1. Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел, вы гарантируете, что достигли 18 лет. Все персонажи фанфиков, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними с точки зрения законов РФ.
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо

Джен Фанфик: Корона из крыльев драконов: "Зима близко"

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Алора, 11 июн 2017.

  1. Алора

    Алора Оруженосец

    Тирион
    Пропажа королевы обнаружилась довольно быстро. Когда Тирион, закончив проверку карт и набросав письмо Королю Севера, отправился к драконам — Дрогона там не оказалось. Поспешно найденный сир Барристан ничего не знал, о том, куда направилась королева. Предложение белого рыцаря, о начале немедленных поисков Дейенерис, десница вынужден был отвергнуть. Не было смысла посылать куда-то людей, не зная даже направления, в котором полетела королева. Паника — всё чего они добились бы. Единственное, что им оставалось — надеяться, что королева достаточно умна, чтобы не попасть в неприятности.

    Целых два часа Тирион не находил себе места, беспокоясь за Дени. То и дело она представлялась ему мёртвой или пленённой, мысли метались от страха за девушку, до боязни не завершить всю эту компанию и не получить столь желанную месть. Подобные мысли вызывали стыд, и Ланнистер гнал их, напоминая себе, что Дени не только королева, но и родственница, но страх не получить желанную месть возвращался вновь и вновь.

    Тирион в очередной раз прокручивал в голове все эти мысли, когда в его шатер ворвался один из безупречных и сообщил, что на горизонте заметили дракона.

    Снаружи, внимательно вглядываясь в приближающуюся чёрную точку, уже стоял, сир Барристан.

    — Надеюсь, с ней всё в порядке. — Тирион встал рядом с командующим белой гвардии королевы и повнимательней пригляделся к летящему дракону. — Дрогон вроде не ранен, наверное, всё нормально.

    — Дракона ранить значительно сложнее, чем всадника. — Обеспокоенно покачал головой сир Барристан. — Но я уверен, Дрогон не вернулся бы без королевы.

    — Что же, скоро нам представится возможность это узнать. Драконы летают быстро, скоро он будет здесь.

    Черный дракон действительно долетел очень быстро, Уже через несколько минут лапы Дрогона коснулись земли, и королева соскользнула с его спины.

    — Ваша милость, где вы были? — Тирион поспешил к Дейенерис. — Мы потеряли вас. Вы не должны были…

    — Я летала на разведку. — Королева не выглядела ни капельки взволнованной. — И она принесла плоды, познакомься с нашим гостем, Тирион.

    Только сейчас, после слов королевы, карлик заметил, что вместе с ней прилетел кто-то еще, мужчина, которого он не сразу заметил из-за того, что тот вёл себя слишком спокойно, и прервал наставления, не стоило отчитывать королеву при посторонних.

    — Знакомьтесь. — Дейенерис выглядела крайне довольной. — Король Севера — Джон Сноу.

    — Джон Сноу? — Сейчас приглядевшись, Тирион, пусть и с трудом, но узнал в неожиданном госте бастарда Неда Старка, которого он видел почти четыре года назад. — А ты изменился. Из бастарда и дозорного смог стать Королем Севера. Не поделишься секретом?

    — Возможно. — Усмехнулся в ответ юноша. — Если только ты расскажешь мне, как Ланнистер смог оказаться в числе советников драконьей королевы.

    — Оседлал дракона и смог добиться уважения её людей. — Ланнистер пожал плечами. — Твоя очередь.

    — Ну, а мне понадобилось всего лишь потерять всю семью и оказаться на грани смерти из-за предательства братьев. — Произнесено это было настолько безразлично, что Тириону невольно стало страшно.

    — Стоп. — Слова королевы вернули эмоции на лицо Джона, и Тирион почувствовал себя немного спокойнее. — Вы знакомы?

    — Встречались, правда, очень давно. — Тирион улыбнулся, вспоминая то время. — Тогда Семью Королевствами ещё правил Роберт Баратеон, войны не было, а юный бастард лорда Старка собирался вступить в доблестные ряды Ночного Дозора.

    — Лорд Тирион тогда преподал мне несколько уроков, весьма пригодившихся в дальнейшем.

    — Вот значит как. — Дени кивнула. — И что Вы можете сказать о Короле Севера, лорд Тирион?

    — О Короле Севера — ничего, я его совсем не знаю. — Он немного подумал. — Но тот мальчик, которого я знал, был хорошим человеком. Честным и благородным, как и его отец.

    — Лестная характеристика. — Отозвался молодой король. — Но вряд ли Вы хорошо знали моего отца.

    — Да, я не слишком хорошо знал Лорда Эддарда. — Тириона удивило, что Сноу заговорил об этом. — Но…

    — Он говорит не о лорде Старке. — Дени рассмеялась, и Тирион почувствовал, что эти двое знают больше, чем он. — Сир Барристан, Вы хорошо знали моего брата. Вы рассказывали мне, что он любил Леди Лианну. Вы знали, что у них должен был быть ребёнок?

    — Ваша милость, я… — старый рыцарь смутился, что невольно наводило на определенные подозрения. — Принц говорил мне, да. Он, надеялся, что это будет девочка. Но, когда Лорд Старк вернулся с телом своей сестры, я решил, что ребёнок погиб.

    — Зря. — Также безразлично, как и раньше произнес Джон Сноу.

    — Неужели вы хотите сказать…

    — Да, именно это. Жизнь ребёнка его сестры оказалось для Лорда Старка важнее его чести.

    Вновь, как тогда в Миэрине, последний кусочек мозаики оказался в руках Тириона. И вновь он не смог смолчать. — И чтобы сберечь ребенка Рейегара, Лорд Старк выдал его за своего бастарда.

    — Да, Тирион, мы думаем именно так. — Дени вздохнула и пожала плечами.

    — Но тогда это значит… Значит… — сир Барристан не смог справиться с эмоциями.

    — А доказательства у вас есть? — Тирион сразу почувствовал слабое место в словах королевы.

    — Нет. — Юный король Севера покачал головой. — Только письмо мамы.

    — Это не доказательство. — Ланнистер запустил руку в волосы. — Слишком легко его можно было подделать.

    — Это нет, но если я признаю Джона родственником, то все вопросы уйдут. — Вновь вмешалась Дени.

    — Или, если Король Севера сможет оседлать дракона. — Тихо добавил белый рыцарь. — Для большей части Вестероса это будет лучшим доказательством.

    — Да, большую часть вопросов это снимет. — Вздохнул Тирион. — Но породит и множество новых, например, кому достанется Железный Трон?
     
    Последнее редактирование: 10 сен 2017
    Regina и Tomiko85 нравится это.
  2. Алора

    Алора Оруженосец

    Джейме
    — И всё-таки, дядя, я считаю, мы поступаем неправильно, отпуская его. — Эдмар Талли, бывший лорд Риверрана и бывший пленник Ланнистеров, освобождённый Братством без Знамён, вот уже несколько дней пытался донести свою нехитрую позицию до Чёрной Рыбы, чем, судя по всему, надоел уже всему небольшому отряду.
    — Эдмар. — Печально протянул сир Бринден, подтверждая мысли Джейме. — Нам за него обещан хороший выкуп, который нам крайне необходим. Более того, Фреи согласились отпустить твою жену и новорожденного ребенка. Тебе этого не достаточно? — Судя по лицу Талли, ему в этот момент хотелось не объяснять все это неразумному племяннику в очередной раз, а задать ему хорошую трёпку. Спасало Эдмара, наверное, только присутствие пленника, при котором Чёрная Рыба не хотел выяснять семейные отношения.
    Но Эдмар этого, похоже, не понимал, а может, был слишком зол на Джейме. Вообще, всё время, что Ланнистер против собственного желания провёл среди разбойников, именно этот Талли доставлял больше всего проблем. Мёртвой леди Кейтилин не было до него дела с того момента, как Чёрная Рыба уговорил её не казнить пленника. Сам Бринден Талли обращал на Ланнистера лишь чуть больше внимания, когда-то лорд, а теперь разбойник, он был слишком занят управлением своей шайкой. И только у Эдмара всегда было время, бывший лорд Риверрана хорошо запомнил угрозы Джейме и теперь не стеснялся демонстрировать своё к нему отношение, к счастью, только на словах.
    — Мне достаточно. — Пробурчал в ответ младший Талли. — Но отпускать Ланнистера — глупо.
    — Эдмар, прошу тебя, замолчи. Я уже понял, что ты не согласен с моими действиями, и я ничего не собираюсь менять в наших планах. — Голос Чёрной Рыбы звучал столь убедительно, что Эдмар проглотил очередные слова и, наконец, замолчал.
    Наступила тишина, и Джейме мысленно поблагодарил Семерых. С тех пор, как его кузен Давен согласился заплатить выкуп, бывший лорд Риверрана не умолкал, казалось, ни на мгновение. Сейчас, когда необходимость слушать чужое недовольство отпала, Джейме смог подумать о том, что он будет делать дальше. В столице его ждёт его король, его сын — Томмен. И Серсея ждёт его, чтобы она ни сделала, она осталась его сестрой, и Джейме был обязан вернуться к ней. Возможно, Давен сможет предоставить ему небольшой эскорт до столицы. На то, чтобы справиться с обычными шайками разбойников, орудующими в Речных землях, вполне хватит двух-трёх десятков человек, а с Братством без Знамён Джейме рассчитывал больше никогда не встречаться. Из обрывков разговоров разбойников Ланнистер понял, что Братство собралось на Север, который вновь объявил себя независимым, сбросил власть Болтонов и провозгласил нового Короля Севера. Интересно, кто этот король, имени его разбойники не называли ни разу.
    — Стоять. Приехали. — Команда Бриндена Талли прозвучала, когда сквозь стволы деревьев впереди стало видно небо. — Лучникам рассредоточиться, проверьте обстановку и будьте готовы прикрыть меня. Эдмар, если находиться здесь станет опасно — отступайте, и да, не вздумай давать команду лучникам без необходимости, помни, мы сюда не убивать приехали. — Раздав поручения, Чёрная Рыба повернулся к своему пленнику. — Готов воссоединиться с семьёй, Ланнистер?
    — Главное, чтобы семья была готова к этому и к тому, какую цену придется заплатить. — Джейме позволил себе капельку ехидства.
    — Видим Ланнистеров, милорд. — Окликнул Чёрную Рыбу один из лучников. — Два десятка человек, лучников нет.
    — А львы, похоже, намерены соблюдать оговоренные условия. Что ж, раз так, то тогда поехали. — Талли усмехнулся и тронул лошадь.
    Лес закончился буквально через несколько метров, и лучи заходящего солнца засверкали на волнах реки.
    — Что это за река? — Поинтересовался Джейме, одновременно изучая приближающийся отряд в алых и золотых цветах Ланнистеров.
    — Зелёный Зубец. — Чёрная рыба был настроен поразительно благостно. Вероятно, это его будущий выкуп задобрил?
    Дальнейшее сближение с Ланнистерами проходило в молчании. Джейме отчаянно хотелось пустить коня в галоп, но он сдерживался, понимая, что это может закончиться стрелой в спину. Лучше было подождать ещё несколько минут и вернуться домой, а не отправиться в могилу.
    — Ну что, где наше золото? — Вместо приветствия поинтересовался сир Бринден, когда встречающий отряд приблизился.
    — Сейчас будет. — Кузен Давен ещё больше отрастил волосы, но подстриг бороду. — Выдайте этому разбойнику то, чего он заслуживает.
    Солдаты взялись за мечи, что, однако нисколько не поколебало спокойствия Чёрной Рыбы. — Не советую. У меня в лесу два десятка лучников, если не хотите на себе проверить их меткость, то лучше соблюдать договор.
    — Ну, надо же было попытаться. — Кузен, кажется, совсем не расстроился. — Уберите мечи и несите золото.
    Мечи вновь вернулись в ножны, а с лошадей сняли и перенесли к сиру Бриндену два массивных сундука. Тот спустился с лошади, проверил сундуки и, убедившись, что там действительно золото, улыбнулся Давену. — Приятно иметь с вами дело, лорд Ланнистер. Можете забрать родственника и его лошадь, пожалуй, тоже.
    Получив подтверждение, что при попытке приблизиться к своим, он не получит стрелу в спину, Джейме тронул коня и, наконец, вновь оказался среди Ланнистеров.
    — Кузен. — Радостно поприветствовал его Давен. — Я уже думал, что не увижу тебя больше. Когда ты пропал, тебя вся армия искала, но так и не нашла. Как ты попал к этим разбойникам?
    — Поверил женщине. — Джейме покачал головой, сожалея о том, что сделала Бриенна.
    — Нельзя женщинам верить, нельзя. — Кузен всё в той же шутливой манере покачал головой. — А мне вот завтра предстоит не просто поверить, а вручить свою судьбу в руки женщины.
    — Какой?
    — Уолды Фрей. — Давен рассмеялся. — Старый лорд Переправы больше не желает откладывать свадьбу.
    — Тебя надо поздравить. — Джейме улыбнулся. — Хотя я бы предпочел избегать свадеб, устроенных лордом Уолдером.
    — Я тоже, но отказываться от свадьбы ещё опаснее, а старик на ней совсем помешался, как услышал про нового Короля Севера, так только про неё и твердит.
    — Наверное, боится, что новый Король окажется умнее предыдущего. Ты, к слову, не знаешь кто он?
    — Какой-то Джон Сноу. — Давен пожал плечами. — Похоже, эти северяне отморозили последние мозги, раз выбрали королём бастарда.
    "Северяне, по крайней мере, знают, что их король бастард". Мысленно не согласился Джейме. А вот большая часть Семи Королевств этого знания лишена. — Возможно, это тот самый бастард Неда Старка. — Ответил он вслух. — Тогда выбор северных лордов становится хоть немного понятнее. Хотя это и странно, я слышал, что юноша стал Лордом-командующим Ночного Дозора.
    — Сейчас в мире слишком много странностей. — Вздохнул кузен. — Оставим Короля Севера, пусть десница короля думает, что с ним делать, хотя, как по мне, лучше бы вообще забыть об этих северянах до весны. Я должен сообщить тебе печальную новость. Твоего дядю Кивана убили.
    — Кто? — Джейме не сразу смог поверить тому, что услышал. Сперва отец, теперь дядя Киван, умнейшие люди семьи мертвы. Что же теперь будет с домом Ланнистер?
    — Никто не знает. Его застрелили из арбалета. Твоя сестра уверена, что это Тирион.
    — Тирион слишком умён, чтобы оставаться в Королевской Гавани после того, как он убил отца. — Ланнистер покачал головой. — Это не он.
    Давен пожал плечами, и некоторое время они ехали молча. — Что ты собираешься делать дальше? — Вопрос прозвучал, когда вдалеке замаячили две башни Близнецов.
    — Я должен отправиться в столицу. Место королевского гвардейца - рядом с королём. — "И рядом с сестрой", шепнул внутренний голос. — Я и так слишком долго пробыл в Речных землях.
    — И даже не останешься на мою свадьбу? — Кузен усмехнулся.
    — Предпочитаю держаться подальше от свадеб, устроенных Уолдером Фреем.
    — Кузен, если ты задержишься на пару дней, то в Королевской Гавани ничего не изменится. — Давен с лёгкостью разгадал истинную причину отказа. — Твоя сестра выиграла суд поединком, твой племянник вполне уверенно сидит на троне, его десница — лорд Тирелл умом не блещет, но кровно заинтересован в том, чтобы Томмен сидел на Железном Троне, пока не окажется способен сделать ребёнка своей королеве, а это произойдёт не скоро.
    Эти слова почти убедили Джейме, но тут он вспомнил о смерти дяди Кивана, и согласие так и не прозвучало. Кто бы ни убил дядю, он точно не желал добра дому Ланнистеров, а значит, Томмен или Серсея могут оказаться в опасности. — Прости, Давен, но у меня не слишком праздничное настроение. Я только что узнал о смерти дяди.
    — Да, понимаю. — Кузен кивнул. — Я выделю тебе людей. Путешествовать по Речным землям в одиночку — самоубийство.
    — Я очень надеялся, что ты это скажешь. Спасибо. — Копыта коней застучали по дереву подъемного моста. — Тётя Дженна здесь?
    — А где ей ещё быть. Приехала из Риверрана вместе с мужем и половиной прислуги, даже певца своего привезла, сказала, что ей нравятся его озорные песенки.
    — Они ей всегда нравились. — Джейме очень смутно помнил того певца. — Она очень расстроится, если я не загляну к ней?
    — А ты как думаешь? — Давен снова рассмеялся. — Я понимаю, что ты хочешь вернуться к сестре, но лучше задержись на ночь. По окрестностям рыскают разбойники, а мне не хочется вновь собирать выкуп.
    — Хорошо. — Сдался Ланнистер. — На ночь задержусь, но выехать я хочу на рассвете, и ещё, будь так добр, избавь меня от необходимости общаться с Фреями.
     
    Karatirnak, Regina, Tomiko85 и ещё 1-му нравится это.
  3. Хильда Белая Шапка

    Хильда Белая Шапка Ленный рыцарь

    О, а вот и новая глава фанатских "Ветров Зимы" от Алоры! Что-то в последнее время вы редко радуете нас главами...
     
  4. Алора

    Алора Оруженосец

    Хильда Белая Шапка , Да я смотрю как-то не особенно много народу фанфик читает, поэтому и выкладывают новые главы нечасто.
     
    Tomiko85 нравится это.
  5. Алора

    Алора Оруженосец

    Джон
    Ночь опускалась на лагерь Дейенерис Таргариен. Между шатрами засветились огоньки костров, сквозь плотные стенки некоторых из них пробивался свет свеч, ходили люди с факелами в руках. Завтра собранной здесь огромной армии предстояло двинуться к Винтерфеллу, расположиться под стенами замка и ждать ответа северных лордов. Каким будет этот ответ, Джон не знал, но знал, что чтобы ни решили лорды, он пойдёт с Дейенерис. С королевой драконов, которая неожиданно оказалась единственной родственницей.

    Хотя для окружающих их неожиданное родство, кажется, оказалось проблемой. Голос Тириона, когда он спросил, кто же получит Железный Трон, звучал крайне обеспокоенно, сир Барристан мучился сомнениями, а сир Джорах Мормонт и Виктарион Грейджой и вовсе сочли Джона лжецом и отказались поверить письму.

    – Если Король Севера сможет оседлать дракона, то это станет лучшим доказательством. – Задумчиво повторил Джон. Возможно, это и вправду могло стать выходом. Он, может быть, даже решился бы подойти к дракону, если бы понял, что думает по этому поводу Дейенерис. Когда сир Барристан сказал про дракона, на лице королевы появилось огромное количество эмоций, и счастья среди них Джон не увидел. В некоторой степени он мог понять королеву, ее звали матерью драконов, а какой матери понравится, когда её ребёнка кто-то забирает. Джон повёл плечами, собираясь вернуться в свой шатер. Завтра королева обещала полететь вместе с ним в Винтерфелл, чтобы король мог подготовить замок к приезду гостей.

    – Эй ты, бастард. – Весьма грубый оклик заставил Джона развернуться. – Значит, хочешь убедить нас, что ты законнее королевы?

    – Я не могу быть законнее королевы. – Джон безразлично посмотрел на приближающегося мрачного Виктариона Грейджоя. – И никому ничего не пытаюсь доказать.

    – Тогда к чему все эти разговоры о письме?

    – Дейенерис решила, что мы обязаны сообщить её советникам о моем происхождении.

    – И что же теперь, отберёшь у неё Железный Трон?

    – Мне не нужен Железный Трон. – Джон отодвинулся от чересчур близко подошедшего Грейджоя. – Кроме того есть и другие варианты.

    – Да, я помню, что этот Ланнистер что-то лепетал про династический брак.

    – Можно и так. – Король Севера пожал плечами. – А ещё она может отказаться признавать во мне родича, и я никому ничего не докажу.

    – А дракон? – Грейджой неожиданно быстро успокоился.

    – Не хочу стать горсткой пепла. – Он усмехнулся.

    – Хорошо. – Лорд-капитан Железного Флота кивнул. – Пошли, поговорим.

    – А стоя на месте поговорить нельзя? – Джон усмехнулся, но всё же последовал за Грейджоем.

    – Больше шансов, что кто-то подслушает.

    – Какая секретность. И о чём же будет разговор?

    – О королеве. – Виктарион Грейджой как-то странно посмотрел на собеседника. – Я приплыл в Миэрин за её драконами и за ней, я хотел сделать её своей женой, я помог ей победить её врагов и привёз её армию в Вестерос. И теперь, когда мы здесь, появляешься ты, и карлик только и знает, что говорить о политическом браке

    – Это не моя идея, а Тириона. – Джон нахмурился, направление разговора ему совсем не нравилось. – Говорите с ним.

    – Я не могу поговорить с карликом так как мне того хочется. Он нравится королеве. – Выражение лица Грейджоя стало угрожающим, и Джон пожалел, что оставил меч в шатре.

    – А со мной значит можете? – Желание вытащить нож Джон подавил, не стоило провоцировать собеседника. Из-за забытого меча в открытом противостоянии у него против Грейджоя шансов у Джона не было.

    – С тобой я хочу попробовать договориться.

    – А почему не с Тирионом? – Он мысленно похвалил себя за решение оставить ножи на месте.

    – Он карлик. – Прозвучало как проклятье. – На Железных островах таких топят в младенчестве.

    – Зря. – К собственному удивлению Джон почувствовал короткую вспышку злости после слов Грейджоя. – Возможно, именно поэтому на Железных островах практически нет умных людей. – Грейджой оскорблённо засопел, но король не дал ему ответить. – Но я не женюсь на Дейенерис против её воли, если вы хотите сделать её своей женой, то говорить вам надо с ней.

    Лорд Виктарион молча кивнул, повернулся к Джону и замер, будто увидел за его спиной призрака. Молодой Король Севера, не понимая, что происходит, медленно повернулся... для того, чтобы увидеть в нескольких метрах от себя морду дракона с оскаленными зубами.

    – Он не нападёт? – Страшно не было, но стоять рядом с существом, способным перекусить его одним движением челюстей, было неприятно.

    – Королевы рядом нет, а он чем-то рассержен. – Грейджой вел себя спокойно, но у него в голосе был слышен страх. – Надо осторожно отойти, может он просто защищает свою территорию.

    Джон сделал несколько шагов назад, но лучше не стало, даже наоборот, дракон глухо зарычал и придвинулся к юноше. Сзади, судя по скрипу снега, отходил лорд Виктарион, слышны были голоса других людей, но для Джона мир сжался до морды дракона, его клыков и внимательных глаз.

    – Ты не хочешь чтобы я уходил? – Джон ещё раз напомнил себе, что он Таргариен, как бы ни трудно было к этому привыкнуть, он сможет договориться с драконом. Дейенерис и Тирион смогли и он справится. – Чего ты хочешь?

    Дракон в ответ вновь глухо зарычал и ещё сильнее приблизил голову.

    Несколько секунд Джон смотрел на невероятно красивое и столь же опасное существо, а потом, подчиняясь внутреннему чувству, осторожно коснулся драконьей морды рукой. Сперва зверь замолчал, будто удивленный поступком стоящего перед ним человека, а потом, издал звук похожий одновременно на урчание и на мурлыканье кошки и потёрся мордой об руку Джона.

    – Так ты хотел, чтобы я тебя погладил. – Молодой король улыбнулся. – Теперь ты меня отпустишь?

    В ответ дракон возмущённо фыркнул и снова зарычал, явно недовольный словами стоящего перед ним.

    – И что же ты всё-таки хочешь? – Джон вновь погладил морду дракона, надеясь, что скоро придёт Королева и разберется со своим драконом.

    Но зверь неожиданно решил ответить. Он вновь фыркнул и подставил крыло.

    Этот жест напомнил Джону о том, как Винтерфелле Дрогон подставлял крыло Дейенерис, для того, чтобы она могла подняться ему на спину. – Мне сесть тебе на спину? – Осторожно поинтересовался он у дракона. – Ты уверен?

    Дракон вновь фыркнул и головой подтолкнул Джона.

    – Как хочешь. – Юноша мысленно извинился перед Дейенерис и взобрался по драконьему крылу. – Только постарайся чтобы я не упал, ладно.

    Дракон в ответ взмахнул огромными крыльями и взмыл в воздух. Джону пришлось поспешно обхватывать драконью шею, но страха он не ощутил. Зато ощутил многое другое. Ледяное спокойствие, которое не покидало его с момента покушения, испарилось, его заменили восторг и ни с чем несравнимое чувство детской радости. Люди, оставшиеся внизу, казались невероятно маленькими, а мир напротив будто развернулся и стал огромным. Дракон развернулся, делая круг над лагерем, а ему навстречу с земли взмыл ещё один, черный Дрогон, на спине которого сидела королева. Драконы бросились, друг к другу пролетели рядом, практически задевая друг друга крыльями. Потом Дрогон взмыл вверх и пролетел над драконом Джона, то ли играя, то ли вынуждая садиться.

    – Опускайтесь. – Это уже крикнул Дейенерис. – Опускайтесь, нам надо поговорить.

    Спускаться Джону не хотелось, но он подчинился Королеве драконов и похлопал своего ящера по шее, давая команду спускаться.

    Внизу их ждали. Тирион, Виктарион Грейджой, Джорах Мормонт, Барристан Селми и множество солдат армии королевы. Практически все казались изумленными кроме разве что Тириона, который выглядел на редкость довольным.

    – Вот видите моя королева. – Именно он и заговорил первым. – Мы не ошиблись, когда предполагали, что здесь, на Севере, может быть ещё один драконий всадник. Теперь у всех драконов есть наездники.

    – Это не может не радовать. – Спустившаяся с крыла своего дракона Дейенерис улыбалась, и Джон, наконец, перестал чувствовать себя виновным за то, что сел на ее дракона. – Я рада, что Рейегаль нашел своего наездника.

    – Я рад за вас, моя королева. – А вот Лорд Виктарион, напротив, выглядел опечаленным. – Если вы позволите, я завтра уведу свой флот на Железные Острова. Мне нужно разобраться с братом.

    – Я благодарна вам за вашу помощь, милорд. – Королева улыбнулась. – Разумеется, я даю вам свое позволение. Но надеюсь, что вы еще вернетесь.

    – Лорд Виктарион. – Джон не был уверен, что то, что он собирался сказать обрадует Грейджоя. – Несколько месяцев назад ваши племянница и племянник отправились на острова, в надежде, если я, верно, понял, пересмотреть результаты вече, на котором ваш брат стал королём.

    – Старый закон. – Вопреки опасениям капитан просветлел лицом. – Аша умница, вспомнила, никто не додумался, а она вспомнила. Я должен помочь ей, из Теона помощник никакой, недаром отец признал его недостойным титула принца.

    "А может и зря". Мысленно не согласился Джон, вспомнив, как Грейджой смог перебороть себя и не ударить кинжалом Короля Севера.

    – Плывите, Лорд-капитан. – Заговорил Тирион, и Джон оставил мысли при себе. – Но не забывайте о том, кто истинный король Семи Королевств.

    – А кто? – Неожиданную фразу произнесла Дейенерис, с полуулыбкой поглаживающая своего дракона.

    – Ты. – Тирион видимо настолько удивился, что забыл обо всех правилах.

    – Правда? – Королева по-прежнему странно улыбалась. – А как же Джон? У него теперь дракон, и письмо его матери превращается из обычной бумажки в серьёзный документ.

    – Ну, ещё есть политический брак. – Растерянный взгляд Тириона говорил лучше всяких слов. Ланнистер был не готов к возникшей ситуации.

    В ответ на слова десницы королевы Джон с видимым безразличием повёл плечами. Дейенерис была прекрасна и казалась доброй и справедливой, и он был совсем не против того, чтобы эта девушка стала его женой, но окончательное решение было за ней.

    Все перевели взгляды на Дейенерис, и та слабо улыбнулась и тоже пожала плечами. Вот только в фиолетовых глазах девушки не было ни капли радости и, судя по обеспокоенному взгляду Тириона, тот тоже это заметил.
     
    Karatirnak, Regina, Tomiko85 и 2 другим нравится это.
  6. Алора

    Алора Оруженосец

    Тирион
    Винтерфелл не нравился Тириону. Внутри этого монументального замка он чувствовал себя ещё более маленьким. Помимо этого, замок навевал воспоминания о том времени, когда в королевстве ещё царил мир, что странным образом тоже было неприятно. Слишком уж много осталось в том времени, хорошего больше чем плохого.

    Ланнистер подозревал, что молодого Короля Севера здесь тоже мучают воспоминания. По крайней мере, за те несколько дней, что Тирион пробыл в Винтерфелле, Джон ни разу не посетил богорощу. Возможно, что у него просто не было времени, ведь в замке требовалось разместить целую армию и трёх драконов, но Ланнистер подозревал, что дело в чём-то другом. Хотел бы он знать, в чём. Он много чего хотел бы знать. Например, что случилось с Дейенерис. С тех пор, как Джон оседлал дракона, королева избегала его, а сам Джон не обращал на королеву никакого внимания, даже не пытаясь что-то предпринять. Напуганный сложившейся ситуацией, Тирион предложил заключить брак между королём и королевой сразу, как только они доберутся до Винтерфелла, но Джон Сноу отверг это предложение, сказав, что необходимо дождаться лордов Севера. Хотя какой он теперь Сноу. Дейенерис признала родственника, так что Король Севера теперь Таргариен. Джейхейрис Таргариен, если правильно, и Джон Таргариен, если так, как нравится самому королю.

    Ланнистер тяжело вздохнул, поудобнее устроился в облюбованном им большом мягком кресле и посмотрел на разложенную перед ним карту королевства. Вся эта ситуация с драконом оказалась крайне некстати и могла помешать осуществлению его планов. Наверное, было бы лучше, если бы Джон и вовсе не становился драконьим наездником и оставался тем, кем был всю жизнь — бастардом Неда Старка. Тирион понимал, что это несправедливо по отношению к Джону, что думать так неправильно, эгоистично, но ничего не мог с собой поделать. Если брака не случится, а судя по поведению обоих Таргариенов, которые совершенно очевидно этого брака не хотели, такое развитие ситуации было вполне возможно, то вопрос о том, кому достанется Железный Трон, стал бы особенно острым. И после нескольких месяцев общения с Дейенерис Тирион подозревал, что она вполне может уступить новоявленному племяннику. В результате Тирион потерял бы статус десницы, и, скорее всего, навсегда, у нынешнего Короля Севера были свои приближённые и не было причин доверять Ланнистеру. Более того, Таргариен вполне был способен развернуть войско на север против неведомого врага, в которого Тирион верил не больше, чем в грамкинов и снарков. И тогда всё, всем его планам конец, он никогда не получит Утёс, не увидит смерти сестры и не отомстит брату. Это были жестокие, неправильные мысли, но именно они занимали маленького человека. Он пришёл к Дейенерис Таргариен в надежде, что сможет отомстить своему семейству и получить признание, которого ему не хватало всю жизнь. Признание он получил, а вот месть…

    Между ним и его местью сейчас уверенно стояли двое Таргариенов и их драконы и, если Ланнистер всё ещё хотел что-то получить, то ему стоило подумать, как можно аккуратно превратить этих своих родственников из препятствия в помощников. Может быть, стоило выяснить у Дейенерис, что же отталкивает её в Джоне. Или поговорить с Королём Севера, объяснить, что южные земли могут ему пригодиться в войне против этих его Иных. А для захвата юга пригодится десница, знакомый с нравами южан, знающий их сильные и слабые стороны.

    Король Севера может прислушаться. Он всегда слушает голос разума. Возможно, он даже слишком разумен. Джон, которого Тирион видел, совсем не был похож на юного бастарда, которого он много лет назад встретил во дворе этого самого замка. В том мальчике горел внутренний огонь — яркий, заметный любому, кто с ним встречался. В том мальчике севера было больше, чем в любом из братьев, он казался более молодым Эддардом Старком. Отблески огня сохранились и в нынешнем Короле Севера. Тирион видел его в глазах Джона, когда тот спускался с крыла Рейегаля, но чаще всего этот огонь был похоронен под плотным панцирем льда. Сейчас Джон стал похож на своего родного отца. Принц Рейгар был столь же закрытым, и лишь одному человеку, судя по всему, удалось добраться до дракона сквозь его броню. Интересно, найдёт ли его сын свою Лианну Старк.

    Ланнистер соскользнул с кресла, собираясь отправиться к одному из Таргариенов, но пока ещё раздумывая, к кому из них, когда дверь комнаты распахнулась.

    — Лорд Тирион, король желает Вас видеть.

    — Король. — Карлик усмехнулся, его проблема разрешилась сама собой. — Не стоит заставлять его ждать. Покажешь куда идти?

    — Да, милорд. — Доставивший послание юноша покинул комнату, и Тирион последовал за ним.

    Идя следом за молодым северянином по мрачным коридорам замка, Тирион раздумывал, зачем он мог понадобиться Джону и, как построить разговор, чтобы добиться от Короля Севера желаемого. Ответить себе на первый вопрос Тирион так и не смог, по поводу второго же, его мнение осталось неизменным, в разговоре нужно было подчёркивать логичность поступков, необходимых Тириону.

    Сопровождавший его юноша, наконец, остановился перед одной из дверей, открыл её и отступил в сторону, пропуская Ланнистира. Комната, куда он пришёл, оказалась небольшой, у дальней стены стоял стол, перед камином, в котором, несмотря на то, что в комнате было достаточно светло и весьма жарко, горел огонь, стояли два кресла. В одном из них, задумчиво глядя на огонь, сидел молодой Король Севера.

    — Здравствуйте, Тирион. — Взгляда от пламени Джон не оторвал. — Присаживайтесь. Вино будете?

    — Воздержусь, пожалуй. — Что-то в том, как Таргариен смотрел на пламя, пугало Тириона. — Зачем Вы хотели меня видеть?

    — Вы десница королевы. Я хотел узнать ваши планы.

    — Мы собирались получить присягу Севера. — Тирион вздохнул, когда он планировал это, всё казалось таким простым, кто же знал, что все так запутается. — А потом идти на столицу, большинство лордов склонилось бы, когда она стала бы нашей.

    Джон медленно кивнул, будто и не слыша его слов. — Когда-то Вы сказали мне, что любите смотреть в огонь, Тирион. Вы сказали, что видите там смерти своих родных.

    — Когда-то так и было. — Ланнистеру стало совсем неуютно, что-то страшное было сейчас в Джоне, в его позе, словах, в том, что он не отрывал глаз от огня. — Но теперь в этом нет необходимости, у меня есть Визерион, мне больше не надо мечтать о пламени.

    — А мне кажется, что в огне танцуют драконы. — Таргариен протянул руку к камину, но пламени так и не коснулся. — Но теперь у меня есть Рейегаль. — Джон повернулся, и Тирион с огромным облегчением увидел, что глаза у него абсолютно нормальные, без капли безумия. — Я напугал тебя? — На губах короля появилась усмешка. — Хотелось посмотреть на твою реакцию. Ты слишком много думаешь о других, Тирион.

    Ланнистер только слабо усмехнулся и забрался во второе кресло, Джон оказался внимательнее, чем он ожидал.

    — Могу я считать твою улыбку знаком того, что ты больше не будешь пытаться сделать из меня свою пешку?

    — Думаю, да. — Тирион кивнул.

    — Прекрасно. — Джон едва заметно улыбнулся. — Тогда, я думаю, стоит обсудить детали вашего с королевой плана.
     
  7. Tomiko85

    Tomiko85 Скиталец

    Прекрасная работа. Полное ощущение, что читаешь Мартина. И очень захватывающий фанфик. Огромное спасибо и буду с нетерпением ждать продолжение.
     
    lelrf и Алора нравится это.
  8. Алора

    Алора Оруженосец

    Tomiko85 ,
    Спасибо, буду выкладывать главы по мере появления
     
    Tomiko85 нравится это.
  9. Синий Деверь

    Синий Деверь Оруженосец

    Хочу ещё)))
    Автору спасибо!!!
     
  10. Алора

    Алора Оруженосец

    Марк Тремонти нравится это.
  11. Синий Деверь

    Синий Деверь Оруженосец

    Отлично ждём)
     
  12. Алора

    Алора Оруженосец

    Теон
    Железный флот входил в гавань, победно блестя золотыми кракенами на парусах и носовыми фигурами кораблей. Величественный, непобедимый Железный Флот, где же он был месяц назад, когда сестра отправлялась в своё последнее плаванье.
    Теон поправил на плечах плохо защищающий от холода плащ и покосился на Джейни. Он уговаривал свою маленькую жену остаться в замке, который немного лучше защищал от пронизывающего зимнего ветра, но она отказалась. Сказала, что не хочет быть для него обузой, а значит, железнорождённые должны видеть в ней не изнеженную девочку с Зелёных земель, а достойную супругу короля Железных островов. И она старалась, всюду была с ним, старалась привыкнуть к островам и их людям, старалась стать частью этого мрачного неприветливого места, так не похожего на прекрасные дворцы из мечтаний прежней Джейни.
    С кораблей спустили лодки и практически не различимые на таком расстоянии гребцы налегли на весла. Осталось совсем немного, совсем скоро лодки причалят к берегу и Теону придётся держать ответ перед дядей Виктарионом. Его возвращение будет самым лучшим ответом для Теона и Джейни, справились ли они с ответственностью, которая неожиданно для всех легла на их плечи. Когда Теон назвал Джейни своей женой, это ещё не казалось проблемой, его выбрали королём, но все понимали, что настоящей правительницей будет Аша, она же и продолжит их род, но потом сестра уплыла и не вернулась, а Теон и Джейни остались королём и королевой Железных островов.
    Первая лодка ткнулась носом в берег, и первым из нее выскочил дядя Виктарион, почти на голову возвышающийся над племянником.
    — Лорд дядя, я рад, что Вы вернулись на Железные острова. — Теон выпрямился, стараясь быть хоть немного похожим на короля. — Позвольте представить мою жену — леди Джейни.
    — Ну, здравствуй, племянник. — Мрачный голос лорда Виктариона говорил лучше любых слов. — Сам всегда был мягким и жену себе подобрал такую же.
    — Прошу не оскорблять вашу королеву, Лорд-капитан. — Ответил он, глядя в тёмные глаза дяди. Каждое слово казалось каменным, столь же невероятно тяжёлым, а ещё труднее было смотреть в чужие глаза, не отводить взгляд, но если он хотел стать королем на самом деле, то он должен все это выдерживать, не слушать мерзкий трусливый голосок, уговаривающий упасть на колени, отступить перед таким сильным человеком.
    — Откуда ты узнал, что мы приплывём? И где Аша? — Дядя первым отвёл взгляд и Теон перевел дыхание. — Почему вы встречаете Железный Флот, а она - нет?
    — Король Севера послал мне ворона, сообщил, что вы собираетесь на острова. — Теон вновь поправил плащ. — Аша погибла, её убил Эурон.
    — Когда? — Реакцию Виктариона Теон понять не смог, не то растерянность, не то злость.
    — Где-то месяц уже. — Разговор вновь всколыхнул боль воспоминаний. Сестра приплыла к нему, спасла его, а он её уберечь не смог.
    — И кто всё это время правит островами?
    — Возможно, нам стоит поговорить в замке, ветер здесь слишком силён. — Теон, наконец, понял причину вопросов дяди и решил, что этот разговор ему будет лучше провести вдали от любопытных глаз.
    Лорд Виктарион нахмурился, но кивнул, что Теон посчитал за благоприятный знак.
    Для разговора он выбрал одну из зал замка, где в большом камине горел костер. Теон расположился в удобном кресле с бокалом вина, мысленно пытаясь подготовиться к разговору с дядей, устроившимся напротив всё с тем же мрачным выражением лица. — Так кто правит островами после смерти Аши?
    — Я, дядя. Мы с Джейни. — Теон вновь прямо взглянул на дядюшку и почувствовал некоторое удовлетворение, когда в глазах родственника мелькнуло изумление. — Но нам не справиться без твоей помощи.
    — И какая помощь тебе требуется? — Кажется, ему удалось польстить дяде, его лицо просветлело и даже появилось некое подобие улыбки.
    — Любая, которую ты сможешь оказать. — Теон в ответ улыбнулся, не разжимая губ, и сжал ладонь сидевшей рядом Джейни. — Но больше всего нам надо, чтобы ты продолжал возглавлять Железный Флот от моего имени. И ещё… — Теон помялся, но решил, что лучшего времени не будет. — Мы хотим, чтобы ты был моим наследником. У тебя ещё могут быть дети, дядя, а ни у меня, ни у Джейни ребёнка уже не будет.
    — Я был бы счастлив, Теон. — Голос дяди Виктариона неожиданно изменился, стал неуверенным. — Но я не уверен, что проживу достаточно долго. Смотри.
    Дядя стянул перчатку с правой руки, и рядом сдавленно ахнула Джейни. Теон и сам едва удержался от восклицания, рука дяди была потрескавшейся и дымящейся, будто каменной, а в трещинах видны были вспышки огня.
    — Сперва меня восхищало, что моя рука стала сильнее, я считал жреца, который вылечил её, настоящим волшебником и даже поверил его красному богу.
    — Красному богу? — Теон не собирался прерывать дядю, но при этих словах он вспомнил Станниса Баратеона и огненное сердце на его знамёнах. — Р’глору?
    — Да. — Лорд Виктарион кивнул. — Но в последнее время я стал чувствовать, что огонь покинул мою руку, я чувствую его внутри себя. Я пытался бороться с ним, но ничто не помогло, я уверен, что это Утонувший наказывает меня за то, что я дерзнул считать красного божка равным ему.
    — Р’глор жестокий бог, дядя. Он требует, чтобы людей сжигали в его славу. — Теон покачал головой, понимая, что возможная будущая смерть этого родственника не слишком печалит его. Он практически не знал дядю, и сейчас сожалел лишь о том, что его семья закончится на нём. — Я думаю Утонувший Бог здесь не причём. Он потопил бы твой корабль, желай он покарать тебя, не стал бы пытаться сжечь заживо.
    Дядя молча взглянул на него, вновь надел перчатку на руку, и лишь потом, заговорил. — Я не буду ждать, пока пламя спалит меня изнутри, если ты прав, племянник, то в подводных чертогах меня ждёт вечный пир, я уйду к Утонувшему и не дамся Красному богу. Железный Флот может возглавить Дагмер, он будет хорошим Лордом-капитаном.
    — Но как же ваш дом? — Впервые с того момента, как корабли Железного Флота показались на горизонте, Джейни заговорила. — У нас с Теоном не будет детей, не может же дом Грейджой прерваться.
    — Ну, у одного моего дядюшки ещё есть возможность его продолжить. — Теон нахмурился при мысли, что Железные Острова могут вновь оказаться под властью убийцы его сестры.
    — Проклятье на голову Эурона. — Со злостью подтвердил его мысли Виктарион и сжал кулак, тонкие струйки дыма потянулись из-под перчатки. — Он не получит острова.
    — Теон. — Джейни дёрнула его за рукав, и Теон повернул голову к жене. — Может у тебя были бастарды, Теон?
    — Бастарды? — Смысл сказанного никак не хотел доходить до него.
    — Джон стал Королём Севера, хотя всегда был лишь бастардом. — В ответ напомнила она. — Если бастарда узаконить, то он сможет наследовать своему отцу. Мы сможем возродить дом Грейджой.
    — И ты согласна принять чужого ребенка, ради моей семьи? — Теон почувствовал, что у него дрогнул голос.
    — Теперь это и моя семья. — Джейни ласково улыбнулась. — Леди Джейни Грейджой, помнишь? Кроме того, это будет твой ребенок, а значит, он не может быть мне чужим.
    — Пожалуй, я переменю своё мнение относительно твоей жены. Она куда более необычная, чем мне показалось. — Дядя покачал головой. — Я найду твоих бастардов, если ты укажешь, где искать.
    — Если бы я сам знал. — Теон попытался вспомнить своих девушек. Тех, что были в Винтерфелле, искать бесполезно. Они либо мертвы, либо попрятались так, что никто не отыщет. О лагерных девицах из армии северян не стоит и думать, такие девушки всегда внимательно следили за тем, чтобы не забеременеть. Грейджой покачал головой, уже собираясь сказать, что вряд ли у него остались бастарды, но тут вспомнилась девочка, с которой он развлекался два года назад, возвращаясь на Пайк. — Была одна девочка, дочка капитана торгового судна, оно называлось… кажется Мариам. Она могла быть беременна от меня. — Теон нахмурился, ему было неприятно вспоминать, стыдно перед той девочкой. — Судно было из Староместа.
    — Я найду девчонку. — Дядя решительно поднялся. — И если у нее есть ребенок, привезу их обоих. У Железных Островов будет наследник.
     
    Karatirnak, Tomiko85 и Филин нравится это.
  13. Алора

    Алора Оруженосец

    Дейенерис "Огонь и Лёд"
    Стены Винтерфелла были тёплыми, это удивляло Дени с тех пор, как она побывала в замке впервые. Стены прочих строений, что ей доводилось видеть, всегда были холодными. Несколько дней назад, она даже поинтересовалась причиной этого у девушки, которая ей прислуживала. В ответ северянка рассказала ей о горячих ключах, что бьют под замком, согревая Винтерфелл даже в самые суровые зимы.
    «Наверное, очень хорошо постоянно жить в замке с тёплыми стенами», думала королева, сидя на подоконнике и рисуя узоры на замёрзшем стекле. Винтерфелл не был её домом, но здесь она ощущала себя куда спокойнее и уютнее, чем во дворце Иллирио Мопатиса, в Великой пирамиде Миэрина и даже в шатре её Солнца и Звёзд. Может, всё дело было в тёплых стенах и в том, что она, наконец, вернулась на родину, а может… Может, всё дело было в хозяине. В Джоне Сноу, оказавшимся Джейехейрисом Таргариеном, сыном её брата и всадником её дракона. Он был таким странным, таким спокойным, холодным. Дейенерис раньше не доводилось встречать мужчин, которых не восхищала бы её красота, но у Джона, кажется, куда больше восторга вызывал Рейегаль. Девушка слегка поменяла позу и вздохнула. Тирион предлагал им вступить в политический брак, а Дени никак не могла понять, что об этом думает Джон, кажется, ему было просто всё равно.
    Шагов за спиной она не услышала и то, что кто-то стоит позади поняла, лишь когда чужая ладонь опустилась на плечо. От неожиданного прикосновения она вздрогнула и обернулась, собираясь потребовать немедленно убрать руки от королевы, но протест замер в горле, когда она увидела того, кто прикоснулся к ней.
    — Прошу прощения, королева. — Голос у Джона был тихий и всегда такой вежливый. — За Стеной надо уметь ходить тихо, иначе быстро станешь мертвецом.
    — Вы почти не напугали меня. — С улыбкой соврала она в ответ. — Я подумала, что это один из моих людей, он испытывает ко мне чувства, несколько отличающиеся от обычной преданности.
    — Мормонт. — Он улыбнулся, а Дени поняла, что это не вопрос. — Так это от него Вы здесь прячетесь?
    — Я вовсе не прячусь. — Девушка неожиданно почувствовала себя крайне смущённой. — Мне не спалось, и я не хотела мешать спать Миссандее.
    — Вашей маленькой служанке? — В его голосе не было ни капли насмешки, которую она ожидала услышать.
    — Да, именно ей. — Дени соскочила на пол, постаравшись не задеть собеседника. — Но мне, пожалуй, уже тоже пора спать, я хотела полетать на Дрогоне завтра утром.
    Но уйти ей не удалось, Король Севера мягко преградил ей дорогу. — Вы босая. — Он неодобрительно покачал головой. — Заболеете.
    — Здесь тепло. — Попробовала возразить девушка, чувствуя, однако, как ноги покалывают ледяные иголочки. — И драконы не болеют.
    — Тёплые здесь только стены. — Лёгкая улыбка. — И мне случалось болеть, несмотря на драконью кровь. Надеюсь, моя королева позволит уберечь её от излишнего риска. — Ни ответить, ни даже толком сообразить, о чем ей говорят, Дени не успела, потому что её с лёгкостью подхватили на руки.
    Первым желанием было потребовать поставить её на пол, вторым — как можно крепче прижаться к молодому королю, обнять его. Она не сделала ни того ни другого, только замерла на руках у Джона, боясь пошевелиться, чувствуя, как бьётся его сердце.
    Опомнилась она только, когда он внёс её в комнату и усадил на большую кровать, укрытую множеством шкур.
    — Это не моя комната. — Девушка почувствовала, как сердца коснулись пушистые лапки страха, но постаралась сохранить спокойствие.
    — Нет. Она моя. — Вопреки её страхам, Джон отошёл к окну и развернулся к ней спиной. — Вы сами говорили, что у Вас спит Ваша служанка. Спите здесь, Вам нужно отдохнуть. — Он распахнул окно и в комнату ворвались порыв ледяного ветра и лунный свет.
    — А как же Вы? — Дени задрожала, на этот раз от холода, недоумевая, как же её родственник не мёрзнет, стоя прямо у окна.
    — Вы даже не представляете, Дейенерис, в каких местах мне доводилось спать во время службы на Стене. Не переживайте за меня. — Джон повёл рукой, будто пытаясь поймать лунный свет. — Возьмите меха, я же знаю, Вы мёрзнете.
    Дени робко потянула к себе белую шкуру, чем-то напоминающую подарок её Солнца и Звёзд, который она носила в Миэрине, завернулась в неё и замерла, всё ещё боясь уже сама не зная чего.
    — Это была комната моих дяди и тёти. — Вновь тихо заговорил Джон. — А в той, что выделили Вам, в детстве я жил со своим братом. Его звали Робб, он погиб, когда повёл войска Севера на Юг, мстить за своего отца, освобождать сестёр.
    — У меня тоже был брат. — Почти шёпотом произнесла Дени. — Визерис. Он вырастил меня, а потом продал вождю дотракийцев. Мой муж убил его, когда Визерис стал угрожать убить меня.
    — Я рад, что не был знаком с ним. — Просто ответил Джон, так и не отвернувшись от окна. — Но на месте Вашего мужа я поступил бы так же. — Дени слабо улыбнулась, а он, не видя этого, продолжил. — У меня было две кузины и три кузена, теперь они все мертвы, а я стал Королём Севера. Тете Кет повезло, что она не дожила до этого дня, она больше всего на свете боялась, что я отберу наследство у её детей. Она ненавидела меня за саму возможность этого. Дядя не рассказал ей правды, много лет она видела рядом чужого ребёнка, мучилась сама и мучила меня. Все наши в ней конфликты - вина дяди.
    Сперва Дени решила, что он хочет, чтобы она пожалела его, но спустя секунду поняла, что это не так, он просто рассказывает, просто хочет поделиться всем этим хоть с кем-то. — Ваш дядя защищал Вас, я уверенна, он Вас любил.
    — Да, я тоже так думаю. — Голос Джона звучал по-прежнему, и она не могла понять, что же он чувствует. — Но его любовь кончилась для меня Стеной. Если бы не трагедия, произошедшая с моей семьёй, я бы навсегда остался там.
    — Но он вырастил Вас. — Слабо возразила Дени, чувствуя, что собеседник не примет её слова.
    — Ваш брат тоже вырастил Вас, Дейенерис. Мой дядя, конечно, не продавал меня никому, но он не рассказал мне правды, лишил меня возможности выбора. — Он покачал головой. — Бастарду трудно найти себе место в мире, но знай тот мальчик, которым я был, правду… Я бы не отправился на Стену, скорее всего, я поехал бы к вам, решил бы искать своих родственников.
    Дени молчала, не зная, что сказать, и куталась в белоснежную шкуру. Она не хотела обидеть Джона и всё же не понимала его, всю правду о себе она с лёгкостью отдала бы за спокойное детство, любящего дядю, братьев и сестёр, видящих в ней родного человека, а не инструмент для исполнения своих планов.
    — Вам нравится Север? — Он резко изменил тему, видимо осознав, что она не понимает его.
    — Здесь красиво. — Дени улыбнулась, хотя Джон и не мог этого видеть. — Я впервые увидела снег, он так блестит под луной.
    — Будто Ваши волосы. — Он, наконец, развернулся, держа в ладонях пригоршню снега. Дени смутилась, впервые услышав от него признание её красоты, а Джон улыбнулся и подул на снег, заставив его разлететься по комнате.
    — Как красиво. — Дени протянула ладонь и поймала одну из снежинок. — Я ещё увижу снегопад, если отправлюсь на Юг?
    — Обязательно. Скоро снег будет везде, зима пришла. — Он неожиданно тяжело вздохнул, будто пытаясь найти способ начать неприятный разговор. — Дейенерис, я хотел сказать Вам, что готов отказаться от трона в вашу пользу, мне будет достаточно Винтерфелла.
    — Нет. — Она ведь хотела сказать ему те же самые слова, почему же он смог сделать это раньше? — Нет, это я откажусь от трона в Вашу пользу и останусь принцессой Драконьего Камня.
    — Вы не хотите стать королевой? — Кажется, ей впервые удалось удивить его. — Я думал, для Вас это основная цель.
    — Я хотела вернуть трон нашему дому, я думала, что я последняя Таргариен. — Девушка приподнялась, не веря, что Джон считал её всего лишь стремящейся к власти дурочкой. — Но теперь мне нет необходимости становиться королевой, у Вас больше прав как у сына моего брата.
    — Простите меня. — Он подошёл ближе, оперся плечом о столбик балдахина. — Скажите, Дейенерис Вы влюблены в кого-то?
    — Влюблена? Нет… не знаю. — Злость быстро сменилась растерянностью, когда она посмотрела на короля, чувствуя, что знает ответ, но вовсе не хочет его говорить. — Зачем Вам это?
    — Вы были против политического брака, избегали меня. Я думал, это из-за того, что Вы хотите быть единоличной правительницей или из-за любви.
    — Из-за любви. — Прошептала она в ответ, понимая, что придётся всё рассказать. Она и так слишком долго молчала, слишком долго. — Я не могу быть вашей королевой.
    — Почему? — Так тихо и так уверенно, ну почему ему не достаточно прежних слов, ему же безразличен этот брак, зачем заставлять её…
    — Основная задача королевы родить наследника. — Произнесла она, стараясь, чтобы голос не дрожал. — А у меня никогда не будет детей. — Она хотела закончить на этом, но не смогла, слова полились против её воли. — Ведьма убила моего мужа и моего не рождённого малыша, она сказала, что мой муж вернётся ко мне не раньше, чем солнце взойдет на западе и сядет на востоке, моря высохнут, горы полетят по ветру, как птицы, а я смогу родить живое дитя. — Глаза будто застелил туман, по щеке скатилась водяная капелька. Откуда она взялась, это ведь не могут быть слёзы, все её слёзы сгорели в погребальном костре Дрого. — Я никогда не смогу стать матерью, не смогу подарить своему мужу наследника и сына. Если этот брак станет реальностью, ты не сможешь стать отцом, а я не могу так, Джон, не с тобой, это только моё проклятье. — Ей казалось, что последние слова она практически прокричала, и было уже всё равно, как она обратилась к Джону, он всё равно поймёт. Глаза застилали вернувшиеся слёзы, полностью закрывая комнату, и тем неожиданнее было, когда Джон осторожно обнял ее за плечи и прижал к себе.
    — Дени. — В его произнесённых шепотом словах было столько нежности. — Дени, это всё не важно. Ты знаешь, почему я ушёл со Стены? Мои братья предали меня, пытались убить, когда я очнулся, то понял, что у меня больше не осталось никаких эмоций, ни горя, ни радости, ничего. Я думал, что так и проживу остаток жизни, но тут появилась ты, и вместе с восхищением тобой ко мне стали возвращаться человеческие чувства. Ты меня вернула, спасла от самого себя, Дени. Я хочу стать отцом, но если нужно выбирать между ребенком и тобой, я выберу тебя.
    Не веря в то, что только что услышала, она подняла голову и встретилась с взглядом серых глаз Джона, таких тёмных, что они казались чёрными. — Джон, ты, правда… — Она не смогла закончить фразу, но он все понял.
    — Правда. — Он улыбнулся ей, и в этот раз улыбка была другая, настоящая.
    — Но наследник престола?
    — Назначим Тириона или кого-то ещё, мы успеем решить, у нас ещё столько лет впереди. — Он бережно вытер её слезинки.
    — Да, ты прав. — Дени поймала его ладонь и наконец, улыбнулась.
    Джон не ответил, только вновь улыбнулся, а затем осторожно коснулся ее губ своими. Мир перестал существовать для неё, стало неважно, где она, и что вокруг неё, важен был только он — единственный, любимый…
    Она не знала, сколько времени прошло, когда поцелуй завершился, она почувствовала себя потерянной, счастливой. — Джон. — Шепот был еле слышен ей самой. — Не отпускай меня, никогда.
     
    Karatirnak, Regina, lelrf и ещё 1-му нравится это.
  14. Алора

    Алора Оруженосец

    Тирион
    На завтрак ни король, ни королева не спустились. Тириона это не слишком обеспокоило, Джон вполне мог до рассвета просидеть над своими картами и бумагами и уснуть несколько часов назад, а Дейенерис могла ещё не вернуться из утреннего полёта. По мнению Тириона не было никаких поводов для беспокойства, но леди Мормонт и лорд Гловер, кажется, считали иначе.
    — Что-то король сегодня задерживается. — Первым высказал читавшуюся на лице обеспокоенность именно лорд Гловер. — Может что-то случилось.
    — Не думаю, милорд. Порой королям, как обычным смертным хочется побольше поспать. — Тириону даже рот не пришлось открывать, за него все его мысли высказал сир Барристан.
    — Только не этому. — Леди Мейдж была настроена весьма решительно. — Кроме того, ваша королева тоже не пришла.
    — Она наверняка летает. Что могло случиться с ними здесь? — Тирион улыбнулся и вступил в беседу. — Сейчас мы узнаем, где королева. — Он встал и несколько секунд искал среди сидящих на нижних скамьях северян нужного человека. — Миссандея, подойди, пожалуйста.
    На его голос повернулась половина зала, но главным было то, что девочка услышала и подошла к высокому столу.
    — Вы звали меня, лорд Тирион?
    — Да, Миссандея. Ты не скажешь, где сейчас королева?
    — Она… я не знаю, милорд. — На лице девочки проступило смущение, а Тирион почувствовал некоторую обеспокоенность. — Королева не спала сегодня в своей комнате.
    — Вот видите, милорд. — Леди Мейдж сделала ударение на последнее слово, и Тирион поморщился. Северяне не желали принимать его даже в качестве десницы королевы, как же он был наивен, когда надеялся, что сможет спокойно жить на Севере став мужем Сансы Старк.
    — Что ж. — Тирион потёр шрам и кивнул. — Возможно, действительно стоит поискать короля и королеву. Я схожу, навещу короля, а сир Барристан может проверить драконов, если Дрогон на месте, то можно начинать волноваться.
    — Я с тобой, Ланнистер. — Решение сира Джораха стало для Тириона неожиданностью, рыцарь не слишком любил Короля Севера.
    — Как пожелаете, сир Джорах. — Тем не менее, он остался любезен, не стоило ссориться с белым рыцарем, это могло огорчить королеву.
    Много времени, чтобы дойти до покоев короля не потребовалось, но все это время Тирион был вынужден терпеть Джороха, который мрачно сопел и прожигал ему спину взглядом, так что появление двери Ланнистер воспринял с искренним облегчением.
    На стук долгое время никто не отвечал, и Тирион успел подумать, что короля нет в комнате и, что стоит спустится в главный зал, но тут из-за двери раздался шум, приглушённые, непонятные слова, и через минуту дверь раскрылась.
    — Ну и? — Вид у открывшего дверь Джона был не очень довольный. — Зачем вы пришли?
    — Доброе утро, ваша милость. — Тирион не смог удержаться от капельки ехидства, глядя на растрёпанного Джона. — Ваши лорды очень переживают из-за того, что вы не пришли к завтраку.
    — Мои лорды. — Джон в ответ едва слышно хмыкнул. — Стоит мне позволить себе поспать чуть дольше, и они уже переживают. Благодарю, лорд Тирион, я спущусь через несколько минут.
    Тирион улыбнулся, кивнул и задал ещё один интересующий его вопрос. — Ты случайно не знаешь где королева, Миссандея сказала, что она не ночевала сегодня в своей комнате.
    Король в ответ только усмехнулся и заглянул в комнату. — Дени, тут твои подданные тебя потеряли, что им сказать?
    — Скажи, что со мной все в порядке. — Прозвучал произнесённый голосом его королевы ответ. — И если мне принесут одежду, то я спущусь вместе с тобой.
    — Вы слышали, или мне повторить? — Король повернулся, и впервые за время их повторного общения Тирион увидел на лице молодого короля искреннюю улыбку. — Найдите какую-нибудь служанку, если вам не трудно, пусть принесет одежду для Дени.
    — Как скажешь. — Тирион развернулся, будучи в самом счастливом расположении духа из-за того, что Таргариены, наконец, нашли общий язык и сделали это даже без его помощи, и едва не столкнулся с замершим на месте сиром Джорахом, выражением лица которого можно было пугать маленьких детей. — Прекратите прожигать дверь взглядом, Мормонт. — Тирион постарался не показывать своей обеспокоенности. — Королеве не грозит опасность, и от вас, как от белого рыцаря, здесь нет пользы.
    Ланнистер особенно выделил голосом слова про белого рыцаря, надеясь, что это напомнит о принесенных обетах, но затея успешно провалилась. Сир Джорах, конечно развернулся и пошел прочь, но его взгляд внушал Тириону серьезные опасения, поэтому он поспешил за мрачным рыцарем, по пути окликнув молоденькую девушку, прислуживавшую королеве, и передав ей приказ короля.
    — Вы нашли нашего короля? — Поинтересовалась леди Мейдж, когда Тирион, тяжело дыша от быстрой ходьбы, добрался до зала. — И что произошло с моим племянником? Он выглядит так, будто ему медведь самое дорогое откусил.
    — Полагаю это из-за королевы. — Вновь устраиваясь на своём месте и немного отдышавшись, отозвался Тирион.
    — И из-за короля. — Впервые за все время заговорил обычно незаметный лорд Рид. — Вам не стоит волноваться, леди Мормонт, с королём и королевой всё в порядке.
    Они спустились через несколько минут, как и обещал Джон. Они держались вполне официально, но в том, как они шли, как королева опиралась на руку короля, чувствовалось, что они уже не просто союзники.
    — Милорды, миледи. — Джон заговорил, когда они с Дейенерис заняли места за высоким столом. — Я хотел сообщить Вам о моей будущей свадьбе с королевой Дейенерис, которая состоится, как только в Винтерфелл прибудут лорды Севера.
    — Я буду первым, кто поздравит вас, ваши милости. — Тирион, чувствуя, что дело, наконец, сдвинулось с мертвой точки, поспешил поздравить короля и королеву, рассчитывая, что другие лорды не откажутся это сделать.
    — По крайней мере, в этот раз проклятый трон займёт кто-то, кто знает Север. — Вполне миролюбивый тон леди Мейдж давал основания надеяться, что фраза была чем-то вроде поздравления.
    — Мои поздравления. — Голос лорда Рида звучал привычно спокойно.
    Сир Барристан почти плакал, желая счастья, королю и королеве, лорд Гловер призвал Старых Богов быть милостивыми к будущей семье, занимавшие нижние скамьи северяне и люди королевы, тоже желали счастья, каждый по-своему. Только один человек не подошёл с поздравлениями, несколько омрачив торжество Тириона, сир Джорах Мормонт, всё время пока другие произносили пожелания счастья, он сидел на своём месте, мрачно глядя в тарелку и лишь раз бросив на Дейенерис короткий полный отчаяния взгляд, который купающаяся в счастье королева даже не заметила.
    Поток поздравляющих иссяк, а сир Джорах так и не подошёл, вызвав смутное беспокойство, Тирион даже покосился на короля и королеву, но они, видимо, были слишком счастливы, чтобы заметить, что кто-то из сидящих в зале не подошёл. По приказу короля откуда-то прикатили две бочки с вином, чтобы гости Винтерфелла могли выпить по бокалу за будущую семью. Вновь зазвучали поздравления, и Тирион с удовольствием осушил свой кубок, в последний момент краем глаза увидев, как Мормонт отодвигает свой. Неплохое вино мгновенно стало кислым, и ему с трудом удалось протолкнуть напиток в горло. Видели ли это Джон и Дейенерис, наверное, нет, возможно, вообще никто не видел. Не желая огорчать королеву, Тирион уже совсем собрался встать поговорить с Джорахом один на один, но тут Джон что-то шепнул своей королеве, встал и покинул зал. Празднующие люди ничего не заметили, короля проводили лишь три взгляда — лорда Рида, самого Тириона и… Мормонта. И стоило Джону покинуть зал, как сир Джорах встал и последовал за ним. Думать, заметил ли кто-то в этот раз, Тирион не стал, он поспешил встать и последовать за рыцарем, надеясь, что успеет догнать его и поговорить. Но короткие ноги подвели Тириона, и он быстро отстал от Мормонта.
    Впереди по коридору раздался вскрик боли, и Тирион изо всех сил поспешил туда, чувствуя, как его охватывает ужас, король был безоружен, когда выходил из зала, а вот на поясе Мормонта висел меч. Заворачивая за угол, Тирион боялся и был готов увидеть любую картину, но только не ту, что предстала перед его глазами.
    Невредимый Джон стоял, прислонившись к плечом к стене и крутил в руках короткий нож, а сир Джорах сидел на полу и отчаянно пытался подняться, что ему, однако, не удавалось. Из колена рыцаря торчала рукоятка второго ножа.
    — Не трудитесь, Мормонт. — В голосе короля сквозило что-то очень похожее на насмешку. — Ещё несколько минут нога не будет вас слушаться, а потом кто-нибудь заметит наше отсутствие. — Он поднял глаза и увидел Тириона. — Хотя видимо уже заметили. Хорошо, что Вы из людей королевы, Тирион, никто не обвинит вас в пристрастности.
    — Я бы всё же хотел бы узнать, что здесь произошло. — Тириону очень не понравилось, что Джон назвал Дейенерис королевой, было в этом что-то неправильное.
    — Сир Джорах попытался напасть на меня, и был очень удивлен, когда понял, что я ждал этого.
    — Ждал?
    — Ну, мрачный вид сира было трудно не заметить, особенно после того, как он отказался поднять бокал за нас с Дени. И я решил, что потенциального предателя лучше проверить сейчас, а не ждать пока у него появится шанс ударить в спину.
    Джон внимательнее, чем кажется, ещё раз напомнил себе Тирион, и уже пережил одно предательство. — А Дени об этом знает?
    В ответ молодой король только покачал головой.
    — Что же Вы так, сир Джорах? — Тирион только вздохнул, чувствуя, что с королём говорить бесполезно и бессмысленно, в конце концов, он, похоже, действительно защищался. — Надеялись завоевать любовь королевы, убив её жениха?
    И опять его вопрос остался без ответа, если не считать таковым мрачный взгляд.
    Тирион собрался высказать сиру Джораху все, что он думал о его глупом поступке, но не успел, по коридору прозвучали стремительный шаги, а затем за его спиной раздался не то вздох, не то приглушённый вскрик. Чтобы понять, кто стоит у него за спиной, Тириону даже не потребовалось поворачиваться, всё отлично сказало лицо Джона, усмешка на котором сменилась растерянностью.
    — Что здесь… — Пальцы Дейенерис заметно подрагивали. — Джон, Тирион, сир Джорах…
    — Я боюсь, что сир Джорах попытался напасть на короля и тот вынужден был защищаться. — Эти слова были уже не столько для Дени, сколько для последовавших за ней северян.
    — Сир Джорах, это правда? — Королева только что не плакала, хотя фиолетовые глаза поблескивали странно.
    — Моя королева, это всё…
    — Правда или нет?!
    — Только ради вас, я не могу отдать вас этому человеку. — Звучало глупо, настолько глупо насколько могло. Тирион тяжело вздохнул, Джораху надо было соврать, сказать, что все обвинения неправда, возможно, это помогло бы ему, но он предпочёл не просто сказать правду, а ещё и облечь эту правду в самые нелепые слова из всех возможных.
    — Этому человеку? — Чёрные брови Джона взлетели вверх. — Какой у Вас преданный рыцарь, Дейенерис, истинный защитник чести королевы.
    — Джон, я не хотела. — Дени выглядела абсолютно несчастной.
    — Я верю. — Он кивнул и вновь перевёл взгляд на Мормонта, которому удалось подняться, держась за стену. — На юге за покушение на жизнь короля полагается смерть, но я полагаю, что здесь этот вопрос решать не мне. Дени, это твой человек, ты многое прошла с ним и тебе решать, какого наказания он достоин.
    Дени обернулась к Тириону, но сейчас он ничего не мог ей посоветовать, Джон был прав, этот выбор королева должна была сделать сама. Поняв, что десница ей не поможет, Дейенерис вновь повернулась к сиру Джораху и решительно выпрямилась. — Сир Джорах, Вы вновь предали меня, я должна приговорить Вас к смерти, но за то, что Вы не раз спасали мне жизнь и ради памяти о том, что мы пережили вместе, я приговариваю Вас к изгнанию. Убирайтесь с моих глаз, и если вновь окажетесь рядом со мной, то будете казнены.
    — Кхалиси… — Прошептал Мормонт, но северяне не дали ему договорить, вытащив из коридора, а леди Мейдж не удостоила племянника даже взглядом.
    — Моя королева слишком милосердна. — Джон покачал головой, а Тирион задержал дыхание, пытаясь предположить, что же Таргариен сделает дальше.
    — Ты осуждаешь меня? — Голос Дени, неожиданно обрёл уверенность, даже если она и боялась, что Джон не согласится с ней, то не показывала этого.
    — Как я могу осуждать тебя? Ты королева, твоё право поступать так. — Джон шагнул к королеве и осторожно обнял её, а Тирион выдохнул, видя, что произошедшее не рассорило Таргариенов, и что северные лорды, кажется, прониклись некоторым уважением к королеве и её приказам.
     
  15. Синий Деверь

    Синий Деверь Оруженосец

    Удивлён, думал, что Джораха на Стену отправят, а тут другое.
    Автор пиши еще
     
    Ренфри нравится это.
  16. Ренфри

    Ренфри Оруженосец


    Я тоже почему-то подумала о Стене...
     
  17. Алора

    Алора Оруженосец

    Синий Деверь , Ренфри ,
    Если автор всё же допишет эту часть и приступит ко второй, то Джорах мне будет нужен где угодно кроме Стены. А если не приступлю то пусть Мормонт всё равно будет подальше от Дени (и кстати ничто не мешает ему самому на Стену отправиться)
     
    Ренфри нравится это.
  18. Марк Тремонти

    Марк Тремонти Межевой рыцарь

    Очень даже неплохо. Только, на мой вкус, Тирион слишком вежливый и добрый. Он более язвительный. Ну это так, личные хотелки)))
    Ждём-с продолжения!
     
    Ренфри и Синий Деверь нравится это.
  19. Tomiko85

    Tomiko85 Скиталец

    Я не ожидала от Джороха такой глупости. В чем смысл убийства Джона, Дени на него не смотрит. Хотя поворот интересный.
     
  20. Алора

    Алора Оруженосец

    Tomiko85 ,
    Просто слишком ревнивому и не слишком умному (ну не считаю я Джораха титаном мысли) человеку не обязательно нужен смысл, достаточно того, что повод есть.
     
    Tomiko85 нравится это.