Гет Фанфик: То, что пёс приволок в зубах

Медведица

Скиталец
Название: То, что пёс приволок в зубах
Фэндом: Мартин Джордж «Песнь Льда и Пламени», Игра Престолов(кроссовер)
Автор: Медведица
Категория: Гет
Размер: Драббл
Пейринг/Персонажи: Сандор Клиган / Санса Старк, Джоффри Баратеон
Рейтинг: R
Жанр: Даркфик, Hurt/comfort
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC (возможен, но я не могу об этом судить)
Краткое содержание: Это подарок от короля, Пташка
Примечания автора: Я не читала книг – только смотрела сериал и читала фики, но, я надеюсь, это не помешает мне изобразить короткий отрывок.
Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО.
Статус: закончен

1. То, что пёс приволок в зубах


Санса вбежала в свою комнату и тут же заперла дверь – она думала, что это способно кого-то остановить.

Было темно, и только зелёные всполохи Дикого огня за окном давали пищу слабым полутеням.

Санса подошла к столу и подняла с него куклу, которую подарил ей отец. Когда-то, когда Нед Старк был ещё жив, этот фарфоровый младенец казался ей не только неуместным, но ещё и уродливым, но теперь девушка смотрела на него с горечью и любовью.

– Пташка до сих пор играет в куклы? – проскрежетал голос со стороны, где располагалась постель.

Санса резко обернулась, выронив из рук драгоценную куклу, и сделала шаг назад. Огромная фигура поднялась во весь рост.

– Я знал, что ты придёшь, – заявил Пёс, в три шага оказавшись на расстояние вытянутой руки от девушки.

В тусклом неровном свете Санса всё же отчётливо видела, что лицо, руки, броня и белый плащ Пса были щедро перемазаны чем-то тёмным, что, без всякого сомнения, являлось кровью. Огромное пятно на скомканном в левой руке плаще было особенно чёрным.

– Вы ранены, сир? – выпалила Санса, в её голосе был и испуг, и беспокойство, вот только по какому поводу возникли эти эмоции, Псу было не разобрать.

– Нет, всё гораздо интересней, – он хрипло рассмеялся и поднял зажатую в кулак левую руку – оказалось, что плащ служит мешком, а не тканью для закрытия раны.

– Что это?! – в ужасе воскликнула Санса, уже поняв по размеру, чем это является.

– Это подарок от короля, Пташка.

Санса задохнулась. «Чья? Чья?!» – билось в её уме, и она не могла логически рассуждать: бедняжка вспомнила, что Джоффри обещал ей голову Робба, и решила, что он сдержал своё слово.

– Точнее это мой тебе подарок, который я отсёк от короля, – продолжил тем временем Пёс и разжал кулак: раздался противный звук удара плоти о камень, шелест опадающей ткани, а затем металлический звон золотой короны сотканной из узора оленьих рогов.

Санса с приоткрытым ртом и широко распахнутыми глазами смотрела на перекошенное лицо Джоффри у своих ног, и не могла отвести взора.

– Кошка съела твой язык, девочка? – нетерпеливо проскрежетал Пёс. – Так тебе нравится мой подарок?

– Да, сир. Как я могу вас отблагодарить? – автоматически отозвалась Санса, словно речь шла стихах или цветах, а не о белобрысой голове жестокого мальчишки.

– Я не сир, – огрызнулся Пёс.

– Какая сейчас разница как я тебя называю?! Ты убил его! – дочь Неда Старка вдруг обрела свой собственный голос.

Пёс толи улыбнулся, толи ухмыльнулся, от чего стал ещё более страшен.

– Да, леди Волк, – и снова в его обращение к ней издёвка, но одно это слово «волк» помогает Сансе не терять уверенности.

– Я хочу знать, зачем и как вы убили короля Джоффри, Клиган, – произнесла Санса как можно твёрже.

Пёс снова коротко скрежетнул смехом.

– Значит, на самом деле ты такая. У Пташки прорезался характер.

Санса поёжилась под пристальным взглядом серых глаз.

– Сандор Клиган, вы ответите или продолжите меня разглядывать? – на этот раз её голос сорвался.

– Я дезертировал и решил полюбоваться на тебя напоследок, – фыркнул Пёс.

– А Джофф?

– А он попался мне на пути, и я захватил тебе сувенир.

– Чего вы хотите в награду за свои труды, с… Сандор? – интонационная пауза. – Клиган, – Санса дважды запнулась.

– Тебя, – лицо Пса перекосила довольная улыбка. – Собирайся – мы уезжаем.

– Куда? – испуганно пискнула девушка.

– На север. Хочешь насадить эту бошку на копьё своего брата?





Меж деревьев брезжил рассвет. Неведомый после долгой скачки следовал шагом.

– Ну, что же ты не поёшь, Пташка? Ты теперь не в клетке.

Санса упрямо молчала.

– Может мне самому спеть?

Снова тишина.

– Имей в виду, что это была угроза.

Нет ответа.

– Волчица Винтерфелла с Собакой на коне, а льва глава златая утоплена в дерьме! – продекламировал Пёс, и на этом его песня подошла к концу.

– Зачем я тебе? – наконец подала голос Санса. – Скажи правду.

– Гореть мне в седьмом пекле, если я знаю ответ на этот вопрос, Пташка!
 

Perelynn

Знаменосец
Я вижу, полку СанСанистов прибыло. Откуда только у вас такие мысли, в сериале и намеков на СанСан почти не осталось.
Характер у Сансы меняется как-то очень внезапно. То девочка-ромашка, а то вдруг неумолимая бетономешалка cо сталью во взгляде. И вот так сразу на "ты" в приказном тоне.
Текст хорошо бы вычитать. Запятые расставить, опечатки исправить. Не поленитесь, найдите бету.
 

Медведица

Скиталец
Perelynn, а я фикридер - для меня интересный сериал/фильм всегда только отправная точка, а дальше полное безумие. Я только на прошлой неделе посмотрела ИП и начиталась англоязычных Сансаонов, а вот сегодня это написалось. Изначально шла на ООС. Не знаю, где искать бету для этого - попробую вычитать сама.
 

Медведица

Скиталец
2. Горькие песни

– «Поднялся свист, проткнули стрелы облака,
И крик последний на немых губах затих,
И все настойчивей вдали трубят рога,
И нет защитников тебе среди живых»*, – тихо пропела Санса после целой пропасти гнетущего молчания, которая заполнялась лишь стуком копыт, скрипом седла, звоном доспехов и свистом ветра. Она не помнила, откуда знала эти слова, но казалось, что когда-то давно их тянули вокруг костра грубые мужские голоса.

– Теперь ты будешь выть горькие северные песни, леди Волк? – с насмешкой поинтересовался Пёс, пуская Неведомого рысью.

– Вы сами просили песню, милорд, – вежливо отозвалась Санса, но на её лице отобразилась досада.

– Да, но кто же мог знать, что ты решила настолько кардинально изменить свой репертуар. Пташки обычно такого не щебечут.

– А я не Пташка, я – леди Волк, милорд, – уверенно заявила Псу Санса, и он криво улыбнулся.

– Я на это очень надеюсь, миледи, – последние слово прозвучало настолько ядовито, что сразу стало ясно, обращением «милорд» Пёс тоже чертовски недоволен.

Опять наступило молчание.

«Горькие песни, – подумала Санса. – Да, они действительно горькие, а ещё неуловимые, ведь в памяти от них остался лишь рассеивающийся дым. Как же там?».

– «Скрестились интриги, но я не обучена врать.
Имен проигравших не смоет предутренний дождь,
Но осенью слишком холодные дуют ветра,
Тоскливо и страшно, но ты все равно не поймешь», – немного громче пропела Санса на какой-то новый мотив и почувствовала, что Пёс сдвинулся в седле позади неё. Неведомый снова двинулся шагом.

– Это ты мне? – хмуро потребовал он, схватив её за подбородок и повернув так, чтобы видеть её лицо.

Санса резко дёрнулась от неожиданности, но это привело лишь к тому, что вторая рука Пса перехватила её поперёк живота.

– Отпусти меня, – это звучало почти как требование.

– Ты нервируешь меня, девочка, – рыкнул Пёс. – Лучше пой о своём Флориане.

Санса не ответила.

– Ну. Я жду.

– «И крылья не держат, и ноги не могут идти,
Осенние птицы затеяли зимний галдеж,
Встречаются взгляды, и лед остается внутри,
И катятся слезы, но ты все равно не поймешь», – упрямо проговорила Санса, так как петь в таком положении было затруднительно.

– Чего ты этим добиваешься?

– Ничего, милорд, это просто песня.

Пёс недовольно фыркнул, но позволил Сансе отвернуться, однако его рука так и осталась на её талии.

На этот раз молчание длилось до самого заката.

Когда Пёс наконец-то остановил коня и спешился, Санса находилась в состоянии, близком к обмороку. Он быстро снял её с седла и уронил на мягкий ковёр из зелёного мха.

– Я ненавижу верховую езду, – захныкала Санса, сворачиваясь клубочком. – Ненавижу лошадей.

– Ты им тоже не очень-то нравишься, – проворчал Пёс, роясь в седельных сумках.
Санса чувствовала себя ужасно разбитой: голова кружилась; всё, что ниже пояса, затекло, но при этом болело, и в теле не проходило отвратное ощущение, словно она всё ещё ехала верхом.

– Волки едят лошадей, – бессвязно пробормотала она.

– А псы травят волков.

– Ты злой, – пожаловалась Санса и провалилась в сон.

Пёс достал из сумок кусок медвежьей шкуры, шерстяное одеяло, флягу, хлеб и копчёное мясо. Он расстелил шкуру, бросил одеяло на спящую девочку, нарезал хлеб и мясо, глотнул вина.

– Эй, Пташка, – Пёс толкнул Сансу в плечо, – проснись и пой.

– Уже утро? – несчастным голосом переспросила она, глядя расфокусированным взглядом куда-то в густые синие сумерки.

– Нет, Пташка. Давай поднимайся с земли и раздели со мной ужин, – хмыкнул Пёс и кивнул на шкуру, рядом с которой на тряпице лежала еда.

После нескольких глотков вина Сансе стало немного легче, и только после этого она смогла немного поесть.

Когда в лесной чаще стало настолько темно, что даже собственные руки разглядеть было сложно, Пёс, гремя, расстегнул портупею и положил меч в ножнах себе под самый бок, а затем бесцеремонно замотал Сансу в одеяло, словно в кокон, и уложил рядом с собой на шкуру.

– Ты ведёшь себя, словно одичалый! – нашла она в себе силы возмутиться.

Пёс промолчал.

Предрассветное утро встретило Сансу холодом и ломотой во всём теле. Завтрак был копией ужина, вот только голова была ясной.

– Вы везёте меня домой? – спросила она, испытующе глядя в глаза Псу, когда тот усаживал её на коня.

– Ну, мы же договорились, что насадим голову львиного ублюдка на копьё твоего братца, – как-то непривычно мягко напомнил он.

Глаза Сансы расширились от удивления.

– Вы взяли Джоффри с нами?

– Не мог же я оставить столь ценный трофей, – хищно осклабился Пёс. – Я хотел приторочить его к седлу, но подумал, что тебя стошнит.

– Спасибо за заботу, милорд.

– Не за что, Пташка, – ухмыльнулся Пёс, ставя ногу в стремя.

Рассвет они встретили уже в пути, к этому времени небо заволокло облаками и начал накрапывать дождь.

– «Но только одно тебя сможет заставить забыть этот свет:
Пока тебя ищут, волчата уходят тропою волков», – задумчиво протянула Санса и замерла, ожидая реакции Пса.

– Валяй дальше, леди Волк, – снисходительно одобрил он и потрепал её по плечу.

Санса удивлённо моргнула, ведь такой доброты от Пса ещё, наверно, не видел никто во всех Семи королевствах.

Эту песню, как и все предыдущие, вспомнить целиком не вышло, но и того, что вспомнилось хватило, чтобы разреветься:

– «И новый вожак будет чуточку грустно глядеть в колыбель,
И новая песня взовьется к луне, пронизав облака.
И кажется странным, что смертные души, плюя на запрет,
Оденутся в серые шкуры, с набором когтей и клыков.
И только одно тебя сможет заставить любить этот свет:
Забыв о покое, волчата уходят тропою волков».

*Эти стихи и все последующие использованные в этой главе принадлежат Коше Сашке.
 

Princess PollyAnna

Скиталец
Ну что ж, я ждала продолжения, и наконец оно появилось. Очень понравилась глава, жду продолжения)
В общем-то, я как всегда не многословна.
 

Жорик

Знаменосец
Романтично, и песни хорошие:bravo: :bravo: :bravo: СанСанист подкормлен, но голоден - ждет добавки:sneaky:
 

Медведица

Скиталец
Если в волчьей стае певчая пташка, то она умеет клеваться.
Если пса никогда не ласкали, то за ласку он может продаться.
Если пса погнать на флажки, он сбежит и служить не станет.
Если пташке подрезать крылья, то она превратится в камень. 
Рог в горло, шестеро волчат.
Зима грядёт и солнце низко.
Щенки скулят, а не рычат.
Скулят они: «Зима, ты близко».
Нож к горлу, пятеро волков.
Война придёт до первой вьюги,
И кровью белый лист снегов
Окрасят льва златого слуги.
Король сказал, что лучше пёс,
Чем дикий герб родного дома,
И слишком много горьких слёз
Пролито до большого грома.
Меч к шее. Взмах. Закрой глаза!
Скажи старухе: «Не сегодня!».
И катится слеза, слеза, слеза,
И воля этому, увы, господня.
 
Сверху