Гет Фанфик: Восхождение Мантикоры: "Я научу тебя рычать"

arimana

Мастер игры
Глава 12. Санса. «Никому не верь».


«Я хочу, чтобы во рту оставался

Честный вкус сигарет.

Мне очень дорог твой взгляд,

Мне крайне важен твой цвет.

Я умираю, когда вижу то, что вижу,

И некому спеть.

Я так боюсь не успеть,

Хотя бы что-то успеть…»

(З.Рамазанова «Бесконечность»)


Голос диктора, монотонно читающего длинный список наград отца за победу в «Мансийском прорыве», участие в операциях «Снежный барс», «Красный замок», «Лунная ночь» и многих других, выводил Сансу из себя. Она убрала звук и просто продолжала смотреть кадры с предстоящих похорон.

Тиена, настроившая девушке трансляцию на большом экране галовизора в гостиной Тириона, молча сидела рядом в кресле. Глава службы безопасности порой отвлекалась и что-то печатала у себя в вирт-браслете. Дочери погибшего воеводы было наплевать на то, что кто-то видит ее слезы. У дивана уже лежала куча использованных салфеток, которые она доставала, не глядя, из большого бокса, стоящего рядом с ней, а потом бросала прямо на пол, иногда разрывая на мелкие клочки. Она следила за лицами и ждала появления Джона, Арьи или Брана с Рикконом. Семью не показывали, а только очертания родного замка, уходящие вдаль северные пейзажи, приготовления у семейного склепа и ряды прибывающих аэроавто с официальными лицами. Периодически кадры перемежались показом фотографий отца, брата и погибших вместе с ними офицеров Королевской гвардии. Когда она видела лица конвоиров, то в душе закипала злость. Единственной радостью стала прочитанное бегущей строкой известие, что их останки будут похоронены не на Севере, а отправлены семьям в разные уголки Вестероссии.

В конечном итоге приготовления завершились, оркестр и официальные лица заняли свои места по положенному протоколом статуту. Камера скользила по мрачным лицам одетых в парадные мундиры регулярной армии Карстарков, Хорвудов, Кисилевых, Мармонтовых, Сервиновых… Они стояли кланами, как это было издревле заведено по их северной традиции: мужчины и сыновья впереди, женщины чуть в отдалении. Мелькнуло встревоженное лицо Жени, и Санса остро ощутила, как ей не хватает возможности пообщаться с подругой. Потом показали присутствующего от лица Императорской власти на церемонии прайм-лорда Квиберна и старого сослуживца отца, прилетевшего из-за океана, воеводу Австралии, Джона Аррена, в окружении телохранителей в полумасках. Были даже послы из Эссоса, Жунги и Городов-за-Закатом. Санса понимала, что это большая честь, но ее злило, что главную прощальную речь, на правах «боевого товарища», произносит новый воевода – Русе Болтон.

Ненависть выжигала ей сердце. Девушка не слышала, как из горла вырывается рычание, и только стакан воды, силой вложенный в ее руки Тиеной, заставил Сансу оторвать глаза от изображения. Отпив несколько глотков, она попыталась поставить воду обратно на столик, но пальцы дрогнули, и стакан со звоном упал на стеклянную столешницу. Слава богам, что ничего не разбилось. Тиена махнула рукой, призывая девушку не суетиться, и, вместо того, чтобы вызвать слуг, сама занялась быстрой уборкой.

Санса в это время снова вернулась к трансляции и увидела, как камера перешла на стоящих по правую руку от новоиспеченного воеводы людей.

Ее сердце замерло и дыхание перехватило.

В кадре статный мужчина лет пятидесяти с военной выправкой, она знала, что это полковник Иван Амбер, положил руки на плечи двух высоких для своих лет мальчиков – мрачного Брана и заплаканного Риккона. Ни Джона, ни Арьи не было, но увидеть братьев стало для Сансы настоящим подарком. Камера задержалась на лицах детей, взяла их крупным планом. Вероятно, в этот момент диктор говорил что-то о семье погибшего воеводы.

Внезапно она поняла, что Бран смотрит прямо на нее. Девушка подалась вперед к изображению, словно пытаясь вырваться из тела и оказаться рядом с братом. Рот мальчика открылся, и она прочитала по губам: «Санса…». Картинка тут же сменилась. Дочь воеводы рыдала, полностью отключившись от трансляции, а в ее мозгу все еще эхом звучал голос, так похожий на голос Брана: «Санса… будь осторожна… никому не верь… Санса… будь осторожна… никому…».

Девушка чувствовала, что Тиена опустилась рядом с ней на диван и начала гладить по волосам, словно маленького ребенка, приговаривая что-то успокоительное.

- Выключи. Не могу больше смотреть, - проревевшись, прошептала невеста Тириона. – Все эти лица, речи… ради чего? Они умерли. Их уже не вернуть. Зачем это все?

- Я теряла близких, девочка, - ответила ей азиатка, - похороны тоже были торжественными, и я тоже задавала себе похожие вопросы. Со временем поняла, что лучше такие публичные похороны, чем никаких. Ты прощаешься со своими родными и отпускаешь их из сердца. На этом месте появится что-то новое. Не плачь, у нас говорят, что «покойникам мокро», когда по ним много плачут. Их души тонут в этих слезах и не могут оставить тебя, не могут возродиться к новой жизни.

- Ты, взрослая и опытная женщина, воительница, веришь в эту чушь про переселение душ? – с вызовом спросила Тиену девушка.

- Я не была за гранью и не знаю, но дравидийцы верят. Они самые сильные эмпаты нашего мира. Так почему бы этому не быть правдой?

Санса всхлипнула и затихла. Еще какое-то время она посидела на диване, закрыв лицо руками, а потом встала.

- Ты говорила, что мы продолжим сегодня занятия.

Азиатка пристально посмотрела на стоящую перед ней решительную молодую женщину и ответила:

- Хорошо. Тогда умойся, переоденься и спускайся в зал для тренировок. Нападай, Санса Старк, нападай! Ты – истинная дочь своего отца, а он сражался до конца, даже в последний день своей жизни. Зная, что не сможет спастись сам, он старался защитить детей.

Девушка кивнула и отправилась в ванную комнату. До ночи она старалась ни минуты не сидеть без дела: долго занималась с Тиеной; просмотрела массу информации по перепланировкам и мебели в сети, куда глава службы безопасности предоставила ей ограниченный доступ; переговорила с Ричардом, и они сделали несколько важных покупок; пообщалась со Стефаном на тему здоровья Тириона; поплавала в бассейне... Иногда ей казалось, что она сходит с ума, когда приходили воспоминания о затухающем голосе брата: «…Не верь…». Хозяин дома так и не вернулся до полуночи. Но Санса не ушла спать в выделенные ей комнаты на третьем этаже, а осталась ночевать в апартаментах будущего мужа.

Продолжение следует...
 

arimana

Мастер игры
Глава 13. Тирион. «Золотой Лотос».


«Я – солдат, я не спал пять лет

И у меня под глазами мешки

Я сам не видел, но мне так сказали

Я – солдат и у меня нет башки,

Мне отбили ее сапогами.

Ё-ё-ё, комбат орет, разорванный рот у комбата,

Потому что граната… белая вата, красная вата

Не лечит солдата…

Я – солдат, недоношенный ребенок войны,

Я – солдат, мама залечи мои раны,

Я – солдат, солдат забытой богом страны,

Я – герой, скажите мне какого романа…»

(5’nizza/«Пятница»: «Солдат»)


Когда Тирион узнал о месте, где состоится встреча с майором, то решил, что ослышался. Сеть чжунгайских ресторанов «Золотой Лотос» славилась не только экзотической кухней, но и иными услугами в области «услады плоти и духа». Проще говоря, при ресторане всегда имелись дом терпимости, бильярдная, курительная и банный комплекс. Гости могли воспользоваться услугами каждого из «пяти лепестков» по-отдельности или получить доступ в несколько частей заведения на выбор, исходя из запроса и наличия средств. Финансовый аналитик достоверно знал, что за столь выгодным бизнесом маячат отнюдь не только раскосые очи - лорд Бэйлиш нимало поспособствовал получению лицензий владельцам «лотосов» на ведение дел в разных уголках империи, вот только на территориях Северного и Колхидского воеводств что-то не заладилось. Про Австралийское Тирион был не в курсе. Зато именно те городки на границе с Севером и Колхидой, где «лотосы» раскрыли свои «лепестки», гостеприимно встречали стабильный поток обеспеченных «туристов». Пикантность ситуации заключалась в том, что официально проституция на всей территории Империи была запрещена. Но спрос, как известно, рождает предложение, поэтому «массажные салоны» и «цветочные бани» успешно занимали ту нишу, которая испокон веков была востребована мужчинами.

В принципе, Тирион понимал, что посещение солдатами и офицерами регулярной армии подобных мест, тем более на границе воеводств, не может вызвать подозрений – со стороны майора Болтона это был умный ход. Другое дело, что ему было сложно представить в подобном месте лорда Ланнистера. Джейме порой рассказывал разные истории из того периода своей юности, когда Мастер пытался отвадить его от Серсеи, но младший сын лорда никогда не удостаивался чести совместного посещения с приемным отцом ни одного похожего заведения. И ни разу об этом не жалел – для получения знаний в интимной области ему вполне хватало компании брата и Стефана. «Жизнь полна сюрпризов, - философски размышлял калека, - посмотрим, как далеко зайдет «деловая встреча»».

- Прошу, уважаемые господа, проходите! - суетился кругленький распорядитель в традиционном чжунгайском халате, расшитом по рукавам и подолу эмблемами «лотоса». - Такая честь для нашего скромного ресторана принимать таких важных гостей. Сюда, пожалуйста. Осторожно, ступеньки!

Чжунгаец сопровождал свои слова многочисленными поклонами и широкими улыбками, которые не гасли, даже когда взгляд его прищуренных глаз с опаской задерживался на жутких мордах братьев Клигановых. Их провели в нижние залы мимо банного комплекса, за резными дверями которого поблескивала целая серия богато декорированных бассейнов, окруженных пустующими лежаками по периметру, и мимо крыла, где, по ощущениям Тириона, располагались комнаты безотказных «массажисток». В изолированной овальной зале, с многочисленными живописно закрепленными ажурными занавесками, пуфиками, низкими столиками, украшенными золотыми блюдцами с живыми цветами, и глубокими диванами, обитыми тканью с традиционными золотыми лотосами, уже находились ожидающие их заказчики. Два мужчины и одна женщина, все в армейской форме. Эмпат, по оговоренному с отцом заранее условию появления на публике, вплыл в комнату в своем инвалидном аэрокресле последним; замыкал группу Виктор, оставшийся снаружи.

- Лорд Ланнистер, Тирион, рад знакомству. Позвольте представиться – майор Рамзай Болтон и мои офицеры.

Навстречу вошедшим поднялся с дивана крепкий мужчина с короткой армейской стрижкой, не лишенной небольшой темно-каштановой челки, лихо уложенной на правый бок, что подчеркивало рассеченную небольшим шрамом бровь. Взгляд его внимательных серых глаз оставался настороженным, хотя полные губы, чрезмерные на худом лице, особенно верхняя, слегка улыбались гостям, демонстрируя небольшие ямочки на щеках.

Тирион уже встречал этого человека, выглядящего моложе своих лет и обладающего завораживающей для женщин мужской харизмой, в своих видениях. Там от него веяло силой, безжалостностью и наслаждением чужой болью. Однако в жизни, вынужден был признать молодой человек, сын воеводы Болтона не производил отталкивающего впечатления.

«Русе был двадцатилетним юнцом, когда родился Рамзай (вспоминал эмпат слова Сансы в то время, пока проходила процедура знакомства, обмена светскими любезностями, заказа блюд и выбора кальянов). Группа молодых балбесов из военного училища, все из довольно известных кланов, поразвлеклась с девушкой на какой-то вечеринке в клубе, куда те отправились в самоволку. Они изнасиловали дочку владельца пекарни из Кротового городка. Говорили, что она весь вечер вела себя вызывающе, сама клеилась к курсантам, много пила… Так или иначе, но девушка забеременела, и ее отец инициировал скандал. Семьи как-то с ним договорились и историю замяли. Парней на год раскидали по дальним гарнизонам. После того, как родился ребенок, была проведена экспертиза, определившая отцовство. Говорили, что Болтон даже предложил жениться на девушке, но она отказалась. Сына тоже отвергла – первые годы он жил в интернате для детей-сирот военнослужащих. Русе сам рассказывал отцу, что уже в детстве Рамзай отличался какой-то особой свирепостью в драках и совершенно не чувствовал боли, даже когда его били старшие мальчишки. Он постоянно влипал в разные истории и залечивал многочисленные шрамы и переломы в лазарете. Позднее Болтона перевели служить на Восток, и он забрал сына с собой. Когда они вернулись в северные области воеводства, то девушки и женщины словно с ума посходили от брутального капитана. Хотя истории про него ходили жуткие. Сплетничали, что он любит пытать дикарей-мутантов и пойманных сепаратистов; забил насмерть свою первую жену, а вторая ушла от него из-за буйного нрава, но никаких подтверждений этому не было…»

Тирион пил вино, молчал и украдкой разглядывал единственную женщину в помещении, представленную гостям как «лейтенант Миранда». Она была высокой, выше своего начальника, с короткой мужской стрижкой, широкоплечей, но не лишенной женского очарования. Лейтенанта явно беспокоило присутствие монстрообразных телохранителей Ланнистеров, поскольку время от времени она бросала на них пристальные взгляды и ее не покидало напряжение, в то время как сам майор демонстративно не замечал никого, кроме лорда и его сына.

- Простите, лорд Ланнистер, за ту небольшую проверку, что я устроил экстрасенсорным способностям вашей семьи, но вы же понимаете, что мы должны были убедиться в том, что имеем дело с профессионалами, - распинался Рамзай.

- Это не помешало, но увеличило время поиска, - принял извинения Тайвин. – Мой сын был вынужден потратить несколько дней на определение личности беглеца, вместо того, чтобы сразу сосредоточиться на его местонахождении.

Тирион ощутил на себе изучающий взгляд хищного зверя. Он чувствовал исходящие в его сторону от майора эмоции: легкий интерес и тщательно скрываемую брезгливость. Болтон не испытывал жалости по отношению к калеке, а только вынужденно признавал тот факт, что и такие неполноценные особи могут быть полезны. Это позабавило эмпата, и он улыбнулся Рамзаю, отсалютовав своим бокалом с вином.

- Еще раз прошу прощения, господа. В качестве извинения могу предложить вам после встречи оздоровительный «массаж» от прекрасных служительниц заведения, конечно, полностью за мой счет.

- Боюсь, что моя невеста не одобрит такого времяпрепровождения, - еще шире улыбнулся Тирион.

- О! Но ее совсем необязательно ставить об этом в известность, - рассмеялся майор Болтон, - конечно, если она сама не является эмпатом и не способна узнать о «массаже».

- Невеста моего сына совершенно лишена каких-либо экстрасенсорных способностей, - любезно ответил лорд Ланнистер, - впрочем, вы с ней знакомы – это Санса Старк.

- Малышка Санса?! – натянуто рассмеялся Болтон. – А мы все гадали, куда она подевалась? Внезапная смерть отца и брата во время учений – такая трагедия.

Тирион почувствовал, что взгляды почти всех людей в помещении скрестились на нем. Возникло странное ощущение словно он находится в лучах прожекторов, какой-то еле слышный голос на краю сознания объявляет: «…А теперь, дамы и господа, поприветствуем одного из выдающихся экстрасенсов клана Ланнистеров, уже успевшего удивить нас необычными талантами…». Видение схлынуло, и только тени под столами, диванами и занавесками, казалось, сгустились и живут какой-то своей жизнью. Тирион постарался полностью избавиться от наваждения и переключиться на то, что происходит в помещении. Внимание майора по отношению к нему стало еще более пристальным, а во взгляде он ощутил еле заметную угрозу.

«Русе пару раз, как бы в шутку, заводил разговор с папой по поводу возможности моего брака с Рамзаем, когда тот еще был капитаном. Но в это время я уже познакомилась с Джоффри и даже думать не могла о ком-либо другом (вспомнил Тирион слова Сансы). Не уверена, что это было нужно самому сыну Болтона, скорее, говорит об амбициях его отца. Рамзай меняет женщин как перчатки. Постоянно рядом с ним находится только какая-то мужеподобная девица, насколько знаю, она служит под его командованием. А вот моя подруга Женя влюблена в этого отморозка лет с пятнадцати. Но у нее недостаточно знатное происхождение для брака с сыном новоназначенного воеводы».

- Как интересно, - задумчиво промолвил майор, - если не секрет, Тирион, как давно вы обручены с Сансой?

- Это произошло еще при жизни воеводы Неда Старка, - твердо ответил вместо эмпата лорд. – Но давайте не будем сейчас отвлекаться на матримониальные планы моего сына, а обсудим действия по завершению операции поиска Теона Грэйджоя.

- Вы хотите участвовать в операции? – напряженно спросил Болтон. – Мне казалось, что участие Ланнистеров в этом деле заканчивается после предоставления данных по местонахождению беглеца, связавшегося с сепаратистами.

На этих словах майора Тирион увидел отлично знакомую ему холодную улыбку Мастера, которая, обычно, не сулила ничего хорошего. Он понял, что сейчас лордом из рукава будет извлечен козырь.

- Как вы думаете, Рамзай, - вкрадчивым голосом обратился Тайвин к сыну воеводы, - в чем причина, что многодневный поиск изможденного пытками сына губернатора Магрибских островов не принес результатов? Пожалуйста, не надо никаких ремарок про пытки – это ваши дела и нас они не касаются. Лично я не заинтересован в том, чтобы по этому поводу разразился скандал на весь мир. Вопрос именно про причины неудач поиска обычными армейскими методами.

- Удивите меня, лорд Ланнистер.

- Объясни ему, Тирион, - велел Мастер.

- Из общения со своей невестой, - молодой человек не смог удержаться, чтобы не подпустить в рассказ эту небольшую шпильку, - я знаю, что на Севере не очень серьезно относятся к преданиям и сказкам, сохранившимся со времен Долгой Ночи. Древний символ Грэйджоев – спруты. Не секрет, что практически каждая из правящих в Империи и за ее пределами семей обладает теми или иными способностями, талантами и передающимися из поколения в поколение умениями. Болтоны, как и Старки, к примеру, прирожденные воины со звериной интуицией, отменной реакцией и высокой скоростью перемещения во время боя. Именно поэтому нас сопровождают так напрягающие ваших офицеров телохранители – считайте мои слова комплиментом, майор.

- Допустим, - усмехнулся Рамзай, - продолжайте.

- Таланты Грэйджоев менее известны, возможно потому, что они предпочитали их не афишировать. «Спруты» обладают даром «ментальной мимикрии». Вижу, что вы не знакомы с этим термином. Поясню. Это не имеет отношения к истинной мимикрии, например, как у хамелеонов или некоторых видов пресмыкающихся. На несколько мгновений или минут, зависит от развития таланта у каждого конкретного члена клана, они способны как бы слиться с окружающей обстановкой. Человек пройдет мимо и не заметит «спрута». Можно даже находиться к нему вплотную и не видеть беглеца, не чувствовать его запаха, не слышать звука дыхания или биения сердца – блокировка восприятия идет на ментальном уровне. Но их способности не действуют на представителей семей, у которых сильны эмпатические таланты, таких как Таргариеновы, Таллиры или мы, Ланнистеры. Поэтому, если вы действительно намерены поймать своего Теона, то вам понадобятся услуги тех, других или третьих.

- Так вот почему порой я смотрел на него, как на пустое место, - пошутил Болтон. – Эта информация крайне важна - я понимаю всю ее ценность. Что же, прежде, чем принять решение, я должен провести совещание со своими офицерами. Прошу прощения, но вынужден покинуть вас примерно на час или два. В этом время компанию вам составят умелые массажистки, как я уже говорил, их услуги полностью оплачены. Не стесняйтесь, Тирион, пользуйтесь своим холостяцким статусом, пока еще можно. Зная Сансу, я уверен, что после официального заключения брака она вам этого не позволит.

Тирион понимал, что под «совещанием с офицерами» подразумевается необходимость срочного доклада о сложившейся ситуации Русе Болтону, который примерно в это самое время должен был присутствовать на похоронах Старков. Майор и его люди покинули комнату, и к гостям буквально через пару минут впорхнули с десяток милых девушек всех цветов кожи и оттенков волос.

- На твоем месте, я бы прислушался к последним словам майора, - шепнул на ухо молодого человека стоящий за его спиной Сандро.

Эмпат поймал насмешливый и понимающий взгляд лорда, почувствовал легкий укол совести, когда вспомнил утренние экзерсисы Сансы в его гостиной, но нежные девичьи руки уже массировали ему плечи и увлекали аэрокресло куда-то по направлению к бассейнам. «В пекло рефлексию!» - очередной раз за последние пару дней подумал Тирион и решил расслабиться, пока есть такая возможность.

Продолжение следует...
 

arimana

Мастер игры
Глава 14. Санса. Ветер.


«Солнце, я становлюсь твои лучом.

Я режу кожу и оголяю нервы

Непритворно.

Соли не будет мало тем, кто станет первым.

Слово утонет в голосе минутной боли.

Больше не осталось ничего.

Больше не осталось ничего –

Теперь мне путь свободен…»

(А.Арбенина «Ночные снайперы»: «Солнце»)


Сквозь сон Санса услышала приглушенную ругань Тириона, натолкнувшегося на увеличившуюся в размерах кровать, мстительно хмыкнула, отметив про себя позднее возвращение жениха из поездки, но решила продолжить спать. Ей снилось ночное море летней лунной ночью, резко обрывающийся вниз берег – какое-то совсем незнакомое место. Пенные волны, подсвеченные луной, разбиваются, накатываясь, на огромные валуны белых скал внизу. Она стоит над обрывом, раскинув руки, и ловит порывы ветра. Луна окутывает ее мягким серебристым светом. Кажется, что еще чуть-чуть и из рук появятся огромные призрачные крылья, на которых она взлетит и отправится куда-то вдаль, за океан, в неизвестные страны и покинутые города. Лететь – вот чего ей хочется больше всего на свете. Крылья уже почти видны в обманчивом свете луны, нужно сделать только шаг… всего один шаг… и она почти готова решиться… но что-то еще держит… а даль зовет…

Санса открыла глаза и еще долго лежала неподвижно, пытаясь унять бешено колотящееся сердце. Тирион мирно посапывал рядом в уже знакомой ей позе на боку. Девушка с удовлетворением отметила, что ни руки, ни ноги хозяина дома теперь никуда не свешиваются. Она тихо соскользнула с кровати и на пару секунд замерла в нерешительности – если принять душ в апартаментах, то это может разбудить мужчину, а ей бы этого не хотелось. Поэтому молодая женщина бесшумно оделась, прихватила оставленный с вечера в ванной купальник и решила спуститься вниз, чтобы сделать зарядку в тренировочной зале, а затем поплавать в бассейне.

Оказалось, что уже довольно позднее утро и дом жил в своем привычном ритме: Агата трудилась на кухне; Тиена гоняла своих подчиненных во дворе; садовники занимались розарием; Ричард следил за работами по отделке летнего павильона; Стефан уехал в город за какими-то покупками… Ее встречали приветливыми улыбками и вежливыми полупоклонами. Санса думала, что поразительно быстро стала своей в этом большом и, казавшимся ей изначально таким неуютным, поместье.

Когда она уже проплавала минут двадцать, то у бассейна появился Тирион, в сопровождении одного из телохранителей, Санса не была уверена, но, кажется, его звали Алимом.

- Привет, к тебе можно присоединиться? – спросил ее эмпат.

- Конечно, - улыбнулась девушка, остановившись у бортика и лишь слегка двигая ногами, чтобы удержать тело в равновесии, - это твой дом и твой бассейн, а я здесь всего лишь гостья.

- Ты не гостья, Санса, а будущая хозяйка, уже успевшая внести свои изменения в быт и распорядок, - усмехнулся молодой человек и неожиданно легко нырнул в воду.

Ее окатило волной, а когда она схлынула, то Санса почувствовала, что Тирион вынырнул к ней вплотную и властно одной рукой обнял девушку за талию, оперевшись второй о бортик.

- Сердишься на меня из-за того, что велела поставить новую кровать в твою спальню? – спросила она мужчину, разворачиваясь к нему лицом и одновременно в воде обхватывая ногами его корпус.

Она почувствовала, что Тирион крепче прижал ее к своему телу и их лица оказались на одном уровне. Молодая женщина смотрела в его смеющиеся разноцветные глаза, и ей чудилось, что легкий порыв ветра, будто вырвавшегося из утреннего сна, рождается где-то в глубине его взгляда. Это было странное состояние, манящее и пугающее одновременно. Девушка прикрыла веки и почувствовала, как мягкие губы начали покрывать быстрыми поцелуями ее плечи, шею, приблизились к мочке уха, легонько куснув, а потом низкий голос прошептал:

- Замечательная идея. Немного досадно, что меня не предупредили о ней заранее, и я ночью больно ударился ногой о кровать. Но если бы предупредили, то сюрприз бы не удался. Так что я не сержусь, а мечтаю испытать новое ложе на прочность. В своих фантазиях я вижу нас обнаженными и совместно проводящими испытание.

Сладостное томление начало подниматься из самой глубины женского лона Сансы. Она склонила голову набок и позволила его устам продолжить путешествие по ее телу. В какой-то момент их губы встретились, и слились в долгом поцелуе. Она отдала инициативу мужчине, просто погрузившись в нахлынувшие эмоции: нежность, настойчивое желание близости, попытки изучить друг друга, чувство умиротворения и осознание, что не нужно никуда спешить, что впереди дни, недели и годы, которые они проведут вместе... Женщина опять же не была уверена, чьи именно это мысли – ее или возлюбленного. Они прервали ласки одновременно, мягко отстранившись друг от друга.

- Тирион, - почти беззвучно позвала девушка, - скажи мне, пожалуйста, те ощущения, которые я испытываю, когда целуюсь с тобой… я не могу разобраться – они мои или твои?

С минуту она ждала, но эмпат просто молчал, прижимая ее к себе и опустив лоб на плечо девушке. Он начал говорить, когда ей уже казалось, что ответа не будет.

- Я не знаю. Для меня это тоже внове. Возможно, это общие чувства, а может быть кто-то один транслирует, а другой принимает. Джейме говорил, что такой обмен бывает только, когда оба эмпаты. Что это наркотик, который заставляет пару, испытывающую подобное притяжение, возвращаться друг к другу снова и снова, даже если весь мир против.

- Мне не нравится слово «наркотик», думаю, ты понимаешь почему. Но, кажется, теперь я осознала, почему меня так к тебе тянет.

Какое-то время они еще провели на месте, сплетясь в объятиях и думая каждый о своем, а затем Тирион произнес:

- Я тоже подготовил сюрприз – поездку в одно замечательное место. Полагаю, тебе должно там понравиться. Если ты не возражаешь, то я еще немного поплаваю, потом мы перекусим и отправимся в путь. Что скажешь?

- Буду только рада. У тебя отличный дом, но я уже устала быть запертой в четырех стенах.

За завтраком он расспросил ее о том, как прошли похороны. По какому-то наитию Санса не стала ничего рассказывать про голос Брана, который сегодня уже совершенно ее не беспокоил. Она спросила, есть ли какие-либо известия об Арье и увидела отрицательный жест жениха. Эмпат уверил ее, что поиски ведутся и не только Ланнистерами, но и наемными людьми. На ее вопросы про вчерашнюю деловую встречу он отвечал неохотно, лишь уточнил, что, вероятно, в ближайшие дни ему снова придется уехать. Еще Тирион обрадовал Сансу, сказав, что, по его мнению, с которым согласна Тиена, она уже достаточно эмоционально стабильна и поэтому завтра перед съемками он отдаст ей вирт-браслет, но попросил быть очень осторожной и хорошо подумать, кому и что сообщать о семье и своем новом статусе невесты. Этот разговор оставил у девушки впечатления настороженности и недосказанности. «Кажется, нам обоим есть что скрывать друг от друга, - думала Санса, когда переодевалась для поездки, - притяжение притяжением, но интересы собственных кланов важнее».

С ними отправилась только одна Тиена, лукаво подмигнув девушке, уже когда они усаживались в аэроавто. Вернувшийся из города Стефан вышел их провожать и тоже загадочно улыбался. «Это похоже на заговор, - отметила про себя Санса. – Подобное выражение лиц было у Робба и Джона во время майского праздника цветов. В тот день они пригласили меня прогуляться в поле, а там уже ждала Арья с Томкой в поводу». Девушка ощутила легкую грусть по тем временам, что ушли безвозвратно. Ничего нельзя исправить. Оставалось только надеяться, что с ее кобылой все в порядке. Впрочем, в последнем она была практически уверена, зная, что даже если замок Старков занял новый воевода, то имущество, особенно лошади, останутся неприкосновенными. Русе ценил хороших скакунов и заботился об их благополучии.

Она ехала в машине, внимательно разглядывая пейзажи за окном: лиственные рощи; пологие холмы; небольшие деревушки, многие из которых смотрелись заброшенными; одинокие фермы; редкие загоны для овец, коз, коней, коров и туров. Санса никогда раньше не была в британской глубинке, и ей было любопытно. Дорога поднималась все выше и выше. Тирион не отвлекал ее, но держал за руку, перебирая своими пальцами по ее ладони. Постепенно ей передалось его ощущения предвкушения и легкого возбуждения.

Они въехали в какую-то деревню, состоящую из каменных одноэтажных домиков, перед каждым из которых был разбит палисадник. Лаяли собаки, дорогу перебегали стайки малышни и важно переходили солидные гуси с утками. Аэроавто остановилось у стоящего чуть на отшибе двухэтажного строения, в котором каждый мог без труда опознать традиционный трактир с пабом. Здание украшала сделанная под старину вывеска с надписью: «Императорские руки».

- Почему руки? – изумилась девушка.

- Понятия не имею, - рассмеялся Тирион. – Это повелось еще с эпохи до Катаклизма. Когда был подростком, и нас с кузеном Ланселем возили на какие-либо экскурсии по Британии, то мы играли в такую игру: он считал по одной стороне дороги пабы и трактиры, в названиях которых упоминались слова «голова» или «хвост», а я по другой считал «руки», «ноги» и «крылья». Побежденный потом угощал победителя яблочным сидром.

- И не жульничали?

- Не без этого, как же! Что не так просто, когда оба игрока обладают способностями к эмпатии.

Машина осталась во дворе, но сами они туда так и не зашли, а отправились куда-то за деревню. Санса отметила, что Тирион не стал использовать инвалидное аэрокресло, а пошел на своих ногах, опираясь на костыли. Значит, далеко идти не собирался. Стоило им обогнуть дома с небольшой рощей, как перед девушкой открылось огромное поле, заросшее травой, а за ним раскинулось бескрайнее море и полоса уходящего ввысь синего неба. Ярко светило солнце, в вышине пели птицы, ветер дул в лицо воздухом свободы и странствий. Она завороженно застыла на месте, а потом повернулась к эмпату:

- Мне снилось это место. Именно сегодня. Только во сне была ночь и светила луна. Днем оно еще прекраснее…. Можно? – с долей робости спросила девушка.

Она знала, что ей не нужно объяснять, о чем именно она просит. Тирион отпустил ее руку и с грустной улыбкой ответил:

- Беги!

Санса ринулась навстречу морю. Она бежала по травам, впитывая их ароматы. Подпрыгивала вверх, стараясь поймать в ладони мелких птах, выпархивающих у нее из-под ног. Скользила по камням, надеясь заглянуть под самый обрыв. Ложилась на край и смотрела на волны. Ее рыжие волосы спутались, а коленки обзавелись парой ссадин и ушибов, как в далеком детстве. В какой-то момент девушка поднялась обратно и присела лицом к морю рядом с Тирионом, лежащим на траве с закинутыми за голову руками, и следящим за облаками на небе. В отдалении Тиена делала плавно-тягучие движения, похожие одновременно и на танец, и на бой, совершенно не обращая внимания на пару.

- Спасибо тебе. Эта прогулка - самый чудесный подарок, который я получала от судьбы за последнее время. Трудно выразить словами, насколько для меня это важно.

Она склонилась и чмокнула молодого человека в лоб. Тут же его рука приобняла ее и потянула вниз. Не имея ни малейшего желания сопротивляться, Санса прилегла на траву рядом с мужчиной, позволив себе раствориться в состоянии легкости, свободы и счастья. Они снова целовались. Она чувствовала то возбуждение, которое испытывал эмпат, и щедро отдавала в ответ свои собственные эмоции. В какой-то момент ее дыхание стало учащенным, движения порывистыми и, казалось, еще минута, и молодые люди полностью потеряют контроль над своими порывами, начав заниматься любовью прямо тут – над обрывом у моря, на глазах у всей деревни. Она не хотела останавливаться, но Тирион сделал это первым. Она ощущала на себе весь его вес и порядком затвердевшие намерения. Мужчина приподнялся над ней на руках, поправил выбившуюся прядь и хрипло рассмеялся.

- Если я сейчас скажу тебе, что нам нужно остановиться, ты убьешь меня?

- Убью! И даже твоя Тиена не успеет мне помешать.

- Тогда убивай. Но прежде, чем начнешь это делать, позволь подарить тебе одну вещь, закрепляющую статус моей невесты.

Девушка улыбнулась. Она понимала, что сейчас произойдет, и не могла скрыть внутреннего ликования, того самого, которое испытывает каждая женщина, когда получает предложение о браке от любимого человека. Санса знала, что Тирион чувствует ее хлещущие через край эмоции, но не желала их скрывать или делать наивный вид. Эмпат расхохотался и извлек откуда-то из кармана небольшую коробочку, обитую зеленым бархатом.

- Хммм… а я все думала, что это такое твердое упирается мне прямо в живот? – улыбнулась магистр изящных искусств.

- Действительно, что бы это могло быть? – поддержал ее игру Тирион.

- Ладно, давай уже вручай свою «закрепляющую мой статус» вещь.

Санса попыталась выхватить ее из руки молодого человека, но он ловко увернулся и перевернулся на спину. Она тут же оседлала его сверху, и только тогда мужчина отдал ей уже открытую коробочку, в которой переливалось на солнце украшенное россыпью драгоценных камней тонкое кольцо.

- Так ты согласна стать моей женой, Санса Старк?

- Да, Тирион Ланнистер. Пусть нам не оставили выбора в принятии этого решения, но сейчас я говорю от всего сердца, а не по принуждению – Да.

Санса надела кольцо на безымянный палец левой руки, полюбовалась им и склонилась к жениху, прошептав ему на ухо:

- Жутко хочу есть… нет, даже жрать! Ты собираешься кормить свою будущую супругу?

- Обязательно, - рассмеялся на ее слова Тирион.

Продолжение следует...
 

arimana

Мастер игры
Глава 15 Тирион. Суета.


«Огнями реклам, неоновых ламп

Бьет город мне в спину, торопит меня.

А я не спешу, я этим дышу,

И то, что мое, ему не отнять.

Минуту еще, мой ветер не стих,

Мне нравится здесь, в королевстве Кривых.

Минуту еще, минуту е… Мой ветер не стих,

Мне нравится здесь, в королевстве Кривых…»

(Э.Шклярский «Пикник»: «Королевство Кривых»)



- Мы опаздываем, радость моя рыжая, поторопись! – Тирион уже стоял в лифте у себя в апартаментах, а девушка еще металась у зеркала в ванной, пытаясь закрепить на голове черный платок с вуалью, наполовину скрывающей лицо.

- Я не могу приспособить эту штуку! – с отчаяньем в голосе выкрикнула женщина.

- Бери ее с собой, прибудем на место, и гримеры или кто-там-еще-помогает-в-таких-случаях сделают все гораздо лучше.

Молодой человек понимал, что обвинять в задержке только Сансу не очень справедливо, но на счету была каждая минута. Джейме уже трижды с ним связывался и просто с укоризной смотрел в глаза, не произнося ни слова.

Этой ночью они практически не спали, проверяя на прочность новую кровать. Хотя проверки начались еще с мебели в трактире у моря. Видят боги, он трудился, как никогда в своей жизни. Его поражало в невесте сочетание, казалось бы, несочетаемых вещей: она могла быть нежной и агрессивной, властной и покорной, удивительно умелой в одном и по-детски наивной в другом. Еще в трактире они выяснили, что интимный опыт Сансы значительно уступал его собственному, что, впрочем, логично объяснялось тем, что у нее до Тириона был лишь один мужчина. Но она сумела пару раз приятно удивить жениха. «Моя!» - ликовала вся его мужская натура, когда он любовался ее длинными ногами, тонкой талией и небольшой упругой грудью. «Моя!!!» - рвался из горла рык, когда его руки и губы скользили по ее телу. «Моя, моя, моя…» - ритмично отзывалось биение сердца, когда они отдыхали, а потом снова погружались в страсть.

Утром на крепость был проверен диван и даже столик. Совместное принятие душа тоже затянулось. А затем начались лихорадочные сборы, потому что они катастрофически опаздывали. Единственное, что омрачило состояние безумной эйфории, это пришедшее утром послание от лорда-отца, что «охота назначена на сегодня». Собственно, звук сообщения и разбудил любовников. Тириону хватило благоразумия не вышвырнуть вирт-браслет в окно, хотя первый порыв был именно таким.

В путь отправились на двух машинах, это было сделано по настоянию самого Тириона под предлогом соблюдения какой-то гипотетической безопасности. Хотя, положа руку на сердце, он просто понимал, что если будет сидеть рядом с Сансой, то не сможет переключиться на разбор корреспонденции, узнать у сводного брата детали запланированной вечерней операции и просмотреть составленную Ричардом смету строительных работ в доме.

- Ты выглядишь до отвращения довольным жизнью, - с мрачной усмешкой констатировал Джейме, глядя с экрана визора на младшего брата.

- А у тебя почему такое паршивое настроение?

- Участие в шоу оказалось не такой легкой прогулкой, как полагала Серси, несколько сильных конкурентов – сам увидишь. Поэтому она уже третий день выносит мне мозг.

- Вы поругались?

По большому счету Тириона не особенно волновали отношения между братом и сестрой. Их эпические ссоры выливались время от времени в громкое хлопанье дверями, и даже пару раз заканчивались публично обсуждаемыми короткими романами с разными светскими и не очень персонами, что служило неплохой ширмой для кровосмесительной связи. Они все равно возвращались друг к другу, а примирения на время выключали обоих из семейного бизнеса.

- Не то чтобы, но уже близко, - непонятно ответил Джей. – Так, давай к нашим баранам, точнее, спрутам. План таков: мы с тобой сбегаем к самолету со съемок буквально через час, главное, засветиться в кадре. С твоей стороны Тиена, от меня Бронн, от лорда-отца Сандро, сам Мастер в Риме и такими «глупостями для молодежи, как охота на человека», заниматься не намерен. Северяне выдвигают на границу пять своих людей под командованием этого отморозка Болтона.

- Бронн и Сандро? Не зашибут друг друга ненароком?

По неизвестной Тириону причине, глава службы безопасности близнецов и младший Клиганов терпеть не могли друг друга. Какие-то дела давно минувших дней, эмпат не хотел вникать, поскольку непосредственно его это не касалось. По работе на семью Ланнистеров телохранителям регулярно приходилось взаимодействовать; холодная война однажды даже вылилась во вполне реальную стычку, но быстро была погашена при помощи Григория.

- Они могут сколько угодно цапаться в свободное время, но в бою оба профессионалы, к тому же, прекрасно знают сильные и слабые стороны друг друга, так что, все должно быть нормально.

- Джейме, ты сказал «в бою»? Мне почудилось или ты ожидаешь серьезного противостояния?

- Очевидно, ты не отслеживал ситуацию, что меня совершенно не удивляет. Наша осьминожка каким-то образом связалась со своими. Есть данные, что ей на помощь могут выдвинуться люди из службы безопасности губернатора. Объект нужно захватить, а отряд спасения ликвидировать.

- Во что вы с Мастером меня втягиваете?!

Тирион отследил, как неприятный ком дурных предчувствий зарождается где-то в районе поясничного отдела.

- А ты что думал, братец? Политика – грязное дело. Отец долго оберегал тебя от всей этой возни, но сейчас ты влип в нее по уши.

- Оберегал? Меня?!

- Да. Хватит, Тир, не будем сейчас начинать этот разговор. Знаю, ты всегда считал, что тебя заставляют следовать более строгим правилам и предъявляют больше требований, чем ко мне и Серсее, не замечая, что тебе разрешают заниматься только тем, чем хочется самому. Если пожелаешь, то мы продолжим этот разговор в другой день – не такой напряженный, как сегодня.

Молодой человек мог бы много чего возразить на эту отповедь, но понимал, что сейчас его аргументы не будут услышаны.

- Хорошо, продолжим этот разговор позже.

Они прибыли к запасному входу в студию через полчаса после начала съемок. Эмпат был в курсе, что Серсея приступает к своему испытанию третьей из шести оставшихся в шоу экстрасенсов, поэтому небольшой запас времени у них имелся. Блондин уже ждал их в дверях, притопывая от нетерпения.

- Тирион, Санса, рад вас видеть, замечательно выглядите, мои поздравления и все такое. Поспешим!

- Мне еще нужно, чтобы кто-то помог закрепить эту штуку на голове, - решительно заявила магистр изящных искусств, слегка покачиваясь на высоченных каблуках и показывая скомканную в кулаке вуаль.

Садящийся в инвалидное аэрокресло эмпат заметил, как Джейме со вздохом закатил глаза, а потом быстро подскочил к Сансе, достал откуда-то целый набор невидимок и уверенно начал колдовать над волосами девушки. При виде этой сцены дикое чувство ревности окатило Тириона, и он непроизвольно послал сильный импульс угрозы в сторону брата. Тот на пару секунд замер, морщась от боли, а затем не очень внятно процедил, сквозь сжатые зубы, в которых придерживал заколки, пока его пальцы закрепляли платок на голове девушки.

- Если еще раз учудишь такое, то получишь в обратку так, что мало не покажется.

- Что? – непонимающе спросила Санса.

- Это не тебе, детка, не переживай, а моему ревнивому младшему брату, который сам не в состоянии помочь невесте с прической, но горазд на расправу.

- У тебя откуда такие полезные навыки и целый набор нужных причиндалов? – хрипло произнес Тирион, стараясь унять эмоции и понимая, что не прав.

- Сам бы мог догадаться, зная нашу сестру, - усмехаясь, парировал Джейме, - она не доверяет свои златые локоны никому из местных стилистов-визажистов, а ее собственный свалил от нее еще три недели назад после очередного скандала. Готово. Помчались!

Спешка и чувство неловкости из-за несдержанного собственнического порыва, не сразу позволили эмпату заметить, что Санса не успевает за ними, то и дело спотыкаясь на шпильках. Он резко остановился и велел девушке:

- Иди ко мне!

- Что еще?!

Блондин уже не скрывал раздражения, но Тирион не стал ничего объяснять, просто поджидая молодую женщину, которая тут же послушно подошла к жениху с вопросительным выражением на лице.

- Забирайся, – с лукавой улыбкой велел невесте калека, - полетим вместе!

- А кресло выдержит? – с легким недоверием спросила Санса, уже присаживаясь ему на колени и крепко обхватывая мужчину обеими руками.

- Сейчас чуть повышу мощность и все. Заряда батареи должно хватить, а заявленная в инструкции грузоподъемность у «летающей табуретки» в три раза выше, чем нам с тобой надо.

- Засранец! – с чувством рассмеялся старший сын лорда Ланнистера, и припустил рядом с летящей по коридорам студии паре. – Эти покатушки войдут в легенды.

Тирион довольно улыбался, крепко сжимая в объятиях прижавшуюся к нему всем телом девушку и наблюдая изумленные лица встречающихся им на пути работников и гостей съемок.

- Скажи, - тихо прошептала ему на ухо Санса, - ты каким-то образом причинил Джейме боль? Слышала, что такое возможно, но под запретом. Якобы эмпаты прошлых времен могли наносить мысленные удары, но потом указом Императора Эймона Второго это было запрещено, и искусство ментального боя забылось.

- Вряд ли Джейме пожалуется на меня Императору, - осторожно ответил невесте эмпат. – Но ты права – это запрещенная техника. Я погорячился. Никому не рассказывай, пожалуйста.

- Не буду! – пообещала дочь погибшего воеводы.

Они влетели в помещение, выделенное Ланнистерам на время съемок. Комната была похожа на небольшой кинозал с уютными креслами, только вместо экрана там находилось огромное стекло с односторонней прозрачностью. С разных сторон в них тут же впились огоньки камер.

- Добрый день, - негромко поприветствовал их уже находящийся там Лансель Ланнистер. – Вы вовремя. Выход Серсеи через одного человека. Есть время на «припудрить носик» и настроиться на отыгрывание роли дружной и любящей семьи главной претендентки на победу в шоу.

После этих слов в комнату тенью скользнула Тиена в полумаске охранника и застыла у входа.

«Надо предупредить Сансу, что мне придется уехать пораньше, - думал Тирион, присаживаясь вместе с невестой следующим за Джейме и Ланселем рядом, - чтобы она не задерживалась в компании Серсеи и кузена, а отправилась домой сразу после съемок».

Продолжение следует...
 

Yuventa

Знаменосец
Это потому что автор виртуозно описывает интимные сцены. :cool:
Вроде бы ничего толком не сказано, а как будто сам участвуешь. :D А главное, без всяких пошлостей типа "жезлов страсти" и "жаждущих бутонов". С юмором так, но очень лирично:
Этой ночью они практически не спали, проверяя на прочность новую кровать. Хотя проверки начались еще с мебели в трактире у моря. Видят боги, он трудился, как никогда в своей жизни. Его поражало в невесте сочетание, казалось бы, несочетаемых вещей: она могла быть нежной и агрессивной, властной и покорной, удивительно умелой в одном и по-детски наивной в другом.
«Моя!» - ликовала вся его мужская натура, когда он любовался ее длинными ногами, тонкой талией и небольшой упругой грудью. «Моя!!!» - рвался из горла рык, когда его руки и губы скользили по ее телу. «Моя, моя, моя…» - ритмично отзывалось биение сердца, когда они отдыхали, а потом снова погружались в страсть.
Это любовь!!! :in love:
 

А.Городецкий

Бургомистр
Это потому что автор виртуозно описывает интимные сцены. :cool:
Вроде бы ничего толком не сказано, а как будто сам участвуешь. :D А главное, без всяких пошлостей типа "жезлов страсти" и "жаждущих бутонов".
Да, автор отправляет читателя страждущим всадником в пещеру фантазий!
Хочу ещё отметить, что и детективно-мистическая линия не стоит на месте, плавно открывается сюжет закулисных политических игр.
 

arimana

Мастер игры
Автор нанёс мощнейший ментальный удар по читателям, проверив их на прочность!
читатели устояли, надеюсь? а то автор слегка недоумевает, не переусердствовал ли с ментальными ударами :oops:
Это потому что автор виртуозно описывает интимные сцены. :cool:
да? :angelic:
Вроде бы ничего толком не сказано, а как будто сам участвуешь. :D
Леди Ювента, не смущай меня :oops:

А главное, без всяких пошлостей типа "жезлов страсти" и "жаждущих бутонов". С юмором так, но очень лирично:

Это любовь!!! :in love:
ой, а так можно было? почему-то "жезлы" и "бутоны" у меня ассоциируются с карточными мастями больше, чем с эротикой :D
Да, автор отправляет читателя страждущим всадником в пещеру фантазий!
Хочу ещё отметить, что и детективно-мистическая линия не стоит на месте, плавно открывается сюжет закулисных политических игр.
про пещеру... прям даже не знаю, что сказать... не переключайтесь!
 

arimana

Мастер игры
Глава 16. Санса. «Я знаю твою тайну».


«Я знаю тебя, а ты знаешь им цену.

Ты, кажется, нашел достойную замену.

Они танцевали, а ты им подпел -

Мой дом сгорел, зато весь город цел.

Суровая нитка, беленая кость,

Седьмая попытка встать во весь рост.

Приятно плакать под крики «ура»

Но вспомнишь ли с утра то, что было вчера?...»

(О.Арефьева «Ковчег»: «Мыловар»)


На арене, где проходило испытание, горел яркий свет, со стропил свисали черные портьеры, стояло оборудование для съемок, у которого замерли человек двадцать операторов, помощников, гримеров. В центре, на двух кубах, спиной к скрытым за затемненным стеклом родственникам экстрасенсов, в полном молчании сидели двое людей. От эмпата, молодого худощавого дравидийца в белом шервани, алой чалме и с жирной точкой посредине лба, их отделял тяжелый бархатный занавес. В руках мужчина держал два запечатанных конверта, не раскрывая которые, он должен был определить, в соответствии со сценарием «Я знаю твою тайну», кто находится за кулисой, а после озвучить вслух секрет, связывающий двух невидимых ему в настоящий момент людей. Шоу носило элементы реалити, поэтому пару выбирали посредством жребия тут же в студии из шести сотен добровольцев, рвущихся принять участие в съемках популярной программы. Сейчас вся эта толпа сидела где-то внизу под помещениями для родни и друзей главных действующих лиц. Таким образом устроители пытались исключить фактор знакомства эмпатов и участников.

Санса неоднократно в своей жизни видела трансляции шоу и всегда поражалась фантазии создателей проекта, выдумывавших все новые и новые заковыристые испытания для очередной партии экстрасенсов. Конечно, имелись и любимые зрителями обязательные этапы - тот, на съемках которого они присутствовали, был одним из таких.

- Риши Мукеш, сильный эмпат, двадцать семь лет, из богатого и известного в своем воеводстве клана, потомственный тантр, занимается примерно тем же, что и Тирион – помогает своей семье отбирать деньги у других семей, - в полголоса рассказывал присутствующим Джейме.

- Протеже лорда Бэйлиша, - вставил свое слово Лансель.

Санса никогда до этого не встречала сына Кивана Ланнистера. Молодой человек был удивительно похож на старшего брата Тириона. Хотя в нем не просматривалось того лихого обаяния, что было присуще Джейме, но чувствовалась порода.

- Вы с отцом не знали, что он примет участие в шоу? – догадался жених Сансы.

- Его ввели в состав уже после того, как списки экстров были сформированы, не иначе как Мизинец постарался.

Девушка знала, что «Мизинцем» называли за глаза лорда Бэйлиша, одного из самых влиятельных советников Императора. Отец Джоффри, воевода Роберт Баратеон, всегда отзывался о нем крайне негативно, как об «интригане» и «пройдохе». В ее семье Бэйлиша упоминали редко, хотя Санса помнила его на похоронах матери, и у нее было смутное ощущение, что они какая-то дальняя родня друг другу.

- Риши успешно идет по проекту, он явно не самоучка, работает какими-то загадочными энергиями и делает много пассов руками, - продолжал рассказывать старший сын лорда Ланнистера.

- Есть слабые стороны? – уточнил Тирион.

- Слишком позитивный, - ответил Лансель. – Нет в нем той хватки, что нужна для победы.

- Сплошные достоинства, - тихо вставила Санса.

- Не без этого, детка, - тут же отреагировал Джейме, - но кузен прав – парень хороший, что удивительно для потомственного купца, я бы с удовольствием пообщался с ним на отвлеченные темы и пропустил стаканчик-другой, если бы он не был соперником Серсеи. Единственный его недостаток, в рамках шоу, конечно же, не умеет себя подать. Стоит себе тихонько, глазки прикрыв, водит руками, водит, а потом – бац! – и выдает информацию. Драматизма не хватает.

Словно подтверждая слова победителя двадцать шестого сезона программы, стоящий перед кулисой дравидиец перестал делать пассы над конвертами и начал говорить, рассказывая о спрятанной от него паре – отец и сын, примерный возраст, приблизительное описание внешности, сложные отношения… Ведущий шоу, похожий на ожившую античную статую любимец женщин Антон Еффи, велел поднять занавес, и зал разразился аплодисментам.

По ту сторону экрана Сансе казалось, что съемки должны быть более динамичными и захватывающими, чем в действительности. Здесь же ей быстро стало скучно. Она сидела рядом с женихом, слегка дразня его незаметными со стороны ласками, на которые он отзывался волной нежности, приправленной возбуждением, и мечтала поскорее поехать обратно домой. «Неужели я уже считаю это место домом?» - спросила себя девушка и честно призналась, что это так. Тирион попросил ее не задерживаться в компании своих родных, объяснив, что вынужден будет по делам покинуть съемки вместе с братом, и вернется только поздно ночью. А потом долго целовал, стараясь погасить разочарование невесты, которое та не посчитала нужным скрывать.

Выход в студию Серсеи она не смогла бы пропустить, если бы даже захотела, потому что Джейме прервал пару настойчивым покашливанием и произнес что-то малопонятное: «Держать канал наготове. Всем». По тому напряжению, которое сразу повисло в комнате, Санса догадалась, что речь идет о каком-то термине из лексикона эмпатов. В звенящей тишине она наблюдала за дочерью лорда Ланнистера, с которой была немного знакома по ряду каких-то светских мероприятий еще будучи помолвленной с Джоффри, и поражалась надменной красоте, грациозной отстраненности и силе, исходящей от женщины. Серсея была скупа на движения, но каждый жест, поворот головы, наклон корпуса был отточен до совершенства. «Мне никогда не стать такой, - с легкой завистью думала магистр изящных искусств, - она не просто красива, в ней чувствуется стать и абсолютная уверенность в себе». Экстрасенс умело нагнетала обстановку, хмурилась, улыбалась, откидывала голову и словно танцевала медленный и тягучий танец с конвертами в руках.

- Актриса, - прошептал ей на ухо Тирион. – Она уже знает, что за ширмой две сестры, но добавляет в действо той самой драмы, что не хватает Мукешу.

Наконец женщина остановилась и изрекла слегка приглушенным голосом вердикт. Завороженный красотой ведущий не удержался от того, чтобы поцеловать ее руку перед тем, как объявил о поднятии занавеса. Гром аплодисментов потряс студию. Красавица улыбалась с видом королевы, достойно принимающей заслуженные почести. Она уже было открыла рот, чтобы начать говорить о тайне двух сидящих перед ней девушек, когда Тирион внезапно рыкнул:

- Стоп! Джей, пауза!

Санса не понимала, что происходит, но увидела, как закаменели плечи старшего брата Тириона, а стоявшая в свете софитов Серсея вдруг воздела руки к вискам и изящно склонила голову набок.

- Говори быстро, канал тянет силы, - тихо и с каким-то надрывом произнес Джейме.

- Ловушка. Не могу понять, но это подстава. Пусть Серси «потанцует», мне нужно пару минут.

Невеста эмпата переводила взгляд с жениха на его сестру.

- Санса, перестань смотреть на Тириона – ты нас подставляешь! – на одном выдохе произнес Лансель, наклоняясь за нарочито оброненной салфеткой. - Сожми руки в волнении и не своди глаз с Серсеи.

Девушка моментально сделала то, что ей велели, хотя в душе закипало возмущение, что кто-то посторонний пытается ей командовать. И тут на долю секунды ей померещилось, словно призрачная золотистая нить протянулась между Ланселем, Тирионом, Джейме и женщиной на арене. Она сморгнула, и наваждение исчезло.

Экстрасенс в студии медленно обходила сестер по кругу, легко прикасаясь к каждой из них кончиками пальцев.

- Тир, быстро! Серсея больше не может ждать. Мы много тратили с ней в эти дни и нифига не восстановили из-за ссоры.

- Седьмое пекло! – глухо прорычал молодой человек. – Еще немного! Санса, пожалуйста, потянись к Ланселю так, словно что-то хочешь ему сказать на ухо.

Молодая женщина осознавала, что происходит что-то очень важное для всех находящихся в комнате, и поэтому сделала то, что ей говорят. На минуту она загородила собой Тириона, а когда поняла, что дальше уже продолжать спектакль нельзя, то услышала гудение голоса жениха:

- Подстава. Это не две сестры – это брат и сестра, погодки. Парень с детства считает себя женщиной и во всем копирует сиблинга. Эта западня создана специально для вас с Серсеей... Бэйлиш!

Санса пораженно уставилась на сидящие на кубах две одинаковых девичьи фигуры: длинные волосы, тонкие талии, в меру кокетливые манеры. Она не видела лиц «сестер», но была убеждена, что даже чисто внешне никто не смог бы угадать, что одна из них родилась с отличным от женского набором половых органов. Магистр наблюдала, как Серсея внезапно остановилась в статичной позе, широко раскинув руки, и вдруг выкрикнула зло и звонко:

- Боги дали мне силы распознать истину! Слушайте все и не говорите, что не слышали. Я выдам эту тайну, но не буду указывать, чья именно тайна открылась мне – одна из сидящих здесь женщин была рождена мужчиной, но отвергла свою природу. Она прошла большой путь, и я не вправе указать на нее пальцем. Она – больше женщина, чем многие из здесь присутствующих.

После этих слов Санса увидела, что экстрасенс упала без чувств на пол, красиво сведя ноги в коленях и заломив руки за голову. Зал ахнул, забегали помощники, съемки прервались. Девушка почувствовала на щеке быстрый поцелуй жениха и услышала его шепот: «Мы сматываемся, увидимся ночью, веди себя хорошо». Она еще не пришла в себя от всего произошедшего, когда Лансель сказал, что ему срочно нужно отлучиться и тоже вышел. Через минуту девушка осознала, что осталась в комнате одна.

Деликатное постукивание вывело ее из задумчивости, дверь открылась, и на пороге возник человек, чье имя сегодня уже неоднократно звучало из уст братьев Ланнистеров. Лорд Бэйлиш, импозантный мужчина лет пятидесяти с седеющими висками и аккуратной бородкой, зашел в помещение и тепло улыбнулся дочери погибшего воеводы.

- Приветствую, Санса, разрешишь составить тебе компанию?

«Интересно, - подумала девушка, - что будет, если я отвечу отказом?». Но она не стала делать ничего подобного, а просто поздоровалась с вошедшим и вежливо выразила недоумение тем, что он делает на съемках.

- Ах, всего-то десять процентов акций телекомпании, по заказу которой разрабатывается программа, и вот уже некоторые эксклюзивные права на посещение тех или иных помещений, - рассмеялся Мизинец.

- Слышала, что один из эмпатов является вашим протеже, лорд Бэйлиш? – показала свою осведомленность девушка.

- Это правда, Санса. Правильно ли я понимаю, что эта тема уже обсуждалась здесь? – подмигнул ей мужчина. – Называй меня Питер, пожалуйста, так будет намного удобнее и мне, и тебе.

- Хорошо.

- Для начала позволь выразить свои соболезнования по поводу гибели твоих родных. Не думай, что это пустая великосветская болтовня. Семья – никогда не была для меня бессмысленным словом. Не знаю, в курсе ты или нет, но у нас с твоей матерью общая бабушка – Ирэна Таллир. В детстве мы часто с Кэт проводили у нее время вместе.

- Моя прабабушка со стороны мамы была из Таллиров? – удивилась Санса. – Почему я никогда об этом не слышала?

- Потому что ты Старк, а они всегда гордились своей родословной больше, чем чьей-либо чужой, - с усмешкой ответил лорд Бэйлиш. – Давай не будем терять времени, девочка, скажу честно, что пришел сюда только потому, что увидел тебя в комнате Ланнистеров – я наблюдал за шоу из режиссерской студии. Если я правильно понял, судя по кольцу и объятиям, которые вы не считали нужным прятать от камер, ты обручена с младшим сыном лорда Тайвина?

Санса спокойно выдержала пристальный взгляд Питера и подняла вверх левую руку с кольцом, демонстрируя его лорду.

- Это так.

- Когда это случилось? Насколько мне известно, еще в июне ты считалась невестой этого оболтуса Джоффри Баратеона, а твой отец искал возможность разорвать помолвку без особого скандала. Да, я в курсе, потому что он обращался ко мне за консультацией.

- Папа одобрил наши отношения накануне гибели, - Санса постаралась сформулировать фразу так, чтобы избежать откровенной лжи.

- У меня нет причин не доверять тебе, но есть повод сомневаться в искренности намерений лорда Ланнистера. Ты осведомлена, что могла бы стать невестой Императора, если бы пожелала? Ага, вижу, ты знаешь и не рада такому повороту.

- Вы тоже обладаете эмпатическими способностями, лорд Бэйлиш?

- Питер, если можно.

- Питер, - не стала спорить Санса.

- Нет, - улыбнулся Мизинец, - у меня почти нет дара, только крупицы, доставшиеся в наследство от Таллиров. Но я компенсирую это наблюдательностью и еще одним мало кому известным талантом.

- Каким же, если не секрет?

- У меня очень тонкое обоняние, девочка. Настолько чувствительный нос, что позволяет, например, ощутить запахи спермы младшего сына лорда Ланнистера и ответного лубриканта, исходящие от твоего тела.

Санса вспыхнула и ощутила, как жар обжег ее щеки.

- Ты так мило смущаешься, Санса. Перестань, - рассмеялся Мизинец. – На самом деле – для меня это хороший знак, говорящий о том, что ты – действительно счастливая невеста, а не несчастная жертва Ланнистеров, которую держат в загородном доме под охраной без права переписки. Если не секрет, где твой вирт-браслет? Я несколько раз пытался связаться с тобой после гибели Неда, но безуспешно.

Санса снова зарделась. Тирион обещал накануне, что отдаст ей браслет, но они собирались в такой спешке, что, видимо, он просто забыл это сделать.

- Я не хочу отчитываться перед вами на тему моего браслета, Питер. Вижу, что вам нравится вводить меня в смущение.

- Вот, а теперь я чувствую, что ты начинаешь злиться. Мой талант позволяет определять и такие нюансы. Ладно, не хочу настраивать тебя против себя, уверен, это и так есть кому сделать, - усмехнулся Мизинец. – Просто держи ушки на макушке. Ланнистеры всегда преследуют только свои цели, например, мне не совсем понятна встреча твоего жениха и его приемного отца с сыном Русе Болтона, состоявшаяся несколько дней назад в борделе одного из городков на границе воеводств.

Санса старалась сдерживать свои эмоции, но слова про встречу ее задели. «Он говорит о том самом дне, когда Тирион поздно вернулся домой. В день похорон отца и брата!»

- Ты не знала об этом, так ведь? Не отвечай. Все очевидно. Давай поступим следующим образом, девочка, поскольку я уже слышу, что Лансель Ланнистер возвращается обратно в помещение, буду предельно краток... Не смотри на меня как на злого колдуна – у меня наушник в ухе, в который мой человек сообщает о его передвижениях…Так вот, держи эту цепочку, надень ее на запястье или щиколотку, как тебе будет угодно, видишь – зеленый камешек, если тебе будет грозить опасность или срочно понадобится эвакуация, просто крепко сожмешь его три раза. Запомни, три раза. Повтори!

- Нажать три раза, - ошеломленно проговорила Санса.

- Отлично! Последнее, чуть не забыл. Не переживай сильно, когда будешь смотреть сегодня вечером выпуск шоу. В первом испытании, его снимали несколько дней назад, разбиралась гибель Джоффри. Его мать, Лионелла, не очень-то лестно отзывалась о тебе. Но жену воеводы можно понять – внезапная гибель сына, ставшая достоянием общественности. Наркоманию среди детей знати нужно либо держать в тайне, либо выносить на громкое обсуждение публики. Первое у Баратеонов не вышло, поэтому им пришлось пойти на второе. Главное, что Серсея стояла за тебя горой. Конечно, она победит в шоу, теперь нисколько в этом не сомневаюсь, но если бы не твой жених сегодня, то ей пришлось бы туго. До встречи!

Санса осталась в полном смятении чувств после ухода лорда. Слишком много противоречивой информации она получила за последние часы своей жизни. Когда в комнату вошел Лансель, девушка отказалась от его приглашения отобедать после съемок с ним и Серсеей, попросив вызвать охрану, чтобы отправиться в дом Тириона. Ей хотелось побыть одной и хорошо все обдумать.

Продолжение следует...
 
Последнее редактирование:

Yuventa

Знаменосец
Хочу ещё отметить, что и детективно-мистическая линия не стоит на месте
А... ну да... и эта линия тоже хороша. :D
ой, а так можно было? почему-то "жезлы" и "бутоны" у меня ассоциируются с карточными мастями больше, чем с эротикой :D
Теперь я смущаюсь... Я здесь самая испорченная? ;)
 

arimana

Мастер игры
Прелестно!!!
Какие сюрпризы преподносит автор, раскрывая персонажи! Сверхспособность очень подходит сующему везде нос Мизинцу.
мне кажется, что Мизинец - один из тех ярких персонажей плио, чей дар и "тотем" просто не могут вызвать никаких сомнений в любом из придуманных по мотивам миров :D
 
А... ну да... и эта линия тоже хороша. :D

Теперь я смущаюсь... Я здесь самая испорченная? ;)
искренняя жеж :D:bravo:
 

arimana

Мастер игры
Глава 17. Тирион. Милосердие.


«Чтобы ближнего убить –

Придется много пить,

Тогда все хорошо,

И сердце не болит,

И разум говорит,

Что было – то прошло.

Думаю, что теперь ты

Знаешь, как убить врага

Посредством коньяка,

Налив его в стакан

И выпив двести грамм

Во славу небесам.

Теперь попробуй сам

И не забудь сказать, что…»

(братья Самойловы «Агата Кристи»: «Молитва»)


- В доме помимо беглеца пять человек, еще двое у реки. Судя по всему, идут приготовления к скорому отплытию. У нас незначительное численное преимущество, но расслабляться рано. Как только мы раскроем себя, они попытаются уйти по воде. Катер или вертушку задействовать нельзя, чтобы не привлекать внимание к операции.

Майор Болтон был сосредоточен и напоминал Тириону сжатую пружину.

- Значит, взять при посадке в лодку не получится, придется штурмовать стены, – подвел итог Александр Клиганов.

- На воде у них больше шансов, чем у нас. Лезть в дом – тоже опасно. Главное наше оружие – внезапность и наличие эмпатов.

Их разношерстный отряд, состоящий из двух пятерок, болтоновской и ланнистерской, наблюдал за приготовлениями в одиноко стоящем, погруженном в темноту доме, окруженном высоким забором и расположенном на берегу полноводной реки недалеко от границы с Колхидским воеводством.

- Я пойду сразу за армейскими под прикрытием Бронна и Сандро, чтобы помочь найти спрута, если он захочет слиться со стеной, - сказал Джейме. – Тирион будет у воды, в доме ему делать нечего. Если осьминог все-таки сможет прорваться к реке, то второй эмпат попытается замедлить его передвижение с помощью дара. С братом останется Тиена и нужен еще кто-то из северян для надежности.

- Попытается замедлить…, - задумчиво повторил Рамзай. – Не боитесь поцарапать лицо, Джейме? Насколько знаю, оно вам нужно для работы.

- Не первый раз замужем, как-нибудь переживу, - усмехнулся старший из приемных детей лорда. – К тому же, своим людям я доверяю.

Еще во время полета к точке сбора, где Ланнистеров и их людей поджидала группа северян, Тирион выяснил у Джейме, что экстрасенс значительно потратил силы во время съемок шоу. Канал мыслеречи, который он вынужден был держать с Серсеей во время испытания, выпил почти весь дар. Сводный брат не забыл напомнить эмпату и о том ментальном ударе, что получил «на ровном месте от одного ревнивого придурка». Поэтому младший Ланнистер понимал, что у Джейме, фактически, нет иного выбора, как сунуться в дом – на расстоянии он найти и «спеленать спрута» сейчас был не способен. Расклад ему не нравился, но других вариантов не имелось.

- Подведем итог, - майор взял руководство операцией на себя, что не встретило ни малейшего возражения. – Мы скрытно выдвигаемся к дому. Я с Мэттом, Владом и Димой начинаю штурм, Джейме со своими телохранителями идет следом, Тирион и дамы контролируют ситуацию на свежем воздухе. Пленных, кроме Теона, не берем, своих не бросаем, вертолет подхватит нас сразу после завершения операции. Чем быстрее начнем, тем быстрее разбредемся по уютным кроваткам.

В начале все развивалось, как задумывалось: дозорных сняли, в дом проникли бесшумно, действовать начали согласованно по команде Болтона. После свето-шумовой гранаты раздались вскрики и выстрелы, потом еще два взрыва. Эмпат находился на заднем дворе в компании Тиены и Миранды. Он не знал, что именно пошло не так, но было ясно, что план провалился. По-видимому, отряд прикрытия Грэйджоя оказался состоящим не из новичков, потому что Тирион услышал в наушнике крик боли Джейме, отборный мат Клиганова и голос Бронна: «Останусь с ним!». Неприятное предчувствие снова холодом обожгло спину. Осознание физической беспомощности, неизвестность, переживания за брата и, одновременно, нежелание принимать участие в активной фазе операции давили на виски. Молодой человек непроизвольно рванул в сторону дома на своем аэрокресле, но был остановлен захватом шипящей от сдерживаемой ярости Тиены:

- Куда?! Стоять! Не лезь сейчас к Джею, он жив – это главное. Твоя задача определить и замедлить спрута.

Тирион увидел, что четверо фигур в черном быстро вырвались из дома, следом за ними выпрыгнули Болтон, двое северян и Сандро. Началась пальба. Отряд людей Грэйджоя прорывался к лодке. Миранда кинулась на помощь своим и была срезана автоматной очередью в голову кем-то из группы прикрытия Теона. Эмпат прикрыл веки, попытался включить все свои способности и раскинуть сеть. «Спрутов» было двое – рядом с одним из них находились два человека, а второй был женщиной. За считанные секунды младший Ланнистер определил, что она «под маской» и уже почти добралась до катера.

- Женщина-спрут у лодки, Тиена, она уходит!

- Плевать на бабу, Тир, ищи осьминога.

Он открыл глаза и громко крикнул:

- Рамзай, твоя цель в центре - второй от воды, удерживаю его от мимикрии.

- Огонь на калеку! – скомандовал женский голос со стороны реки.

В сторону Тириона уже летели пули, но азиатка была наготове и прикрыла хозяина. Эмпат чувствовал колоссальный прилив адреналина. Страх, злость, беспокойство за Джейме слились в нем в одно сплошное месиво эмоций, которое подхлестнуло его дар, усиленный ночью любви с Сансой. Он рискнул раскинуть сеть еще шире и взять под контроль не только Теона, но и неизвестную женщину.

Несколько событий произошли одновременно: майор Болтон включил природную ловкость и, обойдя защитников фальшивого капитана Грэя, мощным прыжком повалил свою жертву в прибрежные камыши. Кто-то из группы прикрытия выскользнул из оцепления и нырнул в поток, уходя от пуль. Тирион узнал женщину-спрута – это была Яраша Грэйджой, одна из двух дочерей диктатора Магрибских островов, которой он был представлен на одной из деловых встреч года два назад. Образ спортивной насмешливой брюнетки заслонил собой образ врага – Тирион понял, что не сможет отдать девушку на расправу, поэтому просто сконцентрировал все свое внимание на удержание ее нервной системы, послав мысленную команду женщине незаметно отползти в сторону и залечь в тину, сливаясь с окружающей средой при помощи ее особого дара. Ланнистер ощутил, что Яраша сопротивляется его ментальной силе, но знал, что у нее ничего не выйдет.

Молодой человек был настолько сосредоточен на первом в своей жизни процессе полного подчинения другого эмпата в условиях реального боя, что не сразу понял, что все уже закончилось. Он увидел, что майор Болтон поднялся вместе с пленником из воды. Рука с ножом застыла у горла Грэйджоя. Используя силовой прием, Рамзай удерживал Теона в плотном захвате, неприятно поразившем младшего сына лорда какими-то едва ощутимыми элементами интимной близости и вожделения.

- Отбегался, дорогуша. К чему это все привело? Посланцы твоего папеньки мертвы, а ты сам насквозь провонял потом и страхом. Не сильно тебе помогли семейные таланты. За то, что погибли Миранда и Влад, ты будешь наказан, красавчик.

Тирион отвернулся за миг до того, как раздался дикий крик Грэйджоя. А когда повернул голову обратно, то увидел, что пленник уже катается по земле, прикрывая лицо руками. По его пальцам текла кровь. Эмпат знал, что у спрута остался только один глаз. Сцена потрясла его настолько, что он чуть не выпустил из ментального захвата сестру Теона, которая тоже наблюдала случившееся.

- Что с Джейме? – услышал он словно со стороны собственный хриплый голос.

- Лишился пальцев руки, - ответил Болтон, несильно пиная пленника в живот и жестом передавая его на попечение своих людей. – Какая-то стерва смогла его обыграть и ударила чем-то типа мачете. Куда она подевалась?

Свет луны, казалось, стал ярче, зато темнота по краям словно сгустилась и начала обретать плоть и запах. Тени зашевелились. Тирион скрипнул зубами, усилил ментальный натиск и грубо вырубил сознание девушки.

- Ушла под водой, как и еще один, - ответила Тиена. – Я следила за поверхностью и могу поклясться, что никто не выныривал.

- Проверьте пальцы убитых, - сказал эмпат. – Мне кажется, что они из дельфинов.

- Так и есть - перепонки, - констатировал Клиганов.

- Забираем трупы и раненых, уходим!

Уже на борту самолета, летящего в Рим, куда должны были доставить бледного с перебинтованной рукой Джейме, Тирион спросил брата, что произошло.

- Моя ошибка. Сосредоточился на поиске осьминога и пропустил второго спрута. Не ожидал, что это будет женщина. Она осталась за спиной, видимо, почувствовала дар или узнала, пыталась оттяпать мне голову. Благодаря Бронну смог увернуться, но пальцы потерял.

- Подобрали. Есть шанс, что их восстановят, - ответил глава службы безопасности Джейме.

- Ты дал понять Болтону, что она из дельфинов. Зачем? – спросил Сандро.

- Я узнал ее – это Яраша, сестра Теона.

- Идиот! – взревел Джейме. – Она чуть не убила меня, а ты ее отпустил! Ты понимаешь последствия?

- Я даже не догадывался в тот момент, что это она на тебя напала! К тому же, какого дьявола мы вообще ввязались в эту авантюру? Почему мы даже не попытались захватить Грэйджоя силами собственной службы безопасности без участия этого садиста Рамзая? – заорал в ответ Тирион.

- Почему?! Да из-за твоей любимой Сансы! Мастер пошел на эту уступку Болтонам, чтобы даже разговоров не возникло о возвращении девушки на Север. Неужели твоего аналитического ума не хватило, чтобы понять такую простую вещь! А теперь в ситуацию, как оказалось, вмешались еще и Таллиры. Не знаю, как ты собираешься объяснять отцу свой внезапный приступ милосердия, но на этот раз обойдешься без моей помощи!

Тирион застонал и обхватил голову руками. Он понимал, что поступил глупо, но что ему было делать? Одно дело, когда ты дома, сидя на мягком диване, участвуешь в поиске незнакомого тебе человека, а другое, - когда при тебе убивают и увечат людей. Отдать Болтону Ярашу после того, как тот выколол глаз ее брату? Он не настолько циничен.

- Прекратите цапаться. Тиена, Джейме нужно сменить капельницу. Я сам доложу лорду о ходе операции. А ты держи! – спокойно произнес Клиганов.

Тирион почувствовал, что кто-то тронул его за плечо. Он открыл лицо, взяв протянутый ему полный стакан коньяка, и выпил залпом, будто простую воду. Уже завтра или даже сегодня ночью ему придется держать ответ за то, что наворотил, но сейчас он не хотел ни о чем думать.

- В пекло рефлексию! – прошептал эмпат свою любимую присказку. – Лучше напьюсь до беспамятства.

Продолжение следует...
 

arimana

Мастер игры
Глава 18. Санса. На волю.


«Я неуклонно стервенею с каждым смехом,

C каждой ночью,

С каждым выпитым стаканом.

Я заколачиваю двери,

Отпускаю злых голодных псов

С цепей на волю.

Некуда деваться,

Нам остались только сбитые коленки….

Я неуклонно стервенею с каждым разом…»

(Я.Дягилева «Я стервенею»)


Санса затруднялась определить то чувство, которое испытывала, смотря ночное шоу экстрасенсов по визору в гостиной. Злость? – нет. Ярость? – тоже не то. Вернее всего было назвать его бешенством. Внешне она оставалась спокойной, но Стефан, настроивший ей программу и составивший компанию, в какой-то момент просто по-тихому слинял из комнаты. Вероятно, он помнил о ее неадекватном поведении несколько дней назад и не желал попасть под горячую руку.

Что больше всего выводило женщину из себя, так это даже не слова матери Джоффри о бывшей невесте сына, а то, что их отношения препарировались на всю страну, как бы между делом, без особого акцента, но довольно однобоко. Бэйлиш, спасибо ему, предупредил, что Лионелла «нелестно отзывалась» о Сансе. Эта формулировка была неточной. Жена воеводы не употребила ни одного негативного слова в адрес дочери Неда Старка, но у девушки осталось стойкое впечатление, что ее измазали дерьмом и голышом отправили гулять по городским улицам.

- Он был при жизни красивым, чувствительным мальчиком, с мятущейся душой, поэтическим талантом и непростым характером, конечно, такой милой девочке из хорошей семьи, как Санса, занимающейся исключительно своим образованием и искусством, было с ним сложно, - говорила в интервью Лионелла.

А Санса слышала в этом упрек, что недостаточно уделяла внимание ее сыну. Ложь! Она только и делала, что вытягивала его из разных сомнительных компаний, бросала учебу посреди сессии, откладывала сдачу курсовых проектов, передавала другим возможность открывать выставки, над организацией которых трудилась месяцами, уезжала с важных семейных мероприятий, чтобы только не оставлять его одного в какой-нибудь тусовке, где «чувствительный мальчик» мог сорваться после очередной неудачной реабилитации.

- Он тяжело переживал размолвки с Сансой, - со слезами на глазах рассказывала ведущему шоу мать Джоффри, - а она все больше отдалялась, возможно, обрела новую любовь.

Эти слова были проиллюстрированы полуминутной нарезкой кадров, снятых, очевидно, во время съемок второго испытания. В первом эпизоде Санса увидела себя - раскрасневшуюся, с глупой улыбкой на устах, летящую по коридорам в момент, когда она сидела на коленях Тириона, и они спешили в помещение для родственников. Во втором был показан фрагмент, в котором Тирион что-то шептал ей на ухо, а она поправляла его волосы рукой. Оператор взял кольцо крупным планом и задержал на нем внимание зрителей.

«Лорд Тайвин может быть доволен, - саркастично думала магистр изящных искусств, - если после этого кто-то еще не догадается, что эгоцентричная особа по имени Санса Старк сама предпочла красавца-наркомана загадочному калеке-эмпату из другого известного и обеспеченного клана, то это очень недалекий человек».

По всему выходило, что она бросила Джоффри, а тот, с горя, кинулся во все тяжкие и погиб в одном из притонов, не рассчитав дозу. Версию суицида озвучивали трое из шести экстрасенсов, мол, из-за чего-то переживал, страдал, покончил с собой. Оставшиеся трое, включая дравидийца Мукеша и Серсею, говорили о каких-то подозрительных обстоятельствах и «безликом незнакомце», по злому умыслу подменившем одну дозу на другую. Риши даже пошел дальше всех, произнеся страшное для Сансы слово «приговор», но наотрез отказался объяснять кто и с какой целью его вынес. Завершилась первая часть программы без каких-либо определенных выводов, победу никому не присудили, потому что никто толком ничего не объяснил. Приглашенным экспертом в данном выпуске был дядя Джоффри – Ренли Баратеон, сам когда-то ставший победителем шоу. К его чести, экстрасенс, находящийся в сложных отношениях со старшим братом воеводой, это девушка знала достоверно, отметил, что у племянника не было ярко выраженного дара, и мягко выразил сомнение, что именно отношения с невестой подтолкнули молодого человека к рискованному поведению.

Санса понимала, что главной целью этого разбора было не столько представить публике истинные обстоятельства смерти ее бывшего жениха, сколько переломить мнение аудитории о юноше и его семье в другую сторону. Излишне заботливая мать, жестокосердная невеста, мир несправедлив и куда податься «несчастному поэту», как не в наркоманские трущобы? Ей было противно еще и потому, что отчасти это было сделано за ее счет.

Во второй половине программы, безусловно, примой стала Серсея. Короткие кадры с напряженными лицами родных и самой Сансы, со сжатыми «в волнении» руками, были лишь одной из искорок, добавивших блеска эффектному выступлению дочери лорда.

«Ланнистеры всегда преследуют только свои цели», - говорил ей Питер Бэйлиш. Именно при просмотре шоу девушка в полной мере осознала, что это так. Невозможность выйти на связь ни с кем из друзей, чтобы поделиться своим возмущением от программы, еще сильнее распаляли чувство, что она заперта в четырех стенах на правах скорее пленницы, чем будущего члена семьи. Она не знала, где именно Тирион хранит ее вирт-браслет, но полагала, что он в сейфе у кровати, потому что на столе она его не обнаружила, хотя провела быстрый обыск. «А я на самом деле «счастливая невеста», а не «жертва, которую держат в загородном доме под охраной без права переписки?»» - спрашивала себя Санса, и уже не была так уверена в позитивном ответе, как сама днем пыталась представить это Мизинцу. И еще та встреча с Рамзаем, о которой упомянул Питер, тоже не давала ей покоя. Она решила во что бы то ни стало дождаться Тириона и задать ему несколько важных вопросов.

Молодая женщина услышала звук подъезжающего к дому аэроавто и напряженно ждала появления жениха. Как только он вышел из лифта, поддерживаемый Тиеной и одним из телохранителей, она сразу поняла, что эмпат порядком пьян. Это не добавило ей хорошего настроения.

- Ты не спишь, радость моя? – устало улыбнулся хозяин дома, не замечая состояния невесты. – Боюсь, что сегодня ночью от меня мало толку. Пойду в душ.

- Опять посещал бордель в компании майора Болтона, дорогой? – нарочито будничным тоном спросила Санса.

Она увидела, что жених вздрогнул и остановился, не дойдя до дверей ванной комнаты.

- О! Полагаю, тут не обошлось без Мизинца, - с горькой усмешкой произнес Тирион.

- Не знаю, в курсе ты или нет, но «Мизинец», как ты называешь лорда Бэйлиша, мой дальний родственник.

- Мне тоже не очень повезло с родней, не переживай, - попытался отшутиться мужчина.

- Он, фактически, единственный мой родственник, с которым удалось пообщаться после гибели отца и брата, где остальные – никто не знает. Или знает, но не сообщает мне.

Санса увидела, что жених оперся спиной о дверь ванной и закрыл глаза. На пару мгновений она задала себе вопрос: «Что я делаю? Зачем пытаюсь спровоцировать скандал?», но потом воспоминания о словах Бэйлиша и кадрах из шоу вытеснили мимолетные сожаления. Она хотела серьезного разговора - некоторые вопросы лучше решить сразу, чем отложить на потом.

- Поверь, я ничего не скрываю от тебя про родных. Как только что-то станет известно, ты об этом узнаешь.

- Не скрываешь о родных, но не сказал, что встречался с Болтоном? Ты соврал мне, когда говорил, что едешь на деловую встречу по поводу отстранения их от власти на Севере. Сегодня была поездка из той же серии? Ты снова общался с Рамзаем? – только задав этот вопрос, Санса поняла, что угадала. Ее посетило непоколебимое чувство уверенности, что Тирион был в компании сына Русе Болтона.

- Санса, сегодня не лучший день в моей жизни, давай отложим этот разговор хотя бы до утра. Пожалуйста.

Женщина металась по комнате и не хотела или не могла остановиться.

- Чтобы ты смог к утру придумать правдоподобное объяснение? Нет, давай поговорим откровенно. Сейчас!

- Говори, - согласился мужчина и медленно опустился на пол.

- Нет! Это ты мне скажи, что происходит? Почему я узнаю нелицеприятные и лживые подробности свой личной жизни из ночного шоу экстрасенсов? Его смотрит не только вся Вестероссия, но и весь мир. Завтра и послезавтра программу повторят еще и еще раз! Почему я заперта в твоем доме и не могу даже выйти на улицу? Не могу связаться с друзьями и родственниками? Ты обещал вернуть мне вирт-браслет, но и тут солгал!

- Санса, мы просто очень торопились, и я забыл об этом, ты сама не напомнила. Что же до шоу, ты уже довольно взрослая девочка, была сегодня на съемках и должна знать значение таких терминов как «монтаж» и «манипуляция общественным мнением».

- Пытаешься переложить ответственность на меня?! – женщина чувствовала, что переходит ту самую грань, за которой ссору еще можно остановить, но эмоции били из нее настолько сильно, что она не была способна ими управлять.

- Чего ты хочешь от меня услышать? – в голосе Тириона прорезалась злость. – Я не смотрел программу и не знаю, что там было показано. Я вообще никогда ее не включаю, если меня не заставляют делать этого специально!

- Я хочу уйти! Я хочу, чтобы ты выпустил меня на волю. Я задыхаюсь в этом доме, в той лжи, что меня здесь окружает.

Санса увидела, что Тирион тяжело встает на ноги. Возникло странное чувство, что свет в гостиной померк и тени заклубились по углам комнаты, все сгущаясь и обретая плотность. Ее охватил жуткий страх. В этот момент створки лифта распахнулась и в комнату ворвалась возбужденная Тиена.

- Что случилось? Тирион, ты разбудил тени! Немедленно успокойся, ты не обучен ими управлять и не понимаешь, чем это грозит! – глава службы безопасности сама была на грани паники.

- Что случилось?! – в голосе эмпата девушке слышался какой-то потусторонний низкий гул. – У нас тут небольшой семейный скандал, Тиена. Моя будущая жена требует, чтобы я немедленно дал ей свободу. Не вижу причин, чтобы не удовлетворить ее просьбу. Открой для Сансы ворота – пусть уходит!

- Не принимай поспешных решений, о которых потом пожалеешь, - тихо произнесла азиатка.

- Это приказ! Открой ворота!!!

Санса больше не могла находиться в этом помещении. Ей мерещились странные призраки и исходящие от Тириона волны то леденящего душу холода, то нестерпимого жара. Девушка быстро сорвала с пальца кольцо, бросив его на столик у дивана, и бегом кинулась вниз по лестницам. Она не знала от чего бежит, но только бы быть подальше от накатившего ужаса. Ворота действительно были распахнуты - никто не пытался ее остановить. Лишь углубившись в какой-то лес на скалах, она немного успокоилась и поняла, что оказалась совершенно одна в незнакомом месте. Из глаз лились слезы, но больше всего она жалела, что даже не подумала днем надеть ту цепочку, что ей передал лорд Бэйлиш – средство связи с Питером осталось в шкатулке с драгоценностями в доме Тириона.

Продолжение следует...
 

arimana

Мастер игры
Глава 19 Тирион. Недосказанность.


«Время, конечно, излечит,

Раны не противоречат,

И зарастают рубцами

На своих.

Я расчехлю свои грезы,

Вновь напишу новой дозы,

И распечатаю слезы

За двоих.

В двадцать два ангелы

Разожгли факелы.

Синий огонь чернил

Опалил.

Белых стихов вуаль -

В окна бросал я их.

Мне о тебе не жаль,

Да, я псих!...»

(К.Кулясов «Анимация»: «Псих»)


- Мне нужно принять ванну, Тиена, - произнес Тирион бесцветным голосом.

Внутри у него было полное опустошение. Он не хотел ни о чем размышлять, анализировать, пытаться разобраться, что произошло. Просто оказаться под теплыми струями воды и смыть, наконец-то, с себя все события этого долгого дня.

- Я приглашу Стефана, - мягко ответила глава службы безопасности.

- Сам справлюсь.

- Ты потратил очень много сил сегодня, можешь вырубиться прямо в ванной. Пожди две минуты – он уже поднимается.

- Я столько сегодня вытворил, что если хотя бы на минуту задумаюсь о последствиях, то проще сразу в петлю.

- Ты выдержишь.

Звонок от лорда Ланнистера раздался в тот момент, когда врач уже открывал двери ванной комнаты, заводя туда хозяина дома. Спину скрутило спазмом боли, ноги практически отказывались двигаться. Тирион снял вирт-браслет, принял вызов и бросил аппарат Тиене.

- Ответь Мастеру, я присоединюсь к разговору позже.

Стефан выглядел напряженным и делал гидромассаж инвалиду без привычных шуточек. Тирион безропотно позволял проводить с собой процедуры, лишь время от времени сжимая зубы от боли. Минут через пятнадцать стало легче. Когда друг уже помогал ему облачиться в халат, младший сын лорда спросил:

- Считаешь, что я не прав?

- Это не мое дело. Только замечу, перед тем, как Санса покинула дом, по этажам прокатилась мощнейшая волна страха и гнева. Ты знаешь, я не особо чувствительный человек и никаких способностей к эмпатии у меня отродясь не было, но зуб даю, что даже дворовые псы попрятались. Не знаю, что между вами произошло, но я впервые задумался о расчете.

- Я не понимаю, что случилось. Просто очень тяжелый день: съемки, поездка, Джейме лишился пальцев… Захочешь уйти – вольному воля. Не знаю, как без тебя справлюсь, но удерживать не буду. Если дело в деньгах, то я увеличу выплаты.

- Дело не в деньгах, Тирион, ты это знаешь. Мы знакомы уже десять лет, и я помню тебя сопливым пареньком с кучей комплексов, но таких вещей ты не устраивал даже в период, когда дар был неустойчив.

- Что посоветуешь?

- Отправь людей на поиски девушки – она не могла далеко убежать. Одна ночью в незнакомой местности, даже без связи, если правильно понимаю.

Тирион застонал. Раскаяние, которое он гнал от себя, не давая вцепиться в разум, смело все барьеры и накрыло целиком и полностью.

- Хорошо. Отдай распоряжение от моего имени. Подними всех, кто доступен, на поиски.

В тайне Тирион надеялся, что Тиена убедит отца перезвонить позже, возможно, утром. Но уже на выходе из ванной комнаты он услышал обрывок их разговора:

- … мы учитывали такую возможность, но этого могло никогда не произойти. С каждым годом шанс становился все меньше. Прорыв новых способностей в таком возрасте редкость, - рассуждал Мастер.

- Ты же понимаешь, Тайвин, я обязана сообщить о случившемся принцу.

Молодой человек понял, что речь шла о нем, хотя слова о «прорыве» дара теоретически могли относиться и к Сансе, но интуиция говорила о другом. Оба собеседника резко замолчали, когда врач и его пациент появились в спальне.

Эмпат махнул рукой в сторону галоизображения лорда. Пожилой мужчина молча наблюдал, как Стефан укладывал Тириона в кровать, казавшуюся слишком огромной для одного человека. Судя по картинке, Тайвин расположился в кресле в комфортно оборудованной больничной палате, похоже, в ней сейчас находился сводный брат.

- Еще минута и я весь твой, Мастер, - поприветствовал отца калека.

- Стефан, - обратился к врачу лорд, игнорируя слова приемного сына, - раствор номер два на шесть часов через пятнадцать минут.

- Сделаю, - подтвердил эскулап.

Тирион видел, что отец находится в одном из самых мрачных своих расположений духа, и не обманывался причинами этого. «Заслуженной головомойки не избежать, - думал молодой человек, - может и к лучшему, что сейчас, а не завтра».

- Как Джейме?

- Спит после операции. Приживутся ли отрубленные пальцы обратно и в каком количестве, станет ясно только дня через три. Рассказывай.

- Я отпустил Ярашу сознательно, уже зная, что она напала на Джейме – не смог отдать ее Рамзаю после… - начал Тирион, но был прерван взмахом руки лорда.

- Про операцию я уже достаточно услышал из разных источников. Подводя итог, мы выполнили свои обязательства перед Болтонами. Они перечислили сумму в два раза превышающую первоначальные договоренности, треть я уже перевел на твой личный счет. Считай, что туда же включил премию за помощь Серсее на шоу – Бэйлиш подготовил замечательную ловушку, надо отдать ему должное. К тебе претензий нет.

- Вот как?

Слова отца насторожили Тириона, он понимал, что если ему спускают с рук самодеятельность с дочерью Грэйджоя, то, значит, дальше будет что-то посерьезнее.

- Ожидаешь от меня претензий по поводу Яраши? – усмехнулся Мастер, - не дождешься. Что сделано, то сделано, возможно, к лучшему. Мне предстоит тяжелый разговор с Бэйлоном. Пусть он самодур, но не дурак, поймет, что мы проявили добрую волю и сохранили его любимой дочери жизнь. В игру вмешались люди Таллиров – это проблема, ее тоже предстоит решать. Дельфины очень чувствительны к потерям среди своих, надо выяснить, не было ли среди них отпрысков Эдмина.

«Умение извлечь выгоду из любой ситуации, - размышлял молодой человек, - вот чему мне еще учиться и учиться».

- Меня интересует то, что произошло у тебя в доме непосредственно перед моим звонком. Надеюсь, ты уже пришел в себя и отправил людей на поиски Сансы?

- Да.

Упоминание о девушке болью отозвалось в сердце. Он чувствовал себя моральным уродом за то, что позволил развиться скандалу, не сдержал эмоций, по сути, выгнал ее из дома. В тот момент он испытывал только злость и желание избавиться от человека, который стал причиной такого сильного раздражения. Сейчас был готов сам кинуться в лес на поиски, но знал, что это бесполезно – физическая немощь и чувство невосполнимой потери заставили глаза наполниться слезами. Он ненавидел себя сейчас до такой степени, что полностью отключился от разговора с лордом.

«Тирион… Тирион, посмотри на меня (голос Мастера зазвучал в голове эмпата, сметя и без того хлипкую защиту, потревоженную совестью). Соберись! Потом будешь рыдать и валяться в ногах невесты, если пожелаешь. Есть тема, которую нам нужно обсудить немедленно!»

- Она сняла кольцо, - произнес молодой человек вслух.

- Милые бранятся, только тешатся. Джейме с Серсеей и не такие пляски устраивали. Я сам по молодости с твоей… ладно! Сейчас не об этом.

Он постарался абстрагироваться от чувства раскаяния и сосредоточиться на словах лорда. Было сейчас сказано нечто очень важное, но, кажется, молодой человек это пропустил. Не уловил какой-то оттенок. Одно Тирион осознал сразу – отца мало заботит скандал с Сансой, а волнует что-то другое. Словно противореча этим выводам, лорд сразу задал вопрос:

- С чего началась ссора?

- Она что-то говорила про шоу, про какие-то «лживые подробности» личной жизни, про то, что общалась с Бэйлишом, оказывается, он ей какой-то родственник. Была в курсе встречи с Болтоном в «Золотом Лотосе». Просто упреки. Я оказался не готов и вспылил.

- Ясно. С этого места поподробнее. Меня интересуют Тени. Давно это с тобой происходит?

- Пару дней.

- Опиши!

- Свет словно становится ярче и что-то начинает клубиться по углам. Ты в курсе, как понимаю, объяснишь?

- Ярче?

Мастер выглядел напряженно над чем-то размышляющим, его локти упирались о подлокотники кресла, а пальцы рук были скрещены перед лицом. Вопрос сына он не услышал или не захотел на него отвечать.

- Интересное явление. Насколько знаю, со стороны эффект проявляется иначе – свет, наоборот, меркнет. Вероятно, разные аспекты восприятия. Не буду сейчас продолжать этот разговор – он требует общения лицом к лицу, а не по визору. Скажи лишь одно, помнишь, что делал, когда эмпатический дар начал стихийно проявляться в подростковом возрасте?

- Помню – считал про себя до ста, до тысячи. Ты сам меня этому учил. Это как-то связано со способностями?

- Без сомнений. Главное, если такое случится снова, то ты должен взять дар под контроль – начинай считать, как если бы был неопытным новичком. Ты меня понял?

- Да. Значит, не расскажешь?

- Сейчас неподходящее время, чтобы услышать те вещи, которые нужно будет обсудить. Если тебе станет от этого легче, то считай, что это моя ошибка. Возможно, разговор нужно было начать раньше, хотя ничего не предвещало, что будет прорыв. Помни о затуханиях. Все, на этом достаточно. У меня тоже был трудный день. Отбой.

Молодой человек еще несколько секунд недоуменно смотрел на место, где только что светилось погасшее изображение отца. Сил на то, чтобы проанализировать полученную информацию не было. Когда в комнату зашел Стефан со шприцом, Тирион спросил его о ходе поисков.

- Пока безрезультатно, - ответил врач, вкалывая снотворный препарат, восстанавливающий силы и дар. – Спи!

Продолжение следует...
 
Последнее редактирование:
Сверху