Гильдия алхимиков

Гильдия Алхимиков
(Alchemists' Guild)

Joshua Cairos valyrianfire.jpg
Пироманты. © FFG (Joshua Cairos )
Орден пиромантов
Глава:Галлин
Местонахождение:Королевская Гавань
Другие названия:Пироманты

Гильдия алхимиков — древний орден пиромантов, умеющих создавать дикий огонь. Некогда они были способны преобразовывать один металл в другой и обладали иными тайными знаниями, но за последние века утратили многие способности и были вытеснены мейстерами из Цитадели почти повсеместно[1].

Описание

В Королевской Гавани для ордена построено отдельное здание. Друг друга алхимики называют «ваша мудрость», главу ордена называют великим мастером[2].

В прежние годы Гильдия была очень могущественной, но к царствованию короля Роберта Баратеона их способности и влияние значительно уменьшились. Настоящих пиромантов к этому времени осталось совсем немного[3].

Гильдия при Таргариенах

Гильдия при Эйгоне IV

После неудачной попытки Эйгона IV Таргариена в 174 году от З.Э. завоевать Дорн с помощью флота, он обратился к сомнительным пиромантам из древней Гильдии алхимиков и повелел «выстроить для него драконов». Созданные громадины из дерева и железа, оснащённые помпами, стреляющими струями дикого огня, возможно, и могли бы пригодиться во время осады. Но Эйгон рассчитывал провезти эти устройства по Костяному пути, где есть столь крутые подъёмы, что дорнийцы вырубили там ступени.

Забираться так далеко не пришлось. В Королевском лесу, задолго до Костяного пути, загорелся один из этих «драконов», и вскоре уже пылали все семь. В возникшем пожаре погибли сотни людей и сгорела почти четверть Королевского леса. После случившегося король отказался от своих замыслов и никогда больше не упоминал о Дорне[4].

Гильдия при Дейроне II

В 209 году от З.Э. во время правления Дейрона II Таргариена Великое весеннее поветрие охватило все Семь Королевств. Самый тяжкий удар пришелся на Королевскую Гавань. Тела сваливали в руинах Драконьего Логова, пока гора из них не достигла десятифутовой высоты. В конце концов, пироманты по приказу Бриндена Риверса сожгли трупы прямо там в яме. Вместе с ними сгорела четверть города, но ничего другого сделать было нельзя[5].

Гильдия при Эйгоне V

В записях архимейстера Гильдейна о трагических событиях Летнего замка есть упоминание о пиромантах из Гильдии алхимиков[6].

Гильдия при Эйрисе II

Во время своего правления король Эйрис II Таргариен начал проявлять растущие признаки одержимости драконьим огнем. Однако его попытки возродить драконов из яиц, не увенчались успехом. Разочаровавшись, Эйрис обратился к учёным мудрецам Гильдии алхимиков, которые знали секрет изготовления летучего вещества цвета зелёного нефрита, известного как дикий огонь. Указывали, что он весьма схож с пламенем дракона. По мере того, как росла королевская увлеченность огнём, пироманты становились всё более обыденны при дворе. В 280 году Эйрис II приказал отправлять на костёр предателей, убийц и заговорщиков вместо того, чтобы рубить им головы или вешать. Казалось, что от этих огненных казней, ведущихся под руководством его мудрости Россарта, великого мастера Гильдии алхимиков, король получал изысканное удовольствие; столь немалое, что Россарту были дарованы титул лорда и место в Малом совете[2].

Когда в 281 году в год ложной весны зима вернула свои права, король Эйрис обратился к пиромантам, требуя, чтобы они своей магией прогнали её прочь. Целую луну вокруг стен Красного замка бушевало всепоглощающее зелёное пламя[7].

Наступил момент, когда Эйрис всерьёз стал боятся угрозы со стороны Роберта Баратеона. Королю повсюду мерещились изменники, и он приказал алхимикам устроить тайные хранилища дикого огня по всей Королевской Гавани: под септой Бейлора, в трущобах Блошиного Конца, под конюшнями и кладовыми, у всех семи ворот и даже в подвалах самого Красного замка. Этим в строжайшей тайне от всех занимались алхимики Россарт, Белис и Гаригус. Джейме Ланнистер, находившийся всё это время рядом с королём, знал о заготовках дикого огня. Джейме опасался, что в момент, когда король Эйрис осознает своё поражение, он устроит такой погребальный костёр, какого свет ещё не видел. Так бы и случилось, но в момент, когда Тайвин Ланнистер появился в столице, Джейме вовремя успел перехватить переодевшегося в латники и спешившего куда-то Россарта и убить его, а потом и Белиса с Гаригусом[8].

События

Битва королей

Тирион Ланнистер посещает Гильдию алхимиков. Пиромант Галлин сообщает Тириону Ланнистеру, что при взятии Королевской Гавани погибло слишком много пиромантов, а те, что остались, не очень опытны в деле создания дикого огня. Больше половины запаса, сделанного при короле Эйрисе, потеряно. В прошлом году в хранилище под Великой септой Бейлора обнаружили двести сосудов. Галлин сам проследил за тем, чтобы их благополучно оттуда убрали: он взял наиболее ловких послушников и по ночам вывозил огонь в повозках с песком.

Галлин показывает Тириону склады с диким огнем. Количество сосудов с горючей жидкостью уже достигло семи тысяч восьмисот сорока и планируется достичь отметки в десять тысяч сосудов. Тирион просит пироманта предоставить ему пустые сосуды для тренировки бойцов, прежде чем они возьмутся за настоящие в предстоящей битве[1].

Перед битвой на Черноводной Галлин отчитывается Тириону о наличии тринадцати тысяч сосудов с диким огнем. Тирион не верит, ведь по плану должно было быть меньше. Пиромант неуверенно объясняет Тириону, что они приобрели некую сноровку, а также вспоминает слова своего учителя, который напрямую связывал силу заклинаний пиромантов с существованием драконов. Кроме того под Драконьей ямой был найден тайник с тремястами сосудами. Тирион предупреждает Галлина, что ему не понравится, если вместо дикого огня в сосудах он обнаружит что-то другое[9].

После битвы мастера Гильдии алхимиков получили королевскую благодарность, а Галлина наградили титулом лорда, правда ни земель, ни замка к этому не прибавили[10].

Буря мечей

На свадебном пиру короля Джоффри и Маргери Тирелл четверо мастеров-пиромантов развлекали гостей, создавая из огня диких зверей, терзающих друг друга[11].

Пир стервятников

Серсея приказала Галлину и его пиромантам сжечь Башню десницы после смерти последнего десницы — её отца[12].

Источники

Наверх