Гет Фанфик: Под летним солнцем

Аннри

Межевой рыцарь
Название: Под летним солнцем
Автор: Tativi
Переводчик: Аннри
Бета: Аннри
Ссылка на оригинал http://archiveofourown.org/works/5203880/chapters
Категория: гет
Размер: макси
Персонажи: Тирион Ланнистер, Санса Старк, Подрик Пейн, Дейнерис Таргариен, Миссандея и др.
Пейринг: Тирион/Санса
Рейтинг: PG-15
Жанр: приключения, романс
Предупреждения: AU, ООС
Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО
Краткое содержание: Тирион и Санса убегают вместе с Пурпурной Свадьбы и пускаются в эмоциональное, романтическое и сексуальное путешествие, полное открытий и приключений.



Глава 1

«Быстрая Дева» оправдывала свое название и быстро скользила по водам Узкого моря, движимая сильным ветром. Тирион заботился о Сансе в маленькой каюте, которую ему удалось арендовать для них обоих. Она страдала от морской болезни, и ее муж освежал ее лоб мокрой тканью и подставлял ведро всякий раз, когда у нее был приступ рвоты. Он ни на минуту не покидал ее, опасаясь, что кто-нибудь из моряков попытается нанести ей нежелательный визит (он заметил похотливые взгляды, которыми они проводили его молодую жену), а его беспокоило ее состояние. Подмастерье принес ей успокаивающие настойки, а Подрик ходил за едой, да периодически выливал за борт наполнявшееся ведро. Тирион извинился перед верным парнем, уверяя его, что он сам сделал бы это, если бы не боялся оставить свою жену в одиночестве. Под великодушно сообщил, что извиняться не стоит и что ему не сложно выполнять эту задачу.
Супруги Ланнистер ускользнули из Королевской Гавани. Вскоре после того, как тело Джоффри рухнуло на землю, несомненно, под действием какого-то яда, Тирион, воспользовавшись суматохой, нашел Сансу и крепко взял ее за руку.
- Мы должны бежать, иначе они обвинят нас в этом!
Они сбежали, и Тирион провел ее потайными ходами, а затем к ним присоединился Подрик, неизменная тень своего хозяина. Они добрались до окраин замка, не будучи замеченными, и достигли залива Черноводная. Среди кораблей гавани была «Быстрая дева», которая собиралась отправиться в Пентос. Кошелек золота помог капитану убедить экипаж взять еще один груз, и через несколько минут судно отправилось с благоприятным ветром в направлении Эссоса.
Позади, на берегу, послышался скорбный перезвон колоколов. Тирион почувствовал, что больше не увидит столицу Семи Королевств. Потому что он не без оснований подозревал, что его дорогая сестра выкрикивает его имя в эти самые минуты, приговаривая его к смерти за преступление, которого он не совершал.
«Увы, это сделал не я, как бы я этого ни хотел», - подумал Тирион с сарказмом.
Верный Под добросовестно охранял дверь в их каюту. Тирион настоял на том, чтобы арендовать для него еще одну, хотя мальчик и отказывался, но паж появлялся в ней только для того, чтобы поспать. Остальное время он оставался на месте — перед дверью их каюты, и отлучался на палубу лишь на очень короткое время, чтобы размять ноги и вдохнуть свежего воздуха, когда его хозяин, жалея верного мальчика, приказывал ему это сделать.
Тирион все это время обдумывал варианты наиболее подходящего маршрута из Пентоса. Главное, что нужно сделать, - это избавить Сансу от опасности. Их появление у жадного магистра Иллирио было бы не самым лучшим решением. Иллирио был вполне способен продать их своей дорогой сестре Керси. Сейчас им придется скрываться, избегая шумных трактов и оживленных торговых путей. Они не могли рисковать попасть в лапы некоторых дотраки-кхаласаров, изгоев, свободных компаний или работорговцев, которые вполне могли их продать по сходной цене, не особо мучаясь угрызениями совести. Подходящей альтернативой, пожалуй, были Мир и Волантис. Достичь их будет непросто, но это была единственная надежда, на которую они могли рассчитывать.
После трех дней дискомфорта и заключения «Быстрая Дева» прибыла в гавань Пентоса. Тирион помог жене встать, и она, ослабевшая и неуверенная, склонилась к его сильным плечам, пока он держал ее за талию. Под следил за ними и наблюдал за матросами, когда Тирион и Санса спускались с корабля, но те уже были заняты разгрузкой и не обращали на них ни малейшего внимания.
Они пришли в гавань, и Тирион нашел тихое и укромное место, где Санса могла сесть и отдохнуть. Он послал Пода найти постоялый двор, который был бы хотя бы немного презентабельным, и сел рядом с девушкой, обнажив кинжал под плащом на случай, если кто-то слишком сильно заинтересуется ими. Капитан «Быстрой девы» продал им дорожные плащи, и теперь они оба накрыли головы капюшонами, чтобы не дать прохожим Пентоса заметить их черты. Прекрасные рыжие волосы Сансы, не говоря уже о ее красоте и его собственном невысоком росте, были достаточно заметными, чтобы привлечь к ним внимание, и в настоящий момент эти потертые плащи служили единственным доступным камуфляжем.
- Тебе лучше, миледи? - тихо спросил Тирион.
- Да, милорд, - ответила она. Похоже, на берегу ей действительно стало гораздо лучше, но она все равно выглядела испуганной и нервной.
Он сжал ее руку в ободряющем жесте.
- Я не позволю никому причинить тебе вред. Я дал обет защитить тебя, и я полон решимости сохранить его.
Она застенчиво улыбнулась из-под капюшона, закрывающего половину ее прекрасного лица.
- Я знаю это, Тирион.
Его имя на ее губах звучало так сладко.
В воздухе носились острые запахи, смешанные с другими, менее приятными, но здесь все равно пахло лучше, чем на любой из улиц Королевской Гавани. Это заставило Тириона вспомнить, что Санса почти ничего не ела за три дня и что сам он не вкушал ничего приличного после той роковой свадьбы. Пища, которую могли предложить им на "Быстрой Деве", разнообразием и вкусовыми качествами отнюдь не отличалась. Мысленно Бес пожелал, чтобы Под не слишком задержался.
- Санса... Я хочу, чтобы ты знала, что я этого не делал, - неожиданно бросил он. «Ты слишком заботишься о своем самомнении», - немедленно укорил он себя.
- Я была уверена, что это не вы. Я тоже не имею никакого отношения к этому, хотя все и выглядело так, будто я этого очень хотела.
- Мы оба хотели, - сказал он. Она уловила иронию в его словах и снова улыбнулась.
- Кто же это сделал? - робко спросила она.
- У Джеффа было много врагов, это мог быть кто угодно.
Санса задумалась, затем робко коснулась его руки.
- Что мы будем теперь делать, Тирион?
- Нам нужно скрыться на какое-то время и при этом удалиться от Королевской Гавани на максимально большое расстояние. - Бес задумался. - Мне пришла в голову одна интересная идея, которую я считаю единственной возможностью, которая может нас спасти.
- Что же это? - нервно спросила она, закусив губу.
Он обожал этот неосознанный жест, который она делала всякий раз, когда что-то ее беспокоило.
- Найти Дейнерис Таргариен.

Глава 2

Устроившись на постоялом дворе, Тирион отправил Пода разузнать о первом же корабле, отправляющемся в Мир, и купить одежду для Сансы и для него, если мальчику удастся найти что-то по размеру. Будучи беглецами, они должны были как можно больше смешаться с толпой, не выделяясь своим внешним видом.
Он приказал работнику принести ужин в комнату, которую он делил с женой. Это была не очень просторная и не очень удобная комната, но, по крайней мере, кровать была чистой, и в ней была ванна с чистой водой.
Санса опустилась на матрас со вздохом облегчения.
- Не самое лучшее пристанище, но, боюсь, это единственное, что нам сейчас доступно, - извинился Тирион. - Я отвернусь, чтобы у тебя была свобода действий. Не стесняйся, представь, что меня тут нет. Тебе ведь хочется освежиться после долгого пути.
- Спасибо, Тирион. - Она снова легонько улыбнулась той прелестной улыбкой, которую он начал ценить.
Бес расположился рядом с закрытой дверью и прислонился к ней ухом, чтобы слышать звуки извне. Он попытался сосредоточиться на голосах и скрипе деревянных ступенек, но потерял концентрацию, как только услышал, как гладкая ткань скользит по коже, как падают капли воды. Она умылась у него за спиной. Тирион сразу почувствовал жар, его чресла начало покалывать, когда он представил себе ее обнаженной. Поймав себя на этих мыслях, он сделал себе строгий выговор. «Она всего лишь девочка! - укорил он себя в тысячный раз. - Она перенесла ад! И кроме того, она тебя не любит, и она не хочет спать с тобой, развратный карлик! Может ли быть иначе? Представь себя на ее месте!»
Ему предстояла долгая ночь. Впервые они будут спать в одной постели.
Он знал, что его ждет трудная ночь. Обычно он плохо спал, даже в лучшие ночи. А сегодня Санса будет лежать рядом с ним, под тем же одеялом. Ему будет стоить больших усилий не пошевелить рукой, чтобы коснуться ее украдкой ...
- Я уже закончила, - сказала девушка, пробуждая его от неуместной мечты. Он вздохнул, чтобы успокоиться и повернулся, улыбаясь.
Санса пыталась распутать волосы пальцами. Он почувствовал искушение предложить ей свою помощь, но сдержался.
- Теперь моя очередь. Я знаю, что не могу уж слишком улучшить свою внешность, но я сделаю все, что в моих силах, - пошутил он.
Санса села, перебирая волосы, и вперила взгляд в противоположную стену.
Тирион тщательно умылся, и через некоторое время был подан ужин. Они съели его на маленьком столике, который вместе с кроватью и двумя стульями составлял всю обстановку комнаты.
Во время трапезы он попытался вести легкий разговор, чтобы развлечь ее, и почти преуспел в этом. Она весело смеялась в ответ на его шутки, и Тирион чувствовал, как внутри него скручивается тугой узел, когда он смотрел на ее красивое лицо, которое светилось, подобно весеннему солнцу, всякий раз, когда она смеялась. Он также рассказал ей все, что знал о Пентосе, купеческом городе, и о его выдающихся магистрах, среди которых Иллирио был одним из самых важных.
- Во что бы то ни стало, никогда не доверяй купцу из Пентоса, и меньше всего Иллирио Мопатису. Он продаст тебя мгновенно, - произнес он с фальшивой торжественностью. И подмигнул ей озорно.
- С первой утренней зарей корабль отплывает к Миру, я зарезервировал каюты, - произнес внезапно появившийся Под.
- Прекрасно, Под, ты очень хороший паж. Я сожалею, что тебе пришлось с нами бежать, но ты не мог остаться, они бы осудили тебя за сговор с нами.
- Я знаю, милорд, я не против. Меня ничто не держит в Вестеросе.
Тирион почувствовал волнение.
- Ты мог бы стать рыцарем... Но, конечно, лучше не рассуждать о том, что могло бы быть. - Он указал мальчику на еду, оставленную на столе. - Я заказал ужин для тебя.
- Большое вам спасибо, милорд. - Паж взял еду и остатки вина в тонкогорлом кувшине и направился к себе в комнату так же тихо, как и появился.
- Хороший мальчик, ваш паж, - заметила Санса.
- Самый лучший, - подтвердил ее муж. Он откашлялся. - Мы должны поспать. Завтра рано выезжаем.
- Конечно.
Тирион дал ей время, чтобы раздеться и лечь в постель. Он надел длинную рубашку, стараясь не смотреть, как она скользнула под одеяло. Однако обернувшись, он заметил, как ее соски вырисовываются под легкой тканью ночной сорочки, как ее бедра выделяются под одеялом. Он сглотнул и убрал от нее взгляд, но недостаточно быстро, и она заметила, на что он смотрит. Санса покраснела, но ничего не сказала. Он лег на кровать. Матрац был набит соломой и бугрился в нескольких местах, но на данный момент это была наиболее удобная вещь, какую они могли себе позволить. Тирион позаботился о том, чтобы отодвинуться как можно дальше от нее и услышал ее вздох.
- Санса ... Я позабочусь о твоей безопасности.
- Спасибо, Тирион. Большое спасибо за все.
- Спокойной ночи, Санса.
- Спокойной ночи, Тирион.
Он обнажил кинжал под матрацем, чтобы он был пределах досягаемости. Дверь была заперта, а на окне были железные решетки. Он чутко прислушался к ночному шуму. Через некоторое время он услышал глубокое и размеренное дыхание девушки, и порадовался, что она могла наконец-то насладиться отдыхом.
В какой-то миг он погрузился в беспокойный сон. Ему приснилось, что он протягивает руку, чтобы погладить щеку жены, но она убегает, а его пальцы повисают в воздухе, не касаясь ее мягкой кожи.

Глава 3

На рассвете они покинули гостиницу. Они шли по улицам к гавани, окруженной утренним холодом. Город пробуждался, его жители были заняты своими утренними обязанностями, так что никто не обратил на них особого внимания, что позволило им пройти почти незамеченными.
Тирион почувствовал беспокойство Сансы, когда в поле зрения появились мачты «Летней Луны». Она боялась, что это будет такое же неприятное путешествие, как и первое. Он сжал ее руку, чтобы придать ей храбрости.
- Ты привыкнешь к этому, и твой желудок не будет больше тебя беспокоить.
- Я надеюсь, что так и будет.
- Будет, - сказал он, улыбаясь. - Под, пойди и поговори с капитаном.
Парень обогнал их и подошел к сильному лысому мужчине с рябой и обветренной кожей. Он носил длинную седую бороду, вероятно, чтобы восполнить этим недостаток волос на голове. У капитана был бодрый и смелый взгляд, что нравилось Тириону.
Мужчина узнал мальчика, с которым он договаривался днем. Под указал на Тириона и Сансу, и капитан кивнул. Тирион внимательно наблюдал за происходящим, чтобы вовремя заметить какой-нибудь подозрительный знак. Он держал кинжал наготове под плащом. Экипаж загружал пакеты в трюм, а другие пассажиры прохаживались по палубе. Никто не смотрел в их сторону. Под сделал ему жест, и Тирион двинулся вперед, а Санса крепко сжала его руку.
- Успокойтесь, миледи, я не позволю причинить вам зло.
Она была немного бледна, но храбро кивнула.
Они пошли по трапу, и капитан приветствовал их своим грубым голосом. После них подошло еще несколько пассажиров, и все они походили на скромных торговцев, которые, вероятно, отправлялись торговать и заключать контракты в других Свободных Городах. Однако Тирион опасался, что в любой момент могут появиться преследователи, поэтому он никому не доверял.
Карлик с большим шрамом на лице не мог остаться незамеченным. Тирион прикрыл голову настолько, насколько мог. Разумеется, он не был одним-единственным карликом в мире, но все же то, как быстро его выследят и опознают, оставалось лишь вопросом времени.
Так же, как «Быстрая Дева», «Летняя Луна» имела потрепанный вид и явно нуждалась в толстом слое краски.
- До Мира рукой подать, - сказал он Сансе, чтобы облегчить ее беспокойство. Он надеялся, что ветер будет благоприятным, хотя теперь, когда зима пришла официально, погода должна была быть гораздо более бурной. Ему не нравилась перспектива плыть во время зимних штормов, но это было предпочтительнее путешествия по земле.
Не желая быть в центре внимания дольше, чем это было необходимо, и несмотря на свою ненависть к запертым помещениям и спертому воздуху, Тирион взял Сансу за руку и направился в каюту, которую указал им мальчик-юнга в возрасте Сансы. Под передал Тириону узел с вещами и оставил их в покое.
Санса села на кровать.
- Полагаю, нам придется найти способ интересно провести здесь время и немного развлечь друг друга, - сказал Тирион, и тотчас же пожалел о своем выборе слов. Его слова могли быть неверно истолкованы ею, хотя он не имел такого намерения.
Девушка, несомненно, уловила этот двойной смысл, потому что ее бледные щеки покрылись румянцем, но она попыталась проигнорировать это.
- Вы могли бы рассказать мне любую из прочитанных вами историй, - предложила она, внимательно глядя на него.
Его лицо посветлело, и она заметила, что он действительно хотел поговорить с ней, установить настоящее взаимопонимание, а не обычный обмен любезностями. Это выражение искренней радости красило его. И Санса почувствовала, что ее сердце ускорило свой ритм.
- Какую же историю вы хотите услышать?
- Настоящую, я больше не хочу слушать глупые девичьи сказки.
Тирион взглянул на нее удивленно, но тотчас же понял, почему она это сказала. После тяжелых уроков Королевской Гавани девочка перестала верить в истории о рыцарях и принцессах. Ему стало немного жаль ее разбитых мечтаний.
- Ты любишь драконов?
- Они очаровывают меня, - ответила она с блеском в глазах.
В глазах Тириона засиял тот же блеск, потому что он прекрасно понимал, что она чувствовала.
Он тоже хотел увидеть пылающий в огне драконов Красный замок.

Глава 4

Во время этого путешествия Санса не болела. По крайней мере, ее не тошнило.
Время, проведенное ими в каюте «Летней Луны», летело быстро, и они устанавливали все большее взаимопонимание и доверие друг к другу. Тириону всегда было что рассказать: то вычитанную из книг историю, то реальный случай, основанный на личном опыте, а иногда он, как она подозревала, придумывал что-то на ходу. Порой он до колик смешил ее, поскольку у него была неисчерпаемая коллекция смешных анекдотов. Иногда Санса рассказывала ему о своем детстве в Винтерфелле, а потом, задумавшись, уходила в себя. Она вспоминала удивительно большое количество моментов и деталей, о которых, как ей казалось, давно забыла. Всякий раз, когда Санса говорила, Тирион смотрел на нее почти не мигая, жадно улавливая те оттенки ее души и характера, которые она не позволяла себе показать ему в Королевской Гавани, по крайней мере, открыто.
Тирион все ее рассказы слушал очень внимательно, не считая их ни банальными ни недостойными внимания, как она поначалу опасалась. Любую тему, которую Санса поднимала в разговоре с ним, он вдумчиво обсуждал, стараясь прийти к наилучшему пониманию сути. Одновременно он учил и ее выражать свое мнение, делать выводы из рассказанных ею историй. Для нее свобода выражать свои мысли означала нечто большее, чем просто открытость — это было своего рода освобождение от оков, после стольких месяцев притворства и лицемерия. Тирион как нельзя лучше понимал это, и каждый раз, когда у него появлялась такая возможность, он учил ее самостоятельно мыслить.
Более того, он общался с ней как с равной, без насмешки и притворства. У него был острый язык, но он сдерживал свой сарказм и свой цинизм из уважения к ней. Однако порой он допускал столь прямолинейные высказывания, что Санса часто чувствовала, как горят ее щеки. Тем не менее, она привыкла к его стилю и обнаружила, что это импонирует ей и даже делает их общение более свободным и раскованным. Точно так же когда-то было с ее подругой Джейни Пуль, когда они шептались по углам, делясь еще детскими впечатлениями в укромных уголках Винтерфелла, подальше от ушей взрослых.
Иногда, когда корабль качался больше обычного, Санса бледнела, и Тирион брал ее за руку. Как-то раз, когда ей стало дурно, он показал ей, как можно сосредоточиться на дыхании, чтобы расслабиться, и когда краска вернулась на ее лицо, понял, что это сработало.
С наступлением сумерек спать на одной кровати было не так странно и неуютно, как раньше, так как они больше не чувствовали себя двумя незнакомыми людьми. Имя Тириона Ланнистера больше не беспокоило Сансу, заставляя ее настороженно относиться к нему только из-за принадлежности к его роду, поскольку она перестала связывать своего мужа с его жестокой семейкой. Но между ними возникло и все более усиливалось напряжение, которое они не могли не почувствовать, хотя и ни разу не упомянули о нем в разговоре.
Тирион все больше и больше хотел коснуться ее, желал ее до зубовного скрипа. Чем больше он наблюдал за Сансой, чем больше узнавал ее, тем больше стремился к близости с ней. Его терзало желание ласкать ее совершенную кожу, целовать эти прелестные губы, запустить руки в ее блестящие волосы. Он не знал, была ли это любовь, но даже если это было не так, все-таки это очень походило на то, чего ему не хватало всю жизнь. Он не уставал смотреть на нее, слышать ее голос, вдыхать ее сладкий аромат, который он чувствовал повсюду.
Во всяком случае, это было совсем не то, что он чувствовал к Шае. Он любил ее, но это была земная, плотская любовь между мирским мужчиной и мирской женщиной. Шая была старше, опытнее и знала, как позаботиться о себе.
Санса отличалась от любой женщины, которую он когда-либо знал. Утонченная северная леди, прекрасно воспитанная, такая молодая и невинная, что в нем пробудилось желание защитить ее и позаботиться о ней, уберечь ее от зла и трагедии, которая намеревалась пожрать ее.
Но, прежде всего, он был поражен тем, как сильно он хотел, чтобы она в конце концов начала его любить. Это было тайное желание всей его жизни. Любить и быть любимым. С каждой женщиной, которой он обладал, он мечтал быть любимым, хотя бы немного, но знал, что это были лишь бесплодные мечты. Только Шая сделала это реальностью, и он навсегда сохранил чувство глубокой признательности к ней. Но эти отношения закончились.
Впервые он видел перед собой юную девушку, такую прекрасную, что невозможно было отвести взгляд от нее, девушку, которая была сильнее, чем она казалась. Санса пережила ад, и сердце Тириона сжималось от жалости при каждом взгляде на нее, и это пугало его, потому что он подозревал, что, вероятно, она никогда не будет принадлежать ему.
Чем больше он подавлял свои желания, тем сильнее кричали, пробуждаясь, его инстинкты. В конце концов, он был всего лишь мужчиной, желавшим прекрасную женщину, свою жену перед богами и людьми. Когда они лежали на кровати в нескольких сантиметрах друг от друга на узкой кровати, он боялся любого движения, поскольку он понятия не имел, сколько еще ему удастся сдерживать себя.
Санса чувствовала, что что-то его беспокоит, но она не была уверена в причине и не смела спросить, поэтому она молчала, замечая его скованность. Внезапно она представила, как он касается ее в темноте, и эта мысль вызвала щекотание в животе. Она немедленно сделала себе выговор за свое смелое воображение, которое не соответствовало кодексу надлежащих манер Септы Мордейн. Но она не смогла остановить бешеный галоп своего разума. Санса неожиданно для себя подумала, что бы она почувствовала, если бы он гладил ее своими теплыми руками. Если бы он поцеловал ее по-настоящему, одним из тех поцелуев с языком, о которых рассказывала когда-то Джейни Пуль. Ей было любопытно, что бы она почувствовала, если бы коснулась его светлых волос, шрама, который пересек его лицо и остальную часть его тела.
"О нет! Ты становишься распущенной, Санса, как те женщины в борделях."
Интересно, что чувствовала ее мать, когда она думала об отце?
Они любили друг друга. Они делали то, что мужчины и женщины делают в постели.
Санса быстро помотала головой, отгоняя изображение обнаженных родителей и обняла колени под простынями. Это был неправильный способ запомнить их. Это было совершенно неправильно - думать о них так. Они этого не заслужили. Память о них достойна только благородных воспоминаний.
Теперь, как никогда, ей нужен был совет леди Кейтлин.
Что должна делать женщина, когда она хочет, чтобы ее муж делал такие... вещи со своей женой?
Она не знала этого, но внезапно очень захотела, чтобы он делал с ней то, что обычно делают мужья со своими женами. Вдали от ужасов Королевской Гавани ее почти полностью женственное тело пробуждалось рядом с этим умным, нежным, храбрым и страстным человеком.
Тирионом Ланнистером.
Но она не двигалась.

Глава 5

Утром Тириона и Сансу ждал легкий завтрак. Подкрепившись, они отправились на палубу, и их приветствовал такой красивый восход солнца, что у них перехватило дыхание.
Восходящее солнце играло на куполах, башни и крыши сверкали, окутывая Мир расплавленным золотом. Тирион на мгновение забыл, что он был преследуемым беглецом. Но он тотчас же опомнился. Он дотронулся до кинжала, убедился, что Санса и он сам были спрятаны под капюшонами и поспешно покинул гавань. Подрик остался искать следующее судно до Волантиса, а Тирион и Санса смешались с толпой, ожидая его возвращения. После некоторого, довольно продолжительного времени парень подошел к ним.
- Ни один корабль не уходит в Волантис ранее, чем через два дня, - объявил он, немного огорченный.
- Два дня? Ну ладно, давайте покинем гавань. Чем меньше мы будем на виду, тем лучше. Особенно если нам придется остаться здесь на два дня.
- Я узнал, где мы можем найти постоялые дворы.
- Под, ты не представляешь себе, как я рад, что ты всегда носишь с собой мои кошельки с золотом. Я считаю, что ты единственный мальчик в Семи Королевствах, которому можно доверить деньги, не опасаясь кражи, - похвалил Тирион, улыбаясь.
- Я никогда не мог бы украсть у тех, кого я уважаю, милорд.
- Ты никогда бы ничего не украл, если бы я не приказал тебе это.
- Только если бы это было необходимо, - ответил Под.
- Верно, - улыбнулся Тирион. - И благодаря твоей дальновидности мы можем позволить себе скромное, но финансово стабильное путешествие, по крайней мере, до тех пор, пока не встретим Мать Драконов.
Санса вмешалась:
- Ты думаешь, она примет нас?
- Я уверен в этом. Я слышал, что она предоставляет тем, кто верно служит ей, почти все, что они попросят. Я не верю, что она упустит возможность встретиться с представителями двух великих домов Вестероса - Ланнистеров и Старков. К тому же мы изгнанники и считаемся преступниками в Семи Королевствах, что послужит несомненным плюсом в ее глазах.
Санса вздохнула, все еще встревоженная - слова Тириона не убедили ее.
- Надеюсь, ты прав, и она разумная королева.
- Разумные короли или королевы редко существуют, дорогая, но некоторые из них пытаются улучшить этот мир. Кажется, Дейнерис принадлежит к этому типу. Судя по тому, что я слышал, она гораздо более здравомыслящая, чем те короли, которых я встречал до сих пор. Особенно по сравнению с Джоффри, который, по-моему, является наихудшим правителем из всех возможных. Я бы сказал, что шансы стать прекрасным правителем у королевы Таргариен довольно велики. По крайней мере, я думаю, что она достаточно неглупа, чтобы поверить, что мы хотим присоединиться к ней.
- Ты был бы отличным советником для нее, - заметила Санса.
- Я стремлюсь к этому, - улыбнулся он. - А теперь давайте покинем гавань.
Все трое смешались с толпой, отправившись на поиски постоялого двора.
Подходящий нашелся довольно скоро, хозяин сам отвел их в комнату. Его дочки, помогавшие ему, вскоре принесли чистое белье и застелили постель. Тирион с тоской посмотрел на кровать – снова ему предстояла мучительная ночь. Он сжал кулаки. Ни за что он не позволит себе потревожить ее сон! Девочка и так натерпелась, не хватало ей еще ласк навязанного супруга.
За нехитрым обедом они вновь разговорились, и Санса вспомнила кое-что из своей прежней жизни в Винтерфелле. Она рассказывала об этом с улыбкой, но вдруг ее глаза затуманились, и она отошла от стола и присела рядом с окном, устремив невидящий взгляд вдаль. Тирион понял, что его жена глубоко страдает от воспоминаний о своей погибшей семье и разрушенном доме, теперь запятнанном присутствием Русе Болтона, человека, который убил Робба Старка. Он уважал ее скорбь, поэтому удалился в другой угол комнаты, позволяя ей уединиться, чтобы оплакать своих родственников.

Глава 6


Тирион лежал без сна, разглядывая пляшущие тени на стене, отбрасываемые колышущимися от ветра листьями. Подавленные желания мучили его, не давая уснуть. Он скорчился на своей половине кровати, засунув руки глубоко в подмышки, чтобы ненароком не коснуться своей жены, и более опасаясь при этом не самого факта, а того, что он не сможет удержаться от дальнейших действий.
Внезапно Тирион услышал сдавленные стоны за спиной. Он повернулся, прислушиваясь. Санса еле слышно взывала: "Мама... Робб... Робб...", слезы лились по ее лицу. Тирион осторожно потряс ее за плечо, пробуждая от кошмара. Санса, прогоняя туман исчезающего сна, прильнула к нему и сразу почувствовала облегчение. Ее муж, удивленный этим внезапным порывом, не шелохнулся. Она обвила руками его шею и спрятала лицо на его груди. Он осторожно обнял ее и ласково погладил по волосам. Затем осторожно принялся баюкать, как маленького ребенка. Санса всхлипывала, прижимаясь к мужу, хватая его, как утопающий хватает проплывающие обломки корабля, разбившегося о рифы.
- Санса... Хочешь поговорить об этом со мной?
Девушка закивала, не отнимая лица от его груди. Жалобным голосом, глухо, не отнимая лица, она поведала ему о смелости Робба, о доброте своей матери, леди Кейтилин. О своем отце, который был лучшим человеком на свете, о милых и забавных младших - Риконе, Бране и Арье. Это были рассказы, не похожие на прежние - в них был такой надрыв и такая боль, каких она не позволяла себе показать никогда прежде. Тирион понял, что это своего рода прощание, похороны семьи, любимой и любящей, семьи, какой никогда не было у него самого и, наверное, никогда уже не будет.
Закончив, Санса затихла в его объятиях, все так же не поднимая головы.
 
Последнее редактирование:
Сверху