Perelynn

Знаменосец
ДЖОН III

Луна плавала размытым пятном в киселе тяжелых снеговых туч. Под ней расстилалась белая равнина, в центре которой возвышалась мрачная громада замка, а по краям щетинился лес. Между деревьев, мутными звездами на сером покрывале метели, горели костры. На стенах замка слабо поблескивали шлемы часовых.

Шаг. Шаг. Шаг.

С северной стороны от замковых стен по сугробам передвигались несколько человек в запорошенных снегом одеждах.

Один за другим. След в след. Чтобы нельзя было сказать, прошло здесь десять человек или сотня. Даже если следы не занесет снегом к утру.

Показалась маленькая лощина. Внизу в белом покрывале снега зияло черное глинистое пятно - с той стороны обрыва, которая от замка не видна. Часть людей спрыгнули в лощину. Часть пошли дальше, прокладывая цепочку обманных следов. Если днем протоптанная дорожка станет заметна с замковых стен, она должна уходить обратно в лес.

Лаз был узким и темным. Люди продвигались наощупь, придерживаясь обледенелых стен. В конце нужна была особая осторожность - коридор обрывался в колодец, шахта уходила вниз и вверх. Здесь требовались сильные мышцы и гибкое тело, чтобы подпрыгнуть, уцепиться за покрытую льдом железную скобу-ступеньку, подтянуться и влезть наверх, преодолев еще три дюжины таких же ступенек.

Джон встречал бойцов в тесной круглой комнате, молча хлопая по плечу каждого, кто добрался. Да, не так он себе представлял возвращение домой. Они находились на нижних этажах башни, с которой сорвался Бран. Здесь тонко выл ветер в щелях меж камней - замазка давно высохла и осыпалась. Башня накренилась, будто готова была обрушиться в любой момент. Люди Болтона поостереглись здесь селиться, предпочтя тесноту казарм, арсенала и гостевого дома. Самые рисковые заняли Первую Твердыню.

Мысли Джона обратились к погибшему младшему брату. Бран знал Винтерфелл, как никто. Бран облазил замок снизу доверху. В былые времена Джон и представить не мог, для чего ему пригодятся секреты, которыми Бран делился с любимым, хоть и незаконорожденным, братом.

Одичалые устраивались в новом укрытии, готовясь к долгому ожиданию. Некоторые уже ошкуривали наловленных крыс. Чтобы провести тайным лазом пять сотен человек, потребуется несколько ночей. Джон кивнул своим мыслям. Одичалые умеют обходиться без костров, знают, как сутками лежать в засаде. Кроме разрушенной башни, рядом есть еще крипты, там хватит места для всех. Нужно только аккуратно, след в след, перейти через кладбище, до которого сейчас все равно никому нет дела. Первая Твердыня, населенная людьми Болтона, к погосту обращена слепой стороной. Взглядов оттуда опасаться не приходилось, только от часовых со стен. Но те больше смотрят наружу, чем во внутренние помещения замка, и используют любую причину, чтобы собраться кучкой у жаровни, погреть руки и почесать языки.

Главное - не выдать своего присутствия раньше времени. Если же их все-таки заметят... значит, битва случится быстрее, чем предполагалось.

А пока что Джон будет единственным человеком, кто воспользуется лазом в колодце, чтобы покинуть Винтерфелл.
 

Perelynn

Знаменосец
ХРАНИТЕЛЬ СЕВЕРА II

Штурм начался утром, когда в тучах наметился просвет. Разношерстая армия - отряды одичалых, возглавляемых королевскими рыцарями - двинулась на приступ. Но внимание Русе было сосредоточено на паре фигур в отдалении. Двое всадников выбрали небольшой холмик, достаточно близко, чтобы иметь хороший обзор Южных ворот, но достаточно далеко, чтобы до них не долетали стрелы. Подле одного развевалось по ветру знамя с оленем на фоне алых языков пламени. Рядом со вторым с древка рвался серый стяг с белым волком, и изображение на флаге в точности повторяло очертания зверя, нетерпеливо бегавшего по земле рядом.

Русе пожал плечами. Парень осторожен, но в данном случае осторожность ему ничего не даст. Если это - его армия, то Хранителю Севера можно спокойно спускаться в обеденный зал и получать сомнительное удовольствие от очередной порции коричневой бурды, именуемой нынче похлебкой. Лучников у штурмующих единицы, в основном щитоносцы. Приставных лестниц - раз-два, и обчелся. Таранов пока не видать, а без них не обойдешься, Южные ворота намертво вмерзли в снег. Построение хромает - рыцари Станниса, несомненно, знают свое дело, но они не привыкли командовать одичалыми, а те, в свою очередь, не привыкли подчиняться. И что-то мало их. Костры, горевшие в лесу, наводили на мысли о количестве гораздо большем.

Взгляд лорда Болтона упал на один отряд, под предводительством здоровяка с приметной рыжей бородой. А вот этот опасен. Людей построил как по нитке, щитами все прикрываются по максимуму, по снегу передвигаются быстро. На вид дикарь-дикарем, а какой грамотный вояка! Русе выглянул в восточное окно, отдавая распоряжение лучникам на стене: как только подойдут, этого стрелять в первую очередь, равно как и остальных командиров.

Сверху раздался гортанный крик хищной птицы. Русе поглядел в небо и едва успел отшатнуться обратно внутрь. Прямо на него, клекоча, падал сокол: когти растопырены, клюв распахнут. Но до окна хищник не долетел - упал, пронзенный стрелами. Русе проводил тушку взглядом, спрятал выхваченный из ножен кинжал, потом достал снова. Он ждал этого. Мальчишка - варг. Даже если бы не было недавнего нашествия птичьей почты в обеденном зале, лорд Болтон достаточно долго пробыл бок о бок с Молодым Волком, чтобы понять, каким образом сын Неда Старка может заставить дикого зверя исполнять свою волю.

Русе собирался перейти обратно к южному окну, когда один из лучников издал горловой хрип и медленно свалился во двор спиной вперед, исчезнув в сугробе у подножия. В полете его перевернуло, и лорд Болтон успел заметить охвостье стрелы, торчавшей у убитого из-под лопатки.

Из-под лопатки.

Болтон рывком нырнул под защиту стен и осторожно перебрался к противоположному, северному окну, чтобы бросить взгляд на замковый двор.

Будто по команде, в лицо ему ударил крик.

- Тревога!!!

Дальнейшие слова перекрыл шум битвы: вопли боли, лязг оружия, боевые кличи, хриплые голоса, выкрикивающие команды. Не все голоса были ему знакомы.

Русе потребовалось несколько мгновений, чтобы осознать - белое мельтешение в Главном дворе и дальше - это все люди в запорошенных снегом одеждах. Каким образом бойцы мальчишки оказались в замке? Проникли через Восточные ворота? Чушь, там решетка вмерзла в землю и цепи подъемного моста обледенели. С северной стороны во внешней стене нет проема. Оставались Охотничьи ворота, которые недавно открывали, но почему тогда одичалые идут со стороны Первой Твердыни?

Так или иначе, план волчонка стал понятен. Атаковать и в лоб, и с тыла, внести суматоху, рассредоточить внимание противника. Смелая затея... но безнадежная. Что может сделать горстка людей, пусть даже отчаянных рубак и храбрецов, против армии? Ребята Родрика Рисвелла уже теснят их со стороны Большой Твердыни, а Фреи - со стороны гостевого дома.

Русе подошел ко входу на лестницу, поманил к себе одного из стоявших там гвардейцев.

- Передай Родрику - пусть возьмет парочку пленными.

Вестовой кивнул и ушел. Русе вернулся к окну. Меж бровей Хранителя Севера залегла глубокая морщина. Хорошо, если все окажется так, как выглядит. Но мальчишка уже несколько раз оказывался хитрее, чем он ожидал.

Новый взгляд в окно подтвердил его опасения. Одичалые шли белым потоком. С кромок людская река бурлила красным, но не иссякала, а разливалась только шире. Русе нахмурился. Как волчонок сумел протащить внутрь такое количество народу? И где они все поместились незамеченными, ведь крепость забита до отказа?

Русе оглянулся на южное окно - и почувствовал, как сердце наполняет холодное бешенство. За эти несколько минут армия осаждающих почти вся успела сместиться вправо. Их целью были не Южные ворота. Они направлялись к Охотничьим. А те, что изнутри, должны были открыть им путь.

Вернулся вестовой. Русе тут же услал его снова - передать новые приказы Рисвеллам. Охотничьи ворота держать любой ценой. Одичалым на головы бросать со стен камни. Чего-чего, а обломков в Винтерфелле хватает.

Когда гвардеец ушел, лорд Болтон повернулся к окну - и едва успел отмахнуться кинжалом от совы, залетевшей в помещение совершенно бесшумно. На некоторое время он потерял нить событий, занятый птицей: принять когти на латную перчатку, заслониться от клюва, нанести удар.

Русе выбросил окровавленную тушку в южное окно. Две далекие фигуры под трепещущими флагами все еще наблюдали за боем издалека. Проклятый бастард. Ничто из того, на что Русе рассчитывал, не сыграло. Придется придумывать другой способ его прикончить.

Лорд Болтон снова сместился к северному окну. И понял, что дело скверно.

Армия осаждающих, очевидно, уже подступила вплотную к Охотничьим воротам. Часть защитников замка оборонялась от угрозы извне, валя за стены бревна, куски кладки, горгулий. Остальное войско все еще превышало одичалых количеством - двое на одного. Но в тесноте дворов это мало помогало. В воздухе пели стрелы: лучники на стенах делали залп за залпом, но их ряды заметно поредели - из людского водоворота внизу летели стрелы им в ответ. Бело-серо-красная река струилась по Главному двору, медленно, но верно прокладывая себе дорогу к Охотничьим воротам.

Русе едва успел различить сквозь звуки битвы хлопанье крыльев.

На этот раз это был ворон. И он показал себя гораздо умнее предшественницы - вился вокруг, мельтеша и заслоняя обзор, но под руки не совался. После нескольких бесплодных попыток от него избавиться лорд Болтон потерял терпение. У него не было времени на эти фокусы. Русе сбежал вниз по ступенькам, велев охранникам разобраться с птицей, и поспешил к окну в северной стене.

До него донесся натужный, протяжный скрип. А вслед за ним - многоголосый, торжествующий крик. И топот ног, и новый звон оружия.

С узких губ Хранителя Севера сорвалось проклятие.

Ворота были потеряны. С каждым мгновением во внутренних дворах Винтерфелла соотношение сил осажденных и осаждающих менялось в пользу последних. Лорд Болтон поджал губы. Не имеет смысла воевать до последней капли крови своего народа - и оставаться одному против армии победителей.

Над Винтерфеллом взвился белый флаг.

***

- Ты нарушил клятву, данную своему сюзерену. Ты поднял руку на Короля Севера и моего брата. Я, Джон... - Сноу на мгновение замялся, - Джон от крови Старков, приговариваю тебя к смерти.

Свистнул меч. Побуревший снег снова окрасился алым. Покатилась отрубленная голова. Ее черты хранили удивленное выражение, словно казненный до последнего момента не в силах был поверить в то, что происходит.

Русе Болтону снова вспомнился момент капитуляции - когда к нему, окруженному плотным кольцом сторонников, вышел тот самый здоровяк с огненной бородой. Вслед за великаном шли одичалые из его отряда, и лорд Болтон снова отметил, насколько слаженно и организованно они движутся. Загадка прояснилась, когда человек, шагавший рядом с рыжим верзилой, откинул замурзанный снегом капюшон. Русе узнал Джона Сноу. Бастард оказался точной копией своего папаши. Жаль, что только на вид.

На помост ввели Хостина Фрея. Сноу снова произнес свою короткую обличительную речь, и шестой сын старика Уолдера отправился вслед за третьим.

Серые глаза волчонка обратились к нему.

Русе встретил его взгляд, не дрогнув ни одним мускулом. Рискнет ли мальчишка? Подпустит ли главного врага к себе близко?

- Лорд Русе Болтон, - произнес бастард. - Вы обвиняетесь в пособничестве убийству Короля Севера и узурпировании прав на Винтерфелл. Я мог бы казнить вас... - Сноу на мгновение задумался, - но я дам вам выбор. И вы, и ваш сын можете взойти на плаху - или принять черное. На Стене нужны люди.

Русе сдержал улыбку. Все-таки он не ошибся в главном. Перед ним стоял достойный отпрыск Эддарда Старка.
 

Perelynn

Знаменосец
Заинтриговали.
Одну причину Джон назвал прямо в тексте. На Стене нужны люди. Люди с мозгами. Организаторы. Лидеры.
Еще одна причина становится достаточно ясна, если посмотреть на список сторонников Русе.
И еще одна - если задуматься о позиции Джона:)
 

Берен

Лорд
Одну причину Джон назвал прямо в тексте. На Стене нужны люди. Люди с мозгами. Организаторы. Лидеры.
Еще одна причина становится достаточно ясна, если посмотреть на список сторонников Русе.
И еще одна - если задуматься о позиции Джона:)
А вдруг не выгорет дело у Станниса и соотвественно Джона, и возвернут тогда Ланнистеры королевским указом Болтона в Хранители Севера....
А если серьёзно, то должен признать, не смотря на разницу в возрасте, Ваш Джон гораздо умнее и дальновиднее меня.
 
  • Мне нравится
Реакции: Cat.

Perelynn

Знаменосец
Westerosi посвящается.

***
ТИРИОН

Тирион смотрел на драконов.

Зеленый и белый дрались, как голуби, не поделившие хлебные крошки. В качестве крошек выступало чье-то золотое ожерелье, оплавленное, бесформенное. Драконы танцевали на песке, недовольно и протяжно крича, вытягивая шею, как чайки, щелкая зубами, топорща чешую и фыркая огнем. Черного собрата, дракона королевы, они не трогали. Тому достаточно было только взглянуть на них свирепыми рубиновыми глазами, и двое младших ящеров пригибали шеи к земле, будто в поклоне.

Интересно, что они едят? Впрочем, ясно что - мясо. Говорят, после битвы их с трудом удалось отозвать от пожирания трупов. Только с помощью заколдованного рога и удалось.

Зеленый дракон изогнул шею, выпустил струю прозрачного, почти бесцветного огня. Красавец. Чешуя зеленая, как мох, как глаза Джейме, как изумруды в диадеме Серсеи. Бронза глаз - как браслеты Шаи, сверкавшие на жарком южном солнце... нет. У Тириона больше нет семьи, больше нет женщины. Они все предали его - и родственники, и любовь.

Тирион повернулся к белому дракону. Вот каким надлежит быть хищнику. Хитрым, коварным, безжалостным. При взгляде на этого дракона вспоминались сказания о Мейегоре Жестоком. Пока зеленый брат принимал позы, белый поднырнул ему по крыло, навалился всем весом, опрокинул противника на спину. Зеленый забарахтался, тщась вытащить подмятое крыло. Белый ухватил золотую побрякушку и рысью отбежал в сторону, где бросил вещицу на землю и улегся сверху.

Зеленый наконец поднялся. Обнюхал песок, где лежало ожерелье. Издал очередной гортанный крик. И бухнулся на брюхо, демонстративно повернувшись к брату хвостом.

Белый ящер щелкнул пастью, победно раздул ноздри... и рывком повернул голову.

Его глаза были цвета расплавенного золота.

Тирион почувствовал, как у него подгибаются колени. Дракон смотрел на него. Прямо на него. А он стоял слишком близко, и уже не успеет отбежать, смешаться с толпой. Его жизнь сейчас не стоит выеденного яйца.

Но что такое его жизнь, жизнь карлика, преступника, отцеубийцы, младшего сына - перед злым чудом?

Дракон шумно принюхивался.

- Если бы ты был женщиной, я бы тебя любил, - сказал ему Тирион. - Если бы ты был шлюхой, я был бы тебе верен.

Белый ящер привстал на полусогнутых лапах, вытянув шею и фыркая.

- Я занимался любовью в черепе твоего предка, - сообщил ему Ланнистер. - Хотел бы я знать, что творится у тебя в голове.

Чешуйчая морда повисла совсем близко. Тирион замер, как кролик перед удавом. Он не смог бы броситься наутек, даже если бы захотел - руки и ноги стали ватными.

Разверзлась жаркая пасть. Мелькнул горячий язык. Тирион вскрикнул - упругая шершавая лента как будто содрала ему кожу со лба. Нет, это рана, это всего лишь боевая рана, ее щиплет от слюны дракона. Семеро, какая разница? Ему, Тириону Ланнистеру, осталось жить считанные мгновения.

- Визерион!

Пасть метнулась в сторону. Тирион рухнул на колени - и очень удачно, прямо над ним пронеслось крыло. Но не успел он возблагодарить богов, как ему в бок словно ударили боевым молотом. Тирион всхлипнул, перекувыркнулся в воздухе, посланный в полет ударом хвоста... и приземлился на чешуйчатую холку.

Он хлопнул глазами, смаргивая слезы. Ребра гудели, голова плыла, руки судорожно вцепились в теплые белоснежные чешуйки.

- Что ты делаешь на спине моего дракона?

Дейенерис Таргариен. Драконья королева смотрела на него как на дохлую мышь, которую кошка принесла домой и положила хозяйке на подушку.

- Летаю, - услышал Тирион свой собственный голос. - С детства мечтал об этом, Ваше Величество.
- Ты тот карлик, - сощурилась королева, - из представления со свиньей.

Тирион картинно раскланялся, не разжимая рук.

- Приятно знать, что вы узрели меня на пике моей карьеры.
- Тебе лучше слезть, пока Визерион тебя не заметил, - посоветовала Мать Драконов. - Как тебя зовут?
- Тирион Ланнистер.
- Ланнистер! - Лицо королевы исказилось гневом, голос прозвучал как удар хлыста. Черный дракон за ее спиной вскочил и зашипел. В воздухе запахло гарью. - Я слышала про одного Ланнистера. Джейме Ланнистера. Цареубийцу.
- Мой брат, - гордо произнес Тирион. На этот раз белый дракон не пригнулся. Наоборот, выпрямился, напружинился, готовый дать черному отпор.

Железнорожденный с обугленной рукой небрежно отодвинул Дейенерис в сторону.
- Уймись! - велел он Визериону.

И внезапно Тириона захлестнула волна эмоций, непонятных, но таких бурных, что Ланнистер на мгновение утратил дар речи. Единственное, с чем можно было бы сравнить эту бурю, этот поток, было единение с женщиной. Вот только ни с одной женщиной он не испытывал чувств такой силы.

Тирион ощутил, как сквозь мускулистую шею дракона, на которой он сидел, течет пламя.

Глаза железнорожденного расширились, пальцы сжались на рукояти секиры.

- Нет! - крикнула Дейенерис. - Визерион, стой!
- Визерион, жарь! - заорал Тирион. Он плохо отдавал себе отчет в том, что происходит. Он - смертник и еще раз смертник. Он преступник по всем мыслимым законам. Он сидит на драконе. В нем не осталось ничего из того Тириона Ланнистера, каким он привык себя считать.

Черный дракон подшиб белого снизу под челюсть. Золотое пламя выстрелило в небо, безвредно рванувшись к солнцу.

Наступила тишина.

- Он его послушался, - раздался растерянный голос королевы. - Визерион его послушался.
- Животное совсем дикое, - заявил мужчина, похожий на мастифа. - Оно просто вышло из-под контроля, как я и говорил.
- Нет, - сказала Дейенерис. Она подошла к белому дракону, протянула руку. Ящер отпрянул, изогнул шею, напрягся. Не нападая, но и не поддаваясь.

Королева обернулась к Барристану Селми.

- Ваши истории правдивы, сьер.
- Прошу прощения, моя королева? - моргнул старый рыцарь. Но Дейенерис уже снова повернулась к Тириону.
- Твой отец - Тайвин Ланнистер, - сказала она. - Имя твоей матери - Джоанна.
- Они оба мертвы, - сообщил Тирион. - Я убил обоих.

В аметистовых глазах королевы отразилось удивление.

- Моя мать умерла, производя меня на свет, - объяснил Тирион. - Своего отца я застрелил из арбалета. Мы с ним никогда не ладили.
- Не думаю, - сказала Дейенерис. - Своего отца ты никогда не знал. Равно как и я. Немедленно слезь с моего дракона, Тирион, бастард Эйериса Таргариена.
 

Perelynn

Знаменосец
ДЕЙЕНЕРИС III

Обсидиановая свеча горела ровно. Пламя застыло идеальной каплей. И сквозь огонь, как через крохотное окошко, Дени видела лица. Лицо мальчика, издающего волчий вой. Лицо юноши с лиловыми глазами, чем-то похожими на ее собственные. Лицо зрелого мужчины с упрямо сжатым ртом. И еще одно лицо, молодое, суровое, сероглазое. Оно встревожило Дейенерис больше всего. За сильными чертами угадывалось ощущение безнадежности. Лицо человека, идущего на смерть.

Смерть она видела тоже. Другие лица, заледеневшие, пустые, с безжалостным голубым взглядом. Дени вздрогнула, когда они впервые появились в огне. Она узнала их. Она видела это во сне.

- Я не могу бросить Меерин, - произнесла она. - Не сейчас.
- Твои дела в Меерине закончены, - возразил человек, похожий на мастифа. - Время двигаться дальше, моя королева.
- Это мне решать, - проронила Дени. - Я принесла хаос в этот город, и мне теперь наводить здесь порядок.
- Ты принесла не хаос, но выбор, - не согласился ее собеседник. - Ты нарушила равновесие сил. Но ты не нянька, Дейенерис Таргариен, пусть даже тебя и прозвали Матерью. Ты подняла рабов с коленей, но дальше они должны научиться стоять на собственных ногах.

Королева промолчала.

- Я понимаю, тебе трудно оставить людей, которые надеются на твою защиту, - уступил человек по прозвищу Маг. - Но твоя родная земля нуждается в защите не меньше. Вестерос ждет тебя.
- Что, женщины тайком вышивают знамена с драконами? - невинным тоном уточнила Дейенерис. - А мужчины поднимают тосты в мою честь?

Марвин Маг поглядел на нее недоуменно.

- Нет. Многие из них даже не знают о тебе. Люди вообще мало что знают. Но из-за Стены идет угроза, и если тебя не будет там, чтобы ее предотвратить, Север падет.
- Я всего лишь юная девушка, - произнесла королева, на этот раз действительно чувствуя себя таковой. - Я тоже многого не знаю.
- Раньше тебе это не мешало, - возразил гость из Цитадели.

Он прав, поняла Дейенерис. Дело не в том, что у нее не хватает информации. Ей просто страшно. Вестерос, ее родина, ее извечная цель, уже давно маячила на расстоянии вытянутой руки. Но ей было страшно сделать последний шаг.

“Я от крови дракона. Дракон не должен бояться.”

***

Белый дракон боднул карикатурного человечка, требуя внимания. Дени не была уверена, кем Визерион видит карлика. Игрушкой? Приятелем? Специальным устройством для почесывания труднодосягаемых мест? Или и вправду - наездником?

- Марвин утверждает, что я у меня нет обязательств перед жителями Меерина, - закончила рассказ королева. - Мне интересно, что об этом думаешь ты.

Карлик наморщил остаток носа, отчего обрел вид еще более гротескный.

- Не сказать, чтоб я не ценил честь, Ваше Величество, но почему вы вдруг вздумали интересоваться моим мнением?
- Ты был и лордом, и рабом, - объяснила Дейенерис.

Тирион почесал лоб, где заживала рана от чьего-то клинка.

- Скажите, моя королева, - произнес он, - если завтра вы уедете, оставив Меерин на волю судеб, и местные рабы проклянут ваше имя... что вам до того?
- Как - что? - опешила Дени. - Ведь это же мое имя они проклянут!
- В этом и проблема, - кивнул уродливый Ланнистер. - Вам хочется нравиться людям. Вы хотите, чтобы вам пели - вполне заслуженную - хвалу. Вы ожидаете благодарности за ваши деяния. И в этом ваша ошибка.
- Это не главное, - возразила королева.
- Но важное, - отпарировал карлик. - Знаете, я тоже всю жизнь хотел, чтобы меня любили. Я способен распознать симптомы. Поверьте мне, Ваше величество: это не окупается. Любовь - плохой ориентир. Она переменчива. Она продается, предается и сдается внаем.

Дейенерис покачала головой.
- Я не согласна с тобой. Моя цель не в том, чтоб меня обожала чернь. Для меня важно сделать правильный выбор.
- В таком случае у меня для вас хорошая новость, моя королева. Вы находитесь в уникальном положении. У вас есть сила, власть, армия, корабли. Все это в сумме предоставляет вам возможность решать, что в данном случае правильно, а что нет.

***

Хиздар зо Лорак стоял перед своей супругой, очень стараясь выглядеть гордо и независимо, и не преуспевая.

- Мы повенчаны, - напомнил он. - Мы принесли друг другу брачные клятвы.

Дейенерис пожала плечами.

- Мне вспоминается еще одна клятва. Ты обещал, что ценой этого брака я куплю мир в Меерине. Ты свою сторону сделки не выполнил.
- У меня не было возможности ее выполнить! - взвыл Хиздар. - Твой телохранитель, которому ты так доверяешь, - он мотнул головой в сторону Барристана Селми, - связал меня и запер в темнице!

Дейенерис вынула из стоящей рядом миски кусок мяса и швырнула Дрогону. Черный дракон поймал подачку в воздухе.

- Я, должно быть, выразилась недостаточно ясно, супруг мой. Либо ты даешь мне свободу, либо я избавляюсь от тебя более радикальным способом. Выбирай.

Дракон разодрал мясо и отправил его в желудок мощным глотательным движением. Хиздар сглотнул тоже.

- Это шантаж, - сказал он.

Дейенерис широко улыбнулась.

- Да. Я наконец-то научилась говорить на вашем языке, не находишь?

***
На королеву были устремлены тысячи взглядов. Море лиц - изможденных, ухоженных, молодых, пожилых, волевых, покорных.

- Я достаточно задержалась здесь, - объявила она. -. Завтра я отбываю.

По толпе прокатился вздох.

- Я дала вам свободу, - продолжала королева. - И вместе с вами получила важный урок. Свобода - это дар, с которым нужно уметь обращаться. Который нужно уметь защищать. Отныне вы сами ответственны за вашу свободу.
- Матерь! - раздался умоляющий крик. И словно прорвал плотину молчания.
- Не бросай нас! - зазвучали требовательные голоса.
- Оставь нам армию!
- Оставь нам денег!
- Оставь нам дракона!
- Я оставлю наместника, - объявила Дени. - Скахаз мо Кандак, защитник Меерина, предводитель Медных Тварей, станет вашим правителем.
- Выскочка! - не согласились в толпе.
- Гарпия! - выкрикнул кто-то.
- Не хотим Бритоголового!
- Если правление Скахаза будет вам неугодно, в ваших силах будет его низложить, - сказала Дейенерис. - Теперь вы знаете, как.
- Матерь!
- Останься с нами!
- Защити нас!
- Ты обещала!

Дейенерис Таргариен подняла руку, и толпа затихла.

- Многие из вас были рабами, - негромко произнесла она. - Вы были увезены из отчего края, из родного дома. Многие из вас уже не помнят, каким он был, этот дом.

Тишина над площадью стала такой плотной, что казалось, ее можно пощупать.

- Меня тоже забрали против воли из страны, где я родилась. Я всю жизнь скиталась по чужим краям. Но сейчас мой дом зовет меня. Нуждается во мне. И я должна идти.
 

Perelynn

Знаменосец
ДЖОН IV

- Тревожные вести с юга, Сноу, - мрачно сказал Станнис. - Какой-то самозванец объявился на побережье и захватывает замки. Плавает под знаменем Таргариенов.
- Мы живем в смутные времена, светлейший, - отозвался Джон.

Баратеон скрипнул зубами.

- Когда-то я прибыл на север и помог тебе. Теперь мне нужно на юг. - Король выразительно посмотрел на Сноу.
- Я поговорю с лордом Мандерли, - уступил Джон. Станнис мог быть не самым приятным союзником, но он помог вырвать Винтерфелл из хватки Болтонов. Сейчас и Русе, и его сын Рамзай были на пути на Стену, сопровождаемые солидным эскортом. В обязанности эскорта входило удостовериться, что отец и сын не исчезнут таинственным образом по дороге, чтобы потом объявиться где-нибудь с новыми планами.
- Ты так и не принес мне клятву верности, - проворчал король.
- Не принес, - согласился Джон.

Станнис ждал со все возрастающим нетерпением, но продолжения не последовало.

- На данный момент я готов посмотреть на подобное неповиновение сквозь пальцы, - нехотя сказал Баратеон, и Сноу понял, что королю очень нужны корабли Белой Гавани. - Но мы еще вернемся к этому вопросу, когда я сяду на Железный Трон.
- Мы возвратимся к этому вопросу столько раз, сколько вам понадобится, светлейший, - безмятежно подтвердил Джон.

Лицо короля побагровело.

- Нед Старк был таким же упрямым, - процедил Станнис сквозь зубы. - Думаю, тебе не нужно напоминать, куда его это привело.

Джон не ответил.

***

- Леди Дастин, - Джон кивком головы пригласил женщину садиться. Она осталась стоять - прямая, сухопарая, наглухо затянутая в черное траурное платье. - У меня к вам будет просьба.

Женщина плотнее сжала губы.

- Я хочу назначить вас Хранительницей Винтерфелла.

Серые глаза расширились. Фигура в черном медленно опустилась на стул.

- Вы слышали мое объявление после штурма. Я отбил твердыню Старков, но сам я не Старк. Винтерфелл принадлежит законорожденным детям моего отца. Мои сводные братья, Бран и Рикон, могут быть живы. Мой долг - их разыскать. Мои сводные сестры, Арья и Санса, пропали без вести. Моя задача - вернуть их домой. Я не знаю, сколько мне понадобится времени, чтобы установить или опровергнуть правдивость имеющейся у меня информации. Я не знаю, сколько я буду отсутствовать. Но я не могу оставить Винтерфелл пустым. Он и так слишком долго простоял без хозяина.

Леди Дастин все еще молчала.

- Я отдаю себе отчет, какую непомерную ношу я прошу вас взять на себя. Какой огромный груз я на вас взваливаю. Если вы откажетесь, я пойму и назначу другого Хранителя.

Женщина разлепила губы.
- Я не откажусь.
- Вам будет тяжело, - предупредил Джон. - Зима будет долгой. Припасов, которые мы привезли с собой, надолго не хватит. У вас могут найтись противники. Ваш гарнизон будет состоять в основном из одичалых - плохо обученных и не привыкших к дисциплине.
- Я согласна. - Голова женщины была гордо вскинута, ее серые глаза сверкали.

Хорошо. Сведения Грейджоя подтвердились. Джон знал, что очень рискует с выбором кандидатуры. Но где-то глубоко внутри выбор ощущался правильным. С некоторых пор Джон стал гораздо больше доверять инстинктам.

- В таком случае примите мою благодарность.

Сноу встал и протянул женщине руку. Ладонь леди Дастин была сухой и твердой, как полированное дерево. И тем не менее, ее пожатие было удивительно теплым.


***

Винтерфелл был полон жизни. Повсюду слышался стук и звон инструментов - все, кто имел хоть какие-то познания в плотницком и каменном деле, занимались починкой внутренних помещений замка. Снегопад временно прекратился, выглянуло солнце.

Часть северных лордов уехали по домам. Ушли крепкие горцы; с ними вместе отправились в путь многие одичалые, надеясь найти приют среди суровых вершин, где не имеет значения, кем был твой отец и было ли у него родовое имя. Король и его армия вместе с лордом Мандерли отбыли в Белую Гавань. Убрались восвояси Рисвеллы - но не раньше, чем снова признали себя знаменосцами Старков. Если бы Джон казнил лорда Болтона, ситуация могла бы накалиться, но Русе согласился принять черное, и Рисвеллы не стали бунтовать. Что до остальных лордов, многие из них были только рады снова присягнуть на верность Королям Севера.

В Главном дворе Джон увидел Тормунда, который сидел у колодца и точил меч. Меховые одежды великана были покрыты потемневшими пятнами. Призрак подбежал к нему, обнюхал, махнул хвостом и вернулся к хозяину.

- Давно я тебя не видел, - поприветствовал великана Сноу. - Охотился? - Продовольственное снабжение было единственным занятием, к которому одичалых можно было приставить без опаски и получить от этого пользу.

Рыжая борода Тормунда затряслась, когда он расхохотался.

- Охотился! Хар! Правда твоя. Знатную добычу загнал.
- И где же она, твоя добыча? - спросил Джон, рассеянно протягивая руку, чтобы почесать Призрака за ухом. Обычно после удачной охоты рядом с Тормундом лежала бы туша - кабана, вепря или медведя, которого он завалил.

Великан ухмыльнулся, и эта улыбка заставила Сноу застыть с поднятой рукой.

- Ты вроде и умный щенок, - произнес Тормунд, - но такой идиот иногда.

И бросил Джону под ноги серебряную брошь: перекрестье дыбы и ободранный человек.

***

Cнова пошел снег, опускаясь пушистыми хлопьями. Призрак распахнул пасть и вывалил язык, ловя снежинки. Джон на мгновение подставил лицо северному ветру.

- Милорд! Милорд! - послышался голос. Джон обернулся. К нему бежал паренек, который заменял здесь мейстера и заведовал воронами.
- Вам письмо, милорд, - сказал он, подавая Сноу скрученное трубочкой послание.
- От кого? - нахмурился Джон.
- Ворон прилетел со стороны Черного Замка.

Зимний ветер, бьющий в лицо, дохнул на Джона могильным холодом. Сноу развернул пергамент.

Письмо было написано крупным, четким почерком Боуэна Марша. От первых же слов у Джона встали дыбом волосы на затылке. Призрак перестал дурачиться, встопорщил шерсть и зарычал.

Иные атаковали Стену. Пока что у Дозора хватало сил и дров отпугивать их огнем, но долго так продолжаться не могло. Уже сейчас все леса на южной стороне стены были вырублены. Дозорным приходилось уходить за топливом все дальше и дальше. Ни о каких вылазках в Застенье не могло быть и речи. Мертвое воинство клубилось у ледяной преграды, и казалось - оно вот-вот ее захлестнет.

Джон буквально видел девятьсот девяносто девятого Лорда-Командующего: губы сжаты в тонкую линию, взгляд угрюм, узловатые пальцы медленно выводят буквы.

“Я не прошу о помощи,” - писал Марш. - ”Ты не успеешь ее оказать. Я лишь предупреждаю. Собери все силы, которые у тебя есть. Разошли воронов всем лордам, которые станут слушать. Скажи им, чтобы готовились. Ледяная смерть грядет.“
 

Берен

Лорд
Не думаю, - сказала Дейенерис. - Своего отца ты никогда не знал. Равно как и я. Немедленно слезь с моего дракона, Тирион, бастард Эйериса Таргариена.
Я знал. Нет, я верил, что Тирион - сын Эйриса Безумного.
 

Perelynn

Знаменосец
Я знал. Нет, я верил, что Тирион - сын Эйриса Безумного.
С моей точки зрения, это очевидно. Хотя здесь найдется немало людей, которые со мной не согласятся.
При этом Джейме и Серсея - чистокровные Ланнистеры без всякого намека на драконью кровь.
 

Берен

Лорд
С моей точки зрения, это очевидно. Хотя здесь найдется немало людей, которые со мной не согласятся.
При этом Джейме и Серсея - чистокровные Ланнистеры без всякого намека на драконью кровь.
*опережая события* Третьим наездником будет Джон. Точнее, должен быть - я в это верю.
 
давненько я не навещала раздел фанфикшена, и как оказалось, зря-зря

Я обожаю ПЕРЕЛЫНЬ!!!!!!!!!!!!!!!!!:kiss:
Мартина можно и не ждать уже..такое развитие событий меня волне устраивает:happyshame:

глава Тири и всё, что связано с драконами доставляет неимоверно
Джон очень притягателен, не то что в саге
и ваша краткость, леди Перелынь, весьма информативна

Ледяная смерть грядет.“
про синеглазок уже и забыли все, кстати напомнили
 

Берен

Лорд
2Perelynn!
"- Ты вроде и умный щенок, - произнес Тормунд, - но такой идиот иногда.
И бросил Джону под ноги серебряную брошь: перекрестье дыбы и ободранный человек." - Выходит Тормунд грохнул Рамси или Русе, а то и обоих?
 
Сверху