1. Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел, вы гарантируете, что достигли 18 лет. Все персонажи фанфиков, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними с точки зрения законов РФ.
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо

Джен Фанфик: Основатели

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Dernhelm, 14 июл 2017.

  1. Dernhelm

    Dernhelm Бургомистр (ФК)

    Название: Основатели
    Фандом: сага "Песня Льда и Пламени", цикл о Гарри Поттере
    Автор: Дернхельм
    Категория: джен
    Размер: мини (миди?)
    Пейринг/Персонажи: Ровена Рейвенкло, Годрик Гриффиндор, Салазар Слизерин, Хельга Хаффлпафф; ОМП, ОЖП (жители Вестероса и средневековой магической Англии).
    Рейтинг: PG
    Жанр: АУ, кроссовер с вселенной ГП
    Предупреждения: преканон, кроссовер, АУ. Действие рассказов происходит примерно во времена Рока Валирии.
    Краткое содержание: что если четыре основателя Хогвартса - уроженцы Вестероса? Истории о том, как проявилась их магия и как они нашли путь в другой мир.
    Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/Роулинг .
    Статус: в процессе

    Глава 1. Ровена

    Лорд Родрик Блэквуд казался излишне суровым даже для тех мрачных времен. Он был полон сдерживаемого гнева, который порой прорывался наружу – поводов было предостаточно. Его землям угрожал мятежный лорд Бракен с севера, андалы с востока и железнорожденные с запада. Крестьяне жаловались на неурожай. Приближалась зима. Но сильнее всего лорда Родрика сердила его бледная и забитая супруга, которую он взял в жены только ради мечей ее отца. За десять лет брака она родила ему только дочерей и одну из них звали Ровеной.

    С девчонкой было не все в порядке – это отец понял довольно быстро. Остальные не отходили далеко от матери и занимались всякой женской чепухой, стараясь не попадаться ему на глаза. Эта же сутки напролет проводила в богороще, у старого засохшего чардрева. К нему слетались вороны со всей округи, и Ровена часами вслушивалась в их хриплое карканье. Что они ей говорили – неведомо, но с птицами она общалась лучше, чем с людьми. Каждому было неуютно с маленькой леди, которая смотрела сквозь своих собеседников. В один день лорд Родрик не выдержал и отвесил дочери звонкую пощечину – пусть знает, как проявлять неуважение к отцу. Следом раздался сухой треск, и мужчина зашипел от острой боли. Сломанная рука повисла безжизненной плетью. Ровена осторожно прикоснулась к красной отметине на щеке и спокойно произнесла: «Больше вы не подымете на меня руку». Лорд Блэквуд объявил, что упал с коня, и ни словом не обмолвился о произошедшем, но с тех пор не раз задавался вопросом – чем на самом деле была его дочь?..

    Проходили дни и годы. Ровена продолжала проводить свои дни в богороще. В отличии от матери и сестер, она овладела грамотой. Старые боги даровали ей силу и понимание, и девочке хотелось запечатлеть это на пергаменте. Карканье воронов в ветвях складывалось для нее в понятную речь, и она наслаждалась общением со столь ведающими существами. Ровена очинила перо, макнула его в чернила и начала писать:

    «Весь окружающий мир подобен пестрому гобелену. Издалека он выглядит цельными и единым полотном, но стоит глянуть ближе, как замечаешь переплетения нитей. Потяни за одну – и весь гобелен рассыплется. Потяни за другую – узор станет совершенней. Мастерица может соткать гобелен из вороха нитей. Мне же дана сила менять ткань, составляющую бытие. Нужно только присмотреться и заметить нити, что опутывают все и каждого».

    Выведя последнее слово, Ровена перевела взгляд на тонкую палочку, лежащую перед ней. Вороны ли, голоса Старых богов или собственные ощущения подсказали девочке сотворить себе помощницу. Ее плоть была из сухой ветви сердца-древа, а сердцевина – из воронова пера. Казалось, что эта палочка теплеет, когда она брала ее в свои руки. Это был ее меч и ее щит.

    Спустя несколько лун после того, как Ровена справила свои двенадцатые именины, умер старый лорд Бракен. Его молодой наследник не придумал ничего лучшего, как заявить о своих правах на приграничные деревни Блэквудов. Старая вражда вспыхнула с новой силой. Переговоры зашли в тупик, даже не начавшись. Настало время мечам сказать свое слово.

    Утром лорд Родрик выступал из замка. В ночь перед этим в покои отца зашла Ровена.

    - Чего тебе надо? – буркнул он. – Девицам твоего возраста уже давно пора быть в постели.

    - Мне нужно знать, где находится лагерь молодого Бракена, - ответила девочка.

    - Зачем тебе это? – подозрительно спросил лорд Родрик. Ровена неопределенно повела плечами. Тем не менее, лорд Родрик расстелил на столе карту и поставил на нее пару плашек с лошадиными головами.

    - И все же, - настаивал отец, глядя, как Ровена задумчиво водит пальчиком по контурам реки, у которой стал лагерем Бракен, - зачем тебе знать, где будет битва?

    - Битвы не будет, - рассеяно сказала Ровена. Она свернула карту, отдала ее отцу и, не говоря больше не слова, ушла. У ее отца почему-то заныл старый перелом.

    Наутро началась буря, которая длилась три дня. Реки вышли из берегов. Лагерь лорда Бракена превратился в сплошное месиво из грязи, сломанных палаток, обезумевших лошадей и отчаявшихся людей. Многие утонули, еще больше дезертировали. Юный лорд пропал без вести и только спустя десять дней его раздутый труп нашли ниже по течению реки. Каменную Ограду унаследовал его младший брат, десятилетний мальчишка. Он был не соперником для старого и опытного Блэквуда.

    Была ли это случайность или бурю призвала Ровена? Лорд Родрик не знал, но в отношении дочери начал ощущать что-то, похожее на страх. Ровена все так же слушала воронов в богороще и писала что-то в огромной книге. И когда однажды она сказала, что ей нужно отправиться к Острову Ликов, отец не осмелился возразить. Она выехала из Древорона в сопровождении только одного слуги. Десять дней спустя он вернулся один.

    Перепуганный слуга твердил, что леди Ровену поглотил туман, когда они ступили на берег острова. Парня выпороли до полусмерти, но он не изменил ни слова из своей речи. Леди Блэквуд и ее дочери оплакивали пропажу Ровены, а лорд Родрик же чувствовал что-то вроде облегчения. Когда же у него наконец-то родился сын, он почти забыл о том, что у него когда-то была еще одна дочь.

    Но вороны не забыли. Из года в год они продолжают прилетать к старому чардреву и делиться своими знаниями, наблюдениями и сплетнями. Но не было никого, кто бы мог их услышать.
     
    Джей, arimana, ..... и 3 другим нравится это.
  2. Dernhelm

    Dernhelm Бургомистр (ФК)

    Глава 2. Хельга

    Леди Хельга Бисбери родилась на исходе зимы. Ее детство припало на весну и лето, и оно было счастливым. Она была любимым ребенком у матери. Отец брал единственную дочь с собой на прогулки и рассказывал ей о родном крае. Братья дарили ей всякие милые безделушки. Она имела все шансы вырасти избалованным и капризным ребенком, но этого не случилось. Это было первым из чудес Хельги.

    Мейстр и септа учили маленькую Хельгу всему, что должна знать леди. Но скучные лекции мейстера о войнах, героях, гербах и девизах она обычно пропускала мимо ушей. Гораздо больше ей нравилось слушать септу и ее рассказы о чудесных растениях, что растут на полях и лугах Простора и дальних земель. Затаив дыхание, Хельга смотрела на стебельки в руках у септы, и запоминала, чем они смогут помочь людям. Она упросила отца выделить ей немного земли и разбила там крошечный садик, где росли ее любимые травы. Это было не то занятие, которое приличествовало леди, но Хельга была счастлива. И для лорда Бисбери это было главным.

    Когда девушке исполнилось пятнадцать, король Штормового Королевства объявил, что ищет невесту для своего сына. Он пригласил на смотрины девушек со всех уголков своих владений, а также послал вестников в соседние земли. Один из них прибыл в Медовую Рощу. После семейного совета, на котором раздавались голоса честолюбия, разума и чувств, Хельга в сопровождении одного из старших братьев и нескольких десятков слуг отправилась в долгое странствие к Штормовому Пределу. Ей было жаль покидать родной дом, но такова была судьба всех женщин. Хотя она втайне надеялась, что принц выберет кого-то другого и она сможет вернуться к родителям.

    Путь пролегал мимо Красных гор. С каждой милей их громада приближалась и росла. Наконец, они полностью окружили путников. Это вселяло в сердце Хельги непонятную тревогу. Она тихонько обратилась к брату:

    - Скажи, а нет ли другого пути? Нам обязательно проезжать рядом… рядом с этим местом?

    - Не волнуйся, Хельга, - утешил ее брат. – Камни не умеют кусаться.

    Словно отвечая на его слова, в воздухе раздался свист. Одна стрела воткнулась в землю у копыт кобылки Хельги, и та встала на дыбы, сбрасывая девушку на землю. Вторая попала в крышку сундука с поклажей. Третья пронзила горло одного из слуг. А за ними последовали новые и новые...

    - Дорнийцы! – закричал кто-то. Юный Бисбери выхватил меч.

    - Хельга, спасайся! – выкрикнул он.

    Девушка в ужасе осмотрелась по сторонам. На гребне дальней скалы выросли коренастые фигуры, закутанные в красно-коричневые одежды. Животный страх гнал ее прочь, но он же мешал ей пошевелиться. Взгляд ее упал на темную расселину неподалеку. Прихрамывая от боли, девушка кинулась к ней. Она оказалась неожиданно глубокой. Камни надежно укрыли ее. Хельга вслушивалась в звуки битвы, молила Семерых о милости и вздрагивала, когда раздавался чей-то предсмертный вскрик.

    Наконец, звуки боя стихли. Девушка надеялась услышать зов брата, но вместо этого до нее доносились лишь хриплые переговоры дорнийских воинов. Паникуя и роняя слезы, она постаралась втиснуться вглубь расселины. Все дальше и дальше уходила она вглубь скалы. Наконец, ее окружила тьма. А затем Хельга увидела еле заметный лучик света и пошла на него.

    Хельга вышла из расселины и не узнала местность. Вокруг рос лесок, покрывающий склоны невысоких гор. Хельга обернулась к месту, откуда вышла, но увидела лишь узкую трещину, которая не могла бы поместить в себя и ребенка. Девушка судорожно вздохнула. Она пошла прочь от горы, пытаясь понять, где находится и что ей делать дальше.

    Вскоре лес закончился. Почти вплотную к нему подступали возделанные поля, засеянные желтеющей пшеницей. Неподалеку виднелся замок и деревенька, жавшаяся к его стенам. Вот только выглядел пейзаж безлюдным. И карканье воронья лишь добавляло страха.

    - Есть ли здесь кто-нибудь? – тоскливо позвала Хельга, войдя в деревню. Никто не отозвался. Она прошла по мертвой улице и подступила к замковым воротам. Они были открыты. Нерешительно войдя внутрь, девушка повторила свой зов. На этот раз до нее донесся сдавленный хрип. Хельга пошла на звук и обнаружила человека в одежде воина. Его лицо, его руки, все его тело было покрыто язвами. Казалось, будто бы он гниет заживо…

    … Альфред Хаффлпафф, эрл Ярмутский, с трудом разлепил веки. Последнее, что он помнил перед тем, как провалиться в забытье была боль в руках и сладкий запах приближающейся смерти. Сейчас же он видел перед собой лик прелестной девушки, смотрящей на него с ласковой заботой.

    - Я умер и попал на небеса? – золотые волосы ангельского создания горели нимбом над ее головой.

    Ангел что-то ответил, но Альфред не понял ни слова. Он ожидал услышать латынь или даже французское наречие, а звуки этого языка он слышал впервые. Впрочем, он понял, что ангел желает ему добра и послушно пил горький травяной вар, который ему подносили.

    Через несколько дней он окреп настолько, чтобы встать с постели. Моровая язва унесла жизни многих из его людей, но все, кто выжил, были исцелены прекрасной незнакомкой. Она появилась из ниоткуда, в богатых, хоть и запыленных одеждах, и творила чары при помощи трав и горячей воды. Альфред боялся, что она исчезнет так же внезапно, но незнакомка осталась. Идти ей было некуда. В складках своих одеяний она отыскала мешочек семян из своего садика и упросила лорда Альфреда выделить ей немного земли. Он с радостью исполнил ее просьбу – ведь это было меньшим, что он мог для нее сделать.

    Хельга продолжала ходить к пригорку в лесу, в надежде, что врата в ее родной мир вновь откроются. Сперва каждый день. После того, как она согласилась стать женою Альфреда, она начала бывать в том лесу реже. Когда же травы зацвели так буйно, как никогда не бывало в Медовой Роще, когда Хельга почувствовала первые толчки ее первенца, она вовсе перестала искать путь назад. Она обрела новый дом.
     
    Джей нравится это.