Гет Фанфик: Может быть

Alinka

Межевой рыцарь
Девятая

Костры ярко-желтыми пятнами расползлись по всему полю. Шатры и задворки гудели от кутежа. Даже те, кто уже проиграл свои схватки, радостно тянули песни, приободренные крепким элем и достойным вином.

Леди и чинные сиры восседали за яствами в зале замка, как и накануне. Но Клигану веселье стояло поперек горла. Пыл сражения сошел, а Пес все никак не хотел утихомириться внутри чужого тела. Ему претила вся эта возня кругом. Он чуял подвох и сладковато-горький привкус обмана. Все казались лгунами. И он был одним из них.

Бейлиш не лукавил, когда обещал уделять больше внимания гостям. Он рассыпался речами и улыбками направо и налево. Будто хозяин. Лорд Ройс держался от него на расстоянии и был угрюм. Он, видимо, тоже чувствовал неладное во всем этом балагане. Зима подбиралась к порогу. Война уже дошла до него. А в Долине турнир и веселье. Будто другого мира за Лунными горами не существовало. Что ж, каждый защищает свою шкуру как может. Или прячет голову в песок… Или все же…

Сандор огляделся по сторонам, вдыхая ночную прохладу и запах сгорающего дерева.

«А Бейлиш провел прекрасную ораторскую работу и потратил, небось, не один сундук с золотом, чтобы заманить сюда всю эту братию».

Знамена на шатрах даже в темноте выдавали своих хозяев.

Здесь были «Вороны с кровавыми сердцами в когтях, колокола на пурпурном поле, желтые башни и красные замки, зеленые змеи и серебреные стрелы. Почти все дома-знаменосцы Арренов. Даже с Перстов и забытых окраин — бедные и никчемные вассалы.

В голове зашевелились подозрительные мысли.

«Мизинец тот еще проныра и интриган, но к чему ему собирать в одном месте под видом турнира знамена Арренов? Не в войну ли решил поиграть Пересмешник? Это не его стезя. Да и служит он до сих пор королевскому дому. Пытается переманить Восточные земли на ланнистеровскую сторону? Будет ли легче это сделать после смерти Лизы Аррен? Лорды Долины все еще держат нейтралитет. Нет, здесь кроется иная игра. Видимо, сложная и опасная. Двойная? Тройная? Бейлиш способен на все. На все ради своей выгоды».

Сандора передернуло от того, что он один из тех, кто играет в этом «кукольном» спектакле и кого также, как остальных дергают за веревочки. Но от следующей мысли бросило в жар.

«Алейна! Нет, Санса Старк под видом дочери-бастардки, скрытая ото всех у всех на виду. И в первую очередь от Серсеи. Что это? Игра против хозяйки или козырь в рукаве? Попытка переманить Восток или поднять его против? И в чем же заключается роль опальной северянки?».
Поток суждений и смутного понимания перебили мягкие ноты и слащавом голосе. Сандор поднял взгляд и немного склонил голову, отвечая на приветствие Мастера игры.

— Сир Гаррольд, — Бейлиш также кивнул учтиво и растянул губы. — Ваш серьезный вид и совсем нерадостное настроение, заставляют меня переживать, все ли устроено, как надо и нет ли того, что вызвало Ваше недовольство.

— Я просто задумался, — честно ответил Наследник. Нет обмана в том, что суть мыслей остается не высказанной. — Нет повода для расстройств и недовольства. Победа далась мне сегодня легко, и я не намерен упускать ее и впредь.

О какой именно победе говорил Клиган, было не столь важно, но сменить тему требовали обстоятельства. И, тем не менее, Мизинец не поддался.

— Не сомневаюсь в Ваших талантах. Уверен, Вам под силу стать Крылатым рыцарем, а, может быть, и выиграть турнир, — Петир опять улыбнулся. — По крайней мере, моя поддержка на Вашей стороне.

Сандор был вынужден ответить неопределенным знаком и выражением лица на слова оппонента в качестве благодарности.

— И тем не менее, Вы кажетесь расстроенным. Вас не было в зале за вечерней трапезой, и песнями и попойкой у одного из костров Вы не заняты.

— Вчера мне хватило и вина, и яств. Сегодня я находил удовольствие в схватке, а не в чревоугодии.

— И в уединении, как я погляжу, — серо-зеленые глаза блестели в бликующем полумраке.

— Никогда не лишнее проветрить голову ночным колючим воздухом, — также спокойно ответил Гарри-Пес.

— В этом Вы правы, — Петир отвел глаза. — И да, холодает. Скоро снега обрушатся и на Долину. Настанет зима…

Его голос сошел на нет, и Мизинец на долю секунды задумался. Но, взяв себя в руки и вернув лицу непринужденность, продолжил:
— Но нам поможет согреться бокал хорошего дорнийского вина. Оно все еще хранит в себе привкус жаркого лета. Совсем легкое, но терпкое и сладкое. Не откажетесь распить его со мной?

— Извольте, — нехотя ответил Сандор, зная, что от Лорда-протектора просто так не избавишься.

Они направились к замку. Бейлиш распинался о том, как горд, что в это непростое время столько знатных домов выказали свою благосклонность и уважение, прибыв на турнир и тем самым безмерно порадовав Роберта Аррена. Что все они полностью на стороне юного Лорда и признают за ним право. Только хрупкое здоровье удручает и заставляет трепетней относиться вот к таким его прихотям.

Клиган знал, к чему затеян весь этот разговор. Лорды Долины не питали к Петиру ни уважения, ни доверия. Но мирились, видимо, с его ролью протектора. Да и куда было деваться. Малыш Робин был в его хищных лапах. Пересмешник его опекун. Можно сказать, от Мизинца зависело каким станет новый правитель Долины и станет ли. Поднимать оружие против было опасно. За спиной Бейлиша стояли Ланнистеры, за Ланнистерами Тиррелы — они уже давно в одной кроваво-властной связке сидят на троне, а может быть пытаются друг друга оттуда столкнуть. Но, отказавшись от нейтралитета, Лорды Долины, будут вынуждены принять чью-то сторону. Львы и Розы в Королевских землях, неудачник Станнис, предатели Болтоны на Севере? Или действовать самостоятельно? Никто не хотел ввязываться в войну, в которой не будет победителя. Зима на пороге, как говорят, долгая зима. Холод, голод и смерть и без того унесут не одну сотню жизней. Слишком большие ставки, слишком большой риск. Кто доживет до весны? Быть может, Петир уже знает того, кто точно покинет сей мир, не дождавшись оттепели?

Время, время, время. Его всегда мало, когда оно необходимо и тянется слишком медленно, когда чего-то ждешь… или кого-то. Гарри — наследник… Следующий в списке на место Правителя Долины, тем и ценен. Затем и нужен Бейлишу в его игре. Запасной вариант, а, быть может, основной. Слабый и больной Аррен-младший против сильного и здорового Хардинга. На кого сделать ставку — ответ очевиден. Мизинец проработал тактику и расставил ловушки. Брачный капкан раскрыт и манит «наживкой», чтобы повязать его и Лорда-протектора родственными связями. Умно. Продуманно. Только одно «но«… У Гаррольда Хардинга вся жизнь впереди. А у Сандора Клигана, что обосновался в его шкуре? Ему отвели год, пару месяцев из которых, он уже потратил. А что дальше?

Сердце сжалось от того, что не было ему ведомо. Думать об этом Клиган себе запрещал. «Будь, что будет» — Боги итак даровали ему слишком много, чтобы упрекать или просить о большем.

За каменными стенами оказалось светлее и теплее. Почтенные дамы и благородные сиры восседали здесь, вместе с юными леди и юнцами, увивающимися за их юбками. Все чинно, скучно и приторно. Единственный плюс, Сандор мог надеяться на встречу с Алейной, если та не читала сказки на ночь своему подопечному.

Видимо взгляд, брошенный в зал, выдал Клигана, и Бейлиш не преминул отметить, что его дочь где-то здесь и, скорее всего, будет рада их появлению. Сандор сомневался.

Мизинец подозвал жестом слугу и шепнул ему почти на ухо пару фраз. Тот удалился, а уже через пару минут подскочил с двумя бокалами и штофом кроваво-красного вина. Сандор подставил свой бокал, ощущая фруктовый аромат. Петир коснулся губами края своего, делая глоток. Клиган ответил тем же. Было сладко и вкусно - так, как он не любил. Сандор - да, а Гарри понравилось. Предательское чужое тело! Или же сам Клиган никогда не хотел баловать себя и угождать такими вот простыми удовольствиями?

Еще одна приятность оказалась в поле зрения. Алейна почти на другом конце зала о чем-то ворковала с дочерью Нестора Ройса. Та девица кидала на окружающих любопытные взоры и иногда в ответ хихикала в ухо своей компаньонке. Заметив Бейлиша и Гарри, смотревших на них, Миранда постаралась принять учтивое лицо и коротко присела, попутно возвращая себе улыбку и привлекая внимание Алейны. Девушка с темно-каштановыми волосами бросила первый взгляд на Гарри, но быстро его перевела на своего отца, а в следующий миг уже направлялась в их сторону, ведомая подругой.

— Лорд Бейлиш, сир Гаррольд, — проворковала быстро дочка Ройса.

— Отец, сир, — только губами пошевелила бастардка.

— Милые Алейна и Миранда, — тепло ответил им Петир, — Как приятно, что вы решили порадовать нас своим обществом. А то мы с Гарри только и можем, что утолять скуку прекрасным вином.

— Наше глупое щебетание вряд ли будет Вам интересно, если только повеселит, — Ранда кокетливо улыбнулась.

— Нет ничего приятнее нежного девичьего щебетания, — вторил ей Мизинец, в то время, как Алейна и Гарри оставались безмолвны.

— Право, вы слишком снисходительны к женскому полу.

— Дорогая Миранда, глаза мужчин созданы, для того, чтобы созерцать женскую красоту, уши — чтобы услаждать слух бархатным голосом…

«Руки, чтобы лапать тело, а член, чтобы трахать» — добавил про себя Клиган. Такое вряд ли можно было произнести вслух.

— … Вы, дивные создания, — продолжал Петир, — делаете наше существование светлее и придаете сил на новые свершения. Проникаете в наши мысли и крадете наши сердца.

— А Вы дамский угодник, лорд Бейлиш, — рассмеялась Миранда, видимо, не поверив ни единому слову.

— Увы, только созерцать чужое счастье и остается моей израненной душе, — он вздохнул и слегка развел руками. — Сердце мое почило вместе безвременно покинувшей меня любимой женой.

— Мои соболезнования, — пролепетала девица. — Смерть леди Лизы для всех стала неожиданностью и большой трагедией.

Сложно было сказать, кто из этих двоих притворялся больше. Никто не любил своенравную и мнительную Лизу Аррен, и Сандору захотелось рассмеяться им в лицо. Но он сдержался, зная, как недопустимо такое поведение. Санса же не изменилась в лице ничуть. Смерть тетки, видимо, и ее не тронула. Либо она умело скрывала эмоции. Но следующая фраза «отца» что-то задела внутри девушки.

— К сожалению, жизнь не песня. И не всегда все идет так, как того хочется нам.

Лорд-протектор вздохнул и будто только заметил, что в разговоре принимают участие двое.

— Но нужно продолжать верить и надеяться. А я надеюсь, что счастье мне еще улыбнется… Так или иначе.

Он одарил взглядом Алейну и перевел его на Хардинга. Сандор предпочел сделать глоток вина, чтобы избежать ответа. Этого краткого мига хватило на то, чтобы Миранда исчезла, влекомая очередным кавалером, а Бейлишу проститься с остальными.

Как это было любезно со стороны Мизинца подозвать к себе Алейну, а самому раствориться в толпе, увлекшись разговором с кем-то мимо проходящим.

Санса-Алейна, тем временем, стояла рядом, потупив взор, и больше сейчас походила на прежнюю себя, чем раньше. Будто смущение мешало ей взглянуть в глаза собеседника.

— Вина? — Клиган прервал молчание между ними.

Пташка встрепенулась, и вся кротость и смирение исчезли в один миг, будто она приготовилась защищаться.

— Нет, благодарю, — ответила она, бросая прямой взгляд. — Уже поздно и оно слишком крепкое для меня.

Крепость напитка Пташка явно переоценила, но Сандор решил оставить в покое это упущение и вцепился в другую часть фразы.

— Моей леди уже пора? Готовиться ко сну и новому дню?

Он сделал наигранно разочарованный вид, видимо, намеренно стараясь еще больше настроить против себя девушку. Алейна лукаво улыбнулась ему вопреки лишь уголками губ.

— Не настолько поздно.

— Приятно это слышать. Значит, у нас все же будет немного времени для общения.

— Совсем немного, — она отвела взгляд, делая вид, что ей скучно.

— Вы жестоки.

Сандор немного поддался ей навстречу, а она вернулась к нему, даря уже не такой теплый взгляд, как ранее.

— А Вы слишком… непредсказуемы.

— Вот как? — он рассмеялся. — Не знаю только, как и воспринимать данное высказывание. Как похвалу или как упрек?

— Как Вам будет угодно, — губы дернулись скромно, но не было в том доброты или расположения.

— Мне угодно видеть на Вашем лице улыбку. Она так Вам идет.

То было правдой. И она улыбнулась, чуть обнажая ровные зубы. Только Клиган хотел от нее искренней улыбки.

— И многим так же идет улыбка, как и мне?

Игра, что они затеяли прошлым вечером и возобновили сегодня днем, продолжалась.

— Многим, но Вам особенно, Алейна.

Имя Сандор произнес медленно и тягуче, но на лице у девушки не проскользнуло ни единой тени.

— Как манерно, — махнула она головой. — Я почти поверила. Но мне интересно, каков Гаррольд Хардинг настоящий? — Она снова потупила взгляд, а потом пронзила им как острым кинжалом, слегка сведя брови. - Тот, что гневно и надменно смотрел на меня в первую нашу встречу или тот, что расточает комплименты и крадет чужие ленты?

Пес немного помолчал.

— Я уже просил прощения за мою грубость. И если Вам угодно, могу извиниться за вежливость.

Быть учтивым и словоохотливым выходило все лучше, но внутри все равно закипали эмоции и рождались совсем иные фразы, нежели он мог произнести вслух.

— Видимо, это в Вашем духе — сначала делать, а потом думать.

— А в Вашем, видимо, раздавать ленты направо и налево, обойдя меня стороной, — Сандор отставил почти пустой бокал и подошел к ней ближе, немного склоняясь к ее лицу и заставляя Алейну смотреть на него снизу вверх. — И не говорите, что сделали это прежде, чем я попросил Вас. Интересный план. Только я обыграл Вас.

— Грубо и… — немного смутилась Пташка, но переборола себя. Только Гарри-Пес ее опередил.

— Самодовольно, — закончил он вместо нее.

— Именно.

— Боюсь, у Вас сложилось обо мне не лучшее мнение. Есть ли шанс его исправить? — Сандор склонился еще ниже и тише спросил. — Грубость и комплименты Вам не по вкусу. Тогда что же?

— Честность, — также тихо ответила она, и Клиган даже ей в первый миг поверил.

Он отступил на шаг и пробубнил себе под нос, извлекая наружу прорвавшиеся чувства:
— Давно ли?

— Что, простите.

Санса его не расслышала, и то было к лучшему.

— Это слишком высокая мера, — поправился Наследник. — Порой, люди даже сами с собой не бывают до конца откровенны. Что же говорить о нас с Вами. Мы ведь знаем друг друга второй день.

— Вы философ? — Спросила она саркастически и скрестила руки под грудью, будто защищаясь.

— Никогда им не был. Просто наблюдение из жизни. — Сандора внезапно захлестнула досада. Оба они любители, как оказалось, правды — лгут безбожно и обманывают не только друг друга, но и себя самих. — К тому же, правда, к которой так некоторые стремятся, порой встает поперек горла и даже доводит до могилы.

Последняя фраза заставила глаза девушки расшириться и снова бросить пару льдинок-стрел в своего оппонента. Клиган знал, чем так задел, не Алейну, а Сансу.

— Так говорят трусы.

— Осторожность и трусость — разные вещи. А вот наивная слепая вера в честность и правду — несусветная глупость… — он еще больнее надавил словами, чувствуя ее поражение. Странно все-таки говорить против того, что для самого раньше было правилом. Идиотским, но правилом. Нет, не Гарри и не новая жизнь изменили его, а конец прежней, никчемной и никому не нужной жизни. Сандор прикусил язык. — …Хотя, я слишком увлекся.

Ему не стоило выходить за рамки и заводить эту тему, но то, что сказано уже не воротишь. И он не будет отступаться и оправдываться. Пташка хотела от него откровений, она их получила.

— Отнюдь, — голос ее стал резче, а взгляд еще холоднее. — Каждый из нас высказался и каждый остался при своем.

— Печально это слышать, — Клиган подумал, стоит ли говорить что-либо, что еще больше оттолкнет от него девушку, но решил не останавливаться на достигнутом. — Но я могу доказать, что такое правда.

Алейна молча взирала на своего собеседника, и Сандор продолжил:
— Вы оскорбились тем, что я назвал Вас бастардом. Но разве это ложь? И мое пренебрежение? Оно ли лживо? Как я должен был отнестись к Вам при первой встрече? Мне навязывали в невесты бастардку безродного лорда, пусть и Лорда-протектора Долины.

Брови все также сведены, а улыбки и в помине нет. Еще бы! Новые порции оскорблений вместо расточительных речей.

— Что же изменилось теперь? Я все еще бастардка.

Из Гарри выходил хреновый ухажер. Но девушка стойко это переносила и не подавала вида, как ее на самом деле задевают брошенные в лицо слова.

— О, Вы снова оскорблены, милая Алейна. Моей правдой. Но Вы уловили только общую суть, не заметив главного. А главным было слово «навязали», — Сандор сделал паузу стараясь, чтобы сквозь обиду до нее дошла его мысль. — Ни это ли также тяготит и Вас? Мое право выбирать только условно. Все уже решено. Осталось только озвучить решение. Но мы вынуждены играть по правилам, не так ли?

Он искал в ее глазах понимания и одобрения, но не находил.

— Я понимаю теперь, почему Вам так важна честность. Но устраивает ли она Вас? — все же не сдавался Клиган.

— А я не понимаю Вас.

Санса была оскорблена, да именно Санса. А Алейна делала вид, что действительно не понимает.
— Очень жаль. Но вот Вам еще одна правда, — Наследник почти насильно высвободил одну ее руку и поднес к своим губам, оставляя на теплой коже поцелуй. — Ваши глаза заставляют меня забыть обо всем. Улыбка пленит и лишает разума. Вы сами знаете, что творите с мужчинами? — Она смотрела не моргая, сраженная такой переменой. А он, исподлобья чуть-чуть улыбаясь и смягчая голос. — Наверное, еще не до конца. И это хорошо. Ваше очарование в вашей еще не ушедшей наивности.

Немного приоткрыв рот, Алейна хотела было ответить, но не нашлась сразу. Даже предательский румянец сейчас коснулся ее щек. Только Сандор не знал наверняка, от смущения он был или от раздражения. В любом случае, решимость снова вернулась к девушке спустя пару секунд, и она, отнимая свою руку, произнесла тихо:
— Вы так быстро сложили обо мне свое мнение?

— Также, как и Вы обо мне. На большее нужно время.

Вот еще одна правда. Возможно, самая приемлемая из всех, что он, дурак, наговорил. Но это уже было ни к чему. И ничего не для кого не значило.

— Которого у меня сегодня уже не осталось, — Алейна не дожидаясь новых слов и не простившись, развернулась и собиралась уйти.

— Тогда спокойной ночи, — ей вслед кинул Клиган.

— Благодарю.

— А мне Вы того же не пожелаете? — Спросил он просто так.

Девушка обернулась и, улыбнувшись самой обворожительной и хищной улыбкой, ответила:
— Спокойной? Нет.
 
Последнее редактирование:

Adele

Межевой рыцарь
Alinka, спасибо за продолжение!

— Грубость и комплименты Вам не по вкусу. Тогда что же?

— Честность, — также тихо ответила она, и Клиган даже ей в первый миг поверил.
- какой бальзам на израненную душу Санечки! (хоть и всего лишь на мгновение)

Очень понравилась словесная дуэль героев!:bravo:
 

Alinka

Межевой рыцарь
Alinka, спасибо за продолжение!


- какой бальзам на израненную душу Санечки! (хоть и всего лишь на мгновение)

Очень понравилась словесная дуэль героев!:bravo:
Благодарю.
Батл на словах выводит героев на эмоции. Оба за масками, которых не снять. Но узнавание через диалог, пусть и такой неоднозначный, поможет им стать ближе.
 

Alinka

Межевой рыцарь
Десятая

Новый день не предвещал ничего хорошего. Тучи хмурились и наливались свинцом, пуще вчерашнего. Сегодня обязательно будет дождь, ледяной и пробирающий до костей.

„Вот и прекрасно! Пусть все эти лорденыши, сиры и чистоплюи попачкаются в грязи и промокнут до нитки“.

Снова облачившись в доспехи, Сандор тяжелой поступью направился к вороному жеребцу. Юркий мальчик, оказался тут как тут с копьем в руках и его шлемом. Клиган натянул на голову жестянку и потянулся за орудием. Лента на древке колыхнулась от движения. Серебро растворилось в серости ткани, предавая этому дню еще больше блеклости. Настроение не улучшили и вчерашние воспоминания.

Вечерняя словесная битва только распалила его пуще прежнего. Игра становилась опасной. Оба вышли за рамки допустимого. Оба сказали больше того, что следовало произносить вслух. Оба остались недовольны друг другом. Сандор корил себя за несдержанность и словесный понос, что в последнее время стал не проходящей болезнью, а данностью. Быть может, это Пташка так на него действовала, а, может быть, чужое тело. В любом случае, он жалел о вчерашних признаниях.

Глупец и идиот!

Так расположения дамы не добиться — оскорбляя и вытаскивая наружу своих и ее демонов. И, все же, стоило отметить, что одно из его признаний произвело на Сансу под маской Алейны впечатление — слова, что ее глаза заставляют забыться, а улыбка пленит и лишает разума. Былой романтизм и ведомость на комплименты на пару мгновений всколыхнулись в ней, и, быть может, что-то задели. Но это только после ушата холодной воды в виде почти что оскорблений. Только так, видимо, можно пробить ее броню — когда она не готова к атаке. Внезапность — его оружие. Надо этим пользоваться.

Сир Гаррольд Хардинг выехал на ристалище, чтобы сразиться с сиром Лаймондом Линдерли. Прежде Сандор Клиган не встречался с ним на турнирах или где еще. Он был молодым рыцарем, но старше Гарри. Неплохо выступал на паре турниров и даже прежде состоял на службе у Роберта Аррена. Но насколько он опытнее Пса? Это был уже третий соперник на турнире и второй за сегодняшний день. По счету второй пал также без боя около часа назад. Сейчас Сандор выезжал первым в третьем круге. Для этого пришлось лично, еще с утра, просить распорядителя поставить Гарри в первую пару еще до того, как тот победит во втором круге. Распорядитель удивленно и настороженно косился на рыцаря, но молча согласился, видимо, будучи наслышанным о его импульсивности и порой несдержанном характере.

Вороной жеребец скреб землю копытом, готовясь сорваться с места, а Клиган бросал взгляд сквозь решетчатое забрало то на своего соперника, то на ту трибуну, где сидела Алейна. Во втором круге она холодно взирала, когда он проезжал мимо, получая заслуженные аплодисменты. Ее губы были плотно сжаты, хоть и пытались уголками ползти вверх ради приличия. Но глаза блестели, обдавая холодом. Может это была очередная игра, чтобы вновь подогреть к себе интерес, или же вчерашний разговор не прошел бесследно. Сандор бросил ей и ее окружению короткий поклон и удалился готовиться к новой схватке.

Он думал и делал вид, что это его не тревожит. Какая по сути разница, что Алейна думает и чего желает. Если Гарри скажет „Женюсь!“ — она улыбнется и согласиться. Ей деваться некуда. Пташкина игра вся и направлена на то, чтобы поймать в свои сети Наследника. А ему самому того и надо, чтобы Санса-Алейна стала его. Но что-то внутри с самого начала боролось против и возмущалось. От этого, все эти вспышки гнева и необоснованной режущей грубой правды для нее. Все было слишком просто и слишком сложно одновременно. Сансе не должно было быть все равно за кого идти замуж. И ей не было. Просто выбора, как всегда ей никто не давал. Это мир мужчин и их воли. Женщины должны уметь подчиняться и уступать.

Как много раз Клиган видел это. Пташка всегда была жертвой, всегда подчинялась. Взглянув на нее новую, освободившуюся от оков Львов и венценосных Оленей, новый Пес надеялся зря, что теперь увидит ее настоящую и свободную. Алейна была той же заложницей жизни и мужчин, что и прежде, только в новом качестве. Сандор хотел добиться ее расположения именно для того, чтобы навязанный муж и брак не были ей в тягость, чтобы девушка по доброй воле и желанию произносила священные обеты и ложилась с ним в постель. Но оказалось не так-то просто подобраться к ее сердцу.

Либо Гарри делал что-то не так, либо Санса хорошо оборонялась. А он определенно действовал неординарно, и это выходило не специально. Просто Пес внутри проявлял характер и порой портил игру. Была ли в этом проблема? Да, одна из тех бесконечных, коим Сандор и счет потерял.
Думав обо всем этом теперь, Клиган упустил момент и кинулся вперед чуть позже положенного, даже не осознав, что делать и как действовать. Жеребец под ним был резвым, копье вибрировало в руке, рассекая воздух, а противник оказался слишком быстро рядом, чтобы как следует направить удар. Орудие Сандора прошло мимо, а острие копья Линдерли царапнуло его нагрудник и сорвало правый наплечник. Клиган еле усидел в седле и чуть было не придушил коня, натянув поводья, чтобы удержаться. Жеребец взбрыкнул, встал на задние ноги и заржал, в то время, как зрители ахнули. Но все обошлось, и Гаррольд не упав и не пострадав, смог продолжать. Его копье было цело, а гордость задета. Он слишком много думал не по делу. Сейчас он рыцарь и участвует в турнире, и должен победить. Иначе к чему все затевалось? Нет, победа его не волновала. Ему было плевать на все, но того требовали обстоятельства. Наследник должен проявить свои способности и доказать всем, что он достоин. А Алейна должна увидеть в нем своего рыцаря.

Падать и проигрывать? Клиган больше того не допустит.

Развернувшись и дождавшись нового сигнала, он ринулся в бой, откинув все ненужное и не упустил того шанса на победу, что ему давал соперник. Очередной турнирный день для Гарри окончен, но не для Пса. Под звуки восторженной толпы, он удалился с поля, так и не взглянув больше на трибуны.

Пустое.

Резвый мальчик кинулся раздевать своего хозяина, как только полог шатра упал за его спиной. В груди немного побаливало, доспех наконец-то получил заслуженную травму, а Клиган был на взводе.

Слишком мало самоконтроля в последнее время. Нужно взять себя в руки.

Он старался ни о чем не думать. Просто стоял и ровно дышал, зная, что уже скоро возьмется за меч и отправится на новое поле сражений, но уже не как благородный сир Гаррольд Хардинг, а как восставший из пепла Пес. Пусть никто не знает его таким, настоящим, это важно для Сандора — быть собой хоть иногда. Все еще продолжать верить в то, что новое тело и новая жизнь Клигана не „свели в могилу“.

Сквозь мерный звук еле уловимого собственного дыхания и позвякивания доспехов, покидающих его тело, Сандор услышал, как зашуршала ткань и легкий ветерок скользнул по щеке, впуская в шатер вместе с собой и гостя. Его недолго одолевали мысли о том, кто бы мог сейчас его потревожить. Уэйнвуды — самый очевидный вариант. Но за спиной раздался женский голос.

— Мне кажется, сир Гаррольд, Вы что-то потеряли. То, без чего Вам не обойтись завтра в новой схватке.

Наследник обернулся и столкнулся с игривым взглядом голубых глаз. Леди в темно-зеленом платье, сером плаще и с его наплечником в руке, была незнакомкой. Он невозмутимо забрал часть своего доспеха и сунул его оруженосцу. Тот подчинился сначала своему хозяину, а после быстро удалился, оставляя господ наедине. Девица проводила его взглядом, а потом, возвращая улыбку на милое личико, произнесла:
— Мне даже немного обидно, от того, что ты делаешь вид, будто не узнаешь меня.

Сандор предпочитал молчать, ведь в этот раз призрак Гарри не подкидывал даже крупиц собственных воспоминаний.

«Еще одна потаскушка с бастардом? Или без? Надеюсь, эта ни одна из тех, что „я“ обрюхатил?».

Незнакомка потупила взгляд и сделала пару шагов навстречу, приближая свое тело и притягательный аромат ближе к его, вспотевшему и напряженному телу, пахнущему иначе.

— Я все ждала и ждала, когда же ты навестишь меня или проявишь расположение, — она коснулась его плеча и подняла глаза.

Нет, цвет ее радужек совсем не походил на синеву глаз Пташки. И все же сердце забилось чаще против его воли.

— А стоило? — Решился Клиган наконец произнести хоть что-нибудь.

— Решать, конечно, тебе. Но мне казалось, ты остался доволен теми ночами, что провел в моих покоях в прошлый раз.

„Видимо, не настолько, чтобы Хардинг запомнил“ — мысленно ответил Пес.

— Что было, то прошло, — он скрестил на груди руки, стараясь пресечь ее близость.

— Конечно. Но я не против повторить. А ты?

Девица пробежалась пальчиками вдоль ключицы и растянула их, положив ладонь ему на грудь прямо напротив сердца. Хвала Богам, что на теле была кольчуга, и он ровным счетом ничего не почувствовал. Тем не менее, похотливый Гарри внутри рвался на свободу, делая из мыслей кашу, а из чувств оставляя только одно.

— А как же твой муж? — Продолжал строить из себя непреступного Сандор, делая безразличный вид.

Логика из последних сил работала на него. Девица более-менее знатного рода на турнире. Она сопровождает семью — отца, брата, мужа. Плотские утехи ей не чужды, а значит вариант один.

— Тебя он никогда не заботил. Да и меня тоже, — вздохнула она. — Ему плевать где я, с кем я и что делаю. И мне тоже плевать с кем и что делает он. Так проще. Так лучше, — бархатный тихий смех коротко вырвался из ее уст. — Разве ты не знал, милый Гарри, что это главный принцип успешного брака и крепкой семьи.

Нет, он не знал. В его семье все по-другому складывалось. В той, что давно перестала таковой быть. А другой у него не было, и он сомневался, что когда-нибудь будет.

— А я думал любовь, — слова слетели с губ будто против воли.

Разве Пес действительно так думал?

Незнакомка соблазнительно приоткрыла рот, удивившись. Ее пепельные, почти такие же цветом волосы, как и у взволнованного парня из семейства Хардингов, были собраны в тугую прическу. Она другой рукой пробралась вверх и поправила за ухо прядь волос, что упали Клигану на лоб. Мурашки пробежали по сильному телу, делая его слабее.

— Ты сейчас шутишь или издеваешься? Гарри никогда так не думал. Он вообще думал мало — больше действовал.

Теплое дыхание долетело до лица, а пальцы девушки прочертили две невидимые линии на щеке неСандора.

„Седьмое Пекло! Проклятый похотливый щенок!“ — Негодовал Клиган, сдерживая порывы и омерзительно приятные желания. А девица не унималась, умело манипулируя его мужской натурой.

— Отчаянно, страстно, неоспоримо, неотступно, — шептала она уже совсем близко. — И мне это нравилось. Я хочу вернуть того Гарри, а ты?

Глаза гипнотизировали, но губы манили сильнее. Не стоило и думать о том, чтобы к ним прикоснуться. Незнакомка сама первой дотянулась до его губ и прильнула к груди. Руки Сандора самовольно распустились и приняли женское тело в объятья, а губы и язык против воли хозяина затеяли игру „кто кого“.

А кто был теперь хозяином? Пес бился и сопротивлялся внутри до тех пор, пока мужское начало не взяло верх и не выключило разум. Разве не так все всегда и бывает? Ни это ли всегда проклинал Сандор и считал одной из своих слабостей и мужчин в целом. Ту, что старался побороть. Но бой всегда был неравным. И в итоге даже самый сильный и стойкий боец уступал плотским желаниям.

Вот и теперь он задыхался, проклиная все на свете и сминая женские губы и одежду. Руки жадно рыскали по спине и бедрам, и крепко прижимали к себе незнакомку. Она вторила ему, также страстно отвечая на поцелуй, а пальцы сжимали, с каждой новой секундой все сильнее наливающуюся кровью и твердеющую плоть.

— Давай! — Шепнула девушка, на долю секунды разрывая поцелуй.

Клиган готов был простонать, но вместо этого почти укусил ее за нижнюю губу и впился пальцами ей в ягодицы, подхватывая в воздух, как пушинку. Незнакомка крепче обвила его шею и постаралась развести ноги, но несколько слоев ткани ее платья делали это невозможным. Сандор резко двинулся вперед, ища то, что, по мнению девушки, должно было наконец свести двух охваченных страстью людей вместе. Но вместо этого он откинул полог шатра и, не заботясь о том, как это будет выглядеть со стороны и к каким последствиям приведет, почти что кинул девицу, отцепив от себя. Незнакомка ахнула и рухнула на колени, не удержавшись на ногах. Рядом оказалась еще одна девушка, которая тут же бросилась на выручку, видимо, своей хозяйке. А Сандор, не оглядываясь и ни о чем не жалея, вернувшись в шатер и схватив меч, быстрым шагом прошествовал мимо потрясенной и оскорбленной до глубины души дамы легкого поведения.
Ему срочно нужно было покинуть это место и эту порочную распутную девицу. Выкинуть ее из головы, из мыслей и из тела, которое горело и призывало утолить жажду. Лучшим для того способом было пустить кому-то кровь или хотя бы постараться это сделать. Клиган почти бежал не различая и не замечая никого кругом. Первые капли дождя наконец-то раскупорили небо и приятно проникали под „дырявую“ кольчугу и скатывались за шиворот кожаного дублета, слегка остужая кожу. Но этого было недостаточно. Оказавшись на поле для мечных схваток, Пес перевел дыхание и, узнав, когда его порядок выступать, позволил мыслям снова залезть себе в голову. Прохладный ветер трепал волосы, ударяя по щекам и возрождая в воспоминаниях прикосновение женских пальцев.

Почему он так поступил? Сначала поддался желанию, а потом отказался его утолять. Что помешало?

Сандор прикрыл глаза.

„Пташка? Есть ли ей дело, кого я трахаю или хочу трахнуть? Может ли она мне запретить это делать? Или я сам должен отказаться от всего, чтобы не ранить ее чувства?“.

Он нервно сплюнул и выругался.

„Какие, Неведомый возьми, чувства?! Я с ума сошел что ли?! Отвращение – вот, что она всегда ко мне испытывала“.

Клиган осекся мыслями, подумав о себе, а не о Наследнике. Но это не имело значения.

„К Гарри она не питает больше симпатии, даже несмотря на его смазливую рожу и титул. Что тебе еще нужно Пташка? Чтобы я пал на колени и молил о твоей милости?“

Пес задался вопросом, а готов ли он на это? Да? Да, но кому и для чего это нужно.

«Потешить самолюбие? Получить победу? Пташка никогда такой не была. Алейна не могла так скоро изменить ее. Санса мечтала о том, о чем поется в глупых песенках — о любви. Хотела любить и быть любимой, но больно обожглась, столкнувшись с реальным миром. И теперь, быть может, боится и сторонится нового „огня“?»

Сандору было знакомо это чувство. Ожоги оставляют следы не только на теле, но и на душе. Боль уходит, но призраком тащится по пятам сквозь года, напоминая о себе шрамами и ночными кошмарами. Они — два обожженных и искалеченных, пусть и разным пламенем, человека — больше не хотят мучений. Они не найдут общий язык и понимание, если не переборют себя и не начнут строить жизнь заново. Только это должен понять и принять каждый из них сам и в свое время. Пришло ли это время? Для нее? Для него?

Голос распорядителя коротко выкрикнул: „Пес!“. Клиган вздрогнул, но собрался, отряхнулся и ступил на уже порядком намокшую почву в том людском кольце, что окружало сражавшихся.
Перед ним стоял немолодой мужчина со шрамом в пол лица. Сандор улыбнулся.

Какая ирония!

Но только ему стало весело. Воин напротив был суров и собран. Тело мощное и, видимо, закаленное в бою. Клиган был уверен, под одеждой спрятан ни один и ни два шрама. Там целая „карта“ из побед и поражений. В глазах уверенность и ярость.

Да, Боги умеют шутить и издеваться!

Мечи схлестнулись, и сила удара оказалась равной с обеих сторон. Это приятно подстегнуло и дало мотивации не расслабляться. Пару резких выпадов, грамотный ответ, и вот уже Сандор защищался. Сталь звенела, почва под ногами становилась все более скользкой и неустойчивой, волосы налипали на лицо, облачение становилось тяжелее, а шум толпы почти заглушал все остальные звуки. Снова соперник подобрался близко и полоснул вдоль левого бока, прорезая вскользь и кожаный рукав. Но Пес не готов был терпеть поражение. Он перехватил верхний удар и с напором отвел меч в сторону в тот же миг, кинувшись в атаку сам. Он рычал, кричал, подбадривая себя, будто рева толпы было недостаточно. Дыхание сбилось, сердце рвалось из груди, отдаваясь в висках. Новый удар, а он увернулся и чуть не потерял все, припав на одно колено, поскользнувшись. Меч противника стремглав вознесся над его головой, и пришлось вымазаться в грязи, упав, прокатившись по ней, хватая и увлекая на землю оппонента.

Немного грубой физической силы, удар в челюсть и под дых. А чужие руки уже сжимались на его шее, лишая воздуха. Тогда еще один удар и толчок в живот, чтобы освободиться. Нет, это уже не мечная схватка, это борьба за жизнь — насмерть. Да, потому что оба привыкли сражаться именно так.

Клиган уважал своего соперника, отдавал должное и высоко оценил силу и способности, но сдаваться не собирался. Они оба поднялись на ноги и позволили друг другу поднять мечи. Молчаливым взглядом высказали друг другу признательность и продолжили, сойдясь опять на середине.

Теперь Сандор знал противника немного лучше и искал его слабости. Клинки еще не раз сходились над головами и рассекали пространство, ища цель в виде человеческого тела. Не раз доставалось кольчуге Пса и его безымянного противника. Но все закончилось в один миг, как только один из противников допустил ошибку, а другой это заметил и воспользовался.
Пес задыхался, но был неимоверно доволен. Он победил, и эта победа не шла в сравнение ни с одной из тех, что были ранее в теле Гарри. Он, весь в грязи, стекающей по одежде и смываемой усилившимся дождем, скалился и не мог надышаться, чувствуя, как все тело исходит приятной болью и судорогой. Соперник подошел и протянул ему руку.

— Я и не думал, что сир-сопляк, утрет нос бывалому вояке, — хохотнул он, прищурясь.
Сандор крепко пожал руку.

— Ты чуть не уделал сира-сопляка, а это дорогого стоит, —, но тут же осекся, зная, что вся суть до его оппонента не дойдет. — Не стоит судить о человеке по его титулу или наружности, это может сыграть злую шутку. Но ты был достойным противником. Достойнее многих, с кем мне приходилось дра… сталкиваться. Еще немного и победа могла бы достаться тебе.

— Но того не произошло. И карман теперь не потяжелеет золотыми. Не знаю уж зачем богатому лорду нужно все это, но мне, по крайней мере, не будет стыдно за мое поражение и я буду болеть за тебя, Пес.

Сандор хотел было ответить, но тут в толпе среди серых незнакомых лиц он увидел одно до боли знакомое. Дыхание сбилось вновь, он моргнул, а фигура в плаще, стараясь протиснуться и раствориться в толпе, совершила попытку к бегству.

Он, словно зверь, кинулся вслед за своей жертвой. Расталкивая людей и не разбирая пути, видя перед собой только цель, ту, что пыталась, но не могла оторваться. Сделал выпад вперед, забыв обо всем, и впился железной хваткой в руку, дернув беглеца к себе. Какой-то мышиный писк слетел с губ, и, обернувшись против воли и сжавшись в комок, беглец стал испуганной Пташкой.
— Седьмое Пекло! Все же ты?! — Процедил сквозь зубы Сандор.

Пташка раскраснелась и только хлопала намокшими ресницами. Он же прерывисто дышал, не от короткой пробежки, а от непонятных эмоций. Поняв, что сжимает пальцы слишком сильно, он ослабил хватку, и девушка сама освободилась от нее, недовольно и неловко потерев предплечье. Она хотела отвернуться, но только поправила капюшон, когда голос Гарри привлек ее внимание.

— Я думал, мои глаза меня подвели, — сказал он спокойнее.

— Отчего же?

— Видеть Вас здесь… Так неожиданно.

Сандор не хотел вновь затевать перебранку, но учтивость быстро переросла во что-то смахивающее на издевку.

— Как же Алейна узнала?

— Об этом только все и говорят.

Клиган сомневался, но не стал портить начавшуюся так хорошо игру.

— И что же?

— Мне стало интересно, — Алейна потупила взор, разглядывая его грязную кольчугу.

— Посмотреть, как я мечом орудую или как мне наподдадут?

— Я не решила точно.

Гарри-Пес засмеялся, даже не поняв почему. Возможно, ее мягкое насмехательство в ответ было довольно милым и приятным. На этот раз уголки губ дрогнули и у девушки.

Надо же!

— Зато я решил, — его голос вдруг стал серьезнее. Пес вспомнил тот краткий миг, что уловил. — И видел все в твоих глазах. Тебе понравилось? То, что ты увидела?

— Нет. Я не люблю насилия, — промямлила Алейна.

— Просто схватка, просто бой на мечах. Никто не пострадал и все довольны. Я доволен — я победил. А ты?

Но девушка, игнорируя вопросы и испепеляющий взгляд, упорно держалась своего.

— С этим Вас можно поздравить.

— Начинай.

— Что? — Пташка подняла глаза, сдавшись.

— Поздравлять.

Сандор почти смеялся над ней. Он сложил на груди руки и расплылся в улыбке, которая по его воспоминаниям должна была явить перед девицей ямочки на его щеках.

— Вы несносны, - она, будто, смутилась еще больше, и растерянность во взгляде все же немного поутихла, а губы предательски ответили скромной улыбкой.

Искренней и несмелой, добытой неожиданно при таких странных обстоятельствах. Ее взгляд потеплел и больше не упрекал и не обдавал холодом. Санса, Пташка, но не Алейна. Сандор все еще не мог поверить в то, что она здесь. Что смотрела на него в мечной схватке. Она узнала о ней, и пришла. Ради него ли? Почему? Ответов немного и все слишком хороши, чтобы им поддаться. Внутри жгло, тело горело, несмотря на то, что одежда промокла насквозь.

— Нет, это ты неугомонна, — Сандор поддался искушению и такой притягательной атмосфере между ними сейчас. — Творишь, не ведая что, — он снова протянул к ней руку и уже мягче, надавливая на плечо, притянул ближе к себе. Другой рукой, он ухватил выбившийся из-под капюшона намокший локон и заправил за ухо. - Вот, вся промокла.

Санса немного увела голову в сторону, будто не желая поддаваться его действиям, но не отстранилась совсем.

— Когда мы успели перейти на „ты“? — Шепнула она.

— Когда никто не видит и не слышит, можно быть не таким официальным, — также шепотом ответил он.

Сандор знал, что сейчас девушка видит перед собой милую, пусть и слегка перепачканную в грязи мордашку Гарри-Наследника, но ему все равно было приятно вот так чувствовать ее рядом и думать, что смог немного вытащить ее из кокона, в котором она от него пряталась.

— Это фамильярность.

— Нет, это жизнь. Нельзя вечно следовать правилам и этикету. Это скучно и банально. Также, как и весь этот турнир. Лорды и сиры играют с тупым оружием и мнят себя героями.

— Вы же один из них.

— Да, и мне приходится быть, как и все. Но есть игры и забавнее. Не так ли?

Санса-Алейна картинно нахмурила брови. Ее игра теперь больше смахивала на легкое кокетство.

— Разве это игры?

— Здесь да, — Сандор пожал плечами, — но надо уметь играть, чтобы не проиграть, когда придет время вести бой по-настоящему.

— Откуда Вам знать, Вы ведь не были на войне и не участвовали в настоящих сражениях.
Она чуть выше подняла голову, смотря на него снизу вверх, а Клиган хотел было коснуться ее щеки, но передумал. Нет. Не решился.

— Я бы мог многое тебе поведать - то, где я был и что делал, но маленькая птичка, вроде тебя, не поймет и только испугается.

Глаза Сансы расширились, и она рьяно стала вырываться из его рук. Сандор не стал ее удерживать.

— Я не птичка. Не зовите меня так.

Девушка отвернулась и словно снова закрылась от него. Клиган, понял, что допустил ошибку, так опасно играя словами. Но что ей до дурацкого прозвища? Неужели она все еще помнит того, кто ей его дал? И боится? Память рождает неприятные воспоминания? Или же все, что было тогда, в то время, ранит ее до сих пор? Человек или обстоятельства тому виной?

Он стоял не в силах сказать ей что-нибудь. Прошлое легло между ними тяжелым молчанием. Но она не знала об этом. Что прошлое у них одно. То, что хочется забыть? Ей, видимо, да. Но Сандор признался себе, что в нем нет такого желания. В том прошлом жила Пташка, запертая в золотой клетке, с грустными глазами, разбитыми мечтами и неясным будущим. Она была хрупкой, наивной и доверчивой. Она так раздражала и влекла к себе угрюмого Пса, что прежде никого кругом не замечал. Вся жизнь шла мимо грязным потоком сточных вод Королевской Гавани, а она, как лучик света, пронзила ее и даже дала призрачную надежду на то, что все может быть иначе. Он обманулся? Так казалось раньше. Но не теперь. Не важно, что было, что есть и что будет — прошлое с ней нельзя забыть, нельзя вычеркнуть. Она его свет и стимул жить дальше.

— Почему Вы назвались так? — в пол голоса произнесла Алейна спустя вечность.

— Что? Как? — ответил Клиган уставившись ей в макушку.

— Назвались Псом?

Он помолчал, немного взвешивая каждую фразу и пытаясь понять, что это для нее значит и значит ли вообще.

— Что тебе за дело? Есть ли разница, какую маску я надел, чтобы не быть собой?

„Или же наоборот — собой быть“.

— А Вам? — Она обернулась, и взгляд выдавал волнение. — Так просто – Пес.

Еще одна пауза. Теперь уже Гарри отвел свои глаза, заставляя девушку ждать ответа.

— Я не Дракон, не Рыба и не Лев. На моей груди ромбы — безликие и унылые. А Соколом я быть не хочу — он парит в небесах и зорким глазом ищет жертву, чтобы ударить в спину. Нет уж! А Пес значит верность, преданность дому и хозяину. Отвага и бескорыстность. Собака отдаст жизнь за тебя…

— … и никогда не солжет, — сказала тихо Санса вместе с ним.

Их взгляды встретились. Что-то было во всем этом опасно-прекрасное. Зыбкое понимание чего-то, но неверие в происходящее. Пару секунд их губы шевелились в унисон, произнося одни и те же слова. Пару секунд казалось, что оба забылись. Но как? Как Сандор мог поверить в то, что прошлое живо и для Пташки. Их общее прошлое. Обрывки фраз и грубых слов, что он ей говорил, отзываются в ее памяти. Почему? Пес умер или жив? И разве он когда-то вообще существовал… для нее?

— Вы правы — это хорошее имя, — сказала она, не моргая. — Здесь все лжецы, а собаки чуют ложь, Вы знали? Мою — Вы учуяли, и мне стыдно. Но, надеюсь, у меня еще будет шанс восстановить к себе доверие?

Алейна протянула Гарри руку, а Сандор не смог довольствоваться только этим. Он сжал ее пальцы и подтянул к себе, не думая о том, что вымажет ее платье и плащ, прижимая к своей грязной груди.

— Без сомнений, моя милая…

Клиган не хотел называть девушку Алейной. Пташкой — она запретила. А „Санса“ была под запретом, и он не смог придумать ничего иного.

Девушка без имени нисколько не сопротивлялась, поддаваясь его прикосновениям и пристальному взгляду. Воздух меж ними застыл, а капли дождя, почти сошедшего на нет, только больше будоражили кровь. Ее губы манили поцелуем, и Сандору отчаянно хотелось их коснуться. Так, как он мечтал. Так, как однажды почти решился. Но то был Пес, а не Гаррольд Хардинг. Убийца и пьяница Клиган вряд ли бы оставил после себя приятные воспоминания в памяти испуганной девушки, но Гарри мог. Он почти чувствовал, что Алейна готова и даже ждет того мига, как он поддастся вперед и не упустит шанс взять свое. И это будоражило и волновало. Никогда прежде, Клиган не мог и подумать, что он найдет в Пташке хоть крупицу взаимности.

Его левая рука плотнее вжалась ей в спину, а пальцы правой скользнули по нежной коже, обводя одну скулу, чуть задержались на подбородке и продолжили путь к другой. Девушка выдохнула, оставив чуть приоткрытыми губы, что окончательно свело Сандора с ума. И он рьяно поддался вперед, страстно желая немедленно поцеловать эти манящие уста. Обдал ее горячим дыханием, но в последний миг остановился и будто пронзенный тем копьем с серебристо-серой лентой, что лежало у него в шатре, замер в нерешительности. Пташка взглянула на него, поднимая полуопущенные веки, недоуменно и смущенно одновременно. Ему показалась, или она дрожала? Дождь ли тому виной и промокшая одежда? Или же его недопустимо вольное поведение?

— Прости, но это для меня слишком быстро, — невнятно произнес Сандор, отпуская из своих объятий девушку и сбегая от нее, как последний трус и дезертир.
 
Последнее редактирование:

fiolent

Оруженосец
Ночная жизнь фанатов Плио и сансанутых продолжалась..
Спасибо за новую главу! Даже не верится, что Сандор удержался на грани и смог и сыграть роль, и быть откровенным.
 

Alinka

Межевой рыцарь
Ночная жизнь фанатов Плио и сансанутых продолжалась..
Спасибо за новую главу! Даже не верится, что Сандор удержался на грани и смог и сыграть роль, и быть откровенным.
Вот такой вот он - весь неопределенно-определенный и уверенно-неуверенный :D
 

Adele

Межевой рыцарь
Сказать, что мне понравилась глава - это ничего не сказать! Это просто прекрасно!!!:in love::in love::in love:
Эти откровения под дождем, Санса, прибежавшая узнать, уж не Пес ли объявился, внезапно возникшая близость между героями - всё так трогательно описано:cry:.
Я в полном восторге! порадовали вы мою сансановскую душу:oops:
 

Alinka

Межевой рыцарь
Сказать, что мне понравилась глава - это ничего не сказать! Это просто прекрасно!!!:in love::in love::in love:
Эти откровения под дождем, Санса, прибежавшая узнать, уж не Пес ли объявился, внезапно возникшая близость между героями - всё так трогательно описано:cry:.
Я в полном восторге! порадовали вы мою сансановскую душу:oops:
Ой, спасибо. А вы меня радуете. :oops:
Надеюсь, что и дальнейшее будет таким же увлекательным. Пора бы уже переходить к активным действиям... Но Сандор, как ни странно, этих самых активных действий испугался... Почему интересно? :not guilty::D
 

Adele

Межевой рыцарь
Да, он так феерично убежал, поджавши хвост:D Будем считать, виной тому смятение чувств)
Надеюсь, на скорое продолжение, как всегда, хочется узнать, что же дальше!
 
А еще я очень ценю в фанфах, когда автор умело передает атмосферу, в которой сосредоточено действо. Здесь я прямо-таки почувствовала этот влажный воздух, крупные холодные капли дождя, увидела это серое пасмурное небо. Получилась потрясающая декорация для объяснений.
Сейчас даже "Гордость и Предубеждение" 2005г вспомнила и вымокших под дождем Мистера Дарси и Лиззи:in love:
 
Последнее редактирование:

Alinka

Межевой рыцарь
:meow::oops: Спасибо. Сама люблю читать и ощущать как всё вокруг и как в этом чувствуют себя герои))

Сейчас даже "Гордость и Предубеждение" 2005г вспомнила и вымокших под дождем Мистера Дарси и Лиззи
Ой, точно! Мне эта сцена в ГиП очень нравится именно красивой картинкой и атмосферой.
 

нап

Удалившийся
— Ваши глаза заставляют меня забыть обо всем. Улыбка пленит и лишает разума. Вы сами знаете, что творите с мужчинами? — Она смотрела не моргая, сраженная такой переменой. А он, исподлобья чуть-чуть улыбаясь и смягчая голос. — Наверное, еще не до конца. И это хорошо. Ваше очарование в вашей еще не ушедшей наивности.
Охмурение по высшему разряду :)
Их взгляды встретились. Что-то было во всем этом опасно-прекрасное. Зыбкое понимание чего-то, но неверие в происходящее. Пару секунд их губы шевелились в унисон, произнося одни и те же слова. Пару секунд казалось, что оба забылись. Но как? Как Сандор мог поверить в то, что прошлое живо и для Пташки. Их общее прошлое. Обрывки фраз и грубых слов, что он ей говорил, отзываются в ее памяти. Почему? Пес умер или жив? И разве он когда-то вообще существовал… для нее?
Прекрасная сказка :) Какой же будет конец? Хотелось доброго конца, как в доброй сказке :)
 

Alinka

Межевой рыцарь
Прекрасная сказка :) Какой же будет конец? Хотелось доброго конца, как в доброй сказке :)
Да, пока всё идет эмоционально, напряженно и слегка уклоняется в романтичность. Но, как говорится, жизнь не песня... Помолвка? Будет или нет? Скажет ли да Санса? Кто же ей нравится - Гарри или Пес? А свадьба будет? А козни Мизинца увенчаются успехом? Много всего. Но я надеюсь не слишком растягивать сюжет.
А вот финал сей сказки... время покажет, куда приведет "дорога".
 

нап

Удалившийся
Рассмотрела она в Гарри Пса :)
Им обоим не нравятся личины, которые на них одеты. Они стесняются этих личин и личины их стесняют.
 

Alinka

Межевой рыцарь
Рассмотрела она в Гарри Пса :)
Им обоим не нравятся личины, которые на них одеты. Они стесняются этих личин и личины их стесняют.
Да, это так. Только личину Сансы-Алейны Сандор думает, что знает. А Санса чувствует что-то, но вряд ли может предположить кто скрывается под маской Гарри-Наследника
 

нап

Удалившийся
Так. :) И когда будет продолжение? :)
Я подумала о самом Гарри! А как он то в теле Сандора?! Как он девок охмуряет с его рожей?
 

Alinka

Межевой рыцарь
Я подумала о самом Гарри! А как он то в теле Сандора?! Как он девок охмуряет с его рожей?
Ну, если поддаться теории о том, что Гарри теперь в теле Сандора, то девок рядом-то и не видать. Копать ему могилки, да проповеди слушать на ТО. Может его это вразумит :oh::facepalm:
 
Так. :) И когда будет продолжение? :)
Ждать его и ждать. В очереди Кровь королей и Ты моя погибель
Только аПосЛя вернусь к "Может быть".
Сорри, но мой внутренний терминатор не может писАть-сочинять 25 часов в сутки :confused:
Либо придется пойти на жертвы путем "заморозки" других ФФ :devil:
 

Эллаэль

Межевой рыцарь
И вот одна мысль мне покоя не дает. У него ведь могут забрать это тело. Ведь так? Тогда концовка будет мего печальная.
 

Alinka

Межевой рыцарь
И вот одна мысль мне покоя не дает. У него ведь могут забрать это тело. Ведь так? Тогда концовка будет мего печальная.
В финале вся суть. Чтобы не случилось далее по сюжету, какие бы поступки герои не совершали, о чем бы не думали и чего бы не хотели - чем-то да всё это окончится
 
Сверху