1. Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел, вы гарантируете, что достигли 18 лет. Все персонажи фанфиков, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними с точки зрения законов РФ.
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо

Гет Фанфик: From Past to Present

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Morgana Pendragon., 10 июл 2016.

  1. Morgana Pendragon.

    Morgana Pendragon. Наёмник

    Автор: Morgana Pendragon.

    Бета: crazy_bacteria

    Фандом: Мартин Джордж «Песнь Льда и Пламени», Игра Престолов (кроссовер).

    Пэйринг: Якен Х'гар/Арья Старк/Джендри Уотерс, Санса Старк/Сандор Клиган.

    Персонажи: Эддард Старк (Нэд, Тихий Волк), Санса Старк (Алейна Стоун), Кейтилин (Кэт) Старк, Арья Старк, Джендри Уотерс, Якен Х'гар (Безликий), Сандор Клиган (Пёс).

    Рейтинг: R.

    Жанры: Гет, Романтика, AU.

    Размер: планируется Миди.

    Описание: Modern AU!
    Она казалась ему маленькой и слабой, слишком бледной и израненной.
    – Я не хотел причинить тебя боли, – наконец выдавил он, пытаясь не смотреть на неё.
    "Слишком много", – прокрутилось в голове.
    – Это конец? А я ведь поверила, подлец.

    Статус: в процессе.

    Публикация на других ресурсах: Только с разрешения автора.

    [​IMG]
     
    Последнее редактирование: 22 май 2019 в 22:16
  2. Morgana Pendragon.

    Morgana Pendragon. Наёмник

    Пролог.

    Арья кусала губы до крови, металлический вкус которой растекался и словно таял на языке. Она подняла глаза и, словно опалённая, снова уставилась самым заинтересованным взглядом на свои неухоженные ногти, выкрашенные черным лаком, надеясь только на то, что профессор Х'гар не ощущает её нервозности, медленно заполняющей воздух вокруг девушки и выталкивающей из головы все более-менее разумные мысли. Каждое движение мужчины — скоординированное и плавное, как будто тщательно продуманное. Из-под опущенных ресниц девушка наблюдала, как Якен стёр с доски короткую запись, сделанную аккуратным, выработанным почерком, совсем не похожим на её корявые закорючки, развернулся на носках туфель и негромко покашлял, привлекая внимание студентки.

    Старк взмолилась богам, дабы не ляпнуть сейчас какую-нибудь глупость. Непростительную и неуместную, как было в прошлый раз, и в позапрошлый, и ещё много, много раз до этого. Наверное, Якен уже успел привыкнуть к этому за два месяца преподавания, но Арье не хотелось, чтобы он думал о ней так же, как и об остальных пустоголовых девчонках, растекающихся по полу от одного его взгляда. О, о Якене Х'гаре ходило много историй, большая часть которых были фантазиями неудовлетворенных студенток; некоторые из них даже рассказывали, что мужчина затащил их в постель, правда, эта информация была недостойна доверия.

    Арья нехотя подняла глаза, стараясь смотреть куда угодно, только бы не на безупречного до тошноты учителя философии, декана её факультета. Всегда гладко выбритого, в строгом белом костюме и дотошно выглаженной белой или чёрной рубашке.

    — Человек выслушал крайне утомляющую лекцию о дисциплине студента благодаря девочке, — произнес он, даже не пытаясь скрыть свой акцент, но без тени недовольства или злости. Словно он был не против произошедшего.

    Старк закатила глаза, складывая руки на груди и откидываясь на спинку неудобного стула.

    — Я не виновата, — смело заявила девушка, совершая первую и самую опасную ошибку, взглянув в глаза преподавателя, и захлебнулась собственным дыханием. Глаза серо-голубого тревожного неба изучали её со странным увлечением и пристрастием. Девушка нерешительно поёжилась, поёрзав на стуле. Это был не первый раз, когда они обсуждали её поведение, но сегодня что-то изменилось. Облокотившись бедрами о край своего стола, Якен вальяжно засунул руки в карманы брюк, странно безмятежно и даже расслаблено.

    — Девочке стоит знать, что тягать других студенток за волосы посреди коридора, а тем более на глазах директора, — не лучшая идея.

    Арья мотнула головой, осознав, что зациклилась на его слегка обветренных губах настолько сильно, что пропустила все его слова мимо ушей.

    — Она сама виновата, — невразумительно произнесла девушка первую более-менее адекватную фразу, что пришла в голову. Наедине с профессором Арье было тяжело собрать свои мысли, притяжение к мужчине становилось настолько ощутимым, что белой пеленой ложилось на глаза.

    — Человек не сомневается, — Якен коротко пожал плечами, прямо смотря в глаза девушки, и Арья затаила дыхание. Необъяснимым образом он всегда был на её стороне, и Старк поняла, что теряет над собой контроль. Непослушными пальцами Арья нащупала свою сумку, готовая в любую секунду сбежать от своего гипнотизёра.

    — Я могу идти? — спросила девушка на одном вдохе.

    — Разумеется, — Якен медленно встал, пожимая плечами, и начал не спеша обходить стол. — И, — он подмигнул ей, — девочка выслушала тошнотворную лекцию о дисциплине и больше не будет бунтовать там, где есть камеры наблюдения.

    Арья кивнула и выдавила из себя напряженную улыбку, покидая кабинет преподавателя со странным трепетом и обожанием. С каждым разом ей было всё сложнее на уроках Якена, мысли неизменно убегали в сторону его губ, рук или глаз, но, когда другие студентки таяли от одного его слова, Старк сохраняла хладнокровие и даже могла вести с ним длинные дискуссии. Он не был похож на других нудных преподавателей, она же была не так глупа, как остальные студентки.

    ***​

    Она выпустила тонкую струю дыма в прохладную сырость осеннего воздуха. Запах сигарет забился в её тёмных волосах и пропитал одежду, и девушке оставалось рассчитывать только на то, что к приезду Робба он успеет выветриться. И у брата не возникнет лишних подозрений.

    Крупные капли падали с хмурого неба, разбиваясь, достигнув земли, и Арья спряталась от них под козырьком крыши возле заднего выхода из её дерьмовой и чертовски элитной академии. Девушка посильнее натянула рукава чёрной кожаной куртки вниз, она почти не согревала её и уж точно не спасала от резких порывов ветра, склоняющего и ломающего тонкие ветви деревьев. Капли неумолимо барабанили по крыше, и Старк пожалела, что надела свои любимые джинсы с огромными дырками на коленях.

    "Надо чаще слушать маму", — неохотно признала девушка, делая ещё одну глубокую затяжку, чувствуя, как дым медленно проникает в неё, и тут же выпуская его через нос.

    — У девочки полно вредных привычек, — мягко произнёс голос позади, и Арья вздрогнула, оборачиваясь, точно зная, кому он принадлежит. Старк запоздало спрятала дымящеюся сигарету за спину. — С этим нужно что-то делать.

    — Вот чёрт, — вырвалось у девушки, когда её глаза остановились на обольстительном лице Якена Х'гара. Арья застыла, прокручивая в голове тысячу оправданий, уже представляя, как мать кричит на неё, расхаживая из стороны в сторону, а отец прожигает безмолвным, расстроенным взглядом. — Мои родители…

    — Не узнают об этом, — перебил её Х'гар, старательно скрывая усмешку. — В крайнем случае, не от человека.

    Старк медленно кивнула, до боли закусывая губу, благодарная Якену, как и всегда. Но не успела девушка проговорить и слова признательности, профессор молча приблизился к ней, ловкими пальцами выхватывая сигарету из её руки и выбрасывая тлеющий окурок на тротуар. Арья надулась, закатывая глаза, вслушиваясь в жалобное шипение своей сигареты, потушенной ливнем. Якен, не говоря ни слова, наблюдал за её реакцией. Напряженное молчание ненадолго повисло в заряженном воздухе, пока Старк, воспользовавшись возможностью, изучала черты профессора, старательно избегая взгляда его серо-голубых глаз.

    — Девочка кого-то ждёт? – участливо спросил Якен, разрывая затянувшуюся неловкость.

    Арья неуклюже переступила с ноги на ногу, в тщетной попытке хоть немного согреться, снова закатила глаза, вспомнив про брата, который не спешил забрать её домой. Джон не поступил бы так. Он отложил бы все свои дела, зная, что сестра мёрзнет под ливнем. Потому что для Джона она была на первом месте.

    Дождь усилился, всё громче и упорнее барабаня по крышам.

    — Брат забил на моё существование, — незамедлительно ответила Старк, поёжившись, когда холодный ветер загнал ей за шиворот несколько холодных капель и растрепал и без того непослушные волосы ещё сильнее. Арья даже представить страшилась, как нелепо сейчас выглядит, не то чтобы это когда-то волновало её. Ладно, ещё как волновало, когда Якен был поблизости. И вот так просто стоять с ним рядом было приятно. Девушке казалось, что она могла чувствовать тепло, исходящее от его тела, даже через учтивое расстояние между ними.

    — Человек может подвезти милую девочку домой, если она не против, — предложил мужчина, склонив голову набок.

    Острый язык Арьи почти спросил у профессора, к нему или к ней, благо она вовремя его прикусила, решив всё-таки хоть иногда думать головой, прежде чем нести глупости.

    — Вы подвозите домой всех своих студенток? — язвительно выпалила девушка. Ладно, в следующий раз она будет тщательно продумывать каждое своё слово.

    Якен ухмыльнулся, уголки его губ медленно поползли вверх. С такой неприкрытой наглостью мужчина сталкивался не часто.

    — Только симпатичных, — пошутил он, как бы мимолётно заглядывая в серые глаза студентки. Арья в очередной раз отметила, что было в этом человеке что-то загадочное и обманчивое. Его смеющиеся глаза, часто меняющие свой цвет, наблюдали за ней слишком заинтересованно, и это пугало и привлекало одновременно.

    Его комплимент казался Арье бесконечно глупым, но, к счастью, она не была Сансой и не покраснела, как полная идиотка, сохраняя лицо невозмутимым. Хотя казалось, что чёртовы насекомые в её животе устроили чёртову вечеринку и отрываются там на полную. Тепло наполнило Старк изнутри, накрывая словно цунами.

    Девушка открыла рот, чтобы ответить, но с парковки раздался напряжённый зов автомобиля Робба. Белая иномарка мокла под дождём. Арья обернулась, сталкиваясь с пристальным взглядом старшего брата.

    — В другой раз, — легко произнес мужчина, бросив хмурый взгляд на тёмное небо.

    — До свидания, — попрощалась девушка, улыбнувшись профессору.

    Якен задумчиво кивнул, не двигаясь с места, наблюдая, как Арья бежит к машине брата сквозь стену ливня и, оказавшись наконец в тепле, кидает на него ещё один долгий взгляд. Её губы расплываются в довольной улыбке, когда она понимает, что всё это время профессор смотрел ей вслед.
     

    Часть 1.

    — Я хочу, чтобы ты пришла сегодня, — взволнованно сообщил Джендри, сильнее обхватив её плечи рукой, прижимая тёплое тело девушки к себе. Арья скованно улыбнулась другу, нерешительно пожимая плечами. Его синие глаза горели так дико и ярко, что сказать «нет» она не могла.

    — Мой отец взял меня под контроль, помнишь? — мягко произнесла девушка, кидая взгляд на закатывающего глаза Берика и фыркающего Тороса, сидящих напротив них за столиком в дешевом, но уютном пабе. Здесь Арья словно была на своем месте, чувствовала себя полной, с ними ей не нужно было притворяться кем-то, кем она не является. — К тому же теперь у меня есть комендантский час.

    — Попроси сестру прикрыть тебя, — предложил Энгай, подмигивая проходящей мимо официантке. — У тебя же есть сестра?

    — Да, есть, — фыркнула Арья, потянувшись к тарелке Джендри и подцепив оттуда несколько ломтиков жаренной картошки, снова упала на спинку дивана, оказываясь в непосредственной близости с Уотерсом. Это было нормально для них. Привычно, тепло, тесно. После того как усилиями её матери Джона призвали в армию, Джендри был единственным человеком, с которым Старк было так комфортно. — Но она скорее удавится, чем поможет мне.

    Уотерс растроенно кивнул, нахмурился и, игнорируя то, что Арья грелась о его бок, убрал руку, словно ограждаясь от неё. Закатив глаза, Старк поднялась и, объявив всем, что направляется за кетчупом, пошла в сторону барной стойки. В конце концов, гонки «братство» устраивало каждую субботу, она не обязана приходить каждый раз, тем более если Джендри отказывался участвовать вместе с ней.

    — Арья! — крикнул Энгай, подходя к ней. Парень, с игривой улыбкой на губах, облокотился локтем о барную стойку. — Я хотел поговорить с тобой.

    Девушка неумолимо закатила глаза.

    — Нет, Энг, я не стану знакомить тебя со своей сестрой, — категорично отчеканила Старк, ярко представляя лицо Сансы, столкнувшейся с одним из парней из её компании.

    — Почему? — в голосе прозвучала обида, а его веснушчатое лицо вытянулось, но через секунду парень покачал головой. — Но я вообще-то не об этом.

    — Тогда о чём? — теперь Арье стало по-настоящему любопытно, девушка нетерпеливо перешагнула с ноги на ногу, убирая выбившуюся из хвоста прядь волос назад, заинтересованно уставившись на Энгая.

    — О Джендри, — тяжело вздохнул Энг, склонив голову, наблюдая за реакцией девушки.

    Арья нетерпеливо выгнула бровь, ожидая продолжения.

    — Ты что, правда, не понимаешь? — удивился рыжеволосый, округлив глаза. — Арья?! Я думал ты умнее! — парень замолчал, и Старк почувствовала раздражение, скопившееся на кончиках пальцев, смыкающихся в кулак.

    — Я сейчас тебя ударю, Энги, — предупредила она. — Скажи мне, в чём дело. У Джендри проблемы?

    Арья почувствовала странное волнение за друга и даже опасение, что он бросит её так же, как бросил Джон.

    — Ты — его проблема, — парень тихо хихикнул, прихрюкивая и подходя ближе, наклонился над самым лицом девушки, Арья тут же сделала шаг назад, но настойчивые руки приятеля обхватили её талию, не отпуская от себя. Старк не нравилось ощущать его хмельное дыхание на своей щеке, не нравилось чувствовать его руки на своем теле.

    — Поверни голову, — прошептал Энгай ей в губы, — посмотри на него.

    — Сейчас я тебя точно ударю, — повторила Старк снова, на этот раз куда убедительнее, чем раньше, и она бы сделала это без колебаний на самом деле.

    — Ну, давай, посмотри, — настаивал парень. — Ради эксперимента.

    Все ещё не совсем понимая, о чём говорит этот идиот, Арья всё-таки повернула голову в сторону их столика, сталкиваясь взглядом с Джендри, который грузно приподнялся с места, напряженно наблюдая за происходящим возле стойки.

    — Убедилась? — промурлыкал Энг отстраняясь от Старк, но не упуская возможности мимолетно коснуться её задницы.

    — Я тебе сейчас руку отгрызу, — пригрозила девушка, все ещё не отведя взгляда от чистых синих глаз Уотреса. Они так много значили друг для друга, и сейчас он беспокоился за неё, как и любой из её братьев, когда вокруг их семнадцатилетней сестры крутился мужчина. Это было нормально, привычно.

    — Видишь, я был прав!

    — В чём? — выпалила девушка, оторвав наконец глаза от Джендри, который, казалось, облегченно выдохнул, начиная буравить взглядом Энгая. — По-моему, ты просто облапал мою…

    — Арья! — он несколько раз провел рукой перед её лицом. — Ты ему…

    — Энг, — рука Джендри опустилась на плечо друга, и тот напряженно замер, медленно поворачивая голову. — Кажется, Берик ждёт, что ты принесёшь ему ещё пива.

    Арья улыбнулась лучшему другу через плечо Энгая, взяв наконец баночки с кетчупом в руки.

    — Да? — брови парня поползли вверх, не то что бы он боялся Джендри, скорее он боялся того, что Уотерс может с ним сделать за прикосновение к Арье. Энг сглотнул, добродушно кивая. — Хорошо.

    Старк развернулась, собираясь идти к столу, но сильная рука Джендри поймала её за локоть, притягивая ближе к себе; лицо парня оставалось непроницаемо невозмутимым. Даже синие глаза не выдавали его мыслей, которые Арья так просто могла прочесть раньше.

    — Что? — удивилась девушка, сталкиваясь с другом взглядом. Её уже порядком достали эти мутные разговоры, и она решительно не понимала, чего от неё добиваются окружающие. Впрочем, как и обычно.

    — О чём вы говорили? — взволнованно спросил Джендри, и Арья уловила в его голосе что-то новое, что-то очень сильно напоминающее ревность. Это было глупо, и странно, и…

    — Ни о чём, — произнесла Старк легко, пожимая плечами. — И… — она посмотрела глубоко в глаза друга, чувствуя, как дыхание становиться тяжёлым и рваным, — я точно не пропущу твою гонку.

    ***​


    Её взгляд искал серые глаза сестры в толпе совершенно незнакомых, странных ребят, одетых предпочтительно в тёмную одежду. Санса чувствовала себя лишней в этой оглушительной, взволнованной толпе, подпрыгивающей и орущей во всю мощь.

    Дыхание застряло в горле, когда рыжеволосая отыскала сестру, весело смеющуюся и устраивающуюся позади Джендри на огромном, пугающем мотоцикле; тонкими руками Арья обвила парня за талию, и это стало её единственной страховкой. Санса, округлив глаза, прорывалась сквозь толпу. Но было слишком поздно. Гонка началась. С бешеным рёвом моторы были заведены, и мотоциклы, словно дикие звери, спущенные с поводков, с неистовым рёвом рванули вперёд.

    Санса не многое знала о нелегальных гонках, на которые, словно магнитом, тянуло Арью, кроме того, что никаких правил в них не было.

    Девушка взволновано теребила телефон в руках, экран которого вспыхивал с каждым новым сообщением от Маргери, с которой Санса обещала провести этот вечер. Она должна была ходить по магазинам и есть ванильное мороженое с лучшей подругой, вместо того чтобы торчать в этой дыре.

    Всему виной был побег Арьи, которую, как предполагал отец, Санса держит под своим надёжным контролем. Но у мелкой занозы как всегда были свои планы.

    И вот теперь ответственная дочка Неда Старка стоит посреди безумной толпы на территории чужой собственности и теряет сознание от волнения. Санса впала в ступор, замерев на месте, не замечая, как гонщики наматывают круги на безумных скоростях.

    Чья-то рука сжала её плечо, и, обернувшись, девушка встретилась глазами с полицейским, кричащим ей что-то сквозь рёв людей, разбегающихся во все стороны. Девушка разжала пальцы выпуская телефон из рук, и он с глухим стуком упал на асфальт, тут же раздавленный чужим ботинком.

    Старк раскрыла пересохшие от волнения губы, но не смогла произнести ни звука. Язык прилип к нёбу, девушка сделала безуспешную попытку вырваться, но представитель правопорядка крепко держался за неё, словно она была единственной виновной посреди этого безумного урагана.

    Девушка опустила голову, принимая свою судьбу, когда чей-то кулак врезал по лицу копу, и тот, словно опьяневший, отшатнулся назад, разжимая хватку.

    Санса подняла глаза на человека, что её выручил, но его лицо скрывала тень.

    — Запрыгивай быстрей, пташка, времени мало, — сказал человек, протягивая свою огромную ладонь, запачканную свежей кровью. И не помня себя от ядерной смеси волнения и страха, Санса вложила в неё руку, садясь на мотоцикл позади мужчины и как можно сильнее прижимаясь к нему.

    Зажмурив глаза, девушка спрятала лицо за его спиной, прислушиваясь к рёву мотора, ожидая худшего.

    Мысль о том, что лучше повести ночь в тюремной камере, чем с незнакомым мужчиной, пришла в её голову слишком поздно.

    ***​


    Она снова засмеялась, искрящимися глазами взглянув на друга, чувствуя, как мягкий, вечерний ветерок разносит её волосы и ласкает лицо. Арья сделала ещё один небольшой глоток пива, прежде чем покрутить бутылку в руках, облокачиваясь плечом о бок Джендри, проведя рукой по шёлку травы, на которой они сидели, вглядываясь в тёмное, засыпанное звёздами небо. Мотоцикл Уотерса стоял недалеко, они спрятали его в кустах.

    — Хватит лакать моё пиво, ты несовершеннолетняя, — наконец не выдержал Джендри, вырывая бутылку из руки девушки. Арья обиженно надула губы, думая о том, что сейчас глаза друга горят ярко, словно звёзды на небе, и они определенно поджигают и её.

    — А ты зануда, — объявила девушка, приподнимаясь и толкая парня плечом.

    — Думаешь, зануды сбегают от полиции? — обиженно спросил Джендри, и губы Старк растянулись в игривой улыбке. Девушка закатила глаза.

    — Ну ладно, иногда с тобой весело, — признала она, считая звёзды и удары собственного сердца, разбушевавшегося после гонки с полицейскими под оглушающей рёв сирен. О, Нед не очень удивился, если бы ему пришлось забирать дочку из тюремной камеры.

    — Иногда?

    Арья не могла не рассмеяться его тону и двусмысленно приподнятым бровям. В полумраке она могла представить лицо Джона, вместо Джендри. И она ругала себя за это. Потому что это было так несправедливо по отношению к Уотерсу. Смех сразу затих, улыбка пропала с её лица, и девушка замерла, зациклившись на лице друга на несколько напряжённых мгновений.

    — Что? — тихо спросил Джендри, наклоняясь ближе, и Арья закусила губу, раздумывая, кого она в нём видит. Брата? Лучшего друга? Сумасшедшего парня в крутой кожаной куртке, от которого со слезами на глазах просила держаться как можно дальше мать? Или парня, с которым постоянно флиртуют девушки? Всё это, пожалуй. Когда он был рядом, изнутри в Старк разливалось то тепло, что бывало только рядом с Джоном. Она могла рассказать Джендри всё, он не осуждал её, не пытался исправить, только понимал. Когда они были вместе, с ними происходили безумные, отчаянные вещи, вспоминая о которых, Арья смеялась до коликов в животе. Другие девушки липли на Уотерса, как чёртовы мухи на чёртов мед. И Старк желала повыдирать волосы каждой из них. Он был только для неё. Он был частью её.

    — Ничего, — одними губами прошептала девушка, отворачиваясь.

    — Арья, — покачал головой Джендри, мягко развернув её лицо к себе тёплой ладонью. Вечер плавно перетёк в ночь, и теперь Старк не могла различить цвет его глаз, но видела их блеск. Яркий, влекущий, сумасшедший.

    За несколько секунд Уотерс разбил её понятный мир, разрушил навсегда.

    Его влажные губы накрыли её. Сильные руки прижали к себе, пока язык проникал в её рот. Так отчаянно, глубоко и грубо.

    Что-то внутри Арьи кричало, разрывая глотку, не делать этого, не делать ему больно, потому что она не сможет простить себе этого. И ещё хуже, если он не сможет простить её.

    Старк ударила парня ладонью в грудь, выворачиваясь из хватки его рук. Джендри замер, медленно отстраняясь.

    — Нет, — прошептала она, полностью скинув его руки, взволнованно качая головой, а потом громче: — Нет. Нет. Нет!

    Она сорвалась на крик, вдруг отчаянно захотелось исчезнуть, а лучше — испариться. Каждый новый глоток воздуха причинял почти физическую боль. Она поднялась, отряхиваясь, и побежала. Слушала его голос позади, но не могла заставить себя остановиться. Потому что боялась того, что может услышать.

    Арья не знала, куда так спешила и где в конечном итоге оказалась. Но мягкую землю под подошвой её ботинок заменил асфальт. А когда её бег превратился в тихий шаг, сзади неё начала плестись машина.

    Едва освещённая редкими фонарями дорога казалась Старк нескончаемой. Она до сих пор чувствовала на своих губах вкус требовательных уст Джендри и решительно не понимала, нравится ей это или нет. Всё получилось так стремительно, так неправильно.

    Фары машины освещали её силуэт, и, когда водитель коротко просигналил Арье, раздраженный выдох вырвался из грудной клетки девушки.

    «Боги неужели этот вечер может стать ещё хуже? Я что, кажусь сильно доступной?»

    Расстроенная девушка повернулась к водителю, с сарказмом прокричав во всё горло:

    — Извините, я сегодня не работаю.

    Когда слова уже сорвались с губ, Арья встретилась глазами с водителем, и дыхание застряло поперёк горла. Стало отчаянно стыдно. Мужчина за рулём приподнял бровь, и девушка поняла, что крепко облажалась.
     

    Часть 2.

    Якен в тысячный раз кинул на неё заинтересованный взгляд, и Арья не смогла не закатить глаза, поёрзав на обтянутом кремовой кожей сиденье. Сильные руки легко вывернули руль вправо, и машина плавно и послушно минула поворот, снова выезжая на слабо освещенное пустое шоссе.

    — Это была шутка, — забыв о правилах хорошего тона и другой ерунде, о которой постоянно твердили мать и Санса, дерзко пояснила Старк.

    — Ну, человек очень надеется на это, — ухмыльнулся Якен, даже не повернув к ней головы, вглядываясь в темный горизонт.

    Арья громко фыркнула, складывая руки в замок на груди, не понимая, подшучивает профессор или правда думает, что она нашла подобный способ заработка привлекательным. В любом случае, девушку это злило. Злило до боли в зубах, зуда на кончиках пальцев.

    Так или иначе, она не собиралась больше оправдываться перед ним, и, когда тишина в салоне начала становиться неловкой, только громкая мелодия её телефона спасла ситуацию.

    — Да, пап, — пробормотала девушка, замечая, как профессор заинтересованно повернулся к ней, слегка нависая. Арья поймала себя на том, что сползает вниз по сиденью, сама не понимая зачем. Если Якен рядом, все её действия странные, необдуманные и чертовски непроизвольные — это уже традиция.

    Арья подняла глаза, встречаясь взглядом с профессором. И пока отец бурчал что-то о том, что не может дозвониться Сансе, а мать волнуется, девушка неотрывно смотрела в глаза серо-голубого тревожного неба, затаив дыхание, а он ни на секунду не отводил взгляд, словно не вел чертовски дорогой автомобиль по мало освещенной дороге. Мужчина всматривался в её глаза, как будто искал в них что-то, и толпа настырных мурашек забегала по спине Старк.

    Нед затих, и Арья громко откашлялась, сглатывая ком, всё ещё чувствуя магнетическое влечение к Якену, даже когда он снова отвернулся к дороге.

    — Она пошла в туалет с Маргери. И я никогда не пойму, почему они таскаются повсюду вместе, — уверенно солгала девушка, не чувствуя даже намека на угрызения совести. Взгляд Арьи упал на руки Якена, и девушка отдаленно подумала, что может коснуться их. Так просто прикоснуться к длинным пальцам и… — Да, пап, они выводят меня из себя, — девушка выдавила напряженный смешок в ответ на шутку отца. — Нет, не нужно меня забирать, я в порядке, правда. Конечно, увидимся дома.

    Облегченно выдохнув, Арья закинула телефон в карман, напряжённо уставившись на профиль мужчины. Что, чёрт возьми, он делает? Боги, иногда, часто, постоянно ей казалось, что он изучает её, как чёртового кролика в чёртовой лаборатории.

    — Девочке не стоит врать так, чтобы её можно было проверить одним звонком, — произнёс мужчина с улыбкой, конечно, замечая, как она смотрит на него снизу вверх, сдвинув брови.

    — Отец не станет меня проверять. Он мне доверяет, — пожала плечами девушка, скользя взглядом по чертам мужчины, нагло разглядывая его. Если ему можно — то и ей не запрещено.

    Якен кинул на девушку скептический взгляд, приподнимая бровь, и Старк в очередной раз забыла, что в понедельник они встретятся в его кабинете на уроке философии. Ей так хотелось воспринимать его как простого парня. Но даже если бы Якен не был её учителем, простым его называть было нельзя. Арья не видела, но чувствовала в нём что-то опасное, скрытое, непредсказуемое. И это только сильнее влекло её к нему.

    — В крайнем случае, Санса не признается, что упустила меня, это будет ударом по её авторитету, — лепетала Арья, удобнее устраиваясь на сиденье, укутываясь в свою куртку. Устало прикрыла глаза и тут же широко распахнула их. — Черт! Санса! — воскликнула девушка, приподнявшись. — Она убьет меня! Нужно сказать ей, что у меня всё в порядке, — пожаловалась Арья, только сейчас вспоминая, что во время гонки пропустила пять входящих звонков от сестры, которая теперь не отвечала.

    — Девочка голодна? — спросил Якен, когда Арья, фыркнув, откинула свой телефон.

    Старк почувствовала, как её сердце пропустило несколько сумасшедших ударов, отозвавшихся звоном в ушах, и решила, что пришло время обнаглеть окончательно.

    — Приглашаете меня на свидание? — улыбаясь во весь рот, промурлыкала девушка.

    Якен кинул на неё быстрый взгляд, наконец въезжая в город, переливающийся и сияющий яркими ночными огнями.

    ***​

    — Жди меня здесь, я избавлюсь от копов и вернусь за тобой, — сурово проговорил мужчина, и, не успела Санса открыть рта, гул мотоцикла пронёсся по загородной дороге.

    Она тяжело выдохнула, прикрывая глаза, представляя себе самый изящный способ убийства младшей сестры. Сейчас лучшим вариантом казалось удушение голым руками. Эта ночь должна была быть намного приятнее, но она в какой-то глуши, без телефона и не уверена, что её таинственный спаситель соизволит вернуться за ней. И всему виной, конечно, Арья. Совершенно ничего нового.

    Она закрыла лицо руками, считая до десяти, утешая себя тем, что сестра ответит за всё. Обязательно ответит.

    Хотя Санса не могла отрицать, что поездка на мотоцикле была для неё приятным открытием. Девушка едва не теряла сознание от ужаса, и казалось, все органы поменялись местами, но теплый, ласковый ветер, играющий рыжими прядями её волос, и тепло сидящего рядом мужчины были странной смесью разливающегося по венам безумия. Это был самый безрассудный поступок за всю её жизнь, она молилась, чтобы это не стало роковой ошибкой, но что-то внутри загорелось и воспламенилось, разожгло опасное пламя. Это был кусочек сумасшедшей жизни Арьи; Санса никогда не делала ничего подобного, она вела скучную, размеренную жизнь, стараясь угодить окружающим и не разочаровать родителей.

    Гул сирены был совсем близко, и Санса уже видела яркие огни полицейской машины, когда поскользнулась и соскользнула в кусты. От унижения ей хотелось плакать… и взвыть.

    ***​

    Сандор заглушил мотор, оглядываясь по сторонам в поисках рыжеволосой девчонки, которую вырвал из рук копа этим вечером. Он не отличался ни благородством, ни состраданием, но девчонка выглядела такой растерянной и беззащитной, что он сделал почти рыцарский поступок. Она резко выделялась из толпы, скорее папина умница и мамина отрада, чем отвязная, сумасбродная и свободная подружка байкера. И, конечно, она была очень красива.

    Мужчина закатил глаза, понимая, что пташка улетела. «Хотя куда?» — подумал он. В этой дыре не было связи, и встретить здесь людей можно было только чудом.

    — Твою ж мать, пташка, не играй со мной, либо выходи, либо я уеду, ясно? — крикнул Сандор в тёплый осенний воздух, чувствуя себя идиотом, разговаривающим с самим собой.

    Когда ответа не последовало, он завёл мотор.

    — Я здесь, — закричала девочка из кустов, поднимая руки вверх и размахивая ими над ветками.

    — Выходи, — скомандовал мужчина, заглушая двигатель.

    — Не могу, — почти прохныкала девушка.

    — Почему? — спросил Клиган угрюмо. Он не отличался терпеливостью и, конечно, не стал бы её уговаривать.

    — Я в дерьме, — заявила она еле слышно, и по голосу было понятно — она сгорала от стыда. А слово «дерьмо» было произнесено настолько неуверенно, что, казалось, она вообще не употребляла его раньше.

    — В буквальном смысле? — откашлявшись, спросил мужчина, пытаясь подавить нахлынувший приступ смеха.

    — Да.

    — Ну, давай выходи, — произнёс он с ухмылкой. В его жизни было много нелепых ситуаций, но то, что девчоночка, подобранная им на гонках, упала в канализационный туннель, было уже слишком.

    — Если Вы не будете смеяться, — попросила девочка, и кусты, в которых она скрывалась, зашевелились.

    — Не буду, — серьёзно сказал мужчина, кривя душой. Давая обещание, которое не собирался сдерживать. И, стоило девушке показаться в тусклом свете фонаря, громогласный смех вырвался из его грудной клетки, разжижая загородную тишину.

    — Вы же обещали, — приближаясь, сердито проговорила она, залившаяся краской, вымазанная дерьмом с головы до ног. Девушка попыталась сесть на его мотоцикл, но Сандор выставил руку вперёд, отгоняя её, но не прикасаясь.

    — Не подходи ко мне, — проговорил мужчина со смехом, приближая лицо к свету, чтобы она увидела его шрамы.

    Девушка тихо выдохнула, ещё сильнее округлив свои огромные глаза. То ли ужасаясь его уродства, то ли от страха провести ночь на улице.

    — Вы же не оставите меня здесь, верно? — спросила она с надеждой и отчаянием.

    — Раздевайся, — заявил он, морщась от ароматов исходящих от птички, — и отойди от меня.

    Она в шоке выдохнула, и ему пришлось пояснить:

    — Ты не сядешь на мой мотоцикл в таком виде, но я могу дать тебе свою куртку, — он ухмыльнулся, — если хорошо попросишь.

    Глаза девушки стеснительно побежали по его телу, теперь она казалась смелее. Краснея ещё сильнее, хотя казалось, что дальше уже некуда, она заявила:

    — Рубашку.

    Сандор закатил глаза.

    — Хорошо, рубашку.

    — И, — она прикусила нижнюю губу, опуская глаза, — не смотрите.

    Мужчина кивнул, снимая куртку, и начал медленно расстёгивать пуговицы своей клетчаткой рубашки. Девушка же отошла в тень, стаскивая с себя грязную одежду — Мягкую ткань свитера и синие джинсы — оставаясь в нежно-розовом нижнем бельё. Он знал, потому что смотрел.

    — Химчистку будешь оплачивать сама, — кинув в девочку свою рубашку, заявил Клиган.

    Она тяжело вдохнула за его спиной, натягивая на себя сорочку, которая смотрелась на ней чертовски сексуально. Закрывала грудь, но обнажала бедра. Когда она подошла к мотоциклу, Сандор не выдержал, заявив:

    — Милое белье, но в красном ты смотрелась бы лучше.

    Её кожа, казалось, навсегда останется красной после этой ночи.

    — Вы же обещали мне, — обижена простонала девушка, усаживаясь на мотоцикл позади мужчины.

    — Я ничего не обещал, — пояснил он со смешком, заводя двигатель, — я просто кивнул.

    Она охватила его талию руками, жмуря глаза уже не так сильно, как в первый раз, вдыхая запах его кожи: смесь одеколона, пота и мотоцикла.

    — От тебя все ещё несёт дерьмом, — заявил Сандор, прежде чем мотоцикл с рёвом пронёсся по дороге.

    ***​

    — Где ты научился так водить машину? — спросила Арья, поедая своё мороженое, чувствуя, как оно тает на языке, щекоча зубы.

    — Милая девочка решила перейти на "ты"? — приподнимая бровь, спросил Якен, медленно произнося каждое слово.

    — Да, ладно, — она очаровательно склонила голову набок, заглядывая в глаза профессора щенячьим взором, сдувая тёмные пряди, вылезшие из хвоста и падающие ей на глаза.

    Хʼгар ухмыльнулся.

    — И как человек водит машину? — спросил мужчина, отправляя в рот ломтик жареной картошки, разваливаясь на стуле в придорожной закусочной, расположенной у самого въезда в город. Дешевой, старомодной и бесконечно уютной. Это было так в духе Арьи.

    — Ты не смотрел на дорогу, — пояснила она, облизывая ложку и отодвигая пустую вазочку в сторону.

    — Это легко, — профессор пожал плечами, вглядываясь прямо в глаза Старк. — Секрет в боковом зрении. Это обман.

    Её глаза засияли от восторга и восхищения.

    — Научишь меня? — спросила Арья, глотая слова, как ни в чем не бывало отправляя в рот ломтики картошки, подцепленные из его тарелки.

    — У девочки есть права?

    — Нет, — она опустила глаза вниз, — но брат научил меня водить, до того как ушёл служить в армию. Обещаю, что не разобью твою машину.

    Якен задумался на мгновение, сохраняя девушку в напряжении.

    — Хорошо, человек научит славную девочку, если она перестанет есть его картошку, — мягко улыбнувшись, произнес мужчина.

    Арья подняла глаза, неловко выпустила из пальцев ломтик картошки, и тот беззвучно упал обратно в тарелку.

    — Извини, обычно я так не делаю. Может, только с братьями или Джендри, — Старк отбросила руки, падая на спинку стула.

    Упомянуть имя друга даже вскользь было больно. Оно жгло кончик её языка. И она снова почувствовала себя виноватой.

    — Милая девочка может заказать себе порцию, — предложил мужчина, но она задумчиво покачала головой, снова отвергая его предложение.

    Они сидели молча несколько долгих мгновений, пока Арья шарила глазами по комнате, вслушиваясь в старую музыку, возможно, времен юности её отца. Но, увидев стол для бильярда, резко встала, направляясь к нему.

    Мужчина заинтересовано наблюдал, как девушка взяла в руки два кия, один из которых, уперев концом в пол, протянула ему, приглашая присоединиться к ней.

    Он ухмыльнулся, медленно поднимаясь с места, скинул с себя белый пиджак и, оставив его на спинке стула, пошёл к ней.

    — Человек хорош в этом, — предупредил он, на что Арья только усмехнулась.

    — Докажи, — вручая мужчине палку, ответила девушка.

    На секунду их кожа соприкоснулась, еле-еле, вскользь, но голова девушки предательски закружилась, пробуждая тех самых насекомых, задремавших в животе.

    — Хорошо, — принял вызов мужчина, закатывая рукава белой рубашки и предоставляя девушке возможность начать игру.

    Она улыбнулась, наклоняясь над столом, одним ударом кия по белому шару разгоняя остальные по полю, один даже сразу попал в лунку. Довольная собой, Арья улыбнулась, и Якен сделал шаг к столу.

    ***​

    Она прижалась к нему сильнее, чувствуя, как мотоцикл набирает скорость. Голова закружилась, но всё, что чувствовала Санса, — это странный, непонятный до конца восторг. Сердце пропускало бешеные удары, разгоняя раскалённую кровь по венам.

    Это было невероятное чувство раскованности и свободы, которое она забыла, а, может быть, просто никогда не знала подобного.

    Старк уткнулась носом в кожаную куртку мужчины и даже не заметила, как он подъехал к дому её родителей. Когда мотор был заглушён, Санса спрыгнула с мотоцикла, радуясь ощущению земли под своими ногами.

    Девушка развернулась, собираясь поблагодарить мужчину и, возможно, узнать его имя, но не успела…

    ***​

    Одним удачным ударом Арья забила в лунки сразу два шара и, довольная собой, резко обернулась, наталкиваясь на Якена. Неожиданно для себя она оказалась зажата между столом для бильярда и его телом. Они не касались, но Старк чувствовала его тёплое дыхание на своём лице, почти ощущала его горячую кожу. Их разделяло так мало — всего несколько сантиметров и предрассудки.

    Она смотрела в его глаза, загадочные и влекущие. И всего на секунду позволила своему взгляду упасть на его губы, казавшиеся ей совершенными. Пухлые, слегка обветренные и — она была уверена — горячие.

    Больше всего на свете ей хотелось, чтобы Якен немного наклонил лицо вниз, всего на несколько сантиметров, позволив их губам соприкоснуться. Хотя бы на мгновение.

    Но вместо этого он, конечно, отстранился, сделал шаг назад, позволяя ей отойти и уступить ему удачную позицию. Одним ударом мужчине удалось загнать в лунки сразу три разноцветных шарика. И она прикусила губы, принимая своё поражение. Фактически Якен полностью разгромил её.

    — Я требую реванша, — заявила Арья, как только его глаза остановились на её лице.

    Мужчина глянул на дорогие наручные часы, которые украшали его запястье, проверяя время.

    — Уже поздно, родители славной девочки будут беспокоиться, — произнёс он, с ярким акцентом.

    И Арья разочаровано выдохнула, закатив глаза и фыркнув.

    — Они сегодня ужинают с другом семьи и его невыносимой женой и будут дома поздно, — она улыбнулась, приподнимая бровь. — Пожалуйста.

    Мужчина улыбнулся, качая головой, подошёл к их столу и оставил на нём несколько крупных купюр, а затем, раскатав рукава, надел пиджак.

    Якен взял и куртку девушки, раскрыв, ожидая пока Арья наденет её. Старк просунула руки в рукава и развернулась, обиженно глядя на мужчину.

    — Девочке пора домой, — пояснил Якен с ухмылкой.

    Арья выдохнула, топая к выходу, не понимая, как ему удалось обыграть её.

    ***​

    — Мне было весело, — сказала Старк, повернувшись к мужчине.

    — Человеку тоже, — он ответил ей улыбкой.

    — Тогда до завтра. Спасибо, за то, что подобрал меня, Якен, — она впервые произнесла его имя, оставляющее сладкий привкус на губах.

    — Пока, Арья.

    Старк выскочила из машины, спрятав руки в карманы куртки, улыбнулась себе и медленно поплелась к входной двери, замерев на полпути.

    Всё это могло происходить только в другой реальности: Санса хлопнула дверью пред обожжённым лицом Пса. Стоило так же отметить, что рыжеволосая была полуголой, рассерженной и краснолицей.

    — Что ты здесь делаешь, Пёс? — удивлённо спросила Арья, останавливаясь перед Клиганом, который, казалось, задыхался от смеха. — И чем от тебя так несёт? Это что, дерьмо?

    — Спроси лучше у своей сёстры, — ответил он с ухмылкой, перекосившей его и без того уродливое лицо.

    Арья начала собирать кусочки мозаики, боясь, что её предположения окажутся верными. Потому что тогда, вероятно, она эту ночь не переживёт.

    — Подожди, она что…

    — Да, и у меня есть подозрение, что без тебя здесь не обошлось.

    Арья кивнула, кусая губы, осознавая, что это конец её беззаботной жизни.
     
    Последнее редактирование: 10 июл 2016
    D'arja, СветланаТ, gurvik и 2 другим нравится это.
  3. Aksinija

    Aksinija Наёмник

    Сюжет смахивает на фильм "3 метра над уровнем неба". А так читать понравилось, жду продолжения :)
     
    Ярославна и Pandorika нравится это.
  4. Morgana Pendragon.

    Morgana Pendragon. Наёмник

    Aksinija, позаимствовала один маленький кусочек :meow:
     
    Pandorika нравится это.
  5. Pandorika

    Pandorika Оруженосец

    и мне, и мне понравилось!
    легкий стиль, очаровательный Сандор)
    Санса в канализации, о да)))
    все герои безумно симпатичные.
    особенно привлекла относительная невинность в общении персонажей друг с другом. Это сейчас редко встретишь в фанфикшине)
    в общем, и я жду продолжения)
     
  6. Morgana Pendragon.

    Morgana Pendragon. Наёмник

    Pandorika, я рада, что вам понравилось :)
     
    Pandorika нравится это.
  7. Ярославна

    Ярославна Межевой рыцарь

    дадада:D
    начала читать, и не покидало ощущение дежавю, пока не дошла до момента с падением в кусты - тут стало все очевидно.
    Но вне всякого сомненья, что наш Саня круче будет ихнего Ачи :devil laugh:

    Интересно, что же дальше )
     
    Pandorika и Aksinija нравится это.
  8. Morgana Pendragon.

    Morgana Pendragon. Наёмник

  9. Morgana Pendragon.

    Morgana Pendragon. Наёмник

    Часть 3.

    — Посмотри на меня и скажи, как прошёл мой день. Это всё твоя вина, Арья! Я пошла за тобой! — Санса то срывалась на крик, то, как истинная леди, прожигала сестру долгим, возмущённым взглядом, говоря словами их матери, её интонацией, и даже складывала руки на груди точно в манере Кейтилин.

    Арья же едва удерживала в себе смех, смотря в серьёзное лицо сестры, измазанное дерьмом, и пахло от Сансы до сих пор соответственно. Во всей этой ситуации больше всего девушку интересовало одно: сестра сама угодила в дерьмо или даже Пес с его послевоенным самообладанием не выдержал рыжеволосую и столкнул её, а потом, раскаявшись, решил подвести домой.

    Старк жалела, что не увидела это воочию.

    — Никто не просил тебя идти за мной! — обиженная тем, что Санса делает её виновной во всех своих неприятностях, Арья хотела толкнуть её и повыдирать все эти рыжие, всегда идеальные пряди с её головы, но перспектива быть обмазанной дерьмом совсем не радовала бунтарку. — Ты мне не мать, и хватит вести себя так, будто ты старше меня не на два года, а на столетие. Скучная, унылая, Санса, ты скоро покроешься паутиной с такой тоскливой жизнью.

    Девушка в шоке приоткрыла рот, а её блестящие голубые глаза словно выкатились из орбит (не в первый раз за эту ночь).

    — Это называется быть взрослой, Арья! — возмутилась девушка. — Было бы неплохо, если бы ты, наконец, поняла, что это такое. Все хотят этого!

    Темноволосая ухмыльнулась, закатывая глаза. Это было правдой; все хотели, чтобы она повзрослела: мать, отец, Робб, Санса, — но только не Джон, единокровный брат любил её любой. Игривой и хмурой, смелой и напуганной. Он один принимал её настоящей, не пытаясь исправить то, что не сломано.

    — Да пошла ты, Санса! Из нас двоих это твоя прерогатива угождать окружающим. Уже вылизала задницу Серсеи Ланнистер сегодня?

    Слова были жестоки и прозвучали гораздо грубее, чем планировала Арья, она буквально почувствовала злость сестры кожей. Санса застыла на несколько мгновений, просто обдумывая сказанное.

    А потом старшая Старк неожиданно накинулась на темноволосую с диким ревом, увлекая сестру на пол и усаживаясь сверху, вцепившись длинными пальцами в пряди выбившихся из хвоста волос. Арья кусалась, царапалась, брыкалась, била ногами по полу и в конце концов спихнула Сансу с себя. Они дрались как две волчицы: то жалея друг друга и успокаиваясь, то, напротив, желая перегрызть друг другу глотки.

    ***​

    — Какого чёрта тут происходит? — дверь в комнату громко раскрылась, однако голос Робба потерялся в отчаянных криках, ругани и взаимных обвинениях сестёр. — Помоги мне, — попросил Старк, прежде чем кинуться в самый эпицентр этого сражения, оттаскивая Арью от сестры, пока Маргери хватала Сансу за руки, заламывая их за спину девушки.

    — Отвали, Робб, — взволновано прокричала темноволосая, тяжело дыша, размахивая руками, и, когда брат на секунду потерял осторожность, не намеренно зарядила ему локтем в нос. Поток крови тут же хлынул из переломанной части тела.

    — Робб… — голос Маргери отрезвил, казалось бы, всех. Санса перестала вырываться, обмякая в руках подруги, Арья замерла, виновато рассматривая лицо брата.

    — Я в порядке, — Робб улыбнулся Тирелл, — Арья не в первый раз ломает мне нос, — со смешком добавил парень, вытирая кровь рукавом уже испорченной рубашки и отталкивая от себя успокоившуюся сестру.

    — Извини, — зашмыгала Арья носом, поднимаясь и отходя в сторону. Её волосы были растрёпаны, подводка для глаз размазана по всему лицу, одежда разорвана и измазана — а впрочем, все они были в дерьме в данный момент.

    — Маргери, что ты тут делаешь? — спросила Санса, как только в комнате зависла тишина.

    — Я волновалась за тебя и приехала сюда, — мягко ответила девушка, унюхавшая неладное. — Я одна чувствую этот запах?

    Робб закатил глаза.

    — К сожалению, нет, — покосившись на сестёр, проговорил парень.

    ***​

    Ошибка. Первая его ошибка за два месяца.

    Он назвал её по имени. Не выдержал и произнёс её имя, легко слетевшее с губ и защипавшее кончик языка. Ему стоило остановить себя, держать эмоции под скорлупой безразличия, как и всегда, и, конечно, ни на секунду не отступать от продуманного до мелочей плана.

    «Пока, Арья»

    «Арья…»

    Он не мог признаться в этом даже себе, но вечер, проведённый с ней, был лучшим за последнее время, возможно, даже во всей его новой жизни.

    Он играл свою роль и был чертовски хорош. До этого момента.

    Теперь у него больше не было права на ошибку. Времени почти не осталось.

    Слабость была недоступной роскошью.

    ***​

    Санса терпеливо замерла, выжидая, пока Маргери, решившая остаться на ночь, расчешет её длинные, ещё немного влажные волосы. Подруга улыбалась, весело щебеча что-то, но Старк не вникала, раздумывая над словами сестры. Это было несправедливо, больно; Арья говорила ужасные вещи, но больше всего Сансу пугало то, что она не могла с полной уверенностью отвергнуть её ядовитую речь, какая-то правда была во всём этом потоке желчи.

    Теперь же Сансе хотелось доказать сестре, что быть взрослой гораздо сложнее, чем вести жизнь безответственной, безголовой и безумной бунтарки, действующей всем вопреки и на нервы. Ещё девушке хотелось доказать, что она способна быть веселой, что может жить так, как только захочет, наплевав на мнение окружающих. Что Санса Старк способна быть кем-то большим, нежели послушной, вежливой девочкой, отличницей с безукоризненной репутацией, правильными друзьями и тихой, умеренной жизнью.

    — Ты совсем меня не слушаешь, — обиженно заметила Тирелл, длинными пальцами умело заплетая рыжие пряди подруги в слабую, но изысканную косичку. Маргери совмещала в себе всё: она могла быть робкой и застенчивой, играя на публику, а могла вместе с братом напиваться в маленьком шумном баре в провинции, где нет репортёров и некому обнародовать их выходки. Тирелл была яркой, запоминающейся, а Санса, несмотря на свою почти исключительную красоту, всегда оставалась блеклой и скучной заключённой в костяной клетке манер и воспитания.

    — Извини, — девушка виновато улыбнулась, — о чём ты говорила?

    — О твоём брате, — Тирелл задорно подмигнула, закрепив наконец рыжие локоны заколкой, и, довольна выполненной работой, села на кровать Сансы, по большей части заброшенной розовыми и бежевыми подушками, милыми плюшевыми игрушками. — Он был лапочкой сегодня, знаешь, не так, как обычно, — Маргери быстро поправила своё платье. — Я даже не могу определиться, в чьей спальне мне сегодня спать.

    Санса сощурилась, пронзая подругу взглядом и кидая в девушку плюшевого зайца, совсем недавно мирно сидевшего в кресле. Тирелл со смехом увернулась, подхватив игрушку и зажав её в объятиях.

    — Ты так и не рассказала мне, куда затащила тебя Арья в этот раз и почему вы были в дерьме, — закатив глаза, произнесла девушка. — Знаешь, смотря на твою сестру, я радуюсь, что у меня одни только братья.

    Санса задумчиво пожала плечами, ощутив пробежавший по спине холодок. Пересказывать подруге этот кошмарный вечер совсем не хотелось.

    Это было уже слишком.

    ***​

    Арья смотрела на мужчину из-под опущенных ресниц, наблюдая, как белая, почти прозрачная рубашка растягивается на мускулистых плечах, стоило Якену поднять руку вверх, чтобы вывести на доске надпись своим чертовски безупречным почерком. Профессор же обращал на неё внимание, только когда она отвечала на его вопросы раньше других студенток или же отвлекалась на телефон, пытаясь вынудить Джендри ответить-таки на её сообщения методом хитрых махинаций со словами и откровенных провокаций. Парень был важен ей, как никто другой, но Арья хотела общаться с ним на своих условиях, не заходя за рамки близкой дружбы.

    Уотерс игнорировал все её попытки, упрямый и обиженный, неготовый так просто простить подруге произошедшее. Хотя Арья до конца не понимала, кто был больше виноват в их нелепой ситуации.

    Урок философии пролетел с молниеносной скоростью, и уже поднявшуюся со своего места и собравшуюся уходить Арью резко передёрнуло. Вместо того, чтобы, как обычно, выйти из кабинета в числе первых, девушка дождалась, пока каждая заинтересованная в Якене и особо настойчивая студентка не закончит свои длинные, бесполезные речи, и села на первую парту прямо напротив рабочего стола мужчины, улыбаясь ему, как чеширский кот, наблюдая прищуренными глазами, как Якен перекладывает разноцветные папки с одного угла стола на другой.

    Мужчина ухмыльнулся, на секунду подняв глаза и взглянув на студентку.

    — Милая девочка что-то хочет? — спросил он, намеренно растягивая слова, бархатным голосом, от которого по спине девушки пробежала толпа настырных мурашек, а воздух в комнате сжался.

    Арья ощутила, как учащается сердцебиение, вспомнив, как близко он был к ней тем вечером, когда они играли в бильярд, и ругая себя за то, что ей элементарно не хватило смелости потянутся к нему и разрушить стену, выстроенную между ними этими глупыми людьми, которые любят всё усложнять, придумывая никому не нужные правила.

    Молчание между ними затянулось, и мужчина выжидательно поднял глаза, ожидая, когда Старк ответит на его вопрос.

    Девушка поёрзала на парте, по привычке оттягивая рукава серого свитера ниже.

    — Да, — наконец смогла произнести Старк, чувствуя сухость во рту, волнение собственного завтрака в желудке и нервное покалывание на кончиках пальцев. Её волновал его взгляд, присутствие, запах.

    — И что же? — терпеливо спросил мужчина, прежде чем снова опустить глаза, копошась в папках. Арья смогла выдохнуть, ругая себя за то, что была такой деревянной, не могла думать, а стены давили на неё, и всё же быстро произнесла:

    — Ты обещал мне практику вождения, помнишь? — голос подвел её, слова вышли скомканными, и, наверное, Якен с трудом разобрал бы сказанное, не разделяй их так мало. Всего парта и клочок пола.

    Мужчина выглядел удивлённым, но не раздражённым.

    — Человек не думал, что славная девочка так быстро потребует от него исполнения обещания, — он задумчиво смотрел прямо в её серые глаза. — Но человек не отказывается от своих слов.

    ***​

    Они вышли из академии плечом к плечу, споря об античной философии, которой были посвящены последние несколько пар, под удивленными взглядами студентов и профессоров, но, казалось, Якена совсем не волновало мнение окружающих, и Арья искренне восхитилась этим.

    Почти преодолев все ступеньки, девушка резко замерла, и мужчина удивлённо повернулся к ней, рассматривая её напряжённое лицо, морщинку, пересёкшую лоб, слегка закусанные губы и глаза, которые неотрывно смотрели на темноволосого парня, восседающего на мотоцикле.

    — Джендри, — произнесла девушка одними губами, и Хʼгар узнал имя. Она уже упоминала его несколько раз, если ему не изменяла память. Этот Джендри был важным человеком в её жизни, и что-то, опасно напоминающее укол ревности, коснулась Якена. Это было недопустимо — то, что пробудилось в нём, лениво поднимало пушистую морду, сладко зевало и потягивалось.

    Чувства человеку его профессии должны быть чужды, незнакомы и отвратительны, но он знал, какой была Арья; за два месяца он почему-то успел привязаться к ней, а совместный вечер ещё сильнее разворошил это, словно насыпал соли на незаживающую рану, воспалил всё это, чёрт возьми.

    — Мне нужна минутка, — произнесла Арья, сбегая по ступенькам прямиком к парню, и Якен неосознанно поджал губы, рассматривая Уотерса, который, в свою очередь, разглядывал его. Это было похоже на плохую шутку. Особенно когда, подбежав к Джендри, Старк взяла его за руку…

    ***​

    — Арья… — выдохнул Уотерс, сжимая её ладонь в своих руках, — я такой идиот…

    — Я всегда тебе об этом говорила, — произнесла девушка, улыбаясь. Вот он, здесь, с ней, больше не злится и, кажется, готов забыть о том вечере.

    Тёплый и близкий, как и всегда.

    — Ты знаешь, что вчера на гонках видели Сансу? — обеспокоенно спросил он, вероятно, желая как можно быстрее сменить тему. Упрямый Уотерс ненавидел признавать свою вину, но, конечно, имел слабость ко всему, что касалось подруги.

    — Да, — Старк выпустила невольный смешок, хотя синяки, которые оставила ей Санса в тот вечер, до сих пор не зажили. — Если бы ты только знал, в каком виде она явилась домой.

    — Неужели неподобающем для леди? — он рассмеялся, ни на секунду не отводя взгляд от её серых глаз, и Арья на мгновение сжалась, чувствуя себя неловко, переступая с ноги на ногу.

    — Вся в дерьме, — бесстрастно пояснила Старк, а губы сами собой вытянулись в довольной улыбке. Ситуация Сансы будет веселить Арью, пожалуй, до старости. Потому что впервые рассудительная, правильная до кончиков ногтей Санса вляпалась (в прямом и переносном смысле) в нечто подобное.

    Джендри громко рассмеялся, и Старк начала замечать, что он привлекает слишком много голодных взглядов студенток.

    — Я отвезу тебя домой, — улыбаясь самой очаровательной из своих улыбок, демонстрируя милые ямочки на щеках, которые когда-то сразили даже Сансу с Маргери, заявил Уотерс.

    — Джендри, я не могу, — Арья снова неловко переступила с ноги на ногу, подтягивая рукава куртки вниз, смотря прямо в голубые глаза друга.

    Он склонил голову вниз; устраивать очередную ссору им обоим не хотелось (если то, что случилось, можно было назвать таковой), но то, что Джендри задел её отказ, легко было прочесть на его лице, и Арья наконец уяснила суть того разговора с Энгаем, поняла то, что пытался донести до неё парень. Она давно нравится Джендри, и, выходит, вся их дружба была притворством. Арья засунула руки в карманы кожанки, сжавшись под нахмуренным взглядом друга.

    — Я напишу, ладно?

    Она развернулась, чтобы уйти, но его голос остановил её:

    — Я идиот, Арья, — повторил Джендри, заводя двигатель, готовясь сорваться с места, — но ни о чём не сожалею.

    ***​

    Санса с восторгом рассматривала красочные витрины, пока Маргери под руку вела её в свой любимый бутик в самом крупном торговом центре города. Занятая пакетами с покупками рука девушки уже побаливала, но попробуй скажи об этом Тирелл, и тут же будешь порван в клочья. Всё, что связанно с шопингом, Маргери Тирелл принимала очень близко к сердцу.

    — Ещё магазин белья, и программа максимум на сегодня будет выполнена, — довольно сообщила Маргери, взволнованная и вертлявая. Санса хотела бы пожаловаться подруге на усталость, но кто станет слушать её жалобы, когда остался всего один самый любимый магазинчик?

    И пока Тирелл хватала всё, что видела, взгляд Старк приковал насыщенно-алый кружевной комплект.

    «Милое бельё, но в красном ты смотрелась бы лучше».

    Почему-то Сансе хватило одной мысли о том вечере, чтобы густо покраснеть; девушка понятия не имела, как передать мужчине рубашку. Во-первых, она до жути боялось грубого, бесцеремонного Клигана, во-вторых, дико смущалась своего поведения и неловкой, ужасной, катастрофической ситуации, в которую она попала благодаря Арье, с коей до сих пор не разговаривала. А ещё Сандор Клиган…

    — Санса!

    Голос Маргери отвлек Старк от ненужных мыслей, и за это девушка была благодарна подруге.

    — Какой у Робба любимый цвет? — донёсся вопрос Тирелл из примерочной, в которую, казалось, девушка успела сгрести половину бутика.

    — Что? — не сразу поняла Старк. — Маргери! Ты не соблазнишь моего брата!

    Тирелл высунула голову из примерочной, прикрываясь шторкой.

    — Санса, ты же знаешь, я обожаю тебя, но можешь даже не пытаться вставать между мной и тем, что я хочу, — предупредила Роза, обнажая шипы. Санса знала и эту сторону подруги. Старк закатила глаза и поступила так же, как и всегда, — подчинилась и поддалась. И, как бы не хотела это отрицать, признала правоту сестры.

    — Синий, — бесстрастно произнесла девушка.

    — Хорошо, что не голубой, как у Лораса, — кивнула Маргери с улыбкой. — Спасибо, Санса, ты чудо.

    Старк снова закатила глаза, чувствуя, словно она только что отдала родного брата на растерзание Маргери Тирелл. Девушка была известной сердцеедкой, но и Робб не промах, так что они, вне всяких сомнений, друг друга стоили.

    — И всё равно Робба ты не получишь!

    — Посмотрим, — выкрикнула девушка из примерочной, и Санса окончательно надулась, обижаясь на подругу.

    ***​

    Арья неловко подошла к машине Якена, сжимая руку на ремешке своего рюкзака, чувствуя себя чертовски потерянной. Мужчина стоял, оперевшись бёдрами о автомобиль, скрестив руки на груди, и выглядел хмурым, возможно, чуточку ревнивым.

    — Славная девочка готова? — спросил Якен, как только она остановилась напротив него.

    Старк покачала головой, вытягивая из карманов куртки пачку сигарет, тоже подперев машину совсем рядом к мужчине.

    Девушка несколько раз клацнула зажигалкой, и блеклое пламя подожгло сигарету, а вместе с тем в легкие ударной волной проник никотин. Арья глубоко вдохнула его в себя, наслаждаясь ощущением. Сигареты всегда успокаивали её.

    — У славной девочки всё в порядке? — участливо спросил Якен, и Старк повернула к мужчине голову, разглядывая неправильные, но столь притягательные черты его красивого лица.

    «Почему всё должно быть так сложно?» — пронеслось у неё в голове.

    — Всё просто отлично, — сообщила девушка, делая глубокую затяжку, и преподаватель наклонился к её лицу. Арья замерла, дыхание застряло в глотке, зрачки расширились, а губы сами собой приоткрылись. Так невероятно глупо.

    — Это убивает, — произнёс мужчина, снова ловко выхватывая из её тонких сомкнутых пальцев сигарету, заставляя обомлеть от возмущения.

    — Но мы же вне академии! — вслед пробормотала девушка, с тоской наблюдая, как ботинок мужчины давит её тлеющую сигарету. — Это нечестно!

    — Это убивает, — снова повторил он, отходя в сторону и открывая перед ней водительскую дверцу своего автомобиля
     
    D'arja, gurvik, Aksinija и 4 другим нравится это.
  10. Aksinija

    Aksinija Наёмник

    Милая глава, между Арьей и Якеном уже чувствуется сближение. Жду побольше СанСана и неожиданных поворотов.
     
  11. Morgana Pendragon.

    Morgana Pendragon. Наёмник

    Aksinija, СанСан в следующей главе, а неожиданной поворот - пока секрет:)
     
    Alinka нравится это.
  12. Morgana Pendragon.

    Morgana Pendragon. Наёмник

    Часть 4.
    Маргери с улыбкой разглядывала сосредоточенное лицо Старка, изредка опуская глаза, чтобы найти нужную бумагу на забитом документами столе и передать в его тёплые ладони. У девушки всегда был интерес к политическим играм, а бабушка говорила, что и талант.

    Но, предлагая Роббу свою помощь в работе над предвыборной компанией, девушка всё же не могла с уверенностью сказать, что он согласится; отец не уставал повторять, что Старки слишком толстокожие и гордые, чтобы признать, что им нужна поддержка. Потому Маргери была польщена, когда Робб обворожительно улыбнулся ей и, добродушно кивая, принял помощь.

    Тирелл тряхнула головой, и россыпь каштановых локонов вырвалась из заколки, свободно спадая на плечи девушки, пока несколько завитков задели Старка, сидящего слишком близко.

    — Извини, — улыбнулась она, поймав его взгляд на своём лице, собираясь заплести волосы в косу.

    Парень покачал головой, почти смущённо улыбаясь.

    — Тебе идёт, не убирай, — посоветовал он, и Маргери ничего не могла сделать с собственными губами, расплывающимися в глупой улыбке, и дрожью в пальцах.

    Девушка постучала карандашом по столу, чтобы хоть как-то отвлечься от его руки — той, до которой она могла дотронуться, совсем немного подвинувшись. Маргери упиралась плечом в его плечо, в тёплую кожу, прикрытую лишь тонкой белой рубашкой. И тепло, исходящее от его тела, переливалось и разливалось в ней.

    «Не вздумай краснеть!» — велела себе Тирелл, бегло осматривая документацию, но всё же возвращаясь взглядом к Роббу.

    В этих выборах участвовало пять кандидатов, и Маргери вполне обосновано ставила на победу Старка, хотя, будь на то воля Лораса, их семья призывала голосовать за Ренли Баратеона, не имеющего особого желания вступать в политическую гонку. Девушке казалось, что Ренли умело навязали стремление участвовать в выборах, в отличие от Робба, который показал себя как уверенный, одарённый бизнесмен, а теперь точил клыки, чтобы прорваться в политику.

    Робб Старк был умён, образован, и, если родители продолжат требовать от Тирелл брака, приносящего семье уважение и продвижение вверх, Робб — наилучший вариант, особенно если будет иметь весомый политический пост.

    Когда Маргери впервые пришла в дом Старков, все они показались ей чудаковатыми, даже Робб и Санса, слишком зависящая от мнения своих родителей и окружающих. И, наверное, если бы рыжеволосая Старк не была такой милой и невинной, по-детски смотрящей на мир, Тирелл не вернулась бы в особняк этой семьи снова. Но у Маргери никогда не было сестры, а Санса была слишком беззащитной, и девушка почувствовала ответственность за подругу, да и Старки со второго взгляда оказались вполне типичной, сплочённой и любящей семьёй.

    Именно Маргери уговорила Сансу, несведущую в южных устоях, категорически отвергать ухаживания Джоффри Баратеона, утверждая, что внешность бывает обманчива. И, когда Роз, одна из девочек маленького поганца, насмерть разбилась в машине по его вине, Санса полностью признала правоту подруги.

    К Старкам нужно было привыкнуть: к вездесущей Кейтилин, хмурым взглядам Неда, слишком шумным младшим мальчикам и совершенно невыносимой Арье.

    Маргери знала, что шла на риск, что подвергала ему и свою семью, которая, перейдя на сторону Старков, ставила палки в колёса в предвыборные компании сразу троих Баратеонов. Но перспектива стать женой конгрессмена и очаровательная улыбка Робба Старка стоили риска. В конце концов, брак, основанный на искренней, чистой любви, был теперь редкостью, особенно для их ранга, а Робб Старк всегда был хорошим, честным человеком. По мнению Маргери, даже слишком.

    — Моя семья устраивает благотворительный приём, чтобы поддержать твою кандидатуру, — Маргери слегка повернула голову, и, когда Робб, удивлённый подобным заявлением, обернулся на её голос, они чуть не столкнулись носами. Он выглядел растерянным: из-за щедрости Тиреллов или из-за того, что молодых людей почти ничего не разделяет сейчас, что нужно лишь немного смелости?

    Маргери всегда была решительной и уверенной в себе, но сейчас… сейчас она проклинала себя за слабость.

    — Это здорово, что ты их уговорила, — заметил Робб, сглотнув ком, застрявший поперёк его горла, смотря прямо в её огромные глаза. И, подумав, он тут же добавил. — Я даже и думать не хочу о том, как справлялся бы со всем этим без тебя.

    — Тебе и не нужно, — Марегри развернулась, карандашом делая корявые пометки в блокноте. — Я с тобой.

    «Трусиха», — прошептала себе под нос девушка.

    ***

    — Стой, где стоишь!

    Санса замерла, с улыбкой приподнимая руки вверх, локтем прижимая к себе цветастые папки с эскизами и черновиками.

    — Я сдаюсь, мам, — легко рассмеялась девушка, оборачиваясь. — Ты поймала меня! Но я так опаздываю…

    Кейтилин упёрла одну руку в бедро, когда другую с ложкой направила на дочь. Она не готовила уже много лет: этим занималась прислуга, а миссис Старк только оставалось следить, чтобы её дети не отлынивали от завтраков и ужинов.

    — Санса, мне нравится, что у тебя есть стремления и цели, к которым ты идешь, но, детка, если ты не начнешь завтракать дома и не перестанешь есть ту гадость, которую пихает в тебя Серсея, я лично прекращу эту стажировку, — неумолимо заявила мать, и Сансе ничего не оставалось, кроме как, тяжело вздохнув, кивнуть. Бросив сумку и папки на столик в прихожей и сбросив с плеч бежевое пальто, девушка прошла в большую столовую вместе с матерью, чтобы насладится завтраком с семьёй.

    Отец поднял глаза, отрываясь от газеты, Арья нахмурилась, а младшие братья были слишком увлечены обсуждением новой компьютерной игры, чтобы заметить появление Сансы.

    — Как проходит стажировка, милая? — спросил у дочери Эддард, как только девушка заняла своё привычное — подальше от сестры — место за столом.

    — Хорошо, — осторожно кивнула Санса, вяло ковыряя вилкой в своём завтраке.

    «Им не нужно знать правду. Не нужно напрасно беспокоиться».

    С тех пор как Робб всерьёз увлёкся политикой, врываясь в большую игру, Нед и Кейтилин всё время перебывали в напряжении, и никто не обвинил бы их в излишнем беспокойстве за старшего сына, да и на фоне этого Серсея со своим чёртовым степлером не казалась основной проблемой.

    Тем более Санса быстро убедила себя, что сможет выдержать ещё пару месяцев стажировки в модном журнале Серсеи Баратеон, которая диктовала и навязывала манеру и стиль так же, как её муж — свои политические игры. Старк надеялась, что её первая серьёзная работа потом навсегда останется плохим воспоминанием. Просто отвратительным, на самом деле.

    — А с мальчиком, с Джоффри, проблем больше не было? — заботливо спросил отец, в то время как мать заметно насторожилась.

    Арья театрально закатила глаза, и Санса фыркнула, гладя на сестру. Что, несомненно, Нед и Кейтилин растолковали неверно.

    — Если только он снова… — мать откашлялась, — проявляет к тебе знаки внимания, мы…

    — Нет, нет, нет, — затараторила девушка, качая головой. — Он больше не приближался ко мне.

    — Хорошо, — кивнул Нед, облегчённо выдохнув, отпивая из чашки практически холодный кофе.

    Арью всегда допрашивала мать, отец выступал в роли «хорошего копа», как он говорил, но про себя Санса называла его адвокатом сестры. Слабость, которую Нед Старк питал к своей младшей дочери, схожей с его давно мёртвой сестрой как две капли воды, осталась бы незамеченной только слепым.

    И хотя Санса иногда ревновала отца, она знала, что они с сестрой разделили родителей. Если Арье доставалась больше любви и понимания от отца, то ей — от матери.

    — Как дела на учёбе, Арья? — тон Кейтилин уже не предвещал девушке ничего хорошего. И, судя по тому, как Арья вжалась в стул, опустив голову в тарелку, Санса не просто так опаздывала на стажировку. По крайней мере, она увидит, как сестра будет получать заслуженное наказание.

    — Неплохо, — осторожно ответила девушка, приподнимая глаза к матери.

    Глаза Кейтилин сузились, и, когда Нед оторвался от газеты, посмотрев на жену с безмолвной просьбой пощадить ребёнка, она неумолимо покачала головой.

    — Мне звонили из академии… — начала мать, но Арья перебила её:

    — Якен? — девушка живо подпрыгнула на месте, и Кэт смерила её раздражённым взглядом.

    — Этикет, Арья. Никогда не перебивай старших, а лучше вообще никого не перебивай.

    Санса ухмыльнулась нетерпению, застывшему на лице сестры, не понимая, когда учебный процесс успел так заинтересовать её. Или дело было не в учёбе… Девушка задумчиво отпила кофе, стараясь не сводить глаз с сестры, ожидая, когда Арья выдаст себя.

    — Что за Якен? — спросила Кейтилин, и девушка фыркнула, пробубнив под нос что-то невразумительное, явно теряя интерес к разговору.

    — Боги, Арья! Неужели Сансе и вправду достались все манеры? Я воспитывала вас одинаково!

    Темноволосая вновь закатила глаза, и Рикон, сидящий рядом с ней и шептавший ей на ухо шутки, только сильнее выводил Кейтилин из себя.

    — Звонил твой директор. Ты не получишь образование, если будешь столько прогуливать, — взволнованно заметила женщина.

    — Она не прогуливает, — тут же уверенно встрял Нед, готовый защищать свою дочь даже ценой ссоры с женой.

    — Она ещё как прогуливает, дорогой, — прервала мужа Кэт, даже не взглянув в его сторону, тонко намазывая масло на хлеб, — чтобы она…

    — Мне нужно бежать, — влезала Санса, на минуту оттесняя казнь Арьи.

    «Жаль, что я не увижу этого», — подумала девушка.

    — Я ужасно опаздываю. Спасибо за завтрак, он был чудесным.

    Поочерёдно поцеловав в щеки отца и мать и пожелав Арье «удачного дня», Санса подхватила папки, сумку и вырвалась на улицу, быстро отпирая входную дверь, чуть не сбивая с ног доставщика.

    — Химчистка, — проговорил парень, и Старк заметила в его руках прозрачный чехол с той самой рубашкой.

    — Я заберу, — проговорила Санса, проворно выхватив ручку и оставляя на бумаге корявую завитушку. — Спасибо.

    Добравшись до машины, девушка положила чехол на заднее сиденье и завела двигатель, уже раздумывая, какое наказание придумала для неё Серсея за опоздание.

    ***

    Арья поджала колени к груди, положив на них подбородок, забившись в угол дивана, наблюдая за пальцами Джендри, ловко перемещающимися по джойстику. Играть с ним ей не хотелось, разговаривать тоже. Девушке было неловко и, хотя он будет яростно отрицать это, ему тоже. Челюсть парня была плотно сжата, брови нахмурены, а губы совсем чуть-чуть поджаты.

    — Как твой отец? — спросила Старк, играя пальцами с рукавами свитера, уставшая от долгого, давящего молчания, продолжавшего разъедать их дружбу. Она произнесла первое, что пришло в голову, хотя самочувствие Роберта Баратеона её никогда не интересовало. Арья больше не знала, о чём говорить с Уотерсом. Обычно Старк не затыкалась рядом с ним ни на минуту, они могли обсудить любую глупость, но сегодня… сегодня всё было не так.

    — Мой отец? — Джендри откашлялся, неловко откидывая приставку в сторону, опускаясь на спинку дивана, совсем немного задевая колени девушки. — Хорошо.

    Старк отстранённо кивнула, и Уотерс тяжело вздохнул, осторожно поглядывая в её сторону.

    — Если ты сейчас спросишь про мою мачеху, я начну всерьёз беспокоиться, — заявил парень с усмешкой.

    — Меня уже тошнит от Серсеи, — закатила глаза Арья, — постоянно слышу про неё от сестры.

    Ухмылка Джендри стала ярче.

    — Как её стажировка?

    — Недавно Серсея кинула в неё степлером, — начала Арья, разглядывая парня. — И Санса ничего не сказала, представляешь? Я бы не стала это терпеть, я бы развернулась и ушла, и…

    — Я знаю, — прервал её Джендри. — Я знаю, — повторил он неуклюже.

    Молчание вновь воцарилось в комнате. Хуже, чем раньше, потому что теперь, стоило парню немного повернуть голову, и он увидит её лицо. А ей лишь слегка пошевелиться — и она окажется слишком близко к нему.

    — Я должен сказать тебе кое-что, — слова давались ему тяжело, и Арья непроизвольно выдохнула.

    — Джендри, пожалуйста… — заумоляла девушка, беспокоясь, что он вновь начнёт разговор, в котором она предпочла бы не участвовать. Уотерс был дорог ей, она любила его, но просто не так, как ему бы того хотелось.

    — Я ищу свою биологическую мать, — быстро проговорил он, впиваясь взглядом в её лицо, чтобы увидеть реакцию подруги.

    Старк в шоке приоткрыла рот, в который раз не понимая, что нужно сказать. Когда они познакомились, Джендри не знал, кто его родители; он рос сиротой, уверенный, что его мать мертва, а отец — несчастный пьяница, которому плевать на существование сына, и отчасти Уотерс был прав. Вот только Роберт Баратеон оказался преуспевающим политиком и бизнесменом и, к удивлению всех (кроме Неда Старка), тепло принял внебрачного сына.

    Джендри миллион раз спрашивал отца о матери, которую толстяк не смог бы вспомнить, даже если бы сильно захотел. У Роберта Баратеона было слишком много женщин.

    — Я нанял частного детектива. Говорят, он хорош, сможет поднять старые записи и…

    Арья прервала его:

    — Я могу расспросить отца. Если он что-то знает, то скажет мне, — без раздумий вызвалась девушка, поднимая голову.

    — Спасибо, Арри, — произнёс Джендри, забывая о прошлой неловкости, опустив теплую ладонь на её колено. Девушка уставилась на его руку. На секунду ей показалось, что они вернулись назад во времени, снова стало легко и свободно, но только на секунду…

    ***

    Ещё один день.

    Ещё один отвратительный, просто ужасающий день позади. Санса давно уже не чувствовала себя такой утомлённой и выжатой. Настроение Серсеи было прескверным, как подозревала Санса, потому что её муж в который раз посетил юриста, снова внося правки в своё завещание, одно упоминание которого доводило женщину до нервного тика. А ещё Серсее звонил брат.

    Санса, к своей неудаче, присутствовала при этом разговоре. Джейми в который раз отказался приезжать к сестре, как предлог используя свою тайную помолвку с простой девушкой, которую Серсея иначе как «пугало» не называла. Участие в боевых действиях на Севере изменило Ланнистера, как подозревала Старк, в лучшую сторону.

    Но всё же девушка получила сполна за все грехи семейства женщины. От криков и визгов Серсеи в ушах до сих пор звенело. Санса была разочарована и расстроена, и к тому же Серсея опять отвергла её правки в колонку о моде и стиле.

    А ещё у неё было одно незаконченное дело…

    Сандор Клиган дал ей адрес. Сказал, что в субботу его можно найти только там, и Санса выдохнула, понимая, что это один из самых опасных районов города. Ей не стоило туда ехать, но…

    ***

    — Пёс на ринге, — неохотно ответил Старк мужчина. — Ты хороша. Но вряд ли он променяет Гору на свою сучку.

    Санса выдохнула, закатывая глаза.

    — Я не его сучка, — смело пояснила девушка. Человек пугал её до дрожи, но неожиданно для себя Санса нашла в себе решительность. Она — дочь Эддарда и Кейтилин Старк, и эта громила не может называть её чьей-то сучкой.

    — Правда? — он подошёл ближе, и запах пота и алкоголя ударил девушке в нос. — Так, может, будешь моей?

    Санса отшатнулась, задрав подбородок вверх, крепко сжимая пальцами чехол с рубашкой.

    — Мне нужен Сандор Клиган! Где я могу его найти? — её голос звучал уверенно, вот только дрожь в коленках не унималась. Мужчина ухмыльнулся.

    — Спускайся вниз, — он указал ей на подвальную лестницу, ведущую в кромешную тьму. Санса прикусила губы, возвращаясь взглядом к человеку.

    — Вы не могли бы позвать…

    — Спускайся, — издевался мужчина. — А то могу провести. Вот только не ручаюсь, что дойдешь: со мной и в темноте с девушками вроде тебя случается всякое.

    Старк с опаской посмотрела на человека, прежде чем зацокать каблуками по ступенькам. Эхо её шагов отлетало от бетонных полов и разлеталось дальше. Пути назад уже не было.

    «Куда ты затащил меня, Сандор Клиган?» — подумала девушка, надеясь, что мужчина не обманул её. Санса спотыкалась, упрямо шагая вперед; слова Арьи и презрительный прощальный взгляд Клигана вели её дальше.

    Она услышала возгласы за секунду до того, как свет ослепил глаза. Подвальное помещение было битком забито толпой, в центре располагался ринг.

    «Незаконные бои, конечно», — поняла девушка, не желая двигаться вперёд, замерев возле входа, наблюдая, как игроки делают ставки, с энтузиазмом выкрикивая имена противников.

    Когда на ринге появился Клиган, Санса потеряла дар речи. Мужчина был по пояс оголён, и Старк тихо выдохнула, поражаясь физической форме мужчины. При всех своих недостатках и уродствах за своим телом Сандор следил хорошо, имея сложение бога. Когда вышел второй боец, толпа взорвалась. Санса была поражена не меньше, теперь уже понимая, почему того зовут Горой.

    Когда прогремел сигнал, призывающий противников начать бой, Санса зажмурилась, не желая на это смотреть. Толпа продолжала скандировать…
     
    D'arja, kety toy, Aksinija и 2 другим нравится это.
  13. Morgana Pendragon.

    Morgana Pendragon. Наёмник


    • Часть 5

      Санса почувствовала приступ тошноты, в груди появилась дыра, медленно затягивающаяся чем-то вязким, горьким, ядовитым. Она оперлась о стену, понимая, что может упасть. Вид брызгающей крови, сочившейся из тел бойцов, поражал её. Девушка тихо взвизгнула, когда некто по кличке Гора ударил Пса в челюсть, и тот, словно свирепая собака, набросился на противника с нечеловеческой яростью. Сила, с которой бойцы увечили друг друга, к большой радости наблюдавших убила бы обычного человека. Старк проглотила ком, вжимаясь в стену. Её голова кружилась, и в какой-то момент девушка осознала, что сползает по холодной стене, прижимая к груди чехол с рубашкой, жадно глотая ртом спёртый воздух.

      Старк закрыла глаза, сидя на корточках в полутьме, облокотившись о стену. Проклиная себя за то, что отказалась вернуть Клигану рубашку сразу. Она не хотела снова обнажаться перед ним и теперь сполна отвечает за это решение. Хотелось прикрыть уши, чтобы не слышать криков и воплей. Толпа отступила от странной девочки, сидящей на полу, а Старк вжалась в стену, лихорадочно вздрагивая.

      — Пёс. Пёс. Пёс, — оживились люди, надрывая голоса от возбуждения. Санса распахнула перепуганные глаза, осознавая — Сандор победил. Одолел в безумной схватке огромного, пугающего человека, с которым едва ли мог сравняться ростом. Девушка не могла сказать, сколько продолжался бой. Но в ней зародилось странное чувство — облегчения? Неужели она вообще может переживать за человека, который так сильно обидел её?

      Санса подняла глаза, встречая прямой взгляд мужчины на своем лице. Он прищурился, чтобы лучше разглядеть её в полумраке, и, когда узнал девочку, подобранную на гонках и угодившую в дерьмо, покинул ринг, не обращая внимания на разочарованные возгласы зрителей. Гора медленно приходил в себя, злобно сжимая пальцами сломанную челюсть. Ни одного проигранного боя за пятнадцать лет — и тут позорный проигрыш надоедливому младшему брату, укравшему у него статус короля арены.

      Сандор оттянул несколько канатов одной рукой, проходя под ними, пробираясь сквозь зевак к Сансе.

      — Твою ж мать, пичуга, ты-то как сюда залетела? — спросил он, склонившись над девушкой, но голова Сансы неумолимо кружилась, а мысли путались, нужные слова убегали с кончика языка, речь получалась бессвязной. Клиган покачал головой, понимая, что ему снова придётся выручать глупую девчонку.

      Старк даже не до конца осознавала происходящее, когда мужчина подхватил её на руки, легко закидывая на плечо, под удивленные взгляды товарищей. Ногти девушки сами собой до боли вжимались в его кожу, и мужчина сжал челюсть.

      Клиган не проронил ни слова, кидая её на диван в маленькой комнате, в которой, судя по всему, готовился к своим боям. Санса мягко приземлилась на подушки, ойкнув от неожиданности.

      — С тобой всегда одни проблемы или я особенный? — фыркнул мужчина, поднося ей стакан с водой, потирая кровоточащие костяшки пальцев.

      Девушка подняла к нему по-детски наивные глаза, встречаясь с тяжёлым, грозным взглядом из-под густых бровей.

      — Ты… — она сделала жадный глоток воды и откашлялась. — Ты зарабатываешь незаконными боями!

      Это было первое, что пришло ей в голову. Дочь честолюбивого Эддарда Старка, как и её отец, имела аллергию на всё, что имело статус незаконного, и вредоносное желание бороться с несправедливостью. Сандор закатил глаза, облокачиваясь бедром о быльце дивана, складывая руки в замок на груди.

      — Твой папочка-политик наверняка бы был против этого, — заявил Клиган, театрально изображая ужас. — Жаль, что всем здесь плевать на его мнение.

      Санса замолчала на мгновение, не зная, что ответить на это. Слова сами слетели с кончика её языка:

      — Я не осуждаю, — она лгала, он это чувствовал.

      — Человеку вроде меня больше нечем заняться, — хмыкнул Клиган, отворачиваясь от неё, и Санса вдруг почувствовала себя виноватой. Он уже дважды спас её, а она, вместо того чтобы благодарить, сыплет в него обвинениями. В каком-то смысле, Сандор был её рыцарем на железном коне, её героем, спасителем, хоть и сквернословил, задевая её едкими замечаниями. Но всё же она должна быть благодарной.

      Старк приняла вертикальное положение, упираясь спиной в дряхлый диван. Наваждение прошло, весь ужас, происходивший в комнате с рингом, остался за дверью.

      — Я привезла твою рубашку, — осторожно сказала Санса.

      Сандор, прищурившись, повернулся к девушке, поймав её глаза на своём оголенном торсе, и Санса нещадно покраснела. Опустив глаза на свои пальцы, заинтересованно рассматривая тонкие серебряные кольца на фалангах, быстро прокручивая одно из них, девушка старалась не обращать внимания на полуголого мужчину рядом. Клиган ухмыльнулся, качая головой.

      Мужчина расстегнул молнию, высвобождая рубашку, притворно прокучивая ткань в руках так, словно бы она была самой ценной вещью в этом мире.

      — Что за дрянью от неё несет? Твою мать, птица, дерьмо пахло приятнее! — ворчливо заметил Клиган, откидывая вещь в сторону.

      Санса закатила глаза.

      — Это порошок! — вскрикнула Старк, застенчиво поднимая глаза, искоса изучая отчасти оголённого мужчину. Конечно, она видела отца и братьев без маек, но это не то же самое. Далеко не то же самое, потому что сердце Сансы билось о грудную клетку, а мозг отказывался строить длинные предложения, даже мысли, казалось, приходили в голову медленнее.

      — И тебе нравится эта вонь? — снова притворно скривился Сандор, и Санса, опустив глаза не нашла, что на это ответить. Думать, в этом тесном, душном помещении, рядом с полуголым мужчиной было сложновато.


      ***



      Клиган выявил желание сопроводить девушку на улицу, за что Санса была благодарна мужчине. Никто не посмел даже взглянуть на неё, пока она шла бок о бок с правящим королём ринга. Не зная этот мир и его законы, Старк всё же быстро сообразила, что теперь все, в каком-то смысле, подчинялись Сандору.

      Девушка долго ждала его: мужчина словно бы издевался над ней, сначала пожелав принять душ, а потом театрально долго подбирая себе «наряд», медлительно зачёсывая волосы. Санса с улыбкой подумала, что Арья предложила бы ему припудрить носик, но рыжеволосая ничем не была похожа на сестру и благовоспитанно промолчала, взглядом провожая капли, стекающие с его волос, скользящие по оголённой спине и выпирающим мышцам, задевая редкие, но глубокие шрамы на коже. Санса подавила в себе желание провести по ним ладонью, отрицая все мысли об этом. И когда Сандор ловил её взгляд на себе, слишком быстро отводила глаза. Такое поведение было не характерно для неё, но девушка ничего не могла с собой поделать.

      Выйдя на тёплый осенний воздух, Старк вытащила ключи из кармана пальто, бренча розовыми брелоками; некоторые из них подарила ей Маргери, другие — братья. Почему-то все они считали, что розовые сердечки и мордочки мишек сделают её счастливой. Сандор кинул косой взгляд на них, усмехаясь, и Санса подумала, что теперь ничто не способно изменить его мнение о ней. И хотя девушку это беспокоить не должно…

      «— Выходит, я подобрал маленькую принцессу, — констатировал мужчина, задрав голову вверх, разглядывая парапет трёхэтажного особняка Старков, богато украшенный фресками. — Что ты вообще делала в том гадюшнике, а? Не боишься, что папочка отшлёпает тебя за это, птичка?

      Санса покачала головой, слова благодарности застряли поперёк горла, и девушка сильнее натянула подол рубашки вниз, краснея.

      — Я беспокоилась за сестру, — ответила Санса, потупив глаза.

      — Сестру? — удивился мужчина, приподнимая бровь, развалившись на своём мотоцикле. А Санса, вместо того чтобы зайти в дом и принять горячую ванну, не давая соседям повода для сплетен, пустилась в объяснения:

      — Арья сбежала от меня, и я решила…

      — Арья Старк, эта маленькая заноза, что постоянно крутится вокруг шайки Берика, твоя сестра? — Клиган рассмеялся, бестактно перебив её, и Санса лишь коротко кивнула. — Ну, вы совершенно разные, — мужчина задумался на мгновение. — Чёрт, да вы дочки этого честолюбивого придурка Старка.

      Санса приоткрыла рот:

      — Мой отец не придурок, у тебя нет никакого права называть его так! Он заботится о людях, вводит новые законы, чтобы облегчить им жизнь, — заметила она, не осознавая, что смотрит Клигану прямо в глаза, говоря ледяным тоном, чуть не срываясь на крик.

      — Ну, да, конечно, — хмыкнул мужчина. — Маленькая принцесса защищает папочку. Очаровательно. Интересно, кого ты любишь сильнее: папочку или его кредитку?

      От ярости дышать стало тяжело, грудь Сансы интенсивно вздымалась с каждым глубоким вздохом.

      — Это не твоё дело. Ты не знаешь меня, — кинула она, собираясь уйти. — И никогда не узнаешь.

      Клиган рассмеялся, вглядываясь в её напряжённое лицо. Он не воспринимал ситуацию серьёзно и не понимал, как сильно обижал девушку. Сандор проигнорировал заявление, и Старк развернулась чтобы уйти.

      — Завезёшь мне рубашку в субботу вечером в тренажёрный зал в старом городе, — кинул мужчина её спине. — У меня нет богатенького папочки, который покупал бы мне новые платьица, — добавил он со смешком.

      Девушка фыркнула, подходя к дому, хлопая входной дверью».

      Было обидно, что Клиган считал её типичной пустоголовой представительницей высшего класса.

      Девушка нажала на один из брелоков и, когда машина загудела, Санса потеряла дар речи. После, обречённо выдыхая, закатила глаза.

      «Конечно, почему бы и нет?»

      Почему бы какому-то хулигану не проколоть колеса её машины? Старк верила, что смогла бы заменить одно-два колеса. Но четыре? «Боги, за что?»

      Еще и стекло с водительской стороны было разбито, и новая дорогая сумка конечно же отсутствовала.

      Растерянная девушка повернулась к Клигану, безмолвно умоляя помочь. Девушке вроде неё не безопасно было бы одной разгуливать по этой дыре, с ней могли сделать всё что угодно, и, конечно, Сандор прекрасно это понимал. Мужчина выдохнул, складывая руки на груди, успев оценить ущерб автомобилю.

      — Я скажу парням присмотреть за твоей машиной, иначе к утру от неё вообще ничего не останется, — сказал Сандор, и Санса благодарно кивнула, ожидая, когда мужчина предложит подвести её домой. И, когда Клиган зашёл в здание, осталась ждать его на улице.

      Мужчина вышел через несколько минут, и Санса поймала себя на мысли, что чертовски рада видеть его обожжённое лицо снова.

      — Почему ты всё ещё здесь? — спросил он прямо.

      — Мою сумочку украли, — робко проговорила девушка, качнув головой, — там было всё… кошелёк, телефон…

      Клиган сложил руки на груди, выжигая её взглядом. И Санса стеснительно потупила глаза.

      — Ладно. Сегодня я, можно сказать, воплотил в жизнь свою детскую мечту, — хмыкнул Сандор. — Поедешь со мной отмечать.

      — Отмечать? — не поняла девушка. — Но я…

      — Или заночуешь здесь, — грубо прервал её мужчина. Старк задумчиво закусила губу. Санса подумала о Маргери, с которой обещала провести вечер, но выбора всё равно не оставалось.

      ***



      Тирелл выдохнула, снова нажимая на кнопку звонка, перешагивая с ноги на ногу, сжимая в руках маленький золотистый клатч. К её разочарованию, было ясно, что особняк Старков пустует. Девушка закатила глаза, развернувшись, собралась уходить, но наткнулась взглядом на подходящего к дому Робба. Уверенным шагом Старк направлялся к порогу; удивлённая улыбка появилась на его лице, когда он заметил девушку.

      — Маргери, — произнёс он, поднявшись на несколько ступенек, и поцеловав Тирелл в щеку, погладив тёплой ладонью её оголенное плечо, чуть скользнув к спине.

      — Привет, Робб, — выдохнула Маргери, улыбаясь. Она попросту не могла спрятать улыбку, смотря в лазурь его глаз, чувствуя на своей коже отпечаток его горячих губ. Сердце трепетало.

      — Что ты тут делаешь? — спросил он, расстёгивая первую пуговицу серого пиджака. — Мы договаривались встретиться завтра в…

      — В десять, — прервала его Тирелл, кивнув, — да. Я рассчитывала увидиться с Сансой, но её нет дома. Ты не знаешь, где она?

      Робб покачал головой, сильнее сжимая портфель с документами.

      — Она рассеянная в последние время. Думаю, она не хотела тебя обидеть, просто забыла, — оправдал парень сестру, не без прикрытого восхищения разглядывая лицо девушки перед собой и более чем откровенное вечернее платье. — Ты не замёрзла? Зайдёшь?

      Маргери кивнула, и Старк отпёр дверь своим ключом, пропуская девушку вперёд. Тирелл уже по привычке зацокала каблуками по плитке прихожей, направляясь в гостиную.

      Девушка всегда восхищалась этим домом. Ничем не похожий на красочный фамильный особняк Тиреллов или помпезный Братеонов, дом был уютный, тёплый и семейный. Повсюду висели детские фотографии Старков, а в гостиной стоял огромный камин, который становился просто сказочным в Рождество или Хэллоуин. У Маргери была крепкая, любящая семья, но иногда девушка всё же завидовала сплочённости Старков.

      Тирелл села на кожаный диван, прикрытый мягким пледом, дожидаясь Робба. Она могла бы ожидать, что он принесёт ей виски или вино, но когда Старк появился на пороге с двумя кружками горячего какао, губы девушки не могли не растянуться в тёплой улыбке.

      Робб всегда был заботливым и милым по отношению к ней, хотя в начале они не поладили.

      Маргери приняла чашку из его рук, отпивая согревающий напиток.

      — Я думала, ты уже не живёшь с родителями, — заметила Тирелл, облизывая губы, не думая о помаде.

      — Я завёз отцу документы, — пожал плечами Старк, — а так больше здесь и не живу.

      — То есть не всегда ночуешь, — подмигнула девушка, и Робб улыбнулся, понимая, что она поймала его. Хотя парень и съехал от родителей несколько лет назад, он до сих пор проводит много времени в особняке.

      — Я не могу не скучать по этому дому, — пожал плечами парень, сидя вполоборота к девушке, оперевшись на спинку дивана. — Кажется, у вас Сансой было запланировано что-то грандиозное? — заметил Робб, указывая на её платье.

      Девушка улыбнулась.

      — Ничего особенного, просто ужин, — отозвалась она.

      — Свидание? — спросил Робб слишком быстро, опустив голову вниз, едва заметно усмехаясь собственной глупости.

      Магери склонила голову набок, пристально изучая его красивое лицо, снимая неудобные туфли и с ногами забираясь на диван.

      — Ага, с твоей сестрой, — усмехнулась девушка. — Может, она хоть со мной согласится встречаться, как думаешь? — рассмеялась Тирелл. — Как давно у неё нет парня?

      Робб рассмеялся, наблюдая, как девушка, потянувшись, ставит чашку на журнальный столик.

      — Не знаю. Но если она откажет, я перестану с ней разговаривать.

      — Как жестоко, — засмеялась Тирелл, плавно и осторожно вытягивая ноги, уложив их у него на коленях. Робба, казалось, ничто не смущало, он прикоснулся к ним, ласково проведя по нежному бедру девушки ладонью, чуть задирая атласное платье.

      — Так у тебя нет планов на вечер? — хрипло спросил Старк, наклоняясь ближе к Тирелл.

      Маргери провела по шее тыльной стороной ладони, смотря прямо в лицо Старка; поправила кудри, ниспадающие на спину, пытаясь успокоить бешеное сердцебиение. Девушка считала себя искусной соблазнительницей, однако всё равно не могла не нервничать в присутствии Старка. У неё было много мужчин, но ни один другой парень не цеплял её так сильно. Не приковывал к себе всё её внимание, не проникал под кожу и не заставлял съеденный обед волноваться в желудке.

      — Посмотрим, — протянула Тирелл плавным, нежным голосом, погладив стопой его ногу, проскользнув по строгим брюкам.

      — Посмотрим, — согласился Робб, оставив чашку на столе и дернув девушку за ногу, подтягивая ближе к себе, так чтобы она оказалась на его коленях.

      Маргери удивлённо взвизгнула, глаза загорелись. Его глаза. Её глаза. Она наклонилась к его лицу, глубоко вдыхая запах одеколона, медленно запуская пальцы в его волосы, удобнее усаживаясь на его колени. Тёплые ладони Старка прикоснулись к оголенной коже её спины и плеч, медленно поглаживая. Робб почти поцеловал её, когда…

      — Робб!

      Маргери зажмурила глаза, закусывая губы до крови, медленно покидая колени Старка.

      — Мама! — удивился Робб, вглядываясь в потрясённое лицо женщины. — Я не знал, что ты…

      Кейтилин сложила руки крест-накрест, прожигая сына укоризненным взглядом и качая головой.

      — Не знал, что мы с отцом до сих пор здесь живём, и что твои младшие братья скоро вернутся из школы? — спросила она недовольно. — Боги, у тебя ведь есть своя квартира, почему ты до сих пор таскаешь своих девиц сюда?

      Тирелл медленно повернула голову, встречая рассерженные глаза Кейтилин, подтаскивая задранный подол платья вниз, спуская ноги на пол. Кажется, им придётся объясняться…

      ***



      Он тяжело выдохнул, наливая в стакан дорогой виски. Посмотрел на время, секундная стрелка бежала слишком быстро, била по вискам, напоминая, что скоро всему придёт конец.

      Время Якена Хʼгара подходит к концу. Очень скоро он исчезнет, так, словно никогда и не существовал. Очень скоро Арья Страк перестанет восхищаться им, влюблённость исчезнет из её глаз, и она будет ненавидеть, проклинать его и всё, что чувствовала к нему.

      Одна мысль об этом словно выкачивала из лёгких весь воздух, била свинцом между рёбер, дробила кости на тысячи мелких осколков, причиняла почти физическую боль. Разъедала.

      Но Нед Старк всё равно должен умереть до конца этого месяца. Так или иначе, Чёрно-белый дом принял новый заказ.
     
    D'arja и fiolent нравится это.
  14. Morgana Pendragon.

    Morgana Pendragon. Наёмник

    Часть 6

    — Мне жаль, — прошептал Робб ей на ухо, тихо приблизившись сзади, в очередной раз погладив её оголенную спину тёплой ладонью. Ему определенно нравилось касаться её кожи, а Маргери всё больше нравилось чувствовать эти нежные прикосновения. Тирелл повернула к парню голову, слегка прикусив нижнюю губу, заглядывая в его виноватые глаза.

    — За что? — вопросительно прошептала она в губы Старка, приподнимая бровь, чувствуя его горячее дыхание на своём лице. Нед Старк, мирно сидевший в кресле в гостиной и всё это время старательно делавший вид, что неожиданно оглох и ослеп, тихо покашлял, рассчитывая, пожалуй, что они вовремя вспомнят о его присутствии.

    Робб кинул быстрый взгляд на отца, прикрывшегося газетой, и, за локоть потянув девушку ближе к себе, развернул её, вынуждая повернуться спиной к мистеру Старку.

    — Ужин — это приманка, — пояснял он, старательно придавая словам внушительности. — Как только представится возможность, моя мать вцепится в тебя мёртвой хваткой и не отпустит, пока не разорвёт на кусочки.

    Маргери тихо рассмеялась.

    — Я справлюсь с Кейтилин.

    — Кхм, — со смесью сомнения, обожания и вины он посмотрел в её искрящиеся весельем глаза. — Я бы не был в этом так уверен.

    Тирелл задумалась: было что-то отвращающее в том страхе, который Робб испытывал перед матерью, и что-то очаровательное в его привязанности к семье. Оправдывая Старка, Маргери вспоминала, как друг Арьи, Джендри, бегал от Кейтлин как от огня, какое-то время. Эта женщина часто перегибала палку заботясь о своих детях, которых любила всей душей. Робб же был предан родителям, братьям и сестрам не меньше, чем когда-нибудь будет предан собственной жене и детям. Она улыбнулась этой мысли.

    — Тогда спаси меня, — весело отозвалась девушка, — пока твоя мать не добралась до меня.

    Старк кинул взгляд на суетливую прислугу, расставляющую серебряные приборы в столовой, потом на симпатичное личико стоящей рядом девушки, и кивнул, хватая её за руку и волоча за собой в прихожую. Платье и каблуки замедляли её шаги, но Маргери старалась поспевать за Роббом. У самой двери голос мистера Старка окликнул их, но оба одновременно приняли решение проигнорировать Неда.


    ***



    — Так что за мечта? — негромко спросила Санса, чтобы как-то разбавить давящую на неё тишину. В небольшой закусочной было много шумных людей, громкая болтовня которых, к сожалению, не спасала её от обязательства разговаривать с Сандором Клиганом. Мужчина больше не был ей противен, однако, принимая во внимание слишком сильные различия в их образе жизни, было действительно трудно правильно подобрать тему для разговора.

    Богатенькие мальчики её круга обожали обсуждать спортивные авто, вечеринки и моду. И из всего этого Санса разбиралась только в моде, которой планировала посвятить свою жизнь, однако девушка очень сомневалась в том, что Клигану будет интересно слушать о платьях без бретелек, только-только ставших популярными в модном мире.

    Мужчина с сомнением посмотрел на неё, делая большой глоток светлого пива.

    — О чём это ты, птичка?

    Санса, дотошно разрезавшая ломтик бекона затупленным ножом, отложила приборы, неловко отрывая глаза от своей тарелки, встречаясь с его серьезными, серыми очами, сразу ища возможность поскорее отвести взгляд. К шрамам мужчины нужно было привыкнуть. Старк ужаснулась, увидев его лицо впервые, в полумраке он показался ей настоящим чудовищем, встреча с которым, не предвещала бы ей ничего хорошего, но… всё было не так уж и плохо. В любом случае, ей могло бы повести гораздо меньше. К тому же внешний вид иногда/часто/постоянно бывает обманчив. Кто мог бы подумать, взглянув в красивое личико Джоффри Баратеона, о том, сколь омерзительное он существо на самом деле? Не все те, кто выглядят как монстры, являются ими, и не все прекрасные принцы сломя голову несутся спасти принцесс, некоторые из них предпочитают других принцев, другие… Санса мысленно выдохнула, вспоминая похороны бестактной, наглой Росс, не отличавшейся разборчивостью и занявшей её место подле Джоффри.

    Сандор Клиган, несмотря на то, что он, вероятно, хотел казаться чудовищем, не был им. Но Санса всё равно отвела глаза: совсем не потому, что боялась его или испытывала отвращение, скорее наоборот — грубый, пошлый, не стесняющийся в выражениях мужчина за тридцать, зарабатывающий на жизнь незаконно и опасно, стал ей привлекателен. Что бы сказала Кейтилин, узнав о том, какие мысли крутились в голове её дочери, оставшейся наедине с Клиганом?

    — Ты сказал, что у тебя есть мечта, к…

    — Да, — прервал её мужчина, насмешливо кидая взгляд в её тарелку, — чтобы ты прекратила насиловать бекон и ела, не действуя мне на нервы.

    — Это этикет, так правильно, — пыталась защититься Старк.

    Сандор выдохнул.

    — Оглянись, девочка. Всем здесь плевать на твой этикет, они даже не знают, что это такое, и они, как и я, пришли сюда есть, а не демонстрировать манеры, которыми ты блещешь.

    — Я могу принять это как комплимент, — пожала плечами девушка, взяв жирное мясо в руку и навесу откусив маленький кусочек. Признавать этого Сансе не хотелось, однако так было даже вкуснее. И её неестественное и иногда вредоносное желание угождать снова взяло верх над ней.

    Мужчина ухмыльнулся, в один глоток опустошая свой бокал.

    — Но если серьезно, ты сказал, что отмечаешь свершение своей детской мечты. Что за мечта?

    Он серьёзно посмотрел в её лицо, прежде чем ответить.

    — Сегодня я испортил карьеру брата, — равнодушно объяснил он, и понятие «мечта» неожиданно стало неотделимо от «мести». — Григор был чемпионом и на протяжении пятнадцати лет ни разу никому не проиграл, это сделало его не просто королём арены, а, чёрт возьми, востребованным головорезом. Все хотят, чтобы их проблемы решал лучший. Теперь мой брат потерял уважение, и большая часть его клиентов откажется от услуг.

    — Ты займешь его место? — осторожно спросила она.

    — Я не занимаюсь угрозами, вымогательством и уж тем более убийствами, — коротко пояснил мужчина.

    Санса, внимательно выслушав его слова, задумчиво отвернулась к окну, рассматривая серое небо и спешащую толпу прохожих.

    — Странно, — протянул он, складывая руки на груди, откинувшись на спинку мягкого кресла. И когда девушка повернула голову, впившись в мужчину вопрошающим взглядом, он продолжил: — Ты идеалистка до мозга костей, а не возмущаешься, не лепечешь о том, как это неправильно или какой я ужасный человек, раз желаю зла родному брату.

    — Я понимаю, — ответила она жёстко, делая глоток сока, и что-то в невинном взгляде её голубых глаз приобрело нотки стали, — я понимаю твою ненависть к брату.

    — Арья, — ухмыльнулся мужчина, моментально понимая, к чему она клонит, — она то ещё приключение, но не думаю, что она заслуживает твоей ненависти.

    — Но ты же ненавидишь своего брата, — слишком быстро пролепетала она и, как казалось Старк, справедливо. Поёрзав в кресле, девушка загорелась нетерпением и жаждой спорить, у неё было действительно много аргументов, сестра давала достаточно поводов для ненависти.

    Мужчина закатил глаза.

    — Мой брат сделал со мной это, — Клигана указал пальцем на прожаренную часть своего лица, — не думаю, что мелкая зараза, даже учитывая все её недостатки, хотя бы один раз всерьёз желала тебе зла.

    — Как это случилось? — встревожилась Старк, забывая о том, что минуту назад мечтала рассказать мужчине обо всех выходках Арьи. Этот вопрос мучил её уже давно, однако она не могла спросить, не обидев Сандора, но теперь, когда он первый поднял эту тему, девушка решилась. Арья могла бы рассказать ей правду, но, если честно, девушка и не хотела спрашивать сестру.

    — Это было давно, — хмыкнул он.

    Санса кивнула, опуская голову, сжимая руки в замок на коленях, ругая себя за то, что спросила. И, наверное, на её лице было слишком много сожаления, потому что Сандор разрезал тишину между ними:

    — Мне было десять, — начал Клиган непривычно тихо, — он был старше, родители отправили нас в летний лагерь, я был под его присмотром. Сначала всё было неплохо, — Санса подняла глаза, взглянув на мужчину, и в этот раз не разорвала контакт. — Ночью, когда все сидели у костра, я взял одну из его игрушек. Она была не нужна ему, но когда Григор увидел, как я показываю его рыцаря другому мальчишке, он взбесился, взял меня за шиворот и опалил мне лицо, засунув в костёр. Я бился и кричал, даже умолял, но брат не отпускал до последнего, пока четверо взрослых не оттащили его, — Сандор пожал плечами, — но было поздно.

    Девушка не могла сдержать слез; прежде чем она успела смекнуть, две тонкие слезинки пробежали по её щекам, оставляя после себя влажные дорожки. Старк спохватилась слишком поздно, попыталась отвернуться, но широкая ладонь мужчины, прикоснулась к её щеке. Большим пальцем он мягко вытер солёный блеск, а Санса, повинуясь инстинкту, слегка повернулась, сильнее прижимаясь к тёплой коже Сандора.

    — Не плачь из-за этого, девочка, — сказал он хрипло, — это было давно, и я не стою того, чтобы ты плакала из-за меня.

    Старк была готова возразить…

    ***



    Она осмотрительно постучала, прежде чем, осторожно приоткрыв дверь в комнату сестры, нерешительно войти в апартаменты истинного хаоса. Одежда Арьи была разбросана на полу и наброшена на шкафах, и помимо этого было ещё много мусора, затруднявшего передвижение по комнате. Такое обращение с вещами казалось девушке неприемлемым для леди, но, честно говоря, её сестра никогда и не была леди.

    «Я пришла сюда не для того, чтобы ругаться с ней», — напомнила себе Санса, тяжело вздохнув.

    Арья как обычно, воткнув в уши наушники, развалилась на кровати, не замечая никого, кроме своей собаки, морда которой покоилась на её животе, пока хозяйка зарылась пальцами в густую шерсть зверя.

    Санса присела к ним на постель, дёрнув за один наушник, и Арья тут же привстала на локтях, пока Нимерия, недовольно фыркнув, вынужденно убрала огромную, пушистую морду. Девушка встретилась взглядом с сестрой и надулась.

    — Что тебе нужно? — спросила она грубо. — Уходи.

    Санса глубоко вздохнула, запустив руку в шерсть Арьиной собаки, нежно почесывая её за ушком.

    — Я не хочу больше ссориться, — искренне сказала Санса, — не хочу с тобой воевать и не хочу, чтобы ты считала меня своим врагом.

    Старк смотрела на сестру с недоверием, но, как казалось Сансе, и с огромным, хорошо скрываемым желанием поверить в правдивость её слов.

    — Мы никогда не ладили, — заметила Арья, и сестра кивнула. — Из-за меня ты плавала в канализации и провела вечер с Псом.

    — Мне не пришлось там плавать, там было мелко, Сандор не так уж и плох, как ты думаешь, а нам никогда не поздно начать.

    — Ты хочешь угодить родителям? — прищурила глаза Арья, выискивая подвох.

    Санса снова вздохнула, взяв руку сестры в свою.

    — Я хочу, чтобы мы были настоящими сёстрами.

    — С чего это такое желание?

    «С того, что Сандор Клиган умеет быть чертовски убедительным. С того, что я не хочу, чтобы одна из нас хотела разрушить жизнь другой. И с того, что несмотря ни на что, я люблю тебя».

    — Я хочу сестру, которая не ненавидит меня, — просто ответила Санса.

    — Тебе стало мало Маргери Тирелл? — саркастично спросила Арья, вздёрнув подбородок вверх, неумолимо высвобождая свою руку.

    «Боги видят, я пыталась», — вздохнула девушка.

    — Ты не даёшь мне шанс, — тоскливо произнесла Санса, вставая с края постели. Нимерия, которая, казалось, понимала каждое слово, грустно взглянула на неё, склонив морду, и жалобно завыла.

    — Стой, королева драмы, кто подал тебе эту идею? — спросила вдруг Арья, казалось бы, немного смягчившись.

    Санса сложила руки перед собой на манеру матери, замерла, предчувствуя, что не должна признаваться. Но она никогда не умела убедительно врать.

    — Сандор, — ответила девушка, вдруг чувствуя себя пойманной на чем-то.

    — Ты виделась с ним? — равнодушно спросила Арья, хотя Санса готова была поклясться — любопытство переполняло сестру.

    — Я отдала ему рубашку, а потом мы поужинали вместе и…

    Девушка вскочила на ноги, несколько раз подпрыгнув на кровати, пока Нимерия пыталась понять, что вселилось в ее хозяйку.

    — Ты шутишь! Ты и Пёс, как это возможно? — восторженно спросила Арья.

    — Говоришь так, будто я переспала с ним, — фыркнула Санса, складывая руки на груди и приподнимая бровь, несколько раз переступив с ноги на ногу.

    — А ты не переспала? — театрально удивилась девушка.

    — Арья!

    — Что? — засмеялась она.

    — Немедленно прекрати это, — интонацией Кейтилин возразила Санса.

    — Вы хоть целовались? — не унималась девушка, и старшая Старк поняла, что этот разговор приведёт её лишь к ненужным откровениям, но вряд ли может закончиться примирением. Арья узнает всё, что хочет, а потом выставит её за дверь. Но рыжеволосая так отчаянно хотела обсудить с кем-то произошедшее этим вечером, что не могла себя остановить.

    — Он не такой, каким кажется, — произнесла девушка.

    — Значит, целовались? Я могла бы поклялся, что ты не…

    — Ничего не было, Арья, мы поужинали, и он привёз меня домой.

    — Зануда Санса, — констатировала девушка, успокаиваясь, а затем села обратно на кровать, уткнувшись взглядом в телефон.

    Рыжеволосая, поджав губы, наблюдала за сестрой несколько минут, а потом развернулась, чтобы уйти. Она потянулась к дверной ручке, уже опуская её вниз, когда против собственной воли спросила:

    — Что ты знаешь о Сандоре?

    Арья удивлённо подняла голову, и несколько черных, непослушных прядей упало ей на лицо. Девушка задумалась.

    — Берик ненавидит Пса, все в «братстве», кроме Джендри, его ненавидят. Но я слышала, что много лет назад он служил в армии, дрался в боксёрских ямах и у него есть брат — Гора, тот ещё придурок, больше я ничего не знаю, он никому не говорит, откуда у него эти шрамы, я знаю лишь слухи.

    Санса кивнула. Информация была скудной и бесполезной, всё это она уже узнала от самого Сандора.

    — Но мне показалось, Сандор хорошо тебя знает.

    — Он вытащил меня из драки, — фыркнула Арья, закатывая глаза. Девушка пристально осмотрела рыжеволосую, слегка прищурив глаза, прежде чем, откинувшись на подушку и запустив пальцы в шерсть Нимерии, спросить: — Он что, нравится тебе?

    Санса на мгновение задумалась, задавая это вопрос самой себе. Нравится ли? С утра она категорично покачала бы головой. Сейчас? Она не знала; его сила и готовность помочь впечатляла её. Но его уродство… важное не столько ей одной, сколько обществу, под влияние которого она зачастую попадала.

    — Он несколько раз вытащил меня из неприятностей, я под впечатлением, — задрав подбородок вверх, признала она, упуская из виду грязные мысли, посетившие её в комнате, в которой Сандор готовился к боям.

    — Красавица и чудовище, — беззлобно рассмеялась Арья.

    И Санса, уже выходя за дверь, мысленно исправила сестру:

    «Дама и ее рыцарь».

    ***



    — Выходит девочка лучше ладит с отцом, чем с матерью? — с ярким акцентом спросил Якен, повернув голову в её сторону. Арья прикусила нижнюю губу, стараясь не отвлекаться от дороги, и нахмурила брови, борясь с желанием повернуться к мужчине.

    — Да, скорее, только отец и спасает меня от матери, — объяснила она, выжимая педаль газа практически до упора. Она уже успела понять, что Якен не обращает внимания на то, с какой скоростью она ведёт его машину, точнее, обращает, но остаётся к этому равнодушным. И либо он был безумцем, не боящимся смерти, либо питал к Старк безграничное доверие.

    — По опыту человека, девочки обычно лучше ладят с матерями, чем с отцами, — задумчиво сказал он, всё ещё не привыкший сидеть на месте пассажира.

    — Моя мать постоянно пытается изменить меня, чёрт, иногда мне кажется, что её не устраивает во мне абсолютно всё. Отец? Ну, он делает это не так явно. Я кое-кого ему напоминаю, и он не может с этим бороться.

    В глазах мужчины мелькала заинтересованность, притупленная задумчивостью. Как будто он должен был принять какое-то решение, которое давило на него.

    Девушка остановила машину возле особняка Старков, кинув взгляд на окна, в которых горел свет, и жалея, что вечер так быстро закончился. Время с профессором летело слишком быстро, и Арье всегда было его мало. Они понемногу узнавали друг друга, точнее, мужчина расспрашивал её, старясь не заводить речь о себе. Старк решила, что он просто не любит распространяться о своём прошлом, и не настаивала.

    — Когда в следующий раз? — спросила она, повернувшись к Якену.

    — Человек свободен в следующую субботу, — просто ответил он.

    Арья готова была радостно кивнуть, но вовремя вспомнила о том, что в субботу дома будет большая вечеринка в честь её дня рождения. Она виновато прикусила губу.

    — Я не могу, — проговорила она с досадой, — в субботу мой день рождения, и брат с сестрой устраивают вечеринку в мою честь.

    — Славная девочка не рада этому?

    Арья пожала плечами, заглянув в серые глаза мужчины, безвольно облизывая губы.

    — Думаю, это лучше, чем если бы праздник устраивали родители, — призналась она.

    Мужчина, кивнув, назначил другую дату, и Старк быстро попрощалась, выходя из машины, захлопнув за собой дверь. То, что было пустяком для неё, было оружием в его руках.
     
    D'arja и fiolent нравится это.
  15. Morgana Pendragon.

    Morgana Pendragon. Наёмник

    Часть 7

    Санса задумчиво уставилась на свой завтрак пустыми глазами, играя вилкой с едой, мучая несчастный бекон. Как бы она ни старалась увести мысли подальше от Сандора Клигана и ужасной истории, которую мужчина доверил ей одной, у неё не выходило; в голове раз за разом повторялись ужасы, рассказанные им. Санса была поражена его искренностью, и чувства сострадания и благодарности к нему перемешались в ней, захлёстывая с головой.

    Рядом с Сандором она перестала контролировать себя, вылезать из кожи вон, чтобы каждый новый решительный шаг в её жизни был безукоризненным — она просто наслаждалась его обществом, хотя, казалось, дышать ей стало тяжелее, она едва не задыхалась от волнения. И правда в том, что Санса была готова совершить какую-нибудь глупость.

    Она тяжело вздохнула. Старк вновь хотела увидеться с Клиганом, даже если они не будут разговаривать, даже если он не удостоит её ни единым прикосновением, Санса хотела просто побыть рядом с ним.

    А ещё… она отчасти солгала сестре…

    «— Что дальше? — увлечённо спросила девушка, выходя из закусочной на по-осеннему мягкий воздух. Впервые за несколько дней погода была такой приятной, а вид осенней природы таким воодушевляющим, хотя с утра, собираясь на стажировку, Санса могла поклясться, что не заметила этого. Старк развернулась к мужчине, делая уверенный шаг назад, осознавая, что даже не может вспомнить, когда в последний раз шагала спиной вперёд, как и не могла припомнить, когда в последний раз забывала о длинном списке планов и надежд на будущее и просто наслаждалась моментом. Как сейчас, когда, глупо улыбаясь, смотрела в серые глаза Сандора, чувствуя, что, стоит ей оступиться, он поймает её. Уверенность была настолько непоколебимой, что девушка не опасалась споткнуться.

    Он доказал ей, что может защитить её, что бы это ни значило. И это новое приятное чувство не давало удивительному теплу внутри неё рассеяться. Он не был привлекателен в обычном смысле, у него были грубые черты лица и редкие волосы, прикрывающие ужасные шрамы, оставленные пламенем, но у него была уверенность и сила, так сильно впечатляющая и притягивающая девушку. И что важнее, он был хорошим человеком. Впервые в жизни Санса Старк чувствовала себя настолько умиротворённой и счастливой.

    — Я думал, ты спешишь домой, — ухмыльнулся он, решительно наступая на неё.

    Санса быстрым движением поправила рыжие волосы, растрепавшиеся из-за тёплого ветра, засунула руки в карманы пальто и признала:

    — Хотела, но… — девушка запоздало поняла, что, сделав очередной шаг назад, не нащупала тротуар под каблуком своего сапога и начала терять равновесие, неотвратимо падая назад.

    — Твою ж мать! — громко выругался мужчина, одной рукой подхватывая Старк за талию и, подтянув ближе к себе, опережая изящное падение девушки на не менее изящную задницу.

    Санса упёрлась руками в грудь Клигана и, как ей казалось, почувствовала его бешеное сердцебиение под своей ладонью, хотя, возможно, это эхо собственного, безумно бившегося сердца заставляло её так думать. Неосознанно девушка облизала губы, слегка прикусывая нижнюю.

    — Без приключений, пташка, ты не можешь, верно? Так бы и упорхнула, да? — с театральной серьёзностью риторически хмыкнул Сандор, хотя она могла поклясться, что его глаза горели игривостью и, возможно, похотью, выдавая мужчину.

    Горячая ладонь Клигана всё ещё сжимала её талию, и эта близость вызывала у Сансы головокружение, заставляла ноги подкашиваться. Её руки, сжимающие ворот его куртки, нещадно потели, а по спине пробежали мурашки. Старк едва не дрожала от странного тепла и волнения, исходящего изнутри.

    — Я собираюсь на гонку, — хрипло сообщил он, бросив быстрый взгляд на её губы, и Санса подняла подбородок выше, чтобы прямо взглянуть в его глаза. Расстояние между их лицами уменьшилось, и девушка нервно сглотнула. Впервые в жизни она не проклинала свой слишком высокий рост, вынуждавший её чувствовать себя неловко рядом с мужчинами. Сложно воспринимать всерьёз парня, на которого смотришь сверху вниз. Но рядом с Сандором, невзирая на резкий контраст между ними, Санса выглядела гармонично. — Тебе там не место.

    — Это ещё почему? — спросила девушка, капризно надув губы и сдвинув брови. И, наверное, выдержать этот взгляд и не поддаться мог только Клиган, хотя…

    — Память изменяет, пташка? — насмешливо поинтересовался Сандор, готовый увезти её когда и куда угодно. — Стоит мне отвернуться, и твоя задница снова окажется в какой-нибудь неприятности.

    — Тогда не отворачивайся, — пылко прошептала Санса практически в губы мужчины. Теперь настала его очередь смущаться. Тишина, повисшая между ними, оглушала обоих. Близость пьянила, а там, где они прикасались друг к другу, кожа горела. Сандор разрушил волшебство момента первым:

    — Чего ты хочешь? — спросил он грубо и, тем не менее, всё ещё прижимая девушку к себе.

    — Я не знаю, — смущённо прошептала Санса, взглядом испуганного оленёнка заглядывая в строгие глаза Клигана.

    Наглые взгляды прохожих всё чаще останавливались на них; все эти люди терялись в догадках, предполагая, наверное, что Сандор только что выиграл миллион в лотерею, или владеет модельным агентством, или ещё что-то аморальное и пошлое. Они не понимали, что такая девушка, как Санса, могла делать рядом с Клиганом. Сандор сам не понимал. Сансе же едва ли не впервые в жизни было всё равно, что о них думают. Она лишь хотела, чтобы мужчина пресёк расстояние между ними, накрывая её губы своими, хотела почувствовать вкус его поцелуев, хотела, чтобы его сильные руки прижали её к себе ещё крепче, и она краснела, вызывающе и нещадно.

    — Я отвезу тебя домой, — произнёс Сандор Клиган, отстраняясь.»

    Санса фыркнула, недовольная своими мыслями. Ей срочно нужно было отвлечься; к тому же они с Роббом так и не начали подготовку к Арьиному дню рождения, в которой родители предпочли в этот раз не участвовать, зная, как их младшая дочь ненавидит праздники, устроенные ими. Да и огромный игрушечный единорог, набитый конфетами, — любимый атрибут праздников прошлых лет — теперь впечатлит разве что Рикона.

    Девушка вздохнула, прокручивая в руках новый (уже третий за этот месяц) телефон, отпила кофе и решительно набрала номер старшего брата, зная, что предпраздничная суета поможет ей отвлечься от того, кто преследовал её мысли уже несколько долгих дней.


    ***



    Маргери с трудом оторвала голову от подушки, с ленцой потянувшись, и встряхнула запутанной копной тёмных кудрей, пытаясь распахнуть сонные глаза и сфокусировать взгляд; её разбудил его слишком громкий голос. Тирелл хотела разозлиться, но поняла, что солнце уже давно встало и теперь нагло проникало в комнату, слепя её своими яркими лучами, и смягчилась.

    — Конечно, я не забыл, — раздражённо пробормотал Старк в трубку, сдвинув брови и сосредоточенно разглядывая свой ежедневник, — нет, мне не всё равно. Я буду там через час, обещаю. Хорошо.

    Маргери снова опустилась на кровать, расплываясь в улыбке, когда Серый Ветер положил голову на её подушку, уставившись на девушку, и потянулся ближе, пытаясь коснуться её лица мокрым носом, весело виляя пушистым хвостом.

    — Хоть ты пришёл сказать мне с добрым утром, — заявила девушка, и пёс, опасливо оглянувшись на хозяина, забросил сначала одну, а затем и другую лапу на белые простыни, чтобы иметь возможность дотянуться до Маргери и получить как можно больше любви и внимания от девушки. Тирелл тут же запустила пальцы в густую шерсть животного, сюсюкаясь и ласкаясь.

    — Маргери, я не хочу снова вытирать твою помаду с морды Серого Ветра, — строго заявил Робб, повернувшись к ним и отбрасывая телефон. Девушка закатила глаза, обеими руками ухватив собаку за морду.

    — Твой хозяин просто ревнует, — заверила девушка Серого Ветра, со всей серьёзностью обращаясь к псу, умные глаза которого влюбленно разглядывали её, — не обращай внимания.

    — Ну, разумеется, — улыбнулся парень, забывая, что минуту назад был раздражён и зол, — сейчас на его месте должен быть я.

    — Тебя почесать за ушком? — захихикала Маргери.

    Робб рассмеялся, падая на пустующую половину постели, и обвил девушку руками, прижимая к себе, а Маргери покорно очутилась в его объятиях, отстраняясь от собаки и распластав спутанные кудри по груди Старка. Серый Ветер обиженно фыркнул, спускаясь на пол, и встретился со строгим взглядом хозяина, направленным на него.

    — Кто звонил? — лениво промурлыкала девушка, медленно вырисовывая розу пальчиками на обнаженной коже Старка.

    — Санса, — выдохнул Робб, повернувшись, чтобы вдохнуть запах волос Маргери, — хочет, чтобы я приехал. У Арьи день рождения в эти выходные, а у нас ничего не готово. Она переживает, что мы испортим Арье восемнадцатилетие.

    — Я могу помочь, — оживилась девушка, — у меня много опыта в организации подобных мероприятий.

    — Нет, — пробормотал Старк, зарываясь в её волосы пальцами, — ты и так делаешь слишком много, помогая мне с предвыборной кампанией. Я не хочу использовать тебя.

    Маргери приподняла голову, устраивая свой подбородок на его груди, чтобы смотреть прямо в лазурные глаза Робба. Осознавая, как хорошо и спокойно ей рядом с ним.

    — Это не проблема, — легко возразила она, — к тому же я потребую оплату за свои услуги.

    Маргери потянулась, чтобы поцеловать его, но Робб опередил девушку, накрывая её манящие губы своими, и Тирелл прикусила его нижнюю губу за это.

    — А вот за это, — произнёс он, прижимая кончик языка к укушенной губе и одеялом накрывая их с головой, — япотребую оплату.

    ***



    — Ты должен рассказать мне всё, что знаешь, — капризно заявила Арья, складывая руки на груди и надувая губы, в очередной раз пользуясь своим положением любимицы отца, будучи уверенной, что папа, как и всегда, не сможет ей отказать.

    Нед устало посмотрел на дочь и тяжело выдохнул, рассматривая её решительное лицо. В такие моменты она неотвратимо напоминала ему сестру, даже больше, чем обычно, и, как ни старался, он не мог противостоять этому. С каждым годом Арья всё больше походила на свою тётю: у неё был такой же непокорный, тяжёлый характер, и, конечно, девочка выросла не менее красивой. Правда, Нед не мог отрицать, что стиль его дочери (рваные джинсы и зачастую свитера и футболки на два размера больше, чем необходимо) не соответствовал положению Старков в обществе, и какое-то время он даже просил Сансу помочь сестре купить что-нибудь более приемлемое, но эти попытки не увенчались успехом. Эддарду нужно было время, чтобы осознать, что его дочь такая, какая есть, и, в отличие от старшей сестры, не станет подстраиваться под чьё-либо мнение или пытаться оправдать чьи-либо ожидания. В детстве Арья не была красивой, и многие называли её лошадкой, но сейчас она стала эффектной девушкой, пускай, пожалуй, сама не осознавала, насколько привлекательна. Теперь у Неда были все основания для беспокойства, хотя он, честно говоря, надеялся, что младшая дочь будет так же благоразумна в выборе ухажёров, как Санса.

    — Дело в Джендри, не так ли? — спросил Старк, уже зная ответ. Арья нетерпеливо кивнула, и Нед мягко улыбнулся ей. — Сколько вы уже дружите? Лет пять, не меньше?

    — Около того. А что? — нахмурившись, тупо спросила Арья, переступая с ноги на ногу, боясь, что отец попытается сменить тему.

    Нед поднялся и, открыв сейф, достал оттуда увесистую пачку с документами. Вернувшись в рабочее кресло, мужчина начал быстро просматривать листы.

    Арья кинула быстрый взгляд на наполненный коньяком выпуклый бокал и поморщилась.

    — Ты преданная ему, это стоит поощрить, — Нед протянул дочери папку с бумагами, глядя прямо в её серые глаза и на мгновение возвращаясь в прошлое, к сестре. — Не всякая дружба способна пройти испытание временем. Но, милая, это важные бумаги, не в тех руках они могут сыграть против нас.

    Арья нетерпеливо кивнула, пытаясь вырвать документы, но Старк всё ещё не отпускал листы.

    — Я серьёзно, — проговорил он строго.

    — Я понимаю, — кивнула девушка со всей серьёзностью, на которую только была способна, и, как только документы оказались у неё в руках, кинулась к отцу, мягко чмокая его в щёку, неразборчиво лепеча слова благодарности.

    — Я покажу это ему прямо сейчас, — сказала Арья и уже собиралась уйти, когда её взгляд вновь наткнулся на стакан. — Пап? — осторожно спросила она, замерев на месте. — Всё хорошо?

    Нед задумчиво покрутил в руке письменную ручку, подарок Брана на день отца, собираясь поставить подпись на очередном документе.

    — Тебе не о чем беспокоиться, дорогая, — мягко заверил Старк дочь. И Арья, ласково улыбнувшись ему, скрылась за дверью кабинета.

    Нед снова взглянул на бумаги, в который раз перечитывая документ, и осознал, что не может вникнуть в смысл. Он тяжело выдохнул, потирая виски, предчувствуя беду. Он знал, что уже допустил ошибку.

    ***



    — Это как-то поможет? — нетерпеливо спросила Арья, разглядывая сосредоточенное лицо парня, пока тот читал. Джендри прошёлся взглядом ещё по нескольким строчкам, прежде чем поднять к ней лицо с расплывающейся на губах улыбкой. Девушка напряжённо смотрела в глаза друга, забираясь на диван с ногами, пытаясь не придавить разложенные на нём документы.

    — Да! — пылко ответил он, бережно сгребая её ладони в свои. — Я думаю, что теперь знаю, где её искать. Теперь, когда я знаю, где родился и… я смогу поехать туда и расспросить про свою мать…

    Старк улыбалась смеясь, потому что Джендри слегка подпрыгивал на диване, и она была так счастлива только потому, что счастлив он. По телу разлилось тепло вместе с осознанием того, что она сделала что-то действительно важное и стоящее. Арья снова почувствовала себя частью их непобедимой команды.

    — Ты поедешь со мной? Это пару дней езды и…

    — Конечно! — сразу ответила Арья, чувствуя запал внутри.

    Она даже не до конца поняла, что случилось после. Девушка словно на секунду отключилась, а когда пришла в себя, горячие, влажные губы Джендри уже жадно впивались в её рот. И, к собственному удивлению, она отвечала ему с не меньшим азартом, самозабвенно цепляясь тонкими пальцами за его свитер, и, чёрт возьми, это казалось таким правильным и нормальным. Она почувствовала горячие ладони Джендри на своей талии, после нежно гладящие её позвоночник. Арья ощущала его голод, его желание и не могла остановиться, так же жадно отвечая ему и признавая себя лицемеркой. Она не могла быть честной даже с самой собой, потому что в последнее время старательно убеждала себя в том, что он для неё не больше, чем друг, хотя каждый раз, когда они оставались наедине, чувствовала влечение к парню. Грань их отношений была такой размытой, их прикосновения друг к другу всегда были больше, чем просто дружба, их взгляды всегда скрывали больше, чем взаимное дружеское обожание.

    Её родители, братья, сестра и даже временные девушки Джендри признавали, что они понимают друг друга лучше, чем кто-либо другой в этом мире. Все ждали, что они начнут встречаться, но Уотерс никак не делал первый шаг, его всегда что-то останавливало. Сначала её возраст — он был старше Арьи, и она всегда была ребёнком в его глазах; потом неравенство — он был парнем с улицы, когда она была дочкой преуспевающего бизнесмена и чиновника; затем просто его нерешительность и страх повредить их дружбе.

    Но все эти вещи никогда не волновали Арью. Джендри и представить себе не мог, что теперь, когда, как ему казалось, они оба готовы, между ними встало нечто большее. Нечто в идеальном костюме и с чертовски сексуальным акцентом.

    Уотерс подтянул тело Арьи себе на колени, нещадно сминая документы её отца.

    — Всё в порядке? — прошептал он тихо, уткнувшись тёплым носом в изгиб её шеи. Она прикрыла глаза, позволяя себе побыть последние секунды рядом с Джендри, так пьяняще близко, стараясь не думать о глазах цвета серо-голубого тревожного неба.

    — Да, но… — девушка пытаясь унять нервную дрожь, осторожно освобождаясь от его рук и поднимаясь с дивана. В этот раз их поцелуй был дольше, чем в прошлый, увереннее и глубже, она чувствовала привкус его губ на своих и запах его одеколона на своем свитере. — Мне нужно домой… я обещала матери, что быстро вернусь и не…

    — Тебя подвезти? — перебил Джендри, глядя ей прямо в глаза. Старк нервно сглотнула, чувствуя резкий прилив ненависти к себе. Что она делает? Правильно ли всё это? Почему Якен Х'гар так некстати врывается в её мысли, запутывая ещё сильнее?

    — Я возьму такси, не хочу отвлекать тебя от поисков, — честно признала Арья, умолчав о том, что ей нужно немного пространства, чтобы подумать.

    Уотерс двусмысленно улыбнулся.

    — Ты уже отвлекла, — прочистив горло, заметил Джендри, поднимаясь за девушкой, чтобы проводить до двери.

    Старк быстро обулась, и парень помог ей накинуть куртку на плечи. Прихожая его новой квартиры, купленной отцом, была немаленькой, но Арье было тесно. До жути тесно. Стены словно сдвигались, и девушка начала задыхаться.

    — После твоего дня рождения, — сказал Джендри мягко, и она замерла, уставившись на парня. Её голова кружилась, мысли были спутанными, и Арья чувствовала себя глупой, переживая, что становится похожей на Сансу.

    — Что?

    — Поедем в соседний штат, чтобы узнать о моей матери.

    — Конечно, — выдохнула она и, собираясь обнять его на прощание, поднялась на цыпочки. В этот раз иначе, совсем не так, как обычно; девушке казалось, она впервые ощутила всю силу, что была в его руках. Он прижал её к себе и, как ей показалось, глубоко вдохнул запах её волос. Сердце Арьи забилось так быстро, и она испугалась, что Джендри тоже слышит его бешеный стук.

    Старк откашлялась, неловко отстранилась и вышла на холодный осенний воздух, удачно ловя такси.

    В машине было душно и пахло приторно сладким дрянным освежителем воздуха, болтливый водитель упорно мешал сосредоточиться, отвлекая своими пустыми историями, и, прижавшись лбом к холодному стеклу, Арья игнорировала его, пыталась понять, что ей теперь делать с чувствами к Джендри и Якену. Если бы только Джон Сноу был рядом с ней…

    ***



    Музыка играла слишком громко, оглушая Арью тяжёлыми битами, яркий свет, отражающийся от развешенных по всему заднему двору и нижнему этажу дома гирлянд, слепил, и, казалось, весь выпитый алкоголь вмиг ударил в голову, накрывая глаза белой дымкой и затуманивая рассудок. Ноги девушки немного заплетались, когда проходящая мимо Санса коснулась её плеча, тихо попросив встретить новоприбывших гостей. На губах рыжеволосой играла кокетливая улыбка, глаза блестели, и, хотя Арья знала, что сестра не выпила ни грамма алкоголя, она казалась опьянённой. Причина такого состояния Сансы сидела в лежаке у бассейна недовольной грудой мышц. Но Арья была слишком пьяной, чтобы думать о чём-то. Она кивнула сестре, направляясь к двери. Её гости и люди, которых она не знала, но которые были дружны с Бериком и пришли поздравить её с днём рождения, бесцеремонно заходили в дом с заднего двора, так что такая вежливость была подозрительной. Девушка резко распахнула дверь, ожидая увидеть копа, но…

    Старк открыла рот, пытаясь что-то произнести, и через мгновение закрыла, не найдя нужных слов. Арья ощутила тёплое прикосновение к своим плечам, повернув голову, заметила Джендри, стоящего позади, и окончательно впала в ступор.

    — Кто это? — спросил он.
     
    D'arja и fiolent нравится это.
  16. Morgana Pendragon.

    Morgana Pendragon. Наёмник

    Часть 8

    За 5 часов до…

    — Вы отлично выглядите, миссис Старк, — сладко пролепетала Маргери, выходя в прихожую вслед за Сансой и её родителями, чтобы провести чету Старков в театр, куда давно хотела Кейтилин и куда так отчаянно не хотел идти Нед, хотя порой, если уж на чистоту, он неплохо там высыпался. Кейтилин резко развернулась, неодобрительно сверкнув глазами, но натянув вежливую полуулыбку.

    — Спасибо, Маргери, — выдала женщина, явно испытывая больше дискомфорта, опускаясь к притворной любезности, нежели Тирелл. Кейтилин всё ещё злилась, и, хотя Маргери до сих пор не могла понять иных причин этой злости, кроме материнской ревности, она была уверена, что рано или поздно Кейтилин успокоится и примет то, что происходит между ней и Роббом.

    — Удачного свидания, — как всегда обворожительно встряла Санса, подавая матери клатч и мягко целуя в щеку, — повеселитесь.

    — И вы, милая, — ответил Нед, тепло улыбаясь, когда дочь подошла, чтобы поцеловать и его.

    Они уже успели выйти за дверь, когда Кейтлин снова развернулась, одним быстрым движением руки поправляя подол длинного вечернего платья, волочившегося за ней тёмным и лоснящимся зелёным шлейфом. Женщина посмотрела в глаза дочери и, отпуская скопившееся внутри беспокойство, произнесла:

    — Санса, проследи за гостями своей сестры, — серьёзно попросила Кейтилин, — за домом и за Арьей, — женщина кинула быстрый обеспокоенный взгляд на Маргери, — и за Роббом.

    — Кэт, ты перегибаешь, — выдохнул Старк, приобняв жену за плечи. Женщина не обратила на это внимания, всё ещё ожидая ответа от дочери.

    — Конечно, мамочка, — пообещала Санса с улыбкой, — всё будет хорошо, вам не стоит беспокоиться. Мы с Маргери и Роббом проследим за всем.

    Миссис Старк выдохнула, покачав головой, и пряди тёмных волос заскользили по её плечам и спине. Кейтилин взяла мужа под руку и, прошептав что-то о том, что это ошибка, медленно пошла к машине. Выглянув в окно, придерживая тяжёлую штору, Маргери и Санса наблюдали за тем, как Нед пытался утешить жену, но вряд ли в этом преуспевал. Девушки дождались, пока старшее поколение Старков сядет в машину и скроется в сумерках.

    — Можем начинать, — констатировала Маргери, поправляя занавески. — Они уехали.


    ***



    — Мне больно! — взвизгнула Арья, пытаясь вырваться и посылая Сансе полный ненависти взгляд через зеркало. Рыжеволосая фыркнула, утомлённо качая головой, пока её сестра продолжала кричать: — Полегче, чёрт тебя дери!

    Санса закатила глаза.

    — Нет, спасибо, обойдёмся без него, — фыркнула девушка. — Всё было бы намного проще, если бы ты ухаживала за своими волосами, скажем, расчёсывала их каждый день.

    — Нет, спасибо, мамочка, — язвительно задразнила сестру Арья, и Санса дёрнула длинные запутанные локоны девушки. Лет пять назад Арья обрезала волосы на зло матери, и теперь они разрослись густой тёмной копной, за которой девушка совершенно не ухаживала. — Почему я не могу выглядеть как обычно?

    — Потому что это особенная дата, — объяснила девушка сестре.

    — Поэтому ты и эта, — раздражённо прошипела Арья, кивая в сторону Тирелл, — пытаетесь превратить меня в куклу?

    — Меня зовут Маргери, — напомнила Тирелл, выглядывая из гардеробной, — а у тебя есть что-нибудь не чёрное и не джинсы и что-то кроме школьной формы?

    — Нет, — грубо отрезала девушка, но Маргери сделала вид, что не заметила этого.

    — Ладно, выберу что-то из нарядов Сансы, — заявила Тирелл, прикрывая двери в гардеробную.

    — Нет! — одновременно возразили девушки, синхронно оборачиваясь к ней.

    Маргери театрально закатила глаза, складывая руки на груди.

    — Вы же сёстры, — заметила Тирелл, — вы должны делить…

    — Нет! — повторили девушки в один голос.

    ***



    Санса не смогла бы убедить Арью надеть платье, Кейтилин не смогла бы уговорить её и за тысячу лет, но Маргери — чёртовой Тирелл! — это удалось. Старк не знала никого, кто обладал бы такой силой убеждения, как Маргери. Девушка едва ли не поверила, что белое полупрозрачное платье в винтажном стиле, без рукавов и с неглубоким вырезом было действительно предназначено для того, чтобы она надела его этим вечером. Оно было идиотским, и Арья всё время поправляла его, чувствуя себя не в своей тарелке, пока спускалась вниз по лестнице. Завитые кудри подпрыгивали с каждым её шагом, ниспадая по спине. Она выглядела как настоящая… девочка. Девушка была уверенна, что никто из её приятелей ни за что не узнает её в таком идиотском виде, а добрая половина ещё и посмеётся. Но согласиться на платье было куда проще, чем спорить с розой Тиреллов. Единственное, на что Арья не пошла ни под каким предлогом, — это каблуки, хотя Маргери особо и не настаивала.

    Старк осмотрелась. Стоило отметить, что её «организаторы» потрудились на славу: потолки нижнего этажа дома и весь задний двор были увенчаны мелкой россыпью огоньков и фонариков, были выставлены столы с закусками и выпивкой и установлены колонки и усилители, и, к счастью, никакого розового единорога и разноцветных шаров на горизонте не наблюдалось.

    Арья пошла на звук голосов и нашла Робба, распивающего с Джендри пиво на кухне. Уотрес стоял к ней спиной, увлечённо рассказывая что-то её брату. Робб заметил Арью первым и потрясённо выглянул из-за плеча Уотерса.

    — Я еле тебя узнал, — удивлённо проговорил Старк, разглядывая сестру, — ты выглядишь…

    — Невероятно, — закончил за него Уотерс, едва ли найдя в себе силы, чтобы пошевелить пересохшими губами. Арья улыбнулась кончиками губ, пытаясь сохранить хладнокровие.

    — Твоя девушка меня в это превратила, — закатывая глаза, пожаловалась Старк брату, чувствуя себя ещё более неловко под восхищённым, пристальным взглядом Джендри. Она была смущена и не хотела показаться одной из тех глупых девчонок, тающих от комплиментов.

    — Маргери не моя девушка, в смысле… она не… — Робб почесал затылок, собираясь пуститься в объяснения.

    Старк схватила Джендри за руку, потянув за собой, и тот покорно приблизился к ней, всё ещё поражённый и растерянный. Уотерс знал её уже много лет, но впервые видел такой женственной и красивой, и это отчасти парализовало его. Арья быстро прервала брата:

    — Избавь. И это, — она указала на Джендри с самым серьёзным выражением лица, на которое только была способна, — моё, больше не пытайся его отбить.

    Уотерс густо покраснел, неловко переплетая их пальцы. Конечно, не потому что Старк сказала о нём и Роббе, а потому что заявила, что он — её.

    — Арья, я как-то больше по девушкам, можешь спросить у Маргери, — рассмеявшись, кинул Робб им вслед, наблюдая, как сестра тащит своего лучшего друга в коридор.

    ***



    — Ты не поверишь, что только что выкинула Арья, — произнёс Робб со смешком в голосе, протягивая Тирелл бокал с вином. Маргери приняла его, наслаждаясь последними мгновениями тишины; первые гости уже начали прибывать, и Арья с Джендри вышли на улицу, чтобы поприветствовать их.

    — Я ничему не удивлюсь, — пригубив терпкий напиток, ответила девушка.

    — Она обвинила меня в том, что я хочу отбить у неё Джендри.

    — Арья — это нечто, — рассмеялась Тирелл. — Я была о ней плохого мнения, — откровенно продолжила она, наблюдая за тем, как Старк выставляет оставшиеся закуски. Особенно Маргери была довольна, когда парень наклонялся вниз, чтобы достать что-то с нижних полок. — Санса никогда не говорила о ней ничего хорошего, они не ладят, это видно и понятно, но Арья меня очаровала. В ней что-то есть, этот бунт…

    Робб повернулся к ней, хмуря брови и складывая руки в замок на груди.

    — Похоже, это мне придётся отбивать тебя у Арьи, — со всей серьёзностью произнёс Старк.

    — Или мне, — встряла вошедшая в комнату Санса, присаживаясь возле подруги.

    — Ты вне конкуренции, милая, — пообещала Тирелл, обвивая плечи подруги рукой. Санса улыбнулась девушке, показывая брату язык. Общение с сестрой явно не шло ей на пользу. — Ну и семейка, — закатила глаза Маргери, встречаясь взглядом с улыбающимся ей Роббом Старком.

    ***



    У Арьи было много странных друзей, которых Санса не знала и, если на чистоту, дальше предпочла бы не знать. На самом деле, если бы не восемнадцатилетие сестры, девушка не позволила бы им даже приблизиться к порогу дома, в котором её семья обитала уже около пяти лет. Они переехали, когда отцу предложили новую должность в процветающей тогда компании Роберта Братеона, и оставили позади всё: дом, друзей, привычный уклад жизни. Сансе пришлось распрощаться ещё и с Леди; собака заболела перед самым отъездом, ничего не ела и почти не двигалась, лишь лежала на одном месте и с тоской в глазах разглядывала окружающую её суету.

    Сердце Сансы было разбито дважды: в первый раз, когда ветеринар сообщил, что её бедную Леди отравили, а во второй, когда девушка нашла собаку мёртвой. Она зарывалась пальцами в густую шерсть животного, рыдая над умершей собакой, пока в её голове крутился лишь один вопрос: «Чем бедная маленькая Леди заслужила это?»

    Санса тряхнула головой, прогоняя болезненные воспоминания, и, глубоко вдыхая тёплый осенний воздух, вышла на веранду, к воде, в которой отражались гирлянды, развешанные Маргери и Роббом. Они, казалось бы, целую вечность возились с ними, оставляя Сансу один на один с закусками и телевизором. Правда была в том, что Старк злилась на них, злилась и ревновала, а прямо сейчас ещё и умирала со скуки.

    Санса улыбнулась, взглянув на Арью, танцующую с Джендри, сквозь стеклянные двери, ведущие на задний двор к бассейну. Они были красивой парой, такие одинаковые и такие преданные друг другу. Санса хотела бы создать с кем-то такую же сильную связь, как имели Арья и Джендри, понимающие друг друга с полувзгляда и полуслова.

    И по какой-то причине на ум снова пришёл Сандор — грубый, бестактный, но почему-то такой… близкий, словно она знала его всю жизнь, словно он всегда выручал её из неприятностей. Девушка вновь тряхнула головой, прокручивая в руках свой стакан. Это был сок, разумеется: в отличие от остальных, Санса не имела права напиваться и, впрочем, как и всегда, не горела желанием; она должна была следить за порядком. На улице было тише, чем в доме, хотя музыка доносилась и сюда. Дверь на задний двор постоянно открывалась и закрывалась, а нескончаемые потоки гостей сестры всё прибывали, забивая далеко не маленький особняк сверху донизу. Санса могла бы поклясться, что её сестра не знает и большую часть своих гостей.

    Пытаясь скрыть это даже от самой себя, девушка с надеждой разглядывала каждого, кто приближался к дому. У неё побаливала голова от слишком громкой музыки, а подкатывающие к ней пьяные мужчины уже порядком надоели, поэтому девушка спряталась от них на заднем дворе, контролируя, если это, конечно, можно было контролировать, издалека. И ещё она высматривала кое-кого. Было глупо надеяться, что Сандор может прийти, и всё же Санса уповала на это, хотя пыталась скрыть даже от самой себя. Девушка вздрогнула, когда позади раздалось негромкое:

    — Привет.

    Санса обернулась, сталкиваясь взглядом с рыжеволосом парнем со слишком довольной улыбкой и восхищением в глазах.

    — Привет, — ответила Старк, не чувствуя никакой заинтересованности.

    — Меня зовут Энг, а ты Санса, правильно? Сестра Арьи? Я её друг, мы вместе тусим в компании Берика. Я много слышал о тебе, я… — он говорил слишком быстро и взволновано, и несколько раз до лица девушки долетали его слюни. Она не вникала в речь парня, но и перебивать его не стала, до того как, в очередной раз с надеждой повернувшись к двери, не встретилась взглядом с Сандором Клиганом, стоящим у бассейна с пластиковым стаканчиком в руках и раздражением, застывшем на лице. Санса моргнула несколько раз, не веря, что он всё же пришёл.

    — Энг, — произнесла она быстро, — мне было очень приятно познакомиться с тобой, но я должна идти.

    Девушка шла слишком быстро, цокая высокими каблуками по плитке, не в состоянии убрать с уст лучезарную улыбку. Сандор Клиган поприветствовал её хмурым взглядом холодных серых глаз.

    — Я не ожидала тебя здесь увидеть, — взволновано пролепетала девушка, всё ещё улыбаясь, и неосознанно поправила красное — чёрт возьми! — обтягивающее платье, которое выбрала с одной только мыслью: «Возможно, он всё же придёт».

    — Твоя сестра пригласила меня, — коротко отрезал Клиган.

    — Я не знала, но это…

    — Здесь есть нормальная еда? — грубо перебил Сансу мужчина, не давая девушке шанса даже предложение закончить. — Или выпивка?

    — Я найду, что-нибудь для тебя, — всё ещё глупо улыбаясь, кивнула девушка. Санса развернулась, чтобы пойти в дом, но затем, обернувшись, добавила: — В смысле, перекусить, — предупредила она, прежде чем скрыться за дверью.

    ***



    — Я понятия не имею, кто все эти люди, — пытаясь перекричать музыку, сообщила Арья, поднявшись на цыпочки, чтобы Джендри услышал её. Уотерс склонил голову, и их лица оказались в опасной близости. Снова.

    Вечеринка была в самом разгаре, хотя большей части гостей не было в списке приглашённых и то, что планировалось как маленькое мероприятие, превратилось в настоящую катастрофу. Арья подумала, что, скорее всего, прямо сейчас Санса теряет сознание от лицезрения происходящего — в конце концов, именно её мать оставила за главную.

    — Я тоже, — ответил Джендри, и Арья, покачав головой, потянулась к очередному стакану.

    — Чёрт, — девушка указала на разбитое стекло в углу, — это была мамина любимая статуэтка. Святое дерьмо, за этим должна следить Санса, куда она пропала? — раздражённо фыркнула Арья. — Я убью их всех, если не выпью ещё.

    — Не налегай, — предостерёг её Джендри, и девушка закатила глаза.

    — Как скажешь, — согласилась она, состроив гримасу, а затем добралась до дна пластикового стаканчика и потянулась к следующему.

    Джендри ухмыльнулся, складывая руки на широкой груди, наблюдая за девушкой. Арья отбросила второй стакан, ожидая, когда Уотерс начнёт отбирать у неё выпивку. Но вместо этого Джендри схватил её за руку и повёл прямо в центр импровизированного танцпола, и, хотя девушка изворачивалась и шипела на него, хватка парня вокруг её запястий была стальной.

    Он прижал Старк к себе, и Арья уткнулась носом в его шею, застыв на месте. Свет в комнате так некстати погасили, и теперь единственным освещением служила россыпь огоньков на потолке и стене. Девушке пришлось признать, что выглядело это очень эффектно, и, когда заиграла медленная, успокаивающая музыка, она сдалась, потянувшись, чтобы оплести шею Джендри руками, зная, что упрямый Уотерс в любом случае не отпустит её. Старк потеряла счёт времени, чувствуя его тёплые ладони на своей талии, его мирное дыхание в своих волосах. Он зарылся в них носом, склонив голову, а девушка прижалась лицом к щеке Джендри, и, конечно, в этот момент все пьяные, извивающиеся тела для них исчезли, весь остальной мир исчез. Это был совершенный момент, но…

    — Мне плохо, — произнесла девушка, и Джендри отстранился, взяв её в лицо в свои ладони. Арья не могла сфокусировать взгляд на лице Уотерса.

    — Что ты сказала? — переспросил он.

    — Меня тошнит, — объяснила Арья, и на этот раз парень понял её.

    Когда Джендри вёл её на улицу, отталкивая заграждающих проход людей, Арья кинула взгляд в сторону и лицезрела Маргери, сидящую на коленях у Робба и засунувшую свой язык в рот её брата. Арье стало ещё хуже и вырвать захотелось в два раза сильнее.

    Уотерс за руку вывел Старк на задний двор, и Арья наконец вдохнула свежего воздуха. В глазах девушки всё ещё был туман, но он не помешал ей разглядеть недовольного, развалившегося в лежаке у бассейна Сандора Клигана. Он напомнил ей маленькую надутую капризную девочку, у которой отобрали конфету. Это отвлекло и позабавило её, и тошнота словно отпустила.

    — Мне лучше, — выдохнула девушка, и Джендри облегчённо отступил. По его лицу Арья поняла, что Уотерс собирается приступить к нотациям, и быстро покачала головой, делая несколько шагов назад. — Только не начинай, — быстро произнесла она, собираясь вернуться в дом. Джендри попытался поймать её за руку, но она, смеясь, ускользнула.

    Арья вновь оказалась внутри, пытаясь пройти сквозь толпу. Музыка играла слишком громко, оглушая Арью тяжёлыми битами, яркий свет, отражающийся от развешенных по всему заднему двору и нижнему этажу дома гирлянд, слепил, и, казалось, весь выпитый алкоголь вмиг ударил в голову, накрывая глаза белой дымкой и затуманивая рассудок. Ноги Арьи немного заплетались, когда проходящая мимо Санса коснулась её плеча, тихо попросив встретить новоприбывших гостей. На губах рыжеволосой играла кокетливая улыбка, глаза блестели, и, хотя Арья знала, что сестра не выпила ни грамма алкоголя, она казалась опьянённой. Причина такого состояния Сансы сидела в лежаке у бассейна недовольной грудой мышц. Но Арья была слишком пьяной, чтобы думать о чём-то. Она кивнула сестре, направляясь к двери. Её гости и люди, которых она не знала, но которые были дружны с Бериком и пришли поздравить её с днём рождения, бесцеремонно заходили в дом с заднего двора, так, что такая вежливость была подозрительной. Девушка резко распахнула дверь, ожидая увидеть копа, но…

    Старк открыла рот, пытаясь что-то произнести, и через мгновение закрыла, не найдя нужных слов. Арья ощутила тёплое прикосновение к своим плечам, повернув голову, заметила Джендри, стоящего позади, и окончательно впала в ступор.

    — Кто это? — спросил он.

    Девушка неловко переступила с ноги на ногу, поднимая глаза к Якену.

    — Это Якен Х’гар, — пояснила Арья, кусая губы, — мой преподаватель, — неловко добавила она, ощущая напряжение и раздражение Джендри каждой клеточкой своего тела.
     
    D'arja и fiolent нравится это.
  17. Morgana Pendragon.

    Morgana Pendragon. Наёмник

    Часть 9

    Арье было непривычно видеть Якена таким небрежным: его деловой костюм заменили джинсы и простая белая рубашка, застёгнутая не на все пуговицы, а средней длины волосы мужчина завязал на затылке в тугой хвост. Он выглядел иначе, но и она тоже. Вот только если Якену было вполне комфортно, то Арья до сих пор чувствовала себя не в своей тарелке. Отойдя от потрясения, девушка смогла выдавить дружескую улыбку. Она была рада, что он пришёл, но сейчас, когда Джендри стоял позади неё и напряженно дышал в её затылок, чувствовала себя главной героиней дешёвой подростковой драмы.

    — Если человеку лучше уйти, девочка может просто сказать ему об этом, — произнёс Х’гар с ярким акцентом, мягко улыбнувшись ей, и по спине Арьи пробежали толпы взволнованных мурашек. Она слышала гулкий стук собственного сердца в ушах.

    — Не глупи. Здорово, что ты пришёл, — отмахнулась Старк, с титаническим усилием изображая беспечность, и Уотерс за её спиной громко и возмущённо вздохнул.

    — Правда, Арья? Здорово? — холодно спросил Джендри.

    Она развернулась, столкнувшись с напряжённым, упрямым и совершенно невыносимым в данную минуту Уотерсом. Девушка не понимала, почему он ведёт себя так, словно только что столкнулся с заклятым врагом, и почему позорит её перед преподавателем.

    — Кто он, чёрт возьми? — не дождавшись ответа, потребовал Джендри, разглядывая её так, будто хотел задушить.

    — Всего-то мой преподаватель, я уже говорила, — рассерженно рявкнула девушка.

    Однако Джендри спрашивал не об этом, по крайней мере, его глаза; парня интересовало то, что Якен значил для неё, и, конечно, Арья всё понимала. Но что она могла сказать? Сейчас, когда мужчина, в которого влюблена она, стоял позади неё, и она вынуждена объясниться с мужчиной, который влюблён в неё. Девушка не понимала, что творилось в голове у Джендри и почему он был так взбешён. Какое право он имел ревновать её, злиться на неё? Он всегда был её другом, но никогда — парнем. Они целовались несколько раз, но он никогда не говорил о своих чувствах и, конечно, целовал ещё многих других девушек. Этот поцелуй — её первый поцелуй — был важен для Арьи, но для Джендри, чёрт возьми, это ровным счётом ничего не значило. Или, во всяком случае, она так думала.

    — Вот именно, Арья, преподаватель, а не подружка, — Джендри закипал всё сильнее, и она тоже.

    Старк повернулась к Якену и столкнулась с острым взглядом его поразительно светлых, как ясное небо, глаз. Девушка на мгновение онемела.

    «Он наверняка слышал каждое слово», — поняла она и покраснела.

    — Какого чёрта он припёрся сюда? — Джендри продолжил спор с её затылком, и Арья возмущённо фыркнула.

    — Заходи, Якен, там ещё должны были остаться напитки и закуски, если ты, конечно, хочешь… — она потупила взгляд, разглядывая свои туфли и сгорая от стыда. А голос предательски подводил девушку.

    Х’гар сделал шаг к ней, приблизившись почти вплотную, и наклонился, прошептав ей в ухо:

    — Если девочка хочет, человек может разобраться с проблемой…

    Арья, одурманенная такой близостью и покрасневшая ещё сильнее, покачала головой с грустной улыбкой на губах, прервав мужчину. Пожалуй, её красная кожа и белое платье создавали отвратительный контраст.

    — Я разберусь со своим Быком, не беспокойся, — она на мгновение подняла к Якену глаза и уловила беспокойство в его лице. Сглотнула и быстро опустила взгляд.

    Когда Якен скрылся в толпе, Арья в ярости развернулась к Джендри, который тяжело дышал и едва сдерживал своё бешенство.

    — Никогда больше не говори со мной в таком тоне! — шикнула она. — Хвала богам, ты не мой отец и не моя мать, чтобы советовать, с кем я могу общаться, а с кем нет. Кого я могу звать на день рождения, а кого нет, — на самом деле, этой привилегии были лишены даже её родители. — К тому же ты не имеешь права ревновать меня!

    Из его легких как будто разом выкачали весь воздух: Джендри глубоко и жадно вдохнул, растопырив ноздри.

    — Я не ревную тебя, а защищаю! — крикнул Уотерс.

    — Я не просила твоей защиты! — парировала девушка.

    — Но ты в ней нуждаешься!

    Джендри был на грани, Арья тоже, и это не предвещало им обоим ничего хорошего. Всё напряжение, скопившееся между ними за последнее время, разом хлынуло наружу, когда Старк рявкнула:

    — С чего ты взял? С чего ты вообще взял, что я нуждаюсь в тебе?

    И в этот момент всё окончательно вышло из-под контроля. Она любила его — возможно, не так, как ему бы того хотелось, но любила — и на самом деле не имела в виду то, что сказала.

    Джендри сгорбил плечи и съёжился, потом глубоко выдохнул, и его передернуло. Арья видела в его глазах ярость и боль, её сердце сжалось, но она упрямо продолжала смотреть в его лицо, не отступая, полным упрямства и раздражения взглядом. Арья знала, что в этом не было вины Якена: не пришел бы он, Джендри нашёл бы другой повод; в последнее время он не выносил никакой конкуренции и люто ненавидел даже Энги, если тот позволял себе в шутку флиртовать с ней. Сначала его ревность казалась девушке забавной, потом льстила, но сейчас, когда Джендри так себя вёл, Старк поняла, что это не нравится ей до зуда на кончиках пальцев. Он хотел владеть ей, как своей собственностью, и это до жути напомнило ей Роберта Баратеона — быть может, именно из-за этого её тётя и сбежала от него. Арья попятилась назад, наткнувшись спиной на стену.

    — Значит, ты нуждаешься в нём? — он вкладывал в каждое слово столько ненависти, что Арье стало не по себе. Ей показалось, что он может даже ударить её, и это было так не похоже на Джендри, которого она знала раньше.

    — Я не говорила этого! — попыталась защититься она.

    Его прекрасные синие глаза почернели.

    — Он уже трахал тебя? — это был не его голос, не голос её лучшего друга. Арья сжалась, будучи потрясённой настолько, что не могла даже пошевелиться. Джендри считал её последней шлюхой, по крайней мере, именно это она слышала в его тоне, коему сопутствовали отвращение и брезгливость во взгляде.

    — Почему ты так думаешь? Он…

    Девушка не успела закончить, когда Уотерс поставил руки по обе стороны от её головы. С такой силой, что Арье на мгновение показалось, будто стена может проломиться под его ударом.

    — Он уже трахал тебя? — повторил он, и Старк поняла, насколько парень был опьянён: спиртным и, возможно, ревностью. Вероятно, Уотерс успел приложиться к бутылке крепкого, пока шёл за ней.

    — Ты пьян, — с отвращением заметила она, поморщившись и отвернувшись от него.

    — Отвечай! — Джендри ударил по стене недалеко от её лица, и Арья сжала зубы. Ярость в его голосе почти сменилась мольбой: — Чёрт возьми, Арья, отвечай мне!

    Девушка покачала головой, закусив нижнюю губу и не чувствуя ничего, кроме разочарования.

    — У нас с ним ничего не было, — тихо ответила она и, подумав, добавила: — Пока Роберт Баратеон не признал тебя своим сыном, — она едва сдерживалась, чтобы не заплакать, — ты нравился мне гораздо больше.

    Это было хуже, чем если бы она обозвала его подонком или дала пощёчину. Это было намного больнее. Джендри не раз говорил, что, как бы счастлив он ни был, когда обрёл отца, он презирал его поведение и никогда не обманывался насчёт того, каким человеком был Роберт.

    Старк толкнула его в грудь, и Джендри отшатнулся, опустив голову, не в силах выдержать пронзительный взгляд её серых глаз. Арья вытерла влагу со щёк и исчезла в толпе.


    ***



    Санса, загруженная закусками, которые всё же смогла отыскать на перевёрнутой вверх дном кухне, вышла на заднюю террасу. Она раскопала затерявшуюся под столом пачку чипсов и несколько шоколадных батончиков Рикона, припрятанных на чёрный день. Завтра она обязательно купит точно такие же и положит их в тайник брата.

    Сандор был хмур и, увидев её, ни капли не смягчился. Девушке показалось, что она чем-то его обидела, и, сдвинув брови на переносице, Старк усиленно пыталась сообразить чем именно.

    — Мне пора идти, — произнёс мужчина, как только она подошла, и Санса растерянно уставилась на него своими огромными, полными печали глазами.

    — Почему? — тупо спросила она, на что Сандор поморщился, почесав затылок.

    — Мне не следовало приходить. Если бы твоя сестра не позвонила, я…

    — Я правда не знала, что Арья пригласила тебя, но я рада, что ты здесь, — затараторила девушка, сама не до конца понимая, что говорит, и Клиган на мгновение полностью оторопел.

    — Почему это? — спросил он более чем резко.

    Санса же таинственно улыбнулась, опустив голову и не обратив внимания на сердитый тон мужчины.

    — Я… я…

    Она заметила, что он собирался уходить, но у неё язык не поворачивался сознаться. Или даже изречь хоть что-нибудь. Санса выдохнула и быстро произнесла:

    — Я думала о тебе последние пару дней.

    — Ты пьяна, птичка, — почти нежно рассмеялся Сандор.

    — Нет! Вовсе нет! Я вообще не пила, — возразила девушка. Он понятия не имел, пила она или нет, и не имел права настаивать. Это была одна из тех черт, что раздражали её в нём. Сандор делал выводы быстро, не удосужившись узнать всего. И переубедить его было почти невозможно. В первую их встречу он составил мнение о ней, как об избалованной, купающейся во всевозможных благах принцессе, и мужчина продолжал придерживаться его, даже когда узнал её лучше.

    «Возможно, мне стоит переубедить его», — подумала Старк.

    Он склонил голову набок, пристально разглядывая её в попытке разоблачить. Но разоблачать было нечего: Санса и впрямь не притронулась к алкоголю, в отличие от всех остальных.

    — Ты мне лжешь, — заявил он, и от возмущения девушка покраснела от шеи до ушей.

    — Нет! — решительно отрезала она.

    Он скрестил руки на широкой груди, с недоверием разглядывая девушку.

    — Тогда я проверю, — заявил Клиган, и Санса кивнула.

    — Проверяй! — она была настроена так же твёрдо, как и он.

    Но решительность медленно покинула её воинственные глаза, когда Сандор одним быстрым движением скинул с плеч чёрную кожаную куртку. Санса ожидала, что он попросит её дыхнуть на него или ещё что вроде этого, и потому, когда он наклонился, чтобы ухватить её за бёдра, едва не обомлела.

    Сандор как ни в чем не бывало легко (словно бы делал это уже не первый раз) закинул её себе на плечо и потащил в сторону бассейна. У Старк не хватило времени даже взвизгнуть, прежде чем он кинулся вместе с ней в бассейн, который до сих пор не выпустили лишь потому, что ни у кого не нашлось на это времени. Санса была изумлена таким отношением и могла поклясться, что больно ударила мужчину ногой по спине, прежде чем они оказались в ледяной воде.

    Клиган отпустил её, когда они коснулись дна, и девушка с трудом выплыла на поверхность, жадно глотая ртом воздух. Дорогие туфли, которые она одолжила у Маргери специально для этого вечера, лежали где-то на дне бассейна. Её короткое платье задралось вверх и в отвратительной обволакивающей манере почти моментально прилипло к телу; Санса потянула его вниз, стараясь прикрыть бёдра, но оставила эти попытки, когда поняла, что вода сделала ткань полупрозрачной и смысла прикрываться уже нет. Да, в принципе, и нечем.

    Как только Сандор выплыл на поверхность, она брызнула в него до отвращения холодной водой и завопила:

    — Идиот! Какой же ты идиот! Вода ледяная, я… ты… как ты мог? — она кричала на него не своим голосом, и Сандор рассмеялся. Её попытки браниться забавляли его.

    — Вот теперь я точно уверен, что ты протрезвела, пичуга, — он подплыл ближе к девушке, разглядывая её: длинные рыжие волосы прилипли к лицу, макияж был размазан, но она всё ещё оставалась самой красивой женщиной из всех, что он когда-либо знал. И, чёрт побери, как же этой послушной девочке шла подобная дикая ярость. — Я правда нравлюсь тебе?

    Она вновь обрызгала его лицо и, дрожа всем телом, как побитая собака, поплыла к лестнице. Арьины гости, собравшиеся на улице, конечно, видели всё это и, как только Санса вылезла из бассейна, залились смехом. Но стоило Сандору рявкнуть на них — и задорный смех стих. Собираясь вернуться в дом, девушка повернулась к мужчине через плечо и кинула на него рассерженный, обиженный взгляд.

    ***



    Арья пыталась найти Якена в доме, но там его и след простыл, а потому, накинув на плечи куртку, девушка поспешила на улицу. Его машина была одной из немногих, припаркованных ровно и не въехавших в мусорный контейнер. Старк заметила преподавателя, роющегося в бардачке, и поспешила к нему, пока тот не уехал.

    Она постучала в окно, и он повернулся, одно мгновение глядя на неё стеклянными глазами, а затем открыл дверь и вышел из машины.

    — Ты уже уезжаешь? — тихо спросила Старк, и Якен задумчиво пожал плечами.

    — Человек оставил подарок для милой девочки и решил, что ему лучше уйти, — спокойно ответил Х’гар своим обычным мерным тоном.

    Арья покачала головой и всхлипнула, всё ещё ощущая острую боль в груди. Она не была уверена в том, что именно чувствует: гнев, обиду или раздражение. Девушка ощущала себя потерянной и, если на чистоту, чертовски ненавидела это чувство. Арья облокотилась о бок его машины, как делала уже сотню раз, и Якен повторил её жест.

    — Мне так жаль, — сказала она, едва сдерживаясь, чтобы вновь не заплакать. — Джендри — хороший парень, но иногда он бывает такой задницей. Я… мне… Я не хотела, чтобы ты… ты это… — она быстро вытерла внешней стороной ладони слёзы и решила отшутиться: — Я очень надеюсь, что это не повлияет на мою успеваемость по твоему предмету. Тем более, что это единственный предмет, по которому у меня положительные баллы.

    Якен улыбнулся, хотя всё это время с жалостью разглядывал её.

    — Ни в коем случае, — мягко заверил он и, как показалось Арье, дёрнулся, чтобы стереть очередную влажную дорожку слёз с её лица. Но вовремя остановил себя.

    «Нет, — подумала она, — это во мне говорит высокомерие».

    Старк благодарно кивнула, понимая, что он, по крайней мере, не злится на неё, и вытащила пачку сигарет из кармана куртки. Задумчиво покрутила её в руках и убрала обратно.

    — Куда ты поедешь? — спросила Арья с неприкрытым любопытством, пытаясь отвлечься и перестать плакать, словно глупая Санса.

    Х’гар пожал плечами, и она с надеждой уставилась на него.

    — Могу я поехать с тобой? — слёзы покатились по её щекам при мысли о том, что придётся вернуться обратно, и она буквально возненавидела себя за них. — Я не хочу сейчас возвращаться домой, не хочу никого видеть. Не так мне хотелось провести свой день рождения… — сказала Старк то ли задумчиво, то ли сердито и всхлипнула.

    Якен задумался и быстро кивнул, обходя машину и открывая перед ней дверь. Арья благодарно улыбнулась, последовала за ним и села на переднее сидение. Х’гар захлопнул дверцу, покачался с пятки на носок, кинул отрешённый взгляд на особняк Старков, а затем на девушку, ожидавшую его в машине.

    ***



    Санса медленно плелась через разгромленный зал в строну лестницы, пока нетрезвые, извивающиеся тела затрудняли её передвижение. Те либо были настолько пьяны, что не замечали, в каком она состоянии, и не давали пройти, либо замечали и пытались бросить ей в след несколько пошлых шуток. Санса почти пожалела, что Сандора в этот момент нет рядом. Будь он здесь, они по крайней мере бы молчали.

    Девушка заметила нанесённый дому ущерб, но была слишком потрясена, чтобы осознать его и последствия данного праздника. Девушка заметила Маргери с Роббом, едва способных оторваться друг от друга и не замечающих происходящего вокруг хаоса, и Джендри, приложившегося к бутылке, но не Арью. Мысль о том, что она должна найти младшую сестру, как только примет горячий душ и переоденется, потерялась, когда девушка добрела до лестницы. Она начала подниматься, крепко схватившись за витые перила и шлепая босыми ногами, когда Сандор поплёлся следом. Его слова терялись в музыке, но Санса знала, что он зовет её. Униженная, она обернулась лишь раз, чтобы напомнить ему о том, какой же он идиот, однако и Клиган её не услышал.

    Старк добрела до своей комнаты и почти открыла дверь, когда заметила, что мужчина всё ещё идёт следом. Девушка выругалась, что было так непохоже на неё. Ни в одной комнате дома не было замков и защёлок, и потому Санса даже не попыталась закрыть пред ним дверь, понимая, что, если захочет — он войдёт и без её одобрения. Санса утешала себя лишь тем, что незваные гости не проникли в её комнату и на её кровати сейчас не развлекалась какая-то незадачливая парочка.

    Сандор рассмеялся, рассмотрев её комнату, и Санса закатила глаза, напомнив себе, что в такой его реакции нет ничего удивительного.

    — Сколько тебе лет, малышка? — спросил он насмешливо. — Десять?

    Девушка надулась, раздражённо выдохнув, и обхватила руками свои дрожащие плечи. С неё стекала вода, образовывая огромную лужу на паркете, и с него, к слову, тоже. Она задумчиво наблюдала за тем, как капли падают с его одежды и волос и разбиваются о пол.

    — Что, чёрт возьми, ты делаешь? — спросила Санса осипшим голосом. Она больше не казалась рассерженной, только униженной и уставшей. — Мы оба можем простудиться и… Чем вообще ты думал?

    В его глазах лишь на мгновение мелькнуло сожаление. Сандор пожал плечами, и Санса вновь закатила глаза.

    — Уходи, — отрезала она. — Я хочу переодеться.

    Клиган ухмыльнулся, находя всё происходящее весьма забавным.

    — Я не буду мешать, — он почти плюхнулся на её кровать, когда заметил выражение её лица, так и кричащее о том, что лучше бы ему этого не делать. Он весело продолжил: — Да ладно! Мы искупались, всё ж нормально! Ты показалась мне слишком горячей в этом платье, я решил тебя остудить, — как ни в чём не бывало заявил Сандор.

    Она смерила его полным ненависти взглядом, но, тем не менее, залилась от шеи и до лба предательским румянцем, найдя его слова на удивление приятными.

    — Идиот, — прошептала Старк, качая головой, и собралась скрыться за дверью ванной комнаты. Но Сандор вновь поплёлся следом.

    — Тебе станет легче, если я извинюсь? — спросил Клиган в надежде растопить сердце ледяной королевы. В начале вчера Санса пылала как огонь, а сейчас стояла, замёрзшая и заледеневшая, словно льдинка.

    Теперь они находились посреди маленькой ванной комнаты. Санса резко развернулась.

    — Да!

    Сандор замялся. Боги, она, казалось, видела его насквозь, прекрасно понимая, что извиниться для него — невероятная, редкая, почти исключительная жертва.

    — Извини, — словно пойманный за воровством конфет ребенок, шепнул он, опуская ранее наглые и полные озорства, а теперь смиренные глаза.

    Санса вдруг улыбнулась, складывая руки на груди. Почему-то то, как легко она вынудила его попросить прощение, польстило ей. Сансе показалось, будто всё то, что он сделал для неё, было не просто проявлением его лучшей стороны, но и проявлением его чувств к ней. Боги, неужели он и вправду влюблён в неё? Мысль показалась ей волнующей и пугающей одновременно.

    — Звучит неискренне, — протянула она, издеваясь.

    Он поднял к ней глаза.

    — Мне повторить?

    Девушка деловито кивнула.

    — Извини меня, Санса, — буркнул Сандор. — Возможно, я действительно поступил как идиот.

    — Возможно? — она выгнула бровь.

    — Я поступил как идиот, — согласился Клиган, создавая впечатление и правда раскаявшегося человека.

    Санса легко рассмеялась, забыв о прежних раздражении, напряжении и даже о холоде, ранее пробиравшем её до костей.

    — Ты что, издеваешься надо мной? — фыркнул мужчина.

    — Ты это заслужил, — сказала Старк и вздрогнула, почувствовав холодок, бегущий по её позвоночнику. Сандор окинул девушку взглядом.

    — Тебе надо снять платье, — заметил Клиган, собираясь выйти. Но Санса вдруг осмелела.

    — Можешь помочь? — почти игриво поинтересовалась она.

    Клиган сглотнул и смутился, и Санса поразилась тому, как легко смогла вогнать его в краску: почти так же, как и он её. У Сандора же было навязчивое ощущение, что птичка играет с ним, и он не нашёл ни единой причины отвергнуть эту игру. Девушка повернулась к нему спиной, забросив мокрые волосы на плечо и открыв молочно-белую кожу плеч. А Сандор, вновь сглотнув, сделал решительный шаг к ней.

    ***



    Арья задремала на переднем сидении его машины, и Х’гар остановился, заглушив двигатель и припарковав машину у обочины.

    Якен повернулся к девушке; она выглядела такой умиротворённой и маленькой, совсем ещё ребёнком. Этим вечером она была женственной и прекрасной, но белое платье, прическа и лёгкий макияж сделали её младше. Он осознал, как она юна.

    Арья во сне застонала и повернула голову, несколько тёмных прядей упало ей на лицо. Не пробуждаясь, она поморщилась, и мужчина потянулся, чтобы убрать их. Осторожно, затаив дыхание, Якен заправил непокорный локон ей за ушко, с нежностью и трепетом, которых никогда раньше не испытывал.

    Девушка почувствовала его теплоё прикосновение и распахнула глаза.
     
    D'arja и fiolent нравится это.
  18. Morgana Pendragon.

    Morgana Pendragon. Наёмник

    Часть 10

    Первое, что увидела Арья, когда проснулась, — его лицо, расположенное пьяняще близко. Якен не успел одёрнуть руку до того, как она поймала его, и теперь застыл, словно изваяние, боясь пошевелиться; его пальцы всё ещё касались горячей кожи её лица, и против воли Старк затаила дыхание. Когда он прикоснулся к ней, её словно током ударили, импульс прошёлся по всему её телу. Х'гар смотрел на неё таким взглядом, словно был пойман за чем-то дурным. Казалось, он тоже не дышал.

    Их отношения нельзя было назвать простыми. Они уже очень давно вышли за все рамки навязанного «приличия»: могли часами кататься по городу, много разговаривали о самых разных вещах, порой смеялись до колик в животе, часто ужинали в придорожных закусочных. Арья могла бы назвать Якена своим другом, но то, как он коснулся её сейчас, кардинально отличалось от всего, что было между ними ранее. Это казалось чем-то сродни признанию. Глупо, конечно, было так думать.

    Арья была влюблена в него и иногда предполагала, что он знает об этом, но никогда не смела рассчитывать на взаимность, только не от безупречного, недосягаемого Якена Х'гара. Она пыталась скрыть своё влечение к нему, чтобы не разрушить то, что у них было. Но, право, каждый раз, когда Якен был слишком близко, Старк становилась глупой, сентиментальной и деревянной. И даже Джендри не мог отвлечь её от этого тяготения.

    Возможно, ей просто показалось, возможно, это прикосновение не значило ровным счётом ничего, и только алкоголь в её крови заставлял размышлять об обратном. Арье казалось глупым даже думать о том, что Якен может чувствовать то же, что и она. Это было не в его стиле. Х'гар подпустил к себе только её, подпустил ближе, чем любую другую студентку, но это не могло значить, что он влюблён в неё, ведь так? Арья с трудом подавила нервный смешок. Как она вообще может нравиться ему? Если не брать в расчёт, что он почти вдвое старше и опытнее её, она априори никогда не нравилась мужчинам вроде него, в отличие от Сансы, которая всегда нравилась всем.

    Было около трёх ночи, когда она нервно сглотнула, прочистив горло и не отводя от него испуганного взгляда. Арья не знала, как себя вести и что делать; единственный недопарень, который у неё когда-то был, — это Джендри, но с ним всё всегда было проще. Якен медленно убрал руку и немного отстранился, и Старк непроизвольно зевнула, прикрыв рот ладошкой.

    — Девочка спала, — ровно объяснил Х'гар, делая вид, будто ничего не произошло, — человек не решился тревожить её.

    Старк благодарно кивнула, выдавив стеснительную улыбку, и губы Якена выгнулись в небольшой улыбке в ответ. Он всё ещё сидел вполоборота к ней, всё ещё довольно близко.

    — Это был тяжёлый вечер, — призналась Арья, прямо вглядываясь в его светлые глаза, словно пытаясь прочесть его мысли. Он кивнул, невольно облизав губы.

    — Человеку жаль, что славная девочка плохо отметила свой день рождения. Если человек…

    Хотел ли он сказать, что это его вина? Это было не так — или, по крайней мере, Арья считала именно так: она могла бы обвинить любого, но только не его. В воздухе повисло напряжение; девушка не понимала, от кого из них оно исходит, лишь знала, что воздуха в машине стало мучительно мало и он будто раскалён. Она едва не начала задыхаться.

    Старк лихорадочно перебила мужчину:

    — Я оказалась здесь. С тобой. Сейчас всё хорошо, — она проклинала себя за то, сколь глупо это прозвучало и как предательски дрогнул её голос. Как удивлённо расширились его зрачки и как он подавил улыбку. Якен просто смотрел на неё: затяжным, пристальным взглядом, с любопытством исследуя черты её лица, которые давно уже должен был и так боялся выучить наизусть. Только образа Арьи Старк, не выходящего у него из головы, ему не хватало, чтобы окончательно и бесповоротно свихнуться.

    Девушка вновь нервно сглотнула, не зная, куда себя деть. Она поступила импульсивно, глупо. Набралась отваги и подалась вперёд, к нему, прежде чем успела бы себя переубедить. Возможно, в ней всё ещё играл алкоголь. Она глубоко вдохнула пьянящий запах его одеколона и уловила лёгкое колебание на его лице.

    «Это неправильно», — сказала себе Арья, оставив на щеке Якена след влажных губ и совсем немного глупой помады — бесконечно невинного бледного оттенка фуксии, выбранного лично Маргери Тирелл.

    Она не могла позволить себе ничего больше, хотя отчаянно хотела этого. Немного отстранившись и замерев, Арья взглянула в лицо мужчины и отметила, что он не выглядит удивлённым её действиями.

    Она так безнадёжно желала прикоснуться к нему всё это время, что не смогла себя сдержать. А потом осознала, что он тоже этого хотел.

    «Это так неправильно», — поняла она слишком поздно, когда его горячие губы едва коснулись её губ, когда Якен невесомо провёл по её щеке костяшками аристократически длинных пальцев. Старк не знала, куда деть руки, и от ужасного волнения девушке казалось, что её ладошки вспотели. Всё её тело сковал ужас, страх сделать что-то не так, боязнь, что он оттолкнёт её и попытается сделать вид, что ничего не было. Но вместо этого Х'гар медленно проскользнул языком в её приоткрытые губы, и Арья нерешительно начала отвечать. Он обхватил руками её лицо, и девушка едва не задрожала, когда внизу живота завязался тугой узел, причиняющий сладкую боль. Она плотно сжала бёдра.

    Поцелуй не был жадным или нетерпеливым, как это всегда было с Джендри; Якен медлил и осторожничал, наверное, потому что знал, что у них предостаточно времени и можно растянуть удовольствие. Арья не заметила, как её тело само начало выгибаться ему навстречу, тянуться к нему, как она льнула к мужчине всем своим существом. Она испуганно вздрогнула, когда губы Якена скользнули к её шее, оставляя за собой дорожку из влажных поцелуев. Она опустила руки на его плечи, сжав в кулаке ткань его рубашки, и попыталась подавить сладкий стон удовольствия. Никто и никогда не касался её там, не касался так. И, наверное, поэтому Якен не мог сдержать себя.

    «Это совершенно неправильно», — напомнила себе Арья, но не решилась произнести вслух, когда её куртка мягко упала на педаль сцепления, а сильные руки сдавили её талию, прижимая ближе. Теперь они оба оказалась на водительском сидении его машины. Старк прогибала спину, прижимаясь к мужской груди, и с жадностью целовала желанные губы, прерываясь только на то, чтобы глотнуть воздуха.

    Она почувствовала напряжённую плоть Якена сквозь ткань его брюк и залилась краской, пытаясь подавить волнение. Девушка не была уверена в том, что ей нужно делать и чего делать не стоит, но его руки на её бедрах направляли её движения. Повинуясь Х'гару, Арья потёрлась о его напряжённую плоть, и мужчина тяжело зарычал. В тот момент она забыла, как дышать. И могла поклясться, что и он тоже.

    Если бы тогда Арья хоть немного соображала, то сказала бы себе и, возможно, Якену, что это ужасно неправильно; но, когда он опустил её на спину на заднем сидении автомобиля, она неловкими пальцами потянулась к его ремню, раздирая зубами свою нижнюю губу до крови. Она не видела его глаз, лишь их тусклый отблеск в темноте, но смотрела на мужчину со смесью желания и страха так, словно он мог прочитать всё в её глазах. Девушка была полностью распахнута перед ним, чувствовала жар его горячей кожи и извивалась от нетерпения, но вместе с тем испытывала сомнения. Которые исчезли, стоило Якену снова накрыть её губы своими, заскользив руками под подол её платья к распахнутым перед ним разгорячённым бёдрам.

    Мысль о том, что кто-то может увидеть их, почему-то вызвала у Арьи только лёгкий, нервный смешок.

    Одно резкое движение, быстрый толчок — и Якен внутри. Арья едва удержалась, чтобы не закричать от боли, и, резко дёрнув головой, ударилась о дверь, но даже не заметила этого. Якен гладил её по волосам, после стараясь двигаться в ней медленно и осторожно. Тишину в машине нарушали лишь влажные звуки соприкасающейся плоти и тяжёлое дыхание обоих. Они оба задыхались в тесноте и духоте автомобиля, но не могли остановиться.

    Когда всё закончилось, Арья едва сумела пошевелиться от сковывающей всё тело боли. И всё же она отчаянно цеплялась за его плечи. Якен неожиданно отстранился и нежно поцеловал её в лоб, прежде чем натянуть брюки и смятую рубашку и выйти из машины, прихватив пачку её сигарет.

    «Ему даже сказать нечего», — с досадой поняла Арья, раздумывая о том, что, возможно, те слухи о Якене были правдой и она не первая студентка, ошеломлённо сидящая на заднем сидении его чертовски дорого автомобиля и задающаяся вопросом, а правильно ли она поступила. Вероятно, теперь и о ней будут ходить эти грязные слухи.

    В тот момент у неё было лишь одно утешение — Арье плевать, что о ней думают.


    ***



    Санса Старк всегда была чертовски правильной, почти безукоризненной. Она прилагала для этого максимум усилий и, казалось, всегда знала, как поступить. Всю свою жизнь Санса подавляла в себе все «неправильные» желания. Нельзя сказать, что у неё никогда не было тёмной, страстной стороны, просто она всегда умело её скрывала; вот только это становилось невозможным, когда Сандор Клиган был рядом. Он был самым неправильным и неподходящим для неё человеком.

    Но именно в тот момент, когда они — промокшие — стояли посреди маленькой ванны, девушка поняла, что ни к кому за всю свою жизнь она не испытывала ничего подобного. Сандор Клиган был самой неуместной кандидатурой, но Сансе было плевать. Она потянулась к нему неловко и несмело, как только он покончил с молнией её платья и Старк развернулась.

    Он смотрел на неё с привычным подозрением, и вдруг в её голове проскочила мысль о том, что всё, что между ними происходит, — совершенно некстати. Она словно вновь стала той, кем была до встречи с ним, и резко одёрнула себя, сделав шаг назад. Но не успела Санса отстраниться, как поскользнулась на скользкой плитке, увлекаясь назад. Сандор, как и всегда, подхватил её, состроив недовольную гримасу.

    — Чёрт, птица! — ругнулся он громко, и Санса рассмеялась. Как она раньше вообще обходилась без него? Теперь, когда Старк находилась в его тёплых руках, у неё даже в голове это не укладывалось.

    Клиган придерживал её за талию, заодно удерживая на ней спадающее платье, которое уже давно открывало куда больше, чем нужно. Санса нещадно покраснела от шеи до ушей, разглядывая его лицо и ловя себя на мысли, что почти не замечает уродства. Она видит человека, мужчину, которым восхищена, в которого влюблена и к которому её неоспоримо тянет. Она вновь прильнула к нему. Старк не знала, чего ждать, поцелует ли он её в ответ или, смеясь, оттолкнёт, она лишь осознавала, что желает хоть раз сыграть не по правилам. Хоть раз быть той, кем сама хочет быть, а не той, которую хотят окружающие.

    Его губы были тёплыми и мягкими, и он прижал её к себе почти вплотную. Ноги Сансы подкосились, и, наверное, она бы упала, если бы Сандор не держал её так крепко. Старк разомлела в руках мужчины.

    — Моя птичка, — почти ласково шепнул он между поцелуями, и Старк устремила на него свои огромные голубые глаза, чистые, как небо в самый ясный день, с улыбкой разглядывая его смягчившиеся лицо.

    ***



    Когда Якен вернулся в машину и занял водительское сидение, через зеркало заднего вида он заметил, что Арья оделась и задремала сзади. Она казалась такой маленькой, беззащитной, и он почти ненавидел себя за то, что сделал. Больше всего Якену не хотелось, чтобы она снова проснулась в его машине полная разочарований и обид. Не после того, что произошло.

    Старк ворчала что-то сквозь сон, когда он на руках вытащил её из машины и понёс в сторону своего дома. Тонкими руками Арья обхватила его шею и едва отпустила, когда он уложил её на широкую кровать и накрыл лёгким одеялом. До краёв наполнив стакан виски, он вернулся в комнату, принявшись пристально разглядывать девушку. Ему нравилось смотреть на неё, когда она говорит, строит гримасы, ест, смеётся, но больше всего — когда она спит. Эта мысль показалась ему смешной и страной, почти маньяческой.

    Полчаса спустя он спустился в гараж и достал из бардачка документы Неда Старка. Включив лампу и заняв своё привычное место за рабочим столом у окна, он разложил бумаги, с ленцой пробежавшись глазами по строчкам.

    В соседней комнате спала Арья Старк, которая пережила слишком многое для одной ночи. Злясь и раздражаясь в основном на себя, Якен подумал, что должен быть сейчас не здесь.

    Не с ней.

    Прямо сейчас он должен был всадить пулю в голову Неда Старка.

    «Ещё не поздно это сделать», — понял он.

    ***



    Маргери не знала, как реагировать на то, что видела. Прошлой ночью она немного перебрала с алкоголем и сегодня, проснувшись в старой комнате Робба рядом со Старком, чувствовала себя просто отвратительно: у неё раскалывалась и кружилась голова, а к горлу порой подступала тошнота. Но всё это показалось ей несущественным, когда с утра, ворвавшись в комнату Сансы, она поняла, что девушка спит не одна. Рядом с Сансой спал мужчина, и всё бы ничего, если не считать, что они оба были обнажены. Сначала Маргери хотела закрыть дверь и уйти (и, возможно, именно так ей и стоило поступить), но потом она поняла, что, если их застанет Кейтлин или Нед, или даже Робб, у Сансы будет вдвое больше проблем.

    Подойдя к кровати, Тирелл начала трясти подругу, пока Санса нехотя не распахнула глаза. Она выглядела даже хуже, чем Маргери: косметика была размазана по всему её лицу в купе с прилипшими к нему рыжими волосами. Медленно до Сансы доходило происходящее, и, придерживая одеяло, она села.

    — Это не то, что ты подумала! — заявила Старк на одном вдохе, не успев даже до конца проснуться.

    Маргери не знала, что думать. Ни ей, ни Роббу Санса не рассказывала, что у неё появился парень, и вот так застать её с утра в постели с незнакомцем было странно. Девушка сдвинула брови и едва сдержала ошеломлённый вздох, когда мужчина развернулся и она увидела его отвратительное, обгоревшее лицо.

    — Санса! — пискнула она. — Ты совсем с ума сошла?

    Маргери подавила желание снова встряхнуть девушку за плечи, чтобы в её голове всё встало, наконец, на место. Старк закатила глаза.

    — Ничего не было, Маргери, мы просто уснули, — защищалась Санса. — К тому же это совершенно тебя не касает…

    Тирелл всплеснула руками.

    — Уснули абсолютно голые? — саркастично спросила она. — О чём ты думала? Ты глуп…

    — Тебя это не касается! Ты была слишком занята, трудясь в постели моего брата, чтобы…

    Тирелл была изумлена и не сразу нашлась, что ответить. Санса ещё никогда не перечила ей; то, что нашло на неё сейчас, было, верно, безумием. И казалось, в Старк просыпалось благоразумие, потому что она не позволила себе закончить предложение и замолчала, или, возможно, это было лишь откликом её безоговорочного доверия и обожания к Маргери. На которую, даже обидевшись, Санса не могла злиться по-настоящему.

    — Ты могла сказать мне, что для тебя это неприят… — шепнула Тирелл, потрясённая до глубины души, но Стак не дала ей закончить.

    — Я думаю, тебе стоит вернуться к Роббу, наверняка, он заскучал, — это было так на неё не похоже.

    Спящий рядом с ней мужчина захихикал в подушку, и Маргери поражённо поднялась и отшатнулась, сжав кулаки. Она понятия не имела, что Санса злится на неё и ревнует к Роббу, и, в конце концов, чтобы донести до неё это, ей было не обязательно тащить в свою постель кого-то столь уродливого. Маргери ведь только вчера сказала Сансе, что для неё она по-прежнему на первом месте. Подумав об этом, девушка осознала, что её поступки противоречили её же словам, потому что сейчас она была полностью поглощена Роббом. Целиком и без остатка.

    — Твои родители скоро будут здесь, — сказала Маргери со вздохом, — ему лучше уйти.

    ***



    Робб чувствовал себя на редкость отвратительно, его голова гудела. Казалось, абсолютная тишина, царившая на кухне, била его по голове чем-то тяжёлым. Не выдержав этого натиска, он щёлкнул пульт, включая новости. Симпатичная ведущая рассказывала об ужасном убийстве, о теле, что случайно обнаружила прогулочная яхта. «Человек без лица!» — так звучал заголовок. Робб не особо вникал, но рассказывали о неопознанном трупе со срезанным лицом, выброшенном в море. На экране появилось несколько фотоснимков, и Робба едва не стошнило. Он как можно быстрее переключил канал, пытаясь взять себя в руки. Зрелище было по меньшей мере отвратительным.

    — До приезда твоих родителей нам нужно вышвырнуть из дома пять тел, — произнесла Маргери, врываясь на кухню (Сандора она не посчитала, ожидая, что от него Санса избавится сама).

    — Надеюсь, они живы, — попытался пошутить он, но Маргери, казалось, была не в настроении для шуток.

    ***



    Санса точно знала, что её родители будут против Сандора. Её мать, вне всяких сомнений, начнёт причитать о том, как она юна и неопытна, как Клиган грезит воспользоваться ею, или её фамилией, или деньгами, или всем сразу. И ничто и никто не сможет переубедить Кейтилин.

    Поэтому Санса быстро натянула на себя первое, что попалось под руку, и начала выпроваживать Клигана.

    — Прекрати, я знаю, что ты не спишь, — пытаясь трясти его за плечи, ворчала девушка.

    Клиган повернулся на спину, складывая руки за головой, и Санса осознала, что перестаралась, ведь одело оказалось в её руках. Девушка покраснела. Прошлой ночью они обоюдно решили избавиться от мокрой одежды и залезли под одеяло, чтобы согреться. Санса сказала правду — ничего большего, чем поцелуй, между ними не было. Сейчас, когда она залилась краской с шеи до ушей, девушка не понимала, к чему им было избавляться сразу ото всей одежды. Неужели в этом и правда была необходимость?

    — Доброе утро, пташка, — блаженно протянул Клиган, и Санса старательно смотрела только в его глаза, всё сильнее краснея.

    — Тебе нужно уйти, пока мои родители…

    — Мы что, даже не позавтракаем? — ловко изображая сердечный приступ, протянул мужчина. — Вчера ты настаивала, чтобы я остался.

    В его голосе слышалась ирония, взбесившая Сансу. Неужели он не понимает, какие проблемы может ей доставить? Девушка всплеснула руками, закатив глаза, и, когда её взгляд случайно метнулся к его члену, тщетно попыталась взять себя в руки, набросив на него одеяло. Сандор со смехом поймал его и прикрылся.

    — Думаю, кое-кто будет против, если я уйду, ничего не получив, — протянул он.

    — Сейчас не время для шуток! Мои родители вот-вот вернутся, и у нас будут огромные неприятности, если… — Санса запнулась. — Неприятности будут в любом случае, но тебе всё же лучше уйти.

    — А кто шутит-то? — издевался он. — Я волне серьёзно.

    — Сандор, пожалуйста, — умоляла девушка, глядя ему в глаза.

    Клиган задумался, намерено удерживая девушку в напряжении. А после неожиданно изрёк:

    — Поедешь со мной?

    Санса едва поймала свою челюсть до того, как она с треском проломила пол. Должна ли она объяснять ему, что это невозможно? Что подумают её родители? Санса так боялась разочаровать их. Одними губами она выдавила:

    — Куда?

    Он коварно улыбнулся, подхватив свои штаны с пола и отвернувшись от неё, чтобы одеться.

    — Куда захочешь, — это прозвучало почти нежно и уж точно соблазнительно. — Ну же, птичка, рискни. Большой, страшный Пёс защитит тебя, если что.

    Она ударила его маленьким кулачком в спину.

    — И вовсе ты не страшный! — сердито буркнула Санса.

    Он улыбнулся.

    — Так ты поедешь со мной? — снова спросил Клиган.

    Санса нерешительно закусила губу. Когда её родители вернутся домой, они будут в ярости. Мать закатит скандал, а отец будет настолько расстроен и разочарован, что не захочет даже разговаривать со всеми ними. Но Санса всё же была уверена, что большая часть обвинений падёт на неё, потому что именно её оставили за главную. И, несмотря на то, что ей перевалило за двадцать, родители накажут девушку. Хотя Санса и не могла ничего сделать, чтобы остановить это (кроме как вызвать полицию, что, вне сомнений, расстроило бы Арью и испортило её день рождения), Нед и Кэт посчитают её виноватой. Теперь перед девушкой стоял выбор: остаться и вынести незаслуженное наказание или сбежать с Сандором Клиганом. И Санса осознавала, сколь эгоистично поступала, когда, легко поцеловав его в плечо, пошептала:

    — Я поеду с тобой.
     
    D'arja и fiolent нравится это.
  19. Morgana Pendragon.

    Morgana Pendragon. Наёмник

    Часть 11
    Сказать, что Кэт была поражена, значит, не сказать ничего. Её дети, которых она давно считала взрослыми, которым позволила устроить вечеринку и на понимание и ответственность которых она при этом рассчитывала, разочаровали её. Мало того, что они превратили дом в настоящую помойку, — её дочери обоюдно сбежали. У Робба и Маргери, по крайней мере, хватило совести и смелости остаться и принять последствия.

    Правда была в том, что Кейтилин обожала Маргери: девушка была красива, образована, воспитана, к тому же вышла из приличной семьи. Тирелл трепетно оберегала и заботилась о Сансе. Лучшей девушки для сына Кэт и желать не могла, но дело было вовсе не в ней, а в Роббе, который один раз уже успел крепко облажаться и лишился доверия родителей.

    Конечно, она и Нед не позволили ему жениться на Джейн Вестерлинг. Тогда ему ещё не было и двадцати, и это стало бы ошибкой, о которой он потом сожалел бы всю оставшуюся жизнь. Кейтилин была убеждена, что они вовремя остановили его от безрассудства. Робб не смог жениться на девушке, но Джейн всё равно решила оставить ребёнка, хотя её родители противились этому. Старк заботился о девушке скорее как о близком друге, чем возлюбленной. И по прошествии пары лет был благодарен родителям за то, что они отговорили его от поспешного решения.

    Джейн была привлекательной девушкой, правда, совсем ещё ребенком, который видел всё исключительно замечательным и волшебным. Она была ласковой и чуткой, с нежным сердцем и большими светлыми глазами. Но они с Роббом никогда не подходили друг другу; если бы у них было чуть больше везения, они, вероятно, остались бы друг для друга только приятными воспоминаниями о летнем романе. Но теперь у них была общая дочь Джоселин — очаровательная малышка с чудесными глазами Джейн, рыжими кудрями Робба и его улыбкой. Если уж она и была его ошибкой, то, без сомнения, лучшей. У Джейн теперь были новые отношения, и Робб старался не мешать ей, но всегда с радостью виделся с дочкой. Джейн Вестерлинг была рождена, чтобы быть женой, матерью и только — именно этим она и отличалась от Маргери, которая была рождена для великого. Кейтилин видела это в глазах юной Тирелл. В них был тот же страстный запал, который она частенько замечала в глазах Робба.

    Тем не менее, Кэт ко всему относилась с осторожностью, тем более сейчас, когда их семья оказалась в столь опасном положении. Она отчетливо понимала, что трое Баратеонов и Грейджой не остановятся ни перед чем, чтобы получить желаемый пост, а вместе с ним — деньги и влияние. Она верила в сына, но иногда, глядя на Робба, видела лишь мальчика, неготового вступать в игру, правил которой он так не понял. Казалось, Маргери понимала всё, но как бы сильно Кэт ни хотелось верить ей, девушка была Тирелл, а Тиреллы ничего и никогда не делали просто так. Они те же Ланнистеры — с той лишь разницей, что убраны цветами. Кейтилин так любила своих детей и так боялась, что Маргери разобьёт её драгоценному Роббу сердце, что не заметила и не поняла: волноваться и останавливать сейчас нужно было вовсе не его.


    ***



    «Санса Старк, ты даже представить не можешь, какие последствия возымеют твои выходки и выходки твоей сестры! — строго и раздражённо вещал голос Кейтилин на записи. Санса прослушивала автоответчик без особого энтузиазма, постоянно закатывая глаза. — Передай своей безответственной сестре что то, что она стала совершеннолетней, не значит, что она освобождена от нашего с отцом присмотра. И если в течение…»

    Девушка вздохнула и сбросила; в конце концов, сейчас для этого было самое неподходящее время. Санса переживала о том, что мать считает, будто Арья с ней, но ещё больше — о том, где же в действительности находилась её сестра. Старк не появлялась дома уже трое с лишним суток, и с рассветом каждого нового дня ей всё сложнее было заставить себя вернуться. Возвращение домой значило, что она должна оставить Сандора, но сами мысли об этом по какой-то причине наносили ей мелкие, но болезненные шрамы. Сейчас Санса была готова на всё, лишь бы только быть рядом с ним: ночью закидывать на него ногу, вслушиваясь в его деланно обречённые вздохи и представляя себе его театрально недовольное лицо в тот момент; готовить ему завтрак, который он непременно похвалит, очистив тарелку; долго прогуливаться по берегу моря, держа его за руку и чувствуя, как ноги утопают в песке, а она — в нём. Ей казалось, они оградились от остального мира в своём маленьком тёплом счастье, но Санса знала, что это не могло длиться вечно. Мир устроен не так.

    Тем не менее, сейчас в его маленьком домике на берегу моря, доставшемуся Сандору от отца в качестве наследства и отдалённого от всего, что могло помешать или потревожить, девушка была счастлива как никогда. Когда-то Санса была рада покинуть глушь Севера и вырваться в жаркую столицу, предоставляющую куда больше возможностей, но со временем поняла: жизнь в глуши — как раз то, чего она ищет и жаждет. Маргери не одобрила бы этого, как не одобрила бы Сандора, но теперь её мнение для Сансы не значило ровным счётом ничего.

    Серсея и Кейтилин требовали её возвращения на работу и домой, и как бы сильно девушке ни хотелось остаться в их укромном раю, она знала, что должна закончить это. Но каждый раз, когда Санса заговаривала о возвращении в город, Сандор сгребал её в охапку и целовал до тех пор, пока все глупые мысли не покидали её голову. Теперь же, если бы не приём Маргери, Старк не вернулась бы обратно. Девушка понимала: что бы она ни делала, она представляла свою семью, а потому её отсутствие на предвыборном мероприятии брата, замеченное всеми, наверняка станет поводом для сплетен. Конечно, по мнению Сансы, это не значило, что она не может взять с собой в качестве сопровождения Сандора. К тому же это был лучший способ заявить миру и её родителям о том, что они вместе. Во время общественного мероприятия чета Старков будет сохранять лицо любой ценой, и все семейные разборки будут отложены на потом, когда Санса и сумеет показать родителям, что именно она нашла в Сандоре.

    Рыжеволосая довольно улыбнулась. Это был безупречный план. Санса, по крайней мере, искренне в это верила.

    ***



    Робб знал, что Маргери волнуется. Последние несколько дней она целиком и полностью посвятила его кампании. Её рвение и самоотдача стали настолько заметны, что жёлтая пресса запестрила заголовками вроде: «Молодой Волк наконец женится? Не на Южной ли Розе?», «Маргери Тирелл вновь помолвлена? Как к этому относится её бывший жених Ренли Баратеон?», «Робб Старк встречается с бывшей пассией своего соперника на выборах?» и множество других. Пару дней назад, поздно вечером после особенно тяжёлого и напряжённого дня, девушка засела в его квартире в кресле у окна с одной из статей о них. Маргери смеялась так громко, что уставший до полусмерти Робб сделал титаническое усилие, чтобы подняться с кровати и доплести до неё. Когда она прочитала статью вслух, он едва не задохнулся от смеха, особенно после нескольких забавных и язвительных замечаний Маргери. И всё же они не говорили о том, кто они друг другу: любовники, друзья с привилегиями или союзники. Робб не хотел торопить события, а Маргери, казалось, и так устраивала данная неопределённость. И всё же где-то глубоко внутри Старк понимал, что это неправильно.

    Особняк Тиреллов предстал перед ним во всём своём помпезном великолепии. Робб глубоко вдохнул сладкий запах цветов, проходя по небольшой долине роз к дому. Значительная их часть уже отцвела, но некоторые ещё пестрили самым пышным цветом. В доме было несколько оранжерей, и там, как утверждала Маргери, розы цвели на протяжении всего года.

    Робб старался думать о предстоящих выборах, об ответственности, которая будет наложена на него, однако, идя мимо роз, он не мог выкинуть из головы Тирелл. Его мысли раз за разом возвращались к ней, как бы он ни старался. К её сонной улыбке и тёмным волосам на его подушке. Робб не спешил называть её своей девушкой, но, если на чистоту, был восхищён ею, даже влюблён.

    С рассеянной улыбкой Старк вспомнил, как она появилась на пороге дома его родителей в ту ночь, когда Санса явилась домой выкупанная в канализации, что, без сомнения, было её личной трагедией. Робб не мог избавиться от привычки подшучивать над сестрой, хотя Санса всеми силами старалась показать, насколько она взрослая и самостоятельная. Маргерет Тирелл, девушка, которую Робб привык считать пустой, но прекрасной куклой, выглядела обеспокоенной, её огромные карие глаза были полны тревоги. Девушка жаловалась, что Санса не отвечала на звонки, и уже почти позвонила в полицию, когда Старк начал её успокаивать: убедил, что Санса — большая девочка, напоил горячим какао и усадил смотреть какой-то старый чёрно-белый фильм. Его удивило то, насколько интересным собеседником оказалась девушка, насколько лёгким был её смех и как быстро они смогли найти общий язык, приложив лишь немного усилий. Они игнорировали друг друга много лет, стараясь в упор не замечать, лишь для того, чтобы резко изменить это всего за один вечер.

    Потом она предложила свою помощь, и Робб понял, что будет совсем неплохо обзавестись поддержкой такой влиятельной семьи, как Тиреллы, и провести несколько часов вместе с Маргери. Он и не думал о том, что через несколько недель она станет для него незаменимой, и даже не представлял себе, как у неё выходило совмещать работу над его предвыборной кампанией (которой она с головой загрузила себя, контролируя буквально всё), семью, Сансу, шопинг, светские рауты и вечеринки, работу в компании её отца — влиятельного, но мелочного Мейса Тирелла. Казалось, она вообще не спит. В глазах Робба Маргери была гениальной, и, вероятно, так оно и было в действительности. Он не мог вспомнить, чтобы так восхищался какой-либо иной девушкой, чтобы так безоговорочно доверял.

    Он постучал в дверь, ожидая увидеть улыбающуюся Маргери, но перед ним возникла Оленна Тирелл, старушка, которая для своих лет была более чем бодра и хороша.

    — Ох, здравствуй, мальчик, — снисходительно сказала пожилая женщина, и Роббу пришлось сделать усилие, чтобы не поправить её. Он уже не мальчик, и терпеть не мог, когда к нему так обращались. Впрочем, Старк благоразумно это скрыл. Как и неприязнь к скандально известной Оленне. — Проходи, выпьешь со мной чаю или виски, — невозмутимо заявила она, распахивая дверь шире.

    Робб поздоровался и покладисто вошёл, он знал, что этой женщины стоит опасаться. К её кабинету они дошли молча. В комнате было много света, и почти все окна были широко распахнуты, воздух поднимал и опускал полупрозрачные зелёные шторы, но, несмотря на все попытки вогнать в помещение свежий воздух, приторно сладкий запах роз заполнял комнату сверху донизу. Оленна села во главе стола и попросила Робба плеснуть ей выпивки.

    — Ты ввязываешься в опасную игру. И неужели ни капельки не волнуешься, мальчик? — спросила она, когда Старк передал ей бокал.

    — Полагаю, я привык, мэм, — осторожно проговорил он, глядя в её проницательные глаза, окутанные паутинкой морщин. Розы, казалось, даже старели очаровательно и прекрасно; впрочем, теперь её шипы, вероятно, даже острее, чем в юности.

    — Вот как, — заявила Оленна, поджав губы, — но всё же выпей со мной для храбрости, тебе предстоит непростой вечер. Все эти толстосумы хотят шоу, они не вложатся в твою победу просто так. Я знаю, о чём говорю, мальчик.

    Робб налил виски и себе и сел напротив неё, но не успел даже прикоснуться к бокалу, когда женщина вновь заговорила:

    — Я вижу, ты сблизился с моей внучкой и втягиваешь её в политику, дорогуша.

    Это обращение не понравилось ему ещё больше. Но Старк старался не обращать на это внимание, как и на её тон: отчасти насмешливый, отчасти остерегающий. Оленна Тирелл высмеивала его по-своему, и это было достаточно унизительно.

    — Она удивительная девушка, отзывчивая, терпеливая… — он мог бы продолжать и дальше, если бы Тирелл не перебила его:

    — И не глупа, — заметила старушка.

    — Я знаю, мэм, — он хотел сказать что-то ещё, но не смог подобрать нужных слов, а она продолжила задавать вопросы, прожигая его своими чертовски проницательными, хитрыми глазами.

    — Ты честен с ней?

    — Конечно, — по крайней мере, Робб пытался быть с Маргери как можно более откровенным.

    — Полностью? — женщина засомневалась, и он замялся. Мог ли он рассказать ей о Джейн? Пожалуй, ему давно пора было это сделать, но он боялся испугать или оттолкнуть этим Маргери. И только сейчас постепенно начал осознавать, что никогда не сможет простить себя, если потеряет её.

    — Не думаю, мэм, — он ощутил, как натягиваются сухожилия на его шее.

    — У тебя уже есть ребенок, если я не ошибаюсь. Но ты не женился на той девушке, хотя, полагаю, тоже считал её удивительной. Как я могу допустить, чтобы мою драгоценную Маргери постигла та же участь? — спросила Оленна, театрально хватаясь за сердце.

    Робб напрягся.

    — Я не хотел бы говорить…

    Она не обратила на него никакого внимания, с удовольствием продолжив:

    — Летний роман, как романтично! Полагаю, она до последнего была уверена в том, что ты женишься на ней, так? Глупышка. В конечном итоге осталась одна с ребёнком.

    — Я забочусь о ней и ребёнке.

    — А также скрываешь их, — настояла Оленна, состроив кислую гримасу.

    — Моя мать настояла на этом, — честно признал Старк.

    — Твоя мать, вне всяких сомнений, очень умная женщина. Человек вроде Роберта Баратеона может позволить себе выводок незаконнорождённых детей, но вы, Старки, кичитесь своей честью. И что же с ней станет, если о твоём бесчестии узнают? Сколько голосов ты потеряешь? Выборы тебе тогда точно не выиграть. Не смотри на меня волком, мальчик. Я бы уже давно опубликовала эту грязь в какой-нибудь газетёнке, если бы хотела. Моя Маргери хочет твоей победы, а значит, все Тирелл её хотят. Но, мальчик, если с моей внучкой…

    — Всё не так…

    — Конечно, не так. Вы с ней равны, и, если уж на то пошло, не ты оказываешь ей помощь.

    Робб не знал, что на это ответить. Стыд и гнев обуревали его одинаково сильно.

    — Я…

    И теперь Оленна вообще не позволяла ему говорить.

    — Если ты обрюхатишь мою внучку…

    Робб почувствовал, как закипает кровь в его венах, и, в конце концов, перебил старуху, на одном вздохе выпалив:

    — Я влюблен в неё и никогда не обижу её.

    Робб не говорил этого Маргери, но это было истиной. Он даже мог сказать, почему чувства к ней так отличались от его чувств к Джейн. Когда он встретил Вестрелинг, он был юн, а она была его первой девушкой, и это было быстро ушедшее мимолётное чувство. С Маргери же всё по-другому. Они оба были достаточно зрелыми для серьёзных отношений и подходили друг другу, как две части одного целого, хотя в их отношениях всё ещё сквозило много тёплого ребячества. В его глазах появилось какое-то понимание. Как бы Робб ни отрицал, он любил Маргери, любил даже сильнее, чем осознавал.

    — Я должен сказать ей.

    Оленна, казалось, не была удивлена его реакции, и он поражённо замер. Ему давно стоило понять, что женщины Тирелл удивительно умны и склонны к манипуляциям.

    — Ну и чего ты ждёшь? — спросила Оленна, и Робб вскочил на ноги, собираясь как можно скорее найти Маргери в огромном особняке Тиреллов. Старушка посоветовала начать поиски с большого зала, являющегося центром дома, где шла подготовка к банкету. Это была внушительная затемнённая комната с высокими потолками и верхними ложами, как в театре. Тиреллы любили искусство, и частенько в их доме проводили премьеры спектаклей и балета.

    Он знал, как сильно Маргери переживала о том, чтобы всё прошло хорошо, и хотела проконтролировать всё лично. Её беспокойство — лучшая демонстрация её чувств. Удивительно, что, когда они только познакомились, девушка показалась Роббу несколько поверхностной; впрочем, её первое впечатление о нём тоже не было хорошим. Однако Старк видел, как искренне Маргери заботилась о его сестре, и всё ещё помнил ту историю с Роз, на похоронах которой Теон знатно напился и заблевал ему машину. Маргери могла казаться драгоценной, прекрасной, но пустой куклой или злобной, избалованной стервой, если хотела этого, но время, которое они провели вместе, показало Роббу, насколько удивительной и многогранной девушка на самом деле являлась. Она была начитанна и умна, заботлива и сострадательна, незаурядна и манипулятивна.

    Он нашёл её посреди зала, важно отдающей распоряжения. Заметив его, девушка просияла и нежно улыбнулась.

    — Нам нужно поговорить, — выпалил Старк вместо приветствия, ухватив её за руку.

    Маргери потрясённо вскинула голову вверх, рассыпая кудри по плечам и спине.

    — У меня много дел! Я сейчас не могу отвлекаться, мне ещё… — пыталась объяснить девушка, когда Робб, покачав головой, за руку потащил её к первой попавшейся двери, чтобы уединиться и поговорить.

    Старк слышал много похвал об обширной библиотеке Тиреллов, которые не уставали напоминать, как сильно они ценят и любят искусство. Однако зал и правда был грандиозным, как и все в этом доме. Забитые книгами шкафы возвышались до самого потолка. У него не было шанса побывать здесь раньше, но, наугад выбрав комнату, даже в темноте он смог оценить всю значительность этого места.

    — Робб, — Маргери запыхалась, едва поспевая за ним на высоких каблуках. — В чём дело?

    Старк, наконец, остановился и захлопнул за ними дверь. Они оказались в кромешной тьме, и девушка была достаточно раздражена, чтобы грянуть.

    — Что, чёрт возьми, происходит, Робб? — оскорблённо спросила Тирелл. — Ты что, прячешься от моей бабушки?

    Старк смутился и попытался снова взять её за руку, но Маргери была слишком раздражена и отшатнулась, одёрнув руку.

    — Я делаю всё, чтобы приём прошёл безукоризненно, — это слово так любила Санса. «Безукоризненно». Теперь Роббу стало понятно, от кого сестра его подхватила. — А ты срываешь меня и…

    Он заткнул её рот поцелуем, но Маргери нетерпеливо укусила его, всё ещё ожидая объяснений.

    — Я люблю тебя, — сказал Старк, и она удивлённо уставилась на него своими огромными карими глазами, как будто в кромешной тьме могла чётко видеть его лицо, а не только его размытые очертания. — Ты абсолютно безукоризненна.

    Маргери ударила его в грудь, толкнув прямо в книжный шкаф, и несколько пыльных книжек с глухим стуком упали на пол. Улыбнувшись, она поцеловала Робба: жадно и сладко, прогибаясь к нему, как кошка.

    — Я тоже люблю тебя, — призналась Маргери и тут же оказалась впечатана в шкаф. Старк подхватил девушку за бёдра и прижал к книжной полке, пытаясь найти подол её длинного, лоснящегося платья. Они слышали, как с каждым новым толчком книги одна за другой падали с полок, глухо приземляясь на пол.

    ***



    — Девочка впервые это делает? — спросил Якен, с лёгкой улыбкой кивнув в сторону помады, которую Арья уже почти отчаялась нанести на губы ровным слоем. Девушка тяжело выдохнула и кинула на него уничтожающий взгляд, прежде чем закатить глаза.

    — Нет, конечно, нет, — это была ложь, но Арья всё равно попыталась придать словам значимости. Х'гар промолчал на этот счёт, ловко застегнул манжеты рубашки и, подойдя к девушке, нежно поцеловал в оголённое плечо. Рука Арьи предательски дрогнула, и яркая помада окрасила часть щеки. Девушка коротко выругалась, игриво обвинив в этом Якена, и поспешила скрыться за дверью ванной комнаты.

    И пока она пудрила нос и красила губы в ванной, он заряжал пистолет.
     
    D'arja и fiolent нравится это.
  20. Morgana Pendragon.

    Morgana Pendragon. Наёмник

    Часть 12

    Правда в том, что он всегда был один: вёл жалкое существование, не имел постоянного жилья, законной работы, друзей и тем более семьи. У него не было даже имени. Поначалу он говорил себе, что это малая плата за то, чтобы стать лучшим в своём деле. Мужчина был призраком, неуловимым, внушающим страх, и, выполнив очередной заказ, возвращался к началу. И так всю свою жизнь: внедрялся в чужую шкуру, играл свою роль во имя достижения цели и повторял это раз за разом. Он сам замкнул этот круг.

    И, в конце концов, ему это надоело. Хотелось отдохнуть какое-то время, попытаться окунуть себя в жизнь, которую он никогда не смог бы прожить с начала до конца. Он выбрал себе личность, придумал стратегию — длинный, запутанный пусть к своей цели, дабы обмануть Чёрно-белый дом и даже самого себя, на деле ничем не рискуя.

    Якен Х'гар был браавосийцем, приехавшим в Вестерос, чтобы подзаработать, но умер ещё до того, как корабль, на котором он ехал, причалил к берегам континента. Его тело должны были сожрать рыбы, но его нашли рыбаки. Новому Якену Х'гару ничто не угрожало: человека с отрезанным лицом, месяцами гнившего в океане, едва ли можно было опознать. Когда и с этим делом будет покончено, Якен Х'гар исчезнет так, словно никогда и не существовал.

    Конечно, он мог бы проникнуть в дом Старков незамеченным, забрать бумаги из сейфа и застрелить Неда Старка по дороге с работы домой, или прямо в офисе, где тот часто засиживался допоздна, или, возможно, прямо посреди шумной улицы. Он бы скрылся в толпе, и никто не отыскал бы его. Но он хотел вкусить реальной жизни, той, которой был лишён из-за специфики своей профессии. Чёрно-белый дом был предупреждён о том, что на выполнение заказа потребуется больше времени, чем обычно, и не возражал.

    Как он выбрал Арью? Почему именно её? Выбор был невелик и стоял между двумя дочерьми Неда. Девушкам их возраста свойственно легко влюбляться, совершать глупости. Разумеется, разбитое сердце, что человек оставит после себя, его не волновало. По крайней мере, тогда. Ему стоило бы выбрать старшую из девочек. Санса Старк была бы идеальным вариантом: они могли бы встретиться в редакции журнала, в котором она работала, и, без сомнений, он мог очаровать её одним только затяжным взглядом, а девушка была бы готова на всё ради него, естественно, не зная, к чему приведёт её импульсивное, сделанное по зову сердца решение. Однако это было бы предсказуемо и скучно. При всей праведности и сдержанности Сансы у него не ушло бы больше двух недель на всё дело. Это был простой, скучный путь. Но оставалась и другая девушка, уступавшая сестре в воспитанности и красоте, вот только далеко не робкая. Арья Старк. Мужчина помнил, как наводил справки о Старках, и его взгляд упал на её фотографию. На ней она улыбалась, за шею обнимая свою огромную псину, и выглядела такой живой и счастливой, что он невольно решил, будто это — именно то, что ему нужно: не робкая и застенчивая барышня, с которой всё просто и предсказуемо, а строптивая и грубая бунтарка.

    Он надеялся, что вновь ощутит вкус жизни, и, чёрт возьми, лучше бы у него не получилось. У него ушло несколько месяцев, чтобы понять, как она восхитительна: Арья не могла сравниться с совершенной красотой старшей сестры, но была необычайно привлекательна. В её серых глазах всегда горела искорка озорства, тёмные запутанные волосы, которые она, как правило, собирала в хвост, не потрудившись даже расчесать, были удивительно мягкими и пахли шоколадом. У неё были пухлые, манящие губы, и она удивительно-очаровательно закатывала глаза, вечно высмеивая правила.

    Якен выбрал её и теперь сожалел о своём решении, ведь не знал, что делать дальше. Сейчас-то у него на руках были документы, которые требовал заказчик, и он не рискнул ровным счётом ничем, дабы добиться их, — это была самая лёгкая кража в его жизни. Он просто зашёл в кабинет Неда Старка, пока в его доме гудела вечеринка, ввёл код от сейфа, который знал заранее, и забрал бумаги. Той же ночью он планировал избавиться от самого Старка — тот наслаждался обществом жены на скучном спектакле.

    Но было бы слишком жестоко совершить убийство в её день рождения, обрекая девушку на пожизненную тяжкую ношу. Он напомнил себе — как делал уже полсотни раз, — что время Якена подходит к концу, но едва успел запихнуть все бумаги в бардачок, Арья постучала в окно его машины, усложнив вмиг абсолютно всё. И против здравого смысла он, вместо того чтобы опустить окно и сообщить о неотложных делах, вышел на улицу.

    Поверх платья у неё была накинута чёрная кожаная куртка, а сама Арья покраснела и растеряно теребила рукава. Она подняла к нему глаза и попыталась извиниться. Так глупо, а ведь она умная девочка. Слишком умная, чтобы влюбиться в него. Он лишь надеялся, что у него хватит ума не отвечать ей взаимностью.

    Каждая их встреча, прикосновение, взгляд планировались им заранее. Вернее, так оно было вначале — до того, как всё полетело к чертям. Пока она извинялась за друга, объясняла, что он просто ревнивый дурак, Якен заметил слёзы на её щеках. А потом Старк и вовсе не пыталась скрыть, что плачет. Очевидно, мальчишка, который послужил причиной заказа Неда Чёрно-белому дому, обидел Арью. Мужчине не стоило этого допускать и уходить, но ему нужны были документы.

    Джендри довёл её до слез, а Якен понял, что не мог даже предположить, что вид плачущей Арьи Старк так заденет его. Крайне неразумно было позволять ей ехать с ним, в абсолютное никуда, но был ли он в состоянии оставить её в тот момент? Пожалуй, нет.

    Однозначно, нет.

    Она всё ещё была немного пьяна и уж точно чрезмерно потрясена, поэтому Якен не удивился, когда девушка вырубилась на переднем сидении его машины.

    Он думал о том, чтобы отвести её обратно, но нашлось слишком много причин не делать этого. Мужчина не хотел вновь попадаться на глаза Старкам, не хотел, чтобы охмелевший Джендри накинулся на него в очередном припадке ревности, и, хуже всего — не хотел оставлять её. Х'гар пообещал себе, что это последний вечер с ней и он сделает то, за что Чёрно-белому дому выплатили целое состояние.

    А потом его пальцы сами потянулись к ней, дабы поправить упавшую ей на лицо прядь волос. Не следовало этого делать. Он едва ли коснулся её кожи, когда Арья распахнула глаза, ставя под сомнение предположение, что она действительно спала. Девушка выглядела слишком поражённой и уставилась на него своими огромными серыми глазищами.

    Якен до сих пор помнил вкус её губ и то, как жадно она целовала его. Он помнил, как её куртка упала на педаль сцепления, когда Старк вылезла к нему на колени, и сколько уверенности было в её взгляде, когда она кивнула в ответ на его вопрос. Х'гар понимал, как это неправильно, и знал, что Арья думает о том же. Возможно, лишь причины считать происходящее неправильным у них были разными. Она заслуживала большего, чем быстрый секс на заднем сидении его машины. Он наверняка знал, что девушка предлагает ему не только себя, но и свою невинность, и ведал, сколь эгоистичным с его стороны было принять это.

    Казалось правильным решением отвезти её к себе домой и уложить в постель. Ей едва исполнилось восемнадцать лет, и, умиротворённая сном, она ещё сильнее походила на маленького ребёнка. Она выглядела незащищённой, хрупкой, и Якен почти ненавидел себя за то, что сделал.

    Вспомнив о документах, человек спустился в гараж, чтобы забрать их. Ничего примечательного в них не было, кроме того факта, что, если верить нумерации, трёх листов недоставало. Но он не придал этому большого значения, убедившись, что завещание Роберта Баратеона, свидетельство о рождении Джендри и экспертиза, доказывающая, что он его сын, на месте. Мужчина понятия не имел, что, увидев те несколько пропавших страниц, заказчик отказался бы от услуг убийц почти моментально. И это сберегло бы не только несколько жизней, но и сердце Арьи Старк, которое он так неумолимо захотел себе и забрал.

    Серсея Ланнистер узнала бы, что приговаривает к смерти собственного сына.

    Но, когда Якен отправил ей документы, женщина не узнала, что ребёнок, рождённый ею от Роберта, жив, здоров и всё это время был у неё под носом, и к тому же она миллион раз желала ему смерти.

    Нед должен был открывать список, сразу за ним — адвокат Роберта Баратеона, сам Роберт и его сын. Деньги, слитые в одну компанию Баратеон-Ланнистер, акции и власть сосредоточились бы в руках Серсеи, когда все юридические формальности были бы соблюдены и Джофф вступил бы в права наследия.

    Но Арья всё усложнила: обняла его рано утром, уткнувшись носом в его шею. Она почти сказала, что любит его, и он решил дать Неду ещё один день. Ещё один чёртов день, а затем ещё неделю. Он хотел провести немного времени с Арьей, потому что отдал Чёрно-белому дому достаточно, потому что заслужил хоть малость нормальной жизни. Это было затишье перед бурей: Якен знал, но был слишком счастлив, чтобы думать о чём-то кроме его девочки.

    Спустя три дня она сказала родителям, что поедет с Джендри на поиски его матери, и те почти не беспокоили её, полагая, что за ней присмотрят. Старк не разговаривала с Уотерсом, всё ещё злясь на него, и это было идеальное для Якена время. Они почти не вылезали из постели, а если и вылезали, то только чтобы вместе принять ванну или приготовить ужин. А когда опустошили холодильник и все шкафы, начали заказывать пиццу, упрямо не желая выходить из дома. Они много говорили и упивались близостью.

    То, как были они близки в академии и сколь часто уходили вместе, конечно, не осталось незамеченным. Грязные слухи дошли до её матери, которая всё ещё злилась на то, что не обнаружила дочь дома на утро после вечеринки; отец как всегда защищал её, а Арья просыпалась и засыпала в объятиях Якена. Естественно, этому должен был прийти конец, и началом данного конца послужил устраиваемый Маргери Тирелл приём. Она собиралась заявить, что Тиреллы (уважаемая и состоятельная семья) полностью поддерживают кандидатуру Робба Старка и призывают голосовать за него, что вне сомнений поможет набрать Старку необходимые голоса и, возможно, станет гарантом его победы.

    Мать вынуждала Арью пойти туда, поставив ультиматум. Конечно, девушка могла сказать, что всё ещё путешествует с Джендри, но она не разговаривала с парнем и боялась, что родители поймают её на лжи и выплывет много вопросов. Старк позвала Якена с собой, дабы насолить матери, требующей её присутствия на скучном мероприятии, и у Х'гара была лишь одна причина согласиться — отец девушки тоже явится на приём. Это было жестоко — убить родителя на её глазах, но он боялся, что если не сделает этого сейчас, то навсегда откажется от дела. А это в свою очередь будет стоить ему слишком многого, в том числе и его жизни. Чёрно-белый дом не прощал ошибок. Возможно, Арья осталась бы с ним, но она не сможет простить. А если даже и не будет знать, что именно он убил её отца, человек всё равно не сможет смотреть в её влюбленные глаза, ведая, какую боль принёс, как вспорол ей грудь, достал сердце и раздавил его. Ведь она так сильно любила своего отца…

    Якен думал, что это будет точный выстрел в сердце, смерть наступит быстро, почти безболезненно.

    Арья сказала родителям, что её будет сопровождать друг, и, конечно, те сразу подумали о Джендри. Девушка ускользнула из дома несколькими часами ранее и, когда Якен открыл дверь своей квартиры, стояла перед ним в зелёном, лоснящемся платье с голой спиной и длинным шлейфом. Оно было простое, но Арья выглядела невероятно. Волосы свободно спадали волнами с её плеч, точно как в день её рождения. Она зашла в его квартиру, тут же целуя его, или это он затащил её… Якен не мог сказать точно. Помнил, как она уткнулась носом в его шею и шумно дышала, помнил ту приятную тишину, которая воцарилась позже. Помнил, как помогал застегнуть молнию её платья, не удержавшись и поцеловав в обнажённое плечо. Помнил запах её волос и цвет помады. Та почти стёрлась от поцелуев, и Арья предусмотрительно прихватила её с собой, чтобы вновь нанести на губы. Мужчина помнил, как неумело девушка это делала, а он посмеивался над ней, застёгивая манжеты рубашки.

    И пока она пудрила нос и красила губы в ванной, он заряжал пистолет.

    По пути в особняк они болтали о чём-то неважном, Якен лениво поддерживал её болтовню, размышляя о том, как подобрал девушку ночью на дороге. Всё было спланировано как верный способ сблизиться, узнать её — и это вовсе не судьба свела их вместе.

    Он держал ладонь на её лопатках, не позволяя себе опуститься ниже, и Арья нещадно покраснела, когда её родители заметили их. Якен спросил, не убрать ли ему руку, и она уверенно покачала головой. Её мать подозвала дочь к себе, как раз когда Маргери завладела всеобщим вниманием. Тирелл начала свою речь, и Арья шепнула своему сопровождающему, что ей нужно подойти к матери, пока у той не случился сердечный приступ.

    «Отлично, как раз вовремя», — решил он, вспомнив о пистолете с глушителем.

    Якен вышел из комнаты и через лестницу прислуги поплёлся наверх, к верхним лоджиям, откуда было удобно совершить несколько выстрелов, оставшись незамеченным. Каждый шаг приближал его к неизбежному, и человек только желал как можно быстрее покончить с делом. Он понятия не имел, что Арья следует за ним, пока не услышал короткое «Якен» позади себя.

    Девушка видела пистолет в его руках, как и то, на кого он был направлен, и появись она на несколько секунд позже — её отец был бы уже мёртв. В её остекленевших глазах застыло столько боли, что Якен едва не задохнулся. В тот момент она казалась ему маленькой и слабой, слишком бледной и израненной.

    — Я не хотел причинить тебе боль, — спустя пару минут смог выдавить он, пытаясь не смотреть на неё и в то же время будучи не в силах отвести от девушки взгляд. От Арьи, столь любимой им и так жестоко им преданной. Единственной, кого он смог полюбить, той самой, о ком хотел заботиться больше всего на свете.

    «Слишком много», — прокрутилось в голове.

    Она задыхалась в попытках сдерживать слёзы и едва держась на ногах, неосознанно цепляясь тонкими пальцами за стену.

    — Это конец? — спросила Старк на грани вопроса и утверждения. — А я ведь поверила, подлец. Я верила тебе!

    Якен попытался сделать шаг к ней, осторожно опустив оружие, но девушка отшатнулась от него, отчаянно качая головой. Уже тогда он понял, что навсегда потерял её.

    Бабушка Маргери взяла слово после внучки, когда в комнату вбежал взволнованный Джендри. Арья заметила его из открытой лоджии и громко разрыдалась, сползая по стене. Они не слышали, о чём он говорил с четой Баратеон, и не могли знать, почему всё их семейство в купе с Недом и его женой поплелось к выходу. Арья плакала, и Якен бросил пистолет, пытаясь поднять её с пола и успокоить; ему стоило сбежать, но он не мог вынести её рыданий. Мужчина чувствовал её боль, и был не в силах простить себя за то, что теперь именно он причинял ей столько страданий.

    Арья на мгновение подняла к нему глаза, в которых было осознание: она разом поняла, казалось бы, всё, разобралась в каждом его шаге и оттолкнула его от себя. Якен попытался удержать её, но девушка, прихватив длинный подол платья, сбежала вниз по лестнице, чем напугала родителей.

    Старки поспешили собрать своих детей и в спешке покинули приём. Х'гар не знал, что такого успела сказать Арья и почему они поверили ей, возможно, из-за пропажи документов. Часть охраны Старков осталась в особняке, чтобы отыскать преступника, а возбуждённая Маргери осталась с Роббом и своей семьёй, распустив гостей.

    Человек вышел из особняка без особых затруднений, понятия не имея, что делать дальше. Задание было провалено, а Арья — навсегда потеряна для него.

    Вопрос решился сам собой, когда через пару часов ему сообщили, что заказчик отказался от услуг Чёрно-белого дома.

    Ради собственного интереса он выяснил, в чём дело. Джендри Уотерс был не просто сыном Роберта Баратеона — его матерью была сама Серсея Ланнистер, отказавшаяся от ребёнка много лет назад, чтобы наказать его отца. Другие её дети были не от Роберта, но знал об этом только Нед, который согласился хранить молчание, при условии что Джендри получит полное право наследия. Правда, он понятия не имел, что у Серсеи хватит смелости нанять киллера. Но, учитывая открывшиеся обстоятельства, у Неда и Серсеи не должно было возникнуть былых разногласий. Всё изменилось: Джендри был её сыном, и, хотя она оставила его много лет назад, сейчас Серсея проклинала себя за то решение, понимая, что, соврав тогда о выкидыше, наказала скорее себя и своего ребёнка, нежели Роберта. Она приняла его после генетической экспертизы. Мужчина даже сумел выяснить, что Арья и Джендри помирились. Они всегда мирились, и парень всегда был с ней, а у Якена больше ничего не осталось.

    Якена Х'гара объявили в розыск, и человек решил избавиться от данного обличья, пока не стало слишком поздно. Арья Старк любила Якена Х'гара, но он никогда не существовал таким, каким она его знала. Это была жестокая правда. Девушка влюбилась в призрака, а теперь её сердце было разбито. И всё же — даже разбитое — оно осталось и у человека.
     
    D'arja и fiolent нравится это.