Гет Фанфик: Эра Дракона

Lirein

Ленный рыцарь
Название: Эра Дракона
Автор: Lirein
Фандом: ПЛИО
Пейринг: Джон/Дейенерис, мимоходом Арья/Эйегон и Бран/Мира
Рейтинг: PG-13
Жанры: фэнтези, ау
Описание: Альтернативный эпилог к ПЛИО, фантазия на тему того, каким он может быть. Хэппи-энд и Тарги на троне прилагаются.
Дисклеймер: права принадлежат Мартину, НВО.
Размер: мини
Статус: закончен


Она не была похожа на ту, о ком говорили повсюду, даже здесь, на Стене, куда в последнее время все чаще долетали слухи о грозной Королеве-за-морем, которая совокуплялась со своими драконами, кормила их человеческими младенцами и купалась в крови девственниц, чтобы вечно оставаться молодой и прекрасной.

Когда Дейенерис Таргариен, прозванная Бурерожденной, соскользнула со спины огромного черного дракона, приземлившегося посреди площадки для тренировок, что заставило дозорных дружно броситься в рассыпную, Джон увидел в ней лишь обычную девушку, не старше его, и это заставило его отбросить всякие прелюдия и напрямую заявить, что королева появилась в самый нужный час, что Дозору немедленно нужна помощь, что Иные уже близко и вскоре прорвутся через Стену, если не остановить их.

– Лорд-командующий... – начала было Дейенерис, но Джон скорбно покачал головой.

После его «смерти» лордом-командующим сделался Боуэн Марш, и даже тот факт, что Красная женщина быстро вернула к жизни предыдущего командира, не отменял того, что Джон Сноу перестал быть дозорным. После многочисленных ранений у него до сих пор болела спина, но времени на то, чтоб хоть сколько-то отдохнуть, попросту не было: полчища упырей приближались, виднелись уже со Стены подернутые серой дымкой мертвые армии, а следом надвигалось нечто гораздо более страшное. Белые Ходоки.

Не меньшее удивление, чем при появлении Дейенерис, Джон испытал при встрече с Тирионом Ланнистером — карлик прибыл на Стену верхом на зеленом драконе, он с трудом удерживал чешуйчатые бока зверя своими короткими ножками, но вид при этом имел воинственный.

Белый дракон, с виду самый спокойный и уравновешенный из всех троих, всадника не имел, и Дейенерис сказала, что не нашлось еще того, кто должен его оседлать.

А потом на Стену полезли упыри.

Джон быстро потерял им счет, рассекая ледяную плоть своим валирийским мечом; то тут, то там полыхал драконий огонь и выкрикивали проклятья дозорные. Раз или два Джон натыкался взглядом на королеву — восседавшая верхом на свирепом Дрогоне, она направляла его в самую гущу упырей, и дракон поджаривал их, рвал когтями, сшибал с ног мощными ударами хвоста.

Джон упустил момент, когда появились Иные, — он попросту столкнулся с одним из них лицом к лицу, резко повернув голову в поисках нового неприятеля. Обнаженный меч с надрывным стоном столкнулся с длинным, тонким, почти прозрачным клинком Белого Ходока, и во все стороны брызнула валирийская сталь, а потом Джон почувствовал прикосновение ледяных пальцев к своей груди — даже сквозь толстые меха и кожу.

Приподняв Джона над землей, Иной швырнул его с края Стены. Джон видел, как стремительно приближалась далекая насыпь снега, окрашенная багровым в свете закатного солнца. Он падал все ниже и ниже...

* * *

Джон проснулся от резкого толчка в грудь и распахнул глаза. В широкие окна просторных, со вкусом обставленных покоев пробивались первые лучи утреннего солнца, где-то вдалеке кричали петухи и стучал гигантский молот по наковальне, но проснулся Джон не от этого: по кровати старательно прыгал мальчик лет десяти — худенький, подвижный, с вьющимися темными волосами.

– Мама, папа, ну вставайте же, они прилетели!

Заспанная женщина нехотя подняла голову с соседней подушки и, тряхнув спутанными серебристыми волосами, осведомилась:

– Кто прилетел?

– Дядя Эйегон и тетя Арья, говорю же!

– Лорд и леди Штормового Предела, – привычно поправил Джон и, выбравшись из-под одеяла, решительно снял сына с кровати. – Робб, ступай оденься, негоже появляться перед гостями в ночной сорочке.

Мальчик фыркнул.

– Так они меня уже видели.

– Робб!

– Ладно, ладно, – буркнул он и, направившись к двери, выскользнул в коридор.

Когда его топот затих вдалеке, Дейенерис села, потянулась и, выбравшись из постели, подошла к распахнутому окну. Джон в задумчивости посмотрел на нее и вновь устремил свой взгляд вперед, туда, где поднималось солнце.

Красный замок мало-помалу просыпался и начинал жить своей жизнью: со внутреннего двора доносился уже стук тренировочных мечей, метались туда-сюда обремененные гостями слуги, в небе мелькнула и тут же скрылась большая крылатая тень — кажется, это был Рейегаль, значит, Ланнистер уже здесь...

– Мне снова снилось, что я падаю со Стены, – вдруг сказал Джон, повернувшись к жене.

Дейенерис мягко коснулась его плеча.

– Ты помнишь, что случилось после.

Джон только кивнул. Конечно, помнил. Помнил, как, не долетев до заснеженной земли, ударился обо что-то упругое — Визерион подхватил его в воздухе, широко раскинув свои серебристые крылья, и Джон слился с ним, как сливался иногда с Призраком, и сделался одним из Троих, тех, кто навеки изгнал из Вестероса темные силы.

– Сегодня будет непростой день, и я волнуюсь, – признался Джон, поглядев на супругу. – Он точно справится?

– Он от крови дракона, – улыбнулась Дейенерис. – Конечно, справится.

Джон вздохнул.

– Я знаю — и все равно волнуюсь...

А какой отец не волновался бы, подумал Джон, когда его сыну предстоит приручить дракона и впервые сесть ему на спину, тем более если речь идет о Валирийке — молодой, необъезженной, непредсказуемой...

На турнирное поле народ стал стекаться ближе к полудню, когда солнце достигло своего пика и воцарилось на небе подобно большому круглому апельсину, коими изобиловал Вестерос уже семнадцать лет, с тех пор как отступила Тьма и настало Долгое лето.

Сына Джон нашел подле высокого черного шатра, расшитого золотыми монетами, — Рейегар уже облачился в доспехи, переливающиеся вишневым и алым на жарком полуденном солнце, и вид имел решительный, как и подобает будущему правителю Семи Королевств, но Джон видел, как напряженно он вцепился в рукоять болтавшегося за поясом меча, как сжались в нитку тонкие бескровные губы.

– Отец, почему ты не в королевской ложе? – нахмурился, увидав его, Рейегар.

– Просто пришел пожелать тебе удачи, – проговорил Джон. – Помни, что твоя мать сказала про Валирийку.

– Да помню я, помню... – Рейегар попытался от него отмахнуться.

– Ни в коем случае не подкрадывайся к ней сзади, – не обращая внимания на его недовольный тон, продолжал Джон. – Смотри только в глаза, не отворачивайся, не показывай своего страха.

– Мне вовсе не страшно, – Рейегар попытался всем своим видом изобразить презрение к проявлению подобного чувства, но в тот же миг из глубины его индиговых глаз взглянул не дракон, но испуганный мальчишка, ищущий опоры в ком-то более сильном, и принц, не удержавшись, выпалил: – А если у меня ничего не получится?

«Он ведь и правда еще мальчишка», – со вздохом подумал Джон, посмотрев на сына.

Из всех троих королевских детей он один полностью унаследовал валирийскую внешность матери; Робб получил северную наружность Старков, а Рейенис, младшая девочка, родилась половина на половину.

– Рейегар Таргариен, – слегка высокопарно произнес Джон, возложив руку на его укрытое доспехом плечо, – ты получил имя в честь моего отца, величайшего человека в Семи Королевствах, лучшего в своей династии. В тебе, как и прежде в нем, течет кровь Древней Валирии. Если у кого и получится, так это у тебя.

Принц медленно кивнул.

– Да, – тихо сказал он, поглядев себе под ноги. – Я знаю.

О своих настоящих родителях Джон узнал от Бенджена Старка — когда битва с Иными достигла своего пика, дядюшка неожиданно заявился на Стену живой и невредимый, во главе армии Детей Леса, ведя с собой Брана и Миру Рид.

Увидев брата на ногах, Джон не поверил своим глазам. Когда он спросил, как такое могло получиться, Бран не сумел дать однозначного ответа, зато его прекрасно знала Мира Рид, — когда они выбрались из пещеры и направились чуть дальше к северу, чтобы встретить остановившегося там на привал Бенджена Старка, которого Бран увидел через чардрево, из мерзлой земли вылез упырь с кинжалом из человеческой кости. Он непременно убил бы Миру, но Бран, сделав невероятный рывок, прыгнул на спину упыря и повалил его в снег.

Помимо всего прочего, в корзине, сплетенной из древесных веток и корешков, Бран принес окаменевшее драконье яйцо, которое отдал ему перед смертью Бринден Риверс, — старый древовидец привез яйцо с юга, и оно хранилось в пещере Детей долгие годы, пока не настал час пробудить дракона, что случилось уже после падения Иных, и теперь на этом драконе, именуемом Алькасаром, летал Эйегон из дома Черного Пламени.

Валирийку обнаружили позже — вскоре после воцарения на троне Дейенерис отправилась обследовать Летний замок, старую и ныне разрушенную резиденцию ее дома, где отыскала еще одно драконье яйцо, которое в свое время не смог пробудить Эйегон Невероятный.

– Отец? – негромко позвал Рейегар, заставив Джона вынырнуть из омута воспоминаний.

– Да?

– Как ты победил Великого Иного?

Джон вздрогнул, услышав вопрос. Они никогда не говорили об этом.

– Я... я не знаю. Не помню, – сказал он и снова будто взаправду услышал рев зимней вьюги, ощутил парализующий холод и увидел их — два пронзительно-голубых глаза посреди всеобщего опустошения. Наткнувшись на недоверчивый взгляд Рейегара, Джон вздохнул: – Я действительно не помню, как это сделал. Мой меч сломался, потом я упал на спину дракона, а потом... Я действовал, не сознавая того. Я просто знал, что должен убить его, иначе... сам понимаешь.

Рейегар, не найдя ответа, кивнул.

– Просто действуй, как подсказывает сердце, и все получится, – заключил Джон и, развернувшись, направился в свою ложу.

Внутри уже разместились королевские приближенные — Бран, оставивший Винтерфелл на Рикона, прибыл в Гавань вместе с супругой Мирой и наследником Жойеном, названным в честь дядюшки, положившего жизнь на алтарь всеобщего блага. Приехали из Долины Санса и ее супруг лорд Хардинг с детьми — Анья, Кейтилин и маленький Гарри устроились рядом с Роббом и Рейенис; судя по заговорщицкому виду детей, они явно задумали какую-то шалость. Как бы они снова не выпустили Дрогона, как два года назад, с беспокойством подумал Джон. В прошлый раз жертв избежать удалось только чудом — грозный черный дракон подпускал к себе лишь Дейенерис и маленькую Рейенис, но был совсем не прочь полакомиться остальными Таргариенами...

Арья и Эйегон с сыном Недом, прилетевшие на Алькасаре только утром, расположились между Браном и Сансой. Джон невольно улыбнулся, посмотрев на сестру — Арья, не изменяя своим привычкам, вышла в свет не в платье, как прочие леди, а в костюме для верховой езды, но Эйегон, глядевший на супругу с немым обожанием, явно даже не замечал, во что она одета.

– Они словно принц Рейегар с леди Лианной, – вздохнул как-то Варис, мастер над шептунами, не забыв пустить приторную слезу о прошлом.

Джон не очень любил евнуха, но эти его слова почему-то запомнил и теперь, глядя на Арью и Эйегона, размышлял, как бы сложилась жизнь его родителей, если б они остались живы, как бы сложилась его собственная жизнь...

Когда Эйегон высадился в Вестеросе и, захватив Штормовой Предел, прочно обосновался за его стенами, покойный Эурон Грейджой, претендовавший ни много ни мало на Железный трон, обратился к безликим, и орден послал двоих — одного к королеве Серсее, что увенчалось успехом, Арья же отправилась к Эйегону Таргариену, но, когда взгляды их встретились, отравленный дротик выпал из ее пальцев, и с тех пор Арья Старк ни разу не произнесла: «Я никто».

Даже когда выяснилось, что Эйегон не сын Рейегара, а наследник Черного Пламени, побочной ветви Таргариенов, отколовшейся от основного дома сто лет назад, Дейенерис приняла родственника радушно и, подарив ему яйцо Бриндена Риверса, положила конец вражде между красным и черным драконом.

По правую руку от Дейенерис вальяжно расположился Тирион Ланнистер со штофом вина — вернувшись на пост десницы, карлик так и не сумел оставить скверную привычку к выпивке и шлюхам и наотрез отказывался жениться; впрочем, судя по всему, ему было хорошо и так.

Джон медленно перевел взгляд на свою королеву и вспомнил, как смотрел на нее в день их свадьбы, — они поженились прямо на севере, под сердце-деревом, окруженные разрухой и выжившими черными братьями. Неужели их чувства совсем не переменились с тех пор?..

Едва Джон занял место рядом с Дейенерис, перед ними материализовался суетливый Варис.

– Только вас и ждем, ваша милость, – слегка попенял ему евнух. – Прикажете начинать?

– Да-да, начинайте, – произнес Джон, нервно поправив обруч на голове.

Несколько черных прядей упали ему на лицо, и Джон с раздражением отбросил их в сторону. Боги, уж почти семнадцать лет прошло, а он все никак не привыкнет...

Валирийку выпустили из ангара; мощные лапы тотчас взрезали песочную насыпь, подняв облако пыли, и золотая чешуя сверкнула на солнце. Рейегар с мрачной решимостью на лице устремился к дракону, и Джон, сам того не заметив, схватил руку Дейенерис. Валирийка чихнула, из ее ноздрей с шипением повалил дым. Джон едва ощутил, как тонкие пальцы погладили его запястье, — все внимание было приковано к турнирному полю, на котором резвилась, обретя долгожданную свободу, молодая дракониха. Слишком прыткая, подумал Джон. Слишком вертлявая, такая может если и не изжарить, то хвостом зашибить — запросто...

Рейегар, видимо помня наставления отца и матери, смотрел прямо в глаза — большие, желтые и дурные. Он приближался к Валирийке медленно, вытянув вперед руку и бормоча что-то успокаивающее; принц словно бы уговаривал дракониху сидеть смирно, и до поры до времени она следовала его безмолвной просьбе, и Рейегар подбирался все ближе...

А потом Валирийка начала извергать огонь. Столп яркого пламени прошил принца насквозь и угас, едва не коснувшись трибун. Зрители ахнули. На том месте, где стоял Рейегар, клубился теперь столп черного дыма, в нос ударил запах паленых волос, и Джон, ощущая дурноту, слышал женский крик, доносившийся до ушей словно бы с запозданием, видел, как медленно сползала улыбка с лица Дейенерис. К горлу подкатило нечто упругое, липкое, мерзкое, и Джон склонился между колен, извергая свой завтрак.

Одни боги знают, сколько времени он провел в скрюченном положении, прежде чем Дейенерис схватила мужа за плечо и настойчиво потянула вверх.

– Джон! Взгляни на это!

Он с трудом заставил себя посмотреть на поле.

Дым рассеялся, и Джон увидел своего сына: алые доспехи раскалились почти добела, прекрасные серебристые волосы сгорели, сгорели ресницы и брови, а лицо покрыл слой черной копоти, но сам Рейегар был невредим — улыбаясь краешком губ, он на нетвердых ногах приблизился к Валирийке и потрепал ее за ухом. Дракониха фыркнула, выпустив два маленьких облачка дыма, и тут случилось невероятное: высунув длинный раздвоенный язык, она лизнула принца в лицо.

– Вот так... Хорошая девочка... – голос Рейегара почти не дрожал.

Валирийка снова чихнула, уже без дыма, и виновато склонила голову на песок. Принц явно понял, что это значит, и медленно, стараясь не делать резких движений, взобрался ей на спину.

– Седьмое пекло... – выдохнул Джон.

Дракониха выпрямилась, готовясь взлететь.

– Вперед, – Рейегар одобрительно хлопнул ее по шее.

Валирийка вскинулась и, расправив широкие золотые крылья, со всей своей молодой прытью взмыла в воздух, навстречу солнцу, навстречу свободе. Джон вцепился в скамейку, уверенный, что сын непременно свалится — только бы на песок, не на крыши трибун...

Но Рейегар удержался и, став мало-помалу контролировать Валирийку, описал над турнирным полем круг почета и направился дальше, к Красному замку.

Трибуны разразились аплодисментами и ликующими криками; Тирион Ланнистер, неосторожно хлебнув слишком много вина, поперхнулся и выплеснул содержимое штофа себе на сюртук, чем доставил много радости детям, но Джон, наблюдая, как его сын кружит над замком, продолжал беспокойно хмуриться.

– Он не должен так рисковать, Дейенерис... Ему ведь только четырнадцать...

– Столько же было и мне, когда я вошла в пламя и пробудила драконов, – с улыбкой напомнила королева и, перехватив взгляд супруга, мягко заправила за ухо его непослушную прядь. – С ним все будет в порядке, Джон.

– Да, – он на мгновение прикрыл глаза. – Конечно.

В этот момент ему очень хотелось ей верить.
 
Последнее редактирование:

Берен

Лорд
Уважаемая Lirein, а что-нибудь еще на аналогичную тематику из под Вашего пера выходило? Проза. С удовольствием почитал бы, ибо мне нравятся Ваш стиль и слог.
 

grey king

Знаменосец
Lirein , получилось душевно и действительно вы смогли описать красочно конец саги. :thumbsup:
если можно скажу замечание. это детали, но они бросаются мне в глаза.
первое- Тирион полетит на белом драконе. Это Моккоро еще предсказал. :doh:
во-вторых, Валирийский меч не сломается в поединке с Иным - это сериал показал. :cool:
В-третьих, судя по сну Дейнерис в Кварте истинное имя Джона Сноу Эйгон. Логично, что в конце книги он об этом узнает. Просто не мог не сказать об этом. :not guilty:
Ну и про иных хорошо бы побольше написать. Всегда ждал описания как их поджаривает драконий огонь.:creative:
 

Lirein

Ленный рыцарь
Assobel,
Великолепно! Хоть я и не большой поклонник Таргариенов, фанфик мне понравился. :bravo: Браво, Lirein!
Спасибо большое) Старались:)

Берен,
Читал, но все равно Благодарю!
Я в основном-то стихи пишу:)

grey king,
Благодарю вас за отзыв!) Приятно, что вам понравилось:)
Тирион полетит на белом драконе. Это Моккоро еще предсказал
Серьезно?? Я что-то пропустила этот момент в книге, думала Сноу точно белого оставят, ибо и лютоволк у него белый, и сам он как белая ворона... Ну если так, я рада, ибо это хотя б подтверждает теорию, что Тирион будет одним из всадников.
Валирийский меч не сломается в поединке с Иным - это сериал показал
Ну в книге сказано только, что валирийской сталью можно убивать Иных, а сломать ее о льдистый клинок... кто знает :unsure:
истинное имя Джона Сноу Эйгон
Ну почему именно Эйегон, там ведь уже был один, может Рейегар с Лианной хотели его каким-нибудь Дейемоном назвать... хотя скорее Висеньей, Рейегар ведь девочку ждал :) Только вот этого мы не узнаем, наверное)
Ну и про иных хорошо бы побольше написать. Всегда ждал описания как их поджаривает драконий огонь
Я тоже:sneaky: Думаю, Мартин это не обойдет стороной))
 

Берен

Лорд
всей саги. Собственно чему и был посвящен фанфик.
Извините, но Вашу логику я не догоняю.
В Саге пройдено лишь 5/7 пути, стало быть, она еще не вся.... Ну и в данном фике намеков на тождественность Джон=Эйгон я не узрел.... Туплю?
 

grey king

Знаменосец
Джон=Эйгон я не узрел
Нет, простите, я не хотел вводить вас в заблужжение. То что Джон имеет имя Эйгон это исключительно моя версия. Говорят, что даже Мартин так не считает. А автору фика всегда виднее, тк это его мир. Далее, разве эпическая битва у Стены с ходоками с помощью драконов не будет концом всей истории.?
мы кажется об одном и том же говорим.
 

Urdangarin

Присяжный рыцарь
Lirein, замечательный фанфик, наполненные светом и добротой. :in love:
Можно сказать, что Старки хорошо устроились. :meow: Санса в Долине, Арья в ШЗ, Бран (!) Грандлорд Севера, Джон и Дейенерис правят на равных всей страной. Вы выбрали отличные имена и про внешность интересно подметили. :creative: Один только вопрос, а что в Вашей истории случилось с Риконом? И жаль, что Джон не назвал дочь Лианной. Ну это мелочи, а так с упоением окунулся в альтернативную реальность и буду надеяться, что хотя бы часть из этого сбудется и в настоящей Саге. :puppyeye:
(!) Очень рад, что Вы не списали Брана, ему кроме судьбы дерева на форуме ничего не предрекают :shifty:, а тут лорд Винтерфелла, да еще и вместе с Мирой. :happy:
 

Lirein

Ленный рыцарь
w.informatik, спасибо вам большое за отзыв:)
Можно сказать, что Старки хорошо устроились.
И слава Семерым, хватит уж им страдать, и так по ходу саги прилично досталось)):beaten:
Вы выбрали отличные имена и про внешность интересно подметили.
Думается мне, наследнички там еще покажут всем, где драконы ночуют:sneaky:
а что в Вашей истории случилось с Риконом?
Ну он мимоходом упоминается в тексте, Бран оставил его рулить Винтерфеллом на время своего отсутствия, стало быть, у Рикона там все прекрасно:cool:
буду надеяться, что хотя бы часть из этого сбудется и в настоящей Саге
О да, было бы славно:happy:
Очень рад, что Вы не списали Брана, ему кроме судьбы дерева на форуме ничего не предрекают :shifty:, а тут лорд Винтерфелла, да еще и вместе с Мирой.
Чудесная пара же:) Но в каноне у них, наверное, нет никакого будущего... Хотя кто знает - Мартин порой бывает очень непредсказуем) Хотелось бы надеяться, что Бран не навечно останется деревом, а Арья - безликой киллершей, и Старки еще объединятся и покажут всем почем помидоры:devil laugh:
 

Хелльга

Лорд
В общем и целом мне нравится. Уютный, ламповый фанфик. Такой финал и детям не грех прочитать (особенно зная, что от дедушки Мартина такого не дождаться). Правда есть пара моментов.
А)
карлик прибыл на Стену верхом на зеленом драконе, он с трудом удерживал чешуйчатые бока зверя своими короткими ножками
Тирион и лошадиные-то бока с трудом мог удержать и сжать, не говоря уже о драконьих. Тем более, что, как я поняла, на драконов садились у основания шеи (тогда - да).
Б)
Визерион подхватил его в воздухе, широко раскинув свои серебристые крылья
Ну, у Визериона крылья были скорее молочно-золотые. Ну, и как говорили уже выше, на Визерионе вроде как Тирион должен оказаться.
Но это я так, занудствую. В остальном все замечательно.:thumbsup:
 
Сверху