1. Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел, вы гарантируете, что достигли 18 лет. Все персонажи фанфиков, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними с точки зрения законов РФ.
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейнерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо

Гет Фанфик: СПОР

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Alinka, 9 май 2016.

  1. Tanabell

    Tanabell Наёмник

    Да чего уж там!:) Пишете сразу обе!!!:D
     
    Alinka и вНЕ-времени нравится это.
  2. fiolent

    fiolent Оруженосец

    ага
    обеими руками, одну правым полушарием, вторую левым
    суперамбидекстер

    Автор, как получится. Вы нас радуете и спасибо за эту радость.
     
    Tanabell, Alinka и вНЕ-времени нравится это.
  3. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    Главное не перепутать место и время действия местами :woot:
    :D:D:D
    Вы прям пророк - я переученная левша. Могу обеими воять (руками). Правда, одновременно не пробывала :wideyed:
    С полушариями сложнее :writing::shifty:
    Спасибо вам. Всегда радуюсь ответной реакции :kiss::bravo:
     
    Tanabell и вНЕ-времени нравится это.
  4. Tanabell

    Tanabell Наёмник

    Я даже выбрать не могу, продолжение какого ФФ я больше хочу!:rolleyes:
    Все-таки "Может быть", наверное... Но другие тоже с удовольствием читаю и жду:in love:
     
    Alinka и вНЕ-времени нравится это.
  5. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    в "Может быть" сейчас у меня полный полет фантазии. Правда, погода нелетная :p.
    Саня так подставился, что теперь его выкручивай из недостойной рыцаря ситуации :D
     
    Tanabell и вНЕ-времени нравится это.
  6. Мы-то, конечно, жадные до твоих фанфиков :creative:, но советовать ничего не будем. Пиши по вдохновению, творчество - оно ведь и должно быть по велению левой пятки души :).
     
    Tanabell и Alinka нравится это.
  7. Да уж :cry:...
     
    Alinka нравится это.
  8. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    Да уж :D
     
    Ох, и в следующей главе эти разговоры до тааакого доведут :facepalm::D
    Спойлер :smirk:
    "- Ты всегда такой правдоруб. Хочешь сейчас узнать от меня правду? Что я думаю? Я не стану скрываться за маской, и не буду снисходительна и учтива. Буду, как ты..."
     
    Tanabell и вНЕ-времени нравится это.
  9. Буду, как ты :devil laugh:
     
    Alinka нравится это.
  10. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    да, Санса думает, что сможет быть такой же... Наивная
    Хотя, кто знает...
     
  11. Или, возможно, кого-то другого хочет в этом убедить.
    А может, это у нее просто такой способ наглядно продемонстрировать, что неплохо было бы повнимательней выбирать слова: даже когда они правдивы, подача бывает разной.
    Сандор так и вообще известен тем, что когда стоило бы смолчать, его "несет", а когда есть нужда в определенных сказанных словах, у него и решимости, оказывается, не хватает.
     
    Alinka нравится это.
  12. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    Вот да!
     
    вНЕ-времени нравится это.
  13. Alinka , вот было бы даже интересно, если бы Сандор смог нас удивить в этом отношении. Оставаясь при всем при этом самим собой, разумеется :rolleyes:.
     
    Alinka нравится это.
  14. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    3. Она

    Санса оказалась дома около пяти. Как она и боялась, добираться пришлось на общественном транспорте, а потом еще и идти минут десять с тяжелыми книгами и на высоких каблуках. Ноги и руки ныли, а настроение было хуже некуда. День оказался ужасным, и то-то еще будет. Она ни на секунду не могла забыть о том, что идет на свидание сегодня вечером. Да еще с кем?! С Сандором Клиганом! По собственной воле и из-за собственной глупости. Кто ее только за язык тянул?!

    Вздохнув, Санса бросила книги на кровать и плюхнулась рядом с ними.

    Что же ей делать?

    Мысли не хотели собираться, а нервы успокаиваться. У нее столько забот, а до свидания всего каких-то два часа. Вздохнув еще раз, девушка взглянула мельком на свои содранные коленки и решила, первым делом позаботиться о них. Промыла и обработала ранки и заклеила пластырем телесного цвета. А потом подумала, что поторопилась. Ведь ей надо принять душ, а пластырь обязательно отклеится. Несмотря на это, Санса взяла полотенце и сменное белье и скрылась за соседней дверью.

    Часы показывали пятнадцать минут шестого, когда девушка вернулась к себе в комнату.

    «Времени еще полно» — решила Санса, но, как оказалось, она сильно ошибалась. Первой проблемой было то, что уроки на завтра придется не сделать или заниматься ими поздно вечером по возвращении домой. Конечно, можно было надеяться, что она могла бы отделаться легко, уделив парню час-полтора. Но она предполагала, Сандор воспользуется ситуацией по полной и не отпустит ее, пока не измучает вконец. Что будет на самом свидании и как оно пройдет, Санса даже не хотела думать.

    Второй и основной проблемой неожиданно встала дилемма в части подготовки к этому самому свиданию. Как обычно все девушки ходят на свидания? Красиво одеваются, делают прически и макияж, чтобы произвести впечатление и понравиться. Но Санса ведь не собиралась этого делать. Ей не нужно было обращать на себя внимание Клигана. Ведь у них не обычное свидание, у них спор. Так что же? Пойти в чем попало? Это тоже как-то неучтиво. Но и наряжаться особо было ни к чему. Если все будет слишком хорошо, то может показаться, что она специально готовилась и переживала. Если слишком обычно, то можно таким образом выказать пренебрежение. Одна сплошная головная боль — это ненастоящее свидание.

    Санса высушила и выпрямила волосы, свободно распустив их по плечам. А на кровати тут же оказались не менее десяти нарядов. Все они казались либо слишком открытыми, либо яркими, либо кокетливыми. Повседневная одежда упала поверх первой партии в еще большем количестве. Более-менее строгие и закрытые платья, юбки — прямые и обтягивающие или пышные и воздушные; блузки, кофточки, туники и сарафаны. Санса не могла определиться. Она прикладывала к себе вещи и отметала их, понимая, что все не то.

    «Вот черт!» — она начинала паниковать и злиться.

    Даже собираясь на свидания к Джоффри, у нее не было такого тяжелого выбора. Посмотрев на часы, девушка в ужасе обнаружила, что уже седьмой час. А она еще стоит перед зеркалом в одном нижнем белье. Благо, дома никого не было, и никто не мог пристать с ненужными и отвлекающими вопросами, что она делает и куда собирается. Только этого еще не хватало. Санса кинулась к своей косметичке, чтобы нанести немного макияжа. Чуть пудры на лицо, тонкую подводку по верхнему веку, тушь на ресницы и прозрачный блеск на губы. Это отняло не больше десяти минут, но время было неумолимо. Санса подумала, может, стоит надеть джинсы? Но нет. Покрутившись перед зеркалом, перемерив несколько кофт и в итоге кинув светло синий деним обратно на кровать, она решила, что это вовсе не в ее стиле и не для свидания, пусть оно и не совсем настоящее.

    Паниковать уже нужно было конкретно. Поэтому схватив первое попавшееся платье, Санса со злостью нетерпеливо натянула его на себя. Пусть так, хуже не будет. Темно синее, в мелкие блеклые цветы, с завышенной талией и тонким ремешком кремового цвета. Закрытая грудь и рукава до локтя. Немного строго, но элегантно. Лакированные телесно-бежевые туфли-лодочки под него в самый раз, и черный клатч.
    Она готова! Она успела. Можно выдохнуть.

    Только время без пяти семь, а она только что поняла, что безумно голодна, пластыри на оголенных коленках отклеиваются и ее сегодняшний ухажер, скорее всего, не знает ее адреса, а она — его телефона.

    «Вот ведь…!» — только грубые и не произносимые слова лезли в голову. А слезы уже подступали к глазам из-за расшатавшихся нервов.

    «За что мне все это?! И что теперь делать?».

    Подойдя к окну, Санса с отчаянием взглянула на дорогу. Рядом с домом был припаркован черный автомобиль и очертания его хозяина слишком походили на ее напарника по свиданию.

    «Неужели?».

    Странное чувство забралось за пазуху. Облегчение и разочарование смешались во что-то среднее.

    Быстро спустившись вниз, Санса оставила записку, что пошла гулять и будет не поздно. Скорее всего, ее первой прочтет мама. Про свидание она принципиально не хотела упоминать. Ведь сразу возникли бы вопросы «А как?», «А с кем?». Достаточно и того, что есть.

    Выдохнув и вдохнув полной грудью, девушка открыла дверь и направилась на немного дрожащих ногах к Сандору.
    Он стоял, облокотившись на передний бок своего авто, и как только Санса приблизилась, открыл ей пассажирскую дверь.

    — Добрый вечер, — горло пересохло в отличие от влажных ладоней. Она решила побыстрее скрыться в полумраке салона, чтобы парень не успел разглядеть ее краснеющих щек. К тому же, сам он не был приветлив и промолчал на ее обращение. Санса, только оказавшись внутри машины, поняла, что само по себе это транспортное средство было непривычно для Сандора. Он всегда и везде рассекал на мотоцикле, ревущем и быстром. А теперь это — черный, и внутри, и снаружи, видно, что не новый, но ухоженный автомобиль. Немного агрессивный, как ей показалось, но вполне в духе Клигана. Сам же хозяин уже успел присоединиться к ней и даже что-то спросить. Вроде того, что будем делать или куда поедем. Санса прослушала, увлекшись своими мыслями. Пришлось отвечать обобщенно и наугад. Ответ не особо впечатлил Сандора, но он завел авто, и они тронулись.

    Дорога неизвестно куда выходила напряженной. Оба молчали, оба, видимо, не могли начать разговор или подобрать нужных слов. А, быть может, так чувствовала себя только Санса. По каменному выражению лица Клигана нельзя было сделать определенных выводов. Девушка и не знала, чего бояться больше, разговоров с парнем, который раньше ее пугал или вот такого неловкого молчания.

    — Перекусим? — она опять чуть не прослушала, но суть его лаконичной «фразы» уловила.

    Да, она бы не отказалась от чего-нибудь сытного и вкусно пахнущего. Желудок был пустым, и удивительно, что еще не проявил своих претензий по этому поводу. Но смущение взяло верх, и Санса лишь, как дура, пожала плечами.

    Ну почему она не может вести себя, как нормальный человек и четко выражать свои мысли и желания? Это, видимо, Джоффри, за те недолгие месяцы, что был ее парнем, приучил девушку вести себя прилежно и послушно, ничем себя не выдавать и не проявлять ни инициативы, ни желания к чему бы то ни было. Ее мнением никогда не интересовались, и оно никогда не учитывалось. До определенной поры Санса считала, что так и должно быть. Но теперь… все должно быть иначе. Все иначе и будет.

    Автомобиль плавно остановился у бордюра при входе в какое-то кафе. Сандор вышел, а Санса поспешила за ним, предчувствуя, что парень собирается опять проявлять себя настоящим джентльменом. Ее это смущало и раздражало. Но раздражение было каким-то странным. Ей была приятна забота, но и одновременно с этим — неудобно. Она все время проводила параллели с Баратеоном, и почему-то Клиган на его фоне выигрывал. А ведь он даже не ее парень! И даже мыслей о подобном никогда не возникало. И вообще — все это свидание обычный фарс. Хотя, может быть, суть его как раз в том, чтобы именно притвориться и играть роль парочки?
    Санса запуталась. Она не могла дать четкого ответа ни на один вопрос, возникающий в голове. Очередная дверь перед ее носом открылась, и оба оказались в пиццерии где-то на окраине.

    Было скромно, но вполне уютно. Красно-белый интерьер, маленькие столики с высокими стульями-треногами или п-образные диваны из кожзама, синтетические скатерти и пластиковые цветы в вазочках. И все кругом пропитано запахом выпечки и кофе. Санса часто представляла себе подобное место. Она даже иногда мечтала о том, что будет подрабатывать официанткой вот в такой вот кафе-забегаловке после школы, как это делали некоторые ее сверстницы. Но папа не оценил ее стремлений и не понял, зачем его умнице-дочке лишние заботы. «Пусть лучше учится усерднее» были его слова, а лимит по ее кредитке вырос чуть ли не вдвое. Мама же предложила поучаствовать в жизни ее фонда. Поэтому иногда Санса раздавала еду бездомным и нуждающимся в бесплатной столовой или сортировала вещи для приютов, ночлежек и детских домов. Она знала, это хорошие дела и нужные. Но это был не ее выбор. За нее опять все решили.

    Они сели на диванчик, оказавшись лицом друг к другу. Сандор бросал на девушку короткие взгляды, от которых Санса каждый раз вспыхивала. Побороть смущение и неловкость никак не удавалось. Что же такое на нее нашло сегодня в школе, что она так резко и смело себя вела с ним? И почему теперь не может даже ровно дышать в его присутствии? Как вернуть ту Сансу, с прямым взглядом и острым языком?

    А Клиган, тем временем, спросил, любит ли она пиццу, и какую. На что девушка снова сморозила какую-то чушь. Она даже не смогла определиться с пристрастиями, хотя, наверное, и сама не знала своих вкусов. Да и ей было все равно. Прежде, выбор всегда оставался за Джоффри, она думала, что нравится ему, а не ей. Это очередное воспоминание-сравнение вызвало в Сансе недовольство и злость на саму себя.

    «Да сколько можно уже думать о бывшем парне?! Он в прошлом, и должен там и остаться».

    Потеребив в руках меню и кинув невидящий взгляд на яркие заламинированные страницы с картинки, девушка не выдержала и почти что сбежала в туалет. Нужно было срочно привести чувства и мысли в порядок. Успокоить нервы и начать вести себя как положено. Санса открыла кран и подставила руки под прохладную воду. Немного смочила щеки и лоб. Она кинула взгляд в зеркало. Да, вид и нее был растерянный. Но во всем остальном, вполне неплохо. Платье и волосы оттеняли цвет ее кожи. А вот губы краснели, соревнуясь в этом со щеками, будто у нее температура. В отличие от нее, Сандор был вполне расслаблен и спокоен. И даже чересчур. Он до сих пор не сделал ей ни одного замечания и не сказал ничего едкого. Может быть, она и вовсе зря себя заводит и накручивает? И это свидание на спор пройдет не так уж и плохо? А что в этом такого? Они просто посидят, поедят пиццы. Даже может быть поговорят на какие-нибудь отстраненные темы. Вот и все. Не стоило так переживать, ведь еще ничего страшного не случилось. Сандор даже выказал заботу о ней. Ухаживал, как, видимо, и положено на свидании, а она все сразу в штыки воспринимала. Дав себе еще минуту, Санса твердо решила провести время хорошо и постараться ничего не испортить своим идиотским поведением.

    Вернувшись к своему спутнику, Санса узнала, что парень уже сделал заказ, и ей стало немного легче. Но первое, что она для себя отметила, так это выбор напитков. Перед ней стоял молочный коктейль — ванильный, с легкой пенкой и сладковатым еле уловимым ароматом.

    — Спасибо, — сказала она, бросив короткий взгляд на Сандора. — Я люблю молочный коктейль.

    — Ага.

    В этом его «Ага» было столько непринужденности и безразличия. И все же оно так много значило для Сансы. Он знал! Не просто ткнул в меню наугад, а знал, что она любит молочный коктейль. Не клубничный, не шоколадный, не банановый, а простой — ванильный. Да! Сердце ускорило бег, а щеки снова предательски начали покрываться румянцем.

    «Даже Джоффри… К черту это имя и его хозяина!»

    Санса мысленно выругалась и дала себе зарок больше сегодня не вспоминать зеленоглазого блондина. Она не была уверена, что справится, но постарается обязательно.
    А пока ей нужно было найти способ общения с угрюмым взрослым парнем, которого раньше она предпочитала обходить стороной. Быть может, она делала это зря? Сандор теперь открывался для нее совсем с неожиданной стороны. С той, о которой Санса и не подозревала. Но все пока так условно и хрупко. Она не могла забыть все его колкие слова и взгляды. Не стоило сразу строить воздушных замков и поддаваться, возможно, обманчивому, пусть и не первому, а второму впечатлению.

    — Ты здесь часто бываешь?

    — Нет.

    «Вот и весь разговор. О чем еще спросить?» — Санса и так старалась изо всех сил. В голове было пусто, а на языке и того хуже. Но сдаваться она не собиралась. Просто нужно было найти точки соприкосновения, общие интересы.

    Да уж! Хватит пока и того, что есть: еда, это место. Может еще про погоду упомянуть?

    И все бы ничего, но Клиган не продержался в нейтральной зоне и пары минут. Внутренний демон взял свое, и парень, в привычной манере, приписал, видимо, свои мысли ей, обставив все в неприглядном свете.

    — Можешь не бояться, что твои друзья нас здесь увидят, — сказал он с сарказмом. — Никто не узнает, с кем ты сегодняшний вечер провела.

    Вот так всегда! Не больше, не меньше. Но слова ее задели больше обычного. Почему Сандор так решил? Какое ей дело до того, кто ее и с кем увидит? У них странная пара? Быть может, но это не должно никого волновать кроме них самих. Ее это волновало? Да, но совершенно не по той причине, что подразумевал парень.

    — Я и не боюсь. С чего ты взял? — она стрельнула в Клигана слегка раздосадованным взглядом, чувствуя просыпающиеся знакомые нотки бунтарства, которые сегодня родились у нее в школьном дворе.

    — С того… — но Сандор осекся, будто впервые себя сдержав. — Неважно.

    Ей бы промолчать и припомнить, что подобное поведение к добру не приводит. Но она поддалась волне внутреннего возмущения.

    — Скажи, ты обо всех плохо думаешь или только обо мне? Ты считаешь, что я буду тебя стыдиться?

    Только когда слова прозвучали, Санса поняла, что не хочет знать ответа, предполагая дальнейшую насмешливую и обидную тираду в свой адрес. И она ждала довольно долго, пока Сандор копил энергию и подбирал слова, пронзая ее одним лишь взглядом. Официантка, принесшая заказ и неторопливо распределяющая его на столе, лишь оттягивала этот миг.

    — Ты еще скажи, что счастлива сидеть здесь со мной, и прекрасно проводишь время, — сказал Клиган одновременно выдыхая носом. — Ты вынуждена это делать, потому что поспорила и сама попалась. Хочешь выиграть, чтобы не остаться в дураках.

    — Нет, я не хочу выигрывать. Я хочу не проиграть.
    Санса чуть не прикусила губу, поняв, что сейчас парень перевернет слова и опять уличит ее в том, что она и не думала.

    — Вот как.

    Именно то, что она и предполагала. Снова укор во взгляде и в словах. Всего в двух. А дальше — хуже. И никакие оправдания не помогали. Неужели ему нравится всех осуждать и критиковать? Неужели во всех он, прежде всего, видит плохое? Да и что плохого в том, чтобы быть мягкой и деликатной? Да, немного нерешительной. Но это ведь она старается побороть в себе. Быть сильнее и самостоятельнее. Обстоятельства и окружение ее тормозят, и все же… Сандор и тут нашел подвох.

    — Я могу и сама решать многое, — сказала она, защищая себя.

    — Да, например, бросить Джоффри.

    Словно удар в область солнечного сплетения, и уже ненавистное и запретное сегодня имя. Все кругом избегают Сансу Старк по науськиванию Баратеона. Все думают — это Джоффри бросил глупую девчонку, разбив ей сердце. И только Сандор Клиган заявляет, глядя ей в глаза, противоположное. Но почему это имеет значение для нее? А для него? Какая разница приятелю Джоффри, кто от кого отказался, и что теперь с «брошенкой»?

    — Откуда ты знаешь?

    Но Сандор лишь развивал тему и тревожил ее нервные окончания. А эта тема была под запретом. Она, как еле зажившая рана. А он ее вновь ковырял, да еще сверху посыпал солью. Санса не только брошенная в его глазах, но и изгой. Никому ненужная одиночка. И это правда. Но грубо высказанная, словно данность и закономерный результат ее поведения.

    — Что-то твои друзья и подружки к тебе ни заботы, ни такта не проявляют.

    Его слова все больнее, и Санса огрызается.

    — Видимо, у меня не было и нет здесь друзей.

    — Мир жесток. И каждый сам за себя…

    — Чем ты лучше остальных? Ты также, как и все прочие, забыл о моем существовании.

    — А разве я когда-то был тебе другом?

    Укор с ее стороны, и очередная правда с его. Но разве можно так делить все на черное и белое? Друг. Кого Сандор мог бы назвать другом и кого теперь таковым может считать Санса? Дело ведь в человечности. Он знал правду и предполагал, что ей плохо. Но даже не шевельнул пальцем, не сказал ни единого слова в поддержку. А ведь по его собственному суждению, Джоффри ему не друг. И ему должно было плевать на то, чего хотел от всех прочих блондин.
    Разговор ни о чем привел их к раздору и накалу обстановки. Оба, словно на раскаленной сковородке. И дальше только хуже. Лучший способ избежать трагедии — закончить все здесь и сейчас. Но Санса лишь замолчала, оставив последнее слово за собой. Уйти она не могла. И не потому, что это означало поражение в споре. Об этом сейчас вовсе не думалось. Просто между ними всегда так. Что-то начинается. Потом выливается в непонятный короткий разговор и обрывается, оставляя горькое послевкусие. Они не могут понять друг друга. А, быть может, не хотят. И это надо исправить. Придти к чему-то определенному или окончательно все испортить.

    За перепалкой Санса и забыла о том, что голодна. Сандор схватился за кусок пиццы, предпочитая его неприятному разговору, и принялся терзать тесто в свойственной ему манере. Несмотря ни на что, именно этому могла сейчас позавидовать девушка. Она тоже с удовольствием взяла бы пиццу руками и откусила большой кусок, чувствуя всю палитру вкусов и приятное масляное тепло на кончиках пальцев и губах. Но у нее были манеры. Поэтому пришлось взять в руки нож и вилку и изображать из себя леди, издеваясь над треугольником с сыром, грибами и соусом. А пицца тем временем неумолимо остывала, теряла вкус и только раззадоривала пустой желудок. Сандор успел съесть три куска, а Санса принялась лишь за второй. Она не получала от этого процесса никакого удовольствия. Как и всегда. Нравится ли тебе пицца? Она сейчас даже вкус ее не могла разобрать. Девушка ощущала на себе взгляд серых глаз, и не могла думать ни о чем, кроме того, что сейчас в голове у ее молчаливого спутника. Стоило нервам успокоиться, как Санса не преминула попытаться чуть поправить положение. Нет, она не будет снова нарываться или грубить в ответ. Не будет поддаваться на провокации. Просто продолжит разговор ни о чем и будет вежливой. Будто ничего и не было. Так ведь нужно вести себя на свидании?

    — Правда, вкусно, — сказала она.

    — Есть можно, — буркнул Сандор.

    И вот опять приступ. Глупая придирка к его брошенным небрежно словам и интонации голоса. Она лишь дернула бровями и на секунду замерла. А он все понял. Теперь парень выковыривал из нее то, что она пыталась оставить при себе.

    — Ну, что ты хотела сказать.

    — Ничего.

    — Врать ты не умеешь. Давай выкладывай.

    Он позволил, а Санса не сдержалась.

    — Ты бываешь когда-нибудь и чем-нибудь доволен?

    — Бываю. Когда глупые девчонки не щебечут всякий вздор у меня над ухом.

    Оплеуха про глупую девчонку.

    — Вот ты опять начинаешь.

    — Я и не заканчивал, — Клиган своей неприступностью и безразличием к чужим чувствам раздражал. — И да, я злой и нетерпимый. Смирись с этим. Я такой, каков есть. Зато не корчу из себя невесть что.

    — Видимо, это делаю я.

    Санса сорвалась, ощутив вторую «пощечину» на пылающей щеке. Как он ошибался и как был прав одновременно. Про себя и про нее. Но разве так можно?!

    «Глупый мальчишка! Он словно дикий пес скалится на всех чужаков, не потому что боится, а потому что не доверяет. Думает, его острые зубы оттолкнут, напугают. Всех готов держать на расстоянии, главное не показать себя уязвимым, не доверять всем без разбору и не тратить время на ненужных людей. Он готов укусить, но слова порой ранят больнее. Как же к нему подступиться? И стоит ли?».

    Но Сандор не дал девушке опомниться. Спросил, наелась ли она, и еще не получив полноценный ответ, попросил счет. Они быстро покидали кафетерий, оставляя за столиком с недоеденной пиццей, раздор и весь негатив. Хотя Санса предполагала, что новые порции того и другого не заставят себя долго ждать. Ведь вечер еще не закончен.

    В очередной раз, почти вздрогнув от непривычной обходительности и проскользнув сначала в одну открытую перед ней дверь, а потом, скрывшись и за другой, девушка по-прежнему испытывала двоякое чувство к своему кавалеру. Сандор же каждым своим последующим действием только усугублял его.

    — Думаешь на этом все? — спросил он и прищурился. — Вечер закончен, если только ты сдашься. Или ты готова терпеть меня и дальше?

    — У нас ведь полноценное свидание, поэтому я домой еще не собираюсь.

    Другого пути не было.

    Парень усмехнулся, но не добро:
    — Сама напросилась. Потом меня не вини.
     
    Последнее редактирование: 19 июн 2016
    Caramelimon, Zhake, Aksinija и 4 другим нравится это.
  15. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    Он завел автомобиль, и тот сорвался с места. Санса хотела спросить, куда они направляются теперь, но могла предположить, а точнее пожелать, самый идеальный вариант — в кино. И идеальным он был, прежде всего, в свете сложившейся между ними обстановки. Пару часов вместе, можно молчать и даже не смотреть друг на друга. Идеально. Вот только что-то подсказывало девушке, что будет все не совсем так.

    Автомобиль двигался уверенно по вечерним улицам и перекресткам. В салоне пахло кожей, и было тихо. Они молчали, радио тоже. Только ветер в приоткрытое окно и шум двигателя разбавляли это безмолвие. А Сансу все устраивало. Так гораздо лучше. Она уже два раза допустила ошибку, заговорив первой. Ни к чему хорошему это не привело. Теперь его очередь, если только Сандор захочет.

    Огни уличных фонарей, рекламы и неоновых вывесок ярким светом монотонно ударяли в тонированное стекло. Но постепенно их становилось все меньше, и Санса даже стала узнавать местность.

    Как ей не хотелось прерывать тишину первой, но пришлось.
    — Мы едем в центральный парк? — спросила она не без доли волнения.

    — Да.

    — Мы будем гулять? — голос выражал недоверие и опасение. Она не смогла это скрыть, а он не заметить.

    — А что? Прекрасный вечер. Еще по-летнему тепло. Закат брезжит на горизонте, а в воздухе чувствуется аромат трав и цветов.

    Санса знала, что от каждого последующего слова ее глаза расширяются в неверии, а собственная речь будто отключилась. Но Сандор не стал мучить ее долгой паузой, и сразу же хрипло рассмеялся, наполнив салон звуком сильного голоса. Он смеялся довольно долго, меряя девушку совсем невеселым взглядом, до тех пор, пока у Сансы не хватило мужества и силы воли сказать хоть что-то.

    — Ты сейчас шутишь?

    — А как ты думаешь?

    — Видимо, да.

    Смех стих.

    — Нет. Я издеваюсь. Судя по твоему шокированному и испуганному виду, — его лицо вмиг стало серьезным. — Но можешь не бояться. Я не стану таскать тебя по тенистым аллеям. Это слишком нудно для меня и утомительно для тебя на таких каблуках.

    Санса в очередной раз чувствовала себя дурой.

    — Займемся чем-нибудь другим, — окончил он, отвернувшись.

    Ее щеки опять горели от его слов и собственной глупой реакции на все, чтобы не происходило.

    — Чем же? — как можно мягче старалась произнести девушка.

    — Увидишь.

    Авто проехало мимо главного входа и свернуло налево. Двигаясь вдоль живой изгороди по самому краю парка, оно плавно рассекало нагретый жарким осенним солнцем воздух, будоража в нем легкие ароматные нотки отцветающей природы. Санса больше приоткрыла окно и вдохнула полной грудью. Она отвернулась от парня, стараясь не смотреть на него и не знать, смотрит ли он на нее, и вообще не видеть выражение его лица. Она не хотела думать или гадать. Какой в этом смысл? Пусть будет, что будет. Ведь все равно ничего сверхестественного не случится.

    Да, ничего фантастического, но…

    Санса все поняла, когда черный автомобиль свернул в проем живой изгороди и оказался на подступах к огромной забетонированной площадке, упирающийся в массивную металлическую конструкцию с огромным экраном. Проектор цветными лучами разрисовывал его, словно белый холст красками, превращая игру света в ожившие картинки. Зеленый театр, а точнее автокинотеатр. То же кино, но совсем в другом антураже. Санса в очередной раз потеряла дар речи. Парень отметил ее реакцию, но не сказал ни слова. Он припарковался и покинул девушку минут на пять. Этого хватило, чтобы Санса снова могла говорить, а он купить билеты.

    — Мы… мы смотреть кино будем… здесь? — еле выдавила из себя Санса.

    — Да, а что? Тебе это не нравится?

    Его правая бровь дернулась вверх, а потом поравнялась с левой, опускаясь на глаза.

    — Нет, нет. Меня все устраивает. Отлично! — Санса даже попыталась улыбнуться, но, кажется, парень ей не поверил. По крайней мере, его лицо снова помрачнело, и он уже более строго спросил:
    — Ты чего-нибудь хочешь? Попкорн, колу, коктейль?

    — Нет, спасибо.

    — Тогда, поищем себе место. Начало еще только через полчаса.

    Она лишь кивнула.

    Поиски оказались недолгими. Сандор умело лавировал между другими припаркованными автомобилями и быстро определился с местом. Где-то в середине, немного правее от экрана. Машин было достаточно, и они всё прибывали. Рядом, с ее стороны, оказалось новенькое вольво. За рулем сидел парень, наверное, выпускник и его девушка. Они о чем-то тихо разговаривали. Блондинка лучезарно улыбалась и бросала на своего кавалера заигрывающие кокетливые взгляды. Санса смотрела на них невидящим взором и не могла отвернуться. А в голове не могла улечься одна мысль. Она здесь с Сандором Клиганом! Здесь! Блондинка будто почувствовала на себе чужой взгляд и встретилась с Сансой глазами. Немного улыбнулась и ей. Парень тоже обернулся. Его глаза искрились и смеялись. Он поднял уголки губ и подмигнул. Но Санса была не в силах ответить ни ей, ни ему. Ей не было весело. Ей не было комфортно. И она могла только позавидовать тем, кто оказался здесь по собственной воле и желанию. А она такой счастливицей не была. Девушка отвела глаза и закрыла окно. Это будут самые тяжкие два часа в ее жизни.

    И дело было не в Сандоре, и не в месте и времени, и не в ней, и не в споре. А во всей этой ситуации в целом. С тех пор, как только Сансе начали нравиться мальчики, и романтизм проник в ее подсознание, превращая ребенка в подростка, она мечтала оказаться вот в таком месте. Это было ее тайным заветным желанием и идеальным свиданием. Летний теплый вечер, звездное небо и яркие вспышки на большом экране, и двое, он и она, в полумраке салона автомобиля. Им нет дела до фильма, им нет дела до окружающих. У них есть они, и это уединение. Глаза в глаза и ладонь в ладони. Тихий шепот или молчание. А взгляды и улыбки красноречивее слов. И поцелуй… поцелуи, поцелуи. Так романтично и так волнительно! Сколько раз Санса видела такое в кино. И сколько раз представляла себя на месте героини. Что может быть прекраснее?!

    И вот мечта сбылась! Разве? Мечтала ли она когда-нибудь оказаться здесь с Клиганом. Нет! Никогда и ни за что! Можно ли поверить что все взаправду? Девушка готова была чуть ли не возненавидеть рядом сидящего парня. Ведь он испортил ее заветную мечту.
    Как он мог? Как додумался, ткнув «пальцем в небо», так точно попасть? И вряд ли можно думать, что он знал, как с коктейлем. Нет, это просто ужасное совпадение. Возможно, это его стремление удивить или быть оригинальным. Можно было бы сказать спасибо и за это. Но Санса не могла. И не могла ничего с этим поделать.

    — Какой фильм будем смотреть? — спросила девушка, пытаясь отвлечься от тяжких мыслей.

    — Понятия не имею.

    Парень протянул ей билеты, а она аккуратно взяла их двумя пальцами.

    «Неспящие в Сиэтле» — гласили нечетко выбитые буквы на бумажном прямоугольнике.

    «Боже мой!» — мысленно возвела глаза к небу Санса и вздохнула.

    Ей нравился этот фильм — добрый, теплый, романтичный. Именно тот, что стоит смотреть с любимым, обнявшись под теплым пледом. Но сейчас она предпочла бы какой-нибудь «День независимости» или «Форсаж». Такие фильмы увлекают парней, а не сопливые романтичные мелодрамы. И уж точно Сандор не останется в восторге от этого фильма. А ей мучиться вместе с ним в атмосфере нарастающей неловкости и раздражения. Она представила язвительные замечания и злые шутки со словами «Не верю!», только в более грубой форме, с первых же минут картины. Да, так все и будет. В этом она не сомневалась.

    Немного поджав губы, Санса протянула билеты обратно. На миг пальцы парня задели ее. Девушка подняла взгляд, но Сандор только нахмурился еще больше. Он несколько резко дернул бумажки, будто она их и не собиралась отдавать. Санса обвила себя руками и сжала коленки, снова отводя взгляд. Она чувствовала, что каждым своим действием, движением и даже вздохом его раздражает. Но почему? Что в ней не так? Что ему не нравится? И почему ее саму это волнует? Может, просто страдает ее эго, и он стремительно снижает планку ее самооценки? Ну, нет. Джоффри над этим потрудился на славу.

    Санса всегда считала себя довольно привлекательной. Она не была слепа и видела свое отражение в зеркале. А также взгляды парней и их реакцию. Ей было приятно. Но она также прекрасно понимала, что всегда найдутся девушки красивее и интереснее ее, да к тому же вкусы у всех разные. Вот она всегда в тайне завидовала Маргери Тирелл. Девушка была уверена в себе и в своих поступках, открытая, смелая, говорливая и вечно улыбающаяся и довольная всем на свете. Она ставила перед собой цели и достигала их. Сансе было до нее далеко. Она — несмелая и вечно стесняющаяся в компании незнакомцев. Умеющая поддержать разговор, но не умеющая быть заметной в нем. А Баратеон не ценил и то, что стоило бы. Особенно в последнее время. Критиковал ее одежду или прическу. То, что она говорит или то, что молчит. Ему не нравилось, когда Санса проявляла хоть в чем-то инициативу или тем более — перечила. Но ему не нравилась и ее аморфность. А то, что она мягко, но настойчиво отказывала ему в близости, Джоффри бесило.

    Но Сандору чем она не пришлась по вкусу? Этот вопрос остался лежать на поверхности, ответов было великое множество, и только один верный на все сто — Сандор никого не любил, его раздражали все. И он прав, с этим ничего не поделаешь, можно только смириться.

    Время тянулось ужасно медленно. На большом экране мелькали рекламные ролики и видеоклипы в преддверии основного показа. А Клиган, чтобы хоть как-то разбавить тишину в салоне, настраивал радио на частоту для грядущего фильма. Белый шум и обрывки фраз и музыки создавали неприятную какофонию, но парень справился быстро и умерил звук, обнаружив на экране и радиоволне Джастина Бибера.

    — Я и не знала, что у тебя есть машина, — внезапно спросила Санса, в очередной раз нарушив данное себе самой обещание.

    — Она не моя, — коротко ответил Сандор.

    — Понятно.

    Вздохнув как можно тише, Санса и не надеялась на продолжение. Но парень спустя пару секунд все же заговорил опять.

    — Она моего брата.

    — У тебя есть брат?

    — Да.

    — Я и не знала.

    — Старший.

    Вопрос-ответ и даже вырисовывался нормальный разговор без препирательств. И Сансе даже стало интересно.

    — Наверное, у вас хорошие отношения, раз он тебе разрешил взять…

    Клиган ее перебил, повышая голос:
    — Мне плевать на его мнение и разрешение, также как и на него самого. Это его машина только формально. Как и всё. Как и я.

    Санса посмотрела на него непонимающим взглядом. А Сандор намеренно не смотрел сейчас ей в глаза, но, видимо, все понял.

    — Я под его попечительством, пока мне не исполнится восемнадцать. Но это уже скоро, и я стану свободным.

    — А как же… — но она замялась. Подобрать правильные слова оказалось сложным делом. Разговор свернул в неожиданную сторону.

    — Глупая Пташка боится спросить и ей неловко? — парень чуть ехидно ухмыльнулся, но потом собрался и уже более спокойно продолжил. — Да, больше у меня никого нет, кроме брата. Мать умерла, когда я был еще маленьким, а отец — пять лет назад. Но мой брат, Григор, не слишком долго баловал меня своей заботой. Так что, осталось лишь подождать пару месяцев и освободиться от него окончательно.

    — Мне очень жаль.

    Сандор только хмыкнул. А Санса раздумывала, продолжать ли говорить об этом. Внезапно открывшееся знание ее поразило. Но было невежливо вот так заканчивать разговор.

    — Ты станешь свободным, и что тогда? — она теребила край подола, а руки Сандора крепче обычного сжимали руль. Им обоим было неловко от этого разговора. Но он продолжался.

    — Буду делать, что захочу, — ответил парень.

    — А чего ты хочешь?

    — Не важно. Я буду сам себе хозяином. Захочу, останусь тут. А захочу, возьму байк или тачку и свалю куда глаза глядят.

    — И школу бросишь?

    Санса удивилась, но голос Клигана не изменился.

    — Что захочу, — повторил он твердо.

    — Но это неправильно. Тебе меньше года до выпускного. Ты хочешь все испортить… остаться… быть никем.

    Эта фраза вновь пробудила в Сандоре зверя или просто он перестал себя сдерживать именно в этот момент.

    — А кто я? Или кем могу быть? — он обернулся к девушке, пронзая своим острым взглядом. — Бумажка с еле натянутыми оценками мне ничего не даст. Все, что я могу, я сделаю и без нее. Никто?! Это вы все серая масса, стремящаяся быть лучшими. Все под один шаблон. Школа, колледж, престижная работа и деньги, деньги, деньги. Чем больше, тем лучше. Ведь тогда у тебя будет крутая тачка, дорогие шмотки и куча фальшивых друзей. Нет, спасибо.

    — Не все ведь такие, — Санса сжалась от его напора, но продолжала говорить. — И может быть по-другому. Не так ужасно, как ты считаешь.

    — Для тебя и не так может быть. Ты привыкла все и всегда получать просто так. Ты во всех видишь хорошее, закрывая глаза на правду. Потому что тебе не приходилось сталкиваться ни с жестокостью, ни с безразличием этого мира, — Сандор резко выдохнул и немного приблизился к ней. — Воздушные замки из розовых облаков были крепки. Но стены их как-то пошатнулись в последнее время, не так ли? Сансу Старк перестали замечать. Ее записали в лузеры. От нее отвернулись. Какая трагедия! Ты варишься в этом две недели и готова сдаться, а я почти всю жизнь.

    — Никто от тебя не отворачивался, — она также не моргала, как и он, смотря прямо в глаза.

    — Неужели? Тогда почему же сама всегда от меня глаза отводила?

    Он подался еще немного вперед, усиливая давление.

    — Я… это не так… просто… — Санса не выдержала. Она моргнула пару раз и уже хотела потупить взор, разучившись в одночасье разговаривать, но парень ее перебил.

    — Перестань уже чирикать. Ты не лучше остальных, хоть и считаешь иначе. Ты, может быть, даже хуже, — Сандор вернулся на свое место.

    — Почему? — выдавила она.

    — У тебя нет своего мнения. Ты слепая и ведомая.

    — Это не так.

    — Значит, ты его прячешь ото всех и даже от себя самой.

    Повисла пауза, но Санса просто собиралась с мыслями. Она не хотела именно так все и заканчивать. И сдаваться она не хотела. Ее должны понять. Он должен.

    — Все считают меня слабой и несамостоятельной, — сказала она чуть смелее, но все также тихо, что и прежде. — Как же мне быть другой? Как доказать обратное? Я не могу, как ты плюнуть на все и все бросить. Но разве в этом моя слабость?

    — Слабость в том, что ты не можешь быть собой. Хочешь всем угодить и подстраиваешься, надевая маску притворства.

    — Ты меня не знаешь. И ты не в праве… так обо мне думать. Ты всех по себе меряешь. А кто ты сам? Идеал? Почему все должны соответствовать твоим представлениям, как должно быть, и как нет? Твое мнение сугубо твое, и никто не говорит, что оно правильное. Может быть, ты ошибаешься в выводах о том или другом человеке. И обо мне тоже.

    Их взгляды снова встретились, но на этот раз Санса старалась быть более уверенной.

    — Все может быть, — Клиган дернул кончиками губ и продолжил. — А что ты обо мне знаешь? Ты посмотрела на меня один раз и уже все для себя решила — по первому впечатлению. Разве не так все и судят друг друга. И почему же я должен поступать иначе? Я вижу то, что вижу. А ты? — Он снова начал к ней склоняться. — Кто я? Озлобленный парень с уродливым лицом?

    — Нет… — Санса покачала головой.

    — Конечно, ты успела разглядеть во мне еще и богатый внутренний мир. И я вижу, как ты жаждешь поближе с ним познакомиться.

    Краткий смешок вылетел из его рта.

    — Ты опять издеваешься? — спросила девушка серьезно. Ей было не до смеха. — Почему столько сарказма в отношении к себе и людям, тебя окружающим?

    — Я просто честен. А правда обычно слух режет, если ее озвучить. Но я не боюсь этого. Мне плевать, даже если от меня отвернется целый мир. Я выживу. Как и всегда. Мне не привыкать к косым взглядам и предвзятому отношению. И к самостоятельности тоже, — Сандор сделал непонятное движение, будто хотел к ней прикоснуться, но быстро передумал и вернул руку на руль. — А вот тебя этот мир сломает, стоит случиться чему. Пока ты сидишь за учебниками или ходишь по вечеринкам, я работаю. И не от того, что мне нечего делать. А потому что у меня нет богатенького папы, который будет оплачивать все мои счета. У меня нет никого. Я один и предоставлен сам себе. И то, как я живу и буду жить, зависит только от меня.

    — А как же твой брат?

    — Григор? Если бы у меня была возможность разделаться с этим ублюдком, я бы ей воспользовался. Но он уже довольно давно радует меня своим отсутствием.

    Санса замерла от удивления.

    — Как это? Ты что живешь один? Совсем один?

    — Круто, правда? — усмехнулся парень. — Многие мне бы позавидовали.

    — Нет, это… это… — но подходящих слов не находилось.

    — Я все понял, тебе не стоит перенапрягаться. Ты уже итак исчерпала свой лимит вежливого чириканья.

    Сандор отвернулся и сделал радио громче.

    Вот опять. Их разговор дошел до точки кипения. Слова хлыстом били, оставляя красные отметены. А Клиган его оборвал, и ничего не ясно. И ничего не просто. Только хуже стало и сложнее. Он сложный — Сандор. Но не хочет показывать этого. Хочет для всех быть тем, кем его считают, и только. Просто образ. Потому что привык к этому и не умеет по-другому.

    Санса учащенно дышала, переваривая информацию и эмоции. Организму это давалось нелегко. А парень, похоже, вообще ничего не чувствовал. Он все время был на взводе, но когда молчал, как сейчас и смотрел в одну точку, его лицо ничего не выражало — здоровая часть его лица. Девушка будто впервые его увидела. Такого обычного. Просто парня, что старше на пару лет. Подростка, который слишком рано стал взрослым. У него слишком много тех забот, о которых многие в их возрасте и не задумываются. А Сандор справляется. Ни у кого ничего не просит, и никому не жалуется… И никому не говорит об этом. Санса почувствовала внезапно, что стала обладателем тайны. Сандор открыл перед ней частичку своей закрытой жизни. Быть может, поэтому так груб был в конце и не захотел продолжать разговор? Вполне возможно, он уже жалеет о сказанном. Злится, на себя и на нее. А это ничем хорошим не закончится.

    И, тем не менее, Санса внезапно почувствовала разлившееся внутри тепло. От этого маленького знания. От того, что все же была права, считая парня не таким, каким его привыкли воспринимать. И еще от непонятного чувства жалости. Оно совсем не вязалось с угрюмой и опасной натурой Клигана. И все же, Санса не могла не проникнутся к тому, что ему пришлось пережить. Потерять родителей, ненавидеть брата и быть одному. Всегда и везде. Знать, что неоткуда ждать помощи и поддержки. И любви.

    Почему так бывает? Мир жесток? И это правда?

    Все это время, Санса как завороженная, разглядывала парня, но как только он повернулся к ней, часто заморгала и опустила взгляд на ноги.

    «Вот ведь!».

    Она только что увидела, что все это время пластыри на ее содранных коленках топорщились, пытаясь отклеиться. Вид был ужасный. Так могла бы ходить Арья, и даже хуже. Но не она.

    «Что за вид!».

    Пока Санса проклинала свое «везение» сегодня и опять краснела, чувствуя стыд за свой внешний вид, соседняя дверь хлопнула, и когда девушка обернулась, Сандора рядом не оказалось. Он вернулся спустя секунд сорок, взяв из багажника аптечку. Покопался в ней немного, и извлек невскрытую упаковку пластырей. Санса даже ничего не успела сказать, когда парень к ней развернулся, и, наклонившись, сорвал испорченные пластыри с ее колен. Было совсем не больно, но неожиданно. И она вздрогнула. А потом еще раз, когда теплые пальцы дотронулись до ее кожи и пригладили новые пластыри, прикрывая царапины. Все это произошло за один вдох и выдох. И Санса, растерялась, и смутилась. И покраснела еще больше. Но даже не дернулась.

    — Так лучше? — спросил Сандор совсем другим тоном, быстро возвращаясь на место. Он даже, похоже, ответа не ждал.

    — Спасибо, — промямлила себе под нос девушка и заставила себя поднять глаза.

    Да, Клиган смотрел на нее исподлобья. Но на этот раз он первым отвел взгляд, только встретившись с ее глазами. А потом усмехнулся. Ни как обычно, как-то иначе. Добрее что ли. Он даже хотел сказать что-то, но в последний момент передумал.

    Фильм уже начался, а они и не заметили. И стемнело прилично, погружая все кругом в сумрак. Санса уставилась в экран, не понимая того, что происходит на нем. Она смотрела, но не видела. Магнитола доносила голоса актеров, но она не разбирала слов. Она не могла отпустить от себя то, что произошло сейчас. Ничего особенного, но все же. Парень будто вторгся на ее территорию, пересек ту черту, что не должен был. Но это не было плохо или неприятно. Это было волнительно. Она не запретила, потому что не успела, не смогла или не захотела? Внезапная забота и уверенность, с которой Клиган действовал, просто ее ошарашили. И Санса окончательно запуталась в том, что думать. Как относиться к парню и этому дурацкому свиданию. А дурацкое ли оно? Ведь это она сама изначально решила его таковым считать. Относиться несерьезно. Просто спор, игра. Но если все воспринять под другим углом? Ужин в кафе и кино под открытым небом. Сандор знал или угадывал ее вкусы, открывал перед ней дверь, проявлял заботу. Сейчас она там, где всегда мечтала оказаться, смотрит любимый фильм… вместе с парнем. И он не наглый, не пристает, ни на что не намекает, не давит на нее. Да, она чувствует неловкость, но только потому, что сама себя все это время накручивала. И да, разговор между ними не складывался. Каждый просто выпускал шипы, защищаясь. Но Санса должна была честно спросить себя, а было ли хоть одно ее свидание лучше этого? Она так идеализировала Джоффри, что на все закрывала глаза. А ему не было дела до нее и ее желаний. Они всегда делали то, что хотел он. Да и почти все время проводили в большой компании, где она скорее была аксессуаром, чем живым человеком. А их разговоры были краткими и обобщенными. Как они вообще протянули друг с другом столько? Санса поняла, что совсем не знала того парня. Она нарисовала себе идеальный образ и влюбилась в него. А потом горько разочаровалась. Теперь все не так…

    Ее внезапно бросило в жар. О чем это она?! Что значит теперь? Она не собирается встречаться с Сандором Клиганом! А тем более влюбляться в него. Нет! А точнее, и он тоже не намерен ничего этого делать. Что за глупости лезут ей в голову?!

    — Наверное, будет дождь.

    Голос парня перебил звуки фильма и мысли девушки.

    — Да? — она спросила на автомате.

    На экране Мег Райан примеряла свадебное платье и говорила о своем женихе с матерью.

    — …однажды мы оба заказали сэндвичи. Ему принесли мой, а мне его… Какой-то случай может перевернуть жизнь.

    — Это знак судьбы.

    … — Это не было знаком судьбы — всего лишь совпадение…


    «Да. Всего лишь совпадение» — подумала Санса.

    Она осторожно перевела взгляд на своего спутника. В полумраке и отсвете экрана, его лицо казалось бледным и напряженным. А женские голоса из магнитолы не унимались.

    — …он взял меня за руку. Я посмотрела на наши сплетенные пальцы и не смогла понять, где его, а где мои. И я почувствовала…

    — Что?

    — Чудо. Произошло чудо. Я поняла, что мы будем вместе, и все будет великолепно…


    А Санса вспомнила пальцы Сандора на своих коленях, и мурашки побежали по спине. Она выдохнула и отвернулась, боясь, что парень заметит или почувствует, что она на него уставилась.

    Первые капли дождя упали на лобовое стекло. Сумерки и непогода совсем заволокли небо и погрузили мир во мрак. Санса приоткрыла окно, но на улице парило, как перед грозой. А ей хотелось вдохнуть прохладный и влажный воздух. Она протянула руку и несколько холодных капель упали ей на ладонь. Уголки губ поползли вверх. Она всегда любила дождь, и даже грозу. Было в этой непогоде что-то романтичное… и опасное. Санса, будто почувствовала на себе чужой взгляд. Обернулась и встретилась глазами с Сандором. Он, как всегда, молчал и понять его мысли не представлялось возможным. Санса в сотый раз смутилась непонятно отчего и быстро закрыла окно.

    — Ты был прав — дождь, — сказала она скомкано.

    — Да, и скорее всего будет сильным.

    — Возможно, гроза.

    — Возможно.

    Оба снова уставились на экран. Мэг Райан пускала скупую слезу, а Том Хенкс произносил трогательный монолог.

    — …мы, как бы, были созданы друг для друга. Я почувствовал это с первого момента, когда наши глаза встретились… Стоило взять ее за руку, чтобы помочь выйти из машины и я почувствовал, что произошло чудо…

    «Вот и у него, то самое чудо», — почему-то раздраженно подумала девушка.

    Прежде, она обязательно сама бы вздохнула и, быть может, даже прослезилась. Но теперь ей было не по себе. Все вещали о любви с первого взгляда и прикосновения. Все сразу знали — это ОНО. И Санса думала так раньше о Джоффри — он ее единственный. Но ошиблась. И не было в их взглядах, прикосновениях и отношениях ничего волшебного. Она сама себе все надумала и жила с этим, пока пелена с глаз не пала. Вот и теперь она не знала, во что верить. Есть ли это чудо и произойдет ли оно с ней. Так хотелось действительно почувствовать подобное. Ту искру и бабочек в животе, о которых все говорили. Но как? И с кем? Подсознание тут же подкинуло одну мысль, но Санса впопыхах от нее избавилась, решив, что совсем выжила из ума.

    «Дурацкий фильм!».

    Она скрестила руки на груди и немного сползла с кресла, устраиваясь поудобнее. Впереди еще почти два часа этого занудства и романтичного бреда, который сейчас ни к месту.
     
    Последнее редактирование: 19 июн 2016
    Pipita, Caramelimon, Zhake и 6 другим нравится это.
  16. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    Прошло десять минут, двадцать. Главная героиня грезила о незнакомце из Сиэтла, боролась с собой и принимала решения, и Санса знала, чем вся эта история закончится. Но она отчаянно ждала реакции Сандора, и когда его терпение подойдет к концу. Она и не сомневалась, что это уже скоро произойдет. Только вот не знала, во что выльется. Хорошо, что хоть дождь усилился и мешал четко рассматривать сцены. Дворники редко смахивали капли и струйки воды. В салоне автомобиля было уютно и тепло, но молчание между ними и стойкое напряжение никуда не делись. Они просто не обращали друг на друга внимания. Санса задумалась о тех парочках, что сейчас сидят в соседних машинах. Перед ее глазами нарисовались образы людей. Сплетенные пальцы, соприкосновения тел и губ. Разве ради фильма все приезжают вот в такие места? Сама обстановка и уединенность в достаточно людном месте — делает всю ситуацию волнительной и желанной. Позволяет влюбленным побыть вместе, почувствовать то чудо. Она и сама не отказалось бы от такого развития событий.

    Очередная завистливая мысль уколола острой иглой, и Санса почти подскочила, выпрямившись в кресле.

    О чем она думает?! Она здесь с Сандором Клиганом! Не с ним же она вознамерилась целоваться?!

    Парень посмотрел на нее с вопросом:
    — Все в порядке? Ты что, уснула?

    — Да, то есть, нет… Я имела в виду — все в порядке… и я не уснула.

    — Что же тогда тебя так напугало?

    — Я не испугалась… просто… гроза… вот… и гром… молния, я имела в виду.

    Санса не была уверена, что молния или гром были, но попыталась выкрутиться из ситуации. Ей ничего другого не оставалось делать. Не могла же она рассказать правду.

    Еще немного задержав на ней взгляд, Сандор сказал:
    — Если ты так боишься грозы, я могу тебя отвезти домой. Из-за дождя не особо и видно, да и фильм отстой.

    Санса хотела возмутиться, хоть и сама только недавно ругала эту картину, но благоразумно промолчала. Она только кивнула, соглашаясь со всеми словами своего спутника.

    «Неужели на этом все?» — Подумала она, когда парень завел машину. Столько нервов и переживаний. А все зря. Она лишь себя извела и накрутила. В принципе, все было и не так плохо. Но повторять ей этого бы не хотелось. Сандор не самый приятный собеседник. Да и терпит ее только из-за спора.

    «Кстати, а кто же тогда выиграл?» — ее мысли начали развиваться в совсем ином ключе. — «Похоже, я».

    Санса несмело улыбнулась, но тут же прикусила губу, чтобы ее не заметили. Она никогда не выходила из спора победителем. Да она никогда и не спорила. И это приятно — побеждать. Но что-то ее насторожило. Не мог же Клиган так просто сдаться. Взять и отдать все в ее руки. Но что ему еще оставалось? Быть может, у него припрятан коварный план?

    — Довольна?

    Голос парня отвлек Сансу от мыслей.

    — Чем?

    — Что все закончилось. И ты скоро окажешься дома.

    — Я не понимаю о чем ты, — девушка сложила руки перед собой и попыталась изобразить невинность. Актриса из нее, видимо, выходила не ахти.

    — У тебя все на лице написано, — усмехнулся Клиган.

    — А вот и нет. Ты сам предложил уехать. Я вполне могла бы досмотреть фильм и до конца.

    Санса решила не выходить из образа, а вдруг он сейчас передумает.

    — Еще десять минут этого убожества я бы не выдержал.

    — Что в нем такого плохого? — спросила девушка, зная чем все это грозит обернуться.

    Сандор повернул руль влево и слегка ударил по нему ладонью.

    — Да все. Идиотский сюжет, дурацкие ситуации и глупые герои.

    — А мне этот фильм очень нравится, — защищалась Санса.

    — В этом я и не сомневался.

    Очередная его усмешка вывела Сансу из себя. Ей совсем не хотелось развивать эту тему, но и удержаться от ответа она не смогла:
    — Ах так. Значит и я идиотка, да? То, что ты меня считаешь глупой, я уже усвоила.

    — Идиотка, только если веришь во всю эту чушь, — Клиган бросил на нее короткий взгляд. — Любовь с первого взгляда и чудо. Вы, девушки верите во всю эту романтичную чепуху. Слезы льете над такими фильмами в умилении. Но хуже того, вы и в жизни ждете подобного. Вот сейчас явится принц на белом коне, посмотрит и влюбится без памяти. Увезет меня куда глаза глядят, и будем мы жить долго и счастливо.

    — Фильм не об этом, — начала девушка.

    — А о чем? Главная героиня услышала сопливые признания какого-то незнакомца по радио и влюбилась. И жить теперь не может без него. И плевать, что она собиралась замуж за другого, ведь вроде и любви, как оказалось между ними нет никакой. И она готова на все, ради этого парня. Даже лететь к нему через всю страну, не зная, ответит ли он ей взаимностью или нет. Что за бред! — Сандор мотнул головой и машина дернулась, набирая скорость. — А ведь этим вам, наивным дурам, мозги и промывают. И вы надеетесь и ждете того самого чуда.

    — Но разве плохо верить и ждать настоящих чувств? Все этого хотят? — она помолчала немного, а потом несмело все же добавила. — А ты? Разве ты никогда не хотел влюбиться по-настоящему? Так, чтобы дух захватывало, и мурашки бежали по телу только от одного взгляда, звука голоса или прикосновения.

    — Ерунда, — тоже почему-то тихо ответил Клиган.

    — Ты можешь, считать, как тебе вздумается, а я останусь при своем мнении. Любовь движет миром. Все самые отчаянные поступки совершаются из-за нее.

    — Или из-за денег и славы. Но ты ведь со мной не согласишься?

    Санса его вопрос проигнорировала. Она и сама знала, что перегнула палку. Но не смогла вовремя остановиться. Говорить с ним о любви — это перебор. И она решила, что больше не скажет ни слова. Но Сандор, будто поперек ее решению, словно на дуэль вызывал.

    — Тогда на что ты сама готова ради этой мифической настоящей любви? — произнес он спустя пару минут. — На какие безумства способна? Та, из фильма, бросила все и полетела к своему незнакомцу. А ты, смогла бы так?

    — Смогла, — ответила Санса. И даже поверила своим словам.

    — И тебя бы ничего не остановило? Ни семья, ни мнение окружающих, ни чувство долга или обязанности?

    — Нет.

    Второй ответ дался сложнее. Она всегда думала о последствиях, но не могла сейчас уступить своему оппоненту.

    — А что если бы тот парень, парень твоей мечты, оказался совсем не таким, каким ты себе его представляла? — Сандор вывернул руль вправо и резко остановил машину. Его глаза впились в нее. — Влюбилась в голос, нарисовала себе идеал, а увидела его и ужаснулась. Что, если бы тебя при встрече ждал такой тип, как я, с изуродованным лицом?

    Санса застыла, а губы несмело произнесли:
    — Все равно.

    — Что-то мало верится. Ты только думаешь, что на многое готова, — он почти что оскалился и откинулся на спинку сиденья. — Но на самом деле, пугливая Пташка только щебечет. Она боится всего на свете, и не может решиться ни на что. Ты хоть раз совершала что-то безумное или делала что-то спонтанно, не думая, как это воспримут окружающие и как будут к тебе относиться потом?

    Поединок взглядов опять выиграл парень, а Санса лишь потупила взор, не в силах больше говорить. Его голос, как и взгляд ее пугали.

    — Молчишь? Я так и подумал, что нет. У тебя духу не хватит.

    Санса почувствовала, как он нервно выдохнул. А последующее молчание только усилило напряжение.

    — В горле пересохло, — сказал Сандор и, быстро выключив зажигание, вышел из машины. Санса ничего не поняла. Она взглянула в окно, обнаружив, что машина стоит посреди пустой стоянки недалеко от какого-то маленького магазина. Парень быстрым шагом шел к нему. Дождь усилился, но он даже не пытался прикрыться. Девушка осталась одна, но низкий голос Сандора все еще звучал в ушах. Она могла бы обидеться, могла бы снова в штыки воспринять всю грубость и негатив, исходящий от него. Но почему-то ей внезапно захотелось доказать обратное. Не словами, а поступком. И даже доказать это самой себе. Санса не хотела соглашаться с Клиганом и признавать его правду. Она не хотела быть жалкой и неуверенной в себе. Не хотела быть серой мышкой и блеклой тенью кого-то. Но как можно побороть себя и свою натуру? Ей казалось, что тот спор и дурацкая ситуация, в которой она оказалась, должны были ее научить не лезть на рожон и держать язык за зубами. Но, как оказалось, даже это не вызывало в Сандоре признания ее изменений. Что же тогда? Чего она хочет, но не может сделать в силу своей зажатости?

    Пока она думала, Клиган вернулся в машину с бутылкой минеральной воды. Его волосы и футболка намокли и потемнели. Он протянул минералку Сансе.

    — Будешь?

    Она покачала головой и стала наблюдать, как парень, вскрыв крышку, припал к горлышку и жадно поглощал воду. Было в этом что-то завораживающее. Не в том, как он пил. А в том, как он выглядел. Сандор не умел себя сдерживать, поэтому был столь резок. Уверенность и решимость сквозила во всех его движениях, а правда — в словах и взглядах. Он тоже был не прав во многом. Но этого у него было не отнять. И Санса могла только позавидовать. Даже если бы она на что-то решилась, то никогда бы не произвела на него должного впечатления и не смогла бы поразить. Он был непробиваем. Ей доказывать что-то нужно самой себе. И делать то, что она хочет и когда хочет, а не когда от нее этого ждут или требуют. А чего же она хотела? Сейчас? Наверное, совершить что-то безумное. Но на ум приходили только одни глупости. И, прежде всего, самая дурацкая фантазия, которую она никогда не осмеливалась воплотить. Просто стеснялась. А ведь она такая простая и безобидная.

    Санса прикрыла глаза, ощущая, что в них, откуда не возьмись, появились слезы. И она, ухватившись за дверную ручку, не помня себя, выскочила из машины, оказавшись под атакой косого дождя, который вмиг обдал ее прохладной влагой и заставил вскрикнуть. Но это было восхитительно ощущать на себе покалывание от каждой капли и мурашки от быстрых ручейков, в которые те собирались. Волосы и одежда прилипли к телу, но Санса улыбалась и, даже сделав несколько неуверенных шагов, покружилась, расставив руки в стороны, а лицо, подставляя под проливной дождь. Ей стало так легко… как никогда прежде. Она будто вырвалась из своего кокона и наплевала на всех кругом. Ей было все равно, кто и что мог сейчас подумать. Она чувствовала себя свободной. Промокшей до нитки, но живой.

    — Ты что с ума сошла?! — услышала она где-то рядом.

    Открыв глаза, Санса увидела, как Клиган подходит к ней. Она сделала шаг назад, не позволяя ему до нее достать. Смахнула мокрые волосы и капли с лица и посмотрела на парня снизу вверх, так как это было возможно.

    — Я делаю, что хочу. Ты сам сказал, что я не способна ни на что безрассудное. Так вот, я способна.

    Она улыбнулась, то ли ему, то ли самой себе, но лицо парня мрачнело с каждой секундой все больше.

    — Ты никому и ничего не доказала. Просто стоишь и мокнешь здесь, как дура. В этом нет храбрости, решимости или отчаяния. Это не показатель.

    — У каждого свои мерки. А мне все равно, что ты думаешь.

    Она снова улыбнулась, но уже как-то отчаянно, и сделала еще шаг назад, пытаясь отстраниться от него. Но Сандор потянулся к ней и ухватился за руку выше локтя. Девушка хотела вырваться, но у нее это не вышло.

    — Пусти, — пискнула она и дернулась.

    — Нет.

    Пальцы, словно стальные оковы, отбирали ее свободу. Дождь застилал глаза и попадал в нос, заставляя делать рваные вдохи и выдохи. А, быть может, просто эмоции зашкаливали.

    — Ты не имеешь на это права.

    — А ты попробуй сделай что-нибудь.

    И не успев договорить, Сандор подтвердил это действием. Он притянул к себе девушку и, как пушинку, вскинул себе на плечо. Санса пыталась даже сопротивляться, но вялые попытки были тщетны. Уже через пару мгновений, Клиган вновь опустил ее на землю и, прислонив к машине, навис над ней. Глаза его, словно в огне, блестели из-под хмурых бровей и упавших на лицо волос.

    — Пташка останется глупой до тех пор, пока не перестанет вести себя, как избалованный ребенок. Повзрослей уже и сними розовые очки с глаз. Ты довольна своей идиотской выходкой? Что ж, если заболеешь, я не виноват.

    Он будто еще ниже склонился к ее лицу, а Санса сильнее вжалась в металл кузова. Она чувствовала трепет и страх, от того, что действительно не могла ему сопротивляться. Сандор был сильным, высоким и мощным. А еще злым и мрачным. Никогда нельзя было угадать, что у него на уме. Но сейчас его пристальный взгляд пугал больше прежнего. Она чувствовала себя маленькой и слабой, загнанной в угол или пойманной в капкан. И сердце пропустило удар, когда он сделал очередное движение ей на встречу. Санса замерла и задержала дыхание, испугавшись того, что сейчас казалось произойдет. Но Сандор просто открыл дверь и достал свою кожаную куртку. Он по-хозяйски накинул ее девушке на плечи и почти грубо затолкал на пассажирское место, хлопнув дверью в конце.

    А Сансу била мелкая дрожь. Ей сразу же стало холодно и зябко. Она чувствовала себя последней идиоткой. Она себя почти ненавидела. И весь этот ужасный вечер, и Сандора тоже. Это он во всем виноват. Он плохой. И рядом с ним она тоже портится. Становится хуже. Нет, хочет быть хуже, потому что опять старается угодить и понравится. А ему не нравится ничего. Ему она никакая не нравится. И не понравится никогда. Санса Старк для Сандора Клигана всегда будет глупой курицей из школьного курятника.

    «Пташка! Как же! Чирик, чирик. Нет, ко-ко-ко. Как же ему, наверное, смешны все мои жалкие попытки проявить себя».

    Слезы снова подступили к глазам от внезапно вспыхнувшей жалости к самой себе. Но Санса смогла себя перебороть, пробудив другие эмоции.

    Клиган сидел рядом и молчал. Оба они, промокшие до нитки, думали каждый о своем. И Сансе сейчас было совсем не интересно, что это. Она уставилась на свои коленки, наблюдая, как новый намокший пластырь снова отходит от кожи. Они были во власти тишины, полумрака и серебренных струй дождя, скатывающегося по стеклам.

    — Ты выиграл, — ее голос тихо, но отчетливо прозвучал в этом безмолвии.

    — Что?

    — Я сказала, что ты выиграл. Спор.

    Клиган медленно повернулся к ней, но Санса осталась неподвижной.

    — По-моему, ты ошибаешься. Свидание подошло к концу, а ты все еще здесь. Значит победа за тобой. Можешь радоваться.

    Теперь и Санса подняла голову и прямо посмотрела ему в глаза:
    — Ты видишь улыбку на моем лице или то, что я довольна? Мне кажется, ты неправильно истолковал условия спора. Сутью было не пережить свидание от начала и до конца и не доказать кто прав, а кто нет. Свидание не нужно терпеть или дожидаться, когда оно закончиться. Им нужно наслаждаться. И это дело добровольное.

    — Я тебя не заставлял. Ты сама согласилась. И дурацкая идея спора была тоже твоей.

    — Идея вовсе не дурацкая. Это ты…

    Чуть повысила голос девушка, но Сандор ее перебил почти прикрикнув:
    — Что я? Виноват? Конечно, иначе быть не может.

    — Ты всегда такой правдоруб, — Санса чуть было не расклеилась и не поддалась себе прежней, но снова взяла себя в руки. — Хочешь сейчас узнать от меня правду? Что я думаю? Я не стану скрываться за маской и не буду снисходительна и учтива. Буду, как ты. А ты… — она помедлила. — Ужасный человек. Грубый, мрачный и озлобленный. Я могла бы тебя понять… Я старалась… Но ведь ты не хочешь быть другим. Тебе самому нравится видеть в людях только плохое. Нравится пугать, оскорблять всех и ждать реакции. Для тебя вся жизнь это бой. Один против всех. И даже я тебе враг. А в чем моя вина? Чем я тебя так раздражаю? Чирикаю, глупо улыбаюсь? Да, я одна из тех куриц, которые тебя так бесят, уж прости. А тебя бесят все. Только вот приходится все-таки иногда прибиваться хоть к кому-то, чтобы не быть совсем одному. И да, Джоффри и его свита, как нельзя лучше тебе подходят. Ты вдоволь можешь издеваться над ними в глаза и за глаза. Можешь смеяться и надо мной. Мне все равно. Твое мнение и ты — мне безразличны. Нет! Ты мне не нравишься. И ни одной девушке не понравишься, если будешь скалиться, и, в ответ на каждое слово, кидать в лицо свою правду и оскорбления, — Санса сделала выдох. — Поэтому я проиграла спор. Ты оказался прав — я дура. Я верила, что все может быть и ты не такой, каким хочешь, чтобы тебя считали. Но ты доказал мне обратное. Спасибо. Теперь я все вижу и прекрасно осознаю. Поэтому победа за тобой.

    Ее сердце билось, как сумасшедшее, и не хватало воздуха. Еще несколько секунд и Санса готова была расплакаться прямо перед ним. Но Сандор, выдержав недолгую паузу, ответил тихо:
    — Ты все сказала? Я услышал. Пусть будет так. Но не стоит больше мучиться, оставаясь рядом со мной. Свидание окончено, как и спор. В первый и последний раз.

    — Как скажешь.

    Санса отвернулась, сдерживаясь из последних сил.

    — Только одно, — голос парня был спокойным, но пугающим. — Ведь выиграл я. И мне положена награда. Я прав хоть в этом?

    — Что ты хочешь? — безразлично спросила она.

    — Поцелуй.

    Санса резко обернулась и уперлась в него взглядом, не веря своим ушам.

    — Что?

    — Поцелуй, — повторил Сандор.

    — Нет.

    Глаза ее расширились, и она не смогла больше ничего ни сказать, ни сделать. А парень ухмыльнулся и, покачав головой, откинулся вальяжно на кожаное кресло.

    — Твоей храбрости хватило только на пару резких предложений? И больше нет желания стоять на своем до конца? — ехидно заметил он. — Спор ты проиграла и сама признала это. Так от чего же теперь отказываешься выполнить обещанное.

    — Я не знала, что будет…

    — И я не знал. Ты могла бы выбрать для меня что угодно. И я не стал бы идти в отказ.

    Санса вздохнула полной грудью и сказала медленно, будто каждое слово причиняло ей боль:
    — Я должна позволить тебе себя поцеловать? Этого ты хочешь?

    — Нет, — ответил он. — Ты должна сама это сделать.

    Если бы сейчас она не взглянула в его глаза, отдающие вызовом, но никогда не смогла бы поверить в то, что это происходит на самом деле.

    — Я не могу, — боролась Санса из последних сил.

    — От чего же? Я тебе противен? — его пальцы поддели ее подбородок и тут же ретировались, как и его глаза. — Конечно, я не смазлив и некрасноречив. Я не твой идеал, и не рыцарь в сверкающих доспехах. Я тебе не пара, я никто для тебя. Я тебе не нравлюсь, сама так сказала. Но не бойся, от одного поцелуя ты не умрешь, я не ядовитый.

    Повисла тяжелая пауза. Будто Клиган давал ей время все обдумать. Или, будто он забыл о происходящем. Или и вовсе ничего не было. Но Санса знала правду, и что нужно сделать, чтобы все закончить здесь и сейчас.

    — Ты ведь думаешь, что я не смогу? — еще тише, что в прошлый раз начала она.

    — Думаю да.

    — Ты неправ. Я выполню уговор и твое желание. Я проиграла и должна отдать долг. Я поцелую тебя.

    После этих слов, что вылетели сами собой, но вполне осознанно, сердце забилось с невероятной скоростью. Кровь прилила к лицу, пальцы задрожали, а сознание не могло смириться с происходящим. Но Санса постаралась взять себя в руки — она должна, она сможет. Оторвав спину от сиденья, она потянулась правой рукой и несмело взялась за его плечо, побуждая Сандора податься ей навстречу. Ей показалось, что парень вздрогнул и напрягся. Но собственные эмоции били через край. Возмущение, решимость, смущение мешались воедино. Пальцы под мокрой футболкой ощущали тепло его тела, а собственные губы пылали и подрагивали в предвкушении отчаянного поступка. Санса и представить себе не могла, что когда-нибудь попадет в такую ситуацию. Парень, что ждал от нее поцелуя, раньше ее пугал до чертиков, а теперь злил. Но злость и досада сейчас придавали сил действовать не ради, а вопреки.

    Взгляд Сансы упал на его губы, стиснутые как всегда недовольно, опаленные с одной стороны.

    «Каково это будет?» — скользнула мысль, что чуть не парализовала девушку.

    Она не могла сейчас отступить. Уже слишком поздно. Но и не могла решиться на последний рывок. Санса никогда прежде никого сама не целовала. Она даже не представляла сейчас как себя вести и что делать. Джоффри был первым и единственным ее парнем. Только его губы касались ее губ. Он всегда сам тянулся к ней, сам обнимал и сжимал в объятьях. Сансе было неловко проявлять инициативу. Вот и теперь барьер смущения никак не хотел ломаться. Но вздохнув почти полной грудью и прикрыв глаза, словно собравшись нырнуть под воду, девушка подалась еще немного вперед, одновременно практически на ощупь, находя его губы своими и сжимая пальцы, скомкав серую футболку у себя в кулаке.

    Это было странно. Это было необъяснимо и непонятно. До дрожи в руках, до мурашек на спине, до замирания сердца. Все было совсем не так, как она боялась и как не хотела себе представлять. Его губы, теплые и сухие, совсем не поддались ее скромному прикосновению. Остались неподвижны и непокорны. И Санса, почему-то, вместо того, чтобы ретироваться, лишь на миг отстранившись, вновь припала к ним, задержавшись чуть дольше и чуть плотнее прижавшись к нему. На этот раз губы Сандора шевельнулись, легко отвечая на поцелуй. Совсем невесомо и нежно. Так, как нельзя было вообразить. Так, как раньше никогда не ощущалось. Словно электрический разряд прошел насквозь, оставляя искрить каждый волосок на теле. Его дыхание на долю секунды коснулось кожи, а в следующий миг — мужские губы снова оказались поверх ее губ. Чуть приоткрытые, чуть влажные, более уверенные и обжигающие. Санса поддалась им, будто хотела, чтобы поцелуй не прекращался. Будто, ничего иного и не существовало сейчас.

    Она задохнулась, но не могла сделать и вздоха. Она боялась пошевелиться и очнуться от наваждения. Что все сон, все иллюзия. Не Сандор перед ней, не он. И то был не поцелуй, а галлюцинация, игра воспаленного воображения. Но медленно разомкнув веки, девушка нерешительно подняла глаза и окунулась в омут его пожирающего взгляда.

    «Разве не серые у него глаза?» — крутилось где-то в сознании, пока сама девушка не могла моргнуть. Да — были. Но сейчас Сандор смотрел на нее черными дырами зрачков прикрытых темными ресницами словно вуалью. Полумрак и сгустившиеся сумерки тому виной? Или стена дождя, скрывшая их ото всех в этой машине? А, может быть, что-то иное, о чем страшно подумать? И невозможно не чувствовать теперь. А он так близко. Всего лишь пару сантиметров между их губами. И одно дыхание на двоих. И ничего нет кроме бездонной опасной глубины глаз. Ничего не существует, кроме смутных воспоминаний, что сейчас стучатся где-то в подсознании.

    Кто он и кто она? Он хищник, а она жертва? Или наоборот? Кто же выиграл в итоге? Или оба проиграли?

    Санса внезапно осознала, что его рука лежит у нее на пояснице. Мокрая ткань платья липнет к коже и холодит, но ей тепло. Ей жарко, от той близости, что между ними. От его взгляда и прикосновения. От своей непонятной реакции. От того, что все пошло не так, как она предполагала. И это пора прекратить. Оборвать все нити. Но девушка не смогла. Она позволила себе еще мгновение и новый краткий вздох. А ему — касаться ее. Кончиками пальцев Сандор дотронулся до ее щеки, вызвав новый хоровод мурашек. Тут бы сказать «Нет», отпрянуть, закончить всё. Но паралич сковал с головы до ног, и Санса выжидала, дрожа и сгорая от каждого его нового движения. Большой палец скользнул по ее нижней губе. Медленно — туда и обратно. Она непроизвольно разомкнула губы, позволяя Сандору такую вольность. Санса хотела что-то сказать, но слов не нашлось. А парень подался вперед, одновременно пройдясь ладонью по пылающей щеке и вплетая пальцы в медные мокрые волосы. Он держал ее, притягивал к себе, а она отклонялась — совсем чуть-чуть, боясь резких движений. Боясь следующего мига. Боясь не успеть запретить сделать Сандору то, что он задумал.

    — Нет, — шепнули ее уста. Но, видимо, так робко и неслышно, что парень не обратил на это никакого внимания. И тут же добрался до нее, впиваясь в губы уже совсем другим поцелуем. Против своих мыслей, против своих взволнованных и сопротивляющихся чувств, против постепенно возвращающегося сознания, Санса ответила. Так, как сама от себя не ожидала. Так, как, видимо, не ожидал и он. Она позволила парню жадно терзать свои губы. Позволила разомкнуть их, и пустила хозяйничать его язык у себя во рту. Позволила себе не прятаться и бороться, а увлечься этой страстной игрой. Позволила также неистово желать большего и получать это, теряясь в собственных ощущениях и в его сильных объятиях.

    Руки девушки оплелись вокруг шеи Сандора, будто держась за него, как за спасательный круг. Она действительно тонула — в потоке непередаваемых ощущений и всепоглощающей страсти, что испытывала впервые в жизни.
     
    Последнее редактирование: 19 июн 2016
    Caramelimon, Белоснежка, Zhake и 8 другим нравится это.
  17. Черная Лисица

    Черная Лисица Межевой рыцарь

    Alinka Мне так нравится, как вы пишете!

    Есть такой тип девушек, которых тянет неудержимо к сложжжжжным парням :shifty: А у этих двоих, что ни разговор - то сплошной фейспалм :facepalm: И Сандор такой праааааативный со своими обличительными речами, ужс, читала и думала, и за что Сансе такой подарок судьбы?.. Она и так тихая девочка, а он ее еще больше тюкает и в комплексы вгоняет. Хорошо хоть, целуется хорошо :D

    Шутки шутками, а пишете :thumbsup:, читается на одном дыхании.
    Верю, что в итоге все останутся в выигрыше :in love: и жду продолжения.
     
    Вдекрете:), Zhake, Adele и 2 другим нравится это.
  18. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    Черная Лисица спасииибо!
    Так долго мучила главу именно из-за диалогов :shifty: :crazzzy: :beaten: люблю я это дело - развести трёп и припереть обоих участвующих в дискуссии "к стенке". Да, Саня противен местами :Crazy: но Сансу цепляет всё, и она то его почти ненавидит, то понимает, то жалеет, то опять ненавидит. Такая она непостоянная. В обощем и целом - обоим вынос мозга на свидании. И конец логичен - все эмоции, пережитые ранее непостижимым образом перечеркнуты сплетены воедино и высказаны поцелуем... что еще нужно мАлАдёжи :йо-хо-хо:
     
    Последнее редактирование: 6 июн 2016
    Zhake, Adele и вНЕ-времени нравится это.
  19. Морской анемон

    Морской анемон Знаменосец

    Всю главу "про свидание" меня эти двое раздражали, если честно. Все эти подростковые страдания кажутся какой-то глупостью, пора взрослеть, стыдно, молодые люди! Канонные СиС, несмотря на комплексы первого, и юность второй - более взрослые. Но конец неожиданно тронул :) Я даже увидела это как кадры из фильма.

    Теперь хотелось бы прочитать, как все это было с точки зрения Сандора.
     
    Mezzo-Soprano и Alinka нравится это.
  20. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    Мерси :) рада даже, что они раздражали, так как это и было основой Сансиных эмоциональных кульбитов. Они ведь здесь оба подростки, и у них всё через край :волнуюсь: Санса не может определиться в своем отношении к Сандору и к свиданию. Она все же ведомая. А Сандор несдержанный грубиян :doh:
    И последняя сцена как бы должна была все предыдущие эмоции подчеркнуть и перечеркнуть. :kissy:
    У меня весь фанф аля слегка клише из американо романтик олд муви. Уж не знаю удалось ли это передать :oops:
     
    Adele и вНЕ-времени нравится это.