Гет Фанфик: Он называет тебя пташкой

Jar_War

Скиталец
Gerda Спасибо Вам большое за этот труд.
Даже рада, что нашла фанфик только сейчас и не попала в перерыв.
Затмевает многие работы!
 

Gerda

Ленный рыцарь
Gerda Спасибо Вам большое за этот труд.
Даже рада, что нашла фанфик только сейчас и не попала в перерыв.
Затмевает многие работы!
большое вам спасибо ) счастлива слышать. буду помаленьку писать продолжение )
 

Gerda

Ленный рыцарь
Глава XXXII. Санса Старк

…Она прижималась головой к груди Немого, ощущая, как ровно бьется его сердце. Слишком спокойно и мерно, учитывая разворачивающиеся события. В паузе между каждым умиротворяющим толчком с удивительной ритмичностью поднимался и опускался тяжелый меч Скачущей Горы. Санса словно раздвоилась – одна часть внимала ритмичному постукиванию, другая слышала глухие удары, обрывающиеся мерзким шмяканьем под аккомпанемент диких воплей. Санса отрешенно воспринимала эти звуки, словно происходило все, что происходит в другом мире. Так было удобнее. Она разместилась в объятиях Немого, прислонившегося спиной к влажному дереву, а кровь медленной змейкой стекала вниз по ее ноге…
…Санса собирала осколки самоуважения в обществе Немого. Она старалась рукой утереть слезы, которые лились сплошным потоком с момента исчезновения Горы. Воин широкими шагами удалился в лес, но его страшное лицо стояло перед глазами до сих пор. Ее пугала не его ярость или безумие, нет. К этому она была готова после жуткого рассказа Пса. Она не была готова к тому , что в глазах Григора Клигана останется мало человеческого. И ночью должно случиться непоправимое. Впрочем, взгляд Григора Клигана ни на что не намекал. Его глаза были пугающе пустыми, подобно зеркалам, которые не заполнятся, если им нечего отражать. Даже заплаканное покрасневшее лицо пленницы плавало в море бесстрастия. Лицо Горы походило на чистый лист – никаких эмоций. Но это ничего не значило, как уже начала понимать Санса. Григору Клигану не обязательно испытывать эмоции для того чтобы действовать в соответствии с принятыми решениями. Это Джоффри унижал и истязал Сансу ради удовольствия и для того чтобы почувствовать себя всемогущим и значимым. Но не Григор Клиган. Не Григор Клиган. Он не интересовался чужими мнениями и не искал себе признания, когда делал то, что он делал.
Санса шмыгнула носом. Опустошенная и жалкая. Слишком опустошенной она себя ощущала, для того чтобы в полной мере прочувствовать угрозу. Разумом она прекрасно понимала, что этой ночью произойдет непоправимое. Вот только что-то в ее ориентирах сместилось после унизительного спектакля, и она уже не считала это самым худшим. В сущности, Санса отстраненно думала, что заслужила то, что неизбежно случится. Не то чтобы она желала этого, но подсознательная тяга влекла к наказанию, к расплате за проступок, с тем, чтобы очистить душу. Ведь наказание очищает. Почувствуй свою вину, пострадай за нее и душа твоя очистится от грязи. Да, она была грязной. Григор Клиган пришел в благородный гнев, как бы ни смешно это звучало, но он был прав. Не во всем, нет. Санса еще не дошла до такой степени сумасшествия, чтобы верить всему, что скажет тюремщик. Она не ощущала себя виноватой в том, что страстно желала сбежать. Все птицы рвутся из клетки, даже если их кормят и окружают роскошью. Даже пташки вроде нее. Пташки… Из горла вырвалось глупое хихиканье, перемежающееся со всхлипыванием и икотой. Она ощущала себя безнадежной дурой, совершившей еще одну ошибку из числа тех, что умные люди вроде королевы не совершают. Она запятнала себя не попыткой как-то сбежать, ведь не давала клятв сиру Клигану как супругу или сюзерену. Нет, она просто забыла о том, что делает это все с живым человеком. Славным человеком, не причинившим ей вреда. Слушавшим ее, проявляющим искреннюю доброту. Не сравнял ли ее такой поступок с лицемерами и подлецами из Королевской Гавани?
Санса еще раз бессмысленно провела рукой по влажной щеке, кожа под пальцами была шершавой и мокрой. Бесполезно…. Лицо оставалось неприятно раздраженным и мокрым, а пальцы лишь усиливали неприязненные ощущения. Неожиданно на девушку упала тень и она вздрогнула. Немой…. Ей не хотелось покидать царство уюта и погруженности в собственное горе, поэтому она склонила голову как кающаяся грешница. Пусть он просто уйдет. Пусть все уйдут. Глупая бестолковая пташка просто превратится в статую скорби в этом лесу. Сольется с деревьями и дождем в вечной гармонии. Здесь будет хорошо, в этой глуши. Никаких людей. Никаких проблем. Опуститься на землю, слиться с ней и ждать, когда через ее тело прорастут травы и подснежники. Но ее план видимо не устраивал кого-то в этом мироздании, потому что тень все еще нависала над ней, а потом рука Немого мимолетно коснулась подбородка Сансы и приподняла ее лицо. Он протягивал ей носовой платок. Чистый носовой платок, дикий и нелепый в этих дебрях и при таких обстоятельствах.
- Спасибо, - просто сказала Санса.
Извиняться было бы нелепо и она безмолвно смотрела на протянутую руку, прежде чем забрать платок. Их пальцы соприкоснулись. Санса вскинула голову, чтобы посмотреть ему в глаза. Не хотелось, чтобы Григор Клиган был полностью прав на ее счет. Она не настолько жалкая. Может посмотреть в лицо человека, с которым так поступила. Да, леди Старк способна отвечать за свои поступки и признавать неправоту.
- Я… - начала было Санса, но Немой как-то подобрался, и резко покачав головой, сделал шаг назад.
Губы Сансы дрогнули и побледнели. Неужели Немой даже слушать ее не хочет, так ему противно? Но она ошиблась и почти с облегчением поняла это, когда из леса появились они.
Неопрятная ватага незнакомцев с весьма неприятными физиономиями… Они были облачены в дурные не подогнанные доспехи и вооружены дрянным оружием, что заметила даже леди Старк, которая так часто видела братьев и людей отца, пользующихся мечами, выкованными замковым оружейником. Все рыцари и благородные лорды пользуются услугами оружейников. Оружейники создают произведения искусства – великолепные доспехи, благодаря которым узнаются их владельцы. Они же куют великие мечи, обладающие собственными именами, которые попадают в баллады наряду с именами их рыцарей. Разбойники ничем таким не обладают. Они отнимают оружие у своих жертв или крадут, опасаясь нападать на доблестных рыцарей и сильных лордов. Да, разбойники не станут связываться с хорошо вооруженным отрядом. Их жертвы такие путники как Григор Клиган в обществе Сансы и слуги. Путешествуя с самым безумным злодеем Семи Королевств Санса думать забыла о такой опасности, а стоило бы помнить, ведь предводитель уставился на нее буравящим взглядом и гнусавым голосом заговорил о предстоящей веселой ночке. Немому он предложил убираться, бросив девчонку и имущество, пока цел, иначе ему оттяпают язык. Это замечание вызвало у Сансы истерический смешок. Немой явно был не готов следовать такому совету и вытащил из ножен остро заточенный меч, без страха взирая на шайку. Санса отрешенно подумала, что в одиночку он врядли справится. Наверное, ее должны были всполошить похотливые взоры и глумливые намеки этих мужчин, но перспектива оказаться в постели с Григором Клиганом была куда более весомой, а по сравнению с ним все они казались нелепыми и никчемными карликами, еще большими карликами, чем Тирион Ланнистер.
Впрочем, даже этим карликам она не смогла бы противостоять. Немой схлестнулся в схватке с пятерыми одновременно, а в Сансу вцепился человек, от которого стойко воняло чесноком. Она окаменела, изнемогая от отвращения, стараясь отрешиться и не смотреть на покрытые веснушками лапищи, впившиеся в ее тело чуть ниже груди. Ее раздевали взглядом мужчины, которые не вступили в схватку, чтобы не мешать товарищам. И это было омерзительно. Такого отвращения она не испытывала после слов Григора Клигана. Чтобы отрешиться от почти физической тошноты, Санса наблюдала за Немым. Немой, гибкий и сильный уже успел отправить к богам одного и ранить в плечо другого. Он увернулся от меча, неловко целящегося в бок, пригнулся, всадив лезвие одного из разбойников в пах. Быстрый и юркий, да, он же бывший учитель фехтования… Может быть… Может быть он сможет одолеть большую часть плохо обученных разбойников, вчерашних пахарей и мельников… Может быть… Санса затаив дыхание наблюдала за ним, забыв обо всем. А потом появился великан.
Мрачная фигура Григора Клигана бесшумно выплыла из леса, вспарывая пространство. Санса даже успела злорадно отметить на безобразных лицах разбойников изумление и страх. Человеком ли он был или созданием тьмы? Огромный как медведь, вставший на задние лапы, он появился, словно из ниоткуда… Лицо Григора было до странности умиротворенным, лишь на лице играла странная улыбка, а в руке он держал огромный меч, сжимая его как обычный кинжал. В схватку он вступил тут же, обрушив на голову одного из разбойников тяжелый кулак, после чего тот бесшумно рухнул к ногам знаменитого воина. Заметив нового противника, разбойники не занятые дракой, подались к Григору Клигану, лишь один удерживал Сансу Старк в руках…
…Санса выдохнула, когда Гора резко взмахнул мечом. В темноте она различала далеко не все из того, что он творил, но дикий вой полный отчаяния и несказанной муки свидетельствовал о том, что ничего хорошего. Немой сидел спокойный и бестрепетный, крепко прижимая ее к себе. После того как один из разбойников попытался сбежать вместе с пленницей, именно слуга пустился за ними в погоню, всадив мужику кинжал под лопатку. Тот не умер. Григор Клиган вернулся за ним впоследствии. Скачущая Гора как оказалось, вообще никого из них не убил. Ранил, отправил в беспамятство, но оставил в живых. Потом уже рыцарь стащил всех в одну кучу, поближе друг к другу. И приступил к работе. Санса не сразу поняла, что происходит, осознала лишь после того как Немой попытался ее увести в лес, но она не захотела уходить. После того как отвратительный жирный боров попытался ее утащить в чащу, не смотря на сопротивление, Санса вовсе не хотела никуда уходить от человека, который принес спасение своим приходом. Когда она осознала, что это действительно веселая ночка, но не для шайки, было поздно отступать. И она отрешилась от происходящего, вслушиваясь в биение сердца Немого.
Григор Клиган выплескивал свою боль и гнев на провинившихся разбойников. Вопли муки огласили чащу. Где-то вдалеке завыл волк.

Глава XXXIII. Немой

Она заснула у него на руках как ребенок. Удивительно, учитывая все обстоятельства. Немой тихо вздохнул, перебирая рыжие локоны. Где-то по близости бродил хозяин, опьяневший от ощущения чужой крови на руках. Когда затихли все крики и мольбы, звуки ночного леса стали такими явными. Где-то птица порхнула, задев мокрую ветку, и бисером на черную землю посыпались капли. Порывы ветра прошлись по макушкам деревья, взъерошивая их и обрушивая каскад листьев на землю. Маленький хищный зверек высунулся из норы, вдыхая подрагивающим черным носиком аромат бойни. Да… Здесь пахло не битвой, скорее скотобойней. Все потому что Гора расправлялся с разбойниками не как воин, скорее как мясник. Он кромсал и рубил, пока земля не пропиталась кровью, впитывая в себя жизненные силы умирающих. Когда все испустили дух, лес наконец-то обрел покой. Жалобные стоны где-то вдали разбавили идиллию, и Немой скривил губы. Одного из разбойников Гора пустил бродить между деревьев. Но он не был милосердным, нет. Иногда Григору Клигану приходили на ум веселые шутки, и он отпускал на волю пленников с обрубками вместо ног или лишенными глаз. В данном случае где-то в темноте блуждал ослепленный предводитель ватаги с изуродованным лицом и раной в нижней части живота. Да смилуются над ним боги, умрет он довольно скоро.
Санса Старк всхлипнула во сне, прижимаясь гладкой щекой к шее Немого, и он замер, чтобы не разбудить девушку. Бедняжка. Тяжелый у нее выдался вечер. Далеко не каждый мог похвастаться тем, что вызвал у Горы искренний интерес. Она спровоцировала любопытство уже тем фактом, что заинтересовала брата Григора. Отсюда пристальное внимание. Нет, Гора всегда очень тщательно следил за пленниками, проявлял в этом какую-то принципиальность даже. Но в этом конкретном случае у хозяина открылся повышенный интерес. Он не просто следил за тем, чтобы Санса Старк была жива и сыта, не заболела и не умерла по пути. Григор наблюдал за ней, вырывал ее реакции насмешками и не проявлял особой жестокости. И вот неудачная идея леди Старк изменила ситуацию.
Шорох в кустах заставил мужчину вскинуть голову. Он напрягся всем телом. Санса Старк зашевелилась в его руках и что-то сонно пробормотала, щекоча рыжими волосами его лицо. Рука же Немого готовая ко всему легла на кинжал. Но ложная тревога. Это возвращался Григор. Его силуэт возвышался над низкими кустами, теряющими листву. Он, пошатываясь, вышел на открытое место, и некоторое время бездумно смотрел в сторону слуги. Немой внимательно глядел в ответ, не выпуская из рук девушку. В глазах Григора читалась какая-то сытая удовлетворенность вкупе с усталостью человека, который занимался тяжелым физическим трудом. Да, рубить руки и ноги живым людям тоже можно назвать тяжелым трудом. Также Гора весьма походил на удовлетворенного после похода в бордель мужчину.
- Спит? – произнес он, морщась и машинально поглаживая голову.
Кровавый след отпечатался на лбу мужчины. Поутру он непременно помчится смывать с себя грязь, но не сейчас. Сейчас Григор Клиган отправится спать, выпив содержимое половины меха с вином. Так оно бывало во время этих приступов. Можно сказать, Сансе Старк повезло с появлением разбойников. Кто знает, что случилось бы, не появись они? Хозяин очень разгневался из-за маленького наивного плана девочки. Немому могло бы и польстить такое его отношение, да жаль было леди Старк. Она-то убивалась, почувствовав себя невероятной злодейкой. Григор умел вправлять людям мозги. Но он был не совсем справедлив. Просто леди Старк - потерянный отчаявшийся ребенок. Немой не смог бы пойти против хозяина и помочь ей с побегом, нет. Даже если смог бы, не стал бы брать с нее плату, которую она готова была предложить. И все же кое-что он мог. Иногда Немому казалось, что Григор обращается к нему как к собственной совести. Нет, раскаяние Горой никогда не руководило, но вот определенные принципы и чувство справедливости…
«Да», - молчаливый ответ содержался в кивке.
Немой решил перехватить инициативу, задавая вполне логичный и уместный вопрос. Лучше отвлечь Григора от девочки. Так всем им будет спокойнее. Как хозяин ощущает себя теперь? В ответ на вопрос последовала неопределенная гримаса, и воин махнул рукой. Сойдет. Не на грани убийства всех присутствующих в радиусе мили и то славно. Но еще не окончательно хорошо. Да, выплескивая гнев на кого-то, Григор избавлялся от своей боли. Его вспышки ярости провоцировала белая боль. Так он это называл. Так не следует ли лечь спать? Лицо Горы теперь выражало задумчивость, а взгляд устремился на пленницу. Взвешивает, стоит ли разбудить ее и выполнить угрозу притом, что состояние его явно не подходит для игр с бедной девочкой, да и побудка будет выглядеть нелепо. Хозяин не то чтобы похож на человека, готового к играм и постельным подвигам. Да и смешно после угрозы группового изнасилования устраивать подобное. Ребенок уже наказан. Уже напуган. Смысла добивать нет. Да и не злился на нее Немой. Не считал прожженной лицемеркой готовой на все ради достижения своих целей. Наверное, мысли Немого довольно красноречиво отразились в его глазах.
- Но я должен сделать то, что сказал, - с сомнением в голосе сказал Гора, - как же иначе, Немой? Ты не злишься на нее, да?
Воин потянулся к меху с вином, лежащему неподалеку и, открыв, сделал несколько больших глотков. Выглядел он недоуменно. Немой мысленно покачал головой, продолжая перебирать волосы спящей девушки. Хотелось даже засмеяться, но он просто кивнул. Иногда четкая система ориентиров Григора мешала ему понимать, что у других людей может быть как-то по-другому. Хозяин очень не любил светский людей, лицемеров и болтунов. Каким-то странным образом это увязывалось с многолетней связью с королевой, которая олицетворяла подобное общество всем своим существованием. Немой покачал головой. Не злится. А на что тут сердится? Неужели хозяин полагает, что есть пленница, которая не подумала бы о подобном? Делает ли ее это плохой? Нет. Просто девочка отчаялась.
- Немой, проклятье, я сказал, что сделаю, так должен сделать.
Да, конечно. А это будет правильно? Это такое наказание брату? Ну да. На него подействует. Почему бы и не изнасиловать Сансу Старк за то, что Сандор Клиган обратил на нее внимание. Заодно избавить ее от иллюзий и веры в баллады. И королева это одобрит. Можно рассказать в дружеской обстановке за чашей вина, немного изменив историю. Побыла заложницей, значит сравнительно спокойно перенесет. Ведь это доставит хозяину столько удовольствия.
- Немой ну прекрати, - Гора досадливо поморщился, - Не собирался я насиловать девчонку. Просто хотел…
Тут Григор прервался. Видимо и сам-то он не понимал толком, чего хотел. Одно Немой знал. Гора мог быть безжалостным монстром, но у него были свои принципы. Не стал бы он вот так неволить девочку, понимал ведь, что она далека от тех, кого он так презирает. Поэтому слуга и не стал скрывать насмешку. Он не боялся хозяина. Был бесконечно ему предан, подчинялся, но не боялся. Так или иначе, мог повлиять если полагал, что Григор делает то, что не следует делать. Сам же в последствии раскается. Как в случае с Сандором.
- Ладно. Может я не совсем прав, - скривился Гора с видом ребенка, которого уличили в воровстве конфет, - Но она же некрасиво… Ладно. Я понял. Но я же должен…
Немой усмехнулся. Покачал головой. Ну, если это все происходит во имя него… Грех не повлиять на то, что творится. И он красноречиво махнул рукой, предлагая хозяину присоединяться. Лечь рядом с ними. В ответ на задумчивое лицо, Немой передернул плечами. Что уж там. Изнасиловать никогда не поздно. А сейчас им всем пора спать. Головная боль проходит во сне. Это прописная истина. Кризисный момент пережит. Все в порядке. Пусть хозяин поборется с самим собой, это займет какое-то время. Все одно, он ляжет спать. Утро вечера мудренее.
 

Gerda

Ленный рыцарь
Глава 34. Сандор Клиган

Он привязал коней к ближайшему дереву. Собрал хворост и не без труда развел костер. Поймал кролика, снял с него шкурку и начал готовить ужин. Привычные дела отвлекали. Простые обязанности позволяли отрешиться и делать вид будто бы все в порядке. Буднично и спокойно. Конечно, после увиденного трудно было в это поверить, но занятия давали возможность хоть как-то забыться. Девчонка сидела на толстом бревне, нахохлившись и шмыгая носом. До этого они поговорили по душам. Беседа заключалась в том, что Пес угрожающе рычал и тряс ее за плечи, вырывая из нее ответы. Правда, прежде чем Лика начала что-то говорить, пришлось влепить ей пару легких затрещин. Это он не болью ее запугивал, нет. Девчонку нужно было вывести из состояния истерики, когда она рыдала, смеялась и тряслась всем телом. Видимо с трупами она сталкивалась редко, особенно с такими. Ее обязанностью было заводить путников в лес, где их обчищала разбойничья шайка. Результаты их работы девушка явно не видела – куражились над жертвами не при ней. Занималась этим благородным делом она с детских лет. Тогда шайкой верховодил ее папаша, которого потом убили жертвы, оказавшиеся лиходеям не по зубам. После этого атаман шайки сменился и стал им тот тип, который сейчас валялся с окровавленными глазницами башкой в ряске. Судя по непосредственности рассказа, Лика и не находила в своих действиях ничего предосудительного. Хотя выдавила из себя, что Псу она смерти не желала и вообще начала сомневаться в том стоит ли его вести к разбойникам. В эту хрень Сандор, конечно, не поверил. Наверное, боялась за свою шкуру. Глупая.
Пес знал жизнь таких людей. Он примкнул к наемникам, когда из дома сбежал. Братец стал главой рода после «внезапной» смерти отца, который неудачно сходил на охоту и вернулся уже в качестве трупа с копьем, торчащим из живота. Удачно он с Григором съездил на кабана. Пес очень хорошо помнил этот день. Не то чтобы он любил родителя, но был шокирован, когда его принесли на руках, а Григор шел позади с совершенно бесстрастным лицом. Взгляды братьев встретились, и Гора немного улыбнулся, как будто напоминал о каком-то секрете, известном только им двоим. Связывал их всего один секрет и красовался он на обожженной морде Пса. Папаша видимо постыдился говорить людям, что старший сын съехал с катушек, набросился на младшего и изувечил. Вместо этого он придумал сказочку о пожаре. Заодно у него поубавилось нежных чувств – перестал таскать Сандора на собрания, чему-то учить и проводить с ним уйму времени, как прежде. Так что его смерти Пес не очень огорчился, зато после улыбки Горы понял, что ему нужно срочно делать ноги. Дождался ночи, собрал вещи и ушел с рассветом. Ушел налегке – захватил немного денег и котомку еды. Главным достоянием Пса был меч и доспехи. Помнит до сих пор, как боялся тогда, что братец пустится в погоню. Не из-за денег украденных, нет. Вдруг Гора принципиально решил бы, что побег брата – дело чести и нужно его вернуть? Оставаться под одной крышей с психованным палачом Пес не хотел. Путь он держал к Ланниспорту, где мог поступить на службу к их сюзерену и ничего бы Гора не смог с этим сделать. Деньги, правда, быстро закончились, как и еда. Так вот и получилось, что он примкнул к наемникам. Путь в их обществе стал более долгим, но путешествовать в одиночку было небезопасно. Пришлось разделять с ними жизнь, включая и случаи грабежей. Они грабили нерегулярно – не хотели предстать перед судом безумного короля. Уже тогда Пес быстро понял, что его не прельщает такая деятельность. Он предпочитал зарабатывать свой хлеб честно. Но нет, он не порицал этих людей. Кто же виноват, что в королевстве так дерьмово все обстоит, что мирные люди бросают честный труд и ударяются в разбой? Далеко же не все были прожженными негодяями. Многие пришли из деревень, где жрать было нечего. Другие оказались в шайках благодаря нечестным сборщикам налогов, ростовщикам и прочей шушере. Так что, нет, Сандор их не порицал.
- Ужин готов, - сказал Пес, доставая из дорожной сумки мех с вином.
После того разговора он успел подумать о том, что делать с девчонкой. Можно бросить и ехать дальше одному. Но это рискованно. Или убить. Но за что? Ей такую жизнь с детства устроили. Да и наказана она так, что мало не покажется. Пес не удивился бы узнав, что она весело плясала, отмечала праздники и обращалась за помощью к людям, которые в лесной чаще грабили и насиловали чужих. Для нее, наверное, друзья лучшие умерли. Григор, Григор…
- Не хочу, - бесцветным тоном сказала она.
- Будешь, - коротко сказал Пес, - Мне все еще нужен проводник, а голодный проводник – дерьмовый проводник.
- Да зачем все это теперь? – вскинулась она, - Они мертвы. Все мертвы. Кто же это сделал? Люди короля? Нет… Обычные люди на такое не способны… Но как… Они же могли за себя постоять…. Самые лучшие парни там были. Сильные… Они бы смогли защитить себя против кого угодно…
- Не против него, - пресек девчонку Пес, усмехнувшись ее наивности.
- Так ты знаешь, кто это был?! – глаза Лики разгорелись, - И в смысле… Их же было много…. Их что перебил один человек? Да и разве перебил? Мы же нашли только…
- Не сомневаюсь, что перебил, - Сандор фыркнул, делая глоток вина и качая головой.
Оставалось надеяться на то, что вспышка ярости утолила голод Горы. Такая неслыханная жестокость… Он же не всегда устраивал этакие спектакли. Все-таки бывал в походах или при дворе, не убивая и не истязая окружающих. Есть шанс, что Григор отвел душу на разбойниках, а пташку оставил целой. Да и как бы он ее вез бы покалеченной? Все-таки девицы если их пытают и насилуют рассудок теряют и становятся обузой. Да… Об этом Пес раньше не подумал. Но он раньше и не размышлял о степени разумности братца. Оставалось надеяться, что он не зря ищет логику в поступках Горы и тот руководствуется разумом, а не импульсами безумца.
- Так кто это? Скажи мне, - она пялилась на Пса со странно знакомым выражением на лице.
Так она же напоминает Арью Старк… То же ослиное упрямство на лице, плотно сжатые губы, сверкающие глаза… И это мальчишеское поведение, тяга к оружию… Только воспитание другое и есть право вести себя как паренек.
- Это мой брат, - Сандор усмехнулся, - Григор. Видимо твои друзья решили на него напасть, и он оскорбился в лучших чувствах. Рыцарь как никак. Надо полагать, он считает, что грабить позволено только по приказу короля. По крайней мере его самого.
- Твой брат? – изумление растеклось по лицу Лики, тело ее внезапно напряглось, и она подалась назад, как будто Пес выхватил меч и начал размахивать перед ее лицом.
- О, не бойся. Будь я таким же как он, ты бы уже была мертва. Хотя нет, - Сандор усмехнулся, - Григор бы быстро тебя не убил на моем месте. Не зря называют Бешеным Псом Тайвина Ланнистера. Ты не слыхала, о нем? Тебе повезло.
- Ты едешь к брату? – затаив дыхание спросила она, расслабившись, но не отрывая от Пса горящего взора.
- Ну, можно и так сказать, - Сандор пожал плечами, разрезая хорошо прожарившуюся тушку кинжалом, словно приспособленной для кулинарии, - Я еду сразиться с братцем. Мы давно уже хотим друг друга убить. Случая не представлялось.
Пес впился зубами в сочное мясо. В замке готовили лучше, конечно. Всякие там специи из-за Узкого моря, соусы и подливы. Не говоря уже о соли. Но итак вкусно. Его стряпню и наемники любили. Руки Сандора хорошо были приспособлены к этому делу. Ну а как иначе? Не бабу же за собой таскать в походы. Сандор усмехнулся, взглянув на Лику. Вот такую девицу врядли заставишь встать и приготовить мужчине что-то. Впрочем, пташку тоже. Хотя пташка не для этого создана.
- В общем, я хочу срезать путь и обогнать его, - сказал Сандор, - Пересечем топи и можешь валить обратно домой.
- Нет, - коротко сказала она.
Пес вскинул голову. Вот ведь упрямая девка! Ей хватило наглости вести его к разбойникам и после уверять, что она не желала ему смерти, а проводить тем самым подтвердив свои слова, она не хотела.
- В смысле… я с тобой и дальше поеду, - сказала Лика.
- Что?!
- Ну… тебе ведь не помешает человек, который тоже хочет убить твоего брата?
- Не смеши. Во-первых, мне помощники не нужны. Во-вторых, ты его не видела. Великанов представляешь себе? Он как будто наполовину великан.
- Плевать. Не могу вернуться домой, не поквитавшись.
- Мне не нужна никчемная плаксивая девчонка в пути. То есть, в будущем еще и мертвая девчонка.
- А я не буду плакать. И готовить буду. И постель тебе застилать. Вот Мартин всегда меня хвалил за то, как я ему ее стелила постель. Говорил, что спится слаще, чем после бурдюка вина.
- Какая к Иным постель? Мы в лесу.
- Ну…я тебе еловые лапы постелю.
- Нет.
- Да. По другому я не стану тебя провожать. А ты торопишься. Я же вижу, что торопишься.
- Ты безумная девчонка. Григор тебя убьет.
- Или я его. А выбора у тебя по-прежнему нет.
- Ладно. Хрен с тобой. Будешь подыхать – я заступаться не стану.
- Вот и славно. А ты знал, что кролик куда вкуснее вон с той травкой желтоватой? В следующий раз…
 

tea

Межевой рыцарь
Знаете, меня давно зацепила ваша работа, и я очень расстраивалась, что так долго нет продолжения. Спасибо, что вы снова стали ее публиковать, это здорово. Вы же не станете возражать, если я попытаюсь высказать мысли, которые у меня появились во время прочтения? Что-то мне очень понравилось, а с чем-то захотелось поспорить, но ведь неинтересные произведения желания спорить не вызывают. И вообще желания высказаться. А если вам случится прочесть мою работу, говорите говорите честно, что вздумается, и ругайте ее, сколько хотите.
У вас получились замечательные Санса и Пес. Особенно Пес. Жесткий, сильный, со всеми свойственными ему метаниями и растерянностью, но без соплей и в то же время без нарочитой и навязчивой брутальности, которой его зачем-то наделяют многие авторы. Это Пес благородных кровей. Сансе в фанфиках везет еще меньше, чем Сандору, ее норовят сделать либо несчастной-несчастной, либо - невесть с чего - завзятой интриганкой не хуже Серсеи. У вас она живая девочка, которая очень естественно боится и понемногу взрослеет. Очень правдоподобный образ и очень привлекательный.
Что же касается старшего Клигана, то у меня к нему отношение, пожалуй, неоднозначное. Хорошо, что он не дебил и не бездушная машина для убийства, каким его часто видят. Хорошо, что в нем, как и в Сандоре, есть рыцарская стать. То, что мне не понравилось, в сущности, только мое субъективное мнение и сплошная вкусовщина. Даже не то чтобы не понравилось, просто лично мне, как читателю, было трудно с этим смириться. Ваш Гора слишком человечен. Здорово, что вы заставляете его взаимодействовать с другими и раскрываться в этом взаимодействии, а не только убивать направо и налево. Но у Мартина главная черта этого персонажа - полное отсутствие нормальных человеческих чувств вроде страха и жалости, эмоциональная тупость при вполне сохранном интеллекте. Именно это, как ни странно, придает его образу притягательность. Он чудовище, и этим все сказано. Его образ можно облагородить, но по-моему, не стоит очеловечивать. К тому же было бы интересно заставить Сансу взаимодействовать именно с чудовищем. "Добрый" Гора это явная фора.
Но повторюсь: все это лишь мое мнение. А вообще работа замечательная. Очень интересно узнать, что будет дальше.
 

Alinka

Межевой рыцарь
Я тоже очень долго ждала продолжения. И если честно, начало новой главы меня смутило. Будто я что-то пропустила до... но потом все встало на свои места. Люблю здешних Ваших персонажей и как Вы пишете. Особенно в последних частях отмечу - взаимодействие и общение Григора и Немого; то, как Сандор сравнивает Лику с Арьей (я прям в предвкушении их такого дуэта). Но, кмк, вся история идет не к сансану простите Семеро а к дркгим взаимоотношениям. И я не имею в виду что-то до жути "сансановское романтичное". Просто мне кажется, что "пары", сложившиеся сейчас, такими и останутся почти до конца фанфа. Это не плохо, я то сансанщик :cry::D Так хочется геройского экшОна в битве за прекрасную даму:oh:
надеюсь, этим в результате Вы нас порадуете. И очень надеюсь, что после столь долгого перерыва - не наступит новый. Спасибо!
 

Gerda

Ленный рыцарь
Знаете, меня давно зацепила ваша работа, и я очень расстраивалась, что так долго нет продолжения. Спасибо, что вы снова стали ее публиковать, это здорово. Вы же не станете возражать, если я попытаюсь высказать мысли, которые у меня появились во время прочтения? Что-то мне очень понравилось, а с чем-то захотелось поспорить, но ведь неинтересные произведения желания спорить не вызывают. И вообще желания высказаться. А если вам случится прочесть мою работу, говорите говорите честно, что вздумается, и ругайте ее, сколько хотите.
У вас получились замечательные Санса и Пес. Особенно Пес. Жесткий, сильный, со всеми свойственными ему метаниями и растерянностью, но без соплей и в то же время без нарочитой и навязчивой брутальности, которой его зачем-то наделяют многие авторы. Это Пес благородных кровей. Сансе в фанфиках везет еще меньше, чем Сандору, ее норовят сделать либо несчастной-несчастной, либо - невесть с чего - завзятой интриганкой не хуже Серсеи. У вас она живая девочка, которая очень естественно боится и понемногу взрослеет. Очень правдоподобный образ и очень привлекательный.
Что же касается старшего Клигана, то у меня к нему отношение, пожалуй, неоднозначное. Хорошо, что он не дебил и не бездушная машина для убийства, каким его часто видят. Хорошо, что в нем, как и в Сандоре, есть рыцарская стать. То, что мне не понравилось, в сущности, только мое субъективное мнение и сплошная вкусовщина. Даже не то чтобы не понравилось, просто лично мне, как читателю, было трудно с этим смириться. Ваш Гора слишком человечен. Здорово, что вы заставляете его взаимодействовать с другими и раскрываться в этом взаимодействии, а не только убивать направо и налево. Но у Мартина главная черта этого персонажа - полное отсутствие нормальных человеческих чувств вроде страха и жалости, эмоциональная тупость при вполне сохранном интеллекте. Именно это, как ни странно, придает его образу притягательность. Он чудовище, и этим все сказано. Его образ можно облагородить, но по-моему, не стоит очеловечивать. К тому же было бы интересно заставить Сансу взаимодействовать именно с чудовищем. "Добрый" Гора это явная фора.
Но повторюсь: все это лишь мое мнение. А вообще работа замечательная. Очень интересно узнать, что будет дальше.
Спасибо большое за такой длинный и подробный отзыв! Я очень рада, когда так подробно прописывают свое мнение и спорные моменты дают возможность лучше увидеть со стороны )
Если говорить сразу о спорном... Я образ Григора давно отыгрывала на ролевых и в принципе да, отошла от канона в этом аспекте. Он в фанфике такой, каким я его отыгрывала. В рамках фанфика я его..очеловечиваю потому что если он будет чудовищем, Санса никак не будет развиваться, скорее даже деградирует. По идее он бы ее должен был изнасиловать сейчас, но это ее бы сломало и она бы стала послушной куклой без нормального взаимодействия. В принципе что угодно, что мог бы придумать Гора по дороге с Сансой, будь он чудовищем, помешало бы ей занимать хоть чуточку более активную роль (вроде попытки побега с Немым), а делать ее совсем пассивной так скучно... По крайней мере я не вижу по-другому отношения с каноничным Горой. Может быть я что-то упускаю. А вы что думаете на этот счет?
А по поводу Сансы и Пса очень приятно слышать, что мне удались персонажи ) Санса вообще очень многообещающий образ. Ее можно развить как угодно и свести почти с кем угодно (по крайней мере по моему опыту игр с этим персонажем))
 
  • Мне нравится
Реакции: tea

Gerda

Ленный рыцарь
Я тоже очень долго ждала продолжения. И если честно, начало новой главы меня смутило. Будто я что-то пропустила до... но потом все встало на свои места. Люблю здешних Ваших персонажей и как Вы пишете. Особенно в последних частях отмечу - взаимодействие и общение Григора и Немого; то, как Сандор сравнивает Лику с Арьей (я прям в предвкушении их такого дуэта). Но, кмк, вся история идет не к сансану простите Семеро а к дркгим взаимоотношениям. И я не имею в виду что-то до жути "сансановское романтичное". Просто мне кажется, что "пары", сложившиеся сейчас, такими и останутся почти до конца фанфа. Это не плохо, я то сансанщик :cry::D Так хочется геройского экшОна в битве за прекрасную даму:oh:
надеюсь, этим в результате Вы нас порадуете. И очень надеюсь, что после столь долгого перерыва - не наступит новый. Спасибо!
Так приятно, что у меня остались читатели, готовые ждать ) Извините за задержку. И навалилось многое и ступор был. Ощущение творческого тупика. Очень приятно, что вам по душе то, что я пишу )
Я если честно сама не знаю, к чему все придет. Но вот битву Горы с Псом из-за Сансы я пока не представляю ) Хотя со скоростью событий в фанфике Гора еще и влюбиться главе на 50-ой )
Постараюсь как можно скорее порадовать продолжением )
 
  • Мне нравится
Реакции: tea

tea

Межевой рыцарь
По крайней мере я не вижу по-другому отношения с каноничным Горой. Может быть я что-то упускаю. А вы что думаете на этот счет?
Думаю, что вы правы. Столкновение с каноничным Горой Сансу и вправду сломало бы. У тех, кто попался на его пути, вряд ли может быть какая-то дальнейшая история. Правда, я в своей работе пытаюсь разрешить вопрос взаимодействия "реального" Клигана с хрупкой и беззащитной героиней, которая, по моему замыслу, должна обратить его чудовищные свойства себе на пользу, но, откровенно говоря, до практической реализации этого замысла мне еще писать и писать. Кроме того, моя героиня не Санса, а взрослая девушка, давно утратившая иллюзии.
 

Gerda

Ленный рыцарь
Думаю, что вы правы. Столкновение с каноничным Горой Сансу и вправду сломало бы. У тех, кто попался на его пути, вряд ли может быть какая-то дальнейшая история. Правда, я в своей работе пытаюсь разрешить вопрос взаимодействия "реального" Клигана с хрупкой и беззащитной героиней, которая, по моему замыслу, должна обратить его чудовищные свойства себе на пользу, но, откровенно говоря, до практической реализации этого замысла мне еще писать и писать. Кроме того, моя героиня не Санса, а взрослая девушка, давно утратившая иллюзии.
я вам лучше в лс напишу ) по поводу вашей работе
 

Gerda

Ленный рыцарь
Глава 35. Григор Клиган.

Григор пробудился и настороженно прислушался к ощущениям. Во сне воин отрешался от боли, забывался, но агония маячила где-то рядом. Пугающая, беспощадная, разламывающая череп изнутри, кипятящая мозги, раскаляющая глаза в попытках их выдавить. О, эта стерва издевалась изощрённей лучшего палача, но отступала в сторону, когда Гора погружался в тяжёлый сон. Он уходил в царство грёз, но грань отделявшая блаженное забытье от страданий была слишком тонкой. Он никогда не уходил от этого полностью, поэтому просыпаясь сразу же вспоминал о беспощадном враге, который отступал в тёмное время суток, но мог прятаться поблизости в ожидании утра. Поджидать за кустом, чтобы ударом стального кулака по затылку начать всё сначала.

Воин приоткрыл глаза и сквозь узкую щель увидел серое близкое небо. Уже рассвело. Дождь тихо накрапывал, листва шелестела, обнажая деревья, птицы стенали, прячась от холодной воды, падающей с небес. Аромат горького дыма и медленно тлеющей еловой лапы щекотал ноздри. Тёплое тело свернулось клубочком, прижимаясь к воину боком. Привычные походные условия, спокойная реакция на звуки, запахи и ощущения. Белая боль отступила. Он чувствовал себя значительно лучше, но голову заполнял сизый туман. Впрочем, это было ничто по сравнению с гвоздями, которые вчера вбивались в череп через уши. Кризис миновал. Достаточно быстро, благодаря удачно подвернувшейся шайке.

Разбойники! Гора вспомнил о сладком пиршестве криков, мучений и крови. Когда он выплёскивал свою боль вместе со злостью, голову немного отпускало. Воин рывком приподнялся, проверяя правда ли ушёл коварный враг ушёл. Девчонка, прижимающаяся к нему боком завозилась в поисках уходящего тепла, но не проснулась. Ночью Немой заботливо укрыл её своим тёплым шерстяным плащом. Огоньки рыжих волос обрамляли бледное благородное лицо, высокая грудь порывисто поднималась и опускалась. Ну прям блин принцесса, которая снизошла до походного ложа простого вояки, но забыла вытребовать символический меч. Григор уставился на девчонку. К нему стремительно возвращались воспоминания. Да, трудный денёк выдался вчера!

Немой сразу заметил, что хозяин проснулся. Он давно сопровождал Гору, успел изучить все его повадки. Например знал, что не нужно лезть к Григору по утрам, особенно после его приступов. Казалось бы, простой и очевидный факт, но находились опрометчивые глупцы, которые этого не понимали. Григору нужно было время, чтобы раскачаться, осознать, что жестокая пытка отступила. Мигрени жестоко муштровали Гору. Они требовали играть по правилам, а если Григор не соблюдал их, то расплачивался жуткими страданиями. Во время головных болей Гора мог прийти в ярость, если ему на голову опускался лист или рядом щебетала птичка. Да просто это долбаный лист и поганая пичуга в сотни раз усиливали боль. Любой раздражитель доводил страдающего до безумия. Конечно, когда белая боль завладевала телом огромного воина, он мог сотворить всё что угодно.

Судя по всему, хозяину стало легче. Немой определил это по паре признаков — замутнённые глаза вновь стали ясными и зоркими, воин уже не хватался за голову в попытках выдавить боль и не подавлял горестный вой из-за слишком яркого света. Ситуация налаживалась. Пора приступать к обязанностям. Пока Григор Клиган приходил в себя, вдыхая воздух полной грудью, Немой неподвижно сидел на полене возле костра, подкидывая хворост. Казалось, он полностью погружён бесхитростными действиями - подхватывал палки и щепки, собранные в большую кучу и меланхолично кормил жадное пламя. Медиец был полностью поглощён своим занятием. Для того, чтобы подогреть хозяину вино нужно яркое и жаркое пламя.

Гора посмотрел на него долгим взглядом. Предусмотрительный слуга одно из лучших изобретений человечества. К сожалению таких как Немой очень мало. Верный, заботливый, любящий тебя слуга, который не обворовывает и умеет работать мозгами! Единственным недостатком было устойчивое желание спасти Гору ценой собственной жизнью. Вот такое Григор не поощрял. Пожалуй… Пожалуй, Немой был единственный настоящим другом.

- Как хорошо, что подвернулись те * чудак *и, - говорить «доброе утро» в обыкновения Горы не входило.

Немой усмехнулся, наблюдая за хозяином умными, по-собачьи верными глазами. В его взгляде читалось что-то новое. Хитринка, которая Григора всегда раздражала. Немой всем своим видом говорил «я кое-что знаю насчёт хозяина, чего он сам не понимает, поэтому сижу сейчас с очень умным видом».

- Да пошёл ты, Немой! - возмутился Гора, - Не нужно меня провоцировать!

Он живо вспомнил, как слуга уложил его спать рядом с Сансой Старк, отговорив от великого начинания. То есть как великого… Лишить чести девчонку не то чтобы сравнилось бы со взятием Королевской Гавани.

- Я не хотел терпеть визг и писк, башка разламывалась! - буркнул он, - Не думай, что ты меня переубедил! И не ухмыляйся, лучше собери долбаный хворост.

Немой красноречиво кивнул в сторону огромной охапки. Григор насупился и потребовал своё вино. Он мирно пил любимый напиток. Даже в такой обстановке Немой соблюдал идеальные пропорции вина, воды и специй. Обычно он добавлял множество специй, раздражающих нёбо и соблазняющих одним только ароматом. Ещё Немой клал в напиток пару ложек мёда, чтобы разбавить горьковатые и терпкие нотки. Мёда у них с собой не было, но Гора довольствовался и малым. Он не был прихотливым, радовался обычному куску хорошо прожаренного мяса и травяными настоями, которые знатоки делали в деревнях.

Тихий писк раздался со стороны ложа, где спала девчонка. Кажется она проснулась и возвестила пробуждение стоном. Гора переглянулся с Немым.

- Пойди, посмотри, - приказал он, неожиданно встревожившись.

Вчера он был в такой ярости, что мог отвинтить Сансе Старк голову. Когда головная боль отступила, Григор успокоился. Ну да, она хотела сбежать. А кто не хочет? Да и после всего что творилось в Королевской Гавани, желание было закономерным. Если даже Немой не обиделся, наверное, можно было переступить через происшедшее. Одно огорчало — он ведь обещал, что её накажет, но не сделал этого. И чем он думал, когда обещал лечь с ней? Надо было посулить надрать Сансе Старк задницу. Хотя ещё не поздно. Или поздно? После вчерашней стычки, когда перепуганная девчонка жалась к ним как к единственным спасителям, избивать её наверное глупо. Проклятые бабы! С ними удобно либо за деньги либо добровольно-принудительно. В остальных случаях начинаются какие-то бредни! Да и о чём он думает? Она же просто заложница! Нет, судя по взгляду Немого и паническим жестам, у них проблема.

- Ну что такое? - недовольно ворчал Гора, подходя к пленнице медлительной походочкой, - Опять какие-то глупости? Проклятье, надо было…

Немой пресёк хозяина, откинув плащ. Вот чего не ожидал Григор увидеть, так это кровищу. Багровую, тёмную, запятнавшую одежду девицы в области бедёр. Она сливалась с тёмной одеждой, но воин безошибочно распознал тяжёлый медный запах.

- Что с тобой? - воин изумлённо уставился на Сансу Старк, - Тебя ранили вчера и ты молчала?! Проклятье!

- Нет, я…

Санса Старк что-то пискнула, но Григор не обратил внимание, разразившись гневной речью. О том как глупо молчать, когда ты ценная заложница и тебя покалечили. О возможности истечь кровью за ночь, чего не может понять глупая девчонка. О том, что нужно уважать взрослых людей, которые знают лучше. Да, даже если это похитители. О том…

- Да не ранена я! - наконец взвизгнула Санса Старк, яростно посмотрев на Григора Клигана, - Что же вы за человек такой?!

- Но откуда же у тебя кровь, если ты не ранена?

- Оттуда!

Гора беспомощно посмотрел на слугу. Немой ухмыльнулся. Сделав неопределённый жест. Под взглядами двух мужчин девочка покраснела.

- О. Ну… Хм, так бы сразу и сказала, - растерянно пробормотал воин, - И что теперь? Ты что не сможешь ехать?

Он сразу вспомнил о том как случайно зашёл к королеве в неудачный день. Львица чуть не убила его вазой за какую-то шутку. Гора серьёзно забеспокоился. Там то он удрал от венценосной любовницы, а здесь от заложницы не сможет.

- Нет, - покачала головой всё ещё пунцовая от стыда Санса Старк, - Я… очень тяжело переживаю эти дни.

- Ох проклятье… Немой, ты не мог её похитить после этих проклятых дней? - обрушился на слугу Гора.

Не то чтобы Немой был виноват. И с чего бы ему учитывать кровавые дни Сансы Старк? О Семеро, Григор Клиган совсем не хотел знать о таких вещах и помнить о них! Он знал, что раз в месяц женщины впадают в бешенство на целую неделю и лучше к ним не лезть, потому что они в такие дни раздражённые и не очень чистые. Да, не очень чистые...

- Немой, что же нам делать? - растерянно спросил воин, - Ее же помыть нельзя под дождем, да? И что там нужно в таких случаях?

Гора заметался вокруг плаща на котором лежала Санса Старк. Он лихорадочно пытался вспомнить что говорила об этом королева. Ну и конечно вести пленницу в полудохлом виде тоже не безопасно. Сидеть в мокром лесу с ней не вариант. Вдруг явятся какие-нибудь недобитые разбойники? То есть, он их может перебить и снова. Но таскать за собой ценную пленницу и рисковать тем, что какой-нибудь вонючий сукин сын утащит её в чащу… Нет, не хотелось.

- Ну… мне в такие дни очень помогают горячие компрессы и настои из трав, - робко сказала Санса Старк, - Но их в лесу нет…
 

Gerda

Ленный рыцарь
Глава 36. Григор Клиган

Санса Старк лежала у костра с полудохлым видом – пугающе бледная и неподвижная. Девица едва дышала. Тонкие руки нервно поглаживали живот. Напряжённое застывшее лицо выдавало глубинную боль. Неужто ей и правда так хреново?
Немой явно нервничал и не знал куда себя девать. Подавая Горе завтрак, едва не пролил на хозяина вино. Горестно застыл, когда пленница отказалась от жареных яиц, хлеба и мяса. Ну прямо воплощение мировой скорби! Гора недоумевающе пожал плечами в ответ на умоляющий взгляд. Он понятия не имел, что делать в таких случаях. Он ведь не старушка-септа и не треклятый мейстер! Мольба в тёмных глазах слуги сменилась укоризной. Григору очень не понравилось торжественное лицо Немого. На что слуга намекает? Со вчерашнего дня медиец совсем спятил. Надоело! Вынужденная задержка безумно раздражала. Вместо того чтобы ехать дальше, они торчат в холодном лесу и мокнут как лягушки под дождём. Проторчат здесь неизвестно сколько, а он ведь хотел обогнать Пса на пару дней!
Немой застыл на полене как сыч всем своим видом воплощая скорбь. Поджал губы, нахохлился. Видимо до гробовой доски будет попрекать Гору тем что припугнул леди Старк совместной ночёвкой. Ну подумаешь! Чего только не брякнешь, когда голова разламывается! Повезло, что разбойники появились. Гора всегда чувствовал облегчение, пуская чужую кровь. Женское недомогание пустяки по сравнению с белой болью! Девчонка полежит пару часов и всё пройдёт. Гора упрямо тряхнул головой, делая глоток вина. Немой кочевряжится, но что с того? Не будет Гора каяться перед слугой! Не дождётся, упрямец! Медиец редко оспаривал приказы, но с появлением леди Старк словно рехнулся.
Пленница слабо застонала, всхлипнула. Немой так и подскочил. Мог бы говорить, начал бы утешать. Григор криво улыбнулся. Если бы он знал медийца хуже, решил бы, что тот втрескался! Девчонка что-то тихонько сказала и Немой резво побежал к ручью с котелком. Подогрел воду на костре, намочил клочок ткани, который без сомнений оторвал от своего плаща. Горячий компресс решил сделать. Ох, какой же заботливый! Гора усмехнулся. Немой так мило хлопотал вокруг девчонки!
Нет, ну не мог Григор поверить, что всё так плохо. Боли у всех женщин бывают. Ничего ужасного. Гора тоже нередко терпит и до сих пор не помер. Ход собственных мыслей поразил воина. Он удивлённо моргнул и уставился на Сансу Старк. Она как раз пыталась сесть, а Немой ей помогал. Девица с трудом приподнялась. Застывшее лицо перекосила гримаса. Тонкое тело сотрясала мелкая дрожь. Слуга заботливо положил смуглую ладонь на поясницу девочки, поддерживая её. Она благодарно кивнула, выдавив мученическую улыбку. Немой решил дать ей вина. Пила она жадно, взахлёб, как мужчина. Видимо, надеялась, что поможет. После нескольких больших глотков пленница выглядела изрядно прибалдевшей. Гора негромко засмеялся. Он то знал убойную смесь Немого. Слуга такое бадяжил для Григора во время приступов. Хорошее пойло: шибает в голову и сваливает с ног, погружая в сон. Если уж это не помогает, в ход идёт маковое молоко, но от него становишься шальным. Сансе Старк и вина хватило. Глаза девочки затуманились. Она очень медленно опустилась на плащ и закрыла глаза. Немой укутал её. Пусть проспится, глядишь полегчает.
– Вот ведь дерьмо! Не знал, что у баб всё так плохо, Немой!
Слуга красноречиво промолчал. Он умел вкладывать в безмолвие и чувства, и личное мнение. Молчание Немого содержательней, чем слова большинства. Гора очень любил тишину. Больше по привычке. Привыкнув к приступам, начинаешь ценить покой. Гора жестоко наказывал * чудак *ов, поднимавших лишний шум. Он делил людей на два типа: болтливые и немногословные. Предпочитал последних. Правда и тихони иногда ошибались, говорили не ко времени и не к месту. Когда белая боль пытает, пронзая мозг раскалёнными иголками, любые звуки доводят до бешенства. Служба Немого стала для Горы подарком судьбы. Медиец виртуозно поддерживал множество тем, ни говоря ни слова. Гора восхищался многообразием его жестов. Иногда у Григора проскальзывала мысль. Хорошо, что он не узнал каким Немой был до того как вынужденно погрузился в безмолвие. Правда людей без недостатков не бывает. Немой желал Горе блага и считал, что лучше знает. Как ни забавно, Немой зачастую оказывался прав. Но эта правота доводила Григора до белого каления. А ещё Немой бывал упрямым как осёл. В вопросе с пленницей, например.
– Не знал, что женские недомогания хуже пытки, – небрежно заметил Григор, имитируя тон знатных засранцев на балу.
Ему хотелось убедить слугу в своей правоте. Они не могут тащить ценную пленницу в таверну. Отлежится и здесь у костра, не помрёт. Поспит полдня и всё пройдёт. А вдруг не полдня? Вдруг будет болеть, пока не закончатся кровавые дни? Но сколько же они длятся? И неужели каждый раз девчонка лежит трупом? Белая боль к Горе приходила внезапно. Могла исчезнуть на пару месяцев, а вернувшись уложить в постель на неделю. Или погостить один день, а потом объявиться через два. Хорошо если это не совпадало с приказами. А если совпадало?! Головная боль для Тайвина Ланнистера не причина отменить бой! Иногда Гора воевал в полумёртвом состояние. Яростно прорубался сквозь ряды неприятеля, желая лишь одного – всех заткнуть! Шум боя, лязг мечей, стоны и крики раненых… Чем скорее перебьёшь врагов, тем скорее воцарится тишина! Не мудрено, что Гору стали называть Бешеным Псом Ланнистера. Пугающе выглядел огромный воин, который с бешеной злобой прореживал вражеские отряды мечом. Мало кто знал, что удалившись в шатёр он падает на медвежью шкуру неподвижный и белый, как мертвяк, едва не воя от боли. Да, ему пришлось уживаться с этой наглой сукой Белой Болью. В его жизни главных женщин было две: королева Серсея и Белая Боль. Обе непредсказуемые, жестокие и склонные к насилию. Григор всегда думал о Белой Боли как о женщине. Обзывал её падлой, гнидой и тварью. Обычно мысленно, но иногда Немой слышал, как катаясь по полу Гора чуть ли не рыдая клял капризную, своенравную, безжалостную стерву. Королеву нужно сказать он ругал реже. Только в случае совсем уж невероятных закидонов и капризов. Общие секреты помогали совладать с львицей. В конце-концов, только он знал и принимал настоящую Серсею Ланнистер. Своему братцу-любовнику она нагло врала, а других Григор даже и не учитывал. Да, с Серсеей можно было ладить, помогая в её делах. Против Белой Боли шло в ход вино, да маковое молоко.
Неужели бабы так мучаются каждый месяц?
– Ну отлежится и пройдёт, не смертельно ведь, – бодрился Гора.
Немой покачал головой, закатил глаза. Кажется, он был не в настроение для светской болтовни. Григор притих. Его угнетало бездействие. Воин привык куда-то двигаться, рубить врагов, выживать, а тут приходилось беспомощно наблюдать за пленницей, плавающей в луже собственной крови. Григор брезгливо поморщился. Когда его ранили, он в первую очередь требовал, чтобы рану промыли. Ненавидел липкое ощущение на коже. А Санса Старк сейчас как раз купается в «ручейке», который нескоро иссякнет.
– Слушай, Немой… Может воды подогреть и...того? Ну помыть её хоть? – робко предложил Гора.
Он сказал это, не подумав. Мыть пленницу между ног?! Ни в какие рамки не лезет! Но сама-то она не справится, если даже встать не может. И подолжить ей туда нечего. Григор умоляюще посмотрел на слугу. Немой потрясающе решал неприятные вопросы. Он справлялся со всем, что казалось Горе скучным или трудным. Пошли его в два часа ночи за красными сапожками, он принесёт их под утро. Может и тут найдёт выход? Но Немой видимо был не в настроение. Подскочил, злобно уставился на хозяина и покрутил пальцем у виска. Гора ошарашенно хлопал ресницами.
– Ну а что ты предлагаешь? – спросил он.
Немой с усмешкой объяснил «что». Сесть на коня и ехать на поиски таверны. Вот чего Григор не хотел, чего опасался. Осесть в таверне, куда заявится любопытный зевака. Узнает кого-нибудь из них. Сплетни пустит. Тогда рухнет всё. На Немого аргумент не подействовал. Пока этот трепач распустит слухи, они приедут во владения Григора. Пёс подоспеет, состоится поединок. Не всё ли равно, что будет потом? Уж один то точно умрёт. А второй будет думать, что делать. Гора приоткрыв рот уставившись на Немого. Да, пожалуй, он не думал, что же будет после славной драки с братцем. Немой вот явно начал об этом размышлять. По крайней мере это объясняло резкость жестов, когда слуга заявил, что девочка не виновата в их разборках. Не должна лежать здесь как скотина и истекать кровью. Липкая и грязная. Слуга неприятно ухмыльнулся. Знал, как Горе блевать хочется если кровь на коже осталась.
– Ладно! Ты меня достал!
Гора сдался. Его преследовали последствия вчерашнего. Что же Немой так взъелся то? Таверна, так таверна. Денёк под крышей пойдёт всем на пользу. В осеннем лесу становилось неприятно прохладно. Не для Григора, но вот хрупкая девица может застудиться и помереть. Ох уж эти знатные дамочки, какие же они хрупкие!
Немой собрался очень быстро. Оседлал коня. Внимательно посмотрел на Гору сверху вниз.
– Да не сделаю я ничего, не сделаю! Будто меня заводят окровавленные хворые девчонки! – прорычал Григор. – Да, дам я ей что захочет и без тебя!
Немой удостоверился в безопасности пленницы и уехал. Григор выдохнул. Вот ведь упорная сволочь! Душу вытащит, но своего добьётся. Хорошо, что слугу редко так переклинивает. Гора вздохнул и уставился в пламя костра. Думал обо всяком. Ветки тихо потрескивали, искорки падали на влажную землю. Девчонка спала. Потом проснулась и позвала его. Гора не знал сколько времени прошло.
– Сир Клиган…
– Не называй меня так, – машинально сказал Гора.
Всё равно горделивые болваны рыцари не считали его за своего, да и он был не в восторге от знатных петухов. Похвалялись на турнирах, цветочки дамам дарили. Лицемерное сборище болванов! Нет, Гора ощущал себя воином, но никак не рыцарем. Все их традиции и обряды, блеск дорогих доспехов, украшения как у баб, сплошная показуха… Все они на словах благородные и достойные, а покинув столицу насилуют крестьянок и обирают народ. Гора тоже брал своё правом сильного, но он и не строил из себя благородного сира. Вот поэтому рыцарями восхищались, а он внушал ужас и отвращение. Кому нужна правда? Григор мрачно улыбнулся. Даже сквозь боль Санса выглядела изумлённой и ошарашенной.
– Ну что ты хочешь? – ворчливо спросил воин.
– А можно… Можно мне ещё вина? Я так хорошо уснула. Мне никогда не давали вино...в таких случаях.
– Ладно. Я тоже выпью, – благодушно сказал Гора. – Надо хвороста подкинуть, – он поднялся. – И часто… Часто у баб так? – грубо спросил он.
Такие вопросы юным девам не задают. Григор поздно спохватился. Девчонка скорее всего пропищит раздражающую его чушь. Мол неприлично девам о таком рассуждать. Но нет. Леди Старк Гору удивила.
– Если переволнуюсь, – просто ответила она. – Первый раз ещё в Королевской Гавани чуть не умерла от боли. Наверное, лучше бы умерла.
Гора покачал головой. Хорошая у девчонки жизнь. Родилась богатой и знатной, а вот так поглядишь… Григор ни за что бы не поменялся с ней местами. Он-то в отличие от леди Старк свободен.
– Ничего. Боль всё равно проходит рано или поздно, – со знанием дела сказал он.
Да. рано или поздно боль проходит.
 

Gerda

Ленный рыцарь
Глава 37. Санса Старк

Боль пронзила промежность раскаленным копьем и проникла в нутро, извиваясь, как скользкая змея с ядовитым жалом. Всю ночь Сансе снились странные кошмары. Смутные образы заполнили тревожный сон. Она пробудилась с глухим стоном, широко открытыми глазами встречая серое неприветливое утро. Боль заставила забыть о том, где она и с кем. Немой быстро подошел к ней и она вспомнила, что находится в сыром осеннем лесу в плену у рыцаря, который вчера жестоко перебил разбойничью шайку. Он творил жуткие невообразимые вещи, а она плакала, спрятав лицо на груди у Немого. Слуга был прав — лучше бы они ушли в лес и Санса всего этого не видела. Она заупрямилась, осталась. Хотела встретиться лицом к лицу с кошмаром и излечиться от страхов. Удалось ли? Видимо, нет. После зверств Григора Клигана в ее сны пришел сир Илин Пейн. За его спиной стоял златокудрый и прекрасный Джоффри. Он смеялся, пока сир Пейн вырезал глаза Эддарда Старка Льдом. После, палач содрал шкуру с дико завывающей Леди. Он снял кожу с лица септы Мордейн и с улыбкой показал Сансе, а Джоффри предложил ей примерить. Затем появилась и королева. Статная, блистательная львица с изумрудными глазами и жестокой улыбкой. Она сказала, что намечается маскарад и невесте короля нужна оригинальная маска. Снятая с лица кожа септы подойдет идеально! Королева Серсея поблагодарила Сансу за оказанную помощь. Если бы Санса не рассказала о планах лорда Старка, все сложилось бы иначе. Санса стояла перед ней краснея и бледнея. В глазах заблестели слезы унижения. Она остро чувствовала себя жалкой ничтожной дурой. Еще немного и Санса разрыдалась бы, но внезапно образ насмехающейся королевы начал бледнеть, как и все, что ее окружало. Обстановка резко изменилась. Санса перенеслась в Винтерфелл. Сон был настолько реальным, что девушка почувствовала запах летнего снега и хвои. Она увидела возвышающуюся над ней громаду замка. Бран карабкался вверх по башне и казался крошечным, как муравей. Неожиданно вверху появилась тень с золотым ореолом над головой. Санса поняла, что должно произойти. Она хотела предупредить младшего брата, но почему-то не могла открыть рот, и тень, схватив Брана за шиворот, швырнула его с вершины башни. Он летел бесконечно долго, а потом упал на землю с жутким хрустом ломающихся костей. Санса закричала от ужаса и проснулась.
Она тяжело дышала, волосы прилипли ко вспотевшему лбу. Внизу живота пульсировало, поясницу сковало. Кровавые дни… Привычная боль быстро захватила власть над телом. Санса лежала в собственной крови, как подрубленное деревце, истекающее соком, безразличная к происходившему вокруг. Мысли сосредоточились вокруг ощущений, подтачивающих изнутри. Руки девушки покоились на животе, поглаживали его. Она бы вырвала боль с корнем как сорняк, да вот незадача — боль не сорная трава, не избавишься так просто. Немой старался помочь. Санса вымученно улыбалась его попыткам. Слуга подогрел ключевую воду, оторвал кусок плаща, чтобы сделать компресс. В такие моменты ей лучше всего помогала горячая ванна и горький отвар из лекарственных трав. Но кто же ей предоставит такие удобства? К счастью, она так страдала не каждый раз. Ей было хуже, если она нервничала и переживала. В первый раз Санса чуть не умерла. Тогда она осознала, что созрела для ложа короля. Раньше девушка об этом мечтала, но узнав каков Джоффри на самом деле, страшилась этого дня. И вот этот день наступил. Ударив с ноги в живот, худший в мире палач приковал ее к постели. Он выводил кровавые узоры на животе девушки, а она дрожала и металась на тонких простынях, рыдая от боли. Если бы не королева, Санса бы не справилась. Серсея почему-то приняла участие в происходящем. Как ни забавно от нее Санса узнала больше об этой стороне жизни, чем от родной матери.
— Теперь ты будешь мучиться от болей несколько дней каждый месяц, — холодно улыбаясь говорила она. — Но, к счастью, есть средства, которые помогают. Горячие ванны, вино, отвары из трав. Такова уж женская доля. Брачная постель не многим лучше, особенно в первый раз. Удовольствие получают иногда, если муж по душе пришелся и готов проявить старание. Но на твоем месте я бы не обольщалась.
О, королева явно знала, что Санса мысленно ненавидит Джоффри. В страшных мечтах она представляла, что ей хватило храбрости столкнуть принца с моста. Она хладнокровно наблюдала как он неестественно медленно летит в пустоту, и его голова с глухим стуком разбивается о брусчатку. Тело валяется внизу сломанное и искореженное. Руки и ноги вывернуты под неестественным углом. Он жив, но не может пошевелиться, и медленно умирает в чудовищных муках. Увы, Санса не осмелилась это сделать, а потом подоспел Пес. Он утер кровь с ее лица и отвел в сторону. Может быть, Пес понял, что Санса хотела сделать? Если так, он никому ничего не сказал. Даже с ней не обмолвился о происшедшем. На глазах девушки выступили слезы — возможно сейчас Пес едет за ними, стремясь ее спасти. Но вдруг она и его погубит? У леди Старк был неожиданный талант губить своих близких!
Санса горько улыбнулась. Воспоминания пробивались сквозь боль. Хорошо, что Гора не заставил ее садиться в седло. Верховую прогулку она бы не пережила. Странное благодушие для сира Клигана, но девушка была ему благодарна. Стыдливость постепенно испарялась во время путешествия с рыцарем. Ее не смутило даже то, что Гора увидел ее перепачканной в лунной крови. Прежде, она бы лишилась чувств от стыда, а теперь пришла в негодование из-за его настырных вопросов. Матушка поразилась бы такому поведению, а вот королева наверняка посмеялась бы. Она всегда находила учтивость Сансы нелепой. Неужели все, чему Сансу учили бесполезно? Что же, девичье смущение и безупречное воспитание не помогло Сансе в жизни. Зато вспышка ярости на Гору подействовала. Рыцарь неожиданно серьезно отнесся к ее недомоганию. Даже приказал налить ей вина. Сказал, что поможет. Санса выпила горячего вина и забылась сном. Когда она проснулась, то почувствовала, что боль немного отступила.
Григор Клиган мирно сидел у костра, полировал меч. Немого поблизости не было, но Санса чувствовала себя спокойно. Вчера она увидела наяву безудержную жестокость, которой рыцарь прославился. И как ни странно, сейчас она не боялась. Гора избавил леди Старк от природной робости, от опасений и правил приличий, за которые она цеплялась. Девушка нашла в себе храбрость и попросила у рыцаря еще вина. Гора что-то проворчал, но пошел за хворостом. Он хлопотал, разводя костер, а Санса наблюдала за ним, тихонько поглаживая животик и крутя в мыслях причудливую фразу. Григор Клиган попросил не называть его рыцарем и это очень что-то напоминало. Вернее кого-то. Но даже сквозь боль леди Старк понимала, что лучше не упоминал об этом.
— Вот. — Гора сел на корточки, подал ей мех с вином.
Санса улыбнулась. Не знала, чего больше хочет — выпить дарящий облегчение напиток или приложить теплый мех к животу.
— Спасибо, — просто сказала она, улыбнувшись Горе, который выглядел недоверчиво, словно ждал от нее глупых фраз.
Санса уже поняла, что Григора Клигана раздражает благодарность и лишние слова. Также как и Пса. Братья Клиганы были чем-то похожи. Она не задумывалась об этом раньше, а вот теперь начала сравнивать. Грубые, прямолинейные, немногословные, они походили друг на друга даже внешне. Оба рослые, широкоплечие, темноволосые и светлоглазые. Так странно! Почему же они так друг друга ненавидят? Чувства Пса понятны, он сам рассказывал Сансе о происшедшем. Но почему же это сделал Гора? Он ведь не был таким чудовищем. Да, вчера он изувечил людей, но это были разбойники! Да, он творил жуткие вещи. Но ведь не изувечил Сансу, не взял силой и не издевался над ней как король Джоффри. Кажется, у жестокости Горы всегда были причины и даже милосердию он был не чужд. Например, не заставил ее ехать дальше, зная, что она мучается от боли, а мог бы перекинуть через седло и заставить терпеть бесконечную пытку. Санса удивленно уставилась на своего похитителя. Разглядывала его, словно увидев впервые, но молчала. Не желала навлечь на себя гнев вопросами.
— И часто… Часто у баб так? — грубо спросил рыцарь, нарушив молчание.
В былые времена леди Старк покраснела бы. Такие дикости юным леди не говорят! Сейчас же Санса подумала, что Гора прямой человек. Говорит то, что думает. Это отличало его от изящных велеречивых придворных. В Королевской Гавани любили красивые слова, изысканные жесты. Только вот что за всем этим крылось? Григор Клиган говорил мало, но никогда не приходилось думать, что он скрывает. Может быть, его слова были ценнее, чем льстивый щебет аристократов?
— Не каждый раз. Только если переволнуюсь, — просто ответила Санса. — Первый раз ещё в Королевской Гавани чуть не умерла от боли. Наверное, лучше бы умерла.
Да, лучше бы скончалась от страданий. Все равно она не жила, а существовала в золотой клетке, где дарили тяжелые браслеты и изумрудные серьги, наряжали в шелка и атлас, а потом заставляли смеяться шуткам над смертью близких… Король Джоффри вынуждал ее красиво выглядеть и сладко пахнуть. Ему нравилось, что его невеста первая красавица при дворе. Он заставлял ее говорить нежные заученные словечки и мило чирикать, подобно пташке. Санса исполняла сложнейший спектакль на глазах у требовательных зрителей, которые за фальшь закидывали апельсинами и хохотали. За каждую ошибку она расплачивалась болью от пощечин и унижением. Забавно… Григор Клиган насмехался над ней, когда чувствовал фальшь. При нем она впервые за долгое время наслаждалась роскошью быть собой.
— Ничего. Боль проходит рано или поздно.
Слова Горы отчего-то показались Сансе глубокими. Наполненными смыслом. И Санса почувствовала, что рыцарь сказал это не просто так. Он действительно понимал ее. После этих слов рыцарь замолчал. Между ними воцарилось молчание. Санса допила вино и забылась блаженным, как теплое покрывало, сном. Она пробудилась, когда уже начало темнеть. Немой вернулся. Он сидел рядом с Горой возле уютно потрескивающего костра. В воздухе витал соблазнительный аромат жареного мяса. Девушка сглотнула выступившую слюну.
— Проснулась, — сказал Гора.
Санса изумленно уставилась на воина. Она даже не пошевелилась. Как он узнал?
— Когда люди просыпаются, то дышат по-другому, — Григор Клиган ответил на не заданный вопрос. — Ужинать будешь?
Девушка осторожно приподнялась. Ей стало лучше, но не хотелось, чтобы боль вернулась с новой силой.
— Да. — Санса кивнула.
Ей не хотелось подниматься и идти к костру. Небольшая прогулка может превратиться в настоящую пытку.
— Немой, подай ей ужин, — коротко сказал Гора.
Слуга тут же встал и Санса благодарно улыбнулась. Маленький знак внимания. Проявление заботы. Давно ее чувствами никто не интересовался. Будь тут Джоффри, заставил бы плясать на балу, зная, что она корчится от боли и готова умереть при каждом шаге.
— Спасибо.
Жареное мясо, насаженное на палочку, пахло дымом. Санса с жадностью впилась в свой кусок, испачкав подбородок соком. Давно она не получала от еды такого удовольствия! До встречи с Григором Клиганом леди Старк никогда не пробовала простое мясо, приготовленное на костре. Она привыкла к изобилию необычных блюд в Королевской Гавани. Столы там ломились от изысканных морских блюд, экзотических фруктов, великолепных десертов. В Винтерфелле готовили проще, но и там подавали дичь с разными соусами и заморскими специями. Но сейчас леди Старк за обе щеки уплетала кусок простого мяса, запивая его горячим вином. Неожиданно еда приобрела вкус, а жизнь наполнилась красками. Впервые за долгое время отступил противный липкий страх.
— После ужина выдвигаемся, — сказал Григор Клиган.
Санса выпрямилась и замерла. Возможно, она поторопилась с хорошими мыслями. Поездку верхом она не выдержит.
— Куда? — испуганно спросила она.
Девушка не замечала за Горой привычки путешествовать ночью. Даже она понимала, что лошади могут переломать себе ноги.
— Немой нашел постоялый двор неподалеку, — отозвался Григор Клиган. — Поспим на нормальных кроватях. Помоешься.
Санса ошарашенно уставилась на рыцаря. Сердце переполнило какое-то чувство.
— Спасибо, — дрогнувшим голосом сказала она.
 

Gerda

Ленный рыцарь
Глава 38. Сандор Клиган

Пес почувствовал что-то неладное и резко открыл глаза, принюхиваясь как настороженная собака. Девчонка сидела у костра, подкидывая в пламя хворост. Сизый дымок поднимался вверх к тяжелому неприветливому небу. Пес отдыхал, валяясь на походном плаще. Заснуть он так и не смог. В обществе неудавшейся разбойницы не удавалось расслабиться. Лика вряд ли была угрозой. Девчонка совсем расквасилась после кровавой бани, которую увидела на болотах, но Псу платили хорошие деньги не за наивность и глупость. Милые благородные девы могли доверять первому встречному, а вот телохранитель короля всегда держал ухо востро.
— Ты куда? — встрепенулась девчонка, когда Пес встал с земли, отряхивая брюки.
— Отлить, — грубо сказал он.
Изображая рассеянность, Сандор удалился в лес. Сквозь оголившиеся осенние кусты четко проглядывался темный силуэт Лики. Тощая, нахохлившаяся и несчастная. Мстительница-неудачница. Пес не собирался тащить ее за собой всю дорогу. В лапы Григора? Безумие! Зачем ему мстить этой бедной деревенской дуре? Она помогала своим против чужих и зарабатывала как могла. Достаточным наказанием стали зверства Горы. Брат не на шутку распоясался. Пес даже не хотел думать о том, что съехав с катушек Григор мог покалечить и Сансу. Сердце сжимал стальной кулак при одной мысли об этом. Чтоб бесы заживо сожгли Гору в преисподней! Поганый ублюдок просто не мог обойтись без подлости! Пес вздохнул. Услышав шорох, оглянулся. Шелестела листва. В траве шуршала мышка-норушка. Где-то неподалеку ухала мягкокрылая серая сова. В дупле копошились юркие белки. Звуки ночного леса, ничего необычного. Но сквозь шуршание и копошение, шорохи и скрипы прослушивалось кое-что еще. Пес уловил странное звяканье. Привычный звук для всякого воина. Железо стукнулось о железо. Меч о щит? Кинжал о доспехи? Посреди темного глухого леса… Не вписывался этот звук!
— Выходите! — потребовал Пес.
Хриплый голос прорезал тишину. Между деревьев царило молчание. Но это не было равнодушное молчание природы, которой не было дела до приказов воина. За молчанием Пес чуял настороженность, враждебность и угрозу. А потом из-за деревьев показались они.
— Ну просто отлично.
Сандор до боли стиснул зубы. Проклятье. И зачем он доверил девчонке дежурство? Не проснулся бы сам, их бы в два счета убила шайка проходимцев. Они выступили. Шайка оборванцев в разномастных плохо подогнанных доспехах. Половина присутствующих явно отобрала броню у поверженных в бою рыцарей. Оружие у мужичья тоже отличалось: одни держали в руках отменные мечи, сделанные в кузницах замков, другие — остро заточенные серпы. Рослый бородатый мужчина в шелковом плаще сжимал в руке топор для колки дров. Какой-то идиот метил в Пса копьем. Копье в гребаном лесу! Просто очаровательно. Вскинув голову Сандор увидел на дереве и лучника. Неужели Гора перебил не всех разбойников в этом лесу? А жаль, очень жаль.
Неожиданно лучник спрыгнул со своего насеста и мягко приземлился на траву в двух шагах от Сандора Клигана. Пес мысленно покачал головой. Ох ты же Семеро держите, как эффектно! Впрочем, Сандор оставил меч в ножнах, а соображения при себе.
— Твоя спутница у нас, — сообщил лучник, глядя на Пса снизу вверх.
Ладно. Выбора у Сандора не было. Оставалось надеяться, что Гора разминулся с этой шайкой. Разбойники никогда не были щепетильными. Могли попользовать красивую пленницу и только потом спросить, кто же она. Но не исключено, что Григор не справился с этими парнями. Их-то было довольно много. Непохоже на Гору, но вдруг? Проклятье! Пес вроет их в землю, если они что-то сотворили с пташкой и убили братца вперед него!
— Надевай повязку, — нагло продолжил лучник.
— За каким это хреном? — злобно спросил Пес.
— Мы отведем тебя к Берику. Он решит, что дальше делать, Клиган.
О, его еще и знали в лицо! Как мило! Впрочем, благодаря Горе в королевстве что-то не было других воинов с приметными ожогами на пол морды. Псу вовсе не польстило, что ночные проходимцы о нем слышали.
— В жопу вашу повязку, — резко сказал он. — Вы меня что? Отпустите, если я ее надену?
Их было больше, но Пес не боялся. За годы он познал одну простую истину. Тех, кто боится, не жалеют. Храбрость уважают даже подлецы и грабители, а вот трусов презирают все. Конечно, численное превосходство имело значение, но у него был шанс выкарабкаться. Сначала нужно встретиться с их главарем Бериком. Посмотреть, здесь ли Санса. Если ее здесь нет — выбираться любым способом и ехать дальше. Сандор не был самоубийцей или идиотом, конечно. Нападать на толпу вооруженного мужичья пока не имело смысла. Но если придется убивать, он был готов. Пес свирепо уставился на невысокого изящного лучника в шерстяном плаще с меховым воротником. Лучник не стал настаивать на повязке, столкнувшись с грубым отказом. Зная славу Сандора Клигана, решил поостеречься. Хорошо!
— Ладно, идем. Берик решит, что с тобой делать.
Берик… Пес знал, о ком идет речь. Берик Дондаррион был знаменосцем Баратеонов. Он отправился разобраться с Григором по приказу покойного Десницы. После смерти Эддарда Старка Берик так и не вернулся с отрядом. Он стал вне закона. Лорд-молния вершил правосудие, прикрываясь именем покойного короля. Очень удобно для преступников и разбойников. Для Ланнистеров он был занозой в заднице. По иронии судьбы, разбираться с Дондаррионом отправили Григора. По слухам, Гора убил Берика один или два раза. Судя по всему, благородный предводитель шайки все еще жив. Очень странно, когда речь идет о Горе. Он никогда не упускал своих жертв. Если Григору давали приказ, то он четко его выполнял. Тут уж на брата можно было положиться.
В пещере, куда привели Пса царил полумрак. Свет факелов не рассеивал тьму, а усугублял. По влажным каменным стенам плясали причудливые тени. Предводитель разбойников сидел на импровизированном троне. Они откуда-то сперли кресло из драгоценного черного дерева. Сандор даже не хотел представлять, как чокнутая ватага тащит эту махину через леса и поля. Наверное, Берик хотел выглядеть царственно. Самопровозглашенный король разбойников! В короне, впрочем, Дондаррион не нуждался. Его ярко рыжие волосы полыхали ярче костра, а на солнце блестели почище диадемы королевы Серсеи. Цвет волос Берика живо напомнил о пташке. Пес встревоженно огляделся. В пещере толпились люди с торжественными выражениями на рожах. Видимо, появление Пса стало настоящим событием!
— Сандор Клиган… Верный пес короля.
Слова предводителя встретили угодливым смехом. Из-за плеча Дондарриона выступил невысокий человечек, в котором Пес узнал сумасшедшего жреца. Торос из Мирра отличился во время Турнира Десницы. Он победил в общей схватке, избивая противником горящим посохом. Отвратительная штуковина! Пса передергивало при одной мысли. Впрочем, жрец отличался храбростью не только в турнирах, но и в боях. К нему очень тепло относился покойный король Роберт. Здесь явно собрались любители Баратеона. Псу, впрочем, от этого было не легче.
— Что здесь забыл верный слуга короны?
В голос Дондарриона вкралась насмешка. Пес нахмурился. Он никогда не любил потешные представления. Роберт Баратеон не глумился над пленниками. Покойный король скорее убил бы своим прославленным молотом, чем стал насмехаться. К сожалению, Джоффри от него сильно отличался. Он любил собирать публику и устраивать потеху за чужой счет. Например, за счет беззащитной невинной пташки! Пес до сих пор не мог забыть, как жестокий идиот приказал прилюдно раздеть девочку. Злость подступала к горлу и душила при одном воспоминании. Что же, теперь Пес мог не сдерживаться. Короля-то он послать на хер не мог, а вот Дондарриона запросто! Что Клиган и сделал.
— Какая грубость. Ты не боишься, что за подобную дерзость тебе язык укоротят?
— Ага. Вас-то много. Давайте, налетайте. Ваша храбрость будет прославлена в веках. — Пес презрительно сплюнул на землю. — Убейте меня или я пойду отсюда. Мне уже скучно.
Предводитель шайки задумался. Он молчал целую минуту, потом неожиданно соскочил с трона. Мягко и бесшумно подошел к Сандору и рассмеялся.
— А ты здесь явно не по приказу, — заметил он. — Иначе прибыл бы с отрядом, как твой брат.
— Причем здесь мой брат? — Сандор навострил уши.
— Твой брат убивал меня два раза. Ты представляешь себе как больно умирать?
— Какое отношение это имеет ко мне? Отомстишь мне за разногласия с моим долбаным братом?
Пес ласково погладил рукоятку меча. Предводитель разбойников явно бредил. Убивал два раза? Что за редкостный бред! Если Григор и брался за дело, то стирал неугодного с лица земли. Но Сандора не интересовали сумасшедшие выдумки разбойника. Больше волновала судьба пташки.
— Твой брат ни при чем. У тебя хорошее оружие, милая спутница и слишком длинный язык, Сандор Клиган. Ты верный слуга Ланнистеров, а мы верно служим королю Роберту! Зачем тебя отпускать?
— Убьете, навалившись скопом? — Пес плавным движением руки обнажил меч. — Хочешь, убить меня? Ну так я заберу человек двадцать с собой! Или подстрелите издалека как собаку?
Берик Дондаррион знал, что Сандор Клиган не преувеличивает.
— Предлагаешь просто так тебя отпустить?
— Сразимся, — хищно улыбнулся Пес. — Если я одержу победу — уеду спокойно, оставшись при своем. Спутницу мою можете, так и быть, оставить.
— Нет! Ты же обещал! Я тоже хочу отомстить!
Закричала Лика. Берик заинтересованно смотрел на Пса.
— Отомстить? — переспросил он.
Пес подавил тяжелый вздох. Видимо следовало убить эту дуру еще на болотах.
 

tea

Межевой рыцарь
Особенно здорово про сны Сансы. Кто из нас не мечтал, чтобы она решилась спихнуть Джоффри.
 

Gerda

Ленный рыцарь
Особенно здорово про сны Сансы. Кто из нас не мечтал, чтобы она решилась спихнуть Джоффри.
А это мысль ) написать фанфик, где Санса решается. *задумалась*

*шёпотом* дифИрамб:puppyeye:
читаю и не могу оторваться!!!:kiss::kiss::kiss:
очень рада, что вам нравится )


а где я так ошиблась в слове? *шепотом*
 
  • Мне нравится
Реакции: tea

talsterch

Межевой рыцарь
Пришёл навестить и этот фанфик очень интересно . Надеюсь что братья разминутся и пойдут творить цмное доброе вечное совсем пл Мартину когда надежды и ожидания не сбываются
 

Gerda

Ленный рыцарь
второй абзац. и "дифирамбов", если уж быть точным до конца:puppyeye:
извините ради Семерых, что не ответила. я так и нашла это в тексте (

Пришёл навестить и этот фанфик очень интересно . Надеюсь что братья разминутся и пойдут творить цмное доброе вечное совсем пл Мартину когда надежды и ожидания не сбываются
Здравствуйте ) извините, что так поздно отвечаю. оповещение то ли не пришло, то ли я не увидела. ну банальную разборку братьев с убийством я делать не хочу, но кажется мне пришло на ум другое занятное и кармически верное решение.
 
Сверху