Гет Фанфик: Дракон, блуждающий во тьме

SSDiman

Наемник
Название: Дракон, блуждающий во тьме
Фандом: сага Песнь Льда и Пламени, сериал Игра Престолов
Автор: SSDiman
Ссылка на оригинал: Не перевод
Категория: Гет
Размер: Мини
Основные персонажи: Рейгар Таргариен, Эртур Дейн и др.
Рейтинг: R
Жанр: Драма, Ангст
Предупреждения: POV-Рейгар
Краткое содержание: Рейгар после турнира в Харренхолле, и до "похищения" Лианны...
Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО.
Статус: Закончен


Он шел почти беззвучно по мрачным подземельям Красного замка, кутаясь в темный плащ с капюшоном, который накинул на скорую руку. Длинные серебряные локоны были туго перевязаны кожаным шнурком в конский хвост, чтобы не обрамляли лицо. Как будто здесь кто-то мог его узнать, или вообще увидеть. Эта часть подземелий уже давно была заброшена и не использовалась, редкие факелы по стенам уже давно не поддерживались огнем. Рыцарь королевской гвардии Эртур Дейн, который также был его другом и самым доверенным лицом, шествовал впереди, одновременно защищая его от возможных опасностей и освещая путь факелом, держа в вытянутой руке.

Опасность здесь представляли разве что крысы, которых можно было услышать то здесь-то там, а вот темнота и затхлый спертый воздух другое дело. Это было весьма символично, учитывая, что сейчас творилось в душе кронпринца Рейгара Таргариена.

— Уверен, что отец и его люди ничего об этом не знают? — поинтересовался Рейгар, ровным голосом, не выдавая тревоги.

— Да, не сомневайся, — ответил Эртур. — Его привели сюда из города по подземельям.

— Я бы предпочел, чтобы эта встреча произошла вне стен этого замка, даже подземных.

— Твои ночные отлучки все сложнее скрывать. Мы больше не на Драконьем Камне.

Этого он мог бы и не говорить. Пребывание в Королевской Гавани уже давно не доставляло ему никаких радостей, за исключением редких моментов. Но когда король и отец приказывает, не подчинится невозможно.

«…Если не выносишь своего отца, можешь гнить на Драконьем Камне сколько угодно, но мои внуки должны быть здесь. Их должны воспитывать в Красном Замке, как и подобает…»

Это письмо пришло за несколько недель до того как Элия должна была родить. Со времен Харренхольского турнира отец написал ему впервые. Прошло всего пару месяцев после рождения Эйгона, Элия все еще не оправилась от тяжелых для нее родов, и малыш тоже был слаб. Мои внуки? Как Эйрис не хотел видеть Рейнис после ее рождения, так и Эйгона не удостоил вниманием. Оно и к лучшему. Впрочем, для Рейлы видеть внуков было в радость, и это были редкие моменты, когда Рейгар мог видеть сияющую улыбку на лице матери, которое обычно было мрачнее тучи, и с каждым годом это было заметнее все больше и больше…

— Все случилось быстрее, чем я думал, — задумчиво проговорил Рейгар, пытаясь отвлечься от мрачных мыслей и похода по бесконечным лабиринтам.

— Это то, что беспокоит меня больше всего. По словам Майлса, он не пытался бежать или сопротивляться.

Этот человек в толпе привлек внимание Рейгара тем, что кричал слова пророчества, отчетливо можно было слышать лишь обрывки из-за сотен возгласов других людей, но кое-что он уловил точно:

«Красная комета… Азор Ахай возродится… Принц что был обещан…»

Азор Ахай. Так обычно называют Принца что был обещан последователи Р’Глора. Или те, кто следуют этой вере. Первые дни Рейгар пытался выбросить из головы этого человека и его слова, но позже эти возгласы стали снится ему наряду с бессвязными картинками.

Лишь немногие знали, что Рейгар очень интересуется всем, что связано с пророчеством об обещанном принце. Эртур же, как то осмелился назвать это великой одержимостью и личной навязчивой идеей Рейгара. И потому совпадение ли то, что кричал этот странный человек? Он что-то знает или это просто приманка?

— Он что-то говорил?

— Нет, — все также взволнованно ответил Эртур.

— Величайший мечник из ныне живущих сильно переживает по поводу одного безоружного человека, — поддел Рейгар друга.

— Зато ты как всегда потрясающе спокоен. Если он действительно красный жрец, то мы не знаем какая у него цель и на что действительно он способен.

— Не сомневаюсь, ты грудью встанешь на мою защиту…

— Мы рассмотрели эту возможность главным образом, — дерзко ответил Эртур, очевидно не одобряя сарказма в словах Рейгара. — Коннингтон охраняет принцессу и детей, но мы могли хотя бы позвать Селми.

Так с кронпринцем мог общаться только Эртур. Рейгар считал, что у него хватает друзей, но к неформальному общению с ним смог приучить только лучшего из них и, то зачастую лишь в моменты, когда они были наедине.

— Сир Барристан надежный и верный человек, но порой это распространяется на слишком многих. Не хочу ставить его в трудное положение.

Рейгар невольно вспомнил Восстание Сумеречного Дола и пленение отца Дарклинами, и снова отогнал от себя те же темные желания и мысли что посещали его тогда. Рейгар вполне мог в обход Тайвина приказать Эртуру или Герольду Хайтауэру сделать то же что Барристан Селми, но он об этом даже не подумал. Быть может он, и правда тогда желал смерти отцу? И это в те времена, когда Эйрис и вполовину не был так безумен как сейчас. Произошедшее тогда все изменило. Раскол случился именно тогда.

Рейгар видел отца сегодня, издали. Он убедился, что и сам Эйрис тоже его увидел. Первое время, когда он только прибыл в Королевскую Гавань, старался не пересекаться с отцом, и это удавалась, Красный Замок все-таки огромен, а перемещения короля особым разнообразием не блистали. Из этого ничего хорошего не вышло, Эйрис сразу стал подозревать что-то неладное и приказом вызвал Рейгара к себе на разговор, который состоял из странных и даже оскорбительных вопросов и замечаний. Чтобы избежать этого в дальнейшем, Рейгару пришлось попадаться отцу на глаза каждый день.

Всякий раз рядом с королем он видел алхимиков, чьи имена Рейгар даже не запоминал, а еще Джейме Ланнистера. Складывалось ощущение, что молодой лев сопровождает Эйриса всегда и везде, днем и ночью. Держать в узде Тайвина, это, несомненно, одна из причин. И во что все это выльется? Любопытен был также тот факт, что Джейме был одним из немногих королевских гвардейцев, кто был неблагосклонен к Рейгару. Находясь рядом с ним, принц буквально кожей чувствовал неприязнь Ланнистера к своей персоне. Это началось не так давно. И в чем причина? Как то Рейгар даже попытался завязать с ним беседу, чтобы растопить лед и спросил, как поживает сестра Джейме - Серсея, но стало только хуже. Королевский гвардеец изменился в лице и крепче сжал тогда рукоять меча, оставшись при этом безмолвным.

— Пришли, — сообщил Эртур, возвращая Рейгара в настоящее, открывая скрипучую перед ним дверь.

Рейгар вошел в маленькое помещение. Помимо грязи и пыли, здесь пахло сыростью, намного сильнее, чем в длинных просторных коридорах подземелий, через которые они шли.

Свет от огня факела Эртура играл тенями на стене по центру, отражаясь слабым отблеском по всей комнатке. Мужчина средних лет в лохмотьях простолюдина сидел на каменном полу связанный по рукам, ногам и туловищу толстыми цепями, его рот был заткнут тряпкой, спутанные волосы закрывали половину лица из-за наклоненной головы. По обе стороны от пленника наизготовку стояли оруженосцы Рейгара и его верные друзья Майлс Мутон и Ричард Лонмаут. В полном облачении, в тяжелых доспехах, они даже шлемы не сняли.

Рейгар едва подавил усмешку, глядя на них двоих и громоздкие цепи пленника, впрочем, вспомнив, зачем все это, он в мгновение ока вернул себе серьезный настрой.

— Полагаю, ты знаешь, кто я? — осведомился Рейгар. Он снял капюшон, открыв лицо, и присел на корточки, чтобы быть на одном уровне с пленником, однако он уловил предостерегающий взгляд Эртура, и не стал приближаться слишком близко, чтобы его защитники не забеспокоились еще больше.

Рейгар жестом приказал убрать кляп. С закрытым ртом собеседник бесполезен. Ричард незамедлительно вытащил тряпку изо рта и даже протянул стакан воды, но пленник отрицательно помотал головой.

— О да, я знак кто вы, ваше высочество, — хрипло проговорил пленник.

Рейгар посмотрел поочередно на Ричарда и Майлса и приказал тоном, не терпящим возражения:

— Постерегите за дверью.

На один момент они засомневались, но увидев одобрительный кивок Эртура, поспешили выполнить приказ, убедившись в том, что тот справится с любой угрозой.

— В таком случае представься и сам жрец, — потребовал Рейгар, когда гвардейцы закрыли за собой дверь. Голос его был тихим, и он давал понять собеседнику, чтобы и тот говорил также, почти шепотом.

— Баалио, к вашим услугам, — послушно представился жрец, чуть склонив голову, звеня цепями. — Вы верно догадались. Я действительно жрец Р’Глора, прибыл прямиком из Волантиса и довольно давно.

Учтивый голос, никакого проявления страха, и некое подобие уважения к высокородной персоне перед ним. Так казалось на первый взгляд, а как на самом деле?

— Верховный жрец прислал тебя?

— Вы хорошо осведомлены. Быть может правду, говорят, вы настолько же умны, как и красивы.

— Без комплементов, я не девица, — в голосе Рейгара прозвенели стальные нотки, он хотел сразу обозначить правила диалога. — Я задаю вопрос, ты отвечаешь. Придерживаемся этого.

Баалио вновь учтиво преклонил голову, с едва заметной улыбкой на губах.

— Верховный жрец не посылал меня. Я здесь по своей воле. Хочу служить вам.

— Я не держу при себе фанатиков. В моем окружении хватает людей, которые заживо сжигают других людей.

Сказав это Регар, почувствовал, как его неприятно обдало холодом. Несомненно, все присутствующие, включая жреца, поняли, о ком говорил принц.

— Воля ваша.

— Что мне на самом деле интересно?

— Принц, обещанный в пророчествах. Азор Ахай… Воин Света… Много разных имен… О да, я знаю что вас интересуют. И нет. Ваш новорожденный сын к этому отношения не имеет, по крайней мере, напрямую.

— Говори прямо жрец, — спокойно потребовал Рейгар, хотя внутри его уже начинал разгораться пожар. Что если его сомнения подтвердятся еще и этим? Снова.

— Вы не первый Таргариен уверенный в том, что спаситель мира живых родится в вашем роду.

— Это то, что сказала лесная ведьм моему деду.

— И вы в какой-то момент решили, что это вы сами, а потом что это ваш сын Эйгон.

— В дни наших рождений была замечена красная комета, — сухо пояснил Рейгар.

— Верно. Но вы прочли массу книг на эту тему и, несомненно, знаете, что это не единственный знак. Есть еще много условий и аспектов пророчества, которые при желании можно трактовать в свою пользу, но не все.

Рейгар невольно кивнул в знак согласия.

— Но есть то, что упоминается гораздо чаще…

— У дракона три головы.

Это то, что на самом деле не идет у него из головы, постоянно крутится в мыслях. Как и слова мейстеров о том, что Элия чудом родила второго ребенка. Третья беременность если и случится, убьет ее и никаких надежд на третьего ребенка.

— Это довольно символично для Таргариенов. Но вы ведь не единственный в своем роде.

— Визерис? Весьма сомнительно.

— Ваш брат, так же как и ваш новорожденный сын ложные драконы, вестники… Те кто должны были родится, но ни один из них не является тем кто был обещан, как и вы сами.

Рейгар подавил тяжкий вздох, никак не ответив на слова жреца.

— Есть строка, которая встречается, не так часто, практически единично, и никак не была упомянута этой вашей лесной ведьмой.

— Дитя льда и огня, — мрачно сказал Рейгар. Он мог бы поклясться, что после этих слов на бесстрастном лице жреца промелькнуло изумление.

— Вот уж не думал, что буду удивлен сегодня я, а не вы, — со смехом проговорил Баалио. — Все что я вам сказал, уже давно крутится в вашей голове. Отрадно хотя бы знать, что я развеял многие ваши сомнения, но не все. Вы знаете, что должны сделать и вам это не нравится, но с каждым днем время уходит. Мне назвать ее имя?

— Не стоит, — помрачнев, заявил Регар в спешке. — Я знаю прекрасно ее имя.

— Война придет, и умрут тысячи, я видел это в огне. Но распри лордов и королей ничто в сравнении с тем, что случится со всеми живыми, если миру не явится тот, кто обещан чтобы его спасти.

«Война случится это да. Они готовятся к ней. Они ждут, что я все сделаю и будет меньше крови. Но со мной или без меня это произойдет. Рано или поздно. И сторону мне выбирать не придется. Здесь мои дети…»

— Почему именно она?

— Лед и пламя. Как вы и сказали. Тот грандиозный турнир, что вы устроили, чтобы все понять для себя. Вы видели их там, многих игроков…

«Я убедился во всем. Видел всех этих лордов и рыцарей. Видел ее. Она не должна была мне понравиться. Это не входило в мои планы. Н если бы можно было управлять своими чувствами, я бы без памяти любил свою жену как она того заслуживает. Вместо этого я собираюсь разбить ей сердце».

— Ему будет нужна власть в нужный момент. Еще одна жертва, одна из многих. А вы. Вам придется стать кем-то другим. Отречься от того кем являетесь на самом деле. Вас будут порицать, и обвинять за погубленные жизни.

— Я знаю.

«Будь у меня больше времени, я бы сделал все иначе. Если бы я завладел ключевой информацией чуть раньше…»

— Я могу ошибаться также как и вы. Тогда знаете, что будет?

— Нет. Я могу лишь допускать варианты. Я бы предпочел ошибаться.

— Я тоже, — ответил жрец. — Но это противоречит всему, во что я верю.

Рейгар закрыл глаза и тихо вымолвил:

— А ты знаешь, что я должен сделать прямо сейчас?

— Разумеется, я был готов к этому. Но позвольте я решу эту дилемму и хотя бы на сегодня оставлю вашу совесть чистой…

Рейгар в недоумении открыл, было, рот, но было уже поздно. Лицо жреца перекосило от напряжения, легкое кряхтение вслед за скрежетом зубом, и в один момент тело пленника обмякло, а голова склонилась вниз.

Эртур отреагировал незамедлительно и, приоткрыв рот жреца, констатировал:

— Мертв. Откусил себе язык.

Рейгар встал во весь рост и вынул из-за спины руку с вложенным кинжалом в ней.

— Тело нужно сжечь, и избавится от всех следов, — отдал приказ принц Дейну и спешно покинул эту мрачную комнату, подавляя рвотные позывы от нарастающего отвращения к самому себе.

«Боги, если вы на самом деле есть, я надеюсь, что меня ждет великая кара за то, что я сделал, и еще сделаю».

Рейгар узнал или услышал что-то новое? Вовсе нет. Это был разговор в большей степени с самим собой, нежели со жрецом.
 
Последнее редактирование:
Сверху