Гет Фанфик: Ты знаешь мое имя

Ёжик

Лорд
Название: Ты знаешь мое имя
Фандом: Игра Престолов (сериал); Песнь Льда и Пламени (сага)
Автор: Ёжик
Размер: Мини
Пейринг/Персонажи: Якен Х'Гар/Арья Старк
Рейтинг: G
Жанр: Дженогет, психология (?), фэнтези, АУ, флафф, ООС
Предупреждения: Много диалогов, мало экшена. Автор растекается мыслью по древу и не умеет в краткость - я предупреждаю честно:stop:
Краткое содержание: Свершилось то, чего боялись фанаты: Арья получает заказ - устранить Сансу Старк. АУ - Санса все еще с Бейлишем в Долине и все еще Старк. Таймджамп в несколько лет (Арье около 15, она уже девушка).
Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО.
Статус: закончен

*Авторство приведенного стихотворения принадлежит чудесным фантастам, творящим под псевдонимом Г.Л. Олди.
По сути, сам фанфик - это как сонгфик, только по этому коротенькому стихотворению. Кто он тогда? Стихофик?:confused:
 
Последнее редактирование:

Ёжик

Лорд
Я знаю…

Девочка ненавидела писать строчки.

У Арьи Старк когда-то была сестра, которая любила сочинять, и септа, которая учила этому. А у девочки не было никого, и она не ощущала в себе ни малейшей склонности к этому бесполезному занятию.

– Леди должна уметь сочинять стихи и песни, – сказал ей добрый человек.

– А я не леди – я никто, – ответила девочка, и он улыбнулся.

– Верно. Но тебе придется стать леди. Скоро. И к этому времени ты должна научиться писать стихи.

Теперь она днем играла в театре Изембаро, а вечерами, после разговоров с Добрым Человеком и Якеном на любом из языков на их выбор, прилежно пыталась выдавить из себя хоть пару строк. Она быстро овладела высоким валирийским, браавосийским, даже гискарским. Она научилась менять лица с той же легкостью, что и одежду. Выучилась лгать столь искусно, что даже Якен больше не мог распознать ее ложь. Умела ориентироваться в полной темноте, полагаясь лишь на свой слух. Даже вполне сносно начала играть на высокой арфе. Но стихосложение оставалось неподвластным.

В Вестеросе лежал снег, она знала. Ей по-прежнему снились волчьи сны, и девочка стала понимать, что они значат. Теперь она могла лгать гораздо убедительнее. Не стоило пытаться удержать в голове имена. Она никогда не забудет их больше: стоит ей ночью открыть другие глаза на другом конце мира – и она вспомнит все.

– Девочка выполнила свое задание?

– Нет, – девочка насупилась под пристальным взглядом Якена. – Она, кажется, не способна выполнить его вовсе.

– Девочка учится, она должна научиться, – Мужчина – мужчина ли? – шагнул в ее келью, прикрывая за собой дверь. – У девочки нет выбора.

– А если не научится, что тогда будет?

– Ничего. Ничего не будет, – он протянул ей небольшой легкий сверток, и она с опаской его приняла. Безликий тем же неслышным шагом покинул ее комнату, заставив размышлять над своими словами. Она поежилась, садясь за стол – в Браавосе ощутимо похолодало за неделю – и опустила сверток рядом с собой.

У девочки нет выбора.

Я знаю
змеи впереди меня…

В свертке оказались теплые шерстяные чулки – черный и белый.
***​
– Эй, Мерси! Пошли с нами! – прокричал Бобоно, приглашая ее в пивнушку по случаю дня рождения Дейны, но девочка отрицательно качнула головой.

Не время. Скоро она должна стать леди – не в пьесе, а по-настоящему. А леди не ходят по трактирам.

И пишут стихи.

Когда она вышла из театра в ночь, за ней следом увязались несколько посетителей. Судя по голосам, они были пьяны, но шли довольно быстро. Девочка ускорила шаг – и шаги за ее спиной тоже зазвучали быстрее. Она нащупала за поясом нож для фруктов – ненадежная защита. Нож принадлежал Мерси, и это единственное, что было у нее своего: даже одежду дал Изембаро.

Она торопливо шла вдоль канала, вспоминая все закоулки и прикидывая, куда бы она смогла прошмыгнуть, чтобы запутать погоню. В Храм их вести нельзя, значит, она пойдет в противоположную сторону…

Темная фигура вышла под свет единственного фонаря им наперерез. Характерный черно-белый балахон, подпоясанный веревкой, скрывает фигуру, капюшон скрывает лицо, но эта походка принадлежит единственному в мире человеку.

Я знаю –
змеи впереди меня
и яростные тигры
позади


– Якен…

– Девочка опоздала, – в руке его появилась палка. – Девочка будет наказана.

Шаги за спиной спешно удалялись.
***​
Она видела ее. Она проснулась резко, словно ее ударили в грудь, и долго еще не могла отдышаться.

Санса Старк в Долине Аррен.

Ее сестра жива. Бледна, грустна и по-прежнему прекрасна.

Нет, не ее сестра – сестра Арьи Старк. Мерси сирота, и у нее нет сестер и братьев.

Сегодня у Мерси было хорошее настроение, и она шла на работу вприпрыжку, почти не замечая вчерашних синяков на руках и ногах.
***​
– Кто ты?

– Никто.

– Ложь! – добрый человек наотмашь хлестнул ее по щеке, и девочка почувствовала, как клацнули зубы. Щеку обожгло – останется след.

– Кто ты? Подумай хорошенько, прежде, чем ответить.

Девочка посмотрела ему в глаза – черные бездонные колодцы. Если глаза – это зеркало души, то душа доброго человека запрятана где-то очень глубоко.

Она набрала в грудь воздуха и медленно выдохнула.

– Девочка никто.

– Ложь!

Удар.

– Кто ты? Как твое имя?

– У девочки нет имени.

– Ложь!

Удар...
***​
– Кто ты?

– Мерси! Меня зовут Мерси. Я актриса театра Изембаро…

– Мерси нет места в черно-белом доме, – добрый человек поднялся с пола.

– Завтра утром ее здесь не будет, – пообещала Мерси, тоже вставая на ноги. Из разбитой губы текла кровь, щека горела огнем.

Она поспешила к себе в келью и умыла лицо ледяной водой.

– Девочка забыла, чему ее учили? – он всегда появлялся внезапно. В его всегда тихом и ласковом голосе на этот раз слышались грозные нотки – или ей уже кажется? Не может быть. У безликих нет эмоций.

– Девочка помнит все слишком хорошо.

– Если она все помнит, почему сегодня в храм пришла Мерси?

– А почему ты ее вчера спас? Откуда ты знал, где она?! – Мерси ответила вопросом на вопрос, практически прокричав свою фразу.

– Девочка ведет себя неосторожно и неосмотрительно.

– Ну и пусть! Подумаешь! Ты знаешь обо мне все, а я даже не знаю твоего лица!

– Ты видишь мое лицо.

Настоящего лица. И голоса. И имени.

– Они не нужны девочке.

– Нужны. Но тебе не понять. Якен Х’Гар из Лората, или кто ты там, учился слишком хорошо, в отличие от девочки. Якен Х’Гар не забыл, что ему говорили.

Она отвернулась, садясь за стол и вглядываясь в ненавистный листок бумаги с тремя строками.

– Девочка должна сосредоточиться. Для этого нужно унять боль, – широкая ладонь опустилась на столешницу, поставив небольшую баночку темного стекла. Мерси обернулась – безликий стоял позади, и губы его были плотно сжаты, а брови хмурились. Быстрым жестом он окунул палец в банку, а затем осторожно провел по пострадавшей щеке и по губе. Прикосновение было приятным, а тягучее содержимое банки немножко холодило кожу и по виду напоминало мед, а пахло мятой.

– Спасибо, – произнесла Мерси – сегодня она Мерси. – Даже если ты не Якен, ты все же неплохой человек. Наверное.

На миг мужчина замер.

– Ты видишь мое лицо, - глухо произнес он прежде, чем выйти.

Я знаю –
змеи впереди меня
и яростные тигры
позади.
Дверь в ад уже открыта...

***​
Девочка получила имя.

Это было хорошее имя, удобное. Ей почти не пришлось затратить усилий, чтобы имя стало ее собственным.

В Вестерос отправлялась леди. Арья Старк из Винтерфелла. Маленькая скиталица из благородного дома Севера жаждала встречи с сестрой, и эта встреча должна была произойти уже вскоре, вызвав слезы умиления у всех Рыцарей Долины. А затем сестра, которая вот-вот выйдет замуж, должна была скончаться от несчастного случая. Или умереть в родах.

– Кто ты?

– Никто.

– Помни: здесь тебя ждут новые знания. Когда вернешься, научишься читать мысли и заставлять людей выполнять свою волю.

– Вот как? Ни драгоценностей, ни шелков? Только знания? – усмехнулась девочка, и добрый человек улыбнулся в ответ. Улыбка преобразила его лицо, превратив в милого доброго дедушку. Побежали от глаз лучики-морщинки, взлетели вверх брови.

– Всем известно, что девочку не интересует золото. Она давно может найти себе сколько угодно золота и разбогатеть, однако не делает этого, зато исправно возвращается за знаниями.

Это ты верно подметил.

– Кто ты?

Сколько тебе заплатили за Сансу?

– Никто.

Кто? Кто платил тебе?!

– Ступай, дитя. Твоя сестра будет ждать тебя.
***​
Руки ее дрожали, когда она упаковывала вещи в последнюю ночь. Она хотела увидеть мать – и не успела. Она хотела вернуться домой – и не смогла. Она хотела встретиться с сестрой – и ей сделали этот подарок. Нет, не подарок – это покупка. Драгоценный товар по запредельной цене.

– Девочка слишком громко плачет. В черно-белом доме плакать нужно очень тихо.

Она уже привыкла к его появлениям.

– Зачем человек пришел к девочке? Попрощаться?

Она и правда плакала, надо же. Глаза застилало слезами.

– Сказать, чтобы девочка не делала глупостей.

– Я маленькая и глупая девочка. Почему бы мне не наделать глупостей?

– Девочка так дешево ценит свою жизнь?

Она вскинула на него взгляд, полный презрения.

– Вообще не ценит. Девочка хотела отомстить обидчикам своей семьи, а ее ставят на одну планку с ними. И ты. Ты! Я думала, ты был мне другом! Ты помогал мне в Харренхолле!

– Я помогал Ласке. Девочка – никто.

– Я – Арья Старк, дочь леди Кейтелин и Эддарда Старка, лорда Винтерфелла и Хранителя севера! – она выкрикнула эти слова ему в лицо, знакомое до последней морщинки, лицо, которое вспоминала во время своих странствий по разоренным войной землям, то самое лицо того самого человека, к которому шла через полмира. – Я больше не никто. Никто – это ты. Я не знаю твоего имени, не знаю твоего лица, твой голос – ложь, твое прошлое – мираж, тебя – нет, ты призрак, надевший чужую оболочку, которая ему не принадлежит!

Она и сама не заметила, что сжимает в руке фруктовый нож и почти кричит, едва не топая ногами.

– Девочка хочет убить человека?

– Человека? Нет. Чудовище.

– Если девочка попытается сделать это, она мертва.

– Пусть. Зато моя сестра выживет!

– А кто ее защитит? Или девочка считает себя единственной ученицей черно-белого дома?

– Но ведь… Нет! – вся спесь вмиг покинула ее, уступив место страху. – Нет. Якен! Якен… помоги.

– Девочка сказала, что не знает имени человека. Чьим именем она зовет его?

– Твоим, тем, которое ты сам назвал мне. Если человек не Якен, почему он лгал? Это… это неважно. Просто помоги мне. Пожалуйста! Клянусь, я выполню все, что ты хочешь, я уеду и больше никогда не появлюсь здесь! Или пойду работать… чтобы заплатить тебе. Или убью любого, на кого ты укажешь, если это не член моей семьи. Клянусь старыми богами и новыми, если ты поможешь мне, я выполню все, что ты скажешь! …пожалуйста…

Человек криво улыбнулся:

– Девочка произнесла клятву. Девочка понимает, что сказала?

– Понимает… – неуверенно ответила она. Ведь он не попросит о чем-то… о чем-нибудь запредельном?

– Человек дает тебе шанс забыть о произнесенных словах и продолжить собирать вещи, – он отстранился, и голос его зазвучал холодно.

– Нет! – девочка готова была упасть на колени, лишь бы он не уходил, не оставлял ее. – Девочка понимает смысл произнесенных слов, и произнесла она их сама, добровольно.

Она замолчала. Молчал и он. Горела свеча на столе, и фантастические тени отплясывали на стенах неведомый танец.

Девочка – давно уже девушка, длинноногая и худая – смиренно ждала его решения. Спаси мою сестру. Если понадобится, лучше убей меня, - мысленно заклинала она, а он задумчиво вглядывался в ее лицо, и глаза его загадочно мерцали из-под полуопущенных век.

– Пусть Арья Старк идет на корабль.

Не сказав ни слова, Якен Х’Гар – или не Якен – молча вышел из комнатушки.

Девочка – или уже Арья? – подхватила сундучок с вещами и, стараясь производить поменьше шума, вышла в коридор. Он пошел рассказывать доброму человеку об их разговоре? Она судорожно сглотнула. Что ж, тогда экзамен не сдан, и она так и не научилась разбираться в людях.

Небольшой корабль чернел в канале, а на пристани ее ждала лодка. Матрос помог ей погрузить сундук, и в полном молчании они отчалили.
***​
На корабле ей показали ее каюту, и она села на кровать, неотрывно глядя на горящую свечу. Капитан предложил ужин, но живот скрутило от волнения, и кусок в горло не лез. Корабль не спешил отчаливать, и Арья – именно Арья – прокручивала в голове тысячи вариантов. Может, сейчас самый профессиональный в мире убийца идет к ее каюте? Или выходит из Храма? Капитан ждет доброго человека? Что, если он сейчас поднимется на палубу – что скажет он Арье? Что Арья скажет ему?

А может, яд уже в ней? Может, он был нанесен на ручку каюты? Или добавлен в свечной воск, и она, вдыхая его тонкий аромат, уже, по сути, мертва? А может, в подушку ее зашиты скорпионы? Или над пологом кровати – гнездо ядовитых змей?

Что она сделала? Кому проговорилась в момент отчаяния?

– Девочка забыла, чему ее учили?

Забыла, совершенно забыла. Девочка была отвратительной ученицей, потому так никогда и не могла стать девочкой – она всегда была Арьей. И Нимерией. Севером, снегом и Винтерфеллом.
***​
Свеча почти догорела, а небосвод готовился разгораться, когда корабль сильно качнуло, и на палубе послышались громкие голоса: капитан отдавал команды.

Отчаливаем! Наконец-то!

Арья подошла к окну каюты и с облегчением заметила, как сдвинулись с места и поплыли назад здания Браавоса.

– Девочка помнит слова своей клятвы?

Она привыкла к его появлениям и уже даже не вздрагивала.

– Помнит. Человек пришел убить меня?

– Человек пришел взять то, что ему обещано.

– Откуда я знаю, что он выполнил свою часть сделки?

Вместо ответа он кивнул в сторону окна. Арья выглянула наружу – Храм Многоликого сиял огнями. Сквозь открытые настежь двери было видно, как в огромном зале беспорядочно мечутся люди.

– Больше некому отправить к Сансе убийц? – прошептала она.

– Никто не отправится к ней из Браавоса. Но самый опасный человек сейчас не здесь, а с ней рядом.

– Да… я знаю. Трогательная встреча сестер все же состоится.

– Девочка многому научилась.

– Не называй меня девочкой – я Арья Старк. Ты знаешь мое имя, - она вытащила со дна сундучка тонкий железный клинок и коснулась острия пальцем. Такой же острый, как и несколько лет назад.

Она сберегла свой меч и спасла сестру. И наконец-то плывет домой. Она отыщет Нимерию в Речных землях, она найдет Сансу в Долине, а Джона на Стене. Она отыщет всех, кто выжил, пусть на это придется потратить остаток жизни. Старки еще соберутся в Винтерфелле. Волки вернутся – они уже возвращаются. Она будет первой из разбросанной по миру стаи.

Остался лишь один долг.

– Чего хочет человек взамен?

Человек шагнул почти вплотную.

Только не убивай меня. Только не сейчас!

– Ты видишь мое лицо. Ты знаешь мое имя, – голос его звучал глухо, а глаза, утратив наледь, полыхали огнем.

– Да… Якен. Тебя зовут Якен Х’Гар, – прошептала Арья, испуганная этой внезапной переменой. Словно бы все эмоции, что годами сдерживал в себе этот человек, вдруг вздумали прорваться наружу. Горячие пальцы мягко, но настойчиво высвободили из ее руки Иглу, откладывая ее на стол. Зарывались в ее отрастающие волосы, гладили по щекам и шее… Он прижался лбом к ее лбу, и Арья слышала его тяжелое дыхание.

Ее холодные руки обвили его шею, губы легко коснулись щеки, ощутив легкий укол щетины.

– Я не хочу, чтобы тебя обязала клятва…

– Это не из-за клятвы, – прервала его Арья. – Ты не оставил меня в Харренхолле. Ты спас меня от тех, кто шел следом. Ты лечил мои побои. Ты пытался предостеречь меня… Я к тебе через полмира шла. Ты всегда был для меня Якеном, дурак! Неужели ты думаешь, что сейчас это – из-за клятвы?

Он отстранился от нее, пристально рассматривая эту девочку-девушку. Ее невероятное очарование с годами становилось все заметнее – но осознает ли это она сама?

– Я дам нам время – тебе и себе – до вечера. Ты должна хорошенько подумать, Арья Старк, дочь грандлорда и благородная леди.

– Благородство выражается не в том, что у женщины между ног, – не удержавшись, фыркнула она.
***​
Дверь в ее каюту была открыта, на столе горела свеча, стоял кувшин с вином и блюдо с фруктами, но самой девчонки не было.

Приколотая кинжалом к столешнице, у свечи лежала записка. Якен вчитался в четкие мелкие буквы – словно бы начертанные мужской рукой.

Я знаю –
змеи впереди меня
и яростные тигры
позади.
Дверь в ад уже открыта -
заходи
и окунись в неистовость огня
.*

– Видишь? Я уже совсем леди, – тонкие ладони скользнули по груди. – Арья из рода Старков, взрослая женщина, достигшая расцвета, законнорожденная и благородная…

Он подхватил ее на руки и, смеющуюся и брыкающуюся, понес к постели. Догорал закат.
***​
Догорал Храм Многоликого, под которым взорвалось неизвестное ранее хранилище дикого огня.
 
Последнее редактирование:

Syringa

Казненный браконьер
Это не знаю, какое ООС :puppyeye:. Зачем это понадобилось Якену?:wideyed: Подозреваю, что канонные Безликие - психологические инвалиды, и, в отличие от неумело "выдрессированного" Теона - необратимые.
 

Ёжик

Лорд
О. Боже. Мой.
Сейчас я переварю и напишу нормальный отзыв. Вы просто бальзам на душу шиппера *_*
И такой отзыв - уже бальзам на душу автора!:meow: Спасибо!:hug:
Это не знаю, какое ООС :puppyeye:. Зачем это понадобилось Якену?:wideyed: Подозреваю, что канонные Безликие - психологические инвалиды, и, в отличие от неумело "выдрессированного" Теона - необратимые.
Ну это ж ф-а-н-ф-и-к:cool: Я не пишу свою историю, я не пытаюсь оспорить Мартина, я даже не пытаюсь как-то натянуть сову на глобус свой фф на оригинал. Тут пейринг с безликим - ясен красен, что ООС. Но я его странным образом не указала в шапке, мое упущение, сейчас исправим. На фикбуке это мой обязательный тег и есть везде.
Но если даже и попытаться как-то привести сей ООС к канону - мало ли, у Якена задание ликвидировать девочку после того, как она не-выполнит свое задание, и закончить вместо нее, переведя на Арью все стрелки?:rolleyes: Но естественно, ничего такого я не имела в виду:stop:
Спасибо! Я пыталась как минимум:)
 

Леди Яна

Знаменосец
Это не знаю, какое ООС :puppyeye:. Зачем это понадобилось Якену?:wideyed: Подозреваю, что канонные Безликие - психологические инвалиды, и, в отличие от неумело "выдрессированного" Теона - необратимые.
Кто сказал Теон? Вот я и пришла. :sneaky:

Сиринга, претензии к фанфикам в таком ключе вообще абсурдны, если честно.
 
Сверху