1. Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел, вы гарантируете, что достигли 18 лет. Все персонажи фанфиков, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними с точки зрения законов РФ.
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейнерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо

Джен Фанфик: HBO WI В тело Джоффри попал Октавиан из сериала Рим

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Daena, 21 фев 2016.

  1. Karahar

    Karahar Наёмник

    Не забывайте: в Вестеросе нет капитальных инвестиций. А страна в долгах уже с макушкой. Армию делать не на что. А до регулярных войск феодальным Семи Королевствам как до Луны пешкарусом. Ибо регулярная армия - удовольствие не из дешёвых. А у Дени сначала армия, и только потом гос-во. Причём армия сразу регулярная, с основой из Безупречных, плюс эти 20 лет она продержалась и более чем успешно, ибо
    . То есть у неё сразу есть регулярная армия и государство выстраивается вокруг неё с нуля.

    Ну-ну. Удержать это в тайне не получится. Ибо тот же Станнис узнает с гарантией - ибо Меллисандра, а у церкви Рглора разведка поставлена неплохо, бастардов Робера она вскрыла на раз. А Станнис, в отличии от Эддарда с его сильным креном, полноценный Законопослушный Дурак.
    Далее, у Вариса есть Гриф. С его "бумажным драконом". И даже если устранить Вариса, это только всё ухудшит. Ибо тогда инфу станут разносить его пташки, а со всеми не договориться. Плюс Бейлиш, у которого тоже есть вся инфа. Нет, с таким кол-вом осведомлённых тайну не сохранить. А верность Таргам хранят многие. А про
    так народу пофиг на его воинские качества. Народ жрать хочет (что понимает Дени - ей Джорах разъяснил ещё при жизни Визериса, в ответ на её желангие узнать правду насчёт народной поддержки) - а жрать при Робере стали явно хуже. Количество народных мятежей после его смерти как бы намекает, тогда как свержение Таргариенов было скорее верхушечными разборками. Хотя и с кучей побочных трупов. А на поддержку Таргов среди знати говорит эпизод с мелким дворянином, у которого корольи Ко гостили по пути обратно в столицу: Джейме позднее в каком то разговоре вспоминал, что Тирион нашёл у него в подвале знамёна Таргариенов и портреты их королей, причём сами Ланнистеры (Джейме и Тирион) просто поржали, но Роберу закладывать не стали.
     
  2. заклепкометрист

    заклепкометрист Ленный рыцарь

    А доказательства? Ну Стас может побузить,но...Сам по себе он может и не рыпнуться - про бастардов он знал,но даже и брату
    не сказал.Кемперился на ДК и ждал шанса.При отсутствии конфликта между Ланнами и Старками - да шансов у него никаких.
    Полезет - запинают.Да и Ренли может поостеречься.Одно дело ШЗ+Простор,когда львы и волки друг друга рвут,РЗ горят си-
    ним пламенем,а Долина не знает,кому присягать.Другое дело,если регент и десница Старк коронует Джоффа и против Ренли
    поднимется почти весь Вестерос...Тут розаны не полезут.А сам Ренли без них будет сидеть тихо.
    Учтите репутацию и Вариса и Мизинца.Пусть болтают.Вот обвинение от лица Старка с их традицией правду-матку в лоб
    резать(а ей и так больно) это серьезно.А что там казначей-выскочка и чужеземец-ищейка болтают...А уж про птичек...Ну
    будут разносить слухи - в спокойной обстановке балаболов будут карать всяко.Это в условиях полного криздеца и пизиса
    народ будет прислушиваться к чему угодно.
    Казну-то он растратил и в долги залез,но о новых налогах как-то никто не заикается.Не забудьте - рекордно долгое лето,а
    значит со жратом проблем нема.
    Подскажите,какие именно. Балон Грейджой как раз учинил заурядный феодальный мятеж с целью возвращения древней
    пиратской вольницы - и кракены,они бузили и до Таргов и при них.народ такой. А всякие братства без знамен и воробьи
    повылезли именно после начала войны - как ответ на разорение РЗ армиями враждующих сторон и шайками наемников,
    бегающих от одного хозяина к другому.
    С управленческими талантами Дени Эссос в труху.Ей придется долго восстанавливать то,что было порушено в ходе завое-
    вания.Такой минус к экономике - всерьез и надолго.
     
    talsterch и World_Viktory нравится это.
  3. Daena

    Daena Знаменосец

    Я принял Вестерос в дереве и глине, а оставляю в мраморе и камне.
    Джоффри Август, Император Вестероса и Эссоса, 356 ВЭ.

    Королевская Гавань, 298 ВЭ.
    – Невероятно, ты снова читаешь? – обратилась Серсея Ланнистер к своему старшему сыну, когда снова обнаружила, что он в своих комнатах погрузился в книги. – Что на этот раз? – спросила она. – Еще какой-то список никому не нужных предков?
    Октавиан с трудом подавил желание простонать при незванном вторжении.
    – Это история Эссоса, в центре которой история Гискарской Империи и ее войны с Валирийской Республикой, – ответил он. – Насколько я понял из этой и некоторых других книг, Гискарские Легионы были сильнейшей тяжелой пехотой, когда-либо выходившей на поле боя, благодаря их тренированности и дисциплине.
    – Но они проиграли валирийцам, разве нет? – переспросила Серсея, припоминая что-то в этом роде.
    – Только потому что Республика обладала драконами, – ответил Октавиан, подумав про себя, что это не было честной войной. – Вы хотели чего-то, матушка? – спросил он.
    Серсея присела рядом с ним.
    – Я собиралась поговорить с тобой с самой поездки в этот ужасный Винтерфелл, – сказала она. – Раньше ты никогда не был таким любителем чтения, а теперь ты не делаешь ничего, кроме этого, а когда ты не читаешь, ты ведешь себя так, как никогда раньше, – продолжала королева. – Другие тоже это заметили, многие, и теперь они об этом говорят, – сообщила она, – это стало главной темой сплетен и споров по всему Красному Замку.
    Октавиан давно ожидал этого разговора и, конечно же, успел подготовиться.
    – И что обо мне говорят? – спросил он.
    – Многое, не самое плохое, но разное из того, что ты делаешь, просто странно, – заметила Серсея. – Спрашиваешь имена у членов Городской Стражи, а потом приветствуешь их при следующей встрече, – начала она, – принимаешь участие в заседаниях Малого Совета, – продолжала она, – и по словам нашего кузена Ланселя, однажды он застал тебя за беседой со слугой относительно цены на хлеб и его жалования! – воскликнула она.
    – Если я чего-то не знаю, то считаю правильным спросить, – ответил Октавиан. – Я не стыжусь признаться, что не знаю того, чего не знаю, – добавил он, цитируя Цицерона, хотя, конечно, она этого не поняла.
    – Но почему тебе нужно знать такое? – раздраженно спросила Серсея.
    – Потому что детали важны, матушка, – терпеливо ответил Октавиан. – Истина состоит из множества взаимосвязанных фактов, и чтобы понять все целиком, следует понять то, из чего состоит целое.
    Серсея вопросительно уставилась на него.
    – Я не понимаю, о чем ты говоришь, – ровным голосом сказала она.
    – Возможно потому, что ты упускаешь детали, – насмешливо ответил Октавиан, заслужив за это сердитый взгляд.
    – Просто скажи мне, что с тобой происходит, – настаивала Серсея, "и с каких пор ты играешь словами, как Тирион?", подумала она про себя.
    Октавиан закрыл книгу.
    – Случился отец.
    Растерянная, Серсея поджала губы.
    – И это значит? – спросила она.
    – Это значит, что все время по пути в Винтерфелл я видел короля чаще, чем когда-либо до этого, и меня озарило, – солгал Октавиан, – я сказал, что меня озарило, но мое откровение было больше, как удар кирпичом по голове.
    – Какое откровение? – пожелала знать Серсея.
    – Что мой отец – не самый лучший король, и обжорством, пьянством и блудом он роет себе раннюю могилу, а значит я могу унаследовать корону и начать разбирать его беспорядок в любую минуту, – со вздохом ответил Октавиан. – Одно пьяное падение с лестницы, и я неожиданно оказываюсь на Железном Троне, имея представление о том, что делать, не больше чем отец.
    Главный секрет хорошей лжи – тот, кто слушает тебя, должен хотеть это услышать, тогда он поверит в ложь куда охотнее. Октавиан знал, что Серсее не нравился ее муж, возможно, она даже его ненавидела, и услышать от своего сына, что он тоже считает этого человека никудышным болваном, могло заставить ее поверить всему остальному, что он говорил.
    – Он очень популярен, – немного неуверенно произнесла Серсея.
    – Он душа и жизнь любого пира, всегда шутит и смеется, к тому же он хороший воин, так что люди его любят, – согласился Октавиан. – Но правление – это не соревнование в популярности.
    Серсея улыбнулась.
    – Твой дедушка Тайвин с тобой бы согласился, – в свою очередь согласилась она. – Так ты считаешь, чтение всех этих книг поможет тебе править Вестеросом, когда придет время.
    – Надеюсь на это, – ответил Октавиан. – Если бы я не тратил прошлые годы на развлечения, мне не пришлось бы так тяжко трудиться теперь, – печально заметил он. – Легко быть ленивым и праздным, когда тебе не приходится ничего делать, кроме как баловать себя, – продолжил он и нахмурился. – Полагаю, раньше я действительно очень походил на отца.
    – Да, походил на отца, – согласилась Серсея, кивая головой, но Октавиан заметил ее странный взгляд, когда она это сказала.
    Октавиан выглядел задумавшимся.
    – Как ты думаешь, люди лучше будут обо мне думать теперь, когда я пытаюсь учиться, или будут порицать меня за прошлую праздность? – спросил он.
    – Какая разница, что они думают? – отмахнулась Серсея от его заботы. – Ты мой дорогой мальчик, и каждый, кто скажет о тебе плохо, пожалеет об этой ошибке,– заявила она, как всегда готовая яростно оберегать его.
    Октавиану казалось, что лучше всего остальным было думать, что принц Джоффри всегда был умен, но скрывал это за избалованностью, склонностью к развлечениям и незрелостью ребенка. Потом же люди будут считать его искушенность в политике результатом постоянного чтения в последнее время.
    К счастью, Тайвин и Тирион Ланнистер были знамениты своим умом, так что разумность принца могли отнести к его наследию, надеялся Октавиан.
    – Ты знаешь, я думаю, гискарцы были правы относительно армий, – заметил он, открывая книгу. – Я имею в виду не только тренировки и дисциплину, – продолжил он. – Их правители не полагались на солдат, одолженных на время у разных благородных домов по всей империи, у них была собственная армия, и тоже должно быть у нас, – сказал он. – Тренированная армия, ведомая опытными солдатами, а не банда крестьян, которые в жизни пики не держали, – объяснил он. – Понадобилось пять войн, чтоб валирийцы наконец навсегда победили Гис, разбив их столицу и засыпав солью их поля, чтобы на их месте ничего больше не выросло, – сказал он. – Ты можешь себе представить, чтобы наше войско из простонародья выстояло бы так долго против армии, поддерживаемой драконами, как выстояли Легионы Гиса? – задал он риторический вопрос.
    – А ты думаешь, солдаты твоих легионов будут верны короне, а не местам, откуда родом? – со знанием спросила Серсея. – Станут ли северяне твоей армии воевать против Старков? Пойдут ли парни Простора убивать знаменосцев Тиреллов?
    Октавиан улыбнулся.
    – Все они вестеросцы, – сказал он. – Просто следует их убедить присягнуть на верность всей нации, а не каким-то благородным господам, с таким же акцентом, как у них, сидящим на своей заднице в своих замках.
    – Ты имеешь в виду, убедить их силой, – предположила Серсея. Судя по всему, Джоффри был все еще глуп, раз считал такое возможным, подумала она.
    – Нет, убедить их, нарисовав лучшее будущее для их детей, – ответил Октавиан. – А также хорошей платой и старой доброй выгодой, – уверенно добавил он.
     
    Последнее редактирование: 25 фев 2016
    Lemmi, talsterch, AnnaBel и 18 другим нравится это.
  4. Karahar

    Karahar Наёмник

    У главразведчика нет доказательств? И зачем им подставлятся и болтать лично? Слить инфу кому то типа Аррена, воспользоваться нарастающим недовольством Робером, распустить слухи типа "пока король-алкоголик загоняет страну в долги и ухудшает жизнь народа из врождённой злобности, он даже жену удовлетворить не может и изменяет ей направо и налево". А потом Робер помрёт (кабан на самом деле может случится и без заговора) и Станнис и прочие вылезут автоматом. Ибо у Станниса типа законные права на престол. И промолчать "Справедливый" наш не сможет.
    Оный кризис обязательно настанет. Не забывайте - Октавиан ещё даже обстановку не узнал. Правит Робер, так что "условия полного криздеца и пизиса" неизбежны, как восход Солнца.
     
    Не надо ляля. Бунтовать начали сразу после смерти Робера, и бунт подняли мелкие дворяне, причём те, которых заподозрить в симпатиях к Таргам весьма трудно. Так что ни сепаратизма ни политики особой там не было. Плюс заготовка на зиму была завалена даже на севере. Так что это скорее аналог наших девяностых. Только дальше не Путин с благоприятной конъюнктурой, а Ходор с резко усилившимся Великим Песцом и "незамечаемой" Второй Чеченской в Дагестане.
     
    Речные земли, Воробейшество, Братства, буйная церковь: не забывайте, это не Рим, это феодальная страна, так что недовольные дворяне, которые моментально возглавят восстание, хватает.
    И в любом случае, при свержении Безумного Короля такого не было.
    Эссос в труху с любыми талантами. Тем более не надо путать таланты начальной Дени и потренировавшейся на Миерине. Впрочем, в Вестерросе ситуация благодаря Роберу и Тайвину (озабоченному не экономической ситуацией, а тем, как бы поэффективнее прибрать страну к рукам своей семейки) ситуация не лучше. А финансово ещё и хуже даже с учётом войны.
     
    Последнее редактирование: 25 фев 2016
    Silverwing нравится это.
  5. заклепкометрист

    заклепкометрист Ленный рыцарь

    Есть.Только найдутся ли желающие верить.Не надо переносить на средневековье наши нравы.Это в нашем времени
    спецслужбистов не только боятся,но и уважают.А...не буду про средневековье,а во второй половине девятнадцатого
    века вот какая забавная история была с Вильгельмом Штибером,создателем немецких спецслужб.
    http://militera.lib.ru/h/rowan_rw/08.html
    Ну вот подумайте,сколько было бы доверия среди дворянства Вестероса,коему до нового времени немножко далеко на слова
    ищейки,главшептуна без подтверждения каким-нибудь лордом. Не надо удивляться,что Варис осторожно подводил храните-
    ля Севера к нужной мысли.Просто,в лоб такие сведения и Нед и любой лорд восприняли бы как клевету чужеземца.А что до
    болтовни среди простонародья - пока не начнется бардак,разговоры так и останутся слухами.
    Нужно чтоб этот кто-то был заинтересован верить в это.
    Какие именно? Дондаррион не мелкий,а целый лорд.Пусть и не из особо богатых,но и не мелочь.И да,он,первоначально
    мутил воду именем...короля Роберта.Значит,не так уж крестьяне во всяком случае в РЗ Бобу ненавидели.
    Есть один мелкий нюанс.В те времена тактикой выжженной земли не занималась не только антиэйрисовская коалиция,но
    и...войска самого безумного короля.Ну да,Коннингтон грозился сжечь город с населением,но не отважился реализовать эту
    угрозу.Кстати,определенные эксцессы были и на другой стороне - Хостер зачем-то разорил деревни,кажется принадлежав-
    шие Гудбрукам.При том контроле над территорией,какой был у лорда Риверрана проще было бы просто конфисковать все
    эти земли в свою пользу,в целости и сохранности.Но это эксцессы.Оно конечно,средневековая война нормальным средневе-
    ковым же зверством была полна,но в целом восстание Баратеона было характерно тем,что стороны искали победы в гене-
    ральном сражении,а не столько в опустошении земель.Стратегия сокрушения,а не стратегия измора.Особенностью же ВПК
    стало то,что резня крестьян началась еще до ее формального объявления. Население РЗ оказалось не просто случайными
    жертвами,но сознательной целью террора бабруйцев.Впрочем,волки организовали аналогичную ответку,пройдясь огнем
    и мечом по ЗЗ.А уж как покуражился Джофф в КГ...При том,что в ШЗ,где сейчас розаны и в тех местах королевского до-
    мена(Сумеречный дол),где засел Тарли,жесточайше пресекающий мародерство - никаких аналогов ББЗ нема.Так что
    вопрос - бунты связаны с действительно невыносимым ухудшением жизни еще в мирное время или тем,что началась не
    просто война,а "der boese Krieg" - "Плохая война". То есть бойня,слишком жестокая даже для средневековья.
     
    talsterch, Dziadek и Silverwing нравится это.
  6. Daena

    Daena Знаменосец

    Ланнистеры всегда платят долги... Но я Ланнистер только наполовину, а вы совершили ошибку, поддержав не ту сторону, так что возможно, вам захочется вернуть мое расположение и принять половину в оплату за долг короны?
    Король Джоффри, Тихо Несторису из Железного Банка Браавоса, 301 ВЭ.

    Раз уж мы цитируем неофицальные девизы, то напомню вам, что Железный Банк всегда получает свое, король Джоффри, и не хочу быть грубым, но согласно некоторым слухам, вы вдвое больше Ланнистер, чем остальные в вашей семье, так что, возможно, нам следует удвоить ваш долг, а не половинить его. Но в качестве жеста доброй воли, Железный Банк согласен отказаться от процентов по долгу, ради сердечных отношений между нами... и потому, что мы не уверены, что вы сумеете их выплатить.
    Тихо Несторис из Железного Банка Браавоса, королю Джоффри, 301 ВЭ.

    Турнир Десницы, Королевская Гавань, 298 ВЭ.
    Хотя Октавиан не был большим любителем игр, когда был дома, он посещал их достаточно часто, чтобы счесть вестеросский турнир на копьях весьма бледным подобием настоящего военного спектакля. На данный момент погиб всего лишь один участник, и то это был несчастный случай, когда Грегор Клиган, брат его телохранителя Сандора, случайно убил новопроизведенного рыцаря сира Хью из Долины.
    "Как же все это скучно, дайте мне нормальные гладиаторские бои осужденных преступников или хотя бы приличную гонку на колесницах", – думал Октавиан, стараясь не показывать, как неодобрительно он относился к тоскливому зрелищу, на которое они столько потратили.
    Король Роберт решительно отказался отменять турнир, несмотря на то, что просили его об этом не только его сын и наследник, но и новый десница, чье назначение и праздновалось. Еще несколько лет такого неверного управления, и даже золото Ланнистеров не сможет удержать государство на плаву, понимал Октавиан, задумываясь, когда Железный Банк потребует выставить Красный Замок на торги.
    – Развлекаешься, Клиган? – спросил Октавиан своего постоянного спутника, когда они, прогуливаясь, остановились посмотреть на двух мечников, тренирующих свое искусство для турнира.
    – Кучка тупых болванов, играющих в войну, – ровно ответил высокий мужчина с обгоревшим лицом, все еще пытавшийся привыкнуть, что его называют по имени, а не "Псом" или того хуже "Псиной". – В настоящем бою эта петушня обоссытся, побросает мечи и сбежит, – сказал он, ухмыляясь в сторону мечников, которые зло смотрели в ответ. – Кстати о петухах, скоро начнет свой тур Лорас Тирелл, – напомнил он принцу.
    – Против твоего брата, – вспомнил Октавиан. – Полагаю, ты хочешь пойти и поддержать члена семьи? – решил он, направившись в сторону арены боя с копьями.
    Клиган помрачнел.
    – Я буду болеть за петуха, – пробормотал он под нос, следуя за принцем.
    Так как спорт, созданный исключительно для аристократов, был очень популярен, в Королевскую Гавань собрался народ со всего Вестероса, желая поглазеть на турнир, и если бы не здоровенная фигура телохранителя Октавиана, которая отпугивала всех с хотя бы каплей ума, принцу пришлось бы пробиваться через толпу, чтобы добраться до трибун для благородных зрителей. Учитывая, что даже занявший второе место должен был получить двадцать тысяч золотых драконов, сумму, которую большинство даже во сне не смогли бы увидеть, неудивительно, что собралось столько зевак.
    Конечно же, прибывшие толпы создали такой хаос в Королевской Гавани, что на последнем заседании Малого Совета командир Городской Стражи попросил дополнительных средств на наем добровольцев, защищающих порядок на улицах и в тавернах. В городе размером с Рим, с населением в полмиллиона, даже в обычные времена было трудно соблюдать порядок, теперь же это был просто сизифов труд.
    Городская стража, на которую была возложена незавидная задача, была уникальной в своем роде организацией, потому что в нее набирали солдат любых сословий, опираясь на их заслуги, а не происхождение. Довольно много незаконных сыновей из мелких домов, неспособных найти другое занятие, нанимались в ее ряды, а нынешний командир был сыном мясника, как узнал Октавиан, и он сразу подумал о друге Арье, Мике, который тоже мог заиметь такой же шанс в жизни.
    Сила в две тысячи человек, подчиняющаяся напрямую королю посредством мастера над законом, а не одному из Великих Домов – Октавиан решил, что Городская Стража может быть его лучшим шансом тихо построить ядро его будущей армии. Если он начнет понемногу увеличивать их количество, понемногу сдвигать цели их тренировок и обязанности с охраны закона на военные, то, думал Октавиан, он сумеет в итоге создать войско, в бою способное превзойти большинство вестеросских армий, не вызывая подозрения лордов-правителей и не разоряя государство окончательно. Когда это случится, заслуженный бойцы Городской Стражи станут наставниками и командирами, которые вобьют дисциплину и приведут к порядку полукрестьянские отряды Королевских Земель.
    Но на это требовались верные люди. Римские центурионы, костяк легионов, должны были быть не только закаленными в боях хорошими солдатами, нет, они не могли получить повышения, если не умели читать, писать и не имели чем посоображать. Например, Луций Ворен, бывший центурион первой линии Тринадцатого Легиона, знал о римской истории и политике куда больше, чем ожидал Октавиан от человека плебейского происхождения, и возможно именно его ум, а не только боевые навыки, делали его таким устрашающим. Дядя Октавиана, Юлий Цезарь, всегда старался не только знать имя каждого центуриона под его началом, но и запоминал о них некоторые личные подробности, понимая, что именно эти люди создали Рим сильным, а не "рыцари" сословия всадников.
    "Возможно, если предложить повышенную плату тем нанимающимся в Городскую Стражу, кто умеет читать и писать, я смогу найти нужных людей", – задумался Октавиан, приближаясь к своему месту на турнире.
    До их прихода турнир не был интересен, но тут "Рыцарь Цветов" находчиво смошенничал, прискакав на кобыле, которая была в поре, против соперника на жеребце. Это был интересный план, а когда за ним последовало убийство жеребца и битва не на жизнь, а на смерть между "Горой" и его братом, Октавиан почувствовал себя как дома. Разрывание на куски животных да смертельные поединки между умелыми бойцами на глазах у публики, вот это, по мнению Октавиана, было настоящее развлечение, хотя его невеста была в полном ужасе.
    После приказа короля Роберта, бой резко остановился, и Грегор Клиган в ярости умчался прочь. Октавиан первым делом проверил, не ранен ли его телохранитель, потом подошел к королю и громко объявил, что среди двух братьев рыцарским титулом обладает неправильный, потому что тот, кто был без титула повел себя как подобает рыцарю, обнажив меч в защиту беспомощного Лораса Тирелла и первым остановив драку, когда приказал король.
    Уже и так смущенный тем, что Лорас благодарил его за спасение жизни и овациями от толпы, Сандор Клиган едва не сгорел со стыда, когда принц Джоффри сделал свое заявление, но к его огромному облегчению, мальчишка не зашел так далеко, чтобы предложить королю Роберту присудить ему титул не сходя с места.
    Клиган никогда не наслаждался вниманием, даже теперь, когда люди хвалили его, а не пялились на его шрамы или нарывались на драку, и к этой секунде Сандор уже начал жалеть, что не позволил своему бесноватому брату прирезать Тирелла, и уж стало совсем худо, когда хорошенькая дочка лорда Старка подарила ему розу, которую перед поединком вручил ей галантный Тирелл.
    – Выглядишь по-новому, – развеселился после ухода Сансы Октавиан, при виде того, как неуютно чувствовал себя Клиган, неловко теребя цветок.
    "А ты выглядишь по-старому, – подумал Сандор Клиган, разглядывая своего подопечного, – но все в тебе по-другому".
    Нельзя сказать, что это не было хорошим изменением. Раньше Джоффри был полным придурком.
     
    Последнее редактирование: 26 фев 2016
    Lemmi, talsterch, Ronage и 20 другим нравится это.
  7. Karahar

    Karahar Наёмник

    *рукалицо* Где, ну где я говорил, что Варис будет говорить от своего имени?!! У него что, нет каналов слива инфы, не связанных с ним самим напрямую?!!
    Кстати, от хорошая мысля как слить инфу напрямую:
     
    Одно слово. Канон. Ещё одно. Феодализм. Ещё одно. Прецедент посадки на трон неТаргариена. Ещё одно. Наличие минимум пяти домов, обладающих не меньшими правами на трон. Плюс если Октавиан не собирается всю жизнь горбатиться на Железный Банк Браавоса и своего дедушку - кредиторов он кинет. То есть желающих поверить во что угодно будет хоть отбавляй.
    Вот еще цитата:
    Не невыносимое ухудшение жизни еще в мирное время, а скорее "проедание запасов" и "незаготовка припасов", а в остальном это следствие войны, по крайней мере на период до зимы. Настоящий ад наступит после. Вот тогда Вестеррос спасёт только чудо. И способна оное обеспечить только Дени. В каноне по крайней мере. Ибо у остальных есть только войска и амбиции.
     
    Последнее редактирование: 25 фев 2016
  8. Daena

    Daena Знаменосец

    Судя по эпиграфу к шестой главе, гражданская война все же будет, и в войне будут напирать на происхождение Джоффри от твинцеста, и вторую сторону поддержит Железный Банк.
    Кто сказал Станнис?
    А, да, я сказала.
    (в оригинале до этого еще не дошло).
     
    Lemmi, AnnaBel, Джей и 8 другим нравится это.
  9. заклепкометрист

    заклепкометрист Ленный рыцарь

    Найдутся,не спорю.Стас на деньги ЖБ бузить будет,наверное.Но многие не поверят и не захотят верить.Какие-то шансы у
    Октаджоффа будут если он до упора станет держаться баратеоновской версии своего происхождения,а Нед его поддержит.
    Официальное признание ланнобастардом - и за ним не пойдет никто.И в эпиграфе он упрямо доказывает,что Ланн только
    наполовину.А оппонентов - вот заткнуть их мечами,имея за собой сколько-то верных Домов,можно попробовать.А создать
    за три года армию,независимую от поддержки Домов - ну такого мэрисьюизма,надеюсь,нема?
    Зима может длиться годами - и запасы на нее тоже готовят годами,собирая во время долгого лета по несколько урожаев в
    год.В этот раз лето длилось десять лет - а катастрофические события пришлись большей частью на осень.
    Сведений о том,что весь предыдущий период не было создано должного масштаба запасов нет.А осенью - в любом случае,не так
    уж много успели бы прибавить в закрома по сравнению с предыдущими годами.Кстати,меня интересует вопрос - а как с сельхоз-
    работами именно в осенний период? Вот что-то сомневаюсь,что в это время собирают несколько урожаев в год.Полагаю проблемы
    связанными именно с уничтожением запасов в ходе использования тактики выжженной земли и нарушением транспортной связ-
    ности между регионами(снабжение КГ идет большей частью из Простора). При том,что о проблемах с продовольствием в тех ре-
    гионах,которые не были затронуты интенсивными боевыми действиями,как впрочем,и о бунтах не слышно.Про Долину,Простор
    и Дорн я даже не говорю,но и ШЗ,где армии в основном маневрировали или занимались осадами - но не набегами-"шевоше" как
    то не слышно о запредельных бедствиях.
     
    talsterch, Джей и Silverwing нравится это.
  10. Daena

    Daena Знаменосец

    Вестерос поделен на семь частей, но я соединил их. Дорогами, мостами, каналами и сердцами людей.
    Джоффри Август, 356 ВЭ.

    Красный Замок, Королевская Гавань, 298 ВЭ.

    С самого назначения в Малый Совет мастером над монетой, лорд Петир Бейлиш всегда старался приходить на заседания первым и уходить последним. Его старания были замечены некоторыми членами Совета, в том числе лордом Варисом, с которым только недавно он имел преколючую беседу в тронном зале, но когда на этот раз он сам, Варис и лорд Ренли вошли в зал совета, там уже был принц Джоффри, изучавший бумаги.
    – А, лорд Бейлиш, – поприветствовал он, – если у вас найдется время, не могли бы вы остаться побеседовать со мной относительно ваших счетных книг? – спросил он. – Полагаю, вам придется уволить некоторых из своих писарей.
    – Вы обнаружили какие-то расхождения? – сладким голосом спросил Варис, стараясь не ухмыляться при виде тревоги на лице Мизинца.
    – Предпочитаю не навлекать на причастных безусловное подозрение, а потому сочтем найденные мной ошибки плодом глупости, а не воровства, но да, обнаружил, – подтвердил наследник престола.
    Бейлиш постарался не измениться в лице. Ему казалось безопасным дать юнцу порыться в записях, они нарочно были так запутаны, чтобы обмануть любого, кто попытается их разобрать, но снова подтвердилось, что под маской апатии, лени и садистского наслаждения отрыванием крылышек у мух принц скрывал невероятный ум.
    – Если вы покажете мне свои находки, я постараюсь сам их проверить, – пообещал он, прикидывая, кого из своих служащих он может бросить на растерзание волкам, пусть все их преступление было в том, что они делали, как он велел.
    Кстати о волках, следующим прибыл лорд Старк, следом за ним – мейстер Пицель, который едва опередил самого короля.
    – Черт побери, ты все еще ходишь сюда? – спросил король Роберт сына, удивленный его присутствием. – Когда я сказал, что ты можешь ходить на эти проклятые заседания, я думал, ты зайдешь пару раз и вернешься к играм с арбалетом.
    – Принц Джоффри ни разу не пропустил заседания Малого Совета с тех пор, как вы разрешили ему приходить, ваше величество, – сообщил королю Варис. – Он показал себя внимательным и способным, – похвалил принца мастер над шептунами.
    – Ты даром тратишь юность, – ровно сказал сыну король Роберт. – Никто никогда не говорил "мне надо было чаще сидеть на заседаниях" на смертном одре.
    – Нет, но некоторые короли прожили бы дольше, если бы это делали, – заметил лорд Старк. Северная прямота в ее лучшем проявлении.
    Король Роберт фыркнул.
    – Я плачу тебе, чтобы ты выполнял это за меня, – напомнил он деснице, – но я все еще король, и могу разобраться с такими важными вещами, как сегодня, – продолжил он. – Шлюха беременна.
    – Шлюха? – удивленно уставился на короля Октавиан.
    – Дейнерис Таргариен, – объяснил Роберт Баратеон. – Теперь нам надо с ней разобраться.
    Нед Старк уже знал, к чему идет дело. Роберт уже говорил об убийстве девочки, когда навещал Винтерфелл, и это было еще до того, как она понесла от могучего дотракийского кхала.
    – Ты говоришь об убийстве ребенка, – рассерженно заметил он.
    – Я предупреждал тебя, что это случится, еще на Севере, – напомнил ему Роберт. – Я предупреждал тебя, но ты не хотел слушать, что ж, услышишь это теперь, – сказал он. – Я хочу, чтобы они были мертвы, – мрачно продолжал он. – Мать, ребенок, этот идиот Визерис – тебе это понятно? – задал он риторический вопрос. – Я хочу, чтобы они оба были мертвы.
    Старк продолжал ровным голосом:
    – Ты обесчестишь себя этим.
    – Честь? – поднял голос Роберт. – Я должен править Семью Королевствами, – провозгласил он. – Один король, семь королевств. Думаешь, честь держит их в узде? – спросил он. – Думаешь, честь сохраняет мир? – продолжал он. – Это страх. Страх и кровь.
    – Тогда мы ничем не лучше Безумного Короля, – пытался образумить друга Старк.
    Роберт зло посмотрел на него:
    – Осторожнее, Нед, – предупредил он. – Осторожнее.
    – Ты хочешь убить девочку, потому что Паук услышал сплетню, – неуверенно спросил Старк, сохраняя спокойствие, когда Роберт кипел яростью.
    – Это не сплетня, милорд, – защитился Варис. – Принцесса беременна.
    – И кто это сообщил? – хотел знать Старк.
    – Сир Джорах Мормонт, – ответил Варис. – Он служит Таргариенам советником.
    – Мормонт! – воскликнул Старк. – Вы принесли нам шепоток от изменника на другой стороне мира и зовете это фактом? – усмехнулся он.
    – Джорах Мормонт не изменник, он работорговец, – напомнил Бейлиш. – Да, я знаю, для благородного человека разницы нет, – комплимент в сторону Старка прозвучал как оскорбление.
    – Он нарушил закон, предал свою семью и сбежал, – ответил Старк. – И мы совершим убийство по слову этого человека?
    – А если он прав? – спросил король Роберт. – Если у нее родится сын? – продолжал он. – Таргариен во главе дотракийской армии. Что будет тогда?
    Стакр отмахнулся от опасности.
    – Между нами Узкое Море, – напомнил он Малому Совету. – Начну бояться, когда дотракийцы научат своих лошадей скакать по морю.
    Октавиан нахмурился.
    – Простите меня, лорд Старк, но Узкое Море не просто так зовется "узким", – заметил он. – Кроме того, побережье Эссоса покрыто городами, в которых имеется флот,– сказал он, задумываясь. – Во времена легенд и мифов Дети Леса разбили Руку Дорна, чтобы удержать ваших предков, Первых Людей, от вторжения в Вестерос, но те пришли на кораблях и захватили их землю, разве не так? – начал он, и Старк, поколебавшись, согласно кивнул. – Потом андалы пришли из Эссоса, и отобрали все южнее Перешейка у Первых Людей, – продолжал Октавиан, радуясь, что изучил местную историю. – Потом ройнары сбежали от Валирийской Республики и захватили Дорн, – продолжал он. – Шестьдесят лет назад Деймон Третий Блекфайр перевел армию через Узкое Море и вторгся в Вестерос во время Четвертого Восстания Черного Пламени, а еще позже, всего одно поколение назад, во время войны Девятигрошовых Королей, страх очередного вторжения из Эссоса привел к тому, что вестеросская армия высадилась на Ступенях, дабы нейтрализовать угрозу, – указал он. – Не правда ли, на основании этих примеров мы имеем право опасаться возможности, от которой вы так легко отмахиваетесь? – спросил он.
    – Видишь, даже мой сын, который еще не начал бриться, понимает опасность лучше тебя, – присоединился Роберт, удивленный тем, как хорошо мальчик все объяснил. – Мой собственный дед погиб на Ступенях, умер на руках моего отца, я не допущу еще одного вторжения из-за Узкого Моря, когда кровь моего рода была пролита, чтобы остановить предыдущее, – поклялся он.
    – Даже если они придут, мы разобьем их, – ответил Старк, но его тон был уже не так уверен.
    – Мы сможем справиться только с частью их всадников, а их конные лучники смогут окружить нашу пехоту, – сказал ему Октавиан, вспоминая, что парфянцы сделали с легионами Красса в битве при Каррах. Несчастные расстрелянные легионеры были куда тренированнее и дисциплинированнее крестьянских полубанд Вестероса, эти сломаются и побегут еще быстрее.
    Нед Старк нахмурился.
    – У них нет осадных машин, что они смогут сделать со стенами?
    – Ничего, но они будут скакать вокруг, разоряя окраины и сжигая урожай, пока жители городов не начнут умирать с голоду и не решат, что возвращение гребаного Таргариена на трон станет отличной идеей в обмен на полный желудок, – насмешливо ответил король Роберт.
    – Им даже не нужно будет особенно стараться, чтобы опрокинуть королевство, – заметил Октавиан. – В следующие годы еды будет мало, а урожаи скудными, лорд Старк, – указал он. – Зима близко, – со значением сказал он.
    Октавиан откинулся в кресле, барабаня пальцами по столу перед ним.
    – Все, что мы знаем о дотракийцах, мы знаем от городов-государств Эссоса, – сказал он. – Ярость и боевая доблесть варварских всадников скорее всего была преувеличена, но факт заключается в том, что у этих городов-государств тоже есть стены, такие же как у нас, и все же чаще они предпочитают откупаться от дотракийцев, а не воевать с ними, – указал он. – Еще мы точно знаем, что Визерис Таргариен у дотракийев, он видел армию кхала Дрого и решил заключить с ними союз, ценой брака своей сестры. Если человек ищет армию для вторжения в Вестерос, и ради этой армии отдает свою кровь и плоть, то можно предположить, он считает эту армию достаточной для этой работы.
    Старк все еще не был убежден.
    – Визерис глуп,– ответил он. – Ты сам сказал это несколько минут назад, – напомнил он королю.
    – Может он и не воплощенный Эйгон Завоеватель, несмотря на цвет волос, но тупой ублюдок все равно умеет считать, – фыркнул Роберт.
    Мейстер Пицель кивнул:
    – Я не желаю зла девочке, – сказал он, – но если вторгнутся дотракийцы, сколько погибнет невинных? – спросил он. – Сколько сгорит городов? Не мудрее ли, не добрее ли, чтобы умерла она одна, а десятки тысяч остались жить? – спросил он.
    – По меньшей мере сотни тысяч – это будет точнее, если учитывать, как скудны будут зимой наши запасы, – поправил его Октавиан. – Даже без орды немытых дикарей, разоряющих наши земли, – добавил он, хотя гигиена Вестероса тоже не заслуживала похвалы, насколько он видел. Даже благородные господа здесь недостаточно часто принимали ванну.
    Варис решил подойти с позиции советника:
    – Я понимаю ваши сомнения, милорд, правда, понимаю, – обратился он к деснице. – Мы должны принять ужасное решение, и все же, мы - те кто правит, должны свершать ужасные поступки ради блага королевства.
    – Ради блага народа, – искренне сказал Октавиан. Так искренне, что Варис шокированно подумал, что возможно мальчик не притворяется.
    Старк посмотрел королю в глаза:
    – Я ходил с тобой на войну, дважды, – заявил он, – без сомнений, без размышлений, но по этому пути идти слишком трудно, – сказал он ему.
    – Ты мой десница, – ответил Роберт. – Выполняй мои приказы, или я найду десницу, который это сделает, – твердо сказал он своему лучшему другу.
    – Что ж, тогда удачи, – непоколебимо сказал Старк.
    Октавиан кашлянул, ему не нравилось, куда двигался разговор. Человек, знающий свое дело, неподкупный и честный, Эддард Старк был слишком большой редкостью, чтобы так просто ее терять.
    – Прежде чем вы примете решение, лорд Старк, позвольте задать вам вопрос, – попросил он. – Если вам придется выбирать между своей честью и жизнями ваших детей, что вы выберете?
    Хранитель Севера отвернулся от короля, взревев на мальчишку:
    – Вы угрожаете моим детям?
    Октавиан моргнул.
    – Нет, конечно нет, – быстро ответил он. – Это гипотетический вопрос, – объяснил он. – Я собирался сказать, что если вы готовы пожертвовать своей честью ради своих детей, благородно ли будет пожертвовать ради нее жизнями детей других? - спросил он. – Бесчисленное множество детей бесчисленных родителей погибнет в таком случае.
    – Нет, – ответил Старк, – то есть, да... – начал он, но закрыл рот и задумался.
    – Седьмое пекло, мальчишка, кажется, ты его поймал! – воскликнул король, так хлопая Октавиана по плечу, что тому стало больно.
    Октавиан проигнорировал удар, хотя он ненавидел, когда к нему прикасались даже с добрыми намерениями.
    – Нет, он сам себя поймал, – не согласился он с королем. – Я просто помог ему понять это быстрее, – продолжил он и вздохнул. – Лорд Старк, человеку чести иногда приходится бороться со своей совестью, но побеждает он или проигрывает, главное, что он сражается, – продолжал он. – Одно только наличие такой борьбы достаточное качество хорошего человека, человека, который остается честным в сердце, даже когда ему приходится совершать зло во имя общего блага.
    – Начиная договариваться с совестью, ты проигрываешь навсегда, – запротестовал Старк, хотя чертов мальчишка заставил его задуматься.
    – Только в этой схватке, – ответил Октавиан. – В следующей, когда ваша честь направит копье прямо в цель проблемы, которую можно будет решить неприятным поступком, кто знает, кто выйдет победителем? – задал он риторический вопрос и обернулся к королю. – Отец, ради долгих лет вашей дружбы с лордом Старком, могу ли я попросить вас дать ему время сравнить вес своей совести с возможными последствиями отказа совершать то, что нужно? – попросил он.
    Роберт Баратеон подумал.
    – Хорошо, но у тебя есть время только до завтрашнего утра, – сказал он своему старому другу. Ему некому больше было доверить знак десницы, он просто хотел, чтобы Нед понял значение проблемы.
    – Если это поможет, задумайтесь, что может натворить тот, кто вас сменит, – посоветовал Неду Старку Октавиан. – Кто знает, что мы, бесчестные и легкомысленные южане, сможем затеять, если вы не будете сдерживать нас в узде своей северной закалкой, – пошутил он.
    Старк потер шею.
    – Это первые ваши слова, с которыми я абсолютно согласен, – ответил он, ожидая бессонной ночи.
     
    Последнее редактирование: 26 фев 2016
    Lemmi, talsterch, AnnaBel и 15 другим нравится это.
  11. Afra V

    Afra V Удалившийся

    Увлекательное чтение, любопытно, будет ли встреча Октавиана с дедом, хотя мысленно уже представляю их разговор. Огромное спасибо за вашу работу и не бросайте пожалуйста :puppyeye:.
     
    розовый_слоник, Silverwing и LaL нравится это.
  12. Daena

    Daena Знаменосец

    Самой интересно, но в оригинале еще не дошли
     
  13. LaL

    LaL Знаменосец

    Мне уже мерещится следующий диалог :moustached::
    Тайвин: Мой царственный внук, я готов возложить на себя бремя десницы.
    Джоффри Август: Дорогой дед, государство - это я! И у меня не будет премьер-министров десниц, но я всегда готов выслушать твой совет.
     
    Lemmi, talsterch, AnnaBel и 6 другим нравится это.
  14. Afra V

    Afra V Удалившийся

    LaL , наверное, Тайвин будет приятно удивлен поведением "внука" . Но управлять им не получится, по крайней мере это точно будет непросто даже Старому льву . Посмотрим, что будет дальше, эту историю не читала и могу только строить догадки.
    Тринадцатый легион, вторая центурия, первая когорта...Тоже обожаю Рим HBO :in love:
     
    розовый_слоник и LaL нравится это.
  15. LaL

    LaL Знаменосец

    (шепотом) Моя любовь к Риму вообще и к Октавиану в частности зародилась с американского фильма "Клеопатра". Посмотрела его раньше чем прочитала школьный учебник по истории Древнего Мира. Помню как за место главы "Падение Римской Республики" пересказала кинофильм... директор школы, который вел этот предмет, был в шоке, но оценку поставил правильную :).
     
  16. Afra V

    Afra V Удалившийся

    А правильную для кого ?:) Надеюсь, хорошую или отличную.
    Оффтопим ,кажется. Меня порадовала история с Арьей и Микой, поведение Октавиана в этой ситуации. А Петир наверняка предпримет некоторые шаги ( учет ! ).Пока мне вообще всё очень-очень нравится.
     
    розовый_слоник, nikroks, LaL и ещё 1-му нравится это.
  17. Karahar

    Karahar Наёмник

    После получения доказательств на поддержку Эддарда можно не рассчитывать. Эддард Старк - тот ещё формалист. Максимум, он не будет настаивать на аресте и огласке и начнёт уговаривать уйти по хорошему, только не угрожая грубыми словами, как в каноне, а искренне сопереживая.
     
    Не совсем. Короткая зима была сразу по свержению Безумного Короля, но тогда война заготовке не мешала. Здесь война шла в Речных Землях и чуток у Ланнистеров, Север затронули уже после начала осени. Но заготовки провалили все и сразу.
     
    Есть одна фраза. Джейме в финале крайней книги получает весть об офф.начале зимы - и в а..уе осознаёт, что запасов нема! А зная Мартина (и эффективность создания общегосударственных запасов без сильной центральной власти) - это значит всеобщий чернобыльский песец-мутант с пятиэтажку размером. Идущий стаями.
     
    Joyce нравится это.
  18. Daena

    Daena Знаменосец


    Варис часто поговаривал, со смесью самодовольства и уважения к достойному врагу, что Мизинец был вторым по хитроумности человеком Семи Королевств. В итоге оказалось, что и Бейлиш, и сам Варис в этом списке были на один пункт ниже, чем они думали.
    Тирион Ланнистер, десница короля, 305 ВЭ.


    Королевская Гавань, 298 ВЭ.
    Нигде Петир Бейлиш не мог оценить ситуацию так четко, как борделе, что было удачно, потому что у него имелось несколько собственных, включая самые роскошные, предназначенные для избранных, богатых клиентов. В эту минуту он был в лучшем своем заведении, где обдумывал сложившуюся ситуацию.
    Если считать земли, его владения были малы, его Дом был мелким домом, присягнувшим Арренам из Долины, поэтому только благодаря своему усердию и старательности в тяжком труде достиг он звания одного из самых могущественных человек в стране. К несчастью, в сложившейся системе талант и усердие помогают дорасти лишь до определенных рамок, и он никогда не сможет заполучить истинную власть, если только не изменит правила игры. Если настоящие сумасшедшие вроде Эйриса Таргариена или тупые болваны, вроде Роберта Баратеона, могут сидеть на Железном Троне, то конечно же, правила просто следовало изменить.
    Попивая дорнийское вино из серебряного кубка, Бейлиш лениво наблюдал, как одна из его девиц репетирует танец, ее наряд из тончайшего шелка, привезенного из самого Кварта, не оставлял пространства воображению.
    – Шевели бедрами и не выпячивай задницу, – прикрикнул он и снова принялся за вино.
    Письмо, которое Бейлиш велел написать Лизе Аррен для своей сестры Кейтлин, обвиняющее Ланнистеров в убийстве ее мужа, привело к тому, что Нед Старк принялся за расследование, и с его обычным недостатком тонкости и скрытности, Бейлишу и Варису недоставало труда узнать, как далеко он продвинулся. К несчастью, хоть чертов идиот шел точно по специально для него расставленным следам, заполучил книгу, которую Джон Аррен читал перед своей «печальной» кончиной, посетил всех известных бастардов Роберта, а Варис чуть ли не открытым текстом сказал ему, что Аррен был убит с помощью дорогого, не оставляющего следы яда «Слезы Лиса», Старк до сих пор не сообразил, что к чему.
    Хотя для остальных хаос был пропастью, которую они не смели пожелать своему государству, для Бейлиша он был счастливой возможностью. Лестницей, по которой он мог вскарабкаться, сначала, возможно, в Орлиное Гнездо, через брак с Лизой, а потом и к дальним высотам, Железного Трона, в переносном смысле «дальним». Последнее, что ему было нужно – стабильность или ее подобие, поэтому нужно было немного подтолкнуть события, возможно, чуть более буквально разъяснить картину бестолковому Эддарду Старку.
    – И ведь я сказал ему, чтобы он мне не верил, – весело пробормотал себе Бейлиш, когда девица заканчивала танец. – Уже лучше, Бетани, – сказал он. – А теперь покажи мне свою гибкость, – велел он. – Заплетайся в узел, девчонка! – объяснил он, закатывая глаза при виде тупого выражения на ее лице.
    – О да. Покажи-ка нам это, – раздался радостный голос другого мужчины. – Меня впустили без вопросов, надеюсь, вы не против моего вторжения? – добавил он.
    Бейлиш нацепил добродушную улыбку:
    – Конечно нет, младший брат королевы всегда приятный гость в моих скромных заведениях, – ответил он, когда в дверь вошел карлик Тирион.
    – Не назвал бы их скромными, лорд Бейлиш, – насмешливо ответил Тирион, отмечая качество мебели и украшений. – И так как я из тех, кто кладет в ваши карманы больше монет, чем кто-либо другой в последние годы, я ожидал, что меня будут радостно встречать не только за мое имя.
    – И верно, ваши вклады в мое гнездышко, которое я намерен свить на Перстах, когда удалюсь от дел, были более чем щедры, – подтвердил Бейлиш. – Если доживете до возраста вашего отца, и ваш аппетит к женскому обществу не угаснет с годами, у меня будет достаточно денег, чтобы заменить старую башенку моего семейного замка на дворец размером с Красный Замок, – пошутил он.
    – Почему-то я не представляю, чтобы вы удалились от дел мастера над монетой, – ответил Тирион, падая на ближайшее сидение и наливая себе вина. Сам он подозревал, что Бейлиш больше денег добывал с помощью своего высокого положения, а не через свои законные, хотя и несколько аморальные, заведения.
    – Все мы к концу жизни узнаем слишком много зим, чтобы не желать себе легкой жизни, – заметил Бейлиш. – Полагаю, вы вернулись с Севера? – спросил он, отлично это зная, благодаря сети своих соглядатаев, которые верно предсказали сроки возвращения карлика в столицу.
    Тирион кивнул.
    – Если я когда-нибудь снова выражу желание направиться на север от Перешейка по Королевскому Тракту, сделайте мне одолжение и предложите мне поездку на Летние Острова, – ответил он. – Я до сих пор ощущаю холод, который проник там в мои кости, – жаловался он. – Неудивительно, что северяне такие мрачные, – добавил он, поднимая кубок к губам.
    – Слышал, вы ездили повидать Стену? – спросил Бейлиш, снова отлично зная ответ.
    – Да, весьма впечатляющее зрелище, – подтвердил Тирион. – Хотя сомневаюсь, что народ по другую сторону от нее это ценит, – сказал он. – Что ж, перейдем к делу, – продолжил он, опуская пустой кубок вина. – Так как мне отчаянно нужно согреться, а путешествие обратно на юг с членом Ночного Дозора несколько спутало мои обычные планы на дорогу, прежде чем я отправлюсь в Красный Замок, я решил добавить монет в ваш карман, – весело сказал он Бейлишу.
    – Спутало ваши обычные планы? – переспросил Бейлиш. Конечно, то, что Тирион пришел в поисках девочек, не было необычным.
    – Я просто не мог позволить себе мучить человека, принявшего целибат, останавливаясь в придорожных борделях, – объяснил Тирион. Йорен был хорошим попутчиком, у него было хорошее, хотя и грубоватое чувство юмора, но только теперь, когда вербовщик Ночного Дозора отправился в темницы Красного Замка в поисках «жаждущих славы добровольцев», Тирион был свободен наслаждаться желаниями плоти.
    Бейлиш рассмеялся:
    – Слишком долго для ваших привычек, полагаю?
    – Еще один день – и вернулась бы моя девственность, – пошутил Тирион. – Посоветуете кого-нибудь? – спросил он. – Например вот эта гимнастка? – предположил он, указывая на девушку, которая все еще стояла, ожидая приказов.
    – Бетани, иди и приготовь комнату для лорда Тириона, – велел Бейлиш. – И позови Плющ, – добавил он. – Они обе сладкие девочки, – сообщил он карлику.
    Тирион рассмеялся:
    – Постараюсь проверить их на вкус, – ответил он, когда убежала девушка. – Ну, было что-нибудь интересное, пока я был в отъезде? – спросил он.
    – Интересное? – повторил Бейлиш, задумавшись. – Ну, люди все еще болтают о турнире, который провели в честь назначения нового десницы короля, – сказал он. – Я проиграл сто золотых драконов лорду Ренли, поставив на Гору против Лораса Тирелла, но лошадь проиграла еще больше, – продолжал он. – Этот Гора совсем не умеет проигрывать, отрубил своему жеребцу голову.
    Карлик закатил глаза.
    – Этот человек всегда был ненормальным, – ответил он. – Я удивлен, что он не отрубил голову Тирелла.
    – О, он пытался, – заметил Бейлиш. – Пес обнажил меч, чтобы спасти Рыцаря Цветов от своего сумасшедшего брата, и если бы не король, приказавший им остановиться, нас бы стало меньше на одного Клигана, и уж насколько же меньше!
    Тирион улыбнулся:
    – Полагаю, только стоя рядом с Горой вы все можете понять, каково видеть мир с моей точки зрения, – предположил он. – Я имею в виду, когда смотришь другим в пупок, а не в глаза. Что ж, эти двое никогда друг друга не обожали, – заметил он. – Рядом с ними мои отношения с сестрой и братом просто полны любви и дружбы, пошутил Тирион, и Бейлиш хохотнул, потому что взаимная ненависть Серсеи и ее младшего брата была общеизвестна. – Еще что-нибудь интересное? – полюбопытствовал Тирион. – Как Нед Старк справляется с обязанностями?
    Мастер над монетой вздохнул:
    – Боюсь сказать, он недоволен своей работой, но по крайней мере, пока он носит знак десницы, – ответил он. – Не мне вам рассказывать, полагаю, вы и сами скоро все узнаете.
    «Как интригующе, – подумал Тирион. – Надо разузнать».
    – И больше никаких сплетен? – уточнил он.
    – Думаю, другие интересные новости заключаются в том, что ваш племянник начал посещать заседания Малого Совета, – сообщл ему Бейлиш. – Очень проницательный молодой человек, не замечал за ним этого раньше.
    Тирион приподнял брови:
    – Малый Совет?
    – Да, конечно не то чтобы мы часто видели короля Роберта, к счастью, – ответил Бейлиш. – У принца Джоффри оказалась умная голова на плечах, он задает мудрые вопросы, когда не делает столь же мудрые замечания.
    «Хвала богам, я все же достучался до него!» – радостно подумал Тирион.
    – Ну, а чего еще вы ожидали от мальчишки с кровью Ланнистеров? – спросил он. – Если конечно не обращать внимание на таких идиотов, как мой кузен Лансель.
    – И правда, чего же еще? – улыбаясь, ответил Бейлиш. «Столько ланнистерской крови – и в одном мальчике, интересно, что сделает десница короля, когда узнает, и чем ответит королева?» – задумался он, и его улыбка превратилась в ухмылку.
     
    Последнее редактирование: 26 фев 2016
    Lemmi, AnnaBel, Dernhelm и 13 другим нравится это.
  19. заклепкометрист

    заклепкометрист Ленный рыцарь

    Доказательства? Кокаинум. В реале плохо было с доказухой - книга с родословной - да ее,небось масса лордов и мейстеров
    знали.Говорил же,что если бы серсейка не психанула бы - мало,что доказали бы.У нас тут средневековье - оперативной
    видеосъемки,генетической экспертизы нема - все вопросы решает поединок.Что за доказуху может подкинуть Варис? Ну
    в любом случае без поединка никуды.Вот вспомнился эпизод из РеИ - относительно римского папы Бонифация восьмого.
    Филипп,четвертый этого имени его низложил силой,да еще канцлер Ногаре папу приложил по физиономии.Но!Когда уже
    постфактум (и посмертно) решили Бонифация в законном порядке обвинить в том,что 3,14дорас и еретик хаоса вышла
    вот какая ситуация:
    При том,что у короля Франции,бывшего одним из могущественных монархов своего времени возможности найти свидетелей,
    способных подтвердить что угодно было какбэ больше,чем у Вариса.Точнее,король мог гарантировать безнаказанность тех,
    кто сказал бы нужные вещи.А вот паук не мог поручиться,что в случае проигрыша поединка клеветникам головы не снесут.
    А то,что Нед - законник,так это и в другую сторону может сработать - нет доказательства в виде выигранного поединка? Все
    считаем болтовней прислуги и шептунов, а на основании книги родословной не принимаем решения - за редкостью преце-
    дентов браков львов и оленей.Мало для статистики и полного исключения возможности появления в браке зеленоглазых
    блондинов.Чего все не замечали раньше,а?
    Другое дело,что Нед хотел в это верить и не хотел подпускать психа Джофрри - а без заинтересованности...Варис может его
    просто не убедить.И пошел паук хоть в бабруйск.
    Вспомнили в финале - ага,война к тому времени какбэ уж побольше двух лет шла.И нарушение снабжения той же КГ с
    гарантией вынуждало распечатать НЗ - а возобновившиеся поставки шли,наверное на покрытие текущих потребностей.
    Плюс уничтожение запасов РЗ,Севера,ЗЗ,да и королевский домен под раздачу попадал.О дефиците в других регионах
    Джейме едва ли мог знать...
    А вот это будет - другое дело,была ли ситуация столь катастрофической именно до войны,причем такого масштаба и ожес-
    точенности.Но,впрочем,учитывая,что Мартин заклепок не любит,отчетности и статистику по госрезерву,сельхозу в целом
    и масштабам потерь и разрушений от войны не приводит...Можем переливать из пустого в порожнее хоть до посинения.
    Впрочем,учитывая запаздывание ВЗ - форум этим в общем и занят. Дж.Р.Р.М,пеши быстрее, (но ему ладно бы пофиг,но
    еще какбэ не в кайф).:(
    А что до собственно фанфика - то,учитывая что Дени с Октаджоффом пересекутся аж
    Посмотрим,что за чудо пропишет известный тролль Мартин (а может сплошь метель,засыпающую могилы заместо чуда),
    но тут автор точно обойдется без Дени...Кстати,снеговики будут набигать?
     
    Последнее редактирование: 26 фев 2016
    Dziadek нравится это.
  20. Daena

    Daena Знаменосец

    Пришел, увидел, перестроил.
    Джоффри Август, Император Вестероса и Эссоса, 356 ВЭ.
    Красный Замок, Королевская Гавань, 298 ВЭ.
    Огромные возвышающиеся башни Красного Замка, конечно же, были устроены, чтобы впечатляюще смотреться на горизонте, подумал Октавиан, но если учесть количество ступеней, которые приходилось преодолеть, чтобы добраться из одной башни в другую, это было все же чересчур, решил он, когда наконец добрался до Башни Десницы.
    – Не представляю, как ты ходишь везде в этих доспехах, Клиган, – заметил он телохранителю. – Столько тяжестей на себе таскать, не говоря уже о том, как же должно быть жарко.
    – Привыкаешь, если носить каждый день, и даже больше не замедляешься, – ровным голосом ответил Сандор Клиган.Но было хреново, когда приходилось подниматься по лестнице, признался он себе. – На что ты уставился? – зарычал он на гвардейца в форме Старков у двери в покои десницы, который перекрыл им вход.
    – Не обращай внимания на Клигана, он сам по себе в дурном настроении, – извинился Октавиан за своего спутника. – Варли, верно? – уточнил он, думая, что припоминает его имя правильно.
    – Да, милорд, – подтвердил гвардеец Старков, удивленный тем, что принц запомнил его имя, хотя он уже встречал его раньше, когда Джоффри приходил в башню. – Вы хотите видеть лорда Старка? – спросил он. – Или леди Сансу?
    – А тебе какое дело? – снова зарычал Пес.
    Октавиан вздохнул, он подозревал, что Тит Пулло, будь он здесь, предложил бы Сандору Клигану или выпить или найти бабу, чтобы расслабиться.
    – Боги, Клиган, – воскликнул он. – Он просто спрашивает то же, что спросил бы и ты, поменяйся вы местами, – напомнил он. – Я пришел увидеть леди Сансу, я говорил ей, что приду, – сообщил он гвардейцу. – Но если лорд Старк в своих комнатах и может уделить мне несколько минут, то я бы и с ним хотел перемолвиться словом, – добавил он.
    – Я сообщу им обоим, что вы пришли, если вы согласитесь пока подождать внутри? – ответил Варли, кланяясь наследнику престола и открывая перед ним дверь.
    Когда Варли ушел сообщать хозяевам о визите, Октавиан потер глаза:
    – Мне надо перестать засиживаться заполночь за книгами, – заметил он, зевая.
    – По крайней мере у вас нет похмелья, – пробормотал Клиган, тем самым объясняя, с чего это он был взрывнее обычного. За последние пару месяцев он стал чаще говорить с принцем, выражая если не свои чувства, то мысли, но ему все еще было от этого неуютно, особенно потому, что Джоффри действительно его слушал, пусть даже не всегда соглашался.
    Красный Замок был построен по приказу Эйгона Завоевателя, первого из королей Таргариенов, который пришел в Вестерос триста лет назад с намерением построить империю и драконами, которые помогли это сделать. Проект был таких масштабов, что закончился только десятилетия спустя, при третьем короле Таргариене, удачно названном Мейгором Жестоким, который приказал убить всех строителей, после того, как они закончили замок, чтобы никто не узнал тайну его секретных коридоров. В Риме никогда не строили таких больших укреплений, это Октавиан знал, как не строили греки, карфагенцы и египтяне. Если верить Геродоту, стены Вавилона были в триста футов в высоту и восемьдесят футов в ширину, а длились они на пятьдесят миль вокруг города, так что вестеросцы не единственные предпочитали огромные укрепления. Красный Замок был предназначен Таргариенами не только для того, чтобы удерживаться от врага, он должен был устрашать завоеванный народ, отсюда и стены, высота которых была куда больше, чем оправдывалась бы защитой от осадных лестниц и башен.
    И все же, стены Красного Замка были не так бессмысленно высоки, как Стена на севере Вестероса. На семистах футах высоты даже самые зоркие лучники не смогут прицельно отстреливать нападающих, и им придется просто стрелять вниз, надеясь на удачу.
    – Милорд Джоффри! – радостно воскликнула Санса, идя к нему по коридору. Она была очень красива, признавался себе Октавиан, но если она будет продолжать расти, ему придется начать носить сапоги на подошве потолще, иначе рядом с ней на прогулке он будет выглядеть Тирионом. – Я боялась, что вы не придете.
    – Прошу прощения, я пришел позже, чем предполагал, немного проспал, – извиняющимся тоном объяснил Октавиан. – Я кое-что принес вам, – продолжил он, роясь в кармане и доставая шелковый мешочек. – Надеюсь, вам понравится, – сказал он, открывая мешочек, в котором был кулон на тонкой золотой цепочке. – Он похож на те, которые носит моя мать, – объяснил он, показывая ей герб Ланнистеров, выгравированный на нем, – с небольшим изменением, – он повернул кулон, показывая на обратной стороне герб дома Старков.
    – Он прекрасен! – воскликнула Санса. – Вы наденете его на меня? – попросила она, убирая от шеи длинные волосы.
    Октавиан протянул шелковый мешочек Псу, который бесцеремонно запихнул его себе в карман, пока принц надевал кулон на шею девочки.
    – Дома вашего отца и моей матери, – заметил он, опуская кулон, упавший в вырез ее платья. – Если вам хочется, я могу заказать такой же с гербами Баратеонов и Талли, в честь моего отца и вашей матери.
    – Это будет чудесно, – ответила Санса, улыбнувшись и поцеловав его в щеку, отчего Октавиан покраснел и задумался, как он должен был на это ответить.
    – О боги, и почему меня вдруг так тошнит? – раздался знакомый, чаще всего ехидный голос.
    – Уходи, Арья, – сердито сказала Санса сестре. – Разве ты не должна делать какие-нибудь глупости по приказу твоего браавосца? – ядовито спросила она, сердито поворачиваясь к младшей сестре.
    – Я уже тренировала сегодня равновесие целый час, – ответила Арья.
    – Тогда иди и поймай еще одну кошку, – велела Санса, эта маленькая дрянь все портила.
    Арья покачала головой:
    – Предыдущая меня чуть не разорвала, – ответила она. – Некоторые из них злее других, – сердито сказала она.
    – Поймать кошку? – растерянно переспросил Октавиан.
    Санса закатила глаза:
    – Ее учитель танцев велел ей ловить кошек, говорит, она может многому научиться по тому, как они двигаются, – объяснила она.
    – Так она все еще берет уроки боя моя на мечах? – спросил Октавиан, Санса уже говорила ему, что их отец нанял какого-то учителя из-за Узкого Моря. В отличие от техники удара и уклонения, которую предпочитали облаченные в латы рыцари Вестероса, мечники Браавоса, одного из Вольных Городов Эссоса, предпочитали более быстрый и текучий стиль, известный как "браавосская водная пляска", и который куда лучше подходил для обучения девочки. – Собираешься отомстить мне за то, что я ударил тебя палкой? – с подозрением спросил он Арью.
    – Я что, похожа на мстительную? – сладким голоском спросила Арья, но ее взгляд был по меньшей мере вселяющим тревогу.
    Октавиан нахмурился.
    – Следи за ней попристальнее, Клиган, – велел он телохранителю.
    Сандор Клиган осмотрел маленькую девочку с ног до головы.
    – Пожалуй, прослежу, – согласился он.
    – Я пойду прогуляюсь с Нимерией за стенами, – решила Арья. Леса, окружавшие Королевскую Гавань, были хорошим местом, чтобы позаниматься с лютоволчицей, которая страдала взаперти.
    – Хорошая идея, – согласилась Санса, это уведет ее сестру подальше от нее на несколько часов, учитывая, сколько может занять прогулка с лютоволком. – И возьми с собой Леди, – попросила она. – Только не спускай их с поводков в городе и возьми с собой гвардейцев.
    Арья прищурилась, глядя на сестру.
    – Я не дура, знаешь ли, – ответила она. Хотя звери и были приручены, они все еще были дикими животными, и кто знает, как они поведут себя среди всех этих людей.
    – О, я забыл сказать, – внезапно сказал Октавиан. – Моя сестра Мирцелла просила передать вам, что просит вас обеих прийти на праздник, который она устраивает на следующей неделе.
    – Если он будет такой же скучный, как предыдущий, то я лучше останусь и буду разглядывать стены, – ядовито ответила Арья. – Она говорит только о платьях и кукольных домиках.
    – Санса и Арья будут счастливы навестить ее, – перебил разговор строгий голос Эддарда Старка. – И никаких споров, – твердо добавил он, когда его младшая дочь хотела было запротестовать.
    – Добрый день, лорд Старк, – поприветствовал Октавиан десницу короля. – Я хотел попросить вашего позволения выйти на прогулку в саду с леди Сансой.
    Нед Старк согласно кивнул. Раз уж они поженятся, то лучше пусть сначала друг друга узнают.
    – Я попрошу септу Мордейн сопровождать вас.
    – Мне не нужны сопровождающие в дворцовых садах, отец, – заспорила Санса. – Я в полной безопасности с принцем Джоффри.
    Старк рассмеялся.
    – Так как я и сам был юнцом, мне трудно в это поверить, – ответил он. – Не хотел оскорбить вас, ваше высочество, – добавил он наследнику престола.
    – Я не оскорблен, – усмехнулся Октавиан. – Могу только представить, что скажет мой отец, когда через несколько лет какой-нибудь юнец попросит разрешения сопровождать мою сестру.
    – Зная Роберта, он скорее всего пойдет за ними, с выражением лица, способным напугать мантикору, и даже может быть, с боевым молотом, – весело предположил Нед Старк. – Но Варли сказал мне, вы хотели со мной переговорить, это только для того, чтобы попросить разрешения выйти с Сансой в сад? – спросил он.
    Октавиан покачал головой.
    – Нет, лорд Старк, я просто хотел сообщить вам, что после перепроверки книг и записей с лордом Бейлишем, и проверки казны позже, мы решили, что ошибки, которые я нашел, действительно были результатом непригодности некоторых его писарей, а не воровством.
    – Как вы можете быть уверены? – нахмурился Нед Старк.
    – Потому что в казне мы нашли деньги, – ответил ему Октавиан. – Они пропали из бумаг, а не из сундуков. Мастер над монетой держит наготове золото и серебро, достаточное, чтобы оплачивать ежедневные расходы и содержание флота, и этих денег оказалось больше, чем было указано в записях.
    Десница короля был удивлен.
    – Насколько больше? – спросил он.
    – Десятки тысяч золотых драконов, лорд Бейлиш как раз занимается точным подсчетом, – ответил Октавиан. – нам вовсе не нужно было брать долг на турнир, – заметил он. – В любом случае, после этого разбора некоторые из его людей будут выброшены с работы, а не брошены в темницы в ожидании королевского правосудия, – сказал он. – Я подумал, что лучше сообщить вам сегодня, перед завтрашним заседанием Малого Совета.
    – Спасибо, – ответил Старк. – Хорошая работа, – похвалил он усидчивость мальчика.
    – Если честно, я испытал облегчение, – сказал ему Октавиан. – Если бы деньги действительно пропали, мне бы пришлось проверить все до единой записи. Несчастный лорд Бейлиш теперь займется этим, так что не знать ему отдыха в ближайшие несколько месяцев.
    – А, так вот почему он просил позволения встретиться со мной, – решил Нед Старк. Бейлиш в последнее время вел себя странно, но если дело было в том, что он нанял негодных для работы людей и не смог уследить за ними, то это объясняет его тревожность. Многие годы мастера над монетой превозносили за его прекрасную работу, так что любое указание на обратное могло повредить его репутации. – Это все? – спросил Старк. – Если так, то я поговорю с септой Мордейн и вернусь за стол, – сказал он. – Столько воронов приносят столько писем для королевского десницы, – печально продолжил он. – Не представляю, как Джон Аррен справлялся с этой работой семнадцать лет и не сошел с ума.
    – Да, на этом все, – подтвердил Октавиан. – Если не увидимся раньше, то до встречи на заседании Совета завтра, лорд Старк.
    – До свидания, принц Джоффри, – ответил Старк, немного поклонившись, и Октавиан ответил тем же.
    – Вы нравитесь отцу, – прошептала Октавиану Санса. – Он часто говорит, какой вы умный молодой человек.
    – Приятно знать, – ответил Октавиан, задумываясь, правильным ли было решением не сообщать деснице короля, что Петир Бейлиш специально старался выставить финансовую ситуацию королевства хуже, чем она была. Состряпанные на скорую руку поддельные записи могли бы запутать кого-нибудь поглупее, но Октавиан сразу заметил, что к чему, но притворился, что верит в версию событий, которую Бейлиш пытался выдать за правду.
    Лорд Бейлиш несомненно понял, что наследник Роберта был куда умнее короля, но к несчастью для него, мастер над монетой все еще считал себя умнее принца. Именно эту самоуверенность Октавиан рассчитывал использовать против этого человека, когда понадобится.
    "Лучше никому не показывать, как на самом деле я умен, пока не найду что-нибудь на Вариса," – решил Октавиан, когда они с Сансой вышли в сады.
    Девушка была мила, верна и добросердечна, судя по всему, должна была стать хорошей женой, подумал он, вспоминая знаменитую фразу своего дяди: "Жена Цезаря должна быть выше любых подозрений".
    К несчастью для короля Роберта, этого никак нельзя было сказать о Серсее.
     
    Последнее редактирование: 29 фев 2016
    tarion, Lemmi, talsterch и 18 другим нравится это.