во вторник,
Об остальных ничего не помню!


Жены Мейгора вились вокруг него как змеи. Сериса самая старшая из них, тщетно пыталась привлечь его внимание, тряся своими прелестями. Ненасытная Алис оттолкнула её и чуть не загрызла мужа в поцелуе, переключившись затем на ведьму с глубоким декольте. Из-за спины показалась Рейна и замахнулась кинжалом, но её запястье перехватила внезапно выскочившая старушка. Драконья Мамочка толкнула её за кулисы и исчезла сама, а Рыжая Вдовушка и Как-Её-Там Вестерлинг продолжали сиротливо жаться к ногам супруга.

Мейгор раздраженно отогнал от себя женщин, на заднем плане замаячила подтанцовка из «Святого Воинства».

Но третья моя совсем не такая.
В её руках я живой человек,
Меня задержала у ворот рая в под-не-бесь-е!


Теперь он танцевал только с ней. Однако Тианна без Башни в вызывающем красном платье была ведущей, Мейгору с вселенской мукой на лице оставалось лишь поспевать за ней.

А я просил её, я просил её:
Роди, роди, роди!
Ой, как намаялся я с тобой,
Моя попытка номер три!
А я простил её, я простил её
Напрасно, видимо.
Теперь страдаю от этого,
Теряя независимость.

Мама просили слёзно:
«Мейгор, спасайся, пока не поздно!
Держись от неё подальше.»
Печально сказала моя мамаша.


Драконья Мамочка ненадолго вернулась на сцену, сын отмахнулся от её слов.

Но Тианна моя совсем не такая!
Когда кладет руки мне на эфес,
Меня уносит с Тёмной Сестрой в под-не-бесь-е!


В лучших традициях лиссинейского театра актёры на сцене совокуплялись по-настоящему, презирая методы браавосийской школы искусств. Тианна приласкала рукой Мейгора, мурлыча о его бесподобности, однако он не продержался и полминуты, чем вызвал смех и недовольство публики. Позже мужчина признавался, что это было крайне непрофессионально с его стороны, но он «в тот день был хвор и давал уже третье представление». Этот инцидент остался грязным пятном на его карьере.

Сиворт запоздало вспомнил о короле и осторожно покосился. Станнис Баратеон сидел с каменным лицом, медленно заливаясь краской, не то от гнева, не то от смущения. Музыканты не прекращали играть, Бесподобный спрятал достоинство в штаны и обернулся к человеку из свиты, подавшему голос.

Тианна из Башни – ведьма дурная!
В её руках белых, как снег,
Власть над замком и шептунами... ПО-МО-ГИ-ТЕ.

Человека из свиты казнили, не дав закончить мысль. Мейгор уселся на трон, продолжая гнуть своё.

Пусть и без Башни, совсем не плохая!
Она самый верный мой человек,
Поставил её над шептунами... ПО-ДО-ЖДИ-ТЕ?!


Человек в капюшоне тоже из свиты протянул королю бумагу и что-то жарко зашептал ему на ухо. Мейгор Бесподобный изменился в лице, а стража уже волокла Тианну за волосы. Сообразив, что её песенка спета, ведьма язвительно рассмеялась:

- Бесподобный, Бесподобный! Ты – Бесплодный!

Мейгор озверел, такого свирепого выражения лица Давос никогда ни у кого не видел, даже у своего короля. Впрочем, какая эмоция застыла в этот миг на лице самого Станниса Баратеона, сказать было трудно.

А я пронзил её, я пронзил её:
Опять, опять, опять!
Ох, как разделаюсь я с тобой,
И не узнает родная мать!
А я пронзил её, я пронзил её,
Нисса-Нисса ты моя.
Теперь страдаю от этого,
Теряю всю вме-ня-е-мость!


Уходить посреди пьесы неучтиво, но наблюдать за попытками пронзить Черным Пламенем разные места Тианны было невыносимо. От глаз искушенной публики не укрылся тот факт, что эта импровизация вызвана немочью Мейгора Бесплодного. Наконец, этот первый вымученный акт закончился, и зрители разразились сдержанными аплодисментами.

- Сир, - внезапно произнес Станнис, словно приходя в себя.

- Да? - с готовностью отозвался Давос.

- Следует немедля написать письмо леди Мелисандре.

- «План Саллы сработал?» - мелькнула шальная мысль.

- Пусть приготовит свои пиявки, - продолжил король, - Мы возвращаемся.

- Как скажите, ваша милость, - кивнул рыцарь, - «Тьфу, пиявки! Нужно было на пьесу про Мисарию идти, охота якшаться с ведьмами живо бы пропала!», - раздосадована подумал он.
 
Сверху