1. Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел, вы гарантируете, что достигли 18 лет. Все персонажи фанфиков, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними с точки зрения законов РФ.
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейнерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо

Джен Фанфик: Опасная осторожность

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Shiuvan, 18 фев 2012.

  1. Redhat

    Redhat Ленный рыцарь

    Вот, кстати, да. Очень чувствуется, что Рамси автору как минимум очень интересен! ;)
     
    Pandorika нравится это.
  2. Верная клятве

    Верная клятве Мастер игры

    АА!! Сансанисты, они везде! *в панике прячется любитель пейринга Петир\Санса*


    Да автор поклонник Рамси, сама признавалась:sneaky: И по ходу я уже тоже...:unsure:
     
    Pandorika нравится это.
  3. Redhat

    Redhat Ленный рыцарь

    Ну, мне Рамси как персонаж тоже весьма интересен, но, думаю, я бы о нем писала в несколько другом ключе. А тут прямо мрачная пугающая загадочность... папка Болтон обзавидуется!
     
    Pandorika нравится это.
  4. Верная клятве

    Верная клятве Мастер игры

    папка Болтон окажется влиятельным и хитрым сенатором штата(Нью-Йорк, например. Или Мэн. На севере, там ещё тюрьмы) :in love:
     
    Pandorika и Redhat нравится это.
  5. Shiuvan

    Shiuvan Знаменосец

    Прийдя в себя, я свернула на соседнюю улицу, туда, где движение было плотнее и народу побольше, чтобы Теон не мог погнаться за мной. Поостыв немного, я заметила, что мое платье надорвано на груди, и со стыдом застегнула пиджак на слабо болтающейся пуговице.
    Проходя мимо магазина стеклянных статуэток и китайских безделушек, я взглянула на себя в зеркальную витрину и ужаснулась: волосы спутались, тушь с ресниц потекла и, размазавшись под глазами, сделала меня похожей на панду или какую-нибудь малолетнюю проститутку-наркоманку. Я попыталась оттереть ее ребром ладони, но дорогая косметика въелась прочно. Сумка с платком осталась в машине Теона… и я вдруг поняла кое-что и в панике сунула руку в карман пиджака. Пусто.
    У меня с собой нет денег, ни единого цента.
    Я брела вдоль торгового центра, того самого, где купила сервиз в подарок Джейни и Роббу на свадьбу, раздумывая, что теперь делать. Конечно, я могла бы поймать такси и, доехав до дома, взять деньги у матери, но после пережитого стресса я и близко боялась подходить к чужим автомобилям. Я не могла припомнить, есть ли поблизости бесплатный телефон-автомат, и не решалась поискать, опасаясь заблудиться.
    На стоянке перед торговым центром стояли разукрашенные аэрографией фургоны 70-х годов выпуска, и из разверстых салонов доносились истошные вопли музыкантов из Nazareth и Exploited. Хуже того, подозрительные личности, отиравшиеся возле них, выглядели не лучше, чем звучала их ужасная музыка.
    - Эй, бэби! – закричал один, перехватив мой взгляд исподлобья и махнув в ответ татуированной рукой, - не хочешь поразвлечься с нами сегодня?
    Вздрогнув, я поежилась и, приподняв повыше воротник пиджака, ускорила шаг. Не хватало еще, - сбежав от одного подонка, наткнуться на другого.
    Сделав поворот, я перевела дух и остановилась. Кажется, впереди, за углом торгового центра, когда-то был телефон-автомат. Помнится, мы с Браном гуляли здесь когда-то, может быть, года полтора назад, как раз тогда я еще потеряла кошелек… точно, я звонила оттуда.
    Правда, теперь все было по-другому. Время близилось к ночи, но фонари почему-то не горели. Вокруг было пустынно и безлюдно, прямо-таки не души, и ветер доносил до ноздрей слабый запах соли океана. Боязливо оглядевшись, я сделала неуверенный шаг на асфальт. Нужно всего-то добежать до угла, уговаривала я себя, и набрать номер телефона. Мама пришлет за мной кого-нибудь, и я поеду домой, лягу спать, и вчерашний день обернется всего лишь дурным сном.
    В гулкой тишине, нарушаемой лишь далекими и оттого звучавшими почти загробно звуками рок-музыки, каждый мой шаг звучал как удар или выстрел. Я ускорила шаг, и каблуки зацокали еще громче, несмотря на то, что я шла почти на цыпочках. Добравшись наконец до автомата, я радостно вскрикнула и приложила трубку к уху, но гудка не было. Я в ужасе подергала рычаг – бесполезно. Телефон наотрез отказывался работать.
    - Черт бы тебя побрал! – выругалась я громко, швыряя трубку в стену. Она жалобно звякнула, и я услышала рядом негромкий смешок. Чуть не завизжав от ужаса, я развернулась, вжавшись в угол телефонной будки.
    - Что-то потеряла, подружка, или сама потерялась? – раздался знакомый голос. Прищурившись в темноте, я различила едва выделяющийся из мрака силуэт.
    - Рамси? – дрожащим голосом пролепетала я, - это ты? Господи, как ты меня напугал! Я чуть сознание не потеряла!
    - Извини. Ты так опасливо прокралась в шаге от меня, что я не удержался от маленькой шутки. Ты же не в обиде? – он щелкнул зажигалкой, и яркий свет на мгновение осветил мой полуослепший мир.
    Рамси сидел боком на своей мотоцикле, скрестив длинные ноги – действительно, всего в паре шагов от меня. Как я могла пройти мимо и не заметить его?
    - Нет. Не в обиде. – Я с трудом перевела дух и виновато ткнула пальцем в телефон, будто бы он мог меня увидеть. – Телефон не работает.
    - Знаю. Уже давно. Ты дала от ворот поворот Грейджою? – фыркнул он.
    - Ага. – Вспомнив Теона, я снова почувствовала гнев, - я не знала, что он окажется таким мерзавцем.
    - Он не так уж и плох.
    - Он приставал ко мне!
    - Ты уж его прости, - ну или не прощай, как хочешь. – Огонек сигареты тускло мерцал, обозначая его местонахождение. – Так почему ты бродишь здесь одна? Тут ошиваются не самые лучшие личности, и, знаешь ли, может быть опасно.
    - А тебе не страшно?
    Он хмыкнул.
    - Нашла что спросить.
    - Тогда и я не боюсь, - невольно кокетничая, ответила я. – Раз уж ты тут со мной.
    - Это верно. Так ты собираешься торчать здесь всю ночь?
    - Нет! Я как раз собиралась позвонить домой, когда… - я беспомощно развела руками, - когда поняла, что телефон не работает. Ты не мог бы… отвезти меня? Или хотя бы проводить до ближайшего телефона?
    - А почему ты не взяла такси?
    Я покраснела, - к счастью, он не мог увидеть моего смущения.
    - Сумка осталась у Теона в машине. У меня нет денег.
    Неожиданно он расхохотался. Окурок сигареты ударился об асфальт, расшвыривая в стороны тысячи искр, и Рамси снова щелкнул зажигалкой.
    - Хочу увидеть твое лицо, - со смехом сказал он, - мамина дочка впервые в жизни попалась в ловушку? – Он подошел ближе. Огонь освещал его лицо, бледное и некрасивое, его глаза, казавшиеся почти призрачными в мерцании зажигалки, но, несмотря на нечистую кожу и длинные, свисающие до плеч пряди сероватых волос, он отчего-то не казался мне неприятным. Он был самоуверен, выглядел сильным и надежным. Сейчас, со мной, он шутил, но каким-то внутренним чувством я ощутила, что этот человек из породы тех, кто способен внушить остальным страх.
    - Вот будет весело, если я привезу тебя домой. Твоя сестра ведь ненавидит меня больше всех.
    - Ты знаешь Арью? – удивилась я.
    - И ее, и твоего брата, Брана. Знал, пока он был… другим.– Рамси прикурил новую сигарету.
    - Дай и мне, - потребовала я, протянув руку. Он молча протянул мне пачку и чиркнул зажигалкой. Дым мигом набрался в рот, и я почти раскашлялась, но смогла удержать его в легких на несколько секунд.
    - Дыши спокойно, ничего с тобой не будет, - говорил он с улыбкой, смысла которой понять я не могла.

    А жаль. Может, все и сложись бы по-другому…

    Голова кружилась от сигаретного дыма. Я подняла глаза к небу, - оно переливалось разноцветными звездами, которые так редко можно было наблюдать в наших краях. Все мое тело дышало неизвестной до этого легкостью, имя которой я знала точно – свобода.
    - Я не хотела рождаться в этой семье, - вырвалось у меня… ну а потом говорить стало совсем просто, слова складывались сами собой, произвольно вырываясь из сумбурного потока моих мыслей. – В нашей семье от каждого ребенка чего-то ждали. Робб должен был пойти по стопам отца в политику, нас с Арьей собирались в соответствующее время выдать замуж за нужных людей, Бран в будущем контролировал бы отцовские предприятия, а Рикон ожидал своего часа на скамейке запасных. Но все, что отец вкладывал в своих детей, обращалось прахом. Робб связался с нищей девицей, Бран больше любил стихи, чем математику, Арья и вовсе выросла сущей волчицей. Я не понимала, как они могут так ранить отца своим непослушанием, и поступала по-другому. Не так, как хотелось мне, но так, как от меня ожидали. Я ни разу не пришла домой и на минуту позже назначенного отцом срока, я ни разу не получила плохой оценки по поведению… я всегда была лучшей, черт бы побрал мою семью! – взорвалась я, размахивая сигаретой. – Никто не мог сравниться со мной, никто! Но им оказалось на это плевать, им безразлична была моя жертва! А я…я всегда была несчастна, и остаюсь такой до сих пор.
    Рамси молчал, глядя, как трясется огонек в моей руке.
    - Ну что, везти тебя домой?
    Я затянулась глубоко-глубоко и даже не поперхнулась.
    - Ну уж нет. К черту мой дом. Давай развлекаться.

    Нет, ну как я могла сказать такое? Сейчас даже вспомнить стыдно…

    Я не знала, куда мы едем, но и спрашивать не хотела. По дороге мы остановились в грязном полупустом баре, и Рамси взял несколько бутылок пива.
    Я вообще-то никогда не пила, и пиво на вкус показалось мне не самым приятным напитком, но после нескольких глотков я почувствовала себя еще легче, чем была, а после половины и вовсе вновь обрела способность смеяться. Рамси познакомил меня с парой бородатых парней с огромным пузом и плохими зубами, и я даже показала им пару ударов в бильярде, как меня когда-то учил Робб. В баре было душно и накурено, и вскоре голова у меня закружилось совершенно неудержимо, я почти не стояла на ногах. Рамси со смехом выволок меня на улицу и усадил на мотоцикл, велев держаться крепче, и мы поехали дальше.
    Трасса мелькала в моем разгоряченном мозгу сотнями фонарных вспышек, и мы мчались так быстро, как я никогда не осмелилась бы разогнаться даже на машине, - миль, наверное, сто двадцать в час, но мне не было страшно. Я вцепилась ногтями в клепаный воротник куртки Рамси и прижималась щекой к его крепкой спине, и мне казалось, что я живу, живу впервые за все шестнадцать лет своего жалкого существования. Мы могли разбиться на такой скорости, и от нас бы живого места не осталось, но тогда я желала смерти, я прямо-таки звала ее, ведь та, что разлучила меня с Роббом когда-то, могла бы вновь соединить нас по другую сторону этого мира…
    Я поднимала голову, чтобы посмотреть на слившиеся в единый поток звезды, и ветер бил мне в лицо, стараясь вышвырнуть из седла, рассыпал слезы в воздухе тысячью туманных капель.

    Запах соли становился все резче, и я поняла, что мы приближаемся к океану.
    Свернув с окруженной высокими песочными горами дороги на какую-то неприметную тропу, Рамси заглушил мотор, медленно катя мотоцикл по выложенной гравием наклонной полосе въезда.
    - Вот и мой дом, - сказал он с улыбкой.
    Это был дом моей мечты, честно. Бунгало, не такое маленькое, как обычно, а просторное, с крепкими стенами и развешанными вдоль крыши тускло светящимися цветными фонариками. Волны океана шумели совсем рядом, тепло лаская самый требовательный слух.
    - Да ты, оказывается, никакой не хулиган, а романтик, - заметила я, спрыгивая с багажника. Рамси открыл еще одну бутылку пива и протянул мне. Я взяла ее, а потом наклонилась и расстегнула застежки туфлей, сбросив их с ног.
    - Что это ты делаешь? – спросил Рамси с улыбкой, сделав большой глоток из своей бутылки.
    - Хочу пройтись по пляжу. – Я с наслаждением зарылась пальцами ног в теплый мелкий песок, сделала шаг, еще один и еще. Потом побежала, несмотря на тесноту сжимающего ноги узкого платья.
    Зайдя по щиколотки в теплую воду, и я с наслаждением втягивала полной грудью щиплющий ноздри воздух. Луна, огромная и светящаяся, как никогда, заливала поверхность черной воды мерцающей золотой рябью.
    - Эй, давай выходи оттуда, - Рамси потянул меня за руку из воды, и я, шлепая по воде босыми ногами, выбралась к нему.
    - Я бы хотела утонуть прямо сейчас, лечь на дно и не всплывать, уснуть среди рыб и не проснуться, - прошептала я, прижимаясь к его груди. От него приятно пахло каким-то парфюмом, неуловимо знакомым мне.
    - Не торопись, умереть ты всегда успеешь, - ответил он хрипло, положив подбородок мне на макушку. Мы медленно пошли вдоль прибоя, мельчайшие песчинки врезались в пятки. Я охнула, когда какая-то ракушка больно впилась мне в ногу.
    - Что с тобой?
    - Я порезалась, кажется.
    - Дай посмотреть. – Он опустился на песок на колени, и я приподняла ногу. Кровь капала на песок, окрашивая его черными в ночном свете каплями.
    - Ничего страшного, - сказал он, стирая кровь со ступни тыльной стороной ладони, а потом выпрямился и легко подхватил меня на руки. – Я тебя донесу. Надо перевязать твою бедную ножку.

    Поймите правильно, я никогда не была такой уж легкомысленной девчонкой, но никто, кроме Робба, никогда не носил меня на руках… а сейчас это было по-другому, какой-то ритуал, древний, как мир, и я не могла объяснить его действия, но мне было приятно, и сердце билось в груди, как пойманная в силок птица.

    Рамси посадил меня в плетеный стул на маленькой, но уютной веранде и скрылся внутри дома. Через пару минут он снова показался на пороге, держа в руках пластырь и бутылочку антисептика. Он включил магнитофон, и изнутри доносились звуки музыки, кажется, это «ЭйсиДиси».
    - Давай сюда ногу, - я доверчиво протянула ступню, и он быстрыми и уверенными движениями обработал ранку и перетянул ее бинтом. Его ладонь все еще была испачкана моей кровью, которая начала уже подсыхать тугой коричневой коркой.
    - Вот и все, - сказал он, выпрямляясь.
    - Спасибо тебе, - отозвалась я, застенчиво улыбаясь. Я все еще была, кажется, немного пьяна, но тем не менее понимала, что всю ночь мы не просидим здесь просто так… Что я должна говорить и как теперь вести себя, чтобы не показаться доступной, но и не выглядеть недотрогой? Мой мозг отчаянно работал, но не находил верного решения.
    - Становится прохладно, пойдем в дом? Если хочешь, я налью тебе чая с коньяком или еще чего-нибудь еще согревающего. Ты замерзнешь.
    Я поежилась. И вправду, ветер показался мне каким-то зябким. Его дуновение снова донесло до меня запах одеколона Рамси.
    Странно. Я готова поклясться, что точно таким же пользовался когда-то Робб.
    - Что с тобой, Санса? – он продолжал улыбаться, но мне вдруг стало не по себе.
    - Все в порядке, - принужденно улыбнулась я в ответ.
    «Глупая Санса. Вечно тебе мерещатся всякие опасности».
    - Знаешь, дома меня, наверное, уже потеряли. Не пора ли мне возвращаться назад?
    - Да брось ты, - фыркнул он. – Тебя уже полночи нет. Пусть побегают и поищут, ничего страшного не случится. Надо же их когда-нибудь воспитывать…
    - Но тогда мне запретят выходить из дома, - возразила я. – Все-таки лучше не раздражать моих сверх меры. Отвезешь меня? Или, может быть, мне стоит позвонить в службу такси?
    - У меня нет телефона, - ответил Рамси.
    Я встала и медленно подошла к ступенькам. Он встал тоже.
    - Тогда отвези меня, пожалуйста. Хотелось бы попасть домой, - стараясь заглушить в своем голосе молящие нотки.
    - Нет. Я так не думаю.
    Я окаменела, но снова выжала из себя вымученную улыбку, больше похожую на гримасу.
    - Что ты имеешь в виду?
    - Домой ты не поедешь, Санса, - ответил Рамси, пожимая плечами, - ну же, не смотри на меня так. Нечего глазами хлопать.
    - Но почему? – я все еще не хотела верить в то, что неуклонно приближалось, угрожая и пугая меня.
    Нет, мне кажется. Я все выдумываю.
    - Почему? Мы же… друзья… ты хочешь, чтобы меня наказали?
    - Это сейчас должно волновать тебя меньше всего. – Он подошел к двери и распахнул ее широким жестом гостеприимного хозяина. – Зайди же, прошу тебя. Пока что просто прошу. Не заставляй меня настаивать, хорошо?
    Я сделала шаг к ступенькам, хотя ноги налились свинцом.
    Я не смогу сбежать, я просто упаду, если пойду хоть немного быстрее.
    - Санса, - чуть строже сказал Рамси, - не глупи.
    - Я закричу, Рамси, - предупредила я, с трудом ворочая пересохшим языком и бросив быстрый взгляд на светящиеся вдали огоньки соседнего бунгало. «Далеко, слишком далеко».
    - Слишком далеко, верно? – усмехнулся он, - никто тебя не услышит, а если даже и услышит, то твои крики будут безразличны моим обкурившимся и наверняка пьяным раздолбаям-соседям.
    «Черт бы побрал тебя».
    - Я буду кричать, если ты меня коснешься.
    - Совсем недавно ты была не так разборчива. Слушай, Санса, я не хотел говорить, но, боюсь, у тебя не остается выбора. – Рамси вздохнул и весело подмигнул мне. - Я решил подстраховаться, дорогая, и пригласил твоего брата ко мне в гости. Он тоже здесь, я не лгу. Проверь, если хочешь. Я отойду, смотри, - он скинул кожаную куртку на пол и отступил до противоположного от меня края веранды, садясь на резные деревянные перила и сложив бугрящиеся мышцами руки на широкой груди. - Ну же, посмотри в окно. Увидишь, я тебе не соврал.
    - Что? – я не верила своим ушам. – Да ты все равно лжешь. Бран дома, он давно спит… хотя нет, сегодня ночью никто из Старков не сомкнет глаз. Все они будут искать меня. Если я не вернусь, они еще до полуночи поднимут на уши всю полицию в городе.
    - Уже давно полночь… а искать они будут не столько тебя, сколько твоего братца-калеку, - пожал плечами Рамси. – Но у тебя есть выбор. Добровольно станешь моей гостьей – и с ним ничего не случится… но если ты попытаешься сбежать отсюда, он умрет.
    - Нет. Ты не посмеешь. Негодяй! Не подходи ближе! – я выставила руки перед собой, словно была в состоянии защититься от него, но они так дрожали, что я, наверное, даже вилку не смогла бы удержать.
    - Дурочка. Посмотри в окно, Санса, - посоветовал он. – Ты же любишь своего брата?
    И я подошла и встала на цыпочки, заглядывая в завешенное тонким прозрачным тюлем окно.
    В комнате, скудно освещаемой тусклой настенной лампой, стоял только один-единственный диван полубоком ко мне, и на нем лежал мальчик, одетый в грязную белую футболку и широкие льняные брюки. Его длинные рыжие волосы огненным пятном рассыпались на светло-зеленой обивке дивана, а ноги изогнулись под неестественным углом, от которого любому стало бы жутко… любому, но не мне.
    Потому что я уже видела такое. Когда по вечерам укладывала спать своего родного Брана.
    Я отвернулась от окна, ощущая, как остывающие на свежем воздухе слезы прочерчивают на моих щеках холодные дорожки.
    - Вот и отлично, - сказал Рамси. – Заходи.
    И я зашла.

    Он вел меня по низкому коридору своего дома, и я едва сдерживала рвущиеся из груди истерические всхлипы, но они все равно прорывались, один за другим, заставляя меня задыхаться и всхлипывать еще горче, отчаяннее.
    - Я хочу увидеть Брана, - обернувшись, выдавила я с мольбой, - пожалуйста. Можно мне его увидеть? Одним глазком. Я только скажу ему пару слов, и потом ты можешь делать со мной все, что захочешь.
    Рамси пораздумал несколько секунд.
    - Хорошо, - улыбнувшись, сказал он. – Я ведь не зверь. Мне не по нраву играть твоими нежными чувствами. Пойдем, посмотрим на него.
    Мы прошли еще немного, он толкнул соседнюю дверь и ласково кивнул мне головой. Я вошла и бросилась к дивану, вцепившись в изящную деревянную окантовку. Глаза не сразу привыкали к виду помещения с более ярким освещением.
    - Бран, - позвала его я, без стеснения обливаясь слезами, - Бран, это я. – Коснувшись его лба, я ощутила под пальцами горячую липкость пота. От моего прикосновения он содрогнулся всем телом и перекатился на другой бок. Глаза его были открыты наполовину, и из-под век виднелся красноватый белок глаз. Он спал, но сон был нездоровым. Это был наркотический обморок.
    Я отступила на шаг.
    - Это не Бран, - проговорила я, давясь словами, застревающими в глотке.
    Буря смешанных чувств захватила мою грудь: сначала торжество – ведь Брану ничего не угрожает, он спасен, Рамси ошибся!... Но постепенно я поняла весь ужас ситуации. Дурак не Рамси, идиоткой оказалась я. Попалась на наживку, как глупая, безмозглая рыбешка. Сама, добровольно пошла в угодливо расставленную для меня ловушку.
    - Разве не он? – невинно переспросил Рамси, вставший сзади меня почти вплотную, - странно. Мне казалось, этот мальчишка очень похож на твоего брата. Ах, точно… это же твой сосед, маленький Роберт… как там его? Аррен? Ну попутал, что ж теперь? Они ведь даже похожи, посмотри, - оба рыжеволосые и почти одного роста. Так или иначе, ты все равно здесь, верно?
    Я рванулась к окну, но Рамси оказался проворнее. Он преградил мне дорогу, смеясь и скалясь, как загоняющий добычу хищник. Взвыв, я бросилась назад, но он схватил меня за запястье железной хваткой, а потом я почувствовала удар в висок, такой страшный, что мгновенно свалил меня с ног.
    Перед глазами все потемнело.

    Прийдя в себя, я не смогла даже сразу открыть глаз. Меня тошнило и трясло, в горле пересохло, а в голове взрывались тысячи огненных звезд.
    Мало-помалу, с шипением и стонами, я приоткрыла один глаз, потом другой, с трудом раздирая слипшиеся ресницы.
    Я лежала на бетонном полу, холодном и безобразно твердом, и отчего-то не могла пошевелиться. Мозг упорно отказывался работать, но наконец я смогла сфокусировать воспаленное до остроты зрение.
    Это подвал. На потолке тускло светит одинокая лампа в грязном, засиженном мухами плафоне. Я сморгнула с глаз мутную пленку, и окружающее приобрело более ясные очертания. Я различила высившийся в паре шагов от меня письменный стол, заваленный бумагами и книгами. Одна стена сплошь увешена пожелтевшими газетными вырезками, и под самым потолком темнеют две дорогие музыкальные колонки.
    Перекатившись на бок, я с ужасом уставилась на себя, пытаясь сдержать рвущуюся криком из горла панику.
    Одна нога моя была пристегнута к батарее стальными наручниками и не позволяла привстать или хотя бы сесть поудобнее, а руки в запястьях кто-то туго стянул кожаным армейским ремнем. Все тело затекло и ужасно болело, как будто я была куклой, которой жестокие дети долго и целенаправленно колотили об асфальт.
    Кстати, о жестоких детях.
    Вчерашний день мгновенно пролетел перед глазами. Рамси!
    Не успев испугаться его имени, я услышала тяжелый вздох и подняла голову, насколько позволяло мое положение.
    В противоположном от меня углу на жестком железном стуле сидел вчерашний мальчик, Роберт Аррен. Теперь я вспомнила его, - я нянчилась с ним года три назад, подрабатывая бэбиситтером, - отец хотел, чтобы я на своем опыте узнала, что значит бремя ответственности.
    Тогда ребенок еще не был болен. Я со слезами и уговорами уволилась уже через месяц, а еще через полгода мама рассказала мне, что встретила миссис Аррен в больнице, когда забирала результаты анализов Брана. «У Роберта эпилепсия, - вспомнила я слова своей матери. - Это болезнь тяжелая, но не смертельная, если избегать стрессов и волнений. Бедный малыш Робин…»
    Да уж, бедный. Теперь Рамси обеспечит ему достойное обхождение. Как вообще этот малолетний идиот умудрился попасться в лапы Рамси? Ведь его никогда не оставляли одного, даже ни на минуту! Черт бы побрал этих уродских детей и их неосторожных родителей. А я сама? Как же я глупа, как же бестолкова. Как можно было спутать этого чахлого уродца с Браном? Теперь из-за него мне грозит опасность!
    А что, собственно, Рамси хочет со мной сделать?
    Откуда-то слева, прервав мои злобные мысли, послышались гулкие шаги. Я замерла, как мышь, боясь шелохнуться.
    Какая, впрочем, разница, - будто если я стану сидеть тихо, он меня не заметит.
    Тяжелая железная дверь со скрипом распахнулась.
    - О, ты проснулась, - проговорил Рамси, проходя мимо меня к своему тяжелому столу и сосредоточенно роясь среди многочисленных бумаг. – Долго же ты провалялась, я, честно говоря, даже боялся немного. Думал уже, что убил тебя. К счастью, ты оказалась крепче, чем я думал.
    - К счастью для кого? – выдавила я, с трудом шевеля растрескавшимися, кровоточащими губами.
    Он встал надо мной, с иронией окидывая меня своими белыми глазами.
    - Для меня, конечно. – Он наклонился чуть ближе. – Представляю, как тебе сейчас хреново. Мало что по башке вчера хорошо получила, так еще вдобавок ко всему первое в жизни похмелье. – Он засмеялся. – Придется потерпеть немножко, и пройдет.
    - Я хочу пить. Принеси мне воды, - попросила я.
    Он нахмурился.
    - А еще чего тебе принести? Ты попутала что-то, командовать будешь где-нибудь в другом месте, поняла?
    - Что… что ты собираешься со мной делать?
    - Увидишь, - пообещал он, - только потерпи немного, хорошо?
    Он вышел, оставив меня одну.
    Вернее, с больным ребенком.
    Но это все равно, что одну.

    И вот теперь я валяюсь на этом холодном бетонном полу без всякой надежды на спасение, ощущая на коже ледяное дыхание смерти. Я всегда была идеальной, но теперь я понимаю, что все мои манеры, все мысли и поступки, все это было ложью. Перед лицом смерти я могу с полной уверенностью признаться самой себе, что я всегда любила Робба больше всех и ненавидела его не менее сильно за эту сучку Джейни, а за то, что она увела его из семьи. Я желала ей смерти, ночами я проклинала ее в подушку. Я ненавидела Джона за то, что он не преклоняет передо мной своих ублюдочных коленей, но больше за то, что он претендует на часть души моего любимого брата. Я ненавидела Арью за то, что ей прощали все ее дурацкие выходки.
    Хуже того, мне нравились приставания Теона и мне льстило собачье выражение лица Сандора в тот день, когда Теон увозил меня на своей машине, как теперь выясняется, - навстречу смерти. Но теперь я одна, и никто из них не придет мне на выручку. Робб мертв, Теон ненавидит меня, Джону наплевать, а Сандор не сможет отыскать меня так быстро.
    Из-за этого эпилептика Роберта я умру такой молодой и красивой, наверняка после того, как Рамси изнасилует меня тысячу раз или сделает еще что похуже.

    Но я еще могу бороться. Могу и буду. Ради Робба.
    Или умру и воссоединюсь с ним.

    Я прикусила губу до крови.

     
  6. Rita-iz-Kliri

    Rita-iz-Kliri Оруженосец

    Ура! А дальше-дальше?:)
     
  7. HaligSweord

    HaligSweord Оруженосец

    Shiuvan, потрясающе! Я с теми, кто с нетерпением ждет продолжения:)
     
  8. Shiuvan

    Shiuvan Знаменосец

    Я стараюсь :3
     
  9. HaligSweord

    HaligSweord Оруженосец

    Мы знаем:) Но мы фанаты, как наркоманы, хотим еще дозу))))
     
  10. Rita-iz-Kliri

    Rita-iz-Kliri Оруженосец

    Здорово. Честное слово, здорово. Триллер просто. Надеюсь только, что Пилы не будет?:D
    Меня захватило. С нетерпением жду продолжения!
     
    Леди Яна и Shiuvan нравится это.
  11. Stregoika

    Stregoika Знаменосец

    Заставило вспомнить "Девушку с татуировкой дракона")
    Один вопрос - Рамси ее с самого начала чем-то накурил? :D
     
    Леди Яна, Верная клятве и Redhat нравится это.
  12. Shiuvan

    Shiuvan Знаменосец

    А я не смотрела девушку с татуировкой дракона :eek:
    Надеюсь, дальше не будет похоже, если что :3
     
    Леди Яна нравится это.
  13. Stregoika

    Stregoika Знаменосец

    По атмосфере. В американской версии там еще такой маньячина плюшевый был))
     
  14. Rita-iz-Kliri

    Rita-iz-Kliri Оруженосец

    А Санса-то по характеру достаточно злобненькой получается;)
     
    Леди Яна нравится это.
  15. Redhat

    Redhat Ленный рыцарь

    Ы-ы-ы, РамсиСан не состоялся! :cry: Сцена с подвалом отчасти напомнила аналогичную в "Девушке с татуировкой дракона", да и приемы у Рамси несколько схожи с теми, которые использовал Мартин Вангер.
    Жутко-то как, пробрало!..
     
  16. Shiuvan

    Shiuvan Знаменосец

    Эх, ничто не ново под луною :)
     
    Леди Яна нравится это.
  17. Redhat

    Redhat Ленный рыцарь

    Shiuvan, нет, ну просто подвал настолько точно передает "коварную тьму подсознания и инстинктов" в "человеческом доме", что очень часто становится местом каких-нибудь зловещих событий. Рамси, собака, харизматик! Хотелось бы почитать какой-нибудь АУ-пейринг с ним в вашем исполнении. :rolleyes:
     
    Леди Яна и Shiuvan нравится это.
  18. Shiuvan

    Shiuvan Знаменосец

    Обязательно оформлю что-нибудь :)
    Это точно :meow:
    Я подсознательно ориентировалась больше на канон - "Молчание ягнят" и старательно пыталась обойти знаковые моменты, но без подвала никак не обойтись :3
     
    Redhat нравится это.
  19. Stregoika

    Stregoika Знаменосец

    +1 это уже какая-то Серсея получается :D

    :fools:
    Хотя у меня было легкое ощущение, что скоро будет NC-стольконеживут:D
    А будет?:fools:

    Насчет пейринга с Рамси... *шепотом* Обару надо. Обара его научит родину любить, женщин уважать, отжиматься и бегать быстро-быстро.
     
    Леди Яна, Rhaenys и Redhat нравится это.
  20. Shiuvan

    Shiuvan Знаменосец

    не подскажете, что это за аббревиатура такая? :)