Джен Фанфик: Вепрь и Русалка [Шахматная Лавочка]

Dernhelm

Лорд Хранитель
Название: "Вепрь и Русалка"
Автор: команда Белых - Dernhelm, Snusmumruk, grey king
Бета: команда Белых - Dernhelm
Фандом: сага
Категория: джен.
Пейринг/Персонажи: Виман Мандерли, Вилла Мандерли, Винафрид Мандерли, Леона Мандерли, Проспер Вулфрид, Лайл Крейкхолл.
Рейтинг: PG-13
Жанр: драма, повседневность.
Аннотация: 295 г. от В. Э. Лорду Мандерли поступает предложение, от которого сложно отказаться. Выгодный союз или счастье любимых внучек? Что же выберет лорд Виман?
Предупреждение: преканон
тема: Для шахматиста вилка - это жертва одной фигуры из двух, для обжоры вилка - всегда жертва фигурой.

Каждый день в порты Белой Гавани заходили корабли. Большие и маленькие, пузатые торговые судна и быстрые военные галеи, юркие рыбачьи лодки и неведомые корабли из дальних стран.
Дворец находился в удалении от моря - недостаточно далеко, чтобы все эти суда слились в одно пестрое пятно, и достаточно - для того, чтобы до леди Мандерли не доносились портовой смрад и грязная брань матросов. Окна девушек как раз выходили на море, и Вилла больше всего на свете любила гадать, откуда прибыли эти корабли, что за люди были на них, какие у них судьбы и желания. Но Винафрид часто портила эту игру.
- Посмотри, какой красивый корабль, Фрид! - восклицала порой Вилла, указывая на какой-нибудь из кораблей. - Он такой большой и красивый, на нем, должно быть путешествует какая-нибудь принцесса из дальних земель!
Тогда Винафрид отрывалась от очередного рукоделия и смотрела в окно.
- Ты ошибаешься, Вилла. Посмотри на парус, на знамена. Это какой-нибудь торговый корабль из Браавоса, не более того.
После этого Вилла обычно обижалась на сестру, но ненадолго. Рассказы Винафрид порой были не менее интересны, чем ее собственные фантазии...
В тот день жара поднялась с самого утра. За завтраком дедушка отметил, что не помнит такого же жаркого дня за всю свою жизнь. Зной угнетающе действовал на всех жителей дворца. Вилла скучающе сидела у открытого окна, откуда доносился легкий ветерок. Даже привычное разглядывание кораблей не приносило ей привычного удовольствия. Возможно, именно поэтому она не сразу обратила внимание на огромный корабль, причаливший в гавани. У этой галеи было, по меньшей мере, двести весел, паруса выкрашены в густой коричневый цвет, а на стяге ощетинился вепрь.
- Кто бы это мог быть? - рассеяно заметила Вилла, не заметив, что говорит это вслух. - Не иначе, как к нам в гости прибыл король людоедов откуда-то из Норвоса.
Девочка вздрогнула, когда услышала ответ Винафрид, отложившей книгу в сторону и подошедшей к ней.
- Я так не думаю. Кабан - это герб дома Крейкхоллов, из Западных Земель. Они вассалы Ланнистеров, а вовсе не каких-нибудь дикарей.
- Правда? Ни за что бы не поместила свинью на свое знамя, - хихикнула Вилла. - Ой, смотри, Фрид, с корабля сходят люди! Как думаешь, они приехали к дедушке?

***

Лорд Виман, не успел ещё в порту разгрузиться корабль, поспешил принять гостя – второго сына лорда Крейкхолла, сира Лайла, и поговорить с ним с глазу на глаз. Лорд Мандерли использовал разные способы, чтобы узнать человека, с которым ему предстоит иметь дело, получше. В этот раз он избрал тактику посмотреть на гостя, только-только закончившего длительное путешествие. Порой то, как человек переживает усталость, говорит о нем очень много. Так что не успел сир Лайл сойти на берег, как его со всеми почестями, словно самого знатного гостя, препроводили в Новый Замок. И теперь лорд Виман, сидя в своем широченном кресле, в котором без труда поместились бы трое жилистых мужчин (возможно даже в боевом облачении), с добродушной улыбкой слушал своего гостя. От его взгляда не укрылось ни некоторая раздраженность гостя, ни его нетерпеливость, при разговоре он активно жестикулировал и будто порывался выскочить из кресла и начать мерить шагами кабинет, будто бы находился он не на дружеском приеме, а на военном совете. Молодой человек излагал весьма интересный проект – организовать между Белой Гаванью и Крейкхоллом сухопутную доставку товаров с кораблей, а также прямую воронью почту. Прибыль от этого предприятия предлагалось делить пополам. Весьма и весьма выгодный для их домов проект… Лорд Виман согласно и одобрительно кивал толковым, хотя и довольно громким словам гостя, прикидывая в уме все выгоды этого союза.
- Нет способа надежней скрепить договор, как кровью! Моего отца и меня устроит брак с любой из ваших внучек! – громогласно провозгласил, наконец, сир Лайл и расхохотался.
- Разве чернил и чести благородного человека недостаточно, чтобы скрепить договор? – иронично поинтересовался лорд Мандерли, впрочем, он тут же поправился, увидев, что сир Лайл готов гневно возразить. - Поймите меня правильно, доблестный сир, ваше предложение оказывает честь нашему дому, но не лучше ли сперва вам познакомиться с девушками? Вдруг ни одна из них не придется вам по сердцу? Да и признаться честно, Вилла ещё совсем юна для брачных уз… «А Винафрид мне слишком больно отрывать от себя», - добавил он мысленно.
- Ну что ж! Значит, очарую вторую! – весело прогудел сир Лайл.
- Очень на это рассчитываю, сир, - вежливо отозвался лорд Мандерли. - Вам приготовлены покои, чтобы вы могли отдохнуть после долгой дороги, а вечером в вашу честь будет устроен пир!
На том гость с хозяином и разошлись.

***

Не прошло и нескольких дней после высадки гостей в порту Белой Гавани, как разразился скандал. Лайл Крейкхолл привез с собой своего любимого скакуна по кличке Крылатый. Этот боевой конь был необычайно красив, имел благородную горделивую осанку, сочетавшуюся с вороной мастью, и непревзойденную скорость. Красавца коня распорядились отправить в конюшню лорда Мандерли. Там и произошла стычка между конюхами Крейкхоллов и Мандерли. Для коня гостя потребовали лучшее место в конюшне, но ни одно из мест старшего конюха Крейкхолла не устраивало. Проспер Вулфрид, родственник жены Вилиса Мандерли, попытался решить проблему, не понимая зачем вообще с собой везти коня так далеко. Но вскоре высокомерие и неуступчивость конюхов ему показалось чрезмерным. В перебранке Проспер назвал коня Могучего Вепря крылатой свиньей, и все же в конце-концов спорщики сумели договориться и разместили коня так, чтобы всех это устроило. Зная крутой нрав сира Лайла, сообщать о произошедшем ему не спешили, но он спустя некоторое время сам узнал об этом, и, как за ним водилось, изволил гневаться по этому поводу.
В тот день Крейкхолл со своими слугами сам явился на конюшню, что не ускользнуло от любопытной Винафрид, которая немного поодаль наблюдала за происходящим. Проспер Вулфрид казался в два раза меньше огромного воина. Девиз Крейкхоллов – "Никто столь не свиреп", развевавшийся на знамени Лайла, казалось, предупреждал Проспера, что шутки с вепрем плохи. Проспер Вулфрид попытался извиниться, но сира Лайла это не устроило и он потребовал от Вулфрида извинится перед конем. Громкий голос Крейкхолла прозвучал в абсолютной тишине, что делало ситуацию еще более устрашающей. Проспер Вулфрид мысленно помолился Старым Богам, и понимая, что закон гостеприимства требует признавать желание гостя, еле слышно произнес слова извинения коню. Лайл Крейкхолл неожиданно захохотал и похлопал по плечу беднягу Вулфрида. После чего Могучий Вепрь покинул конюшню, отправившись готовится к ужину с лордом Мандерли и его внучками, даже не обратив внимания на проскользнувшую мимо него девушку.

***

Этот противный Вепрь стал практически вездесущим. Куда бы она не пошла, Вилла всюду натыкалась на его раздражающе-громкий смех, его грубую речь, перемежающуюся не менее грубыми шутками. Её лорд-дедушка, отец и дядя никогда себя так не вели. Но куда хуже было не это, а постоянные намеки и шепотки о грядущей свадьбе. После этого Фрид, её любимая Фрид, становилась молчаливой и задумчивой. Не такой задумчивой, как обычно, казалось, будто бы она уходила куда вглубь себя, и в её глазах пропадал привычный блеск, как будто тоже уходил куда-то внутрь. Всё это не нравилось Вилле. И потом, если Винафрид уедет так далеко, они же не смогут толком видеться. Нет уж, пусть лучше Фрид за какого-нибудь северного лорда замуж выйдет! Раздумывая обо всем этом, девочка прогуливалась во дворе, тут на неё налетела Винафрид , бледная как выбеленное полотно, так будто она еле сдерживала себя от гнева, а со стороны конюшен раздавался громкий смех Вепря.
- Фрид, ты в порядке? Это он тебя обидел? Что он тебе сделал? – взяв сестру за руки, стала допытываться Вилла.
- Нет! Нет! Сир Лайл здесь не при чем. Я просто… просто дурно себя чувствую. Пойдем, прогуляемся до пристани: свежий морской воздух пойдет мне на пользу, - Винафрид старательно отводила глаза, наконец, на её щеки вернулся легкий румянец.
- Ты же никогда не умела лгать, Фрид! Я же вижу, что-то случилось, - не унималась Вилла. Тем не менее, она приобняла сестру и, бережно придерживая её за руку, повела прочь отсюда.
- Ничего! Пожалуйста, Вилла, не мучай меня. Мне просто хочется услышать крики чаек, твою болтовню и смешные мечты, что вон на том корабле непременно приехала прекрасная принцесса с И-Ти, - Винафрид чуть улыбнулась.
Этой робкой улыбкой сестра не смогла обмануть Виллу. Если этот человек ещё до брака умудряется так расстраивать Фрид, что будет потом? И ведь упрямица ни за что не признается в том, каково ей. Вилла решила, что приложит все усилия, но не даст этой свадьбе состояться.

***
Лорд Виман не помнил, чтобы завтраки когда-либо проходили в таком молчании. Его сыновья и кузен Марлон сопровождали сира Лайла на охоту, поэтому за столом не было слышно привычных мужских разговоров и шуток о конях, турнирах и доспехах. Вилла еще не спустилась к завтраку. Леона, обычно болтавшая без умолку, рассеяно жевала хлеб и медовые соты. Лорду Мандерли показалось, что его невестка стала стеклянной - так явно он видел ее мечтания о предстоящей свадьбе дочери. Винафрид, всегда отличавшаяся немногословностью, была сегодня особенно тиха и бледна. Виману было больно на нее глядеть. Услышав о предложении сира Лайла, она поблагодарила деда и пообещала ему, что постарается стать для Крейкхолла хорошей женой. "Ты всегда выполняешь то, что должно, - подумал он, глядя, как его внучка откладывает в сторону вилку и нож. - Ты не будешь жаловаться или обвинять кого-либо. Но когда ты так печальна, я не уверен, что поступаю правильно".
Неожиданно входная дверь со стуком отворилась и в зал вошла Вилла.
- Доброе утро, простите, я немного проспала.
Лорд Виман с недоумением посмотрел на свою младшую внучку, а затем потряс головой для верности. Но видение не исчезло. Русые пряди Виллы были выкрашены в яркий зеленый цвет. Казалось, что девочка только что вынырнула откуда-то из морских глубин.
- Во имя Семерых, Вилла, что ты с собой сделала? - резкий голос Леоны нарушил сонную атмосферу завтрака. Она гневно смотрела на дочь, но та невозмутимо намазывала мягкий сыр на булочку.
- Нравится? Я долго собирала монетки, чтобы купить это средство у одного тирошийца. Он пообещал, что оно продержится месяца четыре.
- О чем ты только думала, когда покупала эту дрянь? - кипела от возмущения леди Леона.
- О чем? О том, что я имею право на то, чтобы поступать так, как считаю нужным! Если это сделает меня счастливой, почему ты должна возражать?
- Ты похожа на дикарку, а не на леди!
- Да? А по мне, лучше быть счастливой дикаркой, чем несчастной леди!
Лорду Виману показалось, что говоря все это, Вилла наблюдала за своей сестрой, а затем метнула острый, гневный взгляд на своего деда. Он словно говорил ей: "Вы посмеете сделать ее несчастной?".
- Довольно, Леона, Вилла, - наконец произнес он. - Успокойтесь. Леона, я не вижу беды в том, что сделала Вилла. Вилла, прежде чем решить сделать что-то подобное, нужно было посоветоваться с септой, матерью или сестрой. Не говоря о том, что водиться со странными иноземцами небезопасно.
Вилла обиженно замолчала. Леди Леона раскраснелась от гнева и лорд Виман был уверен, что она продолжит выказывать свое негодование после того, как он уйдет. Вздохнув, он налил себе в кубок еще вина.
- Надеюсь, охота не задержит моих сыновей и нашего гостя слишком надолго, - вслух произнес он. - Мне нужно обсудить с ними очень важные вещи.

***
Вилла нашла сестру в библиотеке. Та читала, но со стороны казалось, будто бы она смотрит в одну и ту же точку.
- Ты видела, Фрид? Корабль сира Лайла уплывает!
- Что? - переспросила Винафрид. Она выглядела удивленной и взволнованной. - Этого не может быть. Он должен был остаться, остаться до...
- А я говорю - уплывает! Пойдем, сама посмотришь!
Девочка схватила руку Винафрид и почти потащила ее в их комнату, откуда можно было видеть порт.
- Вон, посмотри, - Вилла указала пальцем на удаляющееся судно. Несмотря на то, что оно отошло уже довольно далеко, такие коричневые паруса могли быть только у одного корабля.
- Не может быть, не может быть, - вновь и вновь повторяла Винафрид, глядя на то, как темное пятнышко исчезает на горизонте. На ее бледном лице расцвела робкая улыбка. - Он уплывает, он больше не вернется, мне не нужно будет выходить за него...
Неожиданно она замерла и тревожно посмотрела на младшую сестру.
- Если дедушка разорвал помолвку... он должен был принести большую жертву. И ради чего? Он мог обидеть лорда Крейкхолла отказом, а это может потом сказаться на всех нас.
- Прекрати говорить таким тоном, Фрид! - засмеялась Вилла. - Скажи, неужели ты действительно хотела выйти за этого вепря?
- Нет. Но...
- Я рад это слышать, - сестры услышали за спиной голос деда. Старый лорд Виман вошел в их комнату и грузно сел в кресло. - Значит, все было не напрасно.
- Вы ему действительно отказали? - спросила Винафрид, подходя к нему и присаживаясь у его ног. - Несмотря на все выгоды, которые мог сулить нам этот союз?
- Отказал, -подтвердил лорд Виман. - Что значат все выгоды мира, если ты будешь несчастной?
- Я всегда говорила, что у на самый лучший дедушка во всем королевстве! - с восторгом воскликнула Вилла, присаживаясь с другой стороны кресла.
Виман ласково потрепал своих внучек по голове.
- С такими славными девочками, как вы, это нетрудно. Вилла, душа моя, надеюсь, ты вернешь своим волосам прежний вид?
- Ну уж нет! - хихикнула та. - Мне кажется, зеленый мне идет.
 
Сверху