1. Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел, вы гарантируете, что достигли 18 лет. Все персонажи фанфиков, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними с точки зрения законов РФ.
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейнерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо

Слэш Фанфик: Возвращение

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Frau Lolka, 18 дек 2015.

  1. Elizabeth R

    Elizabeth R Наёмник

    Одобряю на 100%, и в душе что-то на это приятно реагирует: это и правда очень романтично и притягательно, когда кто-то тебе принадлежит. А если ещё можно это показать всему миру, то ещё притягательней. ну почему так нельзя в реале :cry:
    Разновидность газлайта, наверное. У меня была мысль а можно ли это использовать как терапевтичный пофигизм. Но у Рамси у самого всё его равнодушие к мнению общества сносит, как только его называют бастардом. Хорошо быть пофигистом в том, что тебя не трогает! У меня с момента захода в трамси была теория о том, что они очень похожи друг на друга, очень похожи болевые точки, может поэтому такая реакция изначально на Теона, как на не самую сильную и подавляемую часть себя и т.д.
    мысль: зато полезно. Чтобы не попасться в ловушку и не отыграть распланированную роль*. И я смотрю, крышу то ему не снесло и головой он думает, и себя контролирует. (можно же тысячу раз себе обещать, но оказавшись в определенной повторяющейся ситуации с определенными людьми терять над собой контроль и, несмотря на обещания самому себе, реагировать и вести себя самым нежелательным для себя образом, т.е. в теории знать как надо, а на практике делать иначе).
    *"я сейчас подмажусь, зайду с ванили, а потом закручу гаечки как мне надо".
    -прихлопнула тараканчика- Это похоже на сеанс психотерапии. У меня куда мысли шли перед этой продой: как раз таки в сторону неконтролируемого срыва, забыть реальность, прошлое и не думать стратегически (они в эту сторону шли и весь период писем).
    :)
     
    Амарилла, Lelianna и Frau Lolka нравится это.
  2. Frau Lolka

    Frau Lolka Знаменосец

    Новый, совершенно свежий АРТ от Шугистер к финальной главе!!!!
    [​IMG]
     
    Elizabeth R, Амарилла, Lady Snark и ещё 1-му нравится это.
  3. Frau Lolka

    Frau Lolka Знаменосец

    Русе, неслышно ступая, направился в гостиную. Посторонившись, Рамси молча пропустил его — тот остановился в арке, разделявшей комнату и холл, и медленно обвел взглядом разбитый стол, батарею пустых бутылок, подсохшие лужи на полу и на диване, а также распахнутую дверцу пустого бара. Затем Русе неторопливо двинулся к креслам у камина, перешагивая через темные пятна и крупные осколки. Россыпь стеклянного крошева громко захрустела под подошвами его элегантных сапог. От этого звука Теон вздрогнул всем телом и проснулся. Поначалу он даже не понял, где находится и почему у него все так болит. Но тут память вернулась, и Теон громко охнул, вспомнив вчерашний день, а главное — вечер. И то, чем они с Рамси… Ох.

    Он открыл глаза и увидел, как мужчина в сером пальто не спеша пересекает гостиную. Теон угадал в нем отца Рамси — такие же холодные бесцветные глаза нельзя было не узнать.

    Теон начал суетливо ворочаться на диване, стараясь прикрыться и надеть штаны, смущенно бормоча что-то вроде приветствия.

    Старший Болтон даже не глянул на растерянного Теона, который ползал по дивану, пытаясь одновременно стянуть на груди рваную футболку и нащупать ногой свои джинсы. Русе подошел к одному из кресел и, аккуратно подняв полог чехла, присел на краешек сиденья.

    Тяжело дыша, Рамси широкими шагами последовал за отцом. Кровь пульсировала в висках, отчего все предметы вокруг внезапно начали дрожать и расплываться, будто Рамси оказался посреди исчезающего миража. «Твою мать, как он узнал, что я здесь?!.. Локк не знал, что я повезу Теона именно сюда, он не мог сказать ему! Как он догадался, что я приеду в этот долбаный дом?»

    Словно прочитав его мысли, отец тихо ответил:

    — Ты вызвал сюда Деймона. Юноша знает, кто управляет Домом Болтон, и первым делом доложил мне о твоем приказе.

    «Значит, сука-Деймон… Обделался со страху и помчался искать защиты от меня, тварь! Думаешь, это тебя спасет, сволочная крыса? Хрена с два!»

    От досады Рамси бросило в жар. Он не должен был поддаваться гневу и немедленно звать Деймона для расправы в этот особняк. Белобрысый ублюдок всегда быстро соображал и видимо сразу понял, зачем он понадобился Рамси в глухом лесу.

    В прежние времена Рамси никогда не допустил бы такой идиотской ошибки. Этот сучий перевертыш Грейджой и впрямь дурно на него влияет, — папаша был прав, он всегда оказывается правым, мать его!

    — Деймон приехал ко мне и сообщил, где ты его ждешь, — продолжил Русе, глядя на останки сгоревших поленьев в очаге.

    Тихий шуршащий звук разнесся по комнате. Рамси повернул голову — Теон привстал, натягивая джинсы. Края футболки болтались по бокам, обнажая грудь и живот. Заметив его взгляд, Теон мотнул головой в сторону лестницы на второй этаж и сделал к ней пару шагов. «Сиди здесь!» — беззвучно шевельнул губами Рамси, однако Теон, стрельнув глазами на безучастного Русе, все же продолжил свой путь. Рамси шумно выдохнул, но не стал возвращать на диван ослушавшегося строптивца. Тот поднялся на несколько ступенек вверх и уселся, крепко обняв себя руками. Из его рта вырывались легкие струйки пара.

    «Хрен с тобой, оставайся там», — Рамси обернулся к отцу.

    Тот, не сменив позы, продолжал смотреть в камин.

    — Деймон любезно подвез меня до особняка. Как ты понимаешь, моей репутации может навредить тот факт, что я навещаю старое место преступления, где, согласно показаниям твоей зверушки-Грейджоя, мой сын и его дружки расправились с парой десятков жертв.

    Теон вздрогнул и спрятал голову в плечи. Если у него и был шанс, что Рамси после вчерашней ночи может отказаться от жестокого убийства Грейджоя-Перевертыша, то Русе Болтон точно не забыл, кто сдал прокурору его подручных.

    Рамси прищурился: «Значит, Деймон ждет в машине. Только Деймон или кто-то еще? Возможно, Локк? Кто-то из Рисвеллов?».

    И снова, словно угадав его мысли, Русе едва улыбнулся уголками губ.

    — Я приехал просто поговорить, Рамси. Наедине. Оденься и присядь, — он указал рукой на второе кресло, задернутое белым покрывалом. — Разговор будет долгим. Ты можешь замерзнуть без верхней одежды.

    Разгоряченный Рамси только сейчас почувствовал, что в комнате царит промозглый осенний холод. Распинав бутылки, он выудил из-за дивана разорванную окровавленную рубашку, затем долго разыскивал свою кожаную куртку с меховой оторочкой из волка. Куртка валялась на кухонной мойке.

    Потирая озябшие руки, Рамси вернулся в гостиную, где все было по-прежнему — Русе отрешенно смотрел в камин, а Теон сидел на ступеньках лестницы, пытаясь согреть дыханием ладони, сложенные у рта. Он был очень бледен — то ли от холода, то ли страха.

    С шумом пододвинув кресло, Рамси рухнул в него, привычно широко расставив ноги. «Что за игру ты со мной затеял, папочка?»

    — После твоего исчезновения я долго думал о тебе, — сказал отец и вдруг повернул к нему голову.

    Его светло-серые глаза поймали угрюмый взгляд Рамси исподлобья, и тот застыл, чувствуя, как мурашки ерошат волоски на затылке — точь-в-точь как в детстве, в те редкие минуты, когда отец смотрел на него вот так.

    С теплотой и пониманием.

    — И о чем же ты думал? — хрипло переспросил Рамси.

    Отец мягко смотрел ему в глаза, и странный завороженный ступор продолжался.

    — О том, где и когда я совершил ошибку. О том моменте, когда я упустил тебя. Эта моя вина, Рамси, и я не намерен больше обманывать ни тебя, ни себя. — Его голос звучал на одной тихой ноте, почти что ласково, и Рамси словно провалился во временную дыру.

    Он вновь ощутил себя шестнадцатилетним подростком, который, оказавшись в доме отца, всеми силами старался снискать его одобрение и любовь.

    — Не все ошибки можно исправить, но вместе мы можем преодолеть их последствия. Мальчик мой… Неужели мы не можем спокойно поговорить — как отец и сын? Ведь ты мой единственный сын, Рамси, и я никогда не забывал об этом.

    ***​
    Кресла стояли боком к лестнице, и Теон видел лишь профили Болтонов — отца и сына, сидящих напротив друг друга. Русе, слегка подавшись вперед, словно бы изучал лицо Рамси, а тот, опустив голову, уставился на свои сжатые в замок ладони.

    Сырой холод пробирал до костей, точно Теон вновь очутился в подвале. Дыхание вырывалось струйками пара, пальцы окоченели, и по старой привычке Теон сунул их под мышки, умудрившись при этом закутаться краями рваной футболки.

    Его снедало тревожное предчувствие. Теон прекрасно понимал, что отец Рамси неспроста заявился ранним утром в этот давно покинутый дом. В те времена, когда он был Вонючкой, главу Дома Болтон он видел всего пару раз, и то издалека. Тогда он боялся Рамси до дрожи. А ведь его отец хоть и холоден, но куда более жесток, понял он внезапно. Сегодняшний визит Болтона-старшего не сулил ему ничего хорошего. Теон вдруг осознал, что фарс в суде и обвинение в оговоре, которые сломали его жизнь во второй раз, на самом деле дело рук его отца, а вовсе не самого Рамси. А он так злился на него за это…

    Глядя на Русе Болтона, Теон понял, что смотрит на человека, который руководил всем этим спектаклем, что превратил его из жертвы в извращенца, а потом и вовсе в преступника. Показания, которые Теон дал прокурору Баратеону, причинили Болтонам много неприятностей и изрядно потрепали состояние самого Русе. Очевидно, что он никогда не спустит это Теону с рук. В лучшем случае Русе Болтон вызовет полицию для его ареста, а в худшем — хладнокровно пристрелит прямо здесь, на глазах у Рамси.

    Теон, тесно сжавшись, прислонился к деревянной балясине. Он старался не шевелиться и дышать пореже. Ему казалось, что так он может сохранить остатки тепла. О том, чтобы спуститься вниз и просто закрыть окно он даже не помышлял.

    С каждой фразой, произнесенной Русе Болтоном, Теон все яснее понимал, что вряд ли выйдет из этого дома живым.

    Тихий голос Русе шелестел, будто шум листьев на ветру, и Теону пришлось напрячь слух, чтобы уловить, о чем он говорит. Старший Болтон беседовал с сыном мягко, почти что ласково, а Рамси слушал его монолог, не раскрывая рта.

    — Я был излишне строг с тобой, однако это был единственный способ удержать тебя в узде. Ты прекрасно знаешь свой нрав и неконтролируемые приступы ярости. Ты силен как бык, свиреп и не знаешь страха. Поэтому ты вечно идешь напролом, орудуя, словно мясник на бойне. Я хотел научить тебя осмотрительности, внушить тебе мысль, что страх — это не постыдное чувство. Боязнь опасностей сохраняет тебе жизнь в этом мире предательства и обмана. Осмотрительность позволяет тебе просчитать все варианты и принять взвешенное решение. Но ты не умел и не хотел учиться, и это принесло нам немало бед.

    — Я принес нашему Дому немало, — глухо возразил Рамси. — Это я разбил Старков. Я победил наших врагов и заставил всех, кто работал на Старков, работать на нас. Это я сделал так, чтобы…

    Русе поднял ладонь вверх, и Рамси замолчал, словно осекшись.

    — Я помню это. И ценю, — ответил он. — Однако и моя плата за твои ошибки была непомерно высока. Благодаря твоей зверушке мы многое потеряли. Мальчик мой, ты уже давно достиг совершеннолетия и должен понимать, что любые действия влекут за собой определенные последствия. Ты доверился Грейджою, и в результате оказался в тюрьме вместе со своими ребятами, а я потратил целый год и много денег, чтобы удержаться на плаву и вытащить тебя на свободу.

    Русе сделал паузу, однако Рамси не стал ему возражать. Тишина затянулась, Теон чувствовал, как немеют от холода пальцы на руках и ногах.

    — Теперь нам предстоит очень много работы. Новые связи, новые сделки, новые люди — ты же понимаешь, что придется восстанавливать наш Дом из руин. В буквальном смысле, — Русе указал рукой на разгромленную гостиную. — Это займет много времени и сил.

    — То есть я должен отработать свое освобождение? Потрудиться на благо Дома Болтон? — хмыкнул Рамси, не поднимая головы.

    — Разумеется, — твердо сказал Русе. — Это ведь и твой дом тоже.

    — Я уже начал сомневаться в этом. Когда я сидел в камере, ты отрекся от меня, — ответил Рамси.

    — Мальчик мой, ты не представляешь, сколько проблем доставил мне, даже уже находясь в тюрьме. Твоя дурацкая драка с Клиганом закончилась серьезными осложнениями с союзными Григору Домами. Мне понадобилось несколько месяцев, чтобы распутать этот змеиный клубок.

    Он достал из кармана какую-то блестящую вещицу и протянул ее Рамси. На миг их пальцы соприкоснулись, и Теон с удивлением отметил, что Рамси сильно вздрогнул. Щелк-щелк. Вещица оказалась серебристой зажигалкой, которую Рамси механически опробовал.

    — Люди Клигана последовательно наняли четверых заключенных, которые должны были расправиться с тобой в тюрьме. Ты этого не знал? Последним из них был Уллер. Только благодаря мне ты остался в живых, мой мальчик.

    — Значит, Уллер все-таки сдох, — пробормотал Рамси, подкинув зажигалку на ладони.

    Щелк-щелк.

    — Игры с огнем никого не доводят до добра, — с тенью мягкой улыбки на губах заметил Русе.

    Теон понял, что разговор идет совсем не в том ключе, как ему хотелось бы. Рамси сидел в кресле тихо, не возражал отцу и даже поддерживал с ним беседу. Он ни разу не повернул головы в сторону лестницы, где сидел Теон, так же, как и Русе Болтон.

    «Седьмое пекло… Они мирятся после долгой ссоры!» Теону стало жарко от резкого прилива крови, в его голове кто-то невидимый прокричал: «Беги скорей отсюда, идиот, уноси ноги, пока не станет слишком поздно!»

    Однако рассудком Теон понимал, что бежать ему некуда. Собрав всю свою решимость, он пытался успокоить молотящее в ребра сердце. Теон попробовал сглотнуть разлившуюся во рту горечь, но в пересохшем горле стоял ком. «Чего ты хотел, дурак! Это же Рамси… Сколько раз он тебя предавал, и предаст снова». Вздохнув, он прижался головой к ограждению лестницы и продолжил прислушиваться к сцене примирения отца и сына.

    — Игры с огнем, — машинально повторил Рамси, не поднимая головы. Щелк-щелк, щелк-щелк — трещала зажигалка в его руках, и Теон увидел, как сдвинулась к переносице бровь Русе. — Четверо наемных убийц. Вот как. Может, было бы дешевле и проще позволить им меня убить?

    — Ты прекрасно знаешь, что я бы никогда не позволил убить своего сына, — сказал Русе. — Несмотря на твое происхождение и дурную кровь, ты дорог мне, Рамси.

    Тот вскинул голову и посмотрел отцу в глаза. Сердце Теона болезненно сжалось.

    «Отец так много значит для него. А я-то думал, что он его ненавидит…» Память услужливо подсунула ему строки из писем, где Рамси упоминал отца — и только сейчас Теон понял, что в них была не ненависть, а горечь и обида. Наверное, все дети, не оправдавшие надежд отцов, втайне любят их и ждут одобрения.

    А Русе Болтон? Неужели он тоже любит своего ублюдка-сына? Впрочем, чему тут удивляться — пока его отец был жив, Теон ненавидел и презирал его, однако после его похорон и свидания с безумной матерью все равно испытал чувство сожаления и утраты.

    Рамси шумно выдохнул через ноздри и сунул зажигалку в карман куртки.

    — Ты хочешь, чтобы я вернулся?

    — Рамси… — со вздохом произнес Русе. — Вместо того, чтобы приступить к работе, ты, словно неразумный ребенок, сбегаешь и прячешься от меня, прихватив свою зверушку для развлечений. Конечно, ты должен вернуться. Тебя ждут дела.

    — На тех условиях, которые ты швырнул мне в морду на прежней встрече, я не вернусь, — ответил Рамси, и Теон непроизвольно сжал прутья ограждения. «Вот это да… Неужели он пойдет против отца?»

    — Мы можем пересмотреть некоторые из этих условий, — сказал Русе. — Но два из них останутся неизменными: твоя женитьба и избавление от Грейджоя. Мы обсудим подробности позже. Сейчас важно, чтобы ты наконец-то услышал меня и понял, что я желаю тебе только добра. Заканчивай свои игры, Рамси, ты уже вырос из них. Пришла пора возвращаться к работе. И к семье.

    Рамси передернулся и снова сжал ладони в замок. «Вот, стало быть, какое условие отец поставил Рамси. Избавление… Вышвырнуть прочь или ножом по горлу?» У Теона задрожали пальцы. Он понимал, что имеется в виду второе.

    — К семье? — переспросил Рамси. — Ты ведь женишься на фреевской толстухе, а все Фреи плодятся точно кролики. Через десять лет у тебя будет дюжина новых сыновей. Большая новая семья.

    — Возможно, — слегка улыбнулся Русе. — Если сыновья будут выскакивать из нее с такой же скоростью, с какой в ней исчезают пирожные, Дредфорт будет переполнен Болтонами. Но наша жизнь полна опасных сюрпризов, и я не знаю, доживу ли до совершеннолетия своих детей. А маленькие мальчики во главе любого дома приносят ему только беды.

    Неожиданно Русе поднялся с кресла и подошел к Рамси. Тот, запрокинув голову, молча смотрел на него.

    — Сколько бы детей не родила мне в браке Уолда, мой первенец — это ты, сынок, — с теплотой в голосе сказал Русе, протягивая ему обе руки.

    Рамси встал и порывисто обнял его.

    — Я так долго ждал, что ты наконец признаешь это, папа, — громко прошептал он.

    «Ну вот и все, — с отрешенным спокойствием подумал Теон. — Лучше бы он сразу прикончил меня в подвале, как и собирался вначале».

    Русе крепко обнял сына в ответ и вдруг дернулся. На бледном лице появилась гримаса изумления, а затем — боли. Он с шипением втянул в себя воздух, из уголка рта побежала струйка крови. Пораженный Теон во все глаза уставился на Рамси. Тот с хрустом стиснул зубы так, что на скулах вспухли желваки, и с силой провернул нож, всаженный по рукоять под ребра отца.

    Русе захрипел и обмяк. Рамси вытащил нож и аккуратно уложил на пол содрогающееся в предсмертных судорогах тело. Под элегантным пальто мышиного цвета начала растекаться темно-бордовая лужа.

    Рамси, все еще сжимая окровавленный нож, повернулся к Теону. Он смотрел на него как неживой, прозрачные глаза стали черными из-за расширившихся зрачков.

    — Сиди там, — сказал он ледяным тоном, который был так хорошо знаком Теону по прошлой жизни в Дредфорте. — И не двигайся с места.

    ***​
    Сдернув чехол с кресла, Рамси с треском оторвал от него кусок ткани и завернул нож. Он поводил головой из стороны в сторону, словно принюхиваясь, как хищный зверь в минуту опасности.

    — Хорошо, — тихо сказал он в пустоту. — Хорошо. Здесь все в порядке.

    Теон не мог поверить тому, что видит. Только что отец Рамси ставил условия и требовал убить его, Теона. А теперь он сам лежит на полу в темно-красной луже и смотрит в потолок остекленевшими неживыми глазами.

    Теон не особо любил своего отца. Но даже после самой жестокой ссоры ему не могло прийти в голову, что такое вообще возможно — всадить отцу нож под ребра. Теона начало трясти, он поднял глаза на Рамси, все еще не веря в то, что произошло несколько минут назад.

    — Не двигайся, — повторил Рамси, не глядя на Теона, и быстрыми шагами направился в холл.

    Хлопнула входная дверь, и Теон не выдержал. Он сорвался с лестницы и помчался вслед за Рамси, стараясь не смотреть на мертвое тело в луже растекшейся крови. Выбежав во двор, он увидел, как Рамси выдирает из припаркованной машины Деймона, вцепившись в его плечо и воротник кожаной куртки. Тот кричал и упирался, хватаясь за руль и тщетно пытаясь повернуть ключ зажигания. Внезапно раздался резкий сигнал гудка, — видимо, Деймон, сопротивляясь, случайно нажал его, — Рамси от неожиданности вздрогнул и выпустил воротник куртки. Что-то белое выскочило из ее верхнего кармана и порскнуло за переднее колесо автомобиля.

    Деймон, так и не сумев завести глохнувшую машину, выкатился из нее на дорожку с гравием и, толкнув Рамси, побежал в лес, ломая кустарник. Рамси быстро настиг его и, прыгнув сзади, повалил лицом вниз в заросли высокой травы.

    — Настучал на меня отцу? — Голос Рамси был спокоен, и Теон поежился, он прекрасно помнил этот холодный тон и отстраненные интонации. Когда Рамси начинал говорить вот так, это было страшнее всего, потому что затем всегда следовало жестокое наказание. — Думал, он защитит тебя? Думал, что ты самый умный? Думал, что сумеешь скрыться от меня?

    Теон слышал из-за кустов хрипы и приглушенные вопли Деймона — кажется, Рамси, прижав его к земле своим телом, не давал поднять ему голову и елозил лицом по траве.

    — Думал, что можешь трахнуть Грейджоя и это сойдет тебе с рук? Думал, что я ничего не узнаю? Отвечай мне, ублюдок!

    Теон словно воочию видел, как Рамси, зажав локтем шею Деймона, приподнимает его за волосы свободной рукой. Он и сам много раз бывал в этом захвате, когда Рамси наваливался на него всем телом, прижимая к полу. Из легких разом выходил воздух, а давивший на кадык сгиб локтя причинял мучительную боль. «В таком положении ты вряд ли что-то ему ответишь, Деймон, — равнодушно подумал Теон. — По крайней мере у меня никогда не получалось. Только стон или хрип, вот и все».

    Из зарослей травы донесся сиплый скулеж.

    — Что же ты молчишь, тварь? — с обманчивой лаской прозвучал голос Рамси. — Тебе нечего мне сказать? А я хотел поговорить с тобой по душам, хотел узнать, как в твою гнилую башку пришла мысль присвоить то, что принадлежит мне! А ведь ты прекрасно знаешь, сволочь, как я поступаю с теми, кто предает меня! С теми, кто крадет у меня! Как ты посмел тронуть моего Вонючку?!

    «Вонючка… «Его Вонючка»… Я по-прежнему для тебя все еще Вонючка, Рамси?» Теон вздохнул. Он знал, что сейчас произойдет с Деймоном, но ему было все равно. Теон уже почти забыл, что Деймон хотел его трахнуть, — сейчас ему казалось, что он спустил его с лестницы в какой-то совсем другой жизни. Теон знал, что скорее всего станет третьей жертвой в череде убийств, которую запустил обезумевший Рамси, но и это его уже не волновало. После потрясения, которое он испытал во время убийства Русе Болтона, им овладело безразличие. Наверное, даже у самых сильных эмоций в какой-то момент наступает предел возможного, и похоже, Теон этот предел уже перешагнул. Он устало опустился на небольшой валун среди порыжевшей травы и стал ждать, когда все закончится.

    Белая крыса осторожно выставила мордочку из-за переднего колеса машины и повела носом. «Крыса Деймона, — вспомнил Теон. — Беги отсюда, крыса. Беги скорей, куда глядят глаза. Все, кто оказался в этом проклятом месте, очень скоро сдохнут. И ты тоже».

    Сиплые стоны из подлеска стали тихими и прерывистыми — видимо Рамси еще сильнее сдавил шею Деймона, и тот начал задыхаться.

    — Я хотел поговорить с тобой, твою мать! — продолжил Рамси. — Но ты побежал к моему папочке и все испортил.

    Послышался звук удара, и Деймон мгновенно замолк.

    — Считай, что тебе повезло, ублюдок. У меня нет времени, чтобы сполна отплатить тебе за то, что ты сделал.

    Раздался хруст веток, и на дорожке появился всклокоченный Рамси. Его бледное лицо пошло красными пятнами, к синяку под глазом добавилась длинная царапина, прочертившая щеку от уха до подбородка. Он волочил за собой Деймона, словно куль с мукой, а тот не подавал признаков жизни.

    — Ты убил его? — спросил Теон.

    Рамси тяжело дышал через рот, к вспотевшему лбу прилипли черные пряди волос. Выглядел он как слетевший с катушек безумец. Белые глаза смотрели сквозь Теона, будто тот превратился в бесплотную тень.

    — Деймон тоже мертв? — переспросил Теон.

    «Ну давай, убей и меня! Я знаю, что означает твой пустой взгляд, и набухшие жилы на шее, и пузырьки слюны на губах. Убей меня, но сделай это быстро, твою мать!»

    Рамси молча развернулся и потащил Деймона в особняк. Его раскинутые ноги в высоких шнурованных ботинках нелепо волочились по дорожке, расчерчивая на гравии неровные полосы. «Что он творит?»

    Белая крыса глядела на Теона из-за колеса автомобиля. Ее маленькие глазки отливали кроваво-красным, как две гранатовых бусины. Тихо вздохнув, Теон подошел ближе и подхватил зверька на руки. Крыса, пригревшись в его ладонях, вроде бы задремала.

    Теон смотрел на автомобиль Деймона, и перед его глазами развернулась картина, как он садится за руль, захлопывает дверцу и заводит мотор. А затем дает по газам так, что машину заносит на дорожке и гравий веером летит из-под колес.

    Рамси скрылся в доме, а он стоит перед распахнутой машиной с ключом зажигания в гнезде, ожидая своей участи, словно баран на бойне.

    «Была-не была…» — Теон осторожно переложил дремлющую крысу на траву и размял руки. Как только он шагнул к автомобилю, дверь особняка распахнулась, и на пороге возник Рамси с висящим на его плече Деймоном. Они выглядели точно парочка друзей, изрядно нализавшихся в баре.

    «Седьмое пекло!» Подобравшись, Теон застыл, раздумывая — стоит ли ему броситься к машине и попытаться сбежать или все же остаться на месте. Он выбрал последнее, вовремя вспомнив, что Деймону так и не удалось завести двигатель. Рамси подошел к машине и бесцеремонно свалил бесчувственного Деймона на заднее сиденье, не обращая внимания на Теона. Резкий запах виски и летнийского рома ударил в ноздри, хотя Теон находился в двух ярдах от салона автомобиля.

    «Так Деймон жив! — догадался Теон. — И Рамси влил в него остатки пойла. Что он задумал?»

    — Рамси, что ты делаешь? — спросил он, но тот даже не глянул в его сторону.

    Он открыл багажник и загремел инструментами, расшвыривая их в стороны, стремясь добраться до нужной вещи. Теона охватила глухая злоба.

    — Ничего не хочешь мне сказать? — с вызовом спросил он. — Какого хрена ты творишь? Мне что, ждать, когда ты меня прирежешь, как своего папашу, или это произойдет сейчас? Мне, дураку, показалось, что после вчерашней ночи ты раздумал меня убивать, однако я, похоже, ошибся. А ведь мы вчера так мило поболтали и потрахались, что я даже взял твой сраный подарок…

    — Ты как-то медленно соображаешь, Грейджой, — прервал его Рамси. — И снова начинаешь думать за меня. Твою мать, не нужно вешать на меня свои гнилые мысли! Не нужно додумывать за меня. Только представь, как это бесит — я в который раз спасаю твою глупую тощую задницу, а ты снова жуешь свои надуманные обиды и отсиживаешься в кустах.

    — Что? — переспросил Теон.

    Он не ожидал подобной отповеди от Рамси и немного оторопел.

    — Теон… — хрипло протянул Рамси, и от того, как он произнес его имя, у Теона защемило в груди. — Ты что, опять ничерта не понял? Я ведь сделал все это ради тебя. Я прикончил отца, потому что он требовал, чтобы я убил тебя. Я убью и Деймона, потому что он едва не трахнул тебя, и попытался бы сделать это снова. Он бы непременно настучал на меня копам, а потом вернулся бы за тобой. С компанией. Они бы здорово развлеклись. Я очень хорошо знаю этого ублюдка. Теон, я всем пожертвовал ради тебя, а ты торчишь здесь и жуешь сопли вместо того, чтобы помочь.

    — Помочь… с чем? — Теон совсем сбился с толку. — Убить Деймона?!

    — Вот с этим! — Рамси сунул ему канистру с бензином, а сам направился к своему автомобилю и открыл багажник, намереваясь достать следующую.

    Держась за откинутую крышку обеими руками, он неожиданно обернулся и посмотрел на Теона.

    — Ты же понимаешь, что я — единственный, кто может защитить тебя? Да кому вообще есть дело до твоей жалкой жизни? Только мне! Ради тебя я убил собственного отца, ты хоть понимаешь, что это для меня значит? Отец хотел вернуть меня в семью, а я его убил только для того, чтобы спасти тебя, долбаная ты неблагодарная скотина! И несмотря ни на что я продолжаю защищать тебя, хотя делаю это, твою мать, подставляя собственную шею!

    — А потом? Что будет потом? — спросил Теон. Его правая ладонь взмокла, и ручка тяжелой канистры неприятно скользила, задевая обрубок мизинца. — Перебьешь всех остальных своих парней? Кислого Алина, Ворчуна, Бена?

    — Если эти скоты попробуют тронуть тебя, я убью их, — спокойно ответил Рамси. — И копов тоже. И рыжую суку, и твоего названного братца-бастарда из Дозора, и суку-Манса. Все они против нас, мой Теон, весь долбанный мир против нас, именно поэтому мы так нужны друг другу.

    Он зашагал по дорожке к двери, держа в каждой руке по канистре. Теон, подхватив свою неудобную ношу под пластиковое донышко, последовал за ним. «Ради меня, — думал он, — ради меня… О боги старые и новые, он готов все вокруг утопить в крови, лишь бы я остался цел. Рамси, ты окончательно обезумел!»

    Теона обуревали противоречивые чувства. С одной стороны он был рад, что остался в живых, но с другой… Убить своего отца он бы не смог, даже ради самого дорогого для себя человека в мире. Невероятная по своей жестокости необходимость принять решение, в результате которого для выбора одного нужно убить другого. Так что же он должен значить для Рамси, если тот предпочел сохранить ему жизнь, заплатив за нее такую страшную цену?..

    А ведь Рамси действительно единственный, кто может его защитить — с его силой, хитростью, изворотливостью и звериным чутьем, которому бы позавидовал любой хищник. Теон понимал, что до смерти устал от жизни загнанного зайца, которую он вел последние недели. Достаточно того, что почти два года он жил сперва в страхе перед Рамси, а затем — в страхе ожидания его мести. Возможно, именно сейчас пришло время перестать убегать и наконец-то принять то, о чем Рамси повторял ему раз за разом — сначала в письмах, а затем при вчерашней беседе.

    «Все, что творится вокруг, неважно. Ты мой, а я твой, и это — единственно важная вещь».

    В холле Теон остановился у арки, ведущей в гостиную. Он видел сапоги Русе, запачканные кровью, и от этого зрелища ему совершенно расхотелось идти дальше. Тем временем Рамси, спустившись в подвал, опорожнил внизу одну из канистр, а из второй щедро расплескал содержимое по стенам и полу первого этажа. От резкого запаха бензина Теона замутило, и закружилась голова.

    — Не стой столбом, Грейджой, — позвал его Рамси, подбрасывая на ладони серебряную зажигалку. Только сейчас Теон заметил, что на ней был вычервлен тонконогий конь. — Лей бензин прямо на него!

    Он указал жестом на тело Русе Болтона. Теон, повинуясь приказу, начал неловкими толчками выливать порции бензина на мертвеца, и вдруг искалеченные ладони подвели его — тяжелая канистра вырвалась из рук и шмякнулась на пол. Из горлышка вылетела струя бензина, который быстро растекся неопрятной, смешанной с кровью лужей, достигнув кроссовок Теона.

    — Ты как всегда проворен и ловок, Грейджой! — хмыкнул Рамси. — Иди наружу, а то вспыхнешь за компанию с моим отцом.

    Теон отступил назад, но не ушел. Словно зачарованный он наблюдал, как Рамси легко подхватывает оброненную канистру и выливает остаток бензина узкой дорожкой, отступая к холлу, а затем швыряет пластиковый короб в центр комнаты.

    «Щелк-щелк» трещала зажигалка в руке Рамси, и он улыбался — жутковатым оскалом безумца — а в белых глазах горели шальные огоньки.

    — Игры с огнем никого не доводят до добра, папочка! — сказал он и бросил горящую зажигалку на пол перед собой.

    Желто-голубой огонек вспыхнул сразу и побежал в гостиную, расширяясь и набирая силу.

    — Нам пора. — Рука Рамси тяжело легла на плечо Теона. — Сейчас здесь будет самое настоящее седьмое пекло!
     
    Миар и Elizabeth R нравится это.
  4. Frau Lolka

    Frau Lolka Знаменосец

    *** ​
    Во дворе перепуганная дымом крыса метнулась к Теону и, вереща, принялась карабкаться вверх по его ноге, цепляясь коготками за джинсы. Теон машинально подхватил ее вместе с ключами от автомобиля, которые нетерпеливо бросил ему под ноги Рамси.

    — Сейчас ты сядешь в мою машину и отправишься к трассе. Ее легко найти, нужно просто не съезжать с колеи, — Рамси говорил медленно, растягивая слова. — Остановишься на обочине и будешь ждать меня.

    — Что будет с Деймоном? — Теон переложил в правую руку ключ с крестовидным брелоком.

    — Его нельзя оставлять в живых, — ответил Рамси. — Он предал меня дважды и должен понести заслуженное наказание, как все те, кто предает мой Дом. Кто предает Болтонов. К тому же он бы немедленно сдал нас обоих копам. И я бы вернулся в тюрьму… вместе с тобой, Теон. У нас была бы отличная камера на двоих.

    Рамси улыбнулся, а Теон передернулся от ужаса. Нет, перспектива тюрьмы его совсем не прельщала, тем более в одной камере с Рамси.

    Клубы сизого дыма заполнили воздух, накатывающийся волнами жар обжигал спину. Сухо потрескивали деревянные перекрытия, пожираемые огнем внутри особняка. «Воистину седьмое пекло… Если бы сейчас стояло лето, пламя непременно перекинулось бы на деревья, — подумал Теон. — Рамси всегда везет. Если бы вспыхнул лесной пожар, мы бы угодили в огненную ловушку».

    — Здесь озеро неподалеку, — Рамси пристально смотрел на него, словно пытаясь прочитать мысли Теона. — В одном месте есть съезд с тропы. Спьяну легко ошибиться. Если гнать на скорости, можно упасть в воду прямо с обрыва и уйти на дно за минуту. Там приличная глубина, и даже трезвый водитель не успеет выбраться из машины. А Деймон пьян, к тому же обосрался со страху после того, как убил моего отца и сжег дом.

    «Умно, — подумал Теон. По его спине пробежал холодок. — И все это Рамси придумал через минуту после того, как прирезал отца. Накачать Деймона алкоголем, сунуть ему нож, сжечь остальные улики, а затем отправить на дно озера, постаравшись оставить четкие следы для полиции. Копам останется только пройти по следам от колес. Только вот у Деймона отсутствует мотив убийства».

    — Вряд ли кто-то поверит, что у Деймона были причины убить твоего отца, — заметил он.

    — Копы все спишут на внутренние разборки, — ответил Рамси. — На кой хрен им рыть землю в поисках настоящего убийцы? Их начальство на радостях закатит банкет с фейерверком, потому что кто-то избавился от Русе Болтона, под которого они копали много лет. К тому же есть готовый подозреваемый, ублюдок из болтонской банды, правда немного неживой, но это даже и к лучшему. Дело спишут в архив и забудут о Русе Болтоне.

    — Конечно, — кивнул Теон. — А разве не будут копать остальные? Ваши союзники — Фреи, Рисвелы, Карстарки? Чтобы отомстить.

    — Всем им насрать на Русе Болтона. Им нужны только деньги Болтонов и наш бизнес, а последний Болтон — это я.

    — И что ты будешь делать потом? Возглавишь свой дом, продолжишь дела? — спросил Теон. Он не понимал, что будет дальше, и какой будет его роль во всех этих событиях.

    — Сейчас не время для таких вопросов, — отрезал Рамси. — В машину, живо! Тебе нужно вывести ее к трассе и ждать меня.

    Он сильно толкнул Теона в плечо — так, что тот едва не упал. С трудом удержав равновесие, Теон сел за руль машины Рамси и завел ее со второго оборота. Пищащую белую крысу он швырнул на заднее сиденье. В дверце со стороны водителя было выбито стекло, в уголке торчал небольшой зазубренный осколок. Рамси подошел ближе и, облокотившись на край пустого окна, заглянул в лицо Теону.

    — Ты же помнишь мои слова? — спросил он.

    «Какие именно? — Теон напрягся, пальцы судорожно вцепились в руль. — Мы о многом успели поговорить — и вчера, и сегодня».

    — Помни, что только мне есть дело до того, жив ты или валяешься мертвым в канаве. Или сидишь за решеткой по ложному обвинению. Когда ты выедешь на трассу, возможно, почувствуешь искушение обманчивой свободы. Ты захочешь бежать, куда глаза глядят или сдаться на милость копам, — Теон покачал головой, собираясь возразить, однако Рамси немедленно перебил его: — Не отрицай этого. Просто подумай в этот момент о том, что я единственный человек, которой не желает тебе смерти и защитит от врагов. Только я могу дать тебе настоящую свободу. Помни об этом, мой Теон.

    Он резко развернулся и, запрыгнув в машину Деймона, завел мотор. Теон осторожно поехал по дорожке с гравием, вспоминая, когда он последний раз сидел за рулем. Пожалуй, два года назад, или даже больше. За время своего отшельничества с девочками Рамси он так и не обзавелся автомобилем — не было денег, да и нужды в нем тоже. В зеркало заднего обзора он видел, как Рамси едет по его следам. Особняк Болтонов уже вовсю полыхал снаружи — занялась крыша, из окон с вылетевшими стеклами вырывались языки пламени.

    Теон ехал медленно до тех пор, пока не увидел, как Рамси, перегазовав так, что машина с визгом накренилась влево, резко свернул в лес, ломая кусты и мелкие деревца.

    Лесная дорога, на которой не разъехались бы две машины, убегала вперед, словно сказочный путь в волшебный город. Игольчатые ветви древних страж-деревьев нависали над ней, смыкаясь в высокие арки.

    Выезд на трассу оказался неожиданным — зеленая арка вдруг разомкнулась и дорога закончилась небольшим подъемом вверх. Дальше начинался асфальт. Правда, эта дорога явно не тянула на трассу и представляла собой обычное проселочное шоссе, по которому, вероятно, можно было выехать на магистраль.

    Как и велел Рамси, Теон остановился на обочине и заглушил мотор. Окаймленные лесом обочины были пусты, не было слышно шума подъезжающего автомобиля, и тишину вокруг нарушало лишь карканье воронов. Видимо, этой дорогой пользовались очень редко.

    Солнце стояло в зените, и Теон вышел из машины погреться под его лучами. Он прислонился спиной к дверце автомобиля, подставив лицо с закрытыми глазами солнечному свету.

    Он ждал Рамси, хотя прекрасно понимал, что сейчас с легкостью может скрыться от него — все дороги куда-то ведут и, даже не зная направления, он рано или поздно мог бы выехать к окрестностям Барроутона, Белой Гавани или Винтертауну. Но что он будет делать потом? Изгой без денег и своего угла, преследуемый всеми, и не нужный никому, кроме Рамси и безумной матери, которая не узнала его при встрече.

    К тому же Рамси найдет его, как находил всегда. Поэтому стоит ли бежать?..

    Рамси-Рамси-Рамси… Даже сейчас он умудрился втянуть Теона в преступление, сделав его соучастником. Однако именно Рамси обещал защищать и оберегать его, а Рамси никогда не нарушал своего слова. Если не считать обещания жестоко расправиться с ним, однако он все же передумал. Рамси не сумел убить его в подвале, хотя собирался содрать кожу живьем. Вместо этого они жарко трахались всю ночь напролет. Теон глубоко выдохнул, почувствовав как протяжно заныло в паху. Ради него Рамси убил собственного отца. Рамси всегда хотел от Теона только одного — чтобы тот был всецело его.

    «Все вокруг неважно. Ты мой, а я твой, вот что важно» — повторял Теон шепотом слова Рамси, вдыхая запах прелых осенних листьев и влажной земли. То ли он сам себя уговаривал, то ли пугал.

    «Наверное, это и есть судьба, — думал Теон. — Как он написал мне в том письме?.. «Мы обречены друг на друга». О боги старые и новые, по-видимому, так оно и есть».

    Рамси вышел из леса совершенно незаметно. Несмотря на царившую тишину, Теон не услышал ни шелеста травы, ни треска сучьев, ни шороха осыпающейся земли. Рамси будто возник из ниоткуда и материализовался перед Теоном. Тот испуганно дернулся в сторону, но совладал с собой и все же остался на месте. Он посмотрел Рамси в глаза и не увидел там для себя угрозы.

    — Ты все-таки дождался меня, — то ли спросил, то ли констатировал Рамси. Он медленно обвел взглядом Теона, точно увидел его в первый раз.

    — Ну… ты же сказал дожидаться тебя здесь, — растерянно ответил Теон. — Деймон в озере?

    — А где же еще ему быть?

    На губах Рамси заиграла неприятная усмешка. Он молчал, сцепив руки за спиной, и продолжал внимательно рассматривать Теона. Тот поежился и недовольно поинтересовался:

    — У меня на лице грязь засохла или жаба сидит на макушке? Почему ты так на меня смотришь?

    — Давай ключи, — Рамси протянул ладонь.

    — Они в замке зажигания.

    — Хорошо, — Рамси отодвинул Теона в сторону и медленно провел рукой по его спине, стиснув ягодицу.

    Рука была горячей — как показалось Теону, — и словно бы оставила теплый след. Метку. По спине побежали мурашки. Только что Рамси убил двух человек и отвел от себя подозрения, подставив Деймона. И тут же принялся тискать Теона за задницу. В этом было что-то возбуждающее, хотя и абсолютно, кошмарно неправильное. Теон почувствовал, как кружится голова, и немеют пальцы на ногах. Рамси на мгновение прижался к его губам — очень бережно и нежно, словно намеренно затягивая прелюдию. Теон приготовился ответить на поцелуй, однако Рамси вдруг отстранился и сел в машину, захлопнув дверцу.

    Он завел мотор, не приглашая Теона сесть рядом ни словом, ни жестом.

    — Прощай, — сказал Рамси и положил руки на руль.

    — Что ты сказал? — опешил Теон.

    — Я сказал тебе «прощай», — повторил Рамси, глядя на дорогу. — Я обещал тебе настоящую свободу. Так вот, ты свободен. Я отпускаю тебя, мой Теон.

    У того отвисла челюсть. Вихрь эмоций захлестнул его — удивление, недоумение, негодование и злость сменились за считанные секунды.

    — Да ладно! — выкрикнул он в лицо Рамси. — После всего, что ты со мной сделал, ты просто бросаешь меня здесь?! Ты опять сломал мою жизнь, ты втянул меня во все это дерьмо, меня ищет полиция, я опять замазан по уши в твоих грязных делах, а теперь ты просто велишь мне сваливать? А как быть с обвинением в оговоре, а? А как же твой треп? «Ты нужен мне, Теон, я убил родного отца, чтобы защитить тебя, только мне есть дело до тебя»?!

    — Не беспокойся насчет обвинений в лжесвидетельстве, — не поворачивая головы, ответил Рамси. Он несколько раз газанул на высоких оборотах. — Я все улажу. Варис сделает тебя чистеньким перед законом в один заход к нужному судье.

    — То есть я могу поехать сейчас домой, забрать девочек и вернуться к своей сраной жизни и работе у Манса в магазине, да? А ты по выходным будешь приходить к нам в гости, мы будем гулять в парке, как два долбаных пенсионера-собачника, а потом суетливо трахаться в моей жалкой квартирке, отгоняя собак, лезущих в постель? А в остальное время ты будешь ворочать делами дома Болтон, трахать Миранду и других шлюх?

    — Мне все равно, куда ты пойдешь, — ответил Рамси и взялся за рычаг переключения скоростей. — Я ненавижу повторять дважды, Теон. Ты свободен, иди на все четыре стороны. Наши пути расходятся, и мы больше никогда не увидимся снова. Не беспокойся насчет собак, я сам заберу их у Ридов, хватит им болтаться по чужим рукам. Кстати, надеюсь, у тебя хватит ума не обращаться в полицию. Если ты это сделаешь, мое обещание насчет снятия обвинения в оговоре потеряет силу, и ты надолго окажешься за решеткой. Не только как лжесвидетель, но и как соучастник сегодняшних убийств. Живой ты из тюрьмы не выйдешь. Так что возвращайся в свою жизнь, Теон.

    Тот ожидал чего угодно, только не этого. Он уже поставил жирный крест на себе и своем будущем, а тут вдруг Рамси предложил ему вернуться в его прошлую жизнь. К укоризненным взглядам Даллы, к заросшей ландышами могиле Робба Старка, презрительному осуждению Джона Сноу, яростным претензиям прокурора Баратеона и больничной палате матери, пропахшей смертью и безумием. Да еще и без собак. Без Рамси и его писем. К беспросветному и бессмысленному существованию, когда ты никому не нужен, зато все показывают на тебя пальцем — вот, смотрите, это тот самый Вонючка, мазохист и извращенец. И дрочить по вечерам в душе, вспоминая вчерашний вечер с Рамси, потому что у него больше не встает на девок, только на проклятого бешеного ублюдка.

    Вот счастье-то.

    — Да вот хрен тебе! Хрен тебе, понял?! Никуда я не уйду! — заорал Теон, схватившись руками за край выбитого окна. Капельки слюны забрызгали щеку Рамси.

    Тот улыбнулся и вытер их ладонью, а затем лизнул кончики пальцев.

    — Ты должен решить сам, Теон, — почти ласково произнес он. — Но не раздумывай долго.

    Вместо ответа Теон распахнул дверцу автомобиля. Пригнувшись, дернул Рамси к себе за грудки и поцеловал в приоткрытый рот. Тот словно ждал этого и мгновенно схватил Теона за затылок, заставляя согнуться ниже. Рамси перехватил инициативу — его язык бесцеремонно ворвался в рот Теона, как в захваченную крепость, вторую руку он запустил под разорванную футболку и принялся жадно обшаривать спину, проводя по шрамам ногтями.

    Продолжая крепко прижимать Теона к себе, он вышел из машины и повалил его на согретую осенним солнцем траву, растущую на обочине. Рамси закинул его руки за голову, схватив за запястья, припечатал к земле и навис над Теоном, приподнявшись на локтях.

    — Большего всего на свете я хочу трахнуть тебя, — жарко прошептал он и потерся пахом о бедра Теона. — Прямо здесь. Прямо сейчас.

    — Ну так трахни, — ответил пересохшими губами Теон, ощущая, как твердеет его член и кружится голова. — Чего ты ждешь.

    Рамси промолчал, плотоядно обшаривая его взглядом, затем быстро облизнулся.

    — Нам нужно ехать отсюда. Как можно быстрей.

    — Куда?

    — Какая тебе разница? Ты просто поедешь со мной.

    Он поднял Теона и, накинув на его плечи свою куртку, повел к машине, придерживая за руку. Куртка хранила тепло тела Рамси, и Теону казалось, будто тот все еще крепко обнимает его. Уже внутри салона, несмотря на заявленную спешку, вновь поцеловал Теона, с силой раздвигая языком его губы.

    Наконец, прервав поцелуй, Рамси сказал:

    — Сперва я заберу собак. Мои девочки слишком долго скучали без меня. Собаки никогда не забывают своих настоящих хозяев.

    Теон слегка поморщился — привычка Рамси продолжать фразу спустя некоторое время после ее начала ужасно бесила.

    Рамси заметил его гримасу и больно дернул за ухо.

    — А еще нужно заехать в пирсинг-салон. Ты ведь будешь носить мой подарок?

    — Конечно, — кивнул Теон, судорожно вспоминая, куда он дел гранатовую стразу… Вроде бы переложил в карман джинсов… Он нащупал рукой карман и с облегчением убедился, что страза действительно находилась там, а не догорала в болтонском особняке.

    — А можно и не заезжать, — продолжил Рамси. — Я сейчас проколю тебе ухо кончиком ножа.

    — Нет уж, давай лучше в салон, — поспешно возразил Теон, потирая распухшее ухо.

    — Значит, салон… И собаки. Или сперва в хижину … Мой личный охотничий домик, — ответил Рамси на вопросительный взгляд Теона. — Про него не знает ни одна живая душа, кроме меня. Заберу там кое-какие вещи, деньги и трофеи. Кстати, там можно отсидеться первое время. А потом решить, что делать дальше.

    Машина плавно покатилась по пустынной дороге. Из окна с выбитым стеклом сильно сквозило. Одной рукой Рамси держал руль, а второй поглаживал и тискал бедро Теона, поднимаясь к паху.

    — Теперь мы с тобой вместе, — сказал Рамси. — Навсегда.

    — Знаю, — еле слышно вздохнул Теон.

    «Мы обречены друг на друга».

    — Вместе и навсегда. В горе и в радости… как там дальше у септонов… в бедности и богатстве… короче говоря, до самой смерти, — продолжил Рамси. — Как в долбаных любовных балладах.

    — Да. — Теон, отвернувшись, смотрел в окно на пробегающие мимо страж-деревья, что густо росли на обочине. — Совсем как в сраных балладах, твою мать.

    Он вздрогнул, осознав, что сказал это вслух, но Рамси, кажется, ничего не заметил. Его рука по-прежнему ласкала пах Теона и тот, смежив веки, откинулся на спинку кресла.

    Машина выехала на трассу, прибавив скорость, но Теон не открыл глаза, чтобы посмотреть, куда направился Рамси. Потому что ему было все равно.

    «Ты мой, а я твой. Сейчас и навсегда».

    FIN
     
    Миар, Elizabeth R, Ratadan и ещё 1-му нравится это.
  5. Амарилла

    Амарилла Знаменосец

    Это прекрасно. Это как Бонни и Клайд, только эти Бонни и Клайд выжили и уехали в закат.
     
    Lelianna и Frau Lolka нравится это.
  6. Frau Lolka

    Frau Lolka Знаменосец

    Амарилла нравится это.
  7. Elizabeth R

    Elizabeth R Наёмник

    Благодарю за вас и за процесс, и за результат! И за хэппи энд! (но как вы решились на Русе? хотя, конечно, он сам поймал себя в ловушку диктатурой).
    Вот что я думаю пр Русе: это можно рассмотреть как метафору сепарации, как достижение счастья через отделение и самостоятельность. Или как указание на то, насколько катастрофично может быть обратное, когда родитель заставляет делать выбор между собой и любимым человеком, одна из сторон в таком случае всегда проиграет. (тут мысль пробежала, что сделать из Теона зверюшку - это попытка усидеть на двух стульях, зверюшка вроде как не конкурент, а чисто домашнее животное).
    Что я думаю про мысли Рамси про Теона
    Тут можно испугаться, что ничего не изменилось, и что Теон едет в капкан, но я так думаю, что шиза обыкновенная и лечится осознанностью (если физиологически это возможно, но тут не вижу причин для невозможности). Т.е. некий раскол сознания, и старая часть фигачит привычные мысли, хоть и в сочетании с новыми. (у меня обычное дело двойное отношение к любимым, сейчас вот прям конкретно к нашим канонным товарищам, например, потому что ум критикует, а чувства идут отдельно*, и у меня тут узнавание того, что фактически бывает). Так что, думаю, ничего страшного, если осознанно принял решение, то переучится.
    Что касается Теона, то ну и правильно, что не выбрал болото. Хотя, эта сцена очень канонична. И тут я уже думаю, что не надо провоцировать маньяка на маньячную часть, которую он и так с трудом обуздал. Он может расхотеть ОБУЗДЫВАТЬ как только ему прилетит удар по белой этике как только он увидит, что его не любят. слава всем вестеросским богам, Теон сделал этот выбор, еще и искренне.
    *тут такое ощущение, что есть какая-то ненормальная взаимосвязь
     
    Последнее редактирование: 8 сен 2019
    Амарилла, Lelianna и Frau Lolka нравится это.
  8. Elizabeth R

    Elizabeth R Наёмник

    :):):):):) копы тоже любят фейерверки!
     
    Амарилла, Lelianna и Frau Lolka нравится это.
  9. Frau Lolka

    Frau Lolka Знаменосец

    Elizabeth R Спасибо за отзыв! :in love:
    Там не только сепарация, там все вместе, на мой взгляд, и одержимость Теоном, и приказ папы поставить семью и ее интересы во главу своей жизни, и вынужденность с детства добиваться одобрения папы и вечные фейлы, потому что мальчику не хватает хладнокровия и рассудительности. А тут одним махом он разрубает этот узел, и любимая игрушка при нем, и Рамси встает во главе дома сам, без отцовского надзора, контроля и тыканья носом, ну и папа не успел официально жениться все же. В итоге он получил все, а потерял отца. Потом он осознает, конечно. Но это уж потом. А вообще он себя не особо обуздал, как мне кажется. Просто в очередной раз вынудил Теона сделать то, что он хочет. Просто манипуляции стали тоньше и виртуозней. Ты вспомни, с чего началось - как он одними письмами вынудил Теонку прийти к себе в тюрьму на свидание. А тут все уже даже проще получилось. Конечно, это больные отношения и созависимость. Но если целый год будут твердить "только я смогу сделать тебя счастливым", то в конце концов можно и поверить. Хотя вряд ли, на самом деле, это будут пони и розовый батут, ибо Рамси каким был, таким и остался, по большому-то счету. Но я надеюсь, что раз уж Теон стал способен постоять за себя и даже дать ему в морду, то в состояние Вонючки он уже не провалится, а найдет в этом какое-то равновесие что ли.
     
    Elizabeth R, Амарилла и Lelianna нравится это.
  10. Lelianna

    Lelianna Межевой рыцарь

    В тред призвался соавтор, который писал Рамси))
    Подразумевалось именно это. В нашей ау-шке Рамси - немного ООС, как, собственно, в любом модерн-ау сеттинге. Здесь Рамси не хочет захватить бразды правления Домом Болтон, не хочет устранять папу-конкурента и возможных единокровных братьев-конкурентов. Рамси в этом фике слишком теоноцентричен)), и непреклонное желание Русе избавить сына от Теона повлекло именно такой печальный результат.
    В самую точку. Рамси в предыдущей главе убедился, что не может убить Теона, он слишком зациклен на нем, в то же время ему не интересен прежний безропотный Вонючка-зверушка. Ему больше нравится новая версия Теона, хотя мысли из прошлого прорываются, есть немного.
    Абсолютно больные созависимые отношения, однозначно. Так что хэппи-энд, конечно, получился с горьким привкусом. Также присоединяюсь к мнению Frau Lolka
    :thumbsup:
     
    Elizabeth R, Амарилла и Frau Lolka нравится это.
  11. Frau Lolka

    Frau Lolka Знаменосец

    Ну в этом плане наш мальчик и на ёлку влез, и попу не ободрал. :sneaky: Одним махом получил все: и конкурентов нет, и папа не мешает жить так, как хочется и с кем хочется.

    А папа ошибся в том, что не оценил силу привязанности Рамси к его "зверушке". *рассуждает* Возможно потому, что папа психопат, и поэтому он сам не испытывает привязанностей, и понимает про них только теоретически, наблюдая за другими людьми. И тут он неверно оценил силу этой привязанности между Рамси и Теоном.
     
    Elizabeth R, Амарилла и Lelianna нравится это.
  12. Elizabeth R

    Elizabeth R Наёмник

    И вам спасибо за творчество и за столько эмоций и мыслей! :in love:
    у меня новая партия мыслей теперь, но они пока летают хаотично, и я их никак не поймаю:)
     
    Амарилла, Frau Lolka и Lelianna нравится это.
  13. Миар

    Миар Оруженосец

    Доброго времени суток! Я не поклонник трамси от слова совсем, я в принципе не понимаю отношений в стиле БДСМ, и не люблю отношения в голубом стиле. Решила глянуть Ваш фанфик и не смогла оторваться, прочитала весь, тк очень подробно прописана психология персонажей. Читала как ориджинал и даже в большей степени как психологическое пособие по гхм не совсем здоровым отношениям. Блин, это шедеврально! :bravo:
     
    raccoon, Frau Lolka и Lelianna нравится это.
  14. raccoon

    raccoon Браконьер

    что это такое?
    это какое-то название для чего-то? типа Стокгольского синдрома?
     
  15. Миар

    Миар Оруженосец

    Гомосексуализм
     
  16. raccoon

    raccoon Браконьер

    обычные отношения обычных людей.
    напредставляешь себе уже всякой стокгольмоты... а тут...
     
    Последнее редактирование: 19 сен 2019
    Lelianna и Frau Lolka нравится это.
  17. Frau Lolka

    Frau Lolka Знаменосец

    Миар спасибо большое за отзыв! Небольшая поправка, там не БДСМ, в котором все безопасно, разумно и добровольно, а абьюз, психологическое манипулирование и созависимость.
    Мы очень рады, что наша история вам понравилась!

    raccoon ай, бро, ну это мы любим всякое гомогейство :) Но так ведь не у всех, есть и те, кому слэш не нравится по тем или иным причинам. И тем приятнее, когда даже антислэшеры влипают в фик так, что прочитывают его до финала и пишут хорошие отзывы. ))))
     
    raccoon и Lelianna нравится это.
  18. raccoon

    raccoon Браконьер

    Frau Lolka , да я не о том
    не понятно было про голубой стиль, это же как голубой=грусть или грустный, типа как Perfect Blue, ну или как лимонный инцест
     
    Амарилла и Frau Lolka нравится это.