Гет Фанфик: Заключить сделку с Богом

Рандори

Мастер игры
Название: Заключить сделку с Богом (To Make a Deal with God )
Автор: MsLane19
Переводчик: Рандори
Оригинал здесь: http://archiveofourown.org/works/670818?view_adult=true
Рейтинг: Mature (как я поняла, это R)
Фандом: ПЛиО
Персонажи: Рослин Фрей/Эдмар Талли, Тита Фрей, Оливар Фрей, Первин Фрей
Тэги: ангст, посттравматический стресс, детоубийство, посттравматическая депрессия, психологическая травма, психологическая драма
Предупреждение: графическое описание насилия
Саммари: Рослин родила и все хорошо (или нет?)
От переводчика: Не смогла пройти мимо любимой пары. Это первый перевод в моей жизни, так что конструктивная критика приветствуется.
Не помню, когда я последний раз плакала при прочтении фанфика.


И если б я только могла,
Я бы заключила с Богом сделку,
И мы смогли бы поменяться ролями,
Чтобы он прошёлся той же дорогой,
Взбежал на тот холм,
Взобрался на то здание...
Если б я только могла... (Kate Bush)


В комнате, где проходили роды, звучали рыдания. Юная девушка, лежавшая на кровати, была слишком слаба от кровопотери, чтобы кричать. Роды длились уже много часов: начались со схваток за завтраком днем ранее и продолжались до следующего утра. Был предрассветный час, и первые солнечные лучи едва начали появляться на горизонте. Ее единокровная сестра устроилась рядом, держа ее за руки, а повитуха сидела на коленях между ее ног.

- Головка уже показалась, миледи, вам нужно еще пару раз потужится, и все закончится.

- Ты слышишь, Рослин? – Тита улыбнулась, несмотря на то, что выглядела измученной, а под глазами появились черные круги. – Всего два усилия, ты ведь сможешь их сделать?

Рослин слабо кивнула. Мокрые от пота волосы липли к ее лицу, бледному, как лист бумаги. Она облизала губы и попыталась заговорить, произнести «да» или что-нибудь еще в знак подтверждения, но голос не слушался ее, поэтому девушка просто кивнула головой, сильнее, чем в прошлый раз, и приготовилась к новой волне боли.

Ребенок наконец полностью вышел, и Рослин зарыдала от облегчения, но Тита вдруг спросила:

- Он не плачет! Почему он не плачет? Разве все дети не должны плакать после рождения?

- Не всегда, иногда они бывают немного шокированы, особенно если роды продолжались долгое время, - повитуха пошлепала ребенка по попке и удовлетворенно улыбнулась, когда он начал издавать испуганные задыхающиеся звуки. – Это мальчик, дышит просто отлично, хотя он еще не совсем пришел в себя, как мне кажется. Ему следует дать время отдохнуть и немного покормить, и тогда малыш будет в полном порядке.

Женщина протянула ребенка Рослин, но та даже не пошевелилась, чтобы взять его. Вместо этого она перевела ошеломленный взгляд с малыша на повитуху и растерянно переспросила:

- Мальчик?

- Да, Рослин, у тебя красивый, сильный мальчик, - засмеялась Тита, приняв ребенка у повитухи, и передала его на руки сестре. – Отец будет рад.

***

За дверью ее комнаты был слышен шепот, Рослин различила голос Титы и еще один мужской, который, как ей казалось, она узнала. Девушка сильнее прижала к себе Бетани и нежно погладила ее по щеке.

Дверь открылась, и в комнату медленно вошел Оливар, выглядевший так, будто был чем-то напуган.

- Оливар! – прослезилась девушка. – Ты пришел увидеться со мной! Разве отец тебе не запретил?

Оливар печально улыбнулся и обнял сестру.

- Мне кажется, он считает, что теперь это уже не имеет большого значения.

Рослин бросила на него насмешливый взгляд.

- Ты хочешь сказать, это из-за того, что я родила бесполезную девочку вместо мальчика, которого он мог бы использовать в своих играх?

Оливар, раскрыв рот, посмотрел на нее с таким видом, будто собирался заплакать. Она задалась вопросом, не выместил ли отец всю злобу на ее братьях, но затем он вяло улыбнулся и кивнул.

- Да, все именно так. Сестра, ты достаточно отдыхаешь?

- О да, Бетани совсем не плачет, она чудесный ребенок, Оливар. Ты должен ее подержать.

Рослин устроила малышку на руках своего брата, в своем блаженстве не заметив долгого взгляда, которым он обменялся со стоявшей в дверях Титой.

***

Оливар навещал ее раз в неделю, а несколько месяцев спустя привел с собой Первина.

Первин только что вернулся из Кастерли Рок, где виделся с ее мужем. Рослин поинтересовалась у брата, в безопасности ли он, хорошо ли себя чувствует. Она не стала спрашивать, испытывает ли Эдмар ненависть к ней, и без того зная, что так и должно быть, ведь она тоже ненавидела себя. Первин ответил, что Эдмар ценный заключенный и о нем хорошо заботятся.

- Ну конечно, - радостно сказала она, - я не смогла родить им мальчика, которого они стали бы использовать, поэтому им придется оставить Эдмара целым и невредимым.

Первин нахмурился и сурово произнес ее имя, но Оливар остановил его:

- Пойдем, брат. Рослин достаточно на сегодня.

***

В первый день рождения Бетани Рослин кружилась по комнате с дочерью в руках, заливаясь радостным смехом.

- Твой отец полюбит тебя, как только увидит. Ты станешь его прекрасной леди. Меня он будет ненавидеть, иначе и быть не может, но не тебя, ведь ты спасла ему жизнь.

Тита посмотрела на нее из дверного проема, заставив Рослин смутиться.

- Почему ты так смотришь на меня, Тита? Эдмур приедет к ней, приедет!

Тита опустила глаза, развернулась и вышла из комнаты.

Рослин сильнее прижала к себе Бетани и запела колыбельную ей на ушко.

***

Еще год спустя, в день, когда Бетани исполнилось два, залы Близнецов наполнились звуками битвы. Звоном доспехов убивающих друг друга мужчин, криками женщин, плачем детей... Мелодией битвы и смерти.

Тита прислонилась спиной к двери камеры Рослин, их младшая сестра Арвин забилась в угол, рядом с ней ютились жена их отца и маленькие братья и сестры.

Рослин свернулась в уголке, укачивая Бетани на коленях, и закрывала ее уши своими ладонями, пытаясь заглушить ужасные крики.

Внезапно раздались удары в дверь, и до них донеслись голоса мужчин, пытающихся выломать ее. Тита поднялась и встала в центре комнаты с подсвечником в руках, готовая защищать своих подопечных.

Дверь открылась, Рослин вскочила и увидела вошедшего первым красивого мужчину с рыжими кудрями и ярко-голубыми глазами, с окровавленным мечом в руках и красными пятнами на доспехах.

Их глаза встретились, и у нее перехватило дыхание. Она смотрела в голубые глаза, слышала крики, видела вспышки, воспоминания нахлынули с такой силой, что она выронила Бетани из рук.

Кукла разлетелась на куски от удара о твердый пол, и Рослин перевела взгляд на осколки фарфора. Она слышала, как Тита в панике зовет ее по имени, совсем как два года назад.

Она почувствовала прикосновение руки в кольчужной перчатке к своему лицу, и посмотрела в глаза мужа со слезами в своих собственных.

- Я убила его, - прошептала она. – Я убила его, чтобы ты мог жить.

***

- Да, Рослин, у тебя красивый, сильный мальчик, - засмеялась Тита, приняв ребенка у повитухи, и передала его на руки сестре. – Отец будет рад.

Рослин в отчаянии смотрела на ребенка в своих руках. Это была гибель Эдмара, она сама принесла ее. Ее отец потребует смерти Эдмара, и хотя сир Джейме пообещал сохранить ему жизнь, теперь, когда у него в руках наследник Риверрана, мнение Ланнистера может измениться. Мальчик будет лишь игрушкой, пешкой.

Это не жизнь.

И Эдмар умрет.

Нет, она не хочет быть виновной в его смерти.

- Ты должна была быть девочкой, - отчаянно прошептала она.

Девочка. Ты должна была быть девочкой.

Она различила панику в голосе Титы, доносившемся откуда-то издалека, та спрашивала, что она делает, но все, о чем могла думать Рослин, – что все должно было быть по-другому.

Девочка.

Девочка.

Девочка.

ДЕВОЧКА!

Когда Рослин пришла в себя, в одной руке она держала ребенка, а в другой все еще связывавшую их пуповину. Она накинула петлю из нее на его шею и затянула. Тита бросилась к сестре, пытаясь остановить ее, но все уже закончилось, мальчик был мертв. Эдмар будет жить.

Когда стража ворвалась в комнату, именно Тита спасла ее.

- Ребенок родился мертвым, - она слышала, как сестра выдавила эти слова. – Леди Рослин обезумела от горя и набросилась на повитуху. Тита послала женщине взгляд, и та поспешно согласилась с ее историей.

Именно это и передали лорду Эдмару: его жена жива, но их сын родился мертвым.

Только Тита и Оливар знали правду

***

Эдмар видел перед собой бледную женщину-призрака.

Длинные каштановые волосы обрамляли ее лицо, запавшие глаза окружали темные синяки от недосыпа.

И ее слова, ее слова ранили его в самое сердце.

- Я убила его. Я убила моего сына, чтобы спасти тебя. Они собирались убить тебя. Тебя убили бы, если бы он выжил. Я убила моего сына… - Рослин разрыдалась и закрыла ладонями мокрое от слез лицо. Ее колени подломились, и Эдмар машинально подхватил ее.

Он почувствовал приступ тошноты.

Он смотрел на женщину в своих объятьях и не знал, что делать.

Поэтому он поднял ее на руки и унес прочь, как можно дальше от этой комнаты и этого замка.
 

Perelynn

Знаменосец
"Акушерка" звучит очень современно. Я бы заменила на повитуху.
Искаженных взглядов не бывает. Можно сказать "насмешливо-понимающий" взгляд. В модерновом варианте подошло бы слово "циничный".
В слове "почувсвовала" опечатка.
В остальном хорошо. Приятно, когда форумчане выбирают для перевода достойные фанфики.
 
Сверху