Джен Фанфик: Корона из крыльев драконов: "Зима близко"

Алора

Лорд
В Джоне разбудили дракона. Однако.
Не, Джон всё заранее рассчитал и в жизнь претворил. Там у него настоящие эмоции, только когда он лицо Кейт видит и немного в разговоре с Джендри (ну и в единственной фразе сказанной Дени). Моему Джону до нормальных человеческих эмоций и тем более до драконьего гнева пока далеко, но всё будет.
 

Марк Тремонти

Мастер игры
Алора ,
Продолжение снова порадовало. Больше всего момент, когда Джон приказал дракону спалить зомбоКейт. Подарил ей покой, и заодно отомстил за детские и юношеские обиды)))
— Это первое место в мире, которое я могу назвать домом
Тоже понравилось. В Эссосе она по сути не обрела дома. Даже когда кочевала с кхаласаром мужа.
Неэмоциональность Джона естественна. Он король, а все короли вынуждены носить маску лжи. И скрывать свои чувства, тем более, что у него до сих пор идёт переосмысление от Старка к Таргариену.
Хотелось бы увидеть более язвительного Тириона.
 

Алора

Лорд
Алора ,
Продолжение снова порадовало. Больше всего момент, когда Джон приказал дракону спалить зомбоКейт. Подарил ей покой, и заодно отомстил за детские и юношеские обиды)))

Тоже понравилось. В Эссосе она по сути не обрела дома. Даже когда кочевала с кхаласаром мужа.
Неэмоциональность Джона естественна. Он король, а все короли вынуждены носить маску лжи. И скрывать свои чувства, тем более, что у него до сих пор идёт переосмысление от Старка к Таргариену.
Хотелось бы увидеть более язвительного Тириона.
Он не мстил, да и вообще беда Джона в том, что он не носит маску, чтобы скрыть чувства, он действительно почти ничего не чувствует. После появления Дени какие-то эмоции у него возникать стали, но преимущественно по отношению к ней (хотя и в других аспектах всё стало немного получше), так что маску он надевает как раз когда изображает нормальные эмоции. Ну и как Таргариена он себя почти сразу принял, слишком уж много намёков ему жизнь ещё до получения этой новости подбросила.
Дени впервые не только любит и любима, но ещё и понимаема и сама понимает того, кого любит, так что тут дом в большей степени не место, но она сама этого ещё не осознала))
И я честно пыталась добавить Тириону язвительности, но получилось плохо, наверное из-за того, что сама совсем не язвительная
И спасибо за комментарии, очень приятно читать мысли тех, кто читает твой фанфик))
 

Марк Тремонти

Мастер игры
И я честно пыталась добавить Тириону язвительности, но получилось плохо,
Думаю, проще всего будет это сделать, создав ситуацию, когда на Тириона будут давить или как-то над ним издеваться. Поскольку он десница короля, невнимание ему уже не грозит. А так была бы ещё одна возможность.
 

Алора

Лорд
Думаю, проще всего будет это сделать, создав ситуацию, когда на Тириона будут давить или как-то над ним издеваться. Поскольку он десница короля, невнимание ему уже не грозит. А так была бы ещё одна возможность.
Да кто ж над ним издеваться то будет, это же просто опасно. Никто (кроме совсем уж ненормальных) не рискнёт тронуть десницу пока король ему благоволит, а самим Джону и Дени точно не нужно смеяться над своим десницей, для повышения чувства значимости.
Хотя может в следующей главе Тириона как раз получится ибо там как раз будет один такой самоубийца, который настолько лишён чувства самосохранения, что даже Джону грубить способен, что уж о каком-то карлике говорить))) Спасибо за идею
 

Алора

Лорд
Дейенерис
До этого дня ей казалось, что она уже научилась понимать Север, воспринимать его как свой дом, но приезд северных лордов несколько пошатнул эту уверенность. Их поступки и реакция были настолько разными, что за два коротких дня Дени почти запуталась. Одни выглядели счастливыми, улыбались, кланялись, поздравляли Джона со скорой свадьбой, а некоторые оказывались способны удивить его, обычно такого невозмутимого. Первой была симпатичная темноволосая девушка, которая и высказала первые поздравления с грядущей свадьбой, поразив своей осведомлённостью, ведь воронов с сообщением о помолвке они не рассылали, не только Дени, но и Джона. Только Тирион остался невозмутим и пошутил, что со скоростью, с которой северяне узнают новости, вороны им, пожалуй, уже и не нужны. Вторым оказался лорд Мандерли, столь толстый, что ему приходилось передвигаться в специальных носилках. Сперва, он даже напомнил Дени магистра Иллирио, но впечатление быстро рассеялось. Вылезши из носилок, лорд, поздравляя со скорой свадьбой, двинулся к королю, будто, забыв о всякой почтительности, вознамерился обнять его. Она даже испугалась, что если лорду удастся осуществить задуманное, то свадьбу придется, отложить как минимум на месяц из-за сломанных рёбер жениха. Джон, наверное, подумал о том же, так как сделал шаг назад и с чем-то очень похожим на беспокойство в голосе попросил лорда прекратить изображать шута и рассказать, что он задумал. Толстяк в ответ уже совершенно серьезно поклонился и пообещал посвятить короля во все свои планы.
Другие лорды не были настроены столь благожелательно. Они приезжали хмурые и бормотали мрачные слова про короля, который пытается втянуть Север в очередную ненужную войну на юге. После встречи с такими Тирион хмурился, а Джон устало качал головой.
Дени ничем не могла помочь им в общении с лордами. Она не понимала северян и не знала, как вести себя с ними, она не умела сплетать кружевные ткани слов, убеждая человека, что он хочет то, что нужно говорящему. У Дени были свои хитрости, но в этот раз от них было мало пользы. И она старалась помогать там, где не смог бы никто кроме неё. Ей никогда не приходилось бывать хозяйкой замка, и некому было обучить её, но она старалась, спрашивала Миссандею и служанок и, кажется, ей удавалось неплохо. Немолодая леди дома Дастин даже похвалила её, сообщив, что из королевы получилась бы хорошая жена и леди. Может, так оно и было, но за эти дни Дейенерис успела понять, что не хочет жить так, разбор хозяйственных нужд не слишком утомлял её, зато утомляли бесконечные улыбки тем, кому ей вовсе не хотелось улыбаться, и необходимость вести себя так, как считали верным все эти люди, а не она сама. Порой ей казалось, что она вновь оказалась в Миерине, правда, теперь с ней был Джон…
Мысленно она не раз уже поблагодарила Тириона за то, что они отправились именно на Север, ведь не прислушайся она, реши вести корабли как изначально планировала в Дорн, они с Джоном могли бы никогда не встретиться, а об этом Дени вовсе не хотелось думать. Одна она потерялась бы в незнакомом Вестеросе, но вместе они обязательно со всем справятся, с Ланнистерами и армией мёртвых когда-нибудь потом, а с недовольными северянами прямо сейчас.
— Эта зима, по словам мейстеров, будет самой суровой за последние годы, вы сами убеждали нас в том, что существует ещё и угроза из-за Стены, а теперь хотите увести остатки наших армий на юг, как ваш брат? — Говорившая леди Дастин не добавила, что Джон хочет сделать это ради девушки, но Дени, успевшая от Тириона узнать историю Робба Старка, поняла, что это подразумевалось.
— Нам нужна помощь южан. Нам не пережить зиму без продовольствия, и я хочу вывести за Трезубец тех, кто не сможет сражаться с Иными. — Джон был спокоен, но уже ставшего привычным холода в его голосе не было. Он ещё до того как собрал лордов объяснял Тириону, почему он говорит с ними иначе, чем со всеми остальными. Не стоит пугать союзников, особенно, если они этого не заслужили, это может кончиться не очень хорошо. Тирион в ответ усмехнулся, видимо, услышал во фразе Джона что-то, что не услышала сама Дени.
— Но как вы можете быть уверены, что ваша война не закончится тем же, чем и война вашего брата? — Со своего места поднялся Лорд Амбер, точнее, как поняла Дени из объяснений Джона и Тириона, дядя нынешнего Лорда, ранее находившегося в плену у Фреев, а сейчас бывшего неизвестно где, вероятнее всего, у Ланнистеров.
— У моего брата не было драконов. — Голос Джона никак не изменился, хотя она точно знала, он грустит по брату. Возможно, не совсем, так как это делают обычно люди, но он сожалеет о его смерти, и хочет отомстить тем, кто его убил.
— Драконов можно убить. — Она знала, что Лорд Мандерли поддерживает Джона в его желании идти на юг, но его слова о драконах разозлили Дени, она не хотела, чтобы хоть кто-то так говорил о её детях.
— До сих пор это удавалось лишь дорнийцам и другим драконам. Вторжение в Дорн мы не планируем, а все три дракона на нашей стороне. — Дени не успела ничего сказать, ни даже встать, за неё ответил Джон, одновременно сжав её руку. Она в ответ тоже сжала его пальцы, благодаря за поддержку и понимание.
— Да, с вашими словами нельзя не согласиться. — Мандерли серьёзно закивал. — Но мы всё же выбирали Короля Севера, и не все будут рады тому, что вновь придётся вернуться под власть Железного Трона.
— Если лорды Севера столь сильно не желают быть частью Семи Королевств, то они могут остаться независимыми, но тогда мы снимем с себя все обязательства по защите жителей Севера и уведём войска на юг. — В зале наступила абсолютная тишина, стало так тихо, что Дени услышала, как поёт за окнами ветер. Лорды, кажется, пытались осмыслить сказанное, решали, стоит ли независимость риска погибнуть от приближающейся зимы и армии мёртвых, если такая армия действительно существует. — Я знаю, что Север понёс тяжкие потери в этой войне. — Выдержав небольшую паузу, Джон заговорил вновь. — Я не могу заставлять вас послать все ваши армии на юг, но я прошу тех, кто считает это возможным, послать людей со мной, остальные же должны будут заняться укреплением рва Кейлин и Стены.
— Мои люди пойдут с вами. — Со своего места вновь поднялся Амбер. — И вернут моего племянника!
— Один из моих сыновей и многие мои люди погибли на юге. — Мандерли остался сидеть, но Дени точно знала — это не из-за неуважения к королю. — Те люди, что у меня остались и мои корабли - ваши.
Следом за Мандерли заговорили и другие лорды, все они обещали войска для похода на юг и укрепления рва Кейлин. Слушая их, Дени довольно улыбалась. У них получилось, получилось именно так, как они планировали. Она перевела взгляд на Джона, и улыбнулась ему, пытаясь передать свою радость, а он улыбнулся ей в ответ и вновь повернулся к лордам. — Милорды, миледи, через несколько дней состоится наша с королевой Дейенерис свадьба, на которую мы приглашаем вас остаться. Через несколько дней после свадьбы мы выступим ко рву Кейлин, где я рассчитываю встретиться с теми из вас, кто решит лично возглавить войска. Остальные должны будут быть готовы начать выводить население через Перешеек, как только Речные Земли будут освобождены от владычества Ланнистеров. - Закончив речь, Джон повернулся к ней и протянул руку, такой простой жест, но всё равно такой приятный. Она оперлась на его руку и поднялась. Они прошли по залу мимо кланяющихся им лордов и остановились лишь однажды, возле лорда Мандерли и сидящего рядом с ним лорда Рида.
— Благодарю вас, лорд Мандерли, хотя вам и не стоило говорить о вероятности смерти драконов и огорчать мою невесту. — Джон слегка склонил голову, благодаря лорда за прекрасное следование их общему плану, благодаря которому все неизбежные возражения свелись лишь к паре фраз. — Я прошу вас и лорда Рида подняться ко мне, чтобы обсудить действия флота и управление Севером в моё отсутствие.
 

Алора

Лорд
А Джон молодец: выбрал самого умного и перетянул на свою сторону ещё до прений сторон. Хороший и беспроигрышный ход.
Джон то молодец, кто бы спорил, но идея договориться с Мандерли о правильных возражениях была не его;)
 

Алора

Лорд
Джон "Белое древо"
Снег медленно падал с неба, укрывая собой алые листья дерева и недавно расчищенные в богороще дорожки. Снег оседал на тяжёлый чёрный плащ с алым трёхглавым драконом, накинутый на плечи Джона. Не в таком плаще он думал прийти к сердце-древу, в юности он мечтал о белом плаще Старков, а уйдя на Стену, отбросил даже мысли о возможной свадьбе. У него не должно было быть семьи, как не должно было быть короны и дома иного, кроме Стены. Но сейчас он стоял здесь в Винтерфелле у белого древа — сын Рейегара Таргариена, наследник Железного Трона, принц Вестероса. Он стоял и смотрел, как медленно приближаются двое — карлик и девушка, опирающаяся на его руку, насколько это было возможно. Волосы Дени заплетены в косы и блестят в свете факелов, будто расплавленное серебро, на её плечах черный бархатный плащ, окантованный белым мехом, её белоснежное платье скользит по снегу, собирая его на подол.
— Ваша милость. — Стоявший рядом Хоуленд Рид коснулся его плеча, и Джон осознал, что Тирион и Дени уже некоторое время стоят напротив них, а он все никак не может оторвать глаз от своей серебряной королевы. — Говорите.
— Кто идёт предстать перед божьим ликом? — Прежде чем произнести заветные слова он глубоко вздохнул. Спокойствие, ставшее таким привычным, куда-то исчезло, и он, вновь почувствовав себя мальчишкой, побоялся, что голос дрогнет.
— Дейенерис из рода Таргариенов пришла, чтобы выйти замуж. Взрослая и расцветшая женщина, законнорожденная и благородная, она явилась просить благословения богов. — Тирион задумчиво щурился, роль посажённого отца удивительно хорошо подходила ему. — Кто пришел, чтобы взять её в жены?
— Джейхейрис из рода Таргариенов. — Имя, данное ему матерью, было таким чужим и звучало непривычно, но ему придётся привыкать, и уж лучше это было делать под взглядом её фиолетовых глаз. — Принц Вестероса, лорд Винтерфелла. Я беру её. Кто её отдаёт?
— Тирион из дома Ланнистеров, её единокровный брат. — Сегодня им всем приходилось говорить непривычные слова, называться теми, кем они родились и кем не были. — Принцесса Дейенерис, берёшь ли ты этого человека в мужья?
Он знал, что она должна ответить согласием, но невольно задержал дыхание, ожидая ответа. — Я беру этого человека. — Только после этих слов он смог посмотреть в её такие красивые и счастливые фиолетовые глаза.
Молча Джон шагнул к Дени и, осторожно взяв её ладошку в белой перчатке и вместе с ней опустился на колени перед сердце-древом, чтобы обратить молчаливую молитву к старым богам Севера. Он не знал, о чем просила Дейенерис, но он просил старых богов уберечь её и дать ей счастья.
Закончив молитву, они по-прежнему молча поднялись с колен, и Джон, сняв с неё отороченный белым плащ, накинул на плечи своей королевы и жены свой собственный. Дени в ответ улыбнулась ему и, протянув руку, осторожно застегнула одетый им плащ алой застёжкой в виде трехглавого дракона. Улыбнувшись в ответ, он слегка наклонился и поцеловал Дени, а потом подхватил на руки и понес в большой зал, где уже были накрыты праздничные столы.

***​


Большой чертог Винтерфелла давно уже не слышал столько радостных песен и поздравлений, давно здесь не было шумных радостных пиров. Джон сидел рядом со своей королевой и слушал, как быстро захмелевшие северные лорды превозносят новую семью, желают долгих лет совместной жизни и всяческого процветания. Слушал он лордов, но смотрел в основном на радостно смеющуюся в ответ на пожелания Дени. Лишь один раз её лицо исказилось болью, когда лорд Гловер громогласно пожелал королю и королеве множество здоровых детей. Джону тогда показалось, что Дени сейчас расплачется, но Тирион неожиданно проявил необыкновенную чуткость и перевёл все в шутку, добавив, что хорошо бы, чтобы уже имеющиеся детки королевы не переросли самого Балериона. Зал захохотал, где-то за стенами, будто почувствовав, что разговор зашёл о них закричали драконы, а Джон обнял Дени, надеясь успокоить ее и отвлечь от неприятных мыслей. Она тоже прижалась к нему, будто пытаясь спрятаться, но уже через несколько секунд отстранилась, вновь улыбаясь, и лишь крепко сжатые кулачки выдавали то, что она чувствовала.
— Моя королева не желает потанцевать? — Джон плохо помнил, когда он сам танцевал в последний раз, но понадеялся, что танец сможет отвлечь Дени.
— Я не умею. — Она смутилась, опустила глаза, будто такая мелочь могла хоть что-то значить. — Меня некому было научить.
— Значит, я научу. — Джон встал и протянул руку своей королеве. — Хотя я, признаюсь, сам в последний раз танцевал так давно, что уже не уверен, что вспомню, как это делается.
— Ты сегодня много шутишь и улыбаешься. — Дени положила ручку в его ладонь и поднялась. — Что случилось с моим ледяным королём?
— Он взял в жёны огненную королеву. — Музыканты Мандерли, увидев спускающихся с помоста короля и королеву прекратили бренчать шутовские песенки и заиграли что-то более мелодичное.
— И она растопила лёд в его душе? — Дени засмеялась.
— Именно так. — Джон осторожно обнял её и повёл танец, очень надеясь, что полученные в юности уроки вспомнятся сейчас. — Надеюсь, она не жалеет об этом.
— Она была бы очень глупа, если бы хотя бы задумалась о сожалении. — То, что Дени не умеет танцевать, чувствовалось в её неуверенных движениях, но Джон был уверен, что двигается она лучше большинства новичков.
— Моя королева даже не представляет, как я рад это слышать.
— Возможно, она сможет представить, если её король скажет, что он по-прежнему не жалеет, что взял её в жёны.
— Он даже не представляет, как можно жалеть о том, что взял в жёны ту, что подарила его жизни иной смысл, помимо войны. — Её лицо осветилось улыбкой в ответ на его слова, и Джон, поняв, что она по-прежнему переживает, что её неспособность родить ребенка может стать преградой, решил перевести тему. — Моя королева соврала мне, когда сказала, что не умеет танцевать?
— Кто бы мог её научить? — Серебряные бровки Дени приподнялись в изумлении. — Но почему мой король решил, что я его обманываю?
— Ты ни разу не наступила мне на ноги за время танца. — Шутливую фразу он произнёс полушёпотом, будто сообщая ей великую тайну. — Когда мои кузины учились танцевать, они делали это постоянно, даже Санса. А Арья и вовсе истоптала мне все ноги.
— Они были маленькими, а я уже выросла и научилась смотреть, куда ставлю туфельки. — Дени засмеялась и Джон с радостью понял, что печальные мысли наконец оставили её. — Ты никогда не рассказывал мне о своих родных, какие они?
— Они мертвы, Дени. — Джон не хотел говорить о девочках и Бране, но не столько от того, что это было больно, сколько из-за того, что опасался, что боли не почувствует, что не вспомнит даже лиц тех, кого считал сестрами и братом. — Сансе было бы пятнадцать сейчас, и она была бы самой красивой девушкой Севера, Арье двенадцать, она стала бы девушкой, и отец стал бы искать ей жениха, но я не думаю, что ей это бы понравилось, она всегда хотела быть рыцарем, а не леди.
— Прости. — Дени внимательно посмотрела ему в глаза, извиняясь не только словами, но и взглядом.
— Ничего. — Он догадывался, зачем она это сделала, но злиться на неё не мог.
— Ты не обиделся?
— На мою королеву? — Пробежавший было по сердцу холодок легко прогнала её улыбка, а понимание того, что мысли о сестрах и брате не вызывают эмоций, он постарался упрятать подальше. — Никогда.
— Тогда может ещё один танец? Я, кажется, начала понимать, как нужно шагать.
— Хоть сотню. — Он улыбнулся ей и кивнул музыкантам. — Посмотрим, смогу ли я вспомнить другие танцы.
Они вернулись на свои места, только когда Дени со смехом сообщила, что ещё один танец, и она останется без ног. Джон, чувствовавший нечто подобное уже некоторое время, согласился со значительным облегчением.
— Мне кажется лорды почти готовы. — Тирион, который за вечер решил, кажется, выпить всё, что упустил во время путешествий по Эссосу, как ни странно, всё ещё сохранял возможность не только говорить, пусть и не очень разборчиво, но и думать.
— К чему? — Дени с удивлением взглянула сперва на их десницу, а потом на Джона.
— К провожанию. — Он вздохнул, не слишком уверенный в своём желании следовать этой традиции. — Им обычно завершается свадьба. Гости мужчины несут новобрачную в спальню, попутно раздевая её и отпуская разные шуточки, гости женщины делают то же самое с новобрачным. — Её глаза изумлённо расширились, и Джон почувствовал слабую надежду, что провожания удастся избежать. — Если моя королева пожелает, то я могу всё это отменить.
— Королева не пожелает. — Она рассмеялась. — Я хочу быть здесь своей, значит нужно соблюдать местные традиции. А почему мой король не хочет провожания? Неужели ревнует?
— Столько мужчин вокруг самой красивой девушки в мире, ну как тут можно не ревновать? — Полушутливо ответил он ей, понимая, что на самом деле совсем не ревнует.
— Не переживай, мне приходилось бывать на дотракийской свадьбе, поверь, там всё намного хуже. — Она точно поняла, что ревность ни причём, но о настоящих причинах, похоже, так и не догадалась.
— Мне кажется, пора завершить свадьбу, и проводить новобрачных в постель. — Ответить Джон не успел, так как Лорд Амбер встал на ноги и уже привычным, на редкость громким голосом огласил то, о чём они только что говорили.
— Что ж, если вы так считаете, то давайте закончим. — Джон встал и с тяжёлым вздохом улыбнулся лордам.
Наверное, они ждали не таких слов, по крайней мере, отреагировали они не сразу, весь зал замер и, возможно, провожание даже сорвалось бы, если бы не Тирион и не внучка лорда Мандерли, которую он привёз, совершенно точно рассчитывая на свадьбу. Именно они первыми подались к помосту, а за ними поспешили остальные лорды.
Сам процесс провожания он не особенно запомнил, единственное, что ему было во всём этом интересно - не уронят ли его немногочисленные и выпившие женщины, но гостьи успешно справились с задачей и покинули комнату, хлопнув дверью. Гости мужчины с Дени на руках появились несколько позже, не иначе как уступили дамам, пропустив их вперёд на узкой лестнице . Дверь вновь захлопнулась и его королева со смешком натянула на себя одеяло.
— Что, просто поспим? — Джон с улыбкой посмотрел на прячущуюся жену.
— Эй, вы когда там начнёте? — Радостно раздалось из-под двери, и они расхохотались.
— Боюсь, нам не дадут. — Отсмеявшись, ответила Дени. — Слишком много любопытных.
— И погромче, чтоб нам слышно было. — Голос Тириона подтвердил её слова.
— Что ж действительно не дадут. — Он улыбнулся. — Но не могу сказать, что я этому не рад.
 
Последнее редактирование:

tarion

Ленный рыцарь
— Боюсь, нам не дадут. — Отсмеявшись, ответила Дени. — Слишком много любопытных.
— И погромче, чтоб нам слышно было. — Голос Тириона подтвердил её слова.
— Что ж действительно не дадут. — Он улыбнулся. — Но не могу сказать, что я этому не рад.
Это было круче, чем постная физиономия Тириона во время лодкосекса в сериале.
 

Алора

Лорд
Это было круче, чем постная физиономия Тириона во время лодкосекса в сериале.
Спасибо
Ну смысла физиономии Тириона в сериале я вообще не поняла, а тут он пьяный и весёлый просто ещё один штришок к картинке праздника.
 

tarion

Ленный рыцарь
Спасибо
Ну смысла физиономии Тириона в сериале я вообще не поняла
Не вы одна. Я вообще думал в первый раз как эту сцену смотрел, что он туда ломанется с топором арбалетом с криком "вы ломаете мои планы".
 

Алора

Лорд
Тирион "Чёрное и красное"
Группа из человек двадцати, возглавляемая их неожиданным гостем, въезжала в ворота замка. Стоя рядом с Джоном и Дейенерис, Тирион разглядывал возглавлявшего этих людей юношу и поражался своей проницательности, в своё время подсказавшей ему происхождение юноши, сейчас он бы даже не предположил бы, что этот мальчишка может иметь отношение к Таргариенам. Возможно, всё дело было в том, что тогда он не был знаком с истинными Таргариенами, а возможно его проницательность просто притупилась в этом ледяном краю.
— Дейенерис, рад приветствовать Вас, дорогая тётушка. — Мальчишка заговорил первым, едва только приблизился к встречающим.
— И я приветствую тебя. — Дени улыбнулась, но Тирион точно знал, что ни радости от встречи с родственником, ни других тёплых чувств за этой улыбкой не стоит. — Ты не знаком с моими спутниками?
— Карлика встречал когда-то. — Тирион нахмурился, услышав презрение в голосе мальчишки. Тому не пришлось пережить и десятой части того, через что прошёл сам Тирион, но он считал себя вправе презирать десницу короля и королевы лишь из-за его роста.
— Это Тирион Ланнистер, мой десница. — Дейенерис ответила крайне сухо. — Так же тебе стоит познакомиться с Джейехейрисом Таргариеном, моим мужем и сыном моего брата.
— Мужем. — Прошептал мальчишка, а Тирион едва не расхохотался, глядя на его ошарашенное лицо. Он, как и Виктарион Грейджой, рассчитывал получить в жёны королеву и её драконов в качестве подарка, но в отличие от того, не привёз ни подчиняющий драконов рог, ни флот, способный купить признательность Дейенерис. Похоже, самоуверенности у него не убавилось, и он рассчитывал лишь на свою внешность и предполагаемое родство. — Мне не сообщили, что вы замужем.
— Наша свадьба состоялась недавно. Вам просто не успели сообщить, дорогой брат. — Насмешка в голосе Джона была слышна без особых усилий. Тирион точно знал, что король не верит, что появившийся из ниоткуда мальчишка на самом деле сын Рейегара.
— Брат? — Мальчишка так удивился, что Тирион тут же поверил, что Джон прав в своих подозрениях.
— Если принц Рейегар был и вашим отцом, то мы сводные братья. И я думаю, что вы можете называть меня Джоном. Моё настоящее имя без запинки может выговорить только Дени. — Джон, вероятно, тоже услышал подтверждение своих подозрений. — Возможно, мне стоит извиниться, но вы не сможете получить то, за чем приехали.
— Не смогу получить то, за чем я приехал? — Эйегон был старше Джона, но рядом с ним выглядел запутавшимся ребёнком.
— Да. — Джон кивнул. — Дракона. Сейчас, к сожалению, для вас, свободных нет, у всех есть всадники. Но если они признают вас, доказав нам то, что вы Таргариен, вы сможете получить титул принца Драконьего Камня после войны, и маленького дракона, если хоть у одного из наших драконов будут кладки.
Мальчишка после этих слов подался назад, будто испугался, но не ушёл, не иначе как остановленный очередной насмешливой фразой Джона.
— Идемте, брат. Навестим драконов.
На мгновение Эйегон замер, будто пытаясь решить, что ему делать, но потом вскинул голову и шагнул вперёд. — Идёмте. Полагаю, они будут рады встретить кого-то с их кровью.
— Главное, чтобы они на радостях не решили этим кем-то перекусить. — Отозвался Тирион, чувствуя одновременно и раздражение из-за мальчишки и сочувствие к нему же. Не стоило говорить такое, особенно Джону, особенно в присутствии Дейенерис.
— Кем-нибудь помельче. — Мальчишка весьма быстро вышел из себя.
— Ну что вы, я для драконов мелковат, а алкоголя во мне - наоборот, слишком много. Думаю, они предпочтут кого-нибудь помоложе и повкуснее. — Слегка скосив глаза, Тирион увидел, как улыбается Джон, и хмурит брови, пытаясь изобразить неудовольствие, Дени. Королева жалеет мальчишку, которому хватило глупости пытаться соревноваться с Тирионом в остроумии. Хотя сам Тирион был уверен, что уж лучше он, чем Джон, он, по крайней мере, не замечал за собой любви напускать на себя таинственно отстранённый вид и пугать собеседника словами, в которых при наличии воображения легко читалось безумие. Хотя Дени о подобных развлечениях своего короля знает вряд ли.
— А какого дракона вы считаете своим, Джон. — Мальчишка, как не странно, смог оставить фразу Тириона без ответа и переключить внимание на короля.
— Рейегаля. Зелёного с бронзовым узором. — Весьма любезно отозвался Джон, заставив Тириона приподнять брови, такого тона от короля ему слышать ещё не доводилось, и что это может значить, он мог только догадываться.
— Мы пришли. — Дени остановилась на краю довольно большой площадки, где не было ни капли снега, и подняла голову к небу.
Самому Тириону голову поднимать не понадобилось, он и так знал, что драконы уже заметили пришедших к ним всадников и вскоре спустятся, покатать людей на спинах они никогда не отказывались. Через несколько минут, как он и предполагал, взмахи огромных крыльев подняли снег вокруг них, и три дракона плавно приземлились на площадку, Дрогон, как вожак, посередине, Рейегаль и Визерион по бокам.
— Подойдите к драконам, брат. — Обернувшись на голос Джона, Тирион увидел, что Эйегон стоит в нескольких метрах от края площадки и смотрит на драконов с ужасом. Кажется, он как-то не так представлял их себе. — Вам нужно, чтобы один из них всего лишь позволил вам коснуться его морды. Если вы и в правду Таргариен, то сложности это для вас не составит.
На пару мгновений Тириону показалось, что мальчишка отступится, откажется совершать откровенное самоубийство, но тот лишь резко встряхнул головой, оказавшись не то слишком упрямым, не то слишком глупым, а скорее всего и то и другое сразу.
Медленно юноша, называвшийся Эйегоном Таргариеном, пересёк пустую часть выжженной поляны и приблизился к драконам. Даже стоя на некотором отдалении Тирион слышал глухой рык Рейегаля и раздражённое фырканье Визериона, чужак не нравился драконам. Неизвестно, понимал ли это мальчишка, но даже если и понимал, то упрямство не дало ему отступить, пока ещё было возможно это сделать. Довольно медленно он протянул руку к морде Рейегаля, а в следующий момент изумрудного дракона неожиданно заслонила оскаленная морда Дрогона. Черный дракон яростно рычал и бил хвостом и крыльями, но не пытался атаковать отскочившего мальчишку.
— Дрогон защищает Рейегаля. — Ошеломлённо пробормотала рядом Дейенерис. — Быть такого не может, с Визерионом он только дерётся.
— Ну, возможно Визерион ему соперник, а Рейегаль не совсем. — Мысль, посетившая Тириона, сперва показалась ему безумной, но после некоторого обдумывания уже не казалось такой уж и странной. — Возможно, Рейегаль оказался самкой.
— Но как, я думала, они все… — Дени перевела на него расширившиеся от удивления глаза.
— Трудно точно определить пол дракона, особенно тому, кто никогда их не видел. Ты могла ошибиться.
— И эта ошибка, как всегда досталась мне. — С притворным сожалением покачал головой Джон. — Вечно мои животные чем-то выделяются, то лютоволк белый был, теперь вот единственная на весь мир драконица. Восхитительное открытие, что тут скажешь, и, мне кажется, настало время сделать ещё одно. — И с этими словами король вновь повернулся к Эйегону, который немног отошёл, отступиться и уйти от драконов не желал. — Как я вижу, наша маленькая проверка доказала, что Таргариеном вы быть никак не можете. Так ответьте нам - кто вы на самом деле и откуда такая уверенность, что драконы вас признают?
— Я от крови дракона. — Мальчишка в ответ на слова Джона резко развернулся к ним, оставив драконов за спиной и в очередной раз продемонстрировав не то беспечность, не то глупость. — Мой предок был сыном короля и должен был стать королем, но его брат, бывший таким же бастардом, отобрал то, что должно было принадлежать моему предку. Я Эйегон Блэкфайр и я верну своей семье Железный Трон.
«Да быть такого не может», была первая мысль Тириона, «род черных драконов прервался много лет назад». «А ведь может», была вторая, «род вполне мог продолжиться по женской линии». А ещё это объясняло, почему за мальчишкой пошла Золотая Рота, всегда бывшая на стороне Блэкфайров. Магистр Иллирио несомненно знал о том, что мальчик не Таргариен и не сын Рейегара, но интересно, знал ли об этом Джон Коннингтон, мечтавший посадить на трон сына своего друга.
— Черный дракон значит. — Кажется, Джон в отличие от Дени и самого Тириона совсем не был потрясён. — Столько лет они мечтали пробраться на Железный Трон, что в конце дошли до того, что один из них стал выдавать себя за дракона красного. Даже жаль, что всё это так нелепо закончится.
В этот же момент Дрогон за спиной мальчишки резко поднялся и навис над неудачливым претендентом, характерно запрокидывая голову, вдыхая воздух, чтобы выдохнуть пламя. Мальчишка, после слов резко обернувшийся, замер на месте, похоже не способный двигаться из-за ужаса, и даже Тирион, точно знавший, что слова Джона далеко не всегда имеют тот смысл, который на первый взгляд кажется очевидным, решил, что это действительно всё и возможно последний в мире Блэкфайр сейчас превратится в пепел.
— Дрогон, стой. — Голос королевы за его спиной прозвучал очень уверенно, и чёрный дракон послушался и выпустил огненную струю в воздух.
— Могли бы и мне рассказать, что это все было запланировано. — Проворчал Тирион, запоздало вспомнив, что Дрогон подчиняется только Дейенерис и никак не мог отреагировать подобным образом на слова Джона.
— Прости, Тирион, мы были уверены, что ты не одобришь. — Также тихо ответила ему Дени, в то время как Джон, не обращая внимания на перешёптывания своих жёны и десницы, обращался к не очень твёрдо стоящему на ногах Эйегону.
— Я надеюсь, теперь, когда вы поняли, какая сила в наших руках и что вам эту силу не подчинить, вы уйдете и больше никогда не будете претендовать на то, что вам не принадлежит. — Король слегка отошёл, пропуская мальчишку. — Забирайте своих людей и уезжайте, но помните, что, если вы всё же решите выступить против нас, вам придётся на себе испытать силу драконьего огня.
 

Алора

Лорд
Теон "Наследник"
Волны мерно омывали берег, жрец Утонувшего Бога читал молитву, прося божество принять в свои чертоги Виктариона Грейджоя, великого бойца и славного капитана. За руку Теона цеплялся худенький мальчик, в точности похожий на него, но с карими материнскими глазами. Другой ручкой мальчик крепко сжимал ладонь Джейни и едва слышно всхлипывал, но не плакал, им удалось убедить ребенка, что дяде Виктариону не понравились бы его слёзы.
Бывший Лорд-капитан привёз малыша около двух недель назад. Высадил ребенка на берег и сразу же разразился ругательной тирадой о жителях зелёных земель, которые ни по морям плавать, ни детей воспитывать не умеют. Мальчишка, по мнению Виктариона, был слишком робким, неуклюжим и слабым, совсем не таким, каким надлежало быть настоящему наследнику Железных Островов. Уверенности в том, что отец сможет воспитать из мальчишки что-то стоящее, он явно не испытывал и, если бы не рука, которая стала выглядеть ещё хуже и, кажется, уже сильно мучила железного капитана, вполне мог бы переменить решение и пожить ещё немного. Но Теона больше волновали не сомнения Виктариона, а мальчик, которого тот привёз. Ему даже не удалось толком разглядеть ребёнка, тот постоянно прятался за Виктариона, боялся, наверное. Теон его хорошо понимал, до сих пор ему и самому порой хотелось забиться в какой-нибудь угол и спрятаться там, особенно сильно этого хотелось после кошмаров, посещавших его почти каждую ночь. Но лорды и капитаны Железных Островов не приняли бы такого поведения своего короля, не приняли бы и такого поведения его сына. Пришлось брать дело в свои руки.
— Привет. — Присев так, чтобы его глаза были на уровне глаз ребенка, Теон попытался разглядеть малыша и не обращать внимания на неприятное ощущение, которое вызывал Виктарион, нависший над ним каменной глыбой. — Тебя как зовут?
— Бейлон. — Тихонько отозвался мальчик, выглядывая из-за ног Виктариона.
— И сколько тебе лет? — Имя отца оказалось достаточно сильным ударом, и Теону стоило больших усилий справиться с охватившими его эмоциями. Видимо, дочка капитана надеялась добиться какой-то благосклонности от железнорождённых, давая сыну такое имя.
— Три. — Мальчик по-прежнему не желал выбираться из-за спины лорда Виктариона, заставляя Теона недоумевать, чем же железный капитан смог завоевать такое доверие ребёнка. — А ты кто?
— Он твой отец, король Железных Островов. — Виктариону всё это, похоже, надоело, и он довольно ловко выгреб маленького Бейлона из-за спины и поставил перед Теоном.
— Папа. — Малыш шагнул вперёд, но потом попятился. — Дедушка говорил, что ты плохой. Бросил меня.
— Глупость какая. — Теону не хватило бы сил лгать ребёнку, но в разговор неожиданно вмешалась Джейни. — Твой папа никого не бросал. Он просто спасал меня от очень злого человека и был занят. — На этих словах он невольно оглянулся на Джейни, не понимая, как она может так легко говорить об этом, она ведь тоже ещё помнит… Теон потряс головой, пытаясь отогнать жуткие воспоминания, и вновь взглянул на жену, которая, похоже, была слишком занята отстаиванием его доброго имени перед ребенком, чтобы обращать внимание на свои слова. - Но как только твой отец освободился, он сразу послал за тобой лучшего из своих капитанов.
После этих слов ребенок, наконец, улыбнулся. — А ты моя мама?
— Да. — Голос Джейни неожиданно задрожал, наверное, потому что его жена уже смирилась с тем, что ребёнка у неё не будет, а жизнь, раньше не баловавшая их, преподнесла неожиданный подарок. — Да, я твоя мама.
— Мама, мамочка. — Мальчик неожиданно ожил и, выскочив из-за Виктариона, побежал к Джейни, а Теон смог выпрямиться, сделать пару шагов назад и посмотреть на свою семью.
-… и будет он вечно пировать в чертогах Утонувшего Бога. — Закончил читать свою молитву жрец, и море, будто отвечая ему, плеснуло волной, и вырвало Теона из воспоминаний. Вновь успокоившаяся вода лениво лизала носки его сапог, пришедшие прощаться с Виктарионом члены его команды и капитаны кораблей Железного Флота постепенно расходились, его сын, тихо всхлипывая, уткнулся в руку Джейни, жрец собирал пришедших с ним помощников, вероятно собираясь возвращаться на свой пляж.
— Пойдём. — Теон развернулся к заговорившей Джейни. — Будет не очень хорошо, если капитаны начнут погребальный пир без тебя. Да и Бейлона надо увести, пока он не разрыдался.
— Идите. Я постараюсь догнать, мне нужно ещё одно дело закончить.
— Мы постараемся не очень быстро идти. — Джейни улыбнулась его словам. — Но я по-прежнему считаю, что тебе пригодилась бы крепкая трость.
— Я подумаю над твоим предложением. — В тысячный, наверное, раз ответил он жене и, развернувшись, пошёл, стараясь не хромать, к одинокой фигуре, так и не покинувшей морского берега.
Дагмер Щербатый был верным помощником его дяди и другом, если у железнорождённых бывают друзья, и горевал о нём, вероятно, больше всех.
— Зачем пришёл? — Поинтересовался Дагмер через несколько минут молчания, в которые он пытался игнорировать Теона.
— Дядя посоветовал мне назначить тебя Лордом-капитаном Железного Флота. — Отозвался он, не поворачивая головы и глядя в море, над которым постепенно сгущались тучи. — Ты примешь флот?
— Я-то приму, но ты что, не желаешь сам командовать Железным Флотом?
— Боец из меня теперь неважный. — Он опустил глаза на руки в чёрных перчатках. — И должен же кто-то править островами, пока Железный Флот воюет.
— Ты недолго пробудешь королём, если не будешь сражаться.
— Я в любом случае недолго им пробуду. — Теон отвёл глаза от моря и посмотрел на Дагмера. — У Таргариенов три дракона, и я не сомневаюсь, что они захотят править всем своим государством, в которое входят и Железные Острова.
— И ты так спокойно говоришь об этом? — Дагмер нахмурился. — Предлагаешь просто отдать наш дом Таргариенам?
— А у нас есть выбор? — Он повёл плечами. — Что мы можем противопоставить драконам?
Они ещё помолчали, и, наконец, Дагмер кивнул ему. — Я возглавлю Железный Флот, Теон, и постараюсь помочь тебе, чем смогу. Иди, капитаны не станут тебя ждать.
Ветер уже завывал совсем жутко, когда Теон добрался до замка и встретил почти на пороге Джейни и немного успокоившегося Бейлона. Мальчик даже улыбнулся, когда прихрамывающий Теон подхватил его на руки.
— Ты не слишком торопился, король Железных Островов. — Джейни засмеялась, придерживая волосы, которые ветер швырял ей в лицо.
— Спешил, как мог, но Дагмер долго думал, прежде чем согласился на моё предложение. Мучился мыслью, что короне из плавника вновь придется уйти в историю.
— Если кто и заслужил, чтобы мы сложили её перед ним, так это Джон. Он будет великим королём, Теон.
— Папа, а я не буду принцем? — Бейлон оказался на редкость умным мальчиком, и выводы из разговоров делал порой вполне взрослые.
— Нет, но ты всё равно будешь моим наследником и правителем Железных Островов. — Он улыбнулся, не размыкая губ, и взъерошил чёрные волосы сына, переступая через порог главного зала своего замка, сегодня на редкость тёплого, светлого и многолюдного.
— Теон, а ты не боишься, что Эурон вернётся? — Осторожно спросила Джейни, пока они шли к своим местам мимо столов, за которыми пили его капитаны и лорды.
— Он не вернётся. — Теон покачал головой, глядя, как рядом с одним из столов юноша готовится танцевать персты. — После неудачного нападения на Хайгарден большая часть капитанов покинула его, а нас теперь защищает Железный Флот. Ходят слухи, что остатки своих кораблей он повёл к столице. — Он опустил сына на его стульчик, занял своё место и с удовольствием пригубил вина. — Нет, теперь Эурон - это проблема Ланнистеров, Таргариенов или любого другого, кому понадобится столица. А мы будем следить отсюда и в случае необходимости поможем добить остатки дядюшкиного флота.
 

Regina

Скиталец
А события закручиваются все быстрее и быстрее...
Спасибо за новую часть! ;) Она как всегда потрясающая!!!:bravo:
 

Алора

Лорд
А события закручиваются все быстрее и быстрее...
Спасибо за новую часть! ;) Она как всегда потрясающая!!!:bravo:
Ещё немного и начнут раскручиваться (а потом опять закручиваться:))
И вам спасибо, мне очень приятно
 

starina7

Межевой рыцарь
Алора, умеете вы и закручивать, и раскручивать, и умилять, и напугать, и держать нас в ожидании! Поскорее бы новые главы!
 

Алора

Лорд
Алора, умеете вы и закручивать, и раскручивать, и умилять, и напугать, и держать нас в ожидании! Поскорее бы новые главы!
Спасибо. Если ничего не изменится, то продолжение будет через неделю, как обычно.
 

Алора

Лорд
Дорогие читатели, мне очень жаль, но на этой неделе новых глав точно не будет (на следующей скорее всего тоже) ибо экзамен по математеке даже ближе чем зима и думать о чём-то другом не получается. Надеюсь, что когда я с ним разберусь, вдохновение вернётся и я смогу продолжить историю.
 
Сверху