1. Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел, вы гарантируете, что достигли 18 лет. Все персонажи фанфиков, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними с точки зрения законов РФ.
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейнерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо

Джен Фанфик: Корона из крыльев драконов: "Зима близко"

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Алора, 11 июн 2017.

  1. Алора

    Алора Ленный рыцарь

    Спасибо
    Я старалась поддерживать определённое напряжение, всё же этот эпизод достаточно серьёзно повлияет на судьбы героев.
     
    inntent нравится это.
  2. Алора

    Алора Ленный рыцарь

    Джон “Из двух зол”
    - По моим сведениям гарнизон столицы не представляет серьёзной угрозы для нашей армии, особенно, если её поддержат драконы. Не представляю, что может так сильно пугать вас, лорд Тирион. – Будь в голосе Бринденна чуть-чуть больше сарказма, им захлебнулись бы все, кто собрался вокруг плана столицы. Взаимную ненависть лорда Талли и Тириона Джон понимал и предпочитал игнорировать, но не в такие моменты, когда от согласованности и продуманности их действий зависело множество жизней, в том числе и их собственные.

    - Вот это и пугает. – Тирион, к счастью, однако, понимал ситуацию не хуже Джона, на чужой выпад не прореагировал и вовсе не оторвал взгляда от карты. – Допустим, Серсея действительно сошла с ума и верит, что трон защитит её и от мечей и от пламени драконов, а Джейме не может её бросить из-за большой любви, но Эурон Грейджой достаточно умён, чтобы понимать, что у него нет шансов против нас. Но при этом он не пытается пойти на переговоры, не пытается сбежать из столицы и вообще ведёт себя так, будто проблемы не существует. По моему опыту, это верный признак, что у него припасён сюрприз, который вряд ли нам понравится.

    - И то это может быть за сюрприз, лорд Тирион? Вы лучше нас всех знаете столицу. Что из имеющегося там способно противостоять драконам? – Дени наклонилась вперёд, оперлась на стол, а Джона, как и каждый раз при взгляде на неё за последние дни, холодом страха пронзила мысль, что он мог потерять её. Если бы он не взял тот бокал, если бы всё не было спланировано с расчётом на попытку спровоцировать возможную убийцу… Дени могла бы выпить яд, и он бы потерял её, только-только найдя.

    - В том то и дело, что ничего. – Пришлось потрясти головой, чтобы отогнать несвоевременные мысли и вновь слушать Тириона. – Единственное, что приходит в голову – дикий огонь, но какой от него прок против драконов? Сир Давос, что с флотом противника?

    - Стоит на якоре в Черноводном заливе. – Давос Сиворт прибыл специально для участия в военном совете и вскоре вновь должны были вернуться к флоту. – Я, наученный горьким опытом, осмотрел залив на предмет возможных ловушек, но всё тихо, похоже, они собираются одолеть нас в честном бою.

    - Сир Давос, я же запретил вам лично проводить разведку. Неужели не нашлось людей? – Джон вовсе не был против подобной исполнительности, но потерять одного из лучших капитанов в разведывательной миссии вовсе не желал. Кроме того, он бы предпочёл, чтобы его приказам всё же подчинялись, а не занимались вольной их трактовкой.

    - Прошу прощения, ваша милость. – И ни капли смущения на лице, привык ещё на службе у Станниса поступать так, как считал правильным, и продолжал это делать. И исправить тут, похоже, ничего было нельзя, только если казнить показательно за нарушение приказа, но таким не отличился даже Станнис, а Джон вовсе не собирался соревноваться с ним за самый глупый поступок. – Я привык доверять только своим собственным глазам, а с этим заливом, после ловушки лорда Тириона, предпочту перепроверить всё дважды.

    - Ловушки, значит, нет. – Тирион вновь не отреагировал, хотя не заметить вклинившийся в его речь диалог было проблематично. Казалось, он был полностью поглощён изучением плана столицы и просчётом всевозможных ловушек, вот только уже несколько минут он смотрел в одну точку. Джон давно предполагал, что столица интересует Тириона не только как цель войны. Было в ней что-то очень важное лично для Тириона, и сейчас, глядя на десницу, видя, что его мысли заняты вовсе не планом штурма, Джон понимал, что не ошибся в своих предположениях, оставалось только выяснить, что же такого ценного было в столице, что Тирион никак не мог заставить себя отвлечься от мыслей о нём. – Странно, очень странно. Что же задумал Грейджой?

    - Боюсь, что точно узнать это нам до штурма не удастся. Зато мы можем узнать, что же занимает ваши мысли, Тирион, и о чём вы думаете помимо штурма столицы. – Джон знал, что Дени ничуть не менее проницательна, чем он сам, но демонстрировала она это столь редко, что можно было и позабыть. Возможно, это было и к лучшему, задай вопрос он сам, Тирион, несомненно, придумал бы что соврать, а вот теперь явно растерялся. – Надеюсь, с леди Сансой всё в порядке?

    - Да, всё хорошо. – Ход по-своему изящный, он дал возможность отступить, сослаться на тревогу за Сансу и после поговорить лишь с Дени и Джоном, но Тирион им не воспользовался. – Она с сестрой.

    - О. Тогда в чём же причина ваших раздумий? – Голос Дени похолодел, и Джон отлично понимал её. Арья, его любимая сестричка, он больше всего скучал по ней, так ждал встречи с ней, так верил, что ей каким-то образом удалось выжить и выбраться из столицы после казни лорда Старка, так надеялся, что однажды она вернётся. И она вернулась. Вернулась, чтобы убить Дени. Да, она передумала, но слишком поздно. Она видела, не могла не видеть, она всегда была наблюдательной, как Дени дорога Джону, сколько она значит для него, но не остановилась, пошла на убийство, не состоявшееся лишь чудом. Арья не смогла отравить его, но вполне готова была убить ту, что была для него дороже жизни. Джон не мог сказать, что он стал чувствовать после, это было слишком странно. Образ сестры будто разделился в голове. Была маленькая девочка, любимая озорная шаловливая самая близкая в мире. Девочка чьё лицо он не мог вспомнить, и чей образ остался в памяти лишь отдельными полу стёртыми мазками. И была убийца безликая, пришедшая, чтобы убить самого дорогого человека, та, чью руку остановила лишь возможность его смерти. Разум говорил, что это одна девочка, сердце верить не хотело. Первую Джон любил настолько, насколько мог, от второй держался подальше, чтобы не приходилось напоминать себе, что она его сестра, что нельзя её убить. Но Санса, кажется, видела в сестре прежнюю Арью, а может, знакомилась заново, они ведь почти не общались в детстве, и проводила с ней очень много времени.

    - В столице мои родные, ваша милость. Как бы я к ним не относился, я не могу не думать о них. – Как ни странно, но Тирион, кажется, кристально честен, по крайней мере, глаза отвести не пытается. Может и недоговаривает, но не врёт точно.

    - Сожалею, Тирион. Но ваши родные сейчас наши враги. Вы знали, на что шли, когда поддержали нас. – Джон обошёл стол и накрыл ладонью мелко подрагивающие пальчики Дени, видимо, она тоже вспомнила о неудачной попытке её убийства. – Но, если ваши сестра и брат переживут битву, обещаю, мы обсудим с вами их дальнейшую судьбу.

    - Вы в какой-то мере тоже мои родные. – Тирион ни то фыркает, ни то хмыкает и вновь склоняется над картой, но теперь уже со всем вниманием. – Что же, королева, вероятно, права, сюрприз, подготовленный нам Эуроном, спрятан настолько хорошо, что узнаем мы о нём, вероятно, только во время штурма. Я могу лишь предположить использование ими дикого огня для поджога нашего флота или для изготовления снарядов для катапульт, но совершенно не представляю, как они могут атаковать драконов.

    - Скорпионы? – В голосе сира Барристана слышно сомнение, он явно и сам не до конца верил в своё предположение. – Мераксес, драконицу королевы Рейнис, убили в Дорне из скорпиона.

    - Мы не до конца знаем, что произошло тогда в Дорне. Да и непросто это попасть в глаз дракону из скорпиона, нужна слишком хорошая подготовка. – Тирион покачал головой, и Джон понял, что часть его души очень хочет согласиться с десницей и безоговорочно поверить его словам, но другая понимает, что в словах сира Барристана тоже есть смысл и логика. – Но так как других вариантов нет, остановимся пока на этом. В таком случае мы уберём от стен, на которых можно установить скорпионы, самого важного из всадников. Королева будет прикрывать флот.

    - Я была уверена, что вы назовёте его милость. – Дени слегка вывернула ладонь и сжала пальцы Джона своими, большего они сейчас себе позволить не могли. – Страна не обойдётся без короля в такое время.

    - У страны будет королева. – Тирион слегка приподнял уголок губ, он отлично знает, что Дени всё понимает, но всё равно объяснил. – Но самое главное у неё будет наследник и будущее. Сейчас это ценнее.

    - Если конечно забыть о неких Иных, которыми нас пугает его милость. – Бринден Талли пробурчал это на грани слышимости, но Джон всё же услышал. Все воспоминания из его прошлого были подёрнуты дымкой и воспоминания о восставших мертвецах не исключение. Ему очень хотелось бы верить, что всё это было лишь кошмаром, фантазией, что их главные и единственные враги Эурон Грейджой и Серсея Ланнистер, но он не мог себе этого позволить, не мог поддаться иллюзиям и собственноручно погубить всё, что мог бы спасти.

    - Я не пугаю, сир Бринден. Лишь рассказываю, что нас всех ждёт. – Джон даже не повернул голову к Талли, сейчас Иные подождут, сперва нужно захватить столицу и взять власть над страной в свои руки. – Сир Давос, изложите план атаки нашего флота.

    - Как прикажете, ваша милость. – Давос сухо кивает и быстро начинает указывать на карте. – Наши корабли войдут в Черноводный залив двумя цепочками, значительная часть будет ожидать снаружи и войдёт в залив лишь при острой необходимости. Так наш численный перевес будет меньше, зато у кораблей будет пространство для манёвра и возможность быстро покинуть залив в случае опасности. На каждом из кораблей на вершине мачты будут держать зажжённые факелы, чтобы её милость с воздуха могла отличить нас от врагов. Мы зайдём с двух сторон, зажмём флот Грейджоя и расстреляем горящими стрелами.

    - Превосходно. Мои войска начнут штурм стены у Королевских ворот одновременно с атакой флота. – Теперь к обсуждению, а точнее нанесению окончательных штрихов присоединился и сир Барристан. – В то же время сир Бринден атакуют Грязные ворота, а мои бойцы, которых леди Арья согласилась провести за стены по известным ей тайным ходам, постараются открыть ему ворота.

    - Драконы будут поддерживать вас с воздуха и ослаблять сопротивление защитников стен. – Джон сухо кивнул и положил ладонь на карту. – Атакуем, как только прекратится снег, сигнал появление драконов в небе. Действуем по плану, бережём людей и главное никаких разрушений и никакого мародёрства в городе. Это наша столица, мы пришли забрать её себе и нам вовсе не надо, чтобы жители нас ненавидели.

    - Да, ваша милость. – Командиры ответили почти в один голос, поклонились и один за другим покинули палатку, оставив Джона и Дени вдвоём.

    Последним ушёл Тирион. Уже приподняв полог палатки, он остановился, со странной, какой-то вымученной улыбкой развернулся. – Джон, спасибо. За брата. – И вышел, больше не проронив ни слова.

    - За что он благодарил тебя? – Дени, наконец, перестала изображать королеву и откинулась на руки Джона, сложив руки на своём изрядно округлившемся животе.

    - Думаю за то, что пообещал обсудить судьбу его брата и сестры. – Джон передёрнул плечами, сейчас думать о Тирионе и его доставляющих столько проблем родственниках хотелось меньше всего. – Как там наш маленький наследник?

    - Хорошо. – Он не видел её лица, но не сомневался, что она улыбается. – Я знаю, что ещё рано, но порой мне кажется, что я чувствую, как она шевелится. – Дени перехватила его ладонь и осторожно опустила поверх своего живота, будто и вправду верила, что он сможет почувствовать движение ребёнка, сквозь все слои её одежд.

    - Это прекрасно. – Мысли он свои, однако, не высказал, лишь погладил любимую и сказал совсем о другом. – Тебе вскоре в бой. Ты уверена, что стоит это делать.

    - Стоит, Джон. Ты же знаешь, я нужна вам. – Она подняла руку, погладила его по щеке. – Я буду осторожна, настолько осторожна, насколько возможно.

    - Но хотя бы доспехи твои тебе подойдут? – Он понимал, что Дени права, но согласиться всё же с ней не мог, слишком опасным было то, что она собиралась сделать, слишком рискованным, слишком высок был шанс потерять её. Но и запретить он ей не мог. Она никогда не была принцессой из сказок, беспомощной и прячущейся за чужими спинами. Она бы оскорбилась бы, попытайся он запретить ей участвовать в штурме. Всё, что он мог сделать, это позаботиться о том, чтобы вокруг неё было как можно меньше опасных ситуаций.

    - Джендри расставил их для меня. – Он развернулась в его руках, посмотрела прямо в глаза. – Не бойся, Джон, я понимаю, как сильно рискую и чем рискую. Я буду осторожна, я буду в безопасности
     
    Dennik, vasilissa, Regina и 6 другим нравится это.
  3. Lambo7992

    Lambo7992 Лорд

    Очередная замечательная глава от нашей волшебницы Алора .

    Замечательный ход повествования, абсолютно логичный и просто Джонерис FOREVER!!!:волк::дрэгон:
     
    Алора нравится это.
  4. Алора

    Алора Ленный рыцарь

    Спасибо. Волшебница нас леди aurelle а я пока только учусь;)
    Ну и Джонерис forever, конечно:)?
     
  5. Lambo7992

    Lambo7992 Лорд

    Ну тогда адепт, который претендует на звание магистра магических наук. :)
     
    Последнее редактирование: 12 июн 2018
    Алора нравится это.
  6. Алора

    Алора Ленный рыцарь

    Тирион
    Тяжёлый полог шатра опустился за спиной, и Тирион на несколько секунд замер, блаженно зажмурившись. После пронизывающего ветра зимнего вечера, скорее похожего на ночь, в их с Сансой шатре было особенно тепло и уютно.

    - Не неси снег внутрь, мокро будет. – Голос Сансы спокойный и какой-то очень домашний, будто она сидела не в полутёмном шатре, а у камина в своём родном Винтерфелле. Её волосы в слабом свете жаровни отливали медью, игла порхала в тонких пальцах, накладывая стежки на лежавший у неё на коленях лоскут алой ткани.

    - Что ты вышиваешь? – Тирион стряхнул снег с плаща и сапог, морщась от холода воды, в которую уже превратились снежинки, и подошёл к Сансе. – Я думал ты с сестрой.

    - Она ушла несколько минут назад. – Буквально на секунду она вскинула глаза, глубокие и синие, как и у всех Талли. – Порой мне кажется, что она чувствует, когда ты идёшь.

    - Учитывая то, кем он стала, я бы этому не удивился. – Сейчас, когда Санса сидела, Тирион был как раз одного роста с ней. В очередной раз он невольно задался вопросом почему же такая красавица, как Санса Старк, которую взять в жёны почёл бы за счастье любой лорд Семи Королевств, выбрала его. Он спрашивал и саму Сансу, но она ответила лишь, что он понимает её лучше всех других, недостаточная причина, он был в этом уверен, может одна из, но никак не основная.
    - Как прошёл военный совет? Дядя Бринден смог удержать свои мысли при себе? – Санса отлично знает о его непростых отношениях с Чёрной Рыбой, даже пыталась что-то сделать, что бы их наладить, но потерпела неудачу. Ту пропасть, что была между ними, словами было не закрыть. – Как тебе моя вышивка? Септа меня всегда хвалила. – Она расправила ткань, на которой вышивала, и Тирион увидел золотого льва и слова Ланнистеров, всё заключённое в изящную золотую вязь.

    - Всё прошло, как планировал Джон. – Второй вопрос он решил оставить без ответа, зато с удовольствием ответил на третий. – Ты лучшая мастерица из всех, кого я знал. Твоя септа не зря тебя хвалила.

    - Значит я лучше даже королевы? – Санса слегка повернула голову, в глазах светилось лукавство. Уж кому как не ей знать, что королева Дейенерис не умеет ни шить, ни вышивать, да и вовсе почти не разбирается в том, что считалось делами леди.

    - Я не могу предать мою королеву, поэтому скажу, что вы одинаково хороши. – Тирион, едва сдерживая смех, вновь взглянул на вышивку. Что же интересно это было такое? Для флага слишком маленькое и ни на что другое не похоже. – А для чего ты собираешься использовать эту красоту?

    - Я уже использовала её для того, для чего хотела. – Она тихо рассмеялась, встряхнула вышитую ткань и принялась аккуратно сворачивать. – Это одеяльце.

    - А не слишком ли маленькое? – Тирион был готов поклясться, что даже для него это одеяльце слишком мало. Не могла же Санса так ошибиться.

    - В самый раз. – Она закончила сворачивать одеяльце, легко встала и в несколько шагов достигла небольшого сундучка, стоявшего в самом углу шатра. – Младенец как раз отлично поместится.

    - Цвета… - Тирион хотел было сказать, что она выбрала не самые подходящие цвета и узор для подарка Таргариенам, но что-то его остановило. Вспомнились лукавые искорки в её глазах, то, что она в последнее время совсем отказалась от вина и пила только воду, лёгкие и осторожные, казалось, ничего не значащие движения, которыми она касалась своего живота. – Ты же не хочешь сказать…

    - Хочу. Цвета именно те, что нужно. – Она развернулась, легко в несколько шагов пересекла шатёр и вновь присела у жаровни. В её глазах была смесь эмоций, которую ему видеть ещё не доводилось – упрямство, слабая улыбка и что-то ещё… неуверенность, а может и страх. – Я не хотела говорить, первая беременность и я ещё слишком молода, но возможно уже завтра вы будете штурмовать столицу, и я решила, что ты должен знать. Я хочу, чтобы у моего малыша был отец.

    - Я… - Тирион редко испытывал проблемы с подбором нужных слов, но сейчас, как на зло, в голову не шло совсем ничего. Он не был готов к тому, что у него может быть ребёнок, просто не представлял, что кто-то добровольно захочет настолько связать свою жизнь с его. С тех пор как Тиша… Призрак прошлого, его нужно забыть. Сейчас, когда он может создать настоящую семью. Санса не заслужила постоянных сравнений с девушкой из его прошлого. - Это радостное событие. Может, стоит его отпраздновать?

    - Не думаю. Это же не наследник короны. Всего лишь будущий лорд Кастерли Рок. – Санса улыбнулась увереннее, непонятный испуг ушёл из глаз. Чего именно она боялась, Тирион так понять и не смог. – Зачем объявлять всем. Скажем Джону, и Дени, и Арье, если она ещё не знает.

    - И наследник Винтерфелла ещё. – С Утёсом всё было вовсе не так просто, как должно быть представлялось Сансе, но Тирион решил пока не говорить об этом и не расстраивать жену. – Но если ты не хочешь, чтобы об этом знали, то так тому и быть.

    - Винтерфелл. – Голос Сансы стал задумчивым, и она слегка поджала губы, будто сомневаясь в чём-то. – Я хочу, чтобы Винтерфелл перешёл к Арье. Да это мой дом и я давно мечтала вернуться туда, но теперь у меня будет и другой дом, а вот у неё нет. Она имеет на Винтерфелл прав не меньше чем я, она такой же Старк.

    - С Утёсом тоже могут быть некоторые проблемы. – Тириону было абсолютно всё равно, как именно сёстры поделят свой родовой замок, хотя некоторая ирония в том, что даже когда Санса согласилась выйти за него и даже забеременела от него, планам лорда Тайвина так и не суждено было исполниться, но в таком случае она должна была знать, что рассчитывает на призрак. – Я наследую его лишь по линии матери. После того как вся моя семья погибла претендентов на замок стало значительно меньше, но передо мной всё равно идут Джейме и Серсея. Кроме того лорды Западных Земель могут отказаться подчиняться мне, так как я убил Тайвина Ланнистера, так как я лишь бастард, которого узаконила чужая им Дейенерис Таргариен.

    - Ты десница королевы. – Санса неожиданно тихо рассмеялась. – После того, как мы возьмём столицу, им придется подчиниться королеве и королю. Они же достаточно умны, чтобы понимать, что против драконов им не выстоять. А если они подчинятся Джону и Дейенерис, то должны будут признать и тебя. – Она наклонилась вперёд, хитро улыбаясь. – Тебе не нужно будет находиться там. Ты будешь в столице, управлять королевством, а там мы поставим хорошего кастеляна, понизим налоги, закроем глаза на мелкое воровство. Они будут видеть тебя и нашего сына только на праздниках и быстро привыкнут к щедрому, вечно отсутствующему лорду.

    - А ты многому научилась с нашей последней встречи. – Все мысли Сансы были очевидны для хорошего интригана, но столь неожиданны для неё, что Тирион во второй раз не нашёл слов.

    - Лорд Бейлиш научил меня некоторым вещам. – Она дёрнула плечами, нахмурилась. – Мне не нравятся его методы, но они весьма действенны.

    - Даже очень. С такой леди, не только прекрасной, но и очень умной, я уверен, мне не составит труда убедить лордов, что я именно тот, кто им нужен.

    - Ты и наш сын. Вы те, кто нужны западным землям. – Санса вновь улыбнулась. – Я уже выбрала имя для него.

    - И какое же? – Почему-то Тирион был уверен, что прозвучит имя её отца, покойного лорда Старка. Вряд ли в её жизни были другие мужчины, чьё имя она хотела бы дать сыну. Кроме того в этом был и определённая ирония. Семью, что погубила Эддарда Старка, возродил бы человек с его именем и его кровью.

    - Эддард. Эддард Ланнистер.
     
    Dennik, vasilissa, Jon Снег и 5 другим нравится это.
  7. starina7

    starina7 Межевой рыцарь

    Алора , какая милая, теплая, домашняя глава. Хочется счастья для них.
     
    Алора и Karatirnak нравится это.
  8. Алора

    Алора Ленный рыцарь

    Дейенерис “Черноводная”
    Внизу было темно и тихо. Пока ещё тихо. Штурм ещё не начался и лишь по морю тянется цепочка крохотных кораблей, флот сира Давоса и лорда Мандерли, да на засыпанных снегом стенах Королевской Гавани горят редкие факелы. Слишком редкие. Город казался вымершим. Слишком тихий, слишком тёмный, даже в Красном Замке, возвышающемся на холме Эйгона, нависшим над городом, будто огромный дракон, горело лишь несколько окон. Она не понимала происходящего, Тирион рассказывал, что город всегда был ярко освещён, даже летом, а уж сейчас, зимой, когда огонь становился самой надёжной защитой от холода… Нет, совсем не так она представляла себе свой дом, совсем не так, даже сейчас со спины Дрогона город казался чужим и холодным, и было страшно представить каков он изнутри.

    Цепочка огней, видимая лишь ей, втянулась в Черноводный залив, и, она знала, люди на кораблях в полной тишине нацелили корабельные орудия на дремлющие суда Эурона Грейджоя. В воздухе над городской стеной скользнула быстрая светлая тень – Тирион на Визерионе, штурм начался.

    С хрустом заработали метательные орудия кораблей, и к дремлющему флоту противника устремились завёрнутые в хорошо промасленные и подожжённые тряпки камни. Над стенами, рыча, пронеслись два дракона, атакуя отдельные, видимо представляющие наибольшую опасность для штурмующей армии, точки. Наступило и её время вмешаться в бой. Дени наклонилась, прижалась к шее Дрогона и коснулась ладонью его горячей чешуи.

    С рёвом дракон, слишком долго изображавший безмолвную крылатую тень и уже уставший от этого, устремился вниз, и Дейенерис вновь мысленно поблагодарила богов, пославших к ней Тириона Ланнистера. Если бы не его седло, она бы уже упала, удержаться на спине дракона, когда он почти отвесно падал вниз, было невозможно. Хотя не будь седла, Джон не пустил бы её в бой. Он и так не хотел, несмотря на отличные доспехи, которые создали для неё, несмотря на Дрогона и на то, что ей достался самый безопасный участок, она читала в его глазах это нежелание. А ещё страх. Она не сразу поняла, её ледяной король всегда такой спокойный и уверенный, боялся. Это было просто невозможно. Только позже она поняла, что это был страх за неё. После неудавшегося покушения Джон стал относиться к ней как-то иначе. Это было едва-едва, но всё же заметно. Он стал слишком оберегать её.

    Огонь Дрогона обрушился на корабли в заливе, одновременно с первыми огненными снарядами, с кораблей их флота уже летели следующие, а лучники начали пускать огненные стрелы. Ждал ли Грейджой нападения? Дени так и не смогла понять. Он должен был знать, что его флот атакуют, должен был догадаться про дракона, но ничего не сделал. С некоторых ещё уцелевших кораблей её пытались обстреливать, но Дрогон уже поднимался ввысь, и лишь одна стрела долетела до Дени. Наверное, была некоторая ирония в том, что попала она в то же правое плечо, в которое Дейенерис ранили в битве под Миэрином. Только в этот раз доспехи выдержали, стрела, не причинив вреда, улетела в тёмную, подкрашенную золотисто-рыжими языками пламени воду, а Дени дала Дрогону команду разворачиваться для новой атаки.

    На кораблях внизу творилось нечто странное. Дени доводилось слышать о том, что на палубах своих кораблей железные люди становились практически бесстрашными, но это, видимо был не тот случай. Их метательные машины и пламя Дрогона подожгли корабли, стоявшие на якорях ближе всего к выходу из гавани, и теперь капитанам уцелевших судов не удавалось вывести свои корабли и вступить в бой, а противник держался на расстоянии и продолжал атаку огнём. План сира Давоса выглядел безупречно, вот только Дени не давал покоя один вопрос, если Эурон Грейджой был настолько хорошим капитаном, как говорили, то почему он предположил возможность подобного развития событий, почему не вывел хотя бы часть своих кораблей из гавани, когда началась осада?

    Атакуя вражеские корабли в очередной раз, она, правда, заметила на палубе одного из них человека в странных доспехах, казалось поглощавших сияние пламени. Так же выглядел клинок Джона, скованный из валирийской стали, вот только поверить в существование валирийских доспехов было почти невозможно. Возможно, тот человек и был Эуроном Грейджоем, так как, только заметив опускающегося дракона, он стал кричать лучникам, чтобы открыли огонь по всаднице, и Дени пришлось увести Дрогона вверх. Можно было положиться на крепость доспехов, но рисковать сверх необходимого собой и своим нерождённым ребёнком она не хотела. Она пообещала Джону, что будет в безопасности.
    Когда она атаковала вновь, корабль Эурона уже пристал к берегу, а его самого и его людей не было на палубе. Возможно, они надеялись укрыться в городе, смешаться с толпой в пылу битвы и как-нибудь покинуть столицу. Если это было так, то надежда была глупой. Войска брали одну стену за другой, на участках у двух ворот уже вывесили флаги с трёхглавым драконом её дома. Это было глупо, конечно, в бою следовало думать не о стягах, но как же все-таки было приятно видеть стяги её предков развевающимися над стенами построенного ими города. Видела она и двух драконов полетевших в сторону Красного Замка, а значит, на стенах помощь Джона и Тириона уже не требовалась, либо там шла рукопашная схватка и драконы не могли вмешаться и полетели подавлять последний и самый важный очаг сопротивления. Вот только ни одного потока пламени так и не обрушилось на Красный Замок, кажется, тот не обороняли. Странно, ещё одна странность этого города и этого штурма. Ещё более странно стало, когда один из драконов, судя по тому, что его чешуя не сияла подобно факелу – Рейегаль, вновь поднялся над замком. Дени подумала было, что Джон хочет сообщить ей о победе, но драконица, которая, кажется, несла кого-то ещё помимо Джона, не долетела до моря и опустилась где-то в Блошином конце.

    Что там понадобилось её мужу, Дени понять не могла, но возможно это было не так и важно. Ещё над двумя участками стены подняли знамёна её семьи, и даже от моря ей было видно, что активно солдаты Ланнистеров сопротивляются лишь в одном месте. Атака драконов, люди, следившие за катапультами и кипящим маслом, убитые теми, кто проник в город по показанным Арьей Старк ходам, плохое, похоже, командование, всё это сделало своё дело. Защитники были обречены, город доживал последние минуты под владычеством Ланнистеров. Она наконец-то вернула дом своих предков, завершила месть узурпатору и львиной семейке. Возможно, если ей повезло, Джейме Ланнистестер, человек, предавший её отца погиб где-то на этих стенах, и она сможет сполна насладиться своей местью, при этом, не задевая чувств Тириона. Дейенерис похлопала Дрогона по шее и развернула его к Красному Замку, внизу её помощь уже была не нужна, а ей предстояло посетить Красный Замок. Твердыня её предков, символ их могущества и Железный трон, символ их власти, убивавший недостойных его, ждали её, а Джон обязательно расскажет ей о том, что ему понадобилось в Блошином конце.
     
    Dennik, vasilissa, fiolent и 4 другим нравится это.
  9. Алора

    Алора Ленный рыцарь

    Джейме “Зелёное пламя”
    На стенах всполохи пламени, такие яркие, что в коридорах Красного Замка не требуются факелы. Таргариены штурмуют столицу. Стоило предположить, что они пойдут именно таким путём, какой смысл держать осаду и самим замерзать под стенами, если твои силы превосходят силы защитников во много раз.

    Джейме многое бы дал, чтобы сейчас быть там, на стенах, чтобы сражаться и погибнуть как мужчина с мечом в руке. Но такой возможности не было. Он был здесь, и раз уж судьба так распорядилась, то он должен был закончить другое дело. Наверное, это будет самая глупая смерть в мире. Погибнуть от руки мертвеца.

    Серсея была в тронном зале, впрочем, как и всегда. Вставала ли она с Железного Трона хотя бы ради сна? Джейме очень в этом сомневался. Когда бы он её не видел, со дня смерти Мирцеллы, она сидела в этом зале, обнимала и гладила лезвия трона изрезанными руками и смотрела куда вдаль, казалось, ничего не видя вокруг. Только дикий огонь вырывал её из этого состояния. Вот и сейчас она сидела, ласково водя пальцами по лезвиям, и даже не заметила, как Джейме вошёл. Она была здесь, как и всегда, вот только рядом не было никого из её верных подпевал. Ни Эурона, ни Квиберна, ни даже Роберта Стронга, который до этого момента не отходил от неё. Это был шанс. Возможно, сами боги хотели, чтобы ему удалось задуманное.

    - Серсея. – Каждый шаг к трону отдаётся в сознании. Когда-то он шёл так же. Другое время, другой король, то же безумие в глазах. – Где твои люди?

    - Кто здесь? – Она вздрогнула, что же творилось сейчас у неё в голове? Джейме не был уверен, что хотел бы это знать. – Джейме, это ты? – Эйрис задал тот же вопрос. Потом он спросил, чья кровь на мече. Сегодня меча у Джейме не было, да и его прежнего тоже не было. Тот мальчик погиб очень давно, когда вонзил меч в спину королю. – Эурон ушёл к флоту. Он уничтожит предателей. – Каких предателей? Хотелось спросить. Они Таргариены. Это город и трон их предков, они кто угодно, но не предатели. Неужели ты не понимаешь, что Грейджой просто сбежал, бросил тебя? Но он не сказал ничего, какой смысл? У неё свой мир, в котором она королева, великая, прекрасная и любимая. – А Квиберн ушёл готовить ловушку. – Она захихикала, а Джейме показалось, что сердце замерло на секунду. Она так смеялась, говоря только об одном. – Он уничтожит весь этот город. И предателей на стенах. И их драконов. Всех их.

    - Серсея. – Всё как тогда. Как же тяжело даётся каждый шаг. Тогда было легче. Ступени трона бесконечны. – Дикий огонь убьет нас всех. Всех, понимаешь?

    - Да, да. – Она улыбается и в этой улыбке столько детской наивность и радости, что становится жутко. – Да, мы умрём вместе, как и родились. Мы уничтожим их всех. Драконью девчонку, её мужа, брата и нашего предателя-братца и уйдём туда вместе. Они ждут нас, Джейме. Мама, отец, Джоффри, Мирцелла, Томмен. Наши детки. Они ждут нас.

    Что можно ответить на такие слова. Он не знал. Возможно те, кто умер, действительно ждут их. Но они подождут, у них есть всё время мира. Им недолго осталось ждать. Дейенерис Таргариен есть за что ненавидеть его. – Да, Серсея, они ждут. – Больше он ничего не смог сказать, сделав последний шаг, поднявшись на последнюю ступень. Когда-то он верил, что они умрут в один день, как и родились. Что же если королеве драконов угодно будет не медлить с казнью, то так и случится.

    Она улыбнулась. Подалась было к нему, но потом вновь резко откинулась на спинку трона, будто испугавшись. Чего она боялась? Смерти? Возможно. Но он не верил в это. Её слова слишком противоречили. Она хотела смерти, мечтала о ней, и одновременно боялась умирать. В глазах её не было ничего кроме безумия, изумрудную зелень, которую он так любил, заменило пламя дикого огня, губы, которые так часто целовал, жутко исказились в немом крике, по раньше нежным мягким и таким ласковым рукам стекала кровь из оставленных Железным Троном ран, пачкая белые перчатки и на левой руке и на золотой. Он специально надел её сегодня, хотя предпочитал обходиться без неё. Калеке без оружия золотая рука точно ни к чему, но сегодня она была нужна.

    Та, что когда-то была его сестрой и любимой улыбалась, может там за гранью она действительно встретила всех тех, кого любила и потеряла. Джейме отвернулся, сейчас с вершины трона путь до дверей зала вовсе не казался таким длинным. Когда-то, убив безумного короля, он сел на этот трон и ждал, кто же придёт первым. Сейчас он так не мог. Когда-то он спас целый город, должен был и сейчас. Жители столицы могли быть жестокими, и неприятными, и неблагодарными, но они были людьми, они не заслужили жуткой смерти в огне.

    Один шаг и зал перед глазами заволакивает туманом. Нет, не сейчас. Он должен найти некроманта Серсеи, должен остановить его. Кроме него о месте, куда пошёл Квиберн знал только Эурон, но уж он-то точно не стремился спасать город. Он сбежал из обречённой столицы. Почти ничего не видя, он сделал шаг и ещё один и, к великому облегчению, зрение стало возвращаться. Обморок, после памятного разговора с Грейджоем они стали случаться нередко, не из-за разговора, конечно, скорее, из-за удара, ему больше не грозил.

    Огонь на стенах ещё пылал, когда Джейме вышел из Красного Замка. Занималось пламя и в городе, но очагов было значительно меньше, чем должно было быть. Над гаванью тоже стояла зарево, а воздух то и дело прорезала тень, чуть более чёрная, чем окрашенное огнём небо. Дракон. Кто-то из Таргариенов ещё был там, уничтожал флот Грейджоя. Вот только двух других над стенами видно не было. Улетели. Куда?

    Сильный порыв горячего ветра, которого никак не могло быть зимой, взметнул снег вокруг. Стоило предположить. Куда ещё могли направиться драконы, если не в замок. Они, должно быть, ждали встретить здесь сопротивление, но ошиблись, замок не защищали. Так приказала королева.

    Садясь, драконы подняли вокруг настоящую вьюгу, и Джейме пришлось прикрывать лицо рукой, защищая глаза от снежинок. Два дракона, изумрудный и, кажется, белый, он слишком плохо различим на снегу. Королева, говорили, летает на чёрном. Значит эти двое её муж, про которого говорили, что он сын Рейегара Таргариена, сколько же развелось самозванцев, и брат, про которого и вовсе ничего конкретно узнать было нельзя, он просто был. Послушают ли эти двое? Рискнут ли Таргариены довериться цареубийце? Ради вживания всей столицы Джейме надеялся, что смогут.

    - Нас встречают? – Со спины изумрудного дракона соскользнул мужчина. Чёрные доспехи с алым драконом, совсем как у Рейгара тогда, голову прикрывает шлем, взгляд холодный и спокойный и серые, хоть и тёмные, северные глаза. На секунду Джейме даже показалось, что перед ним вновь стоит Эддард Старк, не понимающий его поступка, но осуждающий его. – Я думал, защита Красного Замка будет более серьёзной.

    - Джон, это мой дорогой братец Джейме Ланнистер. – Второй голос заставил вздрогнуть. Тирион? Что он тут делает? Он должен был быть в лагере, не с его ростом идти в бой. Вот только он был здесь. Немного неуклюже спускался по крылу второго дракона. Неужели это он… Он тот таинственный брат королевы. Знал ли отец? Вряд ли, он бы не оставил бы Тириона в живых. Но он наверняка догадывался, поэтому и не любил, чувствовал, что Тирион не его сын, но доказать никак не мог. Но кто же тогда король? Джон – не имя для Таргариена. И глаза у него северные. Лианна Старк была с севера, Рейегар любил её. Неужели…

    - Джон? – Он не успел понять, что же хочет спросить, Тирион не дал закончить.

    - Для тебя – его милость король Джейехейрис Таргариен, король Семи Королевств, король андалов…

    - Тирион. Давай оставим это. Мне сейчас точно не нужно слушать все эти титулы. – Голос у короля такой же холодный и спокойный, как и взгляд. Что он чувствует, думает понять невозможно. – Так зачем королевскому гвардейцу встречать нас у Красного Замка, сир Джейме? – Короткая пауза. – Безоружному. Мне кажется, время для слов мира уже упущено.

    - Я здесь не со словами мира, ваша милость. – Кем бы он ни был, но он король и если Джейме хотел, чтобы его выслушали, то стоило обращаться именно так. Странно, раньше он бы об этом не задумался. Он никогда не умел держать язык за зубами, даже когда это стоило делать. А сейчас вот задумался. Неужели знакомство с Эуроном Грейджоем так повлияло. – Я хочу предупредить. Когда стало ясно, что отбить штурм не удастся, королева отправила своего доверенного человека с приказом подорвать запасы дикого огня заложенного под городом.

    - Твоя сестра, да? – Тирион скривил губы, а у Джейме перед глазами встала её улыбка на мёртвом лице. У брата есть причина его ненавидеть, но сейчас эта ненависть может слишком много им всем стоить. – Наверняка это какой-то их план.

    - Тирион, не пытайся казаться глупее, чем ты есть. – Король даже головы не повернул, слова прозвучали так же спокойно, но Тирион вздрогнул, будто его ударили. – План ради чего? Убить меня? Это бессмысленно, город уже наш, моя смерть ничего не изменит. Зато, если сир Джейме говорит правду, гибель угрожает нам всем. Вы знаете, где искать этого человека? – Он только кивает. – Далеко отсюда?

    - На другом конце города, в Блошином Конце. – Эурон был достаточно умён, чтобы при Джейме молчать о подобных вещах, а вот Серсее этой осторожности не хватало. Хотя Джейме и не был уверен, что она вообще замечала людей вокруг большую часть времени.

    - По улицам туда быстро не попасть. Хорошо. – Способно ли что-то вывести этого короля с двумя именами из его ледяного спокойствия? – Какова вероятность того, что леди Ланнистер пошлёт ещё одного человека с тем же приказом.

    - Это невозможно. – Мёртвое лицо сестры вновь встаёт перед глазами. Нет, это им знать не нужно. – У неё больше нет верных людей.

    - Хорошо. Я верю вам, не могу не поверить. – Король посмотрел ему прямо в глаза, и взгляд почти сразу захотелось отвести. Было в этом человеке что-то жуткое. Эти его отрешённость спокойствие и абсолютная уверенность. Не так должен выглядеть командующий побеждающей армии, возвращающий себе дом своих предков после стольких лет изгнания. – Но, если вы обманываете меня, знайте, сил забрать вашу жизнь у меня хватит всегда.

    - Да, ваша милость. – Даже если он когда-то видел этого человека, то тот очень сильно изменился с тех пор. В Винтерфелле не было никого похожего на короля.

    - Тогда идёмте. – Король развернулся к своему дракону, а Тирион сбоку как-то странно наклонил голову, хмуря брови.

    - Ты уверен? Допустим, ты ему веришь, но он же враг. Не боишься удара в спину?

    - Удара чем? – Король всё же развернулся к Тириону, покачал головой. – Я хорошо знаю о том, как прятать оружие, можешь мне поверить, у твоего брата его нет, хотя я и не понимаю этого. И я вполне способен защитить себя, даже против удара в спину.

    - В последнее время мне кажется, что больше нам надо заботиться о безопасности не Дени, а твоей. – Тирион махнул ладонью, и в этом жесте была какая-то обречённость. – Она о своей безопасности и сама думает, а вот ты себя, кажется, возомнил бессмертным.

    - Я знаю, что не бессмертен, Тирион. – Впервые в словах короля ему почудился намёк на эмоцию, странную горечь. – Но лучше я рискну своей жизнью, чем вашими. Я не хочу вновь переживать смерти дорогих людей. – Он тряхнул головой, будто наваждение отгонял, и в этом жесте Джейме почудился он сам. – Идёмте, сир Джейме.

    - Вы имеете ввиду дракона? – Звучало как-то не очень, но Джейме никак не ожидал, что ему предложат отправиться в Блошиный Конец на одном из драконов.

    - По земле туда сейчас не доберёшься. Вовремя, по крайней мере. – Он коснулся морды своего дракона и в этом жесте было что-то очень похожее на нежность. – Не бойтесь, она не тронет, если вы не замышляете ничего дурного. – Дракон опустил крыло, и король, несмотря на броню, легко поднялся ему на спину. Понять, как именно он это сделал, у Джейме не получилось. Крыло казалось не слишком надёжной опорой для ног. – Ступайте ближе к суставу, крылья у них удивительно крепкие выдержат, хотя. – Вновь пауза, странный взгляд. – Рейегаль, помоги. – Джейме едва не упал, когда дракон, или всё же драконица, как-то странно подтянула крыло, к себе. – Руку давайте, долго она так не выдержит. – Слова он бросил резко и протянул руку, левую.

    - Держитесь крепче. – На то, чтобы затянуть какие-то ремни на странной, отдалённо напоминающей седло конструкции, королю потребовалось лишь несколько мгновений. – Они взлетают достаточно резко, а вы без седла. – Крепче держаться за что? Ухватиться за чешую дракона было невозможно, слишком ровная и гладкая. Осторожно он положил руку на плечо короля. Этого было совсем недостаточно, сидеть на постоянно движущейся в такт дыханию и удивительно тёплой спине дракона, было неприятно даже сейчас, когда он был на земле, а уж в воздухе. Об этом думать не хотелось. – Не понимаю, вы городу помочь хотите или завершить жизнь, упав с дракона? – Король повернул голову, в серых глазах блеснули искры недовольства. – За пояс, обеими руками.

    Дракон взлетел действительно резко. Весь мир размазался перед глазами, дыхание перехватило, и Джейме очень порадовался, что король настоял на своём, в противном случае сейчас он уже летел бы к земле. Когда полёт немного выровнялся, Джейме дал себе клятву, что если он переживёт этот день, то никогда больше не подойдёт к драконам.

    - Дышать не забывайте, сир. – Теперь в голосе короля слышались нотки веселья, но они были слишком слабы для обычного человека. – Все боятся их, но я, кажется, первый из нас, кто взял не Таргариена на спину дракона. Очень страшно?

    - Я не люблю находиться в ситуациях, которые не контролирую. – Джейме не был уверен, что стоит говорить Таргариену о настоящих чувствах. – А вам не страшно брать незнакомца на спину вашего дракона? Не боитесь смерти?

    - Мы знакомы. Хотя и не думаю, что вы обратили на меня внимание в первую нашу встречу. У меня тогда не было дракона. – На тон вопроса он никак не отреагировал, не Эурон Грейджой – уже хорошо, может даже сможет убедить свою супругу заменить сожжение на какой-нибудь другой вид казни. – Я не боюсь смерти, в ней нет ничего страшного. Но… - Его голос изменился, стал вдруг живым и обычным. – Я не хочу умирать. Есть слишком много вещей, ради которых стоит жить. – Это было слишком похоже на него, может, у них с королём действительно было что-то общее. Хотя какая разница, их короткое знакомство завершится слишком скоро. – Есть ли что-то ещё, что я должен знать об этом человеке леди Ланнистер? – Голос короля вновь стал холоден, он быстро опомнился, но всё же то мгновение было.

    - У него должен быть защитник. – О сире Григоре Джейме вспомнил только сейчас. Проклятье. Мимо него не пройти, такой противник был не по силам никому. Даже будь у него правая рука и меч, он вряд ли смог бы одолеть мёртвого Гору, а уж сейчас… - Вы слышали о Григоре Клигане?

    - Я думал, он мёртв. – Дракон уже летел над Блошиным Концом, похоже, стоило опускаться. – Тирион рассказывал.

    - Нужно опускаться. – Ответа не последовало, но драконица заложила полукруг и стала опускаться, к счастью, весьма плавно. – Все так думали, но Квиберн каким-то образом смог вернуть его.

    - Ну, уж мертвецами меня не напугать. – А вот усмешка в голосе короля сейчас звучала настолько странно, что Джейме сперва решил, что ослышался. – Он как дерётся? Задушить пытается?

    - Нет. – О чём он вообще говорит? – У него меч.

    - Так интереснее, пожалуй. Те, с которыми мне доводилось встречаться, пытались задушить. – Дракон приземлился, довольно мягко, не дав задать вопроса. – Всё, можете меня отпустить. Мы на земле, падение вам больше не грозит.

    - Встречаться, с мертвецами? – Голос прозвучал слабо. С какими мертвецами? Единственные, о которых он знал до недавних пор, существовали лишь в сказках о долгой ночи.

    - Я расскажу позже, возможно. – Король спустился по подставленному драконом крылу, дождался Джейме, у которого при всём желании даже близко не получилось двигаться так же ловко. – Куда теперь?

    - Туда. – Оставалось лишь кивнуть на короткую узкую улочку, упирающуюся в низкое строение из серого камня.

    - Если вы мне не врёте, вам понадобится оружие. – Грохот сопроводил эти слова короля и тот вздрогнул. Всё же чего-то он боялся. – Что у них там такое? – Далеко от них, где-то на противоположной окраине города поднялось зарево, значительно превосходящее те всполохи, что до этого освещали небо. – Если кто-то вдруг не услышал приказ о грабежах и разрушениях, то первым головы лишится. Вы сможете пользоваться кинжалом?

    - О чём вы? – Две фразы подряд несколько сбивали с толку, но вопрос насторожил Джейме гораздо больше.

    - Вы были лучшим мечником Вестероса, но в Винтерфелле мне не доводилось видеть, чтобы вы держали меч левой рукой. Вы владеете ей?

    - Да вполне. – Ложь, конечно, но он ведь тренировался, должно это было дать хоть какой-то результат.

    - Хорошо. Тогда держите. – Меч с волчьей головой на рукояти, символ Старков у Таргариена, король носил за спиной, а вот длинный кинжал у него был в ножнах на поясе. Кинжал самый простой, ни украшений, ни даже резьбы, но сталь хорошая. Кем же всё же был этот, Джон кажется, до того как стал мужем Дейенерис Таргариен и королём? Додумать эту мысль он вновь не успел. Король дёрнул оказавшуюся незапертой, Квиберн совсем ничего не боялся или был полностью уверен в надёжности своего стража, дверь.

    Внутри горел всего один факел и будь помещение чуть больше, там могло бы быть темно, а так силы огня хватало на то, чтобы осветить пустую комнату и замершего у противоположной стены Гору. Квиберна нигде не было.

    - Похоже, вы не врали. – Меч с шелестом покинул ножны. – Там дверь. Идете, не дайте уничтожить город, я отвлеку этого.

    А Тирион, похоже, был прав. За безопасностью короля явно стоило приглядывать. Он оказался весьма благороден, мог бы взять дракона и спасаться, но пошёл в почти безнадёжный бой, ради спасения множества незнакомых ему людей. Дверь, от которой Гора отошёл, пытаясь задеть пока достаточно легко ускользающего короля теперь была свободна. Стоило поспешить и остановить Квиберна, чтобы чужая жертва не оказалась напрасной. Жаль комната была такой маленькой. Джон, хотя нет, не стоит так его называть даже в мыслях, очень искусно избегал ударов своего врага, но рано или поздно Гора прижал бы его к стене.

    Дверца открылась легко и так же легко закрылась, а глазам Джейме предстал Квиберн, стоящий с зажжённым факелом над тоненькой дорожкой Дикого огня, уходящей куда-то в темноту.

    - Ах, сир Джейме, вы всё же пришли. – Подпевала Серсеи, заменивший ей пиромантов повернулся, лицо его было абсолютно серьёзно, даже без тени безумной улыбки, что расцветала на губах его госпожи. – Интересно, кто же помог вам пройти мимо Роберта Стронга. Он либо очень смел, либо очень глуп, хотя скорее и то и другое. О нет, стойте на месте. – Квиберн резко опустил факел, стоило Джейме попытаться сделать шаг к нему. – Иначе мне придётся уронить его, а вы же не хотите этого.

    - Зачем вам это? – Глупый вопрос, конечно, но может удастся отвлечь Квиберна разговором и приблизиться для удара. – Вы и сами погибните.

    - Я? Нет, я не погибну, сир. – Он улыбнулся своей мягкой отеческой улыбкой жутко контрастирующей с ситуацией. – Я хорошо выбрал это место. Здесь нет дикого огня, кроме моего, и нечему гореть, тут я буду в безопасности. А огонь даст мне многое. Те, кто останется жив, достанутся мне. Столько материала для работы у меня никогда больше не было, а при некоторой доле везения мне может достаться один из драконьих всадников. Я слышал, девушка не горит в огне, мне обязательно нужно изучить её, понять, откуда эта способность. – Так вот что он хочет. Пустить весь город на свои жуткие эксперименты. Джейме крепче сжал кинжал. Нельзя этого допустить, если город погибнет, нельзя допустить чтобы выжившие оказались в руках лишённого цепи безумного мейстера. В соседней комнате раздался грохот, с таким падают доспехи. – О вот и прекрасно. – Вновь улыбка. – Роберт одолел вашего спутника, возможно, тот ещё даже жив. Согласитесь, наш разговор был совсем не зря, сир Джейме. Теперь вы не сможете помешать мне. – Джон всё же погиб, для него будет лучше, если так, в противном случае его судьбе никто не позавидует. Странно повеяло холодом. Открылась дверь за спиной, и Квиберн повернулся к ней с улыбкой. В следующее мгновение улыбка сменилась ужасом, а в горле безумца, будто из ниоткуда возникла рукоять короткого ножа.

    - Факел, быстрее. – Знакомый голос, такой же спокойный как и всегда. Как? Не сейчас. Руку Квиберна Джейме подхватить успел. Вытащил факел из ослабших пальцев, хотел отшвырнуть, но не рискнул, Дикий огонь вполне мог оказаться где угодно. – Прекрасно. Город спасли. Король так и стоял в проёме двери, поддерживая левую руку. – Можно возвращаться.

    - Вы в порядке? – То как король придерживал руку Дежейме не понравилось, если он ранен… Хотя какая ему разница. Наоборот, можно будет попробовать уйти, затеряться на улицах, а потом уехать, хоть бы и в Эссос, но остаться живым.

    - Удар у этого Роберта, да? сильный. Один раз задел, спасибо доспехам, руку они мне сохранили, но меч какое-то время не возьму. Не Длинный коготь, по крайней мере. – Странно, но голос его изменился, стал обычным, человеческим, очень усталым. Видно бой дался ему нелегко. – Идёмте.

    Он действительно просто вышел, подставил спину, несмотря на то, что у Джейме в руках был кинжал, будто знал, что опасаться нечего. Во второй комнате он остановился у обезглавленного тела Горы, вдернул из глазниц метательные ножи и сразу спрятал, крови на оружии не было.

    - Скажите, сир Джейме. – Уже поднимаясь он обернулся, но в серых глазах больше не было того льда, будто спала маска. – Зачем вы всё же убили моего деда?

    - Зачем вам? – А ведь Эйрис был его дедом, он даже не задумывался об этом. Выходит королю тоже есть, за что его ненавидеть. – Вам недостаточно того, что я цареубийца?

    - Нет, просто… - Он распахнул ведущую на улицу дверь и осёкся. – Нас, похоже, встречают.

    - Вот так сюрприз. – Действительно сюрприз, хоть и на редкость неприятный, Джейме был уверен, что больше не увидит Эурона Грейджоя и уж точно не ждал его здесь. – Таргариен и Ланнистер вместе, да ещё и в месте, про которое никто не должен знать. Удивлён, удивлён. – Эурон сменил щегольской костюм на доспехи тёмной стали, казалось поглощающие свет, но сохранил повязку на глаз, может действительно не видел им. – Но так даже и лучше. Нам, кажется, больше не грозит опасность сгореть вместе с городом. – Усмешка, так невероятно злящая. Не будь при Эуроне двух десятков людей, Джейме попробовал бы воспользоваться кинжалом и стереть эту улыбку навсегда. Увы, это было бесполезно, остановят. – Ланнистера я знаю, а кем вы будете? – Когда он хочет, может казаться весьма вежливым. – И оружие лучше отдайте добровольно, иначе его придётся забрать.

    - Королём Вестероса. – Защищаться против двух десятков человек бесполезно, особенно, когда у Джейме из оружия лишь кинжал, а у короля ранена рука. Голос короля вновь становится ледяным, длинный меч покидает ножны. – С мечом поосторожнее – валирийская сталь.

    - Мои ребята умеют с ней обращаться. Такого у меня ещё нет, лишним не будет.– Эурон взглянул на меч и вновь поднял глаза. – А это не ваша королева случаем сожгла весь мой флот?

    - Королева лишь одна. И это, несомненно, она помогала нашему флоту.

    - Серсея Ланнистер с вами бы не согласилась. Если она ещё жива, конечно. – Эурон кинул короткий взгляд на Джейме, и его достаточно, чтобы понять, он всё знает, знал заранее, и это невероятно мерзко. – Но этот не важно, не для меня, по крайней мере. Пускай королевы сами делят трон, а мне нужен корабль. И раз уж ваш флот, ваша милость, лишил меня его, то вы и поможете мне получить новый и спокойно отплыть от этих берегов.

    - И в этом вся ваша хитрость? Тирион столько предостерегал. – Король покачал головой, в голосе прозвучало что-то похожее на насмешку. – А оказалось, что знаменитый Эурон Грейджой способен лишь сбежать из города и его даже брать в расчёт не стоило.

    - Если бы не мой племянничек… - Договорить Эурон сам себе не дал, замолчал, внимательно посмотрел на обоих пленников. – Ничего у меня ещё будет возможность вернуть все долги и ему и вам, а сейчас мне нужен корабль.

    Эурон развернулся было, но король заговорил вновь. – Допустим, вы получите корабль, я думаю, мои люди достаточно высоко ценят мою жизнь, и даже уплывёте отсюда, что будет с нами?

    - Плавать умеете? – Король спросил про двоих, но вопрос Эурона был явно обращён лишь к одному.

    - Была возможность научиться.

    - Значит доплывёте. А утонете, так не моя беда. – Он резко развернулся, а сердца Джейме вновь коснулся холодок. Он и не рассчитывал ни на что другое, но чем попасть в руки Грейджоя, лучше уж смерть.

    - Значит так. – Сказано было тихо, Джейме даже не понял, что эти слова короля означают. Смирился ли он с происходящим? Наверное. Другого выхода не было, да и ему даже смерть не грозила.

    Что же делать ему самому Джейме не знал. У него не было возможности даже умереть. Хотя, король не отдал людям Эурона метательные ножи, может, если попросить… От таких мыслей самому стало противно. До чего дожил Джейме Ланнистер, хочешь упрашивать кого-то убить тебя, а ведь было время, когда подобная мысль даже закрасться в сознание не смогла бы, не то что оформиться во что-то связное.

    До выхода из тупичка оставалось всего несколько шагов, когда с неба упала изумрудная тень. Драконица короля едва не снесла стены домов, садясь, но смогла полностью перекрыть улочку, лишив Эурона шанса выйти куда-либо.

    - Таргариен, убери свою летающую тварь. – Джейме ещё не приходилось слышать, чтобы Эурон вот так сквозь зубы цедил слова. – Иначе…

    - Иначе что? – Голос короля спокоен, но насмешка в нём очевидна. – Убьёшь меня? Что же, давай, и познакомишься с драконьим пламенем, а может клыками, я не знаю, какой способ она выберет. Только я могу отозвать Рейегаль, и я даже сделаю это при определённых условиях.

    - Каких условиях? – Король мог бы не ждать этого вопроса, но он выдержал паузу, вынудил Эурона спросить, кажется, это доставляло ему удовольствие.

    - Отпустите и отдайте оружие, я отзову дракона, и у вас с вашей командой будет возможность сбежать из города, как вы и хотели.

    Несколько мгновений молчания, Эурон прищуривает единственный глаз, сжимает рукоять топора, король смотрит спокойно и холодно. – Если вы прикажете дракону убить нас, то и сами погибнете.

    - Вас это не спасёт. Вам приятнее будет умирать, зная, что я мёртв?

    - Отдайте ему меч. – Эурон всё же первый отводит взгляд, и это вызывает у Джейме невольную улыбку. Столкнулся, наконец, с тем, кто играет в твои игры не хуже тебя.

    Меч и кинжал, Эурон верно определил настоящего владельца, возвращают королю, команда расступается, пропуская его к дракону. Казалось, осталось только забраться на спину зверю и улететь прочь, в Красный Замок, в безопасность, но король остался стоять рядом с мордой драконицы, которая тоже не трогается с места. – Я сказал, что вы и ваша команда можете попытаться покинуть город, но сир Джейме не относится к вашей команде, придется и его отпустить.

    В этот раз Эурон даже не попытался меряться с королём взглядами, Джейме оттолкнули к стене, и в следующий миг драконица освободила проход и села на крышу, одного из окрестных домов с которой обваливается старая черепица. – Мы ещё встретимся, Ланнистер. – Только на эту угрозу Эурона и хватает, прежде чем он и вся его команда, разворачиваются и бегут прочь по улице.

    - Спасибо, ваша милость. Я не уверен, что смерть хуже, чем плен у этого человека.

    - Не стоит. – Король только покачал головой, глядя вслед убегающим. – Вы не знаете из чего доспехи у этого пирата?

    - Нет. Похоже на валирийскую сталь, но это невозможно.

    - Что ж значит проверим. – Король вновь кивает, кажется, самому себе и поворачивается к своей драконице. – Рейегаль, давай - дракарис.

    Огонь затопил улицу. Крики людей зазвучали тут же, как же это было похоже на безумные развлечения Эйриса и Серсеи, но, покосившись на короля, Джейме не увидел ничего кроме спокойствия и усталости. – Вы сказали, что позволите им покинуть город.

    - Я сказал, что они могут попытаться покинуть город. Они пытались, у них не вышло. – Сказано было так спокойно и обыденно, что стало жутко. Впредь прислушиваться к каждому сказанному слову, мысленно пообещал себе Джейме. – Надо возвращаться. За доспехами потом людей пошлю, они всё равно долго ещё остывать будут.

    Возвращаться Джейме не слишком хотелось. Что ждало его во дворце? Презрение брата, ненависть королевы, смерть и хорошо, если не от драконьего огня. Он мог бы попытаться уйти из города, уехать, например, в Эссос и остаться в живых, но король не отпустил бы его.

    - Вы можете не возвращаться, если хотите. – Король будто услышал его мысли. – Но подумайте. Город заняли наши войска. Сейчас они будут следить за всеми известными входами и выходами. А вы в узнаваемой белой броне и безоружны к тому же. Как думаете, как скоро наши люди приведут вас к нам или вы встретитесь с одним из тех негодяев, что выползают на свет в такие времена? – Он устало отвернулся. – Впрочем, вам решать. Я бы, наверное, тоже положился на удачу.

    Увы, но он был прав. Выбраться из города сейчас вряд ли было возможно, а к тому моменту, как стражи хоть немного утратят бдительность, улицы наводнят мародёры и бандиты, которых не сразу удастся отловить. Одинокий безоружный калека в хорошей броне станет для них лакомой добычей. И так и так смерть, но там была возможность умереть с достоинством. – Ваша милость, вы можете пообещать мне, что моя смерть будет не от огня? – Да, требовать обещаний от короля глупо, но в пламя Джейме идти не согласен, лучше уж от руки бандитов, чем так.

    - Клянусь вам, этого не будет. – Туманно, но хоть что-то, значит, так тому и быть. Джейме шагнул к королю и его дракону, спустившемуся на землю. Интересно, что же за имя - Джон, как король связан с Винтерфеллом и кем он там был в последний и единственный визит Джейме.

    Но эти вопросы не прозвучат. Путь обратно, кажется куда короче, возможно, из-за того, что для Джейме это отсчёт времени, что ему ещё осталось жить. Красный замок, угрюмый и занесённый снегом похож на дряхлого старика. У главного входа два дракона – белый Тириона и чёрный, видимо, королевы, появление сестры они встречают радостным рёвом.

    - Дени сейчас в тронном зале, больше негде. Отведёте меня? – Сказано всё так же спокойно и немного устало, но это не просьба, сомневаться не приходится. Хотя какая разница. Джейме не хотелось бы идти в тронный зал, там та, что когда то была сестрой и любимой, но это уже неважно. Скоро они вновь будут вместе, только по ту сторону смерти.

    Коридоры замка длинные и холодные, шаги раньше отдавались бы гулким эхом, но сейчас всё перекрывают звуки с улиц, где-то, кажется, ещё идёт бой, уже ослабевшее зарево, однако, ещё достаточно сильно, чтобы освещать путь. Двери тронного зала раскрыты, трон возвышается посреди мрачной тенью, у его подножия стоят двое – девушка с серебряными волосами, королева, больше некому, и его брат.

    - Дени, Тирион. – Вот теперь голос короля по-настоящему живой, в нём даже звучит такая странная для этого человека улыбка. – Что тут у вас?

    - Королева у нас теперь только одна. – Тирион кивнул куда-то вверх, но Джейме не нужно поднимать глаза, чтобы понять, куда указывает брат. – Серсея напоролась горлом на один из клинков. Железный Трон, как и в старь, убивает тех, кто недостоин его.

    - Джон. – Королева не пыталась вести долгих разговоров, просто бросилась мужу на шею. – Тирион сказал, что ты опять рискуешь собой. Сколько же можно? Подумай обо мне, о малышке.

    - Всё хорошо, Дени. Пришлось рискнуть ради нас всех, но это было не так опасно, как, возможно, рассказал Тирион. Ты же знаешь, он любит преувеличивать. – Когда король говорит, в его голосе такая нежность, что с этими двумя всё сразу становится понятно. Никакого династического брака, о котором так любили шептаться ещё при Мирцелле, даже если он и был, то любовь точно была на первом месте.

    Королева подняла голову, и взгляд её тут же похолодел. Заметила, значит. Высвободившись из объятий мужа, Дейенерис Таргариен сделала шаг к Джейме. – Цареубийца… - Первое слово сквозит холодом, но дальше Джейме уже не слышит. Звуки смазываются, глаза застилает пелена, он ещё успевает подумать, что слишком не вовремя, и мир затягивает чернота.
     
    Dennik, vasilissa, Regina и 7 другим нравится это.
  10. Palmerin Blackwater

    Palmerin Blackwater Наёмник

    Миледи Алора прекрасная глава)))) прямо чувствуется нерв))) продолжайте в том же духе!!!!!
     
    brook, Karatirnak и Алора нравится это.
  11. Алора

    Алора Ленный рыцарь

    Благодарю, самая сложная из всех написанных на данный момент глав. Буду стараться и дальше))
     
    Palmerin Blackwater, brook и Karatirnak нравится это.
  12. Lambo7992

    Lambo7992 Лорд

    Глава хорошая и очень интересная. Вот остановились, как раз, на самом интересном месте. Думаю будет напряжёнка (надеюсь Джейме не спалят).
     
    brook, Алора и Karatirnak нравится это.
  13. Алора

    Алора Ленный рыцарь

    Спасибо. Джейме плохо стало, увы, пришлось сделать перерыв (было бы странно продолжи Дени говорить обличительные речи потерявшему сознание человеку)
    Джон поклялся, что смерть от огня Джейме не ждёт, а он свои обещания выполняет
     
    Karatirnak, Lambo7992 и brook нравится это.
  14. brook

    brook Лорд

    Бедный Джейме - то Эурон по голове приложит, то собственный организм стресса не выдерживает...:(
    Спасибо, леди, отличная глава, на самом деле, и драматичная, и динамичная - порадовал тандем Джейме-Джон, ну и конечно - расправа над Эуроном, так ему и надо:rage:
     
    Karatirnak, Lambo7992 и Алора нравится это.
  15. Алора

    Алора Ленный рыцарь

    Сотрясение мозга - это не шутки, спасибо Эурону, так то Джейме в потерях сознания замечен не был, но когда вместо лечения носишься по дворцу и на драконах летаешь... Удивительно, что он раньше в обморок не упал.
    Тандем это святое:happy: Я потом туда ещё героев добавлю, но эта парочка будет вместе сиять частенько.
    Заслужил, все заслужили.
    Спасибо:)
     
    Karatirnak, brook и Lambo7992 нравится это.
  16. Алора

    Алора Ленный рыцарь

    Тирион “Королевство пепла”
    - И насколько всё плохо? – Джон, как всегда, задал вопрос так, что понять, что он вообще хочет узнать было ну очень не просто.

    - Ты про страну или про моего брата? – Тирион упал в мягкое кресло, повезло же, что Серсея не успела уничтожить столицу, хоть устроиться можно было с комфортом, и подтянул к себе кувшин с вином, стараясь не смотреть в сторону Дени.

    - Как королю мне интересно всё происходящее вокруг. – Ещё пара фраз в таком духе, и Тирион точно его ударит, невзирая на королевское звание. Они все устали, штурм и последовавшие за ним события измучали всех, стоило побыстрее завершать этот импровизированный совет и расходиться, а Джон только время тянул. – Что всё же с твоим братом? Жив?

    - Вполне. – С чего бы это интересно такая забота. Эти двое вместе спасли город и, кажется, это, а может что-то случившееся во время спасения Королевской Гавани, заставило Джона полностью изменить мнение относительно Джейме. Если раньше ему было всё равно, несмотря на любые слова Тирион это чувствовал, то теперь судьба его брата, кажется, искренне интересовала его друга и короля. – Интересуется, когда казнь.

    - Через два дня. – Голос у Дени злой, Тириону даже хочется оказаться подальше от неё, но нельзя, он десница и должен отвечать перед королевой, и он должен сделать всё возможное для брата. – Как только закончат эшафот.

    - Эшафот для одного человека? – Санса не обязана здесь находиться, но она пожелала присутствовать, и никто не стал возражать. В конце концов, что же это за королевский совет, состоящий из трёх человек.

    - Не для одного. Там ещё найдётся, кого лишить голов. – Он стиснул подлокотник кресла, но голос постарался выдержать. Не стоит Сансе знать о его терзаниях, ей вредно нервничать.

    - Лишить голов? Значит никаких драконов? – Джон пригубил вино, чуть повернулся и поморщился. Его руку перевязали, но болеть, по всей вероятности, она меньше не стала.

    - Я не хочу, чтобы меня воспринимали как отца или как эту пиромантку Серсею. – Казалось бы Джон ничего такого не сказал, но злость исчезла из голоса королевы, и Дени обхватила себя за плечи, будто вдруг замёрзнув. – Делать из казни представление – безумие.

    - Что бы мы не сделали, народ всё одно соберётся. Для них это развлечение, они такое не пропустят. – Только сказав, Тирион понял, что не стоило при Сансе говорить подобного. Казнь её отца превратили в развлечение для толпы и вряд ли она это забыла, хоть и прошло много времени.

    - Ужасное развлечение, но ничего другого мы им дать не можем. – Пока Джон говорил, Тирион осторожно посмотрел на Сансу, и мысленно выдохнул, когда она слабо улыбнулась ему. Не обиделась, слава Семерым. – Пусть смотрят. В конце концов это может быть даже поучительно. Лорд Старк всегда брал нас с собой, когда вершил правосудие.

    - Для того, чтобы понимать такие уроки, нужно обладать умом большим, чем жители этого города. – Вряд ли Джон хотел этого, но, похоже, его слова задели старую рану Сансы. – Не сравнивай вас и этих людей.

    - Хорошо, Санса. Прости меня. – Джон только кивнул, он всё понял, но, видимо, на более серьёзные извинения сил у него не было. Всё же этой ночью ему пришлось хуже их всех. – Дени, извини, но я всё же должен ещё раз заговорить о сире Джейме.

    - Нет, Джон. – Она вскидывается, а сердце Тириона пропускает удар. Неужели Джон решил вступиться за брата, неужели произошло чудо, на которое он не рассчитывал. Вспомнился тихий голос брата. “Он хороший человек, ваш король, тебе повезло, что ты служишь такому.” “Они оба хорошие люди, ты их просто не знаешь.” Тирион пытался возражать, хотя и понимал, что это глупо. А ещё он понимал, что от ненависти, что он испытывал к брату давно ничего не осталось. Перегорела ненависть, сожгла сама себя. Брат совершил отвратительный поступок, но разве он сам был хоть чем-то лучше. Стоило забыть Тишу, оставить ей её жизнь или смерть, если она была мертва. Хранить память, но жить настоящим, ради другой, ради будущего, которое могло теперь у него быть. “И уже не узнаю. Прости меня.” Брат всё же извинился, хоть это и не было нужно. “Давно уже. И ты прости меня.” “Давно уже.” – Не проси меня. Он убил моего отца. Он предатель, клятвопреступник.

    - Но в то же время он спас город, да и всех нас, если быть честными. – Они никогда раньше не спорили, не на людях, по крайней мере. Всегда вместе, всегда поддерживали друг друга, и тут вдруг. Тирион чувствовал, что он тоже должен что-то сказать, в том, что его брата защищал только Джон было что-то неправильное.

    — Это будет и разумный политический ход, ваша милость. – Голос даже не дрогнул, он мог гордиться собой, скоро дорастёт до Джона, чьи эмоции можно понять только, когда сам Джон этого хочет. – В Западных Землях уважали лорда Тайвина и Джейме, а вот причин любить меня у них нет. Но они могут гораздо легче пойти на диалог, если Джейме останется жив и добровольно передаст мне титул лорда.

    Дейенерис как-то сжалась в кресле, будто пытаясь спрятаться, она была умна, она понимала их аргументы и знала, что они правы, но отпустить старую ненависть никак не могла. Отчаянный взгляд в сторону Сансы только подтвердил, что королева пытается найти хоть какую-то опору.

    - Дайте ему шанс, ваша милость. – Санса, однако, оправдывать надежд королевы не пожелала. – Как дали Джону, когда считали его сыном мятежника Эддарда Старка. Будьте милосердны.

    - Хорошо. – Она резко опустила ладони на подлокотники кресла, в то же время ещё больше вжавшись в его спинку. – Я подумаю о ваших словах. Тирион, расскажи, что с городом и со страной.

    - По стране ничего утешительного, ваша милость. – На большее Тирион не мог и надеяться, но он не позволил даже слабой улыбке коснуться губ, не сейчас, простая радость может уничтожить те крохи, которых удалось добиться. – Север и Речные Земли разорены войной и практически оставлены, по приказу короля людей выводят за Трезубец. Еды там практически нет, пожертвованных нами запасов недостаточно, последний урожай практически весь погублен снегопадами, если не найти источник продовольствия, то большая часть жителей Севера и Речных Земель обречена на смерть.

    - Нужно разрешить охоту на любых животных. И не только там, но и по всей стране. – Предложение Дейенерис сильно запоздало, в Речных землях уже давно охотились на всё, что двигалось, и люди не были исключением, но для Королевской Гавани это послабление ещё могло оказаться своевременным.

    - Да, ваша милость. – Он лишь кивнул и продолжил. - Штормовые Земли мало затронуты войной и успели собрать несколько последних урожаев, так же, как и Долина Аррен. Они могут поделиться продовольствием, но небольшим его количеством, им нужно кормить своих людей, а плодородием эти регионы не отличаются. Дорн, Железные острова и Простор держат нейтралитет, и если от первых двух регионов мы получим мало полезного, то Простор, несмотря на нападение Грейджоя, сохранил большую часть своих огромных запасов продовольствия. Если они поделятся, то у нас есть шанс увидеть весну. Сыт никто не будет, но и от голода умрут не все.

    — Значит нам нужен Простор. – Теперь ответил уже Джон. Покачал головой, отпил вина. – Хорошо, я попробую их убедить, что с нами выгоднее, чем против нас. Интересно, что они потребуют взамен.

    - Зная Мейса Тирелла, он может потребовать, чтобы ты взял в жёны его дочь. – Тирион хмыкнул, когда Джон поперхнулся на этих словах, в этот раз ему удалось пробить ледяную броню короля. Хотя, в последнее время делать это стало легче. Интересно, опыта прибавилось или броня стала тоньше? – Но, насколько я знаю из слухов, леди Маргери вышла за кого-то из знаменосцев их дома, так что можешь не переживать. Скорее всего он попросит место в малом совете или руку Арьи для своего младшего сына.

    - С Арьей пусть сам договаривается, если нужно, я её рукой не распоряжаюсь. – Пальцы короля сжались на ножке бокала. – А место в совете он получит, даже два, если хватит смелости потребовать. Дейенерис, скажи, возможны ли отношения с городами, которые твоя армия захватывала по дороге в Вестерос.

    - Смотря, что мы от них захотим. Продукты или, скажем, мастеров они нам поставят с удовольствием, а вот с чем-то более сложным могут возникнуть проблемы. – Дейенерис выпрямилась и, кажется, немного успокоилась, теперь она вновь была королевой, а не жаждущей мести девочкой. – На это требуется время, а его прошло мало.

    - Нам нужна еда, ещё теплая одежда, но её нам из Эссоса не привезут. Тирион, нам срочно нужен Запад. Всё золото, что добывается в его рудниках пойдёт на закупку продовольствия. Флот Мандерли обеспечит возможность торговли.

    - Да, ваша милость, я отправлюсь на Запад, как только решится судьба моего брата. – Тирион склонил голову, пряча улыбку. Ещё один аргумент для Дейенерис, что стоит жизнь Джейме по сравнению с жизнями сотен и сотен её подданных. – Флот Железных Островов тоже мог бы послужить, если они присоединятся к нам.

    - Мы могли бы договориться, что часть захваченной добычи они будут отдавать нам или сразу менять на продовольствие и отдавать уже его. – Дейенерис пропустила слова про Джейме мимо ушей.

    - Справедливые условия, я думаю. Посмотрим во что Теон ценит помощь. – Джон усмехнулся уголком губ, а Санса вдруг вздрогнула. Она же росла вместе с нынешним королём Железных Островов. Стоило поговорить с ней о Теоне Грейджое, знать о таких людях входило в его обязонности.

    - Хорошо, значит я отправлюсь к Тиреллам и на Железные Острова, как только разрешится вопрос с казнями. Тирион, убеди Запад, как угодно, но они нам нужны. Дорн пока оставим, если они не присоединятся к нам до конца войны, то будем разговаривать с ними отдельно. – Он не говорит, если выживем, но это звучит в интонации в построении фразы.

    - А я? – Дени вновь возмущённо приподнялась. – Джон, я тоже многое могу сделать для страны.

    - Ты и сделаешь. – Слабая улыбка в ответ. – Ты будешь править. Сейчас это самое сложное, Дени. Тебе нет необходимости рисковать жизнью, чтобы помогать стране, ты же знаешь.

    - Да, прости меня. – Она тоже улыбается, и в этих улыбках столько понимания, что на мгновение у Тириона возникает ощущение, что он и Санса здесь лишние. – Санса, ты же поможешь мне? В этом городе слишком мало людей, на которых я могу положиться.

    - Да, Дейенерис, конечно. Ты можешь рассчитывать на меня. Всё, чему я научилась у лорда Бейлиша к твоим услугам. – Санса кивает спокойно и с достоинством, и Тириона невольно переполняет гордость за жену и за королеву. Две хрупких девушки столько пережившие в жизни, но не сломавшиеся, готовые взвалить на свои плечи груз ещё большей ответственности ради спасения множества чужих им людей.

    - Хорошо, что с городом? – Джон спокоен, он король и он не позволяет себе эмоций, но Тирион уверен, что чувствует он то же самое.

    - В столице нехватка продовольствия, древесины для отопления, почти половина города под контролем Верховного Септона и его вооружённых фанатиков. Серсея дала им оружие, и они превратились в силу, способную диктовать условия королям. Сейчас они попрятались, но через несколько дней выйдут на свет, и борьба с ними будет стоить нам многочисленных жертв.

    - Жертвы мы допустить не можем. – Наверное, в этом разница между Джоном и Дени. Он в первую очередь всегда думает о военных проблемах, она о бедах простых людей. – Говоришь фанатики Семерых, кроме того, вооружённые? – Тирион кивнул. Интересно что же задумал Джон? Ему самому нащупать решение проблемы никак не удавалось. – Что же, я знаю место, где эти вооруженные люди будут только полезны. Стоит поговорить с этим Верховным Септоном. Расскажешь потом о нём подробнее.

    - Мне нужно время, чтобы найти информацию, ваша милость. Но я постараюсь успеть до казней.

    - Отопить каждый дом мы не сможем. – Дейенерис заговорила сразу после его слов. – Нужно место, которое мы сможем согреть и где поместится много людей. Я думала о замке, но это плохая мысль, если мы всё же хотим после войны остаться королями Семи Королевств. Скажи насколько сильно разрушено старое драконье логово?

    - В некоторых местах обвалился потолок, есть разрушенные колонны, где-то проваливается пол, но оно достаточно надёжно, для размещения людей.

    - Хорошо, тогда пускай туда начинают собирать древесину для костров. Рубите деревья в Королевском лесу, разбирайте деревянные дома, мы поможем отстроить новые, когда зима закончится. Этим пускай займутся наши войска. А остальную работу – провалы в крыше нужно затянуть полотном, разобрать завалы, укрепить полы, обустроить там всё – этим пусть займутся горожане. И за работу выдавайте еду, пока из наших запасов, потом из того, что купим и что поставят союзники.

    - Может выдавать еду просто так, ваша милость? – Санса добрая девушка, но в словах Дени есть свой резон.

    - Только младенцам. – Дени неумолима, и Тирион её понимает. – Если давать людям еду просто так, то они привыкнут к этому и будут требовать и после войны. Я пыталась быть доброй ко всем в Миэрине, Санса, это едва не стоило жизни мне и всему городу. Нет, здесь я прежних ошибок не повторю.

    - Хорошо. Насколько я понимаю все неотложные вопросы мы обсудили. – Джон поднялся и протянул Дени здоровую руку. – У нас у всех ещё очень много работы, поэтому стоит хоть немного поспать. – Король и королева двинулись к двери, но в тот момент, когда Тирион решил, что пора бы уже встать подать руку Сансе и пройти и в их комнаты, Джон обернулся. – Но, Тирион, пожалуйста, если появится что-то важное приходи в любое время дня и ночи, сейчас спасение Семи Королевств гораздо важнее того, как я себя чувствую.
     
    Dennik, Regina, vasilissa и 4 другим нравится это.
  17. brook

    brook Лорд

    Дела государственные) Тяжела королевская ноша...)
    За Джейме не переживаю, королева пламенна, но милостива, да и король с десницей приводят весомые аргументы)
     
    vasilissa и Алора нравится это.
  18. Алора

    Алора Ленный рыцарь

    Есть такое дело. Особенно когда большая часть королевства лежит в руинах, а впереди ещё одна война.
    Самый весомый аргумент привёл десница, мнение короля важно прото потому, что он Джон, а Санса хороша в качестве голоса совести. Всем дело нашлось:);)
     
    fiolent и brook нравится это.
  19. Алора

    Алора Ленный рыцарь

    Арья I “Своя дорога”

    Снаружи падали снежинки. Снегопад, утихший прошлой ночью, вновь набирал силу. Хотя, наверное, это было даже хорошо. Королевская Гавань, укрытая снегом, преобразилась, стала похожа на снежный городок, что они любили строить детьми. Снег приглушил вонь города, укрыл покрытые нечистотами улицы, скрыл ту мерзость, что наполняла столицу. Скрыл, но не уничтожил. И пусть была мертва Серсея Ланнистер, убитая шипами Железного Трона, пусть были мертвы все те, кто принимал участие в казни отца, но ещё была жива толпа, что ликовала там под ступенями Септы, целую вечность назад. Она хотела бы убить их всех. Она хотела бы забыть всё, что произошло с ней здесь.

    Так странно. Кажется, целую вечность назад она приехала в этот город впервые. Тогда было лето, и отец был жив, и мать, и Робб, и Бран с Риконом, и Винтерфелл был цел. Тогда город показался ей жарким, но интересным, солнечным, ярким. Тогда она не увидела его изнанки, не поняла. На сама тогда была другой – маленькой девочкой, ничего не понимающей в людях, неспособной менять лица и быть кем-то другим. Зато это девочка точно знала кто она такая. Знала ли она это сейчас? Арья была не уверена. Санса называла её сестрой, леди Винтерфелла, тётей её будущего ребёнка.

    Вот только она совсем не знала Сансу. В детстве они никогда не дружили, были слишком разными и искали в этой разности не поддержки и опоры, а повода для вражды. Какими же глупыми они были тогда. С тех пор сестра изменилась, стала сильнее, хитрее, умнее. Арья общалась с ней, пыталась узнать заново, но это было так сложно, так сложно было понять кого-то, когда не понимала сама себя. Леди Винтерфелла – но Винтерфелл, её дом, мир её детства, разрушен и брошен по приказу короля. Короля, которого она когда-то называла братом, самым любимым братом. Братом, который сейчас делает вид, что он её не видит. Тётя – но она не знала, что значит быть тётей. Как она могла бы быть хорошей тётей, если не могла понять, чего хочет, разве могла бы она понять, что нужно малышу?

    - На снег любуешься? – Голос за спиной не стал неожиданностью, она слышала чужие шаги, чужое дыхание уже давно, но всё равно вздрогнула. Не от голоса, а от того, что узнала этот голос. – Когда здесь всё засыпало снегом в последний раз, я ещё жил с матерью, кажется. Интересно, смогу ли я сейчас найти наш старый дом?

    - Зачем тебе это? – Она не слышала этот голос очень давно, с тех пор как в слезах сбежала от Братства без Знамён, думала, что на несколько минут, но минуты растянулись на годы. Интересно, каким он стал? Изменился ли? Ей очень хотелось повернуться, но она не сделает этого и лишь ещё внимательнее смотрит на снег. – Хочешь вспомнить детство?

    - Было бы что вспоминать. – Он усмехается, она слышит это в его голосе, смотреть не нужно, чтобы понять. – Просто хочу разобраться. Ты знаешь, они сказали мне, что я сын Роберта Баратеона.

    - Правда? – Она слышала что-то такое, но никак не думала, что это о нём. Разве мог он, простой кузнец и её друг быть сыном короля? Почему бы и нет. У него были синие глаза и чёрные волосы, он был похож на покойного короля куда больше, чем Джон на Таргариена, однако…

    - Не знаю. – Теперь он качает головой. – Но им это, кажется, удобно. Они говорят, что я могу получить Штормовые Земли после войны. Не представляю зачем они мне. Я ведь кузнец, не лорд, я не смогу править землями, не умею этого.

    - Они найдут кого-то, кто сможет. А ты будешь сидеть в чертоге, пить вино, ездить на охоту и развлекаться. В конце концов, король Роберт ничего другого и не делал.

    - И к чему это привело? Страна в руинах, его дом мёртв, единственный наследник – бастард сомнительного происхождения, а те, кого он больше всего боялся вновь заняли трон. – Он дышит тяжело и часто. Странно, он так расстроился из-за того, что страна лежит в руинах или и сам боится чего-то? – Ты знаешь, когда Ланнистер сказал, что я сын короля, я думал, что мне конец. Король, твой брат, он так смотрел на меня. Глаза у него ледяные. Не представляю как ты жила с ним столько лет.

    - Он не всегда был таким. – Слова ударили в цель, и она, не выдержав, обернулась. Джендри стоял у неё за спиной, всего в паре шагов. Сколько же лет прошло с тех пор, как она видела его так близко в последний раз? Он стал ещё выше, кажется, если она сейчас встанет, то достанет ему только до подбородка, на нём хорошая одежда, на поясе ножны с длинным кинжалом, который рядом с хозяином кажется маленьким, лицо стало строже и серьёзнее, но это всё тот же Джендри. И синие глаза его такие же тёплые, как при последней встрече. – Он всегда держался один, но таким не был. Я не знаю, что с ним стало. Может это моя вина.

    - Не говори глупостей. – Джендри чуть хмурит брови, но она это замечает лишь краем глаза, любуясь его глазами. Какие же они у него добрые и тёплые, совсем как раньше. В последнее время на неё так смотрела только Санса, но Санса была сестрой. – Ты, конечно, глупость сделала, но наш король стал таким, какой он есть точно не из-за тебя. Я с ним познакомился ещё в Винтерфелле, и он уже был таким, даже хуже.

    - Хорошо хоть тут я не причастна. – Улыбка получается грустной. Она могла бы изобразить любую, какую бы пожелала, но играть совсем не хочется. Она нашла кого-то с кем можно быть искренней. – Я пыталась спрашивать у Сансы, но она ничего не знает, только какие-то общие слова.

    - Вряд ли кто-то кроме короля и королевы знает. Ну может ещё Ланнистер, он всё знает. – Джендри улыбается, видимо он считает, что ободряюще. – А знаешь, я тебя искал. Хотел поблагодарить. Если бы ты не провела людей в город, то штурм был бы намного тяжелее. Погибло бы куда больше людей.

    - Я… Это просто то, что я умею, мой вклад, если хочешь. Это не стоит благодарности. – На самом деле ей уже высказывали благодарность. Тирион Ланнистер немного сухо поблагодарил её от лица короля и королевы, сказал те же слова о трудности штурма, о жертвах. Вот только от Джендри эти слова звучали как-то иначе, может потому, что были настоящими.

    - Конечно стоит. Если кто-то хорошо делает своё дело, то это не значит, что он не заслужил благодарности. – Ещё одна улыбка. Он улыбается очень просто, но его улыбки нравятся Арье, они искренние, такие ей давно не встречались. – Скажи, а чем ты собираешься заняться после войны?

    - Сперва нужно победить. – Она не знает ответа. Наверное, ей стоит стать леди Винтерфелла, как хочет Санса. Там ведь должен быть Старк. А ещё хорошей сестрой и тётей и что-то ещё, она совсем не знала что.

    - А мне нравится думать о будущем. – В ответ признаётся он. – Война — это страшно, особенно если не с людьми, а с теми существами, о которых говорит король. Когда строишь планы становится не так страшно, кажется, что победа уже здесь совсем рядом, один шаг и нормальная жизнь. Я бы хотел вновь открыть кузню, но мне, кажется, всё же отдадут эти земли. Так что буду лордом-кузнецом, найду хорошего мейстера, буду учится у него, может когда-нибудь и освою эту науку.

    - А я, наверное, стану леди Внтерфелла. – Арья говорит и понимает, что эти слова не вызывают в ней ничего. Она больше не хочет возвращаться в Винтерфелл. Там нет ничего, ради чего стоит вернуться, только память, память, которая причиняет боль. – Моя сестра хочет этого. Выйду замуж за кого-нибудь, я ведь должна продолжить род Старков.

    - А сама ты этого хочешь? – Нет, но она не знает, чего хочет, она потеряла себя, когда решила стать никем и никак не может вновь найти. Может лучше ей было остаться безликой? Нет, она не смогла бы, она никогда и не была безликой по-настоящему. – Голос невесёлый.

    - Я не знаю, чего я хочу, Джендри. – Она впервые называет его по имени и почему-то признаётся в том, чего не говорила даже сестре. – Я уже не я, я не могу найти себя, не понимаю кто я, куда мне идти, кем я хочу быть.

    - Так ли уж не ты. Миледи. – Он прищуривает глаза, как раньше и это невольно вызывает на лице улыбку.

    - Не называй меня миледи. – Она быстрее его и может ткнуть кулаком по рёбрам так, что он не успеет ничего сделать, но она хочет, чтобы он перехватил её руку и он перехватывает.

    - Найди свой путь, Арья. – Он улыбается, сжимая её руку. – Тебе вовсе не обязательно быть той, кем тебя хотят видеть. Ты никогда не была такой, какой тебя хотели видеть. Может это и проще, но разве ты будешь счастлива исполняя чужие желания?

    - Ты что-то стал слишком умным, бастард. – Она не ожидала от него таких слов. От кого угодно, только не от Джендри. Может именно поэтому эти слова звучат так правильно и разумно.

    - Пожил в мире за пределами моей кузницы, миледи. – Он вновь усмехается.

    - Допустим. – Его весёлое настроение, кажется, заразно. – Я согласна поискать свою дорогу, но только если ты мне в этом поможешь. А то говорить умные речи каждый сможет.

    - От работы никогда не отказывался. – Он уже смеётся и впервые за долгое время ей хочется подхватить этот смех. – Поищем твой путь вместе, если ты настаиваешь.

    - Настаиваю. А знаешь что. – Она вновь разворачивается к окну, смотрит на снег. – Через несколько дней войска немного очистят улицы от бандитов. Пойдём тогда искать твой старый дом и твою кузницу. Что всякая мелочь сможет сделать безликой и сыну самого Роберта Баратеона. А тебе нужно разобраться, сам говорил.
     
    Последнее редактирование: 18 сен 2018
    Dennik, Regina, vasilissa и 5 другим нравится это.
  20. brook

    brook Лорд

    Алора очень эмоциональная глава, очень хорошо передано ее одиночество и потерянность, оставляет такое чувство щемящей грусти...
    Я же могу быть откровенна, вы не обидетесь?
    Вот грустно мне, что Арья не анализурует свои поступки, не пытается понять, что она сделала так или не так, разобраться во всем этом... И как следствие, простить себя и поговорить с братом... Возможно, все еще будет, а это просто мои ощущения и мои хотелки... В любом случае, это ваш сюжет) Заранее извиняюсь, если что:oops:
     
    Последнее редактирование: 18 сен 2018
    Karatirnak и Алора нравится это.