Гет Фанфик: Как согреться? [Новогодний Вестерос]

Птица Элис

Оруженосец
Название: Как согреться?
Фандом: Песнь Льда и Огня
Автор: Птица Элис
Категория: гет
Размер: мини
Пейринг/Персонажи: Эддард Старк/Кейтлин Талли
Рейтинг: G
Жанр: General, вероятно, флафф.
Предупреждения: ООС по умолчанию. Без ООС - только Мартин
Краткое содержание: "Слышат ли боги мои молитвы здесь, на краю мира? Вряд ли", - горько подумала Кейтлин. Здесь ее одиночество никто не мог утешить. Даже боги - и те были чужие.
POV персонажа: Кейтлин Талли
Дисклеймер: всё принадлежит Мартину
Статус: закончен
Примечание: Аффтар немного опоздал к новогоднему флешмобу по не зависящим от него причинам.
 

Птица Элис

Оруженосец
Кейтлин в задумчивости стояла у окна. Рук ее касалась зимняя, свежая прохлада, как будто она погрузила пальцы в ледяное послащенное молоко.
Кейтлин зябко сжала руки. Холод напоминал ей, что она здесь чужая. Холод за пределами замка и богорощи. Холод низкого серого неба. Холод в глазах и речах ее лорда-мужа.
Холод, холод, холод.
Миледи звал он ее, леди Талли, и никак иначе. С ним - и все остальные северяне, и в их устах это ее имя обретало истинную холодность их края.
Кейтлин боялась, что однажды и вовсе позабудет собственное имя, с которым к ней обращались в прежней семье. Разве что ворон от отца с письмом напомнит, что ее прежде звали Кейтилин. Кет.
Кет...
Пустое. Леди Талли должна быть верна долгу. Должна быть верна чести. И семье - даже если ей придется позабыть свое имя. Позабыть даже о призраке тепла.
Миледи. Миледи Талли - звал он ее. Чужая - говорили его глаза, серые, как эти тучи, плыущие в вышине, полные легким, колючим снегом.
Кого он представлял на ее месте, обнимая Кейтлин ночами? Кого звал по имени, а не...
"Миледи, - услужливо подсказала память. - Миледи Талли".
Пустышка. Цена за мечи Талли. Неравноценная замена женщине, подарившей ему бастарда.
Она видела это вечное разочарование в его глазах. Оно преследовало ее постоянно.
Чужая. Чужая. Чужая.
Это ощущение было ей столь ненавистным, что иногда Кейтлин завидовала судьбе Лизы. Джон Аррен, хоть и стар, но вряд ли был столь суров. И во всяком случае, никак не оскорбил честь своей жены побочным ребенком.
Впрочем, упрекать она была не вправе.
И не упрекала, как и подобает - но не понимала, чем же она заслужила такую участь, отказавшись от всего, что любила? От солнца и песен, тепла и любящих родных, отдав все это северянину, винящего ее...
А в чем, она не понимала.
Ведь Кет выполнила свой долг сполна.
Она родила ему первенца. Его сына, его наследника. Она научилась жить в этом заледеневшем краю, куда не опускается взор Семерых. И все-таки... все таки...
Она была здесь чужой.
И что получила взамен, отказавшись от всего? Измена и плод ее, как напоминание, каждый день, перед глазами.
И вместо имени - сухо-официальное "миледи". Миледи Талли.
"Пошлите мне чудо, боги, - подумала Кейтлин. - Хоть немного тепла в последний день уходящего года. Мое сердце совсем заледенело. Я нуждаюсь в тепле".
Боги, конечно, не ответили.
"Слышат ли они мои молитвы здесь, на краю мира? Вряд ли", - горько подумала Кейтлин.
Здесь ее одиночество никто не мог утешить. Даже боги - и те были чужие.
Никто?
Разве что ее малютка, ее Робб - который однако же, еще слишком мал.
Маленький комочек тепла у ее груди... Конечно.
Он даже своего отца мог заставить улыбнуться. Мог растопить холод в его глазах. Легко проделывал то, что не дан было ей.
Хотя Робб был так похож на нее. Он унаследовал ее глаза, ее волосы - все ее черты... И Эддард Старк любил его.
Ледяная лапа холода на сердце немного ослабила хватку.
Даже снег, казалось, теперь кружил все медленней и медленней, красиво вспыхивая полупрозрачной поблескивающей пылью.
Кейтлин глубоко вздохнула и внезано ощутила свежий летний запах апельсинов и лимонов.
За спиной послышались осторожные шаги.
Кейтлин постаралась держать спину все так же прямо и не шелохнулась, будто бы не слышала его приближения. Леди не к лицу подобная дерзость, но...
Сейчас он окликнет ее и назовет миледи.
А в такие минуты ей почти не хотелось быть леди.
Она молчала и не двигалась. Ее лорд муж ее не окликнул. Может быть, ей послышалось?
Кейтлин едва подавила искушение обернуться.
Вдруг...
Это было слишком "вдруг".
Теплые руки неуверенно коснулись ее волос.
Кет не шевелилась.
А затем он сказал... он сказал ей...
- У тебя красивые волосы, миледи.
- Что? - только и могла вымолвить Кейтлин.
- Мне нравятся твои волосы, - повторил ее лорд-муж, запуская пальцы глубже в сплетение осенне-рыжих локонов; Кейтлин невольно отшатнулась, и... драгоценная секунда была прожита зря. Лицо Эддарда Старка вмиг посуровело (много лет спустя Кет без труда бы опознала под этой маской неловкость и растерянность, но в этот миг могла полагаться лишь на наитие).
Он пожалел об этом мгновенно, Кейтлин видела. Он пожалел - и готов был уйти. Притвориться, что и не было ничего за рамками сухой формальности взглядов, слов - и будто взятых взаймы прикосновений.
Семья, долг, честь. По сути - ни семьи, ни чести.
Один лишь долг.
Пустой, формальный, холодный.
Она удержала его руку.
Чудо, о котором она просила богов, пело и пульсировало в ее волосах теплом его пальцев.
"Я люблю твои волосы", - сказал Эддард Старк, и Кет поверила. Всего на полмгновения. На полмгновения, когда запах снега слился с ароматом фруктов, впитавших в себя так много летнего солнца.
Когда холод слился с теплом его рук, и кажется, даже старые боги улыбались ей ртами, полными алого сока. Улыбались, как своей - не пришлой южанке, не чужой, не...
А потом он отстранился и вновь назвал ее миледи.
И тепло почти исчезло, холод ворвался в горло роем ледяных снежинок-пчел, почти задушил.
Даже надежда на теплоту оказалась насмешкой, оказалась напрас...

***
А потом он отстранился и вновь назвал ее миледи. Миледи Старк.
 

Птица Элис

Оруженосец
Жорик
Робба они сделали без любви и удовольствия. Не корысти ради, а только волею пославшей мя жены...
Короче, это реакция не столько на прикосновения, сколько на внезапную человечность дикого-страшного Старка.
Примерно, эм... Как у Дени с Дрого.
А вообще спасибо:)
 
Сверху