Ворон

Ворон
(Raven)

художник Carolina Eade V.
Популяция:много

Ворон — вид птиц, распространенный в Вестеросе. В мире Мартина вороны были одомашнены тысячи лет назад и используются в качестве почтовых птиц — они носят письма между замками и поселениями. Во́ронов (raven) не следует путать с воро́нами (crow).

Описание

Вороны Вестероса внешне подобны воронам нашего мира — это крупные всеядные птицы, обычно с черным оперением. Вороны едят вообще все, что могут съесть, включая зерно, фрукты и насекомых, но предпочитают мясо, в том числе и мертвечину. Мейстер Эймон, рассуждая о воронах, говорил, что, как и люди, вороны не похожи друг на друга, и что из всей пищи они предпочитают мясо — оно придает им силу, кроме того, воронам приятен вкус крови: «в этом они похожи на людей»[1]. Мейстеры считают, что вороны — самые умные из всех птиц, но мудрости у них не больше, чем у годовалых младенцев[2].

Хотя вороны и не разумны, они, подобно попугаям, могут подражать человеческой речи и могут знать множество слов. Многие вороны с вышки Черного замка знали слово «Сноу» («снег»)[3]. Старый ворон Мормонта отличался особенно большим словарным запасом. Мормонт также умел подзывать своего питомца свистом[4].

Учитывая важность воронов для почтовой связи, мейстеры тщательно изучают повадки и поведение этих птиц:

В действительности же мы понимаем речь воронов… подразумевая под этим знание основных причин, по которым птицы каркают или скрежещут клювом; признаки их страха или гнева; способы, которыми они показывают готовность к спариванию или свое нездоровье.Мир Льда и Пламени, Рассветная эпоха

По сравнению с дикими воронами нашего мира вороны Вестероса отличаются сильным инстинктом возвращения домой и всегда возвращаются на гнездо. Они могут летать на очень далекие расстояния, даже над морем: железнорожденные говорят «вороны мейстера летают над солью не хуже, чем над камнем»[5].

Воронья почта

Основное назначение воронов — пересылка писем, подобная голубиной почте в нашем мире; собственно голубиная почта в Вестеросе неизвестна. «Послать ворона» означает отправить письмо так, чтобы оно дошло быстро и надежно.

– Голубей и горлиц тоже можно было бы приучить носить письма, – продолжил мейстер. – Но ворон сильнее. Крупная, отважная и умная птица способна отбиться от ястребов…Игра престолов, Джон VIII

Именно с этой целью воронов разводят в городах и замках, и почти в любом замке есть воронья вышка, или воронятник (rookery) — башня, специально оборудованная для этой цели. В больших замках, поддерживающих почтовую связь со множеством других поселений, воронов на вышке может быть великое множество — на Драконьем Камне на момент начала «Битвы королей» было 117 воронов[6].

Обычно воронья почта работает просто: ворона в клетке везут в нужное место, при необходимости привязывают к лапе пергамент с письмом и выпускают, и птица летит домой, в родной замок. Набожный король Бейлор Таргариен пытался заменить почтовых воронов голубями, но из этого ничего не вышло[1]. Тот факт, что ворон с письмом возвращается на гнездо, означает, например, что армия в походе может везти с собой воронов в клетках и посылать письма в замки, откуда выступила, но обратное письмо можно отправить только с гонцом, так как вороны не смогут найти армию в поле[7]. Точно так же почтовые вороны не летают в замок Ридов Сероводье, так как он не остается на одном месте[8]. Воронья почта не абсолютно надежна: враги могут сбить ворона стрелой из лука или арбалета и прочитать письмо[9]. При осаде замков лучники могут сбивать выпущенных из замка воронов, чтобы не дать осажденным послать весть союзникам[10].

В сказках старой Нэн утверждалось, что в старые времена почтовые вороны не носили писем, а говорили человеческим языком то, что требовалось передать[11]. Подобные суждения были включены в книгу септона Барта «Неестественная история»: Барт, ссылаясь на некие документы из библиотеки Черного замка, утверждал, что Дети Леса могли с помощью некоего «высокого таинства», то есть магии, заставлять воронов повторять слова, и научили Первых людей посылать вести с воронами[2]. Современные жители Вестероса считают такие рассказы просто детскими сказками — например, Робб Старк, когда Бран Старк пересказал ему слова Нэн, поднял младшего брата на смех. Тем не менее, Трехглазая ворона заверял Брана, что так оно и было: эти «таинства» были связаны с талантом оборотничества, умением Детей Леса вселяться в тела животных и птиц и управлять ими на расстоянии. Со временем, когда Дети Леса исчезли, люди стали привязывать пергаменты к лапам воронов, в тела которых никто не вселялся[11].

Уходом за почтовыми воронами занимаются мейстеры, которых специально обучают этому ремеслу в Цитадели; каждый мейстер носит в шейной цепи чугунное звено, говорящее, что он выучился этой науке и сдал соответствующий экзамен[12]. В Цитадели воронов разводят в Воронятнике — старой крепости на острове на реке Медовичке. Ими заведует один из архимейстеров, специализирующийся на уходе за воронами — в 300 году от З.Э. и многие годы ранее этим занимался архимейстер Валгрейв[13].

Мартин не всегда последователен в описании вороньей почты — нередко она трактуется так, что вороны летят из своего родного замка в какой-то другой, а потом возвращаются обратно (например, «из воронов, разосланных Эйемоном, вернулись очень немногие»[14]), и никак не объяснялось, например, как белые вороны, выращенные в Староместе и вылетающие оттуда только при смене времен года, находят дорогу в сотни замков по всему Вестеросу, даже такие далекие от Староместа, как Черный замок. В поздних книгах упоминалось, что некоторых воронов дрессируют так, чтобы летать между несколькими замками по команде:

– Мейстерский ворон летает лишь в одно место, и только туда. Верно?
Мейстер отёр рукавом пот со лба.

– Н-не совсем, ваше величество. Большинство – да. Немногих можно обучить летать между двумя замками. Такие птицы очень ценятся. И совсем редко нам удаётся найти ворона, способного выучить названия трёх, четырёх или пяти замков и летать в любой из них по команде. Такие умные птицы появляются на свет лишь раз в столетье.Ветра Зимы, Теон — спойлерная глава

Белые вороны

Белый ворон в полете у Драконьего Камня. Илл. Sandara Tang

Белые вороны представляют собой особую породу, которую специально разводят в Цитадели. Они отличаются белым оперением и огромными размерами — «крупнее охотничьих ястребов в Бобровом Утесе, крупнее сов»[15]. Это не альбиносы, у них яркие черные глаза, а не красные. Крессен также упоминал, что они и умнее обычных черных воронов. Некоторые белые вороны, как ворон, прилетевший на Драконий Камень, также умеют подражать человеческой речи и повторяют слова за людьми[16], впрочем, о другом белом вороне, прилетевшем в Черный замок, Джон Сноу думал, что тот «белый и молчаливый, как призрак»[17]. В отличие от своих черных собратьев, белые вороны не носят обычных писем: Цитадель в Староместе использует их исключительно для важнейшей задачи — оповещать Вестерос о смене времен года, например, что лето сменяется осенью[16] или осень — зимой[15]. Почти выживший из ума архимейстер Валгрейв, очень любивший этих птиц, говорил, что хочет, чтобы белые вороны склевали его, когда он умрет[13]. Белые вороны плохо ладят со своими более мелкими черными собратьями, поэтому в Цитадели их держат отдельно; Аллерас шутливо говорил, что они «враждуют, как дорнийцы с марочниками»[18].

Поговорки и суеверия

В вере в Семерых воронов связывают с загробным миром и Старицей, одной из Семерых: будто бы Старица приоткрыла дверь царства смерти, чтобы заглянуть внутрь, и оттуда на белый свет вылетел первый ворон[19][П 1]. На Железных островах верят, что вороны — творения злого Штормового бога[20].

Джиор Мормонт и его ворон. Илл. Veronica V. Jones

Некоторые люди держат воронов в качестве домашних любимцев, как Джиор Мормонт с его вороном, но большинство жителей Вестероса не испытывает к воронам добрых чувств: считается, что они приносят беду[21]. Существует поговорка о плохих новостях, принесенных в письме с почтовым вороном: «черные крылья, черные вести»[22]. Мейстер Эймон объяснял эти предрассудки просто: «вороны черны пером и едят мертвечину, а посему некоторые люди испытывают к ним отвращение»[1].

Другая расхожая поговорка, часто звучащая в устах героев книг в разных вариациях, звучит примерно как «ворона называет ворона черным»; по смыслу она подобна «в чужом глазу соринку видит, а в своем бревна не замечает». О прямом пути, не учитывающем рельеф местности, говорят «как ворон летит».

Чардрева и магия

Вороны неким образом связаны с чардревами, священными деревьями Старыми Богами. В книгах несколько раз упоминались большие стаи воронов, усаживающиеся на ветвях чардрева, как будто нечто притягивает птиц к этим деревьям. В замке Блэквудов Древороне такая несколько мистическая картина привычна — вороны каждый день на закате прилетают на ветки давным-давно засохшего и потерявшего листья чардрева и покрывают его «черной листвой». Хозяин замка Титос Блэквуд на вопросы о дереве только и мог сказать, что так повторяется уже тысячи лет, а причины никто не знает[23].

В Цитадели Староместа вороны также в огромном множестве гнездятся на старом чардреве, растущем в Воронятнике[18]. В Винтерфелле вороны из вышки мейстера Лювина за время, пока замок стоял разрушенным, облюбовали чардрево в богороще; во время свадьбы Рамси Болтона и Джейни Пуль они сидели на ветках и наблюдали за присутствующими[24].

Когда Сэмвелл Тарли и Лилли столкнулись в Белом Древе или другой деревне одичалых с упырями, на помощь пришла огромная стая воронов из сотен или тысяч птиц, которые слетели с чардрева и буквально склевали мертвецов, и сразу после этого Сэмвелл и Лилли столкнулись с Холодными Руками[25]. Подразумевается, что воронами кто-то управлял, будь это Трехглазая ворона, Дети Леса или сам Холодные Руки. Эта стая сопровождала группу Брана на пути на север — днем в ней было не больше дюжины воронов, которые не боялись людей и даже сидели на рогах верхового лося, но по ночам слетались все остальные. Бран считал, что Холодные Руки каким-то образом понимает воронов, и они докладывают ему обо всех опасностях впереди или позади, хотя и не утверждалось, что вороны говорили на языке Первых людей или каком-то другом человеческом языке[26]. Логовом этих бесчисленных воронов была пещера Трехглазой вороны — Бран и его спутники видели воронов даже в подземельях: птицы сидели на старых черепах, провожая героев взглядами[27].

За время жизни в пещере Бран привык к постоянному соседству воронов, которые легко клевали его. Как он выяснил, эти вороны — не простые птицы: в теле ворона, которое он посетил, присутствовала некая сущность — дух одной из Детей Леса, «поющих». Сама она умерла, но ее частица продолжала существовать в вороне — видимо, точно так же, как дух колдуна Варамира после его смерти продолжил существовать в теле его ручного волка Одноглазого. Трехглазая ворона на вопрос Брана «Поющие есть во всех птицах?» отвечал утвердительно «во всех»[11], но это, вероятно, касалось только воронов, живущих в пещере Трехглазой вороны, а не вообще всех птиц этого вида на свете. По словам Трехглазой вороны, «все эти птицы, старые и молодые, уже объезжены»[11] — то есть каждый из воронов в пещере уже когда-либо служил временным телом для оборотня, и они не сопротивляются воле других оборотней.

Бывало, что и оборотни из одичалых брали себе воронов в ручные животные. Хаггон считал, что в подобных экспериментах с воронами и другими птицами нет ничего хорошего — оборотни так привыкали к полету, что на земле «грустили и все таращились на треклятую синеву»[28]. Предания Речных земель утверждают, что во времена нашествия андалов в Вестерос Дети Леса защищали свою священную рощу на холме Высокое Сердце в том числе и с помощью воронов — они напускали на андалов полчища волков и тучи воронов[29].

Геральдика

Вороны изображены на гербах домов Блэквудов, Корбреев, Доггеттов, а также вымершего дома Хоаров.

Примечания

  1. ^ В переводе Виленской: «Старице, которая выпустила в мир первого ворона, приоткрыв дверь царства смерти»

Источники

Наверх