Lelianna

Мастер-над-оружием
Друзья, огромная просьба перед прочтением внимательно ознакомиться с предупреждениями в шапке фанфика!

Фандом:
ПЛиО (сага/сериал)
Название: Железная цена
Автор: Lelianna
Бета:
Frau Lolka
Размер:
мини, 2347 слов
Пейринг/Персонажи: РамсиБолтон/Теон Грейджой, Живодер, Дэймон Станцуй-для-меня.
Категория: слэш
Жанр: драма, модерн-ау
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: даб-кон (оральный секс), грубая лексика, жестокость, детальное описание насилия, ПОВ Рамси.
Краткое содержание: Приквел к фанфикам "Территория для собак, можно без поводка", "Forever yours". После неудачного побега из банды Теон Грейджой ожидает своей участи в подвале. Беглец может сохранить свою жизнь, если согласится исполнять все приказы Рамси Болтона.
Примечание: Фанфик написан на ЗБФ 2015 (команда PLIO Sweet Dark North)
Дисклеймер: Все принадлежит Дж. Мартину

Рамси распахнул дверные створки. В центре полутемного гулкого подвала сидел Грейджой, примотанный скотчем к стулу. Низко опущенная голова встрепенулась, и он со страхом уставился на вошедших.

Живодер и ухмыляющийся Дэймон встали по бокам пленника, а Рамси остановился в двух шагах от него, похлопывая по левой ладони снятыми кожаными перчатками.

Грейджой часто и тяжело дышал, словно загнанное животное. Он принялся вертеть головой — беспомощный взгляд перебегал от Рамси к его подручным и обратно.

— Смердит, как мешок с дерьмом, — сморщил тонкий нос Дэймон.

— Ребята вытащили его из помойного бака — этот кретин думал, что сумеет там спрятаться. Закопался в тухлятину по самую макушку. Алин себе все руки измарал, пока его вытаскивал, — с хохотком объяснил Живодер.

Рамси неторопливо расстегнул черный кожаный плащ и холодно уставился на пленника. Тот дернулся в попытке отодвинуться назад, ножки стула проехали несколько дюймов по каменному полу. Живодер мгновенно уперся коленом в сиденье и отвесил Грейджою подзатыльник.

— Что, думал сбежать от меня? — ледяным тоном спросил Рамси и еле заметно кивнул Живодеру.

Живодер врезал Грейджою в челюсть, и стул вместе с пленником грохнулся на пол. Неудачливый беглец заскулил и съежился, задергав связанными ногами. Дэймон пнул его в живот, и Грейджой раскрыл рот в беззвучном крике, пытаясь вдохнуть.

Рамси поднял ладонь: Дэймон с Живодером отступили от жертвы, корчащейся на полу.

Рамси, мягко ступая, подошел к Грейджою, и, присев на корточки, приподнял его за волосы. Лицо пленника было перекошено от страха, а нижняя челюсть распухала на глазах. От него резко несло мусорным баком и запахом застарелого пота.

— Думал, что ты самый умный и ловкий? Думал, что и впрямь сможешь убежать от меня? — Рамси сверлил глазами Грейджоя, с удовлетворением отмечая, как тот отводит глаза и как его начинает бить крупная дрожь.

Ни один человек, кроме отца, не мог выдержать пристального взгляда Рамси. Даже верные клевреты начинали нервничать, когда он смотрел на них в упор исподлобья. Но Грейджой и так был перепуган до смерти. Он просидел целый день в сыром подвале, привязанный к стулу, наедине с собственными невеселыми мыслями.

Рамси запретил своим ребятам бить его, они должны были только поймать беглеца. Он хотел лично наказать его за побег, а потом убить — так, как всегда убивал предателей.

— Молчишь? — оскалился Рамси, и Грейджой открыл рот, прошептав что-то неразборчивое.

Рамси приложил его головой об пол.

— Говори громче, сволочь!

Грейджой обмяк, и его глаза закатились. Рамси досадливо разжал пальцы — нельзя терять контроль, иначе можно не рассчитать силы, и забава прекратится слишком быстро.

— Приведите его в чувство, — скомандовал он и принялся расхаживать по подвалу взад-вперед, словно хищник в клетке. Он слышал скрежет поднимаемого стула, звук льющейся воды, шумный плеск и хлопанье по щекам.

Раздался стон — пленник пришел в себя.

Он сидел, вымокший до нитки, и крупные капли воды срывались с подбородка. Рамси подошел к нему почти вплотную, разминая руки.

— Продолжим беседу, мой славный Грейджой. Итак, не соизволив попрощаться, ты помчался доносить на нас в полицию?

Рамси ударил его по щеке — не в полную силу, но голова Грейджоя безвольно мотнулась в сторону, и он чуть не упал снова. Стул со скрипом качнулся влево, и Живодер, подхватив его, выпрямил одним рывком.

— Отвечай мне! — приказал Рамси.

— Я бы ни за что не пошел в полицию, — прошептал разбитыми губами Грейджой.

Рамси сочувственно кивнул и принялся ласково поглаживать мокрую трясущуюся голову.

— Конечно же не пошел бы, мой славный. Ты ведь даже не собирался убегать от нас. Мы просто неправильно тебя поняли. Ты отправился снимать девку или покупать сигареты, верно? — говорил Рамси, не переставая гладить влажные волосы.

Он наслаждался видом затравленного Грейджоя — тем, как широко распахнулись его глаза, как он замер, и как, не дыша, уставился в одну точку куда-то позади Рамси.

— А прятался ты в мусорном баке только потому, что испугался… ведь за тобой погнались мои ребята, которые неправильно истолковали твои намерения. И они не захотели слушать твои объяснения, верно? Ну так я готов тебя выслушать, мой славный.

Грейджой так и не перевел дыхание, хотя прошло не меньше двух минут. Рамси подумал, что он, наверное, очень хороший ныряльщик, и сразу представил себе, как удерживает голову Грейджоя под водой, а тот бьется в его руках, пуская пузыри.

— И что ты можешь сказать в свое оправдание? Что произошло на самом деле? — рука Рамси скользнула под распухший подбородок. Он прижал пальцами место удара, и Грейджой застонал.

— Я не собирался сдавать вас! — выкрикнул он. — Я просто…

— Просто — что?

— Просто хотел убежать, — упавшим голосом ответил он и попытался отвернуться, но Рамси, крепко сжимающий его челюсть, не позволил этого.

Гадёныш скорее всего сказал правду.

— А почему ты хотел убежать? Разве здесь с тобой плохо обращались? Ведь я помог тебе. После того, что ты натворил у Старков, я спрятал тебя. Я дал тебе убежище. И чем же ты отплатил за мое гостеприимство? Ты сбежал от меня — ночью, тайком, как настоящий предатель.

Грейджой молчал, опустив глаза, и Рамси склонился к нему. Несмотря на ведро воды, которым его окатили с головы до ног, отвратительная вонь едкого пота и помойки стала еще сильнее. Но Рамси почему-то был приятен этот запах. Он шумно втянул воздух, пройдя носом у основания шеи Грейджоя.

— Ну и пахнешь ты, мой славный… Воняешь страхом и отбросами. Вонючка... предатель-вонючка...

Рамси обнюхал мокрые волосы, а затем прижал его голову к груди, чувствуя, как расплющивается о шелковую рубашку хрупкий изящный нос.

— Напомни мне, Вонючка, что я делаю с теми, кто предает мое доверие?

Он нежно приподнял лицо Грейджоя. Тот смотрел на него снизу вверх ошалевшими глазами. Рот был полуоткрыт, и с уголка сбегала тонкая струйка крови.

— Ты их убиваешь, — ответил он, и вдруг его взгляд изменился. Страх исчез, словно Грейджой собрал воедино остатки своего мужества.

Готовится к смерти, сучоныш. Неужели он думает, что просто получит пулю в лоб и сразу сдохнет? Какой жалкий наивный Вонючка.

— Ответ верный, но неполный, — Рамси оттолкнул Грейджоя так сильно, что стул чуть не опрокинулся назад.

— Да. Я убиваю предателей. Но перед этим я собственноручно снимаю с них кожу, мой славный Вонючка-Грейджой. Я начинаю с пальцев ног, а напоследок срезаю кожу с лица. Это долгое и кропотливое занятие, но оно очень увлекательное. Знаешь ли ты, что освежеванный человек не умирает сразу? Я могу сделать так, что ты проживешь без кожи не меньше недели. Это будет долгая агония... Ты будешь орать, не переставая, и постоянно молить меня о смерти. Каждую минуту, пока будешь в сознании.

Наконец-то Рамси увидел ужас в глазах Грейджоя. Его зрачки настолько расширились, что полностью закрыли радужку, а лицо посерело. С него словно сбежали все краски, оставив лишь белый, серый и черный цвета. Рамси глубоко вдохнул, чувствуя знакомое приятное тепло, растекающееся в груди. Кожу головы словно пронзили тонкие ледяные иголочки. Он всегда испытывал наслаждение, наблюдая за тем, как страх меняет лица людей, находящихся в его власти; но сейчас к этому сладостному ощущению примешивалось кое-что еще. Рамси чувствовал желание, как будто перед ним сидел не вонючка-Грейджой, а связанная зареванная девка без одежды.

— Ты готов к такой смерти, Вонючка?

Грейджой молчал. Он не умолял и не просил, как другие жертвы, и это распалило Рамси еще больше.

— Живодер, подвесь его. Дэймон, неси мои инструменты.

Грейджой тоскливо перевел глаза на Живодера, который привычными движениями разматывал цепи, прикрепленные к трубам.

Почему он не кричит? Почему он не вымаливает жизнь? Почему не просит о пощаде?

— Я восхищен твоей выдержкой, Вонючка, — с улыбкой сказал Рамси.

Когда он приступит к делу, то с лихвой насладится воплями и мольбами, но Рамси хотелось слышать их уже сейчас. Почти все его жертвы начинали рыдать задолго до того, как оказывались подвешенными на цепях.

— Почему ты молчишь, мой славный? Или ты слишком горд, чтобы просить меня о милосердии?

— Я молчу, потому что это бесполезно. Что бы я не сказал, ты все равно убьешь меня, — тихо ответил Грейджой.

Рамси помедлил. Ему нравилось, что Вонючка-Грейджой отчаянно боится его, но в то же время старается держаться достойно. Рамси всегда привлекали те, кто пытался сопротивляться. Играть с быстро ломающимися игрушками было неинтересно.

Когда Грейджой будет висеть на цепях, лишившись кожи от пятки до бедра, он будет выть, визжать и орать. Он не единожды обделается и не раз выблюет все, что есть у него в желудке. Он будет взахлеб просить и вымаливать, унижаться и каяться. Все это Рамси наблюдал очень много раз.

Рамси вдруг подумал, что ему хочется растянуть удовольствие. Грейджой больше не был ему нужен, он исполнил свое предназначение, но Рамси не желал снимать с него кожу прямо сейчас. Он может убить Вонючку в любой момент… а сейчас интереснее немного поигратьс ним.

— Как же плохо ты обо мне думаешь... А ведь я могу сохранить тебе жизнь, если ты хорошо постараешься, — сказал Рамси.

Дэймон прыснул, и Рамси вспомнил, что он в подвале не один.

— Оба вон отсюда! — негромко приказал он, и Дэймон с Живодером заторопились к выходу.

Грейджой-Вонючка смотрел на Рамси уже не со страхом, а с надеждой. Рамси с трудом подавил смешок. Конечно, Вонючка надеется... Жертвы до последнего не верят, что умрут. Они всегда думают, что еще немного, и придет спасение. Или что их палач разжалобится и прекратит этот бесконечный кошмар.

Всегда одно и то же. Все они начинают желать смерти лишь в самом конце — когда боль становится такой невыносимой, что они готовы умереть, лишь бы прекратить эти адские мучения.

— Мое обещание — не пустые слова, — серьезно сказал Рамси. — Всё зависит от тебя, мой славный Вонючка.

Он подошел к Грейджою и встал перед ним на одно колено так, чтобы их лица были вровень. Рамси заглянул в умоляющие глаза, черные от расширенных зрачков, и снова почувствовал, как сильно стрельнуло у него в паху.

— Если ты сможешь доказать мне, что заслуживаешь жизнь, я подарю ее тебе.

Вонючка-Грейджой сглотнул и быстро закивал.

— Что я должен сделать?

— Не сделать, — Рамси взял его лицо в ладони, руки скользили по мокрой коже. Он завел большие пальцы под напряженный подбородок. — Делать. Или ты думаешь, что если выполнишь парочку заданий, то тебе отпустят все грехи? Ты ведь знаешь, что больше всего на свете я ненавижу предательство. А твой побег — это самое настоящее предательство. Ты предал меня, Вонючка, а я так доверял тебе. Я ведь успел привязаться к тебе и даже полюбить…

— Я не...

— Не смей перебивать меня, сука! — прошипел Рамси, и Вонючка застыл, не отводя испуганных глаз от его губ.

Рамси прикрыл веки и сделал несколько глубоких вдохов, успокаивая клокочущую ярость.

— Тебе предстоит долго расплачиваться за свое предательство, Вонючка, — продолжил он. Во рту у него пересохло. — Пройдет много времени, прежде чем я смогу доверять тебе снова.

— Что я должен делать, чтобы з-заслужить твое доверие, Рамси? — проникновенно зашептал Грейджой.

Рамси с силой сдавил его лицо, и Вонючка заорал.

— Мистер Болтон. Сейчас я для тебя — мистер Болтон. И только попробуй ошибиться еще раз, Вонючка.

— Мистер Болтон! Болтон! Да, мистер Болтон, — невнятно промычал Вонючка, часто моргая.

Рамси вытащил из кармана нож со складным лезвием и тремя ловкими движениями разрезал скотч, опутывающий Грейджоя. Тот попытался размять руки, но онемевшие конечности не слушались.

Рамси пинком выбил стул из-под Вонючки, и некоторое время отстраненно наблюдал, как он извивается на полу, пытаясь подняться.

Рамси подошел к нему, схватил за шиворот и рывком поставил на колени. Лицо Вонючки уперлось прямо в его пах.

— Для начала отсоси мне, Вонючка.

Тот поднял недоуменные глаза.

— Что? Я… я не…я…

— Как ты понимаешь, в результате я должен остаться доволен. Очень доволен. Так что постарайся изо всех сил, Вонючка. Удиви меня.

Дрожащими негнущимися пальцами Вонючка расстегнул ремень штанов и ширинку. Рамси чуть сдернул вниз брюки вместе с трусами.
Вонючка открыл рот, сразу наполнившийся густой слюной, и, еле слышно всхлипывая, заглотил вялую плоть. Он действовал очень неумело, и было видно, что он едва сдерживает рвотные позывы.

Это возбудило Рамси, и его член быстро затвердел, несмотря на неловкие движения губ и языка Вонючки.

— Да любая из моих собак отсосет мне лучше, чем ты, — бросил Рамси сквозь зубы, прерывисто дыша. Вонючка задрожал и утроил усилия. Его глаза наполнились слезами.

Рамси трясло от возбуждения — унижение перепуганного Вонючки воспламеняло сильнее, чем самые горячие телочки. Рамси начал двигаться, заталкивая свой член до упора в мокрый хлюпающий рот.

Несколько раз Грейджой задел плоть зубами — снизу и сверху, поэтому Рамси вцепился ему в волосы на затылке и сильно оттянул голову назад — так, чтобы рот был открыт как можно шире.

Грейджой начал задыхался, слезы лились сплошным потоком. Когда Рамси засаживал особенно глубоко, он чувствовал, как головка проходит зев и утыкается прямо в заднюю стенку горла. От этого погружения по всему телу пробегала сладкая обморочная волна. Когда Рамси вынимал член, Вонючка судорожно пытался отдышаться. Изо рта у него текло, но Рамси не обращал на это внимание и снова вгонял в него член, блестящий от тягучей слюны, будто щедро смазанный лубрикантом.

Рамси несколько раз сильно толкнулся в горло Вонючки и кончил. Он излился прямо в него, не замечая, как выпучились глаза Грейджоя и как он задергался в рвотном рефлексе.

Рамси крепко сжимал голову Вонючки, и оттого, что тот содрогался в такт его толчкам, оргазм продлился еще на несколько мгновений.

Когда затихла последняя волна, он постоял немного, вцепившись в волосы Вонючки. Рамси тяжело дышал, по спине стекали струйки пота. Восстановив дыхание, он оттолкнул от себя Грейджоя, и тот повалился на пол. Его сильно вырвало.

— Ну и свинья ты, Вонючка, — Рамси пнул его в зад.

Грейджой полулежал на каменном полу, приподнявшись на локтях. Он низко опустил голову и хрипло дышал, подметая пол влажными прядями волос.

Рамси вдруг почувствовал слабое жжение в паху. Он опустил глаза: его член расчертили едва заметные красноватые полоски — следы зубов Грейджоя.

— Ты поцарапал меня, — сказал он таким тоном, что Вонючка, забыв про тошноту, быстро пополз в угол. — Ты. Поцарапал. Меня. Своими долбаными зубами!

Рамси в бешенстве подхватил чемоданчик, который принес Дэймон, и с силой встряхнул его, раскрывая. По полу со звоном разлетелись инструменты.

Вонючка затрясся, глядя из угла на рассыпавшиеся щипцы, ножи, скальпели, пилы и сверла.

Рамси поднял с пола клещи и схватил за ногу упирающегося Вонючку, подтягивая его к себе.

— Нет, пожалуйста, прошу! — захныкал тот. — Я же сделал всё, что ты сказал! Не надо!

“Ну наконец-то!”

Он завел Вонючке руки за спину и прижал к полу, усевшись ему на грудь всем своим весом. Рамси схватил его голову, и полез клещами в рот, разрывая сомкнутые губы.

— Ты поцарапал меня своими долбанными зубами, — повторил он таким спокойным голосом, словно поправлял обсчитавшуюся кассиршу в супермаркете.

Вонючка хрипел и мотал головой. Вдруг у него что-то треснуло во рту, и он заорал.

— Ты сам виноват в этом, — таким же безмятежным тоном сказал Рамси. — Ты поцарапал мой член! Впредь будешь аккуратнее... У тебя слишком много зубов, и я не желаю, чтобы ты поранил меня в следующий раз.

Рамси ухватил клещами передний резец Вонючки и дернул изо всех сил.
 
Последнее редактирование:
Сверху