Тексты с «Всадников Кальрадии»

Xanvier Xanbie

Мейстер
Весной этого года я написал на форум Всадников Кальрадии несколько текстов по ПЛИО в помощь разработчикам мода для Mount&Blade, в основном это подборки цитат по разным локациям. Я подумал, что они могут пригодиться для работы над вики - собственно, я их сам использую с этой целью, но лазать на другой форум для этого неудобно, да и не мне одному они пригодятся.

ГОРОДА И ЗАМКИ ПРОСТОРА

Простор – это южный, очень теплый и плодородный край, где много зелени и растений. Границы полей в Просторе размечают живыми изгородями. Здесь даже зимой не идет снег – это означает, что в замках могут быть большие окна, сады и тому подобное.
В Просторе есть следующие города (они обозначены как города на карте Юга в "Танце с драконами" и в атласе Lands of Ice and Fire): Старомест, Горький Мост, Тамблтон, Эшфорд. Дубовый Щит также был описан как город с замком. Старомест является крупнейшим городом Простора, но центр власти в Просторе – замок Хайгарден.

Хайгарден (Тиреллы)


Это большой замок. Он стоит на реке, и у него есть гавань. Внутри стен находятся сады. Дома могут находиться внутри стен и снаружи.
В книгах нет подробного описания Хайгардена, но есть фрагментарные описания (в частности, глава Буря мечей, Санса I). В переводе первой книги Соколова замок назван Вышесадом.
Тиреллы утверждают, что по женской линии ведут свой род от Гарта Зеленой Руки, короля-садовника Первых Людей, носившего корону из цветов и винограда. Когда Мерн IX, последний король дома Гарденеров, погиб на Огненном Поле, его стюард Харлеи Тирелл сдал Хайгарден Эйегону Завоевателю, за что Эйегон пожаловал ему замок и обширные земли.
В Хайгардене (в стенах замка?) есть сады, в том числе фруктовые. Этот замок стоит на реке Мандер. Персиковые деревья были бы хорошей отсылкой к сцене переговоров Ренли и Станниса, где Ренли предлагает брату персик из Хайгардена (Битва королей, Кейтилин III). Три дороги сходятся к Хайгардену: Дорога Роз с северо-востока, Океанская Дорога с северо-запада и дорога на Старомест с юга, вероятно, замок должен иметь ворота с этих сторон.
На гербе Тиреллов золотая роза на зеленом поле, и этот символ будет присутствовать в замке. Однако до завоевания Эйегона 300 лет назад замком владели короли Гарднеры, чьим гербом была белая рука на зеленом поле – изображение руки также может встречаться в замке (каменные изваяния, рельефы?). Члены семейства Тиреллов носят одежду из зеленого бархата, подбитого соболем (Битва королей, Санса VIII), панцирь Лораса Тирелла и попона его коня были украшены орнаментами в виде разноцветных цветов (Игра престолов, Санса II). Трон Тиреллов в Хайгардене назван «цветочным сиденьем» (Игра престолов, Кейтилин 11). В Хайгардене, кроме садов, есть конюшни и псарни – Уиллас Тирелл известен тем, что разводит собак.
Мореходные суда, поднимающиеся по реке, доходят до Хайгардена (Пир стервятников, Флотоводец: «Мандер — медленная река, изобилующая предательскими мелями и корягами. Почти все мореходные суда опасаются заходить в нее выше Хайгардена»), поэтому рядом с замком должна быть гавань. Это единственный замок на Мандере, в котором может требоваться гавань.

Заглянуть в Вышесад, там золотые розы покрывают целые поля, уходящие вдаль так далеко, как может видеть глаз. Плоды становятся такими спелыми, что просто лопаются во рту, — дыни, тыквы, огненные сливы, ты никогда не пробовал подобной сладости. (Игра престолов, Эддард I)
В наших хайгарденских цветниках водятся пауки (Буря мечей, Санса I)
— Санса, не хочешь ли ты побывать в Хайгардене? — Улыбаясь, Маргери Тирелл становилась очень похожей на своего брата Лораса. — Сейчас там цветут осенние цветы, там рощи и фонтаны, тенистые беседки и мраморные колоннады. При дворе моего лорда-отца всегда бывают певцы получше нашего Маслобоя, и волынщики, и скрипачи, и арфисты. У нас лучшие в стране кони и есть лодки, на которых катаются по Сандеру. Умеешь ты охотиться с соколами, Санса? (Буря мечей, Санса I)
Она воображала, как они сидят вдвоем в саду со щенятами на коленях или плавают по Мандеру, слушая пение под звуки лютни. (Буря мечей, Санса II)
Арбор (Редвины)
Это приморский замок с гаванью. Одна из его башен может служить маяком. Рядом с замком есть виноградники.
В книгах нет описания замка Арбор. Два предполагаемых момента – это виноградники и гавань: Арбор известен своими винами и мощным флотом. На гербе Редвинов изображена красная виноградная кисть на синем поле, так что изображения винограда и виноградных лоз могут присутствовать в замке. В гавани строятся военные корабли. Редвины – очень богатый род, один из важнейших в Просторе, их замок должен быть каменным.
Сэмвел Тарли посещал замок Арбор в 293 году (Пир стервятников, Сэмвел II), но описания замка в этой главе нет.
Лонгтейбл Холл (Мерривезеры)
Этот замок стоит на реке. Сады и огороды могут находиться внутри стен или снаружи.
В книгах нет описания замка Лонгтейбл Холл. На гербе Мерривезеров рог изобилия с выпадающими овощами и фруктами. Мерривезеры – это богатый род, некоторые его представители служили десницами короля.

Старомест (Хайтауэры)


Это большой город с множеством домов внутри стен и вне их, которые стоят очень тесно друг к другу. У него есть большая морская гавань. Он находится на двух сторонах реки и островах в ее устье, соединенных мостами. Гавань находится вне городских стен. Большие здания, которые должны быть видны в Староместе: маяк Хайтауэр (на острове), Звездная Септа, одно или несколько крупных зданий Цитадели.
Старомест подробно описан в главах «Пира стервятников»: Пролог и Сэмвел V. Это крупнейший город Вестероса, наряду с Королевской Гаванью. В черте города есть сразу несколько зданий, которые могли бы сойти за замок. Весь Старомест вымощен булыжником, дома в нем каменные и стоят так тесно друг к другу, что узкие улицы города напоминают лабиринт.
Хайтауэр – это очень высокая ступенчатая башня из белого камня, построенная в незапамятные времена. Она служит одновременно маяком и крепостью дома Хайтауэров, она же изображена на гербе Хайтауэров. Маяк стоит на острове в заливе. Хайтауэры – покровители наук, интересовавшиеся также магией и читавшие колдовские книги, так что внутри башни должна быть библиотека.
Звездная Септа – это большой кафедральный собор с колокольнями, облицованный черным мрамором. Когда-то, до того, как Таргариены принудительно переселили верховного септона в Королевскую Гавань, Звездная Септа в Староместе была его резиденцией.
Цитадель – это не одно здание, а комплекс зданий, «кампус». Цитадель представляет собой главный и единственный университет Семи Королевств. Здания Цитадели не были подробно описаны в книгах, есть описание сфинксов у ворот. Воронятник – маленький полуразрушенный замок на островке, с низкими стенами, поросшими плющом, и наполовину засохшим чардревом во дворе – также является частью Цитадели.
В гавани есть маленький храм Рглора, один из немногих в Вестеросе.
Летняя жара была кошмарной. Старый город днями исходил потом и варился в тени; он оживал только ночью, мы гуляли в садах возле реки и спорили о бегах. Я помню запах этих ночей, милорд, — духи и пот; помню дыни, лопавшиеся от спелости, персики и гранаты, ночные тени и лунный свет. Тогда я был молодым человеком, и цепь моя еще ковалась. (Игра престолов, Эддард V)
Цитаты из главы Пир стервятников, Пролог:
Наверху, за ставнями, смеялась Эмма и слышался голос ее клиента. Из прислужниц «Пера и кружки» она самая старшая <…> «Перо и кружка» никогда не бывает закрыта. Шестьсот лет она стоит на своем островке посреди Медовички, и ни разу ее двери не закрывались. Ее высокий сруб слегка накренился в сторону юга — говорят, это потому, что пьяные школяры вечно приваливаются к стенке с другой стороны, — но она, пожалуй, простоит еще шестьсот лет и будет потчевать вином, элем и ужасно крепким сидром лодочников и моряков, кузнецов и музыкантов, священников и принцев, а также, само собой, школяров и кандидатов из Цитадели.
<мейстер Марвин> приносит жертвы чужим богам в маленьких портовых молельнях.
Как только первый луч солнца пробил облака на востоке, в Портовой септе зазвонили утренние колокола. Миг спустя к ней присоединилась Господская септа, следом отозвалась Седмица в садах за рекой, и последней вступила Звездная септа, бывшая кафедральным собором верховного септона тысячу лет, пока король Эйегон не высадился в Королевской Гавани. Мощная музыка, но маленький соловей все равно поет слаще.
За звоном колоколов Пейту слышалось пение. Красные жрецы каждое утро встречают солнце у своего скромного храма в гавани. Ибо ночь темна и полна ужасов…
Ночной туман таял, и призрачный Старомест постепенно обретал очертания вокруг Пейта. Школяр никогда не видал Королевской Гавани, но знал, что она из глины слеплена, из досок сколочена, соломой крыта, и улицы в ней немощеные. Старомест выстроен из камня и вымощен булыжником весь, до последнего закоулка. А всего прекрасней он на рассвете. К западу от Медовички высятся, как дворцы, строения Гильдии. Выше по течению на обоих берегах, соединенных тесно застроенными каменными мостами, встают купола и башни Цитадели. Ниже, под черными мраморными стенами и закругленными окнами Звездной септы, лепятся дома священнослужителей, как дети, собравшиеся у ног благочестивой вдовы.
А там, где Медовичка впадает в Шепотный залив, светит маяк Хайтауэр, или Высокая Башня. Он стоит на утесах Боевого острова, и его тень перерезает город, как меч. Уроженцы Староместа умеют узнавать по этой тени, который теперь час. Говорят даже, будто с вершины башни видно до самой Стены. Наверно, поэтому лорд Лейтон больше десяти лет не сходит оттуда и правит городом с заоблачной высоты.
Пир стервятников, Джейме I (рассказывает 83-летний мейстер Пицель):
В Староместе, когда я был мальчиком, серая чума выкосила половину города и три четверти Цитадели. Лорд Хайтауэр сжег все стоявшие в порту корабли, запер ворота и приказал страже убивать всех, кто попытается убежать, будь то мужчина, женщина или младенец у матери на руках. Но как только чуме пришел конец, убили его самого. В тот день, когда он сызнова открыл порт, его стащили с коня и перерезали ему горло, а с ним погиб и его маленький сын.
Пир стервятников, Серсея VI (Его Воробейшество рассказывает о событиях Завоевания Вестероса):
верховный септон заперся в Звездной септе Староместа и молился семь дней и семь ночей, вкушая лишь хлеб и воду. Выйдя, он объявил, что вера не станет противиться Эйегону и его сестрам, ибо Старица озарила перед ним верный путь. Если Старомест восстанет против них, то будет сожжен, а Хайтауэр, Цитадель и Звездная септа обратятся в руины. Набожный лорд Хайтауэр, услышав пророчество, не выступил на войну и открыл перед Эйегоном городские ворота.
Цитаты из главы Пир Стервятников, Сэмвелл V (в этот момент четвертой книги город находится под угрозой атаки флота Железных Островов):
Они пришли в порт холодным сырым утром, в таком густом тумане, что из всего города виден был только маяк Хайтауэра. В гавани поставили заграждение, использовав для этого пару десятков посудин с корабельного кладбища. Сразу за ним выстроились боевые корабли, в том числе громадный четырехпалубный флагман лорда Хайтауэра «Честь Староместа».
Сэм надеялся, что не забыл дорогу до Цитадели. Старомест не город, а настоящий лабиринт, и плутать по улицам время не позволяет.Булыжник от влаги стал скользким, из-за тумана все вокруг казалось таинственным. Сэм шел через город, придерживаясь реки. Хорошо было вновь чувствовать под ногами твердую землю вместо зыбкой палубы, но взгляды, которые люди бросали на него с балконов, из окон и подворотен, внушали смущение.
По бокам от ворот Цитадели стояли два зеленых сфинкса с львиными туловищами, орлиными крыльями и змеиными хвостами. У одного было мужское лицо, у другого — женское. Тут же рядом помещалась Палата Грамотеев, куда горожане приходили составить завещание или прочесть письмо. С полдюжины скучающих школяров сидели в своих клетушках, ожидая клиентов.
У статуи короля Дейерона Первого, который, сидя на коне, указывал мечом в сторону Дорна, дорожка делилась надвое. На голове Юного Дракона сидела чайка, на мече еще две. Сэм свернул налево, к реке. В Слезной гавани два кандидата усаживали какого-то старика в лодку для переправы на ближний Остров Крови. Вместе с ним ехала молодая мать — на руках она держала плачущего ребенка не старше младенца Лилли. Поварята бродили по отмели у причала, собирая лягушек. Розовощекие школяры торопливо шагали к септрию. <…> У Двора Сенешаля ректоры сажали в колодки школяра постарше. <…> Войдя в дверь, он оказался в зале с каменным полом и большими закругленными окнами. В дальнем конце на помосте сидел человек с худым лицом, царапая что-то пером в большой книге <…> Одни оставляли какие-то послания и опять уходили, другим человек на помосте разрешал пройти в заднюю дверь, откуда вела наверх винтовая лестница. Некоторые, ожидая своей очереди, присаживались на скамью, как и Сэм.
— Недалеко, на Вороньем острове.
Лодка им не понадобилась: остров с берегом связывал деревянный подъемный мост.
— Воронятник — самое старое строение в Цитадели, — сообщил Аллерас Сэму на пути через медленно текущую Медовичку. — Говорят, в Век Героев здесь была твердыня предводителя пиратов — он грабил корабли, идущие вниз по реке.
Стены маленькой крепости поросли мхом и плющом, наверху вместо лучников расхаживали вороны. Мост на памяти ныне живущих не поднимался ни разу.
Весь двор форта занимало вековое чардрево. Лик на его стволе зарос тем же пурпурных мхом, что свисал с бледных ветвей. Половина из них засохла, но на других еще шуршали красные листья — именно их облюбовали для себя вороны.
Луговина (Мидоусы)
Этот замок стоит на реке.
В книгах нет описания замка Луговина. Он находится на границе со Штормовыми Землями и поэтому должен иметь более высокие стены и башни, чем замки в глубине страны. На гербе Мидоусов изображены разнообразные цветы.

Золотая Роща (Рован)
Возможно, внутри замка находится сад.
В книгах нет описания замка Золотая Роща. На гербе Рованов изображено золотое дерево. Певец Дареон был пойман в этом замке в постели дочери лорда, к которой проник через окно (Игра престолов, Джон IV). Рованы – богатый и могущественный дом, их замок должен быть каменным.

Тамблтон (Футли)
Тамблтон – это город.
В книгах нет описания Тамблтона. На гербе Футли изображены калтропы.

Солнечный Дом (Кью)
В книгах нет описания замка Солнечный Дом. На гербе Кью изображены желтые цветы.

Старый Дуб (Окхарты)
В книгах нет описания замка Старый Дуб. Он находится на границе с Западными Землями и поэтому должен иметь более высокие стены и башни, чем замки в глубине страны. На гербе Окхартов изображены три дубовых листка. Это воинственный род, породивший немало знаменитых рыцарей. Есть описания трех гобеленов в Старом Дубе:
Отец, житель Простора, в дорнийцах видел заклятых врагов, о чем свидетельствовали гобелены Старой Дубравы. Арису стоило только закрыть глаза, чтобы вновь их увидеть перед собой. У ног лорда Эдгеррана Отверстая Длань высится пирамида из ста дорнийских голов. Три Листка лежат, пронзенные дорнийскими копьями, на Принцевом перевале, и Алестер на последнем дыхании трубит в рог. Сир Оливар Зеленый Дубок, весь в белом, гибнет бок о бок с Молодым Драконом (Пир стервятников, Падший рыцарь)
Хорнхилл (Тарли)
Этот замок стоит на холме в окружении леса.
Рогов Холм описывался как «сильная крепость», окруженная лесом. (Игра престолов, Джон IV). В замке есть септа (Игра престолов, Джон VI).
Земли Тарли лежат среди лесистых предгорий, в ста лигах к северо-востоку от Староместа, далеко от моря. (Пир стервятников, Сэмвел V)
На гербе Тарли изображен красный шагающий охотник. Тарли любят охоту в окружающих лесах, и в замке могут быть шкуры, чучела, туши и битая дичь.

Три Башни (Костэйны)
Этот замок стоит на скале у моря. Вероятно, его достопримечательность – три высокие башни.
На гербе Костэйнов изображены серебряные чаши на черном и черные розы на золотом. Этот замок был кратко описан в книгах:
В Шепотный залив они вошли под покровом густых синих сумерек. Лилли, стоя с ребенком на носу, смотрела на утесы, где высился замок.
— Три Башни, — сказал ей Сэм, — усадьба дома Костейнов. — Замок с освещенными окнами, такой красивый на звездном небе, вызывал в нем грустное чувство. Их путешествие подошло к концу. (Пир стервятников, Сэмвелл V)
Нагорье (Маллендоры)
В книгах нет описания замка Нагорье. Видимо, этот замок стоит на холме. На гербе Маллендоров изображены черные и оранжевые бабочки.

Блэккраун (Балверы)

В книгах нет описания замка Блэккраун. На гербе Балверов изображен белый бычий череп.

Бэндаллон (Блэкбары)

В книгах нет описания замка Бэндаллон. На гербе Блэкбаров изображена черная полоса на белом поле.

Ясноводный Чертог (Флоренты)
Этот замок стоит на реке.
В книгах нет описания замка Ясноводный Чертог. На гербе Флорентов изображена лиса в цветочном венке. Флоренты – это очень богатый и знатный род.

Горький Мост (Касвеллы)
Это торговый город с замком. Он стоит на реке. Его главная достопримечательность – старинный каменный мост, переброшенный через реку.
Эти город и замок были бегло описаны в главе Битва королей, Кейтилин II. Ролли Дакфилд в детстве жил в Горьком Мосте и очень недолго служил в гвардии лорда Касвелла. На гербе Касвеллов изображен золотой кентавр.
Горький Мост – это небольшой торговый город, построенный вокруг переправы. Касвеллы – не очень богатый род, их замок частично каменный, а частично деревянный. Город стен не имеет. Главная башня замка довольно низкая, с зубцами. На момент смерти Ренли город был окружен большим количеством шатров, осадных башен и машин; среди них была огромная деревянная осадная башня с гигантским флагом Баратеонов.
Да их тут тьма-тьмущая, – заметил сир Вендел Мандерли, переезжая старинный каменный мост, называемый Горьким.
Внизу, под каменными с деревом стенами маленького замка, шел турнир.
Башня лорда Касвелла была совсем невелика, но в этом равнинном краю вид открывался на много лиг во все стороны
Это еще что такое? – внезапно прервал сам себя Ренли, услышав, как загремели цепи подъемной решетки. <…> – Позовите сюда короля! – крикнул он. Ренли встал на зубец башни.
Сидрхолл (Фоссовеи)
Этот замок стоит на реке.
В книгах нет описания замка Сидрхолл. На гербе Фоссовеев красного яблока изображено красное яблоко.

Южный Щит (Серри)
Этот замок находится на острове.
Четыре Щита – это небольшие замки со сторожевыми башнями и гаванями, призванные охранять устье Мандера. В книгах нет описания замка Южный Щит. Вероятно, он похож на замок Дубовый Щит.

Зеленый Щит (Честеры)
Этот замок находится на острове.
Четыре Щита – это небольшие замки со сторожевыми башнями и гаванями, призванные охранять устье Мандера. В книгах нет описания замка Зеленый Щит. Вероятно, он похож на замок Дубовый Щит.

Серый Щит (Гриммы)
Этот замок находится на острове.
Четыре Щита – это небольшие замки со сторожевыми башнями и гаванями, призванные охранять устье Мандера. В книгах нет описания замка Серый Щит. Вероятно, он похож на замок Дубовый Щит.

Дубовый Щит (Хьюэтты)
Это замок с городом, они находятся на острове.
Четыре Щита – это небольшие замки со сторожевыми башнями и гаванями, призванные охранять устье Мандера. Дубовый Щит - хорошо укрепленный замок с толстыми стенами и высокой главной башней. Это не только замок, но и относительной большой город с вместительной гаванью. Замок и город достаточно подробно описаны в главе Пир стервятников, Флотоводец (Щиты атакованы и захвачены флотом Железных Островов).
Вид замка над гаванью напомнил ему Лордпорт, но этот город был вдвое больше. В гавани стояло около двадцати ладей с золотым кракеном на парусах. Еще сотни лежали на галечном берегу и выглядывали из доков. У каменного мола покачивались три больших баркаса и с дюжину мелких — на них грузили добычу и продовольствие.
Город на пути к берегу показался ему необычайно тихим. Многие лавки и дома были разграблены, судя по выломанным дверям и ставням, но огню предали только септу.
Замок лорда Хьюэтта был невелик, но хорошо укреплен. Дубовые ворота украшал прежде герб дома — дубовый щит со стальными заклепками на волнистом бело-голубом поле, но теперь над зелеными кровлями башен реял кракен дома Грейджоев, а створки взломанных ворот сильно обгорели. По гребням толстых стен расхаживали Железные Люди с копьями и топорами, и среди них попадались иноземцы Эурона.
Солнце уже закатилось, но в зале пылали рыжим пламенем факелы. Дым от них серым облаком висел под стропилами.
Следуя за мальчуганом, он покинул чертог и поднялся по винтовой лестнице. Крики и вопли снизу постепенно затихли — теперь в тишине слышались только их шаги по камню.
— Может, мы все умеем летать. Наверняка знать нельзя, пока не спрыгнешь с такой вот высокой башни.
Красное Озеро (Крэйны)
Этот замок находится у озера.
В книгах нет описания замка Красное Озеро.

Следующие города и замки отсутствуют в списке. Они были описаны в повестях о Дунке и Эгге. За прошедшие 90 лет их хозяева могли измениться: так, Эшфорды не упоминаются среди значимых родов Простора времен Войны Пяти Королей, хотя когда-то были очень богатым и могущественным родом, а Вебберы были изгнаны из страны.

Эшфорд (Эшфорды -> ?)
Это важный торговый город с замком. Они находятся на северном берегу реки, среди лугов. Замок Эшфорд – это небольшой треугольный каменный замок с круглыми башнями и зубчатыми стенами.
Город и замок описаны в повести «Межевой рыцарь»: замок подробно, город - мельком. На гербе Эшфордов изображены солнце и стропило на оранжевом поле. Турнирное поле было устроено на лугу на южной стороне реки.
Эшфордский замок имел вид треугольника с округлыми башнями тридцатифутовой вышины на каждом углу и зубчатыми стенами между ними. Над ним реяли оранжевые флаги с белым знаком солнца и шеврона, девизом владельца замка. Стражники в оранжево-белых камзолах стояли с алебардами у ворот
Во дворе конюх принял у Дунка лошадь. Дунк закинул потертый щит сьера Арлана за плечо и прошел за капитаном в зубчатую башенку. Крутые каменные ступени вывели их на стену.
Со щитом на руке и мешком, полным старых доспехов, на плече Дунк зашагал по солнечным улицам Эшфорда.
Когда Дунк перешел через брод на южный берег Кокльсвента, утро подошло к концу
Большой зал был не столь уж большим – впрочем, и замок был невелик. Дунк вошел туда через боковую дверь и сразу увидел распорядителя. Тот стоял с лордом Эшфордом и еще полудюжиной человек в дальнем углу зала. Дунк направился к ним вдоль гобеленов с вытканными на них цветами и фруктами.
Дунк же будет любоваться четырьмя стенами башни, куда заключили его люди лорда Эшфорда. Здесь было окно, смотрело оно не в ту сторону. Однако Дунк, как только взошло солнце, все же устроился на подоконнике и стал глядеть на город, поле и лес.
Дунк никогда еще не чувствовал себя таким одиноким, как в тот миг, когда вышел из ворот Эшфордского замка и решетка со скрежетом закрылась за ним
Оплот (Осгреи -> ?)
Оплот – не замок, а старая сторожевая башня.
Оплот находится недалеко от Золотой Рощи, замка Рованов. Дом Осгреев после восстания Блэкфайра попал в немилость и был лишен почти всех своих земель, кроме Оплота. Их старый замок Холодный Ров перешел в руки дома Вебберов. На гербе Осгреев лев в золотую и зеленую клетку.
Оплот назывался замком только из вежливости. Он гордо высился на скалистом холме и виден был за много лиг, но весь состоял из одной-единственной башни. Пару веков назад она частично обрушилась и была восстановлена. Серый верх с севера и запада резко отличался от старого черного низа. Тогда же на кровле, опять-таки с северной и западной сторон, поставили стрельчатые вышки. Каменные надстройки в двух других углах так пострадали от непогоды, что трудно было определить, как они выглядели первоначально. Плоская крыша из сосновой дранки покоробилась и протекала.
От подножья холма к башне вела тропка, до того узкая, что ехать приходилось гуськом. Дунк поднимался первым. Вверху на скальном выступе стоял в своей потрепанной шляпе Эг.
К башне притулилась глинобитная конюшня, вся заросшая красновато-лиловым мхом.
Спальня сира Юстаса занимала четвертый этаж башни, горница помещалась под ней. Старик обыкновенно сидел там, роясь в своих сундуках. На толстых стенах из серого камня висело заржавленное оружие, знамена поверженных врагов, трофеи времен давнишних сражений, о которых не помнил больше никто, кроме сира Юстаса. Знамена, некогда яркие, покрылись плесенью, выцвели, запылились и все как одно казались зеленовато-серыми.
Колодец Оплота тоже помещался в подвале, защищенный со всех сторон земляными стенами с каменной облицовкой. Здесь жена Сэма стирала и колотила вальком белье, а сушила его на крыше. Большое каменное корыто использовалось заодно и для омовений.
Холодный Ров (Осгреи -> Вебберы -> Осгреи -> ?)
Этот замок окружен глубоким рвом. Это небольшой замок.
Холодный Ров находится недалеко от Золотой Рощи, замка Рованов. Дом Осгреев после восстания Блэкфайра попал в немилость, и Холодный Ров перешел к Вебберам. На гербе Вебберов изображен паук с паутиной, но в Холодном Рве можно увидеть и изображения клетчатого льва – герба Осгреев.
Над воротами Холодного Рва выбит шахматный лев.
Холодный Ров после всех рассказов сира Юстаса немного разочаровал Дунка. По сравнению со Штормовым Пределом, Хайгарденом и другими поместьями, которые ему довелось повидать, этот замок выглядел весьма скромно… но все же был настоящим замком, а не укрепленной сторожевой башней. Зубчатые крепостные стены насчитывали в высоту тридцать футов, а дозорные вышки на каждом углу могли достать до середины Оплота. На всех вышках и шпилях висели черные знамена Вебберов с серебряной паутиной и пятнистым пауком на ней.
На своде главных ворот под черными знаменами виднелась глубоко врезанная в камень эмблема. За долгие века она выветрилась, но видно было, что это стоящий на задних лапах лев, составленный из отдельных квадратов. Проезжая помосту в открытые ворота, Дунк оценил глубину рва — шесть футов, не меньше.
Под заостренной подъемной решеткой они прошли во внешний двор. Собаки лаяли в конурах, из семистенной септы с цветными окнами слышалось пение
 
Последнее редактирование:

Xanvier Xanbie

Мейстер


В процессе подготовки этой подборки я убедился, что план, составленный участниками французской вики и помещенный также и в русской вики, довольно неточен (возможно, проблема в качестве французского перевода). Сами по себе постройки и башни в замке могут быть больше, а дворы меньше; в книге описано несколько мелких объектов, которых на плане нет (например, сад рядом с септой). В замке есть несколько меньших дворов и галерей, которые на плане не отражены. На плане парадоксальным образом присутствуют два тронных зала (6 и 7) - на самом деле это одно и то же строение. На французском плане нет способов попасть из твердыни Мейегора во внешний двор и богорощу, не пройдя против часовой стрелки почти весь замок, хотя в книгах такие способы есть.

И над всем этим на высоком холме Эйегона хмурился Красный замок: семь огромных башен, увенчанных железом (iron ramparts). Из стены вырастала огромная и мрачная подвесная башня (barbican), виднелись сводчатые палаты, залы, крытые переходы, казармы, темницы, амбары, зубчатые массивные стены (massive curtain walls), сложенные из бледного красного камня. Этот замок приказал возвести Эйегон-завоеватель. Завершили стройку при его сыне Мейегоре Жестоком. Он велел обезглавить каждого каменщика, плотника и строителя, трудившегося здесь. Лишь крови дракона подобает знать тайны этой крепости.
Но теперь над укреплениями реяли золотые, а не черные знамена; там, где прежде извергал огонь трехголовый дракон, ныне скакал венценосный олень дома Баратеонов. (Игра престолов, Кейтилин IV)
Красный Замок грозно глядел вниз с высокого холма Эйегона. Окованные железом зубцы, массивные башни и толстые красные стены придавали ему вид свирепого зверя, присевшего для прыжка над городом и рекой. Крутые скалы, служившие ему подножием, обросли лишайником, и на них торчали низкие кривые деревца. (Битва королей, Давос III)
Кот поводил ее по замку: он дважды обогнул башню Десницы, потом направился через внутренний двор, потом через конюшню, потом вниз по витой лестнице, мимо маленькой кухни и свиного двора, потом мимо казарм золотых плащей, потом вдоль речной стены, потом вновь по ступеням, снова взад и вперед, над Гульбищем Предателя, потом снова вниз, через ворота, вокруг колодца, внутрь странных сооружений и наружу. Наконец Арья перестала понимать, где находится. (Игра престолов, Арья III)
Обратите внимание, что Красный замок сложен из бледно-красного камня, хотя многие иллюстрации изображают его краснокирпичным. Замок стоит на холме, так что находящиеся внутри стен здания можно увидеть с моря. Внутренние здания Красного замка соединены крытыми переходами.

Стены замка имеют высоту 70-80 футов. Разные дворы, башни и чертоги замка находятся на разных уровнях, их связывают лестницы и переходы. Только одна из стен замка выходит на реку ("речная стена"). Под ней большой скальный обрыв в несколько десятков метров. Домов под обрывом нет, там довольно узкая полоска берега, однако дальше на юго-запад, под городскими стенами, начинаются пристани и рыбный рынок.

Ответ на вопрос об окнах: большинство упомянутых окон в замковых постройках достаточно широкие, чтобы в них мог пролезть человек. Даже в Бальном зале королевы, находящемся в твердыне Мейегора (цитадели), окна большие, высокие и закругленные. В жилых помещениях у окон есть наружные ставни, которые закрывают на ночь. По крайней мере в горнице в башне десницы хотя бы некоторые окна остеклены небольшими ромбами стекла.

Замок три века принадлежал династии Таргариенов, и здесь могут остаться изображения драконов, в том числе красного трехглавого дракона на черном фоне - герба Таргариенов. Однако Роберт Баратеон, занявший трон пятнадцать лет назад, был известен своей ненавистью к Таргариенам и постарался истребить все следы их присутствия в замке, которые попадались ему на глаза: драконьи черепа были перемещены в подвал, гербовые доспехи стащены в удаленную галерею, единственная упомянутая в книгах красно-черная мозаика с драконом - в мало кому известном подземном ходе. Иными словами, изображения драконов должны находиться в труднодоступных местах, а на фресках, мозаиках и гобеленах должны присутствовать изображения оленей (на гербе Баратеонов черный коронованный олень на золотом поле) и нейтральные изображения - короны, семиконечные звезды, сцены пиров и охот.

В жилых помещениях замка комнаты посыпают соломой (тростником).



Очень хорошее описание горизонта, как он виден с башен Красного замка, есть в главе (Игра престолов, Санса VI):

Санса заметила их в тот самый момент, когда ступила на стену, но река, улицы, полные людей, и заходящее солнце были много прекраснее. <...> С высоких укреплений караульного дома перед Сансой открылся весь мир. Она увидела Великую септу Бейелора на холме Висеньи, где умер ее отец. На другой стороне улицы Сестер высились опаленные огнем руины Драконьего Дома. На западе распухшее красное солнце опускалось за Божьи ворота. Соленое море осталось за ее спиной, на юге рыбный рынок и причалы выстроились у бурной реки. А на севере…
Она поглядела в ту сторону, но увидела только улицы, переулки, холмы и низины, новые улицы и переулки, камень далеких стен. И все же Санса знала, что за ними начинается открытый простор, фермы, леса и поля... (Игра престолов, Санса VI)
1. Навесная башня (барбакан)

Единственные ворота замка, ведущие наружу. Здесь находится главный вход в Красный Замок, с бронзовыми воротами и опускной порткулисой. По обеим бокам ворот есть калитки. От заката и до рассвета ворота заперты, вход — только через калитки. На пики на стене у ворот, выходящей на город, насаживают головы казненных преступников.

Когда они добрались до Красного замка, решетка была опущена и Великие ворота уже закрылись на ночь, хотя в окнах замка было полно мерцающих огней. Гвардейцы оставили своих коней за стеной, проводили ее через узкую калитку, а потом по бесконечной лестнице она поднялась в башню. (Игра престолов, Кейтилин IV)
Эддард Старк въехал в высокие бронзовые ворота Красного замка усталый, голодный и раздраженный. (Игра престолов, Эддард IV)
Толстый каменный парапет укреплял внешний край стены, поднимаясь до подбородка Сансы, через каждые пять футов в нем были устроены бойницы для стрелков. Головы выставили между бойницами, насадив на железные пики так, чтобы они были обращены лицом к городу (Игра престолов, Санса VI)
Внешний парапет доходил ей до подбородка, но с внутренней стороны верх стены ничто не ограждало; внизу, в семидесяти или восьмидесяти футах, был двор. (Игра престолов, Санса VI)
Проезжая под воротами, он увидел головы, выставленные на стене. Почерневшие от разложения и смолы, они давно уже стали неузнаваемыми. (Битва королей, Тирион I)
Поющие голоса смешивались с конским ржанием, бряцанием стали и скрипом больших бронзовых ворот. (Битва королей, Санса V)
Но тут копыта застучали по булыжнику перед навесной башней замка. Шеренга копейщиков держала ворота. Сир Джаселин развернул своих, обратив их копья назад. Король со свитой проехал под решеткой, и блеклые красные стены сомкнулись вокруг, успокоительно высокие, с лучниками на гребне. (Битва королей, Тирион IX)
2. Внешний двор.

Это не единственный двор замка, но самый большой и, вероятно, самый нижний по уровню. Тут обычно упражняются рыцари и оруженосцы; иногда здесь проводятся небольшие турниры, на которые допускают народ из города. Ворота замка, двери тронного зала и палаты Малого совета выходят именно сюда.

Снаружи поток фургонов и всадников все так же тек сквозь ворота в замок. Двор превратился в грязевую мешанину, конская плоть соседствовала с галдящими людьми. (Игра престолов, Эддард IV)
Нед уже пересек внешний двор, перешел под портиком во внутренний и повернул к сооружению, на его взгляд, являвшемуся башней Десницы, когда перед ним появился Мизинец. (Игра престолов, Эддард IV)
Плотники поставили во внешнем дворе галерею и устроили ристалище. <...> Но тут у ворот замка послышался шум. Загрохотали цепи, решетку подняли, железные петли заскрипели, и ворота открылись. (Битва королей, Санса I)
Он привел ее в нижний двор, где около мишеней для стрельбы из лука толпился народ. (Битва королей, Санса III)
Он оторвал голову от стола, чтобы поглядеть во двор. Внизу люди в панцирях, коже и алых плащах приступили к утренним упражнениям. Звенели мечи, падали набитые соломой чучела воинов. Сандор Клиган, проскакав по избитой копытами земле, пробил железным острием голову чучела. Холст распоролся, солома вывалилась наружу… (Игра престолов, Эддард XIV)
В тронном зале разместится тысяча гостей, но намного больше народу будет пировать во дворах, внешнем и среднем. Там натянут шелковые навесы, поставят столы и бочонки с элем для всех, кто не поместится в чертоге. (Буря мечей, Тирион III)
На это зрелище собралось посмотреть около тысячи человек. Они стояли на крепостных стенах, теснились на ступенях домов и башен. Они смотрели из дверей конюшни, из окон, с мостов, балконов и крыш. <...> Позади у него была конюшня, и зеваки, вопя и толкаясь, спешили убраться с его дороги. (Буря мечей, Тирион X)
Джейме вышел. У зала совета стоял на часах сир Меррин Трант <...> На внешнем дворе было людно и шумно. Джейме прошел на конюшню, где седлал лошадей какой-то большой отряд. <...> Лошади еще шарахались от темного пятна на утоптанной земле, где погиб от руки Григора Клигана злосчастный конюх. (Буря мечей, Джейме IX)
Холодный дождь делал стены Красного Замка темными, словно кровь. Королева, держа короля за руку, вела его через грязный двор, где их ждали крытые носилки с эскортом. (Пир стервятников, Серсея II)
3. Палата Малого Совета

Это богато обставленный зал, где собирается Малый Совет. Она выходит во внешний двор.

Палата была богато обставлена. Вместо тростника пол покрывали мирийские ковры, в уголке, на ширме, привезенной с Летних островов, играли выписанные яркими красками сказочные животные. Стены были завешены гобеленами норвосской, квохорской и лиссенийской работы. Пара валирийских сфинксов стояла возле двери, глаза из полированного граната пылали на черных мраморных ликах. (Игра престолов, Эддард IV)
Королеву Серсею они нашли в палатах совета – во главе длинного стола, заваленного бумагами, свечами и брусками печатного воска. Комната была прекрасна, Санса еще не видела таких. Она с восхищением поглядела на резную деревянную ширму и пару одинаковых сфинксов, восседавших возле двери. (Игра престолов, Санса IV)
Варис грел мягкие руки над жаровней. <...> Тирион выглянул в окно. Туман стоял такой густой, что не было видно даже крепостной стены по ту сторону двора. Сквозь серую пелену тускло светили немногочисленные огни. (Битва королей, Тирион VIII)
4. Кухонный замок и 5. Кухни

Это два здания на противоположных сторонах двора. Кухонный замок когда-то вмещал в себе кухни, но ко временам Роберта Баратеона кухни переместились в новое здание напротив, а в освободившихся помещениях были оборудованы роскошные палаты. Из Кухонного замка хорошо видно, что творится в кухнях.

и потихоньку вышел в освещенный факелами коридор <...> Покои у него вполне приличные, с большой опочивальней и такой же горницей, с ванной и гардеробной для Сансы и комнатами для ее служанок и для Пода. Для Бронна тоже нашлась каморка около лестницы, и в ней даже окно есть. Совсем крохотное, правда, но свет пропускает. Через двор от них помещается главная кухня замка (Буря мечей, Тирион VII)
Тирион выпил его, сидя на подоконнике и наблюдая за суетней на кухне. Солнце еще не коснулось замковой стены, но внизу уже вовсю благоухало хлебом и жареным мясом. (Буря мечей, Тирион VIII)
6, 7. Тронный зал



Самый большой зал замка, именно тут стоит знаменитый Железный Трон Семи Королевств. Вдоль зала проходят галереи. В зале, включая проходящие вдоль стен галереи, могут поместиться порядка тысячи придворных. Празднества и пиры тоже проходят тут, для чего в зале ставят столы. При Таргариенах на стенах зала висели огромные драконьи черепа, Роберт Баратеон заменил их галереями со сценами охоты, Джоффри Баратеон велел снять гобелены, но и черепов не вернул. В тронный зал ведет лестница, но не слишком крутая: во время торжественных церемоний лорд Тайвин Ланнистер, а позже Джоффри Баратеон и Маргери Тирелл заезжали на конях со двора прямо в тронный зал.

Лучи рассвета лились сквозь узкие высокие окна колоссального тронного зала Красного замка, подчеркивая темно-бордовые полосы на стенах, оставшиеся там, где прежде висели головы драконов. Теперь камень прикрывали гобелены со сценами охоты, яркие в своей зелени, синеве и охре. Тем не менее Неду Старку казалось, что в зале властвует единственный цвет алой крови. <...> Присутствующие же, за исключением членов совета, обязаны были стоять – склонившись на коленях. Просители, собравшиеся возле высоких дверей, рыцари, высокие лорды, дамы у гобеленов, мелкий люд в галерее, стражи в кольчугах, золотых или серых плащах, – все стояли. <...> Под окнами и в дальнем конце зала забормотали, даже на галерее послышались нервные шепотки. (Игра престолов, Эддард XI)
Но Мизинец сдержал обещание: вдоль стен перед гобеленами Роберта со сценами охот и битв стояли золотые плащи городской стражи (Игра престолов, Эддард XIV)
Железный Трон Эйегона Завоевателя встречал всякого дурака, желающего устроиться на нем с удобством, оскалом шипов и лезвий, а ступени были нешуточным испытанием для коротких ног Тириона. Он взбирался по ним, остро чувствуя, как должен быть смешон со стороны. Но одно свойство трона искупало все остальные: он был высок. <...> Галерею заполнили придворные, за дубовыми, окованными бронзой дверьми толпились просители. (Битва королей, Тирион VI)
Тронный зал представлял собой море драгоценностей, мехов и ярких тканей. Лорды и леди, сгрудившиеся под высокими окнами, толкались, как торговки на рынке. <...> Фанфары приветствовали каждого из героев, входящих через высокие дубовые двери. (Битва королей, Санса VIII)
До сумерек оставалось еще около часа, но тронный зал уже сиял огнями — в каждое гнездо на стенах был вставлен факел. Гости выстроились вдоль столов, герольды выкликали имена входящих лордов и леди. Пажи в королевских ливреях провожали новоприбывших по широкому проходу в середине. На галерее толпились музыканты с барабанами, скрипками, волынками, рогами и лютнями. (Буря мечей, Тирион VIII)
Судили его в тронном зале, где погиб Джоффри. Войдя в бронзовые двери и следуя с сиром Аддамом по ковровой дорожке, он чувствовал, что все взоры устремлены на него. Несколько сот человек собралось посмотреть, как его будут судить. Он по крайней мере надеялся, что собрались они именно для этого — ведь все они могли бы стать свидетелями обвинения. На галерее он приметил королеву Маргери (Буря мечей, Тирион IX)
Ее голос, звонко отразившись от стропил, наполнил все пространство тронного зала. Серсея, сидевшая на своем красном с золотом высоком месте ниже Железного Трона, почувствовала стесненность в горле. <...> При свете факелов на задней стене длинная зубчатая тень Железного Трона падала до самых дверей. Дальний конец зала тонул в темноте, (Пир стервятников, Серсея VII)
С мыслью об этом она в окружении своих белых рыцарей вышла в королевскую дверь за троном. (Пир стервятников, Серсея X)
Копейщики Ланнистеров в багряных плащах и львиных шлемах выстроились у западной стены тронного зала, гвардейцы Тиреллов в зеленых плащах – у восточной, лицом к ним. <...> Позади стола, за которым заседал малый королевский совет, щетинился своими шипами и лезвиями Железный Трон – от одного этого Кивану кололо спину между лопатками. (Танец с драконами, Эпилог)
Великий мейстер поплелся через двор в свои комнаты, двое других задержались на ступенях тронного зала. (Танец с драконами, Эпилог)
8. Богороща
Мало кто из обитателей замка верит в Старых Богов, поэтому богорощу редко посещают.

Той ночью из Винтерфелла прилетела птица, и Эддард Старк отвел девочек в здешнюю богорощу — выходящий на реку уголок, заросший вязом, ольхой и высоким тополем. Сердцем здесь был огромный дуб, древние его конечности оплела ползучая жимолость; все вместе они склонились перед ним; принося благодарность, как перед чардревом. (Игра престолов, Эддард V)
Среди деревьев властвовал покой. Толстые стены гасили шум, как всегда стоявший над замком. Нед слышал пение птиц, стрекот сверчков, шелест листьев под мягким ветром. Сердце-деревом был здесь дуб, безликий и бурый, но Нед Старк тем не менее ощущал присутствие богов. (Игра престолов, Эддард XII)
9. Дом Вариса, мастера над шептунами.
Возможно, это не отдельное строение, а каземат в северной стене.

Покои евнуха состояли из трех тесных, без окон, каморок под северной стеной замка. <...> В кувшине у тебя вода, о милосердные боги, спальня не шире гроба, а уж кровать… она правда каменная или только на ощупь такая? (Буря мечей, Тирион II)
10. Арсенал

Здесь хранятся оружие и доспехи. Подробно это здание не описывалось.

11. Псарни.

Подробно это здание не описывалось.

Около псарни латники стравливали пару собак. Тирион посмотрел, как более мелкий отгрыз полморды большому, и заслужил несколько смешков, заметив, что побежденный теперь похож на Сандора Клигана. Затем, надеясь, что усыпил все подозрения, он дошел до северной стены и спустился по короткой лестнице в комнаты евнуха. (Буря мечей, Тирион II)
12. Восточный (средний) двор

Это небольшой двор, гораздо меньше внешнего. Сюда выходят башня Десницы и Малый зал, а также лестница, спускающаяся в третий внутренний двор, откуда, пройдя через опускной мост, можно попасть в твердыню Мейегора.

13. Малый зал

Пиршественный зал, примыкающий к башне Десницы. Он впятеро меньше тронного зала, но тут все равно могут разместиться за столами две сотни гостей. Большие двери Малого зала выходят во внутренний двор рядом со дверями башни Десницы, задние двери ведут в здание кухонь.

Старк вошел в Малый зал. Называли его так, чтобы отличить от Великого зала, где король мог пировать с тысячью гостей, но и в этой длинной палате с высоким сводчатым потолком можно было усадить сотни две людей за устроенные на козлах столы. (Игра престолов, Арья II)
Через три дня, в полдень, управляющий отца Вейон Пуль отправил Арью в Малый зал. Столы были разобраны, и вдоль всех стен стояли скамьи. Палата казалась пустой. (Игра престолов, Арья II)
Позади них огромные деревянные двери Малого зала с грохотом распахнулись. Арья крутнулась на месте. Под аркой двери появился рыцарь из Королевской гвардии в компании пяти ланнистерских гвардейцев. <...> Когда Арья достигла задней двери, выходящей к кухне, пятеро латников уже лежали на полу (Игра престолов, Арья IV)
Слинт повернулся кругом, как стражник, которым был совсем недавно, и зашагал через Малый Чертог, стуча сапогами по камню. Он взошел по ступеням, распахнул дверь… (Битва королей, Тирион II)
14. Башня Десницы



Здесь находятся покои Десницы короля. Это высокая башня, где живет Десница со своими домочадцами и прислугой. В четвертой книге Серсея велела сжечь башню диким огнем.

Двери башни Десницы находится по соседству с дверями Малого зала, достаточно выйти во двор, чтобы зайти в двери башни Десницы по соседству. (Игра престолов, Арья II). В горнице наверху башни Десницы большие окна, откуда хорошо виден двор внизу, двери арсенала и зубчатая стена над ними. (Игра престолов, Эддард V). Из опочивален наверху башни видно и внешний двор. (Игра престолов, Санса III). В спальне десницы есть большой камин, задняя стенка которого прикрывает мало кому известный потайной ход.

Опочивальня была единственным местом, которое Арья любила во всей Королевской Гавани, но больше всего девочке нравилась дверь — массивная плита из темного дуба, обшитая полосами черного железа. Когда она захлопывала дверь и роняла на место тяжелую защелку, никто не мог пройти в ее комнату (Игра престолов, Арья II)
она подошла к окну и поглядела на двор внизу. Если бы только она умела лазать, как Бран, тогда можно было бы выбраться из окна и спуститься по стене башни, чтобы убежать из этого жуткого места (Игра престолов, Арья II)
он застал Арью на ступенях винтовой лестницы башни Десницы (Игра престолов, Эддард V)
Нед поднялся в собственные палаты на вершине башни Десницы. День выдался теплым, и в комнате было душно и жарко. Нед подошел к окну и приоткрыл тяжелые ставни, чтобы впустить прохладный ночной воздух. (Игра престолов, Эддард VII)
Я хочу, чтобы их поселили в казарме под башней Десницы, только пусть стюард не помешает Каменных Ворон рядом с Лунными Братьями, а Обгорелых и вовсе надо отделить от других. (Битва королей, Тирион I)
Личная приемная десницы была не столь велика, как королевская, и, уж конечно, не могла сравниться с тронным залом, но Тириону нравились мирийские ковры, драпировки на стенах и ощущение уюта. <...> Он взгромоздился на высокое сиденье под круглым золотистым окном и велел им встать. (Битва королей, Тирион III)
При свете, льющемся через ромбы стекол, клинок мерцал чернью и багрянцем (Буря мечей, Тирион IV)
На стенах висели палица с львиной головой, топор и арбалет. Топор был слишком велик, чтобы орудовать им в замке, а палица висела слишком высоко, зато прямо под арбалетом стоял большой окованный железом сундук. Тирион, взобравшись на него, снял со стены самострел и кожаный колчан, отвел вниз тетиву, помогая себе ногой, и вставил на место стрелу. (Буря мечей, Тирион XI)
Потайная дверь в задней стенке, о которой говорил сир Осмунд, не больше печной дверцы, стояла нараспашку. (Пир стервятников, Серсея I)
На протяжении этой луны там работала целая армия с кирками и молотами. Они простучали стены, вскрыли полы и отыскали с полсотни тайных ходов.
— А еще полсотни вполне могли остаться ненайденными. — Некоторые из открытых ходов оказались такими узкими, что Джейме пришлось пустить туда пажей и мальчишек-конюхов. Нашли коридор, ведущий в темницы, и каменный колодец, у которого, похоже, не было дна. Нашли камеру с желтыми человеческими костями, а в ней — четыре мешка с потускневшими серебряными монетами времен Визериса Первого. Там бегали с тысячу крыс, но ни Тириона, ни Вариса среди них не оказалось, и Джейме настоял на прекращении поисков. Один мальчишка застрял в проходе, и его, визжащего, пришлось вытаскивать за ноги. Другой упал в какую-то шахту и поломал себе кости. Двое гвардейцев ушли в боковой коридор и не вернулись. Их товарищи уверяли, что слышат сквозь стену крики пропавших, но за снесенной по приказу Джейме стеной обнаружилась только рыхлая земля и щебенка. (Пир стервятников, Серсея III)
Темная и покинутая стояла Башня Десницы с зияющими дырами на месте выломанных дубовых дверей и ставен. Полуразрушенная, оскверненная, она по-прежнему подавляла своей высотой все строения внешнего двора. Гости, выходя из Малого Чертога, попадали в ее тень. <...>Пиромант, откашлявшись, махнул факелом. Лучники на стенах прицелились и послали в разверстые окна около дюжины огненных стрел.
Башня, охнув в ответ, осветилась изнутри красным, желтым, оранжевым… и зеленым, зловещей темной зеленью, цвета желчи, жадеита, пиромантовой мочи. Алхимики именуют это вещество «субстанцией», но в народе оно зовется «диким огнем». В Башне Десницы установили полсотни горшков этой самой субстанции, переложив их дровами, бочками со смолой и имуществом карлика по имени Тирион Ланнистер. <...> Башня внезапно издала стон, заткнувший рты болтунам. Часть ее верхушки грохнулась наземь, подняв столб дыма и пыли. От проникшего в брешь воздуха огонь взвился ввысь, в самое небо. (Пир стервятников, Серсея III)
15. Кухни Малого зала

Она бросилась через кухню и буфетные, в слепом ужасе находя извилистый путь между кухарками и кухонными мальчишками. <...> Вверх или вниз? Путь вверх приведет ее к крытому мостику, нависшему над небольшим двориком, отделявшим ее от башни Десницы, куда она и должна была направиться по их распоряжению. Никогда не делай того, что от тебя ожидают, сказал ей однажды Сирио. Арья направилась вниз – вокруг центрального столба, перепрыгивая сразу через две-три узкие каменные ступеньки. Она оказалась в огромном сводчатом погребе, полном бочек с пивом, сложенных штабелями в двадцать футов высотой. Свет проникал сюда лишь сквозь узкие наклонные окна, пробитые высоко в стене. Тупик. Из этого погреба она могла выйти лишь тем путем, которым пришла.<...> Арья заткнула деревянный меч за пояс и полезла. Перепрыгивая с бочонка на бочонок, она добралась до окна и, ухватившись за камень обеими руками, подтянулась. Стена была здесь трех футов толщиной, и окно косым лазом уходило вверх и наружу. (Игра престолов, Арья IV)
16. Королевская септа

Открытая септа была пуста. Внутри ее в благоуханном молчании горело с полсотни молитвенных свечей. Арья решила, что боги не хватятся двух из них. Она запихнула свечи в рукав и оставила септу через заднее окно. (Игра престолов, Арья IV)
Они стояли рядом на коленях, одни в тишине и полумраке септы, окруженные мерцанием свечей, но Лансель все равно старался говорить потише. (Битва королей, Тирион X)
Санса никогда еще не видела замковую септу столь полной и ярко освещенной – радужные лучи лились сквозь кристаллы ее высоких окон, и повсюду горели свечи, мерцая, как звезды. Алтари Матери и Воина купались в свете, но у Кузнеца, Старицы, Девы и Отца были свои молельщики, и даже перед получеловеческим ликом Неведомого теплилось несколько огоньков… ибо кто же был Станнис Баратеон, как не этот Неведомый, пришедший судить их? <...> В горячем густом воздухе пахло благовониями и потом – от его тяжести, от мерцания свечей и кристаллов кружилась голова.
Серсея стояла на коленях перед алтарем Матери, Джоффри же покоился под изображением Неведомого, провожающего души умерших в иной мир. Тяжелый аромат благовоний висел в воздухе, и сто свечей пылало, посылая ввысь сто молений. (Буря мечей, Джейме VII)
17. Девичий Склеп

Длинное здание под сланцевой крышей. Свое печальное название оно приобрело после того, как король Бэйлор Благословенный заточил там своих сестер. Маргери Тирелл, ее фрейлины, гвардейцы и слуги после переезда в столицу обосновались именно в этом здании. Здесь темнее, чем в твердыне Мейегора.

Лорда Мейса с его домочадцами поместили за королевской септой, в длинном здании под сланцевой крышей, прозванным Девичьим Склепом после того, как король Бейелор Благословенный заточил там своих сестер, дабы их вид не внушал ему плотских помыслов. У высоких резных дверей стояли двое часовых <...> В камине трещал огонь, пол был усыпан душистым свежим тростником. (Буря мечей, Санса I)
18-20, 23. Конюшни, свинарник, казармы золотых плащей.

Главные конюшни замка находятся во внешнем дворе.

А теперь поглядите на стену над конюшней. Видите гвардейца, спрятавшегося за зубец? (Игра престолов, Эддард V)
Животные волновались в своих стойлах, фыркали и ржали от запаха крови. Арье оставалось одно – заседлать лошадь и бежать подальше от города и замка. Нужно было только держаться Королевского тракта, он сам и приведет ее назад в Винтерфелл. Арья взяла со стены уздечку и упряжь. <...> Она вновь схватила седло и уздечку и подбежала к своей кобыле. Но, закинув седло на спину лошади, Арья вдруг с болезненным ужасом поняла, что ворота замка будут скорее всего охраняться.
21. Дворовая лестница

Витая лестница под открытым небом, со множеством поворотов. Этот узкий проход, видимо, имеет оборонительное значение. Любой, кто хочет попасть к внутреннему двору и твердыне Мейегора из любой другой части замка, должен спуститься по этой лестнице - то есть внутренний двор, смежный с твердыней Мейегора, намного ниже, чем восточный двор с башней десницы. При пути из твердыни Мейегора к башне Десницы по этой лестнице поднимаются, при пути от башни к твердыне опускаются.

Верные Таргариену воины все еще умирали на дворовой лестнице и в оружейной, Григор Клиган и Амори Лорд штурмовали стены крепости Мейегора (Буря мечей, Джейме II)
Однако, дойдя до витой наружной лестницы, Тирион совсем выдохся и признался себе, что самостоятельно ему ни за что ее не одолеть. Спрятав достоинство в карман, он попросил Бронна отнести его наверх, надеясь вопреки всякой надежде, что в этот час их никто не увидит и не разнесет по всему замку, что карлика носят, как младенца. (Буря мечей, Тирион I)
Впереди вилась лестница, пересеченная полосами мерцающего света из узких окон наверху. Санса совсем запыхалась, когда взобралась наверх. Вбежав под темную колоннаду, она прислонилась к стене, чтобы перевести дух. (Битва королей, Санса II)
22. Внутренний двор.

Небольшой дворик между рвом вокруг твердыни Мейегора и лестницей, ведущей наверх к другим дворам и башне Десницы.

За сухим рвом два десятка человек упражнялись в фехтовании с мечами и щитами. Внешний двор отдали под палатки и павильоны многочисленным гостям, и местом для учебных боев стали маленькие внутренние дворики. (Буря мечей, Санса I)
24. Башня Белого Меча



Резиденция Королевской Гвардии. Это стройное четырехэтажное здание из белого камня, здесь живут гвардейцы. В подвалах башни хранятся их доспехи и оружие, на верхнем этаже живет лорд-командующий. Верхний этаж башни выше крепостных стен, отсюда открывается вид на море.

В белой комнате на белом столе лежала белая книга. Комната, круглая, с выбеленными стенами, была увешана белыми шерстяными коврами. Она занимала первый этаж башни Белый Меч, стройного сооружения в четыре этажа, а башня стояла в выходящем на залив углу замковой стены. В подвале ее хранились доспехи и оружие, на втором и третьем этажах размещались спальные каморки шести братьев Королевской Гавани.
Одну из этих клетушек восемнадцать лет занимал он сам, но нынче утром он перенес свои вещи на верхний этаж, весь отданный под покои лорда-командующего. Эти комнаты, скромные, хотя и просторные, находились выше крепостной стены, и из них открывался вид на море. <...> Сам стол был сделан из бледного, как кость, старого чардрева и имел вид огромного щита, поддерживаемого тремя белыми жеребцами. По традиции лорд-командующий сидел во главе щита, а братья рассаживались по трое с каждой стороны в тех редких случаях, когда все семеро собирались вместе. Лежащая перед Джейме книга насчитывала два фута в длину и полтора в ширину. Тысяча ее страниц из тонкого белого пергамента была заключена в белый кожаный переплет с золотыми петлями и застежками. Она именовалась Книгой Братьев, но в обиходе звалась просто Белой Книгой. (Буря мечей, Джейме VIII)
Поднимаясь по лестнице башни Белый Меч, Джейме слышал, как храпит в своей келье сир Борос. У сира Бейлона дверь тоже была закрыта — ему предстояло охранять короля ночью, и он отсыпался днем. В башне, если не считать храпа Блаунта, стояла полная тишина. <...> Платье было белым, как гобелены на стенах и покрывало на кровати. (Буря мечей, Джейме IX)
25. Башня мейстера.

На верхнем этаже содержатся почтовые вороны. В покоях внизу живет великий мейстер.

В комнатах под вороньей вышкой <...> Тогда он встал, увидел ворона, особенно черного на рассветном небе, и торопливо направился к полкам в дальнем углу комнаты.
Аптека мейстера являла собой внушительное зрелище: десятки горшочков, запечатанных воском, сотни закупоренных пузырьков, флаконы матового стекла, бесчисленные кувшины с сушеными травами. Каждый сосуд был снабжен ярлычком, надписанным аккуратной рукой мейстера. (Битва королей, Тирион IV)
Тонкая деревянная дверь раскололась, когда Шагга ударил в нее сапогом. Посыпались щепки, и внутри ахнула женшина. Шагга окончательно разнес дверь тремя ударами топора и вломился в комнату. Следом вошел Тиметт, за ним Тирион, осторожно переступая через обломки. Угли в очаге едва тлели, и спальню наполнял мрак. Тирион отдернул тяжелые занавески кровати. (Битва королей, Тирион VI)
Великий мейстер поплелся через двор в свои комнаты, двое других задержались на ступенях тронного зала. (Танец с драконами, Эпилог)
Комнаты Пицеля помещались прямо под воронятником. Полки на стенах ломились под тяжестью зелий, свитков и книг, на стропилах висели травы. Сир Киван всегда находил, что у великого мейстера чересчур жарко топят, но сейчас там царил холод: огонь в очаге не горел, угли едва тлели. В сумраке, который малочисленные свечи почти не рассеивали, выделялось приотворенное окно. <...> От дунувшего в окно ветра Кивана пробрала дрожь.(Танец с драконами, Эпилог)
26. Твердыня Мейегора

Это большая квадратная башня или комплекс башен, «замок внутри замка». От всего остального замка ее отделяет еще один глубокий ров, усаженный острыми пиками. В ней находятся королевские покои и Бальный зал королевы, третий по размеру чертог замка. Здесь может поместиться до сотни гостей. Вход с моста в твердыню Мейегора, если внутри находится лицо королевской крови, в любое время дня и ночи охраняет один из семи рыцарей Королевской гвардии.

Королевские покои находились в твердыне Мейегора, массивной квадратной крепости, истинном сердце Красного замка, обнесенной стенами двенадцати футов толщиной и окруженной сухим рвом, усаженным железными шипами. Это был замок внутри замка. Сир Борос Блаунт охранял дальний конец моста, белая стальная броня казалась призрачной в лунном свете. (Игра престолов, Эддард XIII)
Пламя горело в двух очагах в каждом конце опочивальни, наполняя комнату мрачным кровавым огнем. Жара внутри удушала. Роберт лежал под пологом на постели. (Игра престолов, Эддард XIII)
Они остановились на середине моста, над сухим рвом. Лунный свет серебрил острия пик, усаживающих его дно. (Игра престолов, Эддард XIII)
Комната, в которую заточили Сансу, находилась наверху самой высокой башни крепости Мейегора. Из окна она могла видеть, что тяжелая железная решетка надвратной башни опущена, а подъемный мост поднят над глубоким сухим рвом, отделявшим внутреннюю крепость от остального замка. Гвардейцы Ланнистеров расхаживали на стенах с копьями и арбалетами в руках. (Игра престолов, Санса IV)
Если она выбросится из окна, то все страдания окончатся, ну а потом певцы сложат песни о ее горе. Тело ее останется на камнях; разбитая и невинная, она посрамит всех, кто предал ее. Санса даже дошла до окна, открыла ставни, но тут отвага оставила ее, и, рыдая, она упала в постель. (Игра престолов, Санса VI)
Она перешла сухой ров со страшными железными пиками на дне и поднялась по узкой винтовой лестнице. У двери в свою комнату она остановилась, не в силах войти. В этих стенах она чувствовала себя как в западне, и даже с распахнутым настежь окном ей казалось, что там нечем дышать. <...> Она взошла на самый верх лестницы. Дым затмевал звезды и тонкий серп месяца, и крышу окутывал мрак. Зато отсюда она видела все: высокие башни и массивные угловые откосы Красного Замка, путаницу городских улиц за его стенами, черную ленту реки на юге и западе, залив на востоке, столбы дыма и пожары, пожары. <...> Санса схватилась за зубец крыши, царапая ногтями по грубому камню. (Битва королей, Санса IV)
 

Xanvier Xanbie

Мейстер
Бальный Зал Королевы был раз в десять меньше замкового Великого Чертога и наполовину – Малого Чертога в башне Десницы, но все же мог принять сто человек и недостаток пространства возмещал изяществом. За каждым настенным светильником висело зеркало кованого серебра, отчего огни казались вдвое ярче, стены были обшиты резными деревянными панелями, а пол устилал душистый тростник. С галереи наверху неслись веселые звуки дудок и скрипок. Вдоль южной стены тянулись закругленные окна, закрытые, однако, плотными бархатными шторами, не пропускающими внутрь ни света, ни молитв, ни шума битвы. <...> Почти все высокородные женщины города собрались здесь за длинными столами. <...> Всходя на помост, она увидела человека, стоявшего в полумраке у задней стены (Битва королей, Санса V)
Факелы, ярко отражаясь в кованых зеркалах, заливали Бальный Зал Королевы серебряным светом. (Битва королей, Санса VI)
Даже от этого небольшого усилия у него помутилось в глазах, и комната завертелась колесом – голые стены, темные тени, единственное узкое окно. Он увидел свой сундук, сваленную в кучу одежду, помятые доспехи – но это была не его спальня и даже не башня Десницы.
<...>
– Вы в крепости Мейегора, милорд. В комнате над Бальным Залом Королевы. (Битва королей, Тирион XV)
Крепость Мейегора была древней твердыней, замком внутри замка. Ее окружал глубокий сухой ров, утыканный пиками. (Буря мечей, Тирион I)
Оставив его на подъемном мосту через сухой ров с железными пиками, она одна вошла в Крепость Мейегора. (Пир стервятников, Серсея V)
У изголовья ее кровати горела свеча, но очаг погас, и в комнате было холодно. <...> Особенно здесь, в этой вечно студеной комнате, на том самом ложе, где умер ее злополучный муж. (Пир стервятников, Серсея VII)
Когда настала ночь, Джаселина развела огонь в очаге, а Доркас зажгла свечи. Открыв окно, чтобы подышать воздухом, Серсея увидела, что тучи набежали снова и скрыли звезды. (Пир стервятников, Серсея VIII)
Сухой ров вокруг крепости Мейегора замело снегом, пики на дне блестели от изморози. В крепость можно было пройти только через подъемный мост, на дальнем конце которого всегда стоял один из рыцарей Королевской Гвардии. (Танец с драконами, Эпилог)
27. Путь Предателя
Двор рядом с богорощей. Здесь же в приземистой полукруглой башенке живет королевский палач, находятся надземные камеры и вход в подземные темницы

Решив взять его с собой, Джейме отправился к сиру Илину, который жил в самом конце Гульбища Предателя. На верхнем этаже приземистой полукруглой башни содержались почетные пленники, рыцари и лорды, ожидающие выкупа или обмена. Вход в настоящие темницы помещался внизу, за двумя дверьми, железной и деревянной. В промежутке между верхом и низом располагались покои смотрителя тюрьмы, лорда-исповедника и палача. Последний по традиции заведовал также тюрьмой и всеми ее служителями. (Пир стервятников, Джейме III)
Темницы, подвалы и подземелья

Галерея доспехов - это малопосещаемый коридор, уставленный старинными доспехами - видимо, раньше они украшали другие места замка, но Роберт, избавляясь от всех символов династии Таргариенов, приказал убрать их с глаз долой. Выход к тайной двери в южной стене ведет через галерею доспехов.

Тот привел его в башню, они спустились по лестнице, потом пересекли тесный дворик и направились по заброшенному коридору, вдоль стен которого караульщиками выстроились пустые доспехи. Это были реликвии Таргариенов. Черную сталь с драконьими гребнями затянуло пылью. (Игра престолов, Эддард IV)
Спускаясь по наружной лестнице, он бухнулся на колени. И его вырвало. <...> Они спустились по лестнице и перешли углубленный дворик. Сир Донтос открыл тяжелую дверь, зажег коптилку, и они оказались в длинной галерее. Вдоль стен стояли пустые доспехи, темные и пыльные, с чешуей на шлемах и спинах. Чешуя мерцала при свете коптилки, и Сансе подумалось, что полые рыцари превращаются в драконов. Еще одна лестница привела их к дубовой, усаженной железом двери. (Буря мечей, Санса V)
Темницы под Путем Предателя:

Солома на полу воняла мочой. Окна не было, постели тоже, даже ведра. Он запомнил стены из бледного камня, стены, разукрашенные пятнами селитры, четырехфутовую щербатую серую дверь, окованную железом, он успел разглядеть это, когда его бросили в камеру. (Игра престолов, Эддард XV)
Услышав шум за толстой деревянной дверью своей темницы, Тирион Ланнистер приготовился умереть. <...> Джейме вставил факел обратно в гнездо между дверьми двух темниц. Свет в коридоре был такой тусклый, что Тирион чуть не споткнулся о тюремщика, распростертого на каменном полу (Буря мечей, Тирион XI)
Мейегор Жестокий устроил в своем замке четыре яруса темниц. На верхнем содержатся в больших камерах обычные преступники. Там высоко в стенах пробиты узкие окна. На втором ярусе помещаются одиночные камеры для узников знатного рода. Окон там нет, но сквозь решетки на дверях проникает свет факелов. На третьем ярусе камеры меньше, и двери в них деревянные — это каменные мешки. Там были заключены вы, а до вас Эддард Старк. Но есть еще один ярус, самый нижний. Тот, кто сходит туда, никогда больше не увидит солнца, не услышит человеческого голоса и не испытает ничего, кроме мук. Нижние камеры Мейегор предназначил для пыток. (Буря мечей, Тирион XI)
Его звали Рюген, и он ведал каменными мешками. <...> Спал в сырой каморке на заплесневелой соломе. Судно выносил очень редко. <...> Точно так — но известно ли вашему величеству, что под этим зловонным судном имелся расшатанный камень, а под ним углубление? Тайник, в каком человек обычно хранит свои ценности? (Пир стервятников, Серсея II)
Другие помещения:

И все-таки он попался. Стены поднимались высоко с каждой стороны, путь преграждала лишенная окон каменная глыба <...> казалось, что она скитается по мрачным залам, мимо блеклых гобеленов, спускается по бесконечным винтовым лестницам, бежит через дворики или по мостам, кричит, но не слышит ответа. В некоторых комнатах красные каменные стены словно источали кровь, но окон она не могла сыскать нигде. (Игра престолов, Арья III)
Ее окружали черепа. Девочка прикоснулась к одному из них, чтобы узнать, не привиделся ли он ей. Но пальцы Арьи легли на массивную челюсть. Кость казалась на ощупь гладкой, холодной и жесткой. Арья провела пальцем по черному зубу, острому, словно кинжал, заточенный самой тьмой. Прикосновение заставило ее поежиться. (Игра престолов, Арья III)
направилась в глубь конюшни, отперла заднюю дверь и осторожно выглянула. Вдали раздавался звон мечей, отчаянным голосом вопил от боли мужчина. Ей придется спуститься по змейке ступенек, мимо небольшой кухни и свинарника, так она шла, выслеживая черного кота… но этот путь приведет ее к казарме золотых плащей. Арья не могла идти туда и попыталась отыскать другую дорогу. Если только ей удастся перейти на противоположную сторону замка, она сможет тогда пробраться вдоль речной стены и через крохотную богорощу, но для этого нужно пересечь двор на виду у стражников, стоявших на стене. (Игра престолов, Арья IV)
Длинный, лишенный окон зал за дверью остался таким же мрачным, каким она запомнила его. (Игра престолов, Арья IV)
Неровный свет чуть прикасался к стене, она поняла, что стоит наверху огромного черного колодца, футов на двадцать уходившего в землю. В стены его были врезаны огромные камни; поворачиваясь, они спускались вниз ступенями лестницы, нисходящей в ад. <...> Арья услышала густой грохот: огромный, багровый в свете факела камень опустился с потолка. Она едва не вскрикнула. Там, где только что был спуск в колодец, лежала плита, прочная и ровная. <...> Дважды она пропадала, но Арья шла прямо и оба раза оказывалась наверху узких крутых лестниц, но внизу светил факел, и она спешила, спешила за ним… Однажды Арья споткнулась о камень и упала на стену; рука ее нащупала сырую землю между досками, а ведь прежде стены тоннеля были одеты камнем. <...> Арья выбралась из подземелья, когда уже стемнело. И обнаружила, что стоит в жерле сточной канавы, извергающейся в реку. <...> Арья оказалась в нескольких милях от замка, но в Королевской Гавани потеряться было нельзя: стоило только поглядеть вверх, чтобы увидеть Красный замок высоко на горе Эйегона. Игра престолов, Арья III)
Только в одном месте разглядела пол… там такая картинка выложена из мелких кусочков.
– Мозаика?
– Ага. Черная и красная, вроде как дракон. А так везде темно было. Мы спустились по приставной лестнице и долго шли – я совсем запуталась. Один раз мы остановились, и он отпер какую-то железную калитку. Дракон был после, уже за ней. (Битва королей, Тирион XII)
Впереди забрезжил свет, слишком тусклый для дневного, но становившийся ярче по мере приближения. Вскоре Тирион разглядел арку, загороженную еще одной решеткой. Варис достал ключ, и они оказались в маленьком круглом помещении, где было еще пять дверей, запертых на железные засовы. Перекладины, вделанные в стену, вели к отверстию в потолке. Сбоку стояла жаровня в виде драконьей головы, и угли в пасти чудовища тлели оранжевым светом, отрадным после темноты подземного хода.
На полу Тирион увидел выложенного из черных и красных плиток трехглавого дракона и вспомнил, что об этом месте рассказывала ему Шая, когда Варис впервые привел ее к нему в спальню.
<...>
— Двести тридцать ступенек, но что бы вы ни намере…
— Двести тридцать, а потом?
— Левый коридор, но послушайте…
— Сколько идти по коридору? — Тирион поставил ногу на перекладину.
— Не более шестидесяти футов. Держитесь рукой за стену — там есть двери. В спальню ведет третья.
<...>
На двухсот тридцатой вокруг стало черным-черно, но он почувствовал теплый воздух, идущий слева, как дыхание большого зверя. Тирион пошарил вокруг ногой и сошел с лестницы. Ход был еще теснее, чем шахта. <...> Он долго шарил по третьей двери, пока не нащупал маленький железный крючок. Откинув его, он услышал слабый шорох, показавшийся ему оглушительным, и увидел слева от себя прямоугольник оранжевого света.
Очаг! Он чуть не рассмеялся вслух. Очаг был полон горячей золы, и в нем тлело черное полено с оранжевой сердцевиной. (Буря мечей, Тирион XI)
— От этой шахты внизу расходится полдюжины коридоров, — устало ответил ее брат-близнец. — Их все перегораживают железные решетки, запертые на замок. Надо найти ключи. (Пир стервятников, Серсея I)
Тирион сходил все ниже, пока не оказался в мрачном подвале со сводчатым потолком. Тут, как и почти во всех нижних помещениях замка, имелся свой подземный ход. (Буря мечей, Тирион VII)
Неизвестные помещения и сооружения:

Сад:
Так что она была рада, что может гулять во дворе, собирать цветы в садике Мирцеллы и посещать септу, чтобы молиться за своего отца. (Игра престолов, Санса V)
Библиотека:
Тирион поднялся в замковую библиотеку и попытался отвлечься, читая «Историю ройнарских войн» Бельдекара, но вместо слонов на картинках ему виделась улыбка Шаи. (Буря мечей, Тирион II)
Наружная стена, море и устье реки

Лестница привела их к тяжелой, окованной железом дубовой двери. Петир Бейлиш приподнял засов и пропустил Неда. Они вышли наружу. Сумерки спускались на каменистый утес над рекой.
— Но мы вышли из замка, — сказал Нед.
— Вас не одурачить, Старк, — блаженствовал Мизинец. — Солнце выдало меня или небо? Следуйте за мной. Здесь есть ступени, вырезанные в скале. Постарайтесь не упасть; Кейтилин никогда не поймет меня, если вы разобьетесь насмерть. — С этими словами он перегнулся через край утеса и ловко, как обезьяна, полез вниз.
Внимательно изучив поверхность скалы, Нед последовал за своим спутником, но не столь торопливо. Как обещал Мизинец, в скале обнаружились уступы, невидимые снизу мелкие выемки; нужно было только знать, где их искать. Река оказалась далеко внизу — просто в головокружительной дали. Нед прижимал лицо к скале и старался глядеть вниз не чаще, чем этого требовала необходимость. (Игра престолов, Эддард IV)
Пройдя через стену двенадцатифутовой толщины, она выбралась из замка и очутилась на вершине утеса. Под ней была черная река, над ней — черное небо. <...> Ровная земля застала ее врасплох, и она все-таки упала. Когда она перевернулась на спину и посмотрела на проделанный ею путь, голова у нее закружилась, и она зарылась пальцами в грязь. Я сделала это (Буря мечей, Санса V)
Все следующие цитаты почерпнуты из главы (Битва королей, Давос III), описывающей битву на Черноводной глазами Давоса Сиворта. В этой главе флот Станниса Баратеона входит в устье Черноводной, проходя мимо замка и города, чтобы разгромить стоящий на реке флот короля Джоффри и обеспечить безопасную переправу армии Станниса.

За строем кораблей Давос видел Красный Замок на холме Эйегона, темный на лимонном небе, с устьем Черноводной внизу.
На реке же их численный перевес не так уж много значит. Там они могут идти не более чем по двадцать кораблей в ряд – иначе возникает опасность перепутаться веслами и врезаться друг в друга.
(по расчетам HunterWolf, это значит, что река в устье имеет ширину порядка 800 метров)

По приказу Тириона Ланнистера у реки были выстроены башни, связанные длинной цепью. Во время битвы она перегородила устье реки.

Башня на северном берегу примыкала к утесу, на котором высился Красный Замок, южная поднималась прямо из воды. Построили, а потом прорыли канал, сразу сообразил Давос.
В темной воде у подножия башни что-то блеснуло – это солнце отразилось от стали. Больше Давосу Сиворту ничего не нужно было знать. Заградительная цепь… однако они не заперли реку. <...> Когда вторая линия прошла мимо двух башен, Давос разглядел три звена огромной цепи, выходящей из отверстия величиной с человеческую голову, – остальное скрывалось под водой. Обе башни были снабжены единственной дверью футах в двадцати над землей.
Красный Замок грозно глядел вниз с высокого холма Эйегона. Окованные железом зубцы, массивные башни и толстые красные стены придавали ему вид свирепого зверя, присевшего для прыжка над городом и рекой. Крутые скалы, служившие ему подножием, обросли лишайником, и на них торчали низкие кривые деревца. Чтобы попасть в гавань и город за ней, флот должен был пройти мимо замка. <...> Из замка вылетела стая оранжевых птиц, штук двадцать или тридцать, – горшки с горящей смолой, разбрызгивающие огонь. Большинство из них плюхнулось в реку, но некоторые упали на палубы галей первой линии. <...> На стенах Красного Замка развевались знамена короля-мальчика: коронованный олень Баратеонов на золотом поле, лев Ланнистеров на красном. Оттуда летели новые горшки со смолой.
У HunterWolf сложилось впечатление, что прохождение кораблей от башен и цепи на входе в реку до места высадки на берег у утесов под замком прошло продолжительное время, порядка получаса, поэтому он предложил вынести башни дальше на восток, разместив между замком и заливом еще один холм. На мой взгляд, речь все-таки о нескольких минутах, за которые произносится ровно одна реплика ("Сир капитан, ваш шлем"), Давос успевает посмотреть по сторонам, вспомнить о Мелисандре, и сразу же после этого становится свидетелем высадки на берег с южной стороны замка. Вот весь связанный с этим фрагмент:

Когда вторая линия прошла мимо двух башен, Давос разглядел три звена огромной цепи, выходящей из отверстия величиной с человеческую голову, – остальное скрывалось под водой. Обе башни были снабжены единственной дверью футах в двадцати над землей. Лучники с крыши северной обстреливали «Молитву» и «Веру». Стрелки на «Вере» открыли ответный огонь, и кто-то вскрикнул, пораженный стрелой.
– Сир капитан, – сказал, подбежав к нему, сын Маттос. – Ваш шлем. – Давос взял его и нахлобучил на голову. Шлем не имел забрала, и Давоса бесил ограниченный обзор.
Горшки со смолой сыпались вокруг градом. Один разбился о палубу «Леди Марии», но команда Алларда тут же скинула его за борт. Слева на «Гордости Дрифтмарка» трубили рога, и ее весла поднимали водяные фонтаны. Стрела из скорпиона в ярд длиной пролетела в двух футах от Маттоса и с гудением вонзилась в палубу. Первая линия приблизилась к врагу на расстояние полета стрелы, и летучие древка засвистали между кораблями.
К югу от Черноводной люди тащили к воде наспех сооруженные плоты, и под тысячью знамен строились колонны. Повсюду реяло огненное сердце с крохотным, едва заметным черным оленем внутри. «Нам следовало бы идти в бой под коронованным оленем, – подумал Давос. – Олень – эмблема короля Роберта, и горожанам он хорошо знаком, а это чужое знамя только настроит их против нас».
Давос не мог видеть этого сердца, не вспомнив о тени, которую родила Мелисандра в сумрачных недрах Штормового Предела. Этот бой по крайней мере ведется честным оружием, при свете дня. Красная женщина и ее черное отродье в нем не участвуют. Станнис отправил ее обратно на Драконий Камень вместе со своим побочным племянником Эдриком Штормом. Его капитаны и лорды-знаменосцы настояли на том, что женщине в бою не место. Только люди королевы говорили обратное, да и то не слишком громко. Король, вопреки этому, был готов оставить жрицу, но лорд Брюс Карон сказал ему: «Ваше величество, если колдунья останется, люди будут говорить, что это ее победа, а не ваша. И что своей короной вы обязаны ее чарам». Это решило дело. Сам Давос помалкивал, не принимая участия в спорах, но отнюдь не опечалился, когда жрица отбыла. Он не желал иметь дела ни с ней, ни с ее богом.
«Вера» справа подошла к берегу и опустила сходни. Лучники побежали с нее на отмель, держа луки высоко над головой, чтобы не замочить тетиву. Они высаживались на узкую полоску берега под утесами. Из замка на них сыпались камни, стрелы и копья, но угол был слишком крут, и снаряды почти не наносили ущерба.
Тирион Ланнистер со своими людьми выехал через Королевские ворота в юго-западном конце города и проехал в течение битвы вдоль всего города до стихийно возникшего корабельного моста. Мост возник не у самой цепи, а западнее, из-за кораблей, налетевших друг на друга и на другие, потопленные корабли.
 

Xanvier Xanbie

Мейстер
Западные земли холмисты, здесь много труднопроходимых мест и лесов, где водятся дикие звери, даже львы. Западные земли славятся богатыми залежами руд, в том числе золота, плодами труда ремесленников, в том числе кузнецов и ювелиров. Здесь много мощных замков. Королевские земли - это мирная территория вдоль побережья Узкого моря, вассальная лично королю; до того, как Эйегон Таргариен вторгся в Вестерос и основал Королевскую Гавань, эти земли были захолустной периферией других королевств, и даже сейчас они мало чем примечательны, кроме соседства со столицей.

Утес Кастерли (Ланнистеры)





Замок Ланнистеров выстроен на огромном приморском утесе, нависающем над портовым городом Ланниспорт. В книгах нет подробного описания этого замка. По словам Мартина, прообразом Утеса Кастерли послужила Гибралтарская скала. На форуме 7kingdoms также предлагался валлийский замок Харлек, похожий на Утес (http://commons.wikimedia.org/wiki/Category:Harlech_Castle).

Утес не только надстроен сверху башнями и фортификациями - вырубленные в толще камня коридоры, лестницы и камеры, а также природные пещеры уходят глубоко в недра Утеса. Это старый замок, ему три тысячи лет. Когда-то им владел некий дом Кастерли, но герой Ланн Умный, основатель дома Ланнистеров, обхитрил их и забрал замок себе. Он кажется вечным и несокрушимым. Известно, что недалеко от замка есть богатые золотые шахты.

На гербе Ланнистеров золотой лев на красном поле, и Ланнистеры очень любят называть самих себя львами; изображения львов должны многократно встречаться в замке. Ланнистеры носят золотые с красным доспехи и одежду, так что и в интерьере замка могут преобладать эти цвета. Это чрезвычайно богатый дом, так что по роскоши убранство замка будет превосходить убранство большинства других замков Вестероса. В замке есть сокровищницы, большой пиршественный зал, казармы гвардии, септа и башня мейстера. Находящиеся ниже уровня земли жилые помещения не имеют окон, довольно тесны и выглядят мрачно, несмотря на богатое убранство. Говорят, что призрак Ланна Умного, легендарного основателя дома Ланнистеров, все еще блуждает по темным коридорам замка. Помещения замка связаны крутыми лестницами, лорд Титос (отец лорда Тайвина) умер от инфаркта, когда поднимался по одной из таких лестниц.

В клетушке, которую отвели мне, имелась пуховая перина и на полу лежал мирийский ковер, но окна не было — я, помнится, заявил Элии, что это настоящая темница. (Буря мечей, Тирион V)
Вместо богорощи в Утесе Кастерли есть так называемый Каменный сад, где есть по крайней мере одно живое чардрево. (Танец с драконами, Джейме)

Чардрево <замка Древорон> в десять раз больше того, что растет в Каменном саду Бобрового Утеса, но мертвое, высохшее.
Подача воды на вершину скалы, а также отвод сточных вод оттуда осуществляется с помощью сложной системы труб, цистерн и колодцев.

И Тириона в ознаменование его взрослости поставили надзирать над стоками и цистернами Бобрового Утеса — может, отец надеялся, что сын в одну из этих емкостей свалится. Если так, его ожидало разочарование: никогда еще воды не стекали из замка так исправно, как это было при Тирионе. (Танец с драконами, Тирион III)
В подземельях замка есть зверинец, где держат в том числе и львов:

У них в Бобровом Утесе, когда она была маленькой, жили львы – их еще дед завел. Они с Джейме, подзуживая друг друга, бегали в подземный зверинец, а однажды она даже просунула руку между прутьями клетки и потрогала одного из зверей. (Танец с драконами, Серсея II)
Глубоко в недрах замка находятся темницы - обширные и мрачные подземелья, которые чаще упоминались в книгах, чем любые другие помещения замка:

но он охотно променял бы сейчас все это на самую мокрую и мрачную темницу в недрах Бобрового утеса. (Игра престолов, Тирион V)
Некоторые утверждали, что он еще жив – где-то в подземельях Бобрового утеса. (Игра престолов, Тирион VII)
– Тюрьма есть тюрьма. У нас под Бобровым Утесом есть такие, рядом с которыми эта покажется солнечным садом. Когда-нибудь я надеюсь показать их вам. (Битва королей, Кейтилин VII)
У нас под Бобровым Утесом есть преотличные каменные мешки. Они облегают человека, словно доспехи. В них нельзя повернуться, нельзя сесть, нельзя дотянуться до пальцев ног, когда крысы начинают глодать их. <...> Многие рыцари поблагороднее вас умирали, стеная, в этих темницах, и многие знатные лорды. Даже парочка королей, насколько я помню уроки истории (Пир стервятников, Джейме VII)
Впрочем, иногда преступников вывешивают и в клетке наверху скалы:

Они только и ждут, чтобы повесить милорда в клетке на верхушке Бобрового Утеса. (Буря мечей, Арья VIII)
В недрах Утеса есть и естественные пещеры, частично наполненные водой. Некоторые пещеры выходят к морю или в море, и в прилив наполняются водой.

Он увидел себя нагим, одиноким и окруженным врагами, среди давящих каменных стен. Это Утес, понял он, чувствуя его тяжесть у себя над головой. <...> Он шел по извилистым коридорам и узким лестницам из живого камня, все время сознавая, что ему нужно вверх, а не вниз. Под землей его ждала погибель — он знал это с уверенностью, которая бывает во сне; нечто темное и ужасное, желающее завладеть им. Джейме пытался остановиться, но копья кололи его, побуждая спускаться все ниже.<...> Он закричал, падая, но падение было коротким. Он плюхнулся на четвереньки в мягкий песок и мелкую воду. Глубоко под Бобровым Утесом есть такие водяные пещеры, но этой он не знал. (Буря мечей, Джейме VI)
Ни дать ни взять, дохлая морская корова, которую как-то раз занесло в пещеры у подножия Утеса. (Танец с драконами, Тирион I)
Золотой Зуб (Леффорды)

Золотой Зуб выстроен в стратегически важном месте пограничья - на перевале, главной дороге из Речных Земель в Западные, в окружении труднопроходимых холмов. Это грозный замок, охраняющий перевал; в окрестностях находятся золотые шахты, не уступающие по богатству шахтам Утеса Кастерли или даже превосходящие их. Узкое ущелье ведет к Золотому Зубу со стороны Речных Земель. Высокие башни Золотого Зуба видно издалека. На гербе Леффордов изображен острый обращенный вверх золотой клин и золотое солнце. Клин, похоже, схематически изображает сам замок, и название Золотой Зуб может быть описательным: возможно, замок внешне действительно напоминает зуб или клык.

Зверь нашел козью тропу, идущую по ущелью и вдоль хребта, извилистую и каменистую, но достаточно широкую, чтобы проехать по ней гуськом. Ланнистеры на своих сторожевых башнях даже и не глядели в ту сторону. (Битва королей, Кейтилин V)
Ланниспорт (Ланнистеры)

Ланниспорт - это большой портовый город на западном побережье; по численности населения он уступает только Королевской Гавани и Староместу. Утес Кастерли нависает над городом, однако дорога из Ланниспорта в Утес Кастерли довольно длинная и проходит через леса. Власть Ланнистеров над городом сильна, здесь живут их младшие ветви, а старшая - Ланнистеры с Утеса Кастерли - распоряжается в городе, как в своей вотчине. Ланниспорт известен своими ремесленниками, особенно ювелирами, их изделия можно встретить даже в Эссосе, по ту сторону Узкого моря; здесь много рыбаков и крестьян, привозящих продукты на продажу. В отличие от вонючей Королевской Гавани, это достаточно чистый город, хотя здесь много узких улиц и тесных переулков. В гавани Ланниспорта стоят суда, идущие сюда вдоль побережья, и военные корабли; раньше Ланнистеры держали большой военный флот, но он был атакован и сожжен во время восстания Бейлона Грейджоя. Корабли из Ланниспорта можно увидеть в разных портах всего мира. У стен города есть большое турнирное поле, Ланниспорт часто становился местом турниров.

Под стенами Ланниспорта устроили трибуны для зрителей, и крики простого народа перекатывались между ними и Бобровым Утесом, как гром. (Пир стервятников, Серсея V)
Всех своих знаний о боевом мастерстве они поднабрались <...> в переулках старой части Ланниспорта (Игра престолов, Джон III)
Мы с Джейме возвращались из Ланниспорта, когда услышали крик: она выбежала на дорогу <...> и пока Джейме гонял их по лесу, я накинул на нее плащ. Когда брат вернулся назад, я уже узнал ее имя и историю. Дочь мелкого землевладельца, она осиротела, когда отец умер от лихорадки по дороге в… да, в общем, в никуда.
Джейме лез из шкуры, чтобы догнать этих мужчин. Разбойники нечасто осмеливаются нападать на путников возле Бобрового утеса, и он усмотрел в этом оскорбление. Девушка пережила слишком большой испуг и боялась идти одна, поэтому я предложил отвезти ее на ближайший постоялый двор, накормить и напоить. Брат тем временем отправился на Бобровый утес за помощью. (Игра престолов, Тирион VI)
Войско свое он набрал из подмастерьев, рудокопов, крестьян, рыбаков и разного ланниспортского отребья. (Битва королей, Санса III)
— Как, бишь, называется улица в Ланниспорте, где ты родился?
— Это переулок, у него нет названия. <...> Родился он в Ланниспорте, поскольку Тирион знал этот город лучше Староместа и Королевской Гавани; (Танец с драконами, Тирион IV)
Ланниспорт пахнет землей, свежестью и дымком, как молодая крестьянка (Танец с драконами, Давос II)
Как и в замке Утес Кастерли, в Ланниспорте есть зверинец:

В ланниспортском зверинце тоже жила слониха, но она умерла, когда ему было семь лет, а это страшилище было раза в два больше. (Танец с драконами, Тирион VII)
Кракехолл (Кракехоллы)

Этот замок не описывался в книгах. Это приморский замок. Он находится на границе с Простором и поэтому должен иметь более высокие стены и башни, чем замки в глубине страны. На гербе Кракехоллов изображен черно-белый вепрь. Кракехоллы - богатый и могущественный дом.

Нива = Корнфилд (Свифты)

Этот замок не описывался в книгах. Судя по названию, он окружен полями. На гербе Свифтов изображен синий петушок.

Серебряный Холм (Серретты)

Этот замок не описывался в книгах. Он находится на границе с Простором и поэтому должен иметь более высокие стены и башни, чем замки в глубине страны. Судя по названию, он стоит на холме. На гербе Серретов изображен павлин.

Глубокая Нора = Глубокие Копи (Лиддены)

Этот замок не описывался в книгах. Этот замок стоит среди холмов. Он находится на границе с Простором и Речными Землями и поэтому должен иметь более высокие стены и башни, чем замки в глубине страны. Золотая дорога, ведущая из Западных Земель в Королевскую Гавань, проходит мимо замка. На гербе Лидденов изображен барсук. Лиддены - богатый и могущественный дом.

Хорнваль (Браксы)

Этот замок не описывался в книгах. Этот замок стоит среди холмов. Он находится на границе с Речными Землями и поэтому должен иметь более высокие стены и башни, чем замки в глубине страны. На гербе Браксов изображен единорог. Браксы - богатый и могущественный дом, известный своей тяжелой кавалерией.

Сарсфилд (Сарсфилды)
Этот замок не описывался в книгах. Этот замок стоит среди полей. На гербе Сарсфилдов изображена стрела, и этот дом поставлял в армию Ланнистеров конных и пеших лучников - у них могут быть большие конюшни и стрельбища.

Эшмарк (Эшмарк)
Этот замок не описывался в книгах. Этот замок стоит среди полей. На гербе Марбрандов изображено горящее дерево. Этот замок не очень хорошо укреплен по сравнению с Утесом Кастерли и был взят Роббом Старком во время войны.

Скала (Вестерлинги)
Это старый, сильно обветшалый приморский замок, который, судя по названию, стоит на приморском утесе. Этот замок не очень хорошо укреплен по сравнению с Утесом Кастерли и был взят Роббом Старком во время войны. На гербе Вестерлингов изображены морские ракушки. Вестерлинги - знатный, но бедный род.

Гарнизон в Крэге слабый, и мы управились с ним за одну ночь. Уолдер Черный и Маленький Джон командовали отрядами, штурмовавшими стены, а я ломал ворота тараном. (Буря мечей, Кейтилин II)
Рудники Вестерлингов давно истощились, лучшие земли распроданы или утрачены, а замок Крэг сильно обветшал. Теперь это развалина, хотя и весьма живописная на фоне моря. (Буря мечей, Тирион III)
Бэйнфорт (Бэйнфорты)

Этот замок не описывался в книгах. Это приморский замок. Он находится под прямой угрозой атаки с Железных Островов и должен иметь более высокие стены и башни, чем замки в глубине страны. Судя по названию (Banefort = проклятая крепость), он может выглядеть очень мрачно или, по крайней мере, иметь какую-то мрачную историю. На гербе Бэйнфортов человек в черном плаще с капюшоном. Бэйнфорты - не очень богатый дом.

Росби (Росби)
Это замок с примыкающей к нему деревенькой, он должен выглядеть достаточно скромно. На гербе Росби три стропила на горностаевом поле.

Кузнец ее тоже не видел, и деревенский септон, и свинопас, и девчонка, дергающая лук в огороде, — никто из тех, кого отыскала Бриенна в глинобитном селении Росби. <...> У ворот замка она задала тот же вопрос двум стражникам с эмблемой дома Росби — три красных шеврона на горностаевом поле. <...> Его она еще не спрашивала, но он скрылся за септой, и она решила не гнаться за ним. Он скорее всего знает не больше других, а Санса вряд ли стала бы задерживаться в этой придорожной деревне. Скоро село и замок остались позади. Дорога вела Бриенну на северо-восток, через яблочные сады и ячменные поля. (Пир стервятников, Бриенна I)
Сумеречный Дол (Риккеры)

Это довольно крупный портовый город с замком, когда-то бывший столицей небольшого королевства. Замок Сумеречный форт возвышает на холме над городом, у него квадратный донжон и круглые башни вокруг него.

Город очень подробно описан в главе (Пир стервятников, Бриенна II), все цитаты в этом разделе взяты оттуда. Сейчас городом правит дом Риккеров, на чьем гербе скрещенные боевые молоты на белом кресте на синем поле, но еще не так давно город принадлежал древней династии Дарклинов, на чьем гербе черные и золотые ромбы и семь белых щитов на красном поле - напоминание о семи членах дома Дарклинов, в разное время служивших в Королевской гвардии Таргариенов. Около двадцати лет назад лорд Дарклин взбунтовался против короля Эйериса II и захватил его в плен; после освобождения король расправился со всем домом Дарклинов. По словам Русе Болтона, Сумеречный Дол и окружающие земли богаты. В местной гавани останавливаются крупные морские корабли, в том числе идущие в Вольные города - это главный порт между Королевской Гаванью и Чаячьим городом.

Ворота Синего Дола были заперты наглухо. Городские стены белели в предрассветном сумраке. Над ними, как призрачные часовые, плыли прядки тумана. <...> Рынок располагался прямо за воротами, и торговцы, проехавшие в город раньше нее, уже выкликали свой товар — ячмень, репу и лук.
Синий Дол строился вокруг гавани. К северу от города высились меловые утесы, на юге скалистый мыс загораживал стоящие на якоре корабли от штормов Узкого моря. Замок с главной прямоугольной башней и несколькими круглыми стоял над портом, видный с любой точки города. По булыжным улочкам, где толпился народ, было легче идти, чем ехать, поэтому Бриенна пристроила лошадь в одну из платных конюшен и пошла дальше пешком.
Капитанову сестру найти оказалось нетрудно. «Семь мечей» были самой большой гостиницей в городе. Четырехэтажное здание возвышалось над всеми прочими, и расписные двери дома напротив сразу бросались в глаза. Картина изображала замок, стоящий в осеннем лесу, среди золотой и ржавой листвы. Стволы старых дубов обвивал плющ, и даже желуди мастер выписал с большим тщанием. Присмотревшись, Бриенна разглядела и живность: хитрую рыжую лису, двух ласточек на ветке, вепря в чаще. <...> Вывеской гостинице служили семь деревянных мечей под железной пикой. Известка, которой они были выбелены, сильно облупилась, но Бриенна знала, что они обозначают семерых сынов Дарклина, носивших плащи Королевской Гвардии, — ни один другой дом Вестероса не мог похвалиться таким количеством белых рыцарей.
Бриенна, задумавшись, свернула не туда и оказалась в тупике, на грязном дворе, где рылись в земле три свиньи. <...>
— Я ищу «Семь мечей».
— Это вам в обратную сторону. Как дойдете до септы, поверните налево.
Из города она выехала через северные ворота и медленно двинулась через поля и деревни. Здесь происходили самые жестокие бои, когда волки пришли к Синему Долу. <...> За полем недавней битвы дорога потянулась по берегу, между взволнованным серо-зеленым морем и низкими известковыми холмами. Здесь то и дело встречались рыбачьи деревни, чьи жители по этой дороге возили свой улов в город.
Оленьи Рога (Баквеллы)

Этот замок не описывался в книгах. На гербе Баквеллов изображены оленьи рога.

Светлый замок (Фарманы)

Этот замок не описывался в книгах. Это приморский замок с гаванью, одна из его башен может служить маяком. Светлый остров - важная гавань на пути от Ланниспорта на север, здесь часто останавливаются торговые суда, идущие из Ланниспорта на север и обратно. На гербе Фарманов изображены серебряные корабли.

Кайс (Кеннинги)

Этот город не описывался в книгах. Это небольшой приморский город. На гербе Кеннингов изображены черные и оранжевые солнца. Кеннинги из Кайса, вероятно, родня Кеннингам с Железных островов - остатки старой империи железнорожденных, поэтому архитектура Кайса может напоминать архитектуру поселений на Железных островах.

Пиршественные Огни (Престеры)

Этот замок не описывался в книгах. Это приморский замок. На гербе Престеров изображен красный бык на горностаевом поле.

Клиган (Клиганы)

Этот замок не описывался в книгах. Это небольшой замок. На гербе Клиганов изображены три черные охотничьи собаки. Клиганы - небогатый рыцарский род, их замок должен выглядеть достаточно скромно.

Все считали замок его местом зловещим, где даже слуги исчезают без счета, а псы боятся войти в зал. Сестра его скончалась при сомнительных обстоятельствах, известно было и про пожар, который изуродовал его брата и про несчастный случай на охоте, когда погиб отец. Григор унаследовал замок, золото и фамильное достояние (Игра престолов, Эддард VII)
В Королевские Земли: Стокворт (Стокворты)

Этот замок не описывался в книгах. Это небольшой замок к северу от Королевской Гавани, ближе, чем Росби. На гербе Стоквортов изображен ягненок с чашей.

Харренхолл (в Речных Землях)






Этот замок стоит на берегу озера. Это огромный полуразрушенный замок, производящий гнетущее впечатление. Его видно за много километров. У него пять огромных башен, очень высокие стены, сооружения во внутренних дворах построены с размахом. Замок строили железнорожденные, поэтому в его архитектуре может быть нечто общее с архитектурой замков Железных островов. Его башни обгорели, закопчены и оплавлены. Замок окружен полями. Королевский тракт проходит недалеко от замка, река Трезубец и броды через нее находятся к северу от замка. За стенами замка был небольшой городок, но его сожгли в начале войны.

Харренхолл - это крупнейший по размерам замок всех Семи королевств, после него все остальные замки кажутся игрушечными. Высокомерный Харрен Хоар, правитель королевства железнорожденных, которое тогда простиралось от моря до моря, сорок лет занимался строительством своего замка на пустом месте на берегу озера Божье Око; ради этого он обложил свое королество тяжелыми податями и морил военнопленных непосильными работами. Эйегон Таргариен сжег замок с помощью дракона Балериона, перелетев через стену и опустившись во внутреннем дворе. С тех пор замок представляет собой полужилые-полузаброшенные руины, пользующиеся дурной славой. Их не раз пытались восстановить, но никому не было под силу вернуть Харренхоллу былое великолепие. Считается, что Харренхолл проклят: в его обветшалых стенах, по слухам, водятся привидения, лорды, получавшие Харренхолл во владение, чахли или сходили с ума. Данелла Лотстон, владевшая замком около века назад, прославилась как своего рода "графиня Дракула" Вестероса - говорили, что она принимала ванны из человеческой крови и ела жареную человечину, а из башен замка по ночам вылетают гигантские нетопыри и утаскивают детей. В Харренхолле состоялся известный турнир, предшествовавший восстанию Роберта Баратеона. Во время Войны Пяти Королей замок несколько раз переходил из рук в руки, в нем долго стояла армия Тайвина Ланнистера, а после ее ухода остался небольшой гарнизон под командованием Амори Лорха (на гербе мантикора), усиленный наемниками Варго Хоута (на гербе черный козел). Этот замок очень подробно описан в нескольких главах Арьи в "Битве королей" и Джейме в "Буре мечей".

У Хоаров был очень сложный герб, включающий в себя цепи, ладью, сосну, ворона и виноградную гроздь - символы других их владений на разных концах континента. Также в Харренхолле могут встречаться эмблемы других его промежуточных владельцев: башни, замки, цветные полосы (подряд: синяя, красная, зеленая), летучие мыши. Летучие мыши были на гербах двух последних владельцев Харренхолла, Лотстонов и Уэнтов, так что этот символ будет встречаться в замке чаще всего.

Общая информация:

леди Уэнт, последнюю представительницу рода, обитавшую вместе со своими призраками под сводами огромных залов Харренхолла (Игра престолов, Кейтилин V)
– Харренхолл. – Каждый ребенок на Трезубце знал сказку о Харренхолле, огромной крепости, которую король Харрен Черный возвел близ Божьего Ока триста лет назад, когда Семь Королевств в самом деле были семью королевствами и речными землями правили Железные Люди с островов. Харрен в гордыне своей пожелал построить замок выше всех в Вестеросе. Сорок лет ушло на постройку – замок рос, как черная тень, на берегу озера, а люди Харрена тем временем грабили соседей, отбирая у них камень, лес, золото и рабочих. Тысячи пленных погибли в рудниках, или прикованные к волокушам, или при возведении пяти колоссальных башен. Люди замерзали зимой и умирали от жары летом. Чардрева, простоявшие три тысячи лет, валили на балки и стропила. Ради осуществления своей мечты Харрен разорил и речные земли, и Железные острова. И в тот день, когда король поселился в своем наконец-то построенном замке, Эйегон Завоеватель высадился в Королевской Гавани.
Кейтилин помнила, как старая Нэн рассказывала эту сказку ее детям в Винтерфелле, неизменно заканчивая словами: «И тогда король Харрен узнал, что толстые стены и высокие башни от драконов не спасают. Ведь драконы умеют летать». Харрен со всем своим семейством погиб в огне, охватившем его чудовищную крепость, и ни один знатный дом, владевший Харренхоллом с тех пор, не знал счастья. При всем своем могуществе это темное и проклятое место. (Битва королей, Кейтилин I)
– Только храбрый человек мог избрать Харренхолл своим поместьем. Замок так мрачен и так огромен… дорого станет его содержать. Говорят даже, что он проклят. (Битва королей, Тирион II)
Злой король Харрен заперся в его стенах, но Эйегон выпустил своих драконов, и пламя поглотило весь замок. Нэн говорила, что огненные духи до сих пор посещают почерневшие башни. Бывало, что люди ложились там спать в полном здравии, а утром их находили мертвыми, сгоревшими. Арья не до конца в это верила – притом это было давно. Пирожок просто дурак – в Харренхолле живут не привидения, а рыцари. (Битва королей, Арья IV)
Еще один долгий дневной переход – и впереди, у голубых озерных вод, показались башни Харренхолла. <...> Теперь уж скоро – до башен осталось не больше нескольких миль, по всему видно.
Однако они шли весь этот день и большую часть следующего, пока не увидели войско лорда Тайвина, расположившееся лагерем к западу от замка, среди сгоревших руин какого-то городка. Харренхолл обманывал глаз, ибо был огромен. Его колоссальные крепостные стены поднимались у озера, как утесы, и скорпионы на них казались маленькими, как насекомые, от которых получили свое название. (Битва королей, Арья VI)
Долго он греб и наконец увидел вдали башни стоящего у озера замка. Башни становились все выше, и юноша решил, что это, должно быть, самый большой замок на свете. (Буря мечей, Бран II)
Башни и их подвалы:

Воротная башня Харренхолла, величиной с винтерфеллский Великий Чертог, зияла трещинами. Снаружи поверх стен виднелись только верхушки пяти громадных башен. Самая маленькая из них в полтора раза превышала самую высокую башню Винтерфелла, но не было в них подобающей башням стройности. Они скорее напоминали скрюченные, узловатые стариковские пальцы, ловящие пролетающие облака. Нэн рассказывала, как во время пожара камень плавился и стекал, словно свечной воск, из окон и по ступеням, раскаленный докрасна, отыскивая Харрена в его убежище. Арья охотно этому верила: каждая башня была уродливее и чуднее другой, бугорчатая, кособокая и щербатая. (Битва королей, Арья VI)
Если Харрен Черный и дал своим башням какие-то имена, то они давно забылись. Теперь они назывались башня Страха, Вдовья башня, башня Плача, башня Призраков и Королевский Костер. Арья спала теперь в бездонных подвалах башни Плача, в маленькой нише, на соломе. <...> Пирожок устроился еще лучше – на своем исконном месте, на кухне, в круглом каменном строении под куполом, которое было в замке обособленным мирком. (Битва королей, Арья VII)
– Прекрасно. Сир Кадвин, отведите этих людей в темницу. <...> – В подвале под Вдовьей башней они все должны поместиться. Всякий, кто не желает туда идти, волен умереть прямо здесь. (Битва королей, Арья IX)
Лестница привела их в длинный сводчатый подвал без окон. Несколько факелов освещало ближний его конец, где часовые сира Амори за исцарапанным деревянным столом играли в плашки. Тяжелая железная решетка отделяла их от сгрудившихся во тьме узников. Битва королей, Арья IX)
Следующие несколько часов она провела за уборкой. Она вымела старый тростник и разбросала по полу свежий, душистый, заново развела огонь в очаге, поменяла простыни и взбила перину, вылила ночную посуду в отхожее место и вымыла ее, отнесла охапку грязной одежды прачкам и принесла из кухни корзину сочных осенних груш. Управившись со спальней, она спустилась на полпролета вниз и стала убираться в большой горнице – просторной, полной сквозняков, величиной с зал иного мелкого замка. (Битва королей, Арья X)
Башня Призраков из пяти громадных башен Харренхолла пострадала больше всех. Она стояла, темная и заброшенная, за развалинами септы, где последние триста лет молились только крысы. Там Арья стала дожидаться Джендри и Пирожка. Ей казалось, что она ждет уже долго. Лошади щипали траву, проросшую среди разрушенных камней, а тучи между тем окончательно закрыли звезды. (Битва королей, Арья X)
Жилые и хозяйственные помещения:

Харренхолл был огромен, но сильно разрушен. Прежде замком владела леди Уэнт, как знаменосец дома Талли, но она пользовалась только нижними этажами двух из пяти башен, а все остальное пришло в запустение. <...> Нижний этаж башни Плача отдали под кладовые и житницы, на двух других размещалась часть гарнизона, но верхние оставались необитаемыми в течение восьмидесяти лет, и лорд Тайвин приказал сделать их пригодными для жилья. Нужно было отскрести полы, отмыть окна, вынести вон поломанные стулья и прогнившие кровати. На самом верху гнездились громадные черные летучие мыши, которых дом Уэнтов избрал своей эмблемой, а в подвалах водились крысы… и призраки тоже, как утверждали многие, духи Харрена Черного и его сыновей. <...> Арья полагала, что это глупо. Харрен и его сыновья сгорели в башне Королевский Костер, потому ее так и назвали, – очень им нужно тащиться через двор, чтобы кого-то пугать. Их башня Плача плакала только тогда, когда ветер дул с севера, – и это был именно такой звук, который производит воздух, проходя через трещины в камне (эти щели образовались после пожара). Если в Харренхолле и были призраки, Арью они не тревожили. Она боялась живых – Виза, сира Грегора Клигана и самого лорда Тайвина Ланнистера, обитавшего в Королевском Костре; эта башня оставалась самой высокой и величественной из всех, хотя сильно покосилась и походила на оплывшую черную свечу. (Битва королей, Арья VII)
Иногда ей казалось, что все они мыши среди этих толстых стен – даже рыцари и знатные лорды. Этот замок даже Грегора Клигана делал маленьким. Харренхолл занимал втрое больше места, чем Винтерфелл, а его здания даже в сравнение не шли с винтерфеллскими. Харренхоллские конюшни вмещали тысячу лошадей, богороща покрывала двадцать акров, кухня была величиной с винтерфеллский Великий Чертог, а сам Великий Чертог пышно именовался Залом Тысячи Очагов, хотя их там было всего тридцать с лишком (Арья считала дважды, но один раз у нее вышло тридцать три, а другой тридцать пять), и был столь громаден, что лорд Тайвин мог бы задать там пир всему своему войску, хотя никогда этого не делал. Стены, двери, залы, лестницы – все здесь было таким нечеловечески большим, что Арье вспоминались сказки старой Нэн о великанах, живших за Стеной. (Битва королей, Арья VII)
Оружейная примыкала к замковой кузнице – длинному высокому помещению с двадцатью горнами, встроенными в стену, и длинными каменными желобами с водой для закалки стали. Половина горнов пылала вовсю, звенели молоты, и крепкие мужчины в кожаных передниках обливались потом у мехов и наковален. (Битва королей, Арья VIII)
Джейме перешел через двор к огромному, полному сквозняков чертогу — больше тронного зала Королевской Гавани. Вдоль стен тянулись бесчисленные очаги шириной футов с десять, но огня в них не было, и холод пробирал до костей. Копейщики в меховых плащах охраняли дверь и лестницу, ведущую на две верхние галереи. В середине этого пустого пространства, за столом, окруженным необозримым полем гладкого грифельного пола, сидел лорд Дредфорта. (Буря мечей, Джейме V)
В бане Харренхолла, полутемной, с низким потолком, клубился пар и стояли большие каменные ванны. <...> Его посадили на каменную скамью у стены. (Буря мечей, Джейме V)
Дворы, мосты и галереи:

но чаще всего он стоял на арке крытой галереи и смотрел, как солдаты копошатся во дворе внизу (Битва королей, Арья VII)
Как-то днем, когда она ждала своей очереди набрать воды из колодца, Арья услышала, как заскрипели петли восточных ворот. В них шагом въехал конный отряд. (Битва королей, Арья VII)
на полпути к пивоварне, проходя под каменным мостом, соединявшим Вдовью башню и Королевский Костер, она услышала раскатистый гогот. (Битва королей, Арья VIII)
Когда двор наполнился бледным светом, лорд Тайвин Ланнистер отбыл из Харренхолла. Арья смотрела на это из полукруглого окна на половине высоты башни Плача. <...> Когда они проехали под решеткой в воротах Харренхолла, Арью проняла дрожь (Битва королей, Арья VIII)
Вдали от ворот и конюшен большой замок казался пустынным. Шум позади затихал. Ветер свистал и выл, проходя сквозь трещины в башне Плача. Листья в богороще начали опадать – они носились по дворам, между пустыми зданиями, тихо шурша по камням. Теперь, когда Харренхолл снова опустел, со звуками стали происходить странные вещи. Порой камни словно впитывали всякий шум, окутывая дворы покровом тишины. Порой в замке оживало эхо – за каждым твоим шагом следовала призрачная армия, каждый далекий голос сопровождался призрачным хором. <...> Тихая как тень, она прошмыгнула через средний двор, обошла башню Страха и миновала пустой охотничий вольер, где, как говорили, бьют призрачными крыльями духи мертвых соколов. Она могла ходить, где ей вздумается. В гарнизоне осталось не больше ста человек – их в Харренхолле и видно-то не было. Зал Тысячи Очагов заперли вместе с множеством более мелких зданий, куда входила и башня Плача. Сир Амори занял покои кастеляна в Королевском Костре, не менее просторные, чем у самого лорда, и Арья с прочими слугами перешла в подвал под его башней, чтобы быть под рукой. При лорде Тайвине латники вечно спрашивали, куда ты идешь, – но когда на тысячу дверей осталось сто стражников, никто особенно не заботился, кто где находится. (Битва королей, Арья IX)
Повозки, подводы и лошади исчезли со двора, но клетка с медведем осталась. Ее подвесили на цепях под горбатым мостиком, соединявшим внешний двор со средним, в нескольких футах над землей. Расположенные кольцом факелы заливали этот участок светом. (Битва королей, Арья IX)
Думая обо всем этом, она тащила свое ведро через Двор Расплавленного Камня (Битва королей, Арья X)
Внешний двор был пуст, и только длинная конюшня с грифельной крышей проявляла какие-то признаки жизни. (Буря мечей, Джейме VI)
Король Харрен Черный даже медвежью травлю производил с размахом. Яма, десяти ярдов в поперечнике и пяти глубиной, была выложена камнем, посыпана песком и снабжена шестью ярусами мраморных сидений. Неуклюже соскочив с коня, Джейме увидел, что Бравые Ребята <менее 300 солдат> заполняют только четверть мест. <...> Опершись левой рукой на мраморные перила, он перескочил через них и спрыгнул на песок. (Буря мечей, Джейме VI)
Богороща:

Не зная, где бы еще укрыться, она отправилась в богорощу. Ей нравился резкий запах сосен и страж-деревьев, ощущение травы и земли под ногами, шелест ветра в листве. По роще протекал тихий ручеек, уходя потом в землю. <...> Сквозь полог листьев виднелись белые, как кость, ветви сердце-дерева. Отсюда оно кажется таким же, как в Винтерфелле. <...> Луна посеребрила чардрево, но красные пятиконечные листья ночью казались черными. Арья посмотрела на вырезанный в стволе лик – страшный, с искривленным ртом, с широко раскрытыми, полными ненависти глазами. Неужели это облик бога? (Битва королей, Арья IX)
Ворота и стены:

Восточная калитка в Харренхолле самая маленькая – узкая дубовая дверца с железными гвоздями в углу стены под оборонительной башней. (Битва королей, Арья X)
Из-за небывалой толщины стен ворота Харренхолла представляли собой настоящий каменный туннель. <...> и во внешнем дворе толпились зеваки <...> Перед ним широкие каменные ступени вели ко входу в одну из громадных круглых башен Харренхолла (Буря мечей, Джейме IV)
 
Сверху