Дейрон II Таргариен

(перенаправлено с «Дейрон Добрый»)
Targaryen byNarwen.pngДейрон II ДобрыйTargaryenDaeron2.png
Daeron II Targaryen
Дейрон II Таргариен
© Иллюстрация Романа Папсуева (Amok).
Король Вестороса
Прозвища:Дейрон Добрый, Красный Дракон
Дом:Таргариены
Даты жизни:Жил: 153 — 209 от З.Э. Правил: 184-209 от З.Э.
Супруг(а):Мария Мартелл
Перевод
Варианты перевода:Дейрон, Дейерон, Дэйерон, Даэрон

Дейрон II Таргариен, известный по прозвищу Добрый — двенадцатый король из династии Таргариенов, единственный законный сын Эйгона IV и королевы Нейрис Таргариен.

Именно Дейрон присоединил Дорн к Семи Королевствам — не силой оружия, как это пытались сделать его предки, но с помощью политических браков. В браке с дорнийкой Марией Мартелл он стал отцом четверых сыновей — Бейлора, Эйриса, Рейгеля и Мейкара Таргариенов. Мирное правление Дейрона было омрачено кровопролитной гражданской войной — восстанием Блэкфайра, которое развязал претендовавший на трон бастард Деймон Блэкфайр.

Внешность и личные качества

Малорослый, хрупкий, бледный и физически слабый, Дейрон никогда не был воином и не выглядел им: современники отмечали его тонкие руки, покатые плечи и школярский вид. Несмотря на это, в нем чувствовалась своего рода спокойная сила, доброе задумчивое лицо было исполнено достоинства, а ясные глаза полнились решимостью.[1]

Сторонясь ратного дела, Дейрон предпочитал дипломатическое решение конфликтов, за что и получил прозвище «Добрый». Он много и небезуспешно занимался экономическими вопросами[2], интересовался наукой и покровительствовал искусствам.

История

Дейрон Таргариен был единственным сыном Эйгона IV Таргариена, рождённым в законном браке с его младшей сестрой Нейрис. Он появился на свет в последний день 153 года от З.Э., став таким образом первым представителем династии, не заставшим драконов. Нейрис и Эйгон не любили друга — более того, Эйгону нравилось третировать и унижать супругу, единственным утешением которой были их общий брат Эймон, рыцарь Королевской гвардии, и сын Дейрон. Эймон защищал сестру от издевательств Эйгона, и говорили, что тот опасался своего младшего брата. Холодные отношения между Эйгоном и Нейрис и тёплые между Нейрис и Эймоном дали пищу для слухов — которые после смерти Рыцаря-Дракона поддерживал оскорбительными намёками и сам король — о том, что Дейрон был сыном Эймона[3]. Эти слухи позже использовались мятежными сторонниками Деймона Блэкфайра как основание считать Дейрона непризнанным бастардом, узурпировавшим трон у узаконенного сына короля. Несмотря на то, что никаких доказательств эта версия не имеет, некоторые в Вестеросе до сих пор придерживаются её или по крайней мере не оспаривают.

В 161 г. король Бейлор, заключая мир с Дорном, договорился о помолвке семилетнего Дейрона с дорнийской принцессой Марией Мартелл. Поскольку и Дейрон, и его невеста были ещё детьми, свадьбу сыграли через несколько лет.

Когда подросший Дейрон начал открыто выражать своё несогласие с действиями отца, отношения между королём и кронпринцем начали стремительно портиться. В 172 г. Дейрон и Эймон заставили Эйгона удалить от двора Барбу Бракен и её бастарда, а в 174 году Дейрон резко воспротивился намерению отца затеять новую войну с Дорном. Под конец правления Недостойного вокруг Дейрона стали собираться придворные, разделявшие недовольство королём и его политикой. Недостойный в ответ грозился отречься от Дейрона и назначить своим наследником одного из своих незаконных сыновей, Деймона Блэкфайра. Хотя до этого не дошло, Эйгон подарил Деймону фамильный меч дома Таргариенов, Чёрное Пламя, устроил выгодный брак с Роанной Тирошийской, а перед своей смертью узаконил его вместе со всеми остальными своими бастардами, признанными и непризнанными[3].

Узнав о смерти отца, Дейрон спешно прибыл в столицу с Драконьего Камня и короновался массивной золотой короной своего отца; этим он хотел подчеркнуть законность своего происхождения. Взойдя на престол, он как можно скорее заменил своими людьми всех сановников, начиная с Малого совета и заканчивая городской стражей. Дейрон также завершил переговоры о браке Деймона Блэкфайра с Роанной, выплатив обещанный её отцу большой выкуп, и подарил новобрачным на свадьбу участок земли близ Черноводной для строительства замка. Возможно, Дейрон таким образом пытался удержать при себе Деймона и других Великих Бастардов, которые могли бы оспорить его право на трон[3].

Важнейшим делом первых лет правления Дейрона было присоединение Дорна к Семи Королевствам — Дейрон, женатый на Марии Мартелл, с юности был связан с Дорном и двором Мартеллов, так что мирные переговоры дались ему гораздо легче, чем его предкам — все попытки завоевать Дорн силой. В 186 году от З.Э. принц дорнийский Марон Мартелл, младший брат Марии, согласился принести вассальную присягу Железному трону в обмен на брак с Дейнерис, сестрой Дейрона — к негодованию Деймона Блэкфайра: ходили слухи, что Деймон и Дейнерис любили друг друга, и что покойный король Эйгон даже обещал разрешить Деймону взять Дейнерис второй женой. На следующий год, когда Дейнерис достигла брачного возраста, они с Мароном обвенчались. Дейрон и Марон торжественно возложили золотой венок к статуе Бейлора Таргариена у Великой септы Бейлора со словами «Бейлор, твоё дело завершено!»[3] В 188 году от З.Э. Дейрон выстроил в Дорнийских марках — приблизительно в том месте, где сходятся границы Простора, Штормовых земель и Дорна — легко укреплённый замок, названный Летним. Ещё молодой Дейрон сделал его своей резиденцией, но с течением лет стал реже покидать столицу и после подавления Восстания Блэкфайра отдал замок во владение своему младшему сыну Мейкару (средние сыновья редко отлучались от двора)[4].

Войдя в состав Семи королевств, Дорн получил множество привилегий: Мартеллы продолжали титуловаться принцами и принцессами, тогда как другие вассальные правители со времён Завоевания именовались лишь лордами; сохранили за собой право издавать законы, устанавливать и собирать налоги, лишь иногда подвергаясь королевским ревизиям. При дворе Дейрона и его жены также появилось множество дорнийских аристократов, боровшихся за благосклонность короля — к возмущению лордов и рыцарей Штормовых земель и Простора, для которых дорнийцы были заклятыми врагами.

Такое сближение с дорнийцами многим казалось чрезмерным и унизительным, а ройнарская внешность кронпринца и его типично дорнийские увлечения только усугубляла недоверие подданных к своему королю[3]. Уже упомянутые слухи о незаконном происхождении Дейрона не исчезли, а напротив, активно распространялись теми, кто разделял точку зрения сира Юстаса Осгрея о Дейроне:

Даэрон был тощим и сутулым, с небольшим брюшком, которое колыхалось, когда он ходил… Даэрон окружил себя мейстерами, септонами и певцами. Рядом всегда были женщины, которые нашептывали в ухо, а двор был полон дорнийцев. Как же иначе, если он взял дорнийку к себе в постель и продал свою милую сестру принцу Дорна, несмотря на то, что был Даэмон, которого она любила? Даэрон носил то же имя, что и Молодой Дракон, но когда его дорнийка-жена родила сына, он назвал ребенка Баэлором, как самого ничтожного из королей сидевших на Железном Троне.Сир Юстас о короле Дейроне / Присяжный рыцарь


Кроме того, сторонники Блэкфайра воспринимали факт передачи меча Эйгона Завоевателя в руки бастарда как свидетельство того, что Эйгон IV хотел видеть своим наследником именно его[П 1].

Восстание Блэкфайра

Кульминацией этих настроений стало восстание, случившееся в 196 г. от З.Э. и вошедшее в историю как Восстание Блэкфайра. Мятеж продлился почти год и расколол страну на два примерно равных по силе лагеря: сторонников Дейрона, чьим гербом был традиционный красный дракон на чёрном поле, и сторонников Деймона, который, как многие другие бастарды, поменял местами цвета отцовского герба.

Известно, что разлад между Дейроном и его единокровным братом наступил задолго до восстания. Ещё до присоединения Дорна между братьями было несколько стычек, и на решение Дейрона выдать сестру замуж за принца Дорнийского повлияло не только стремление получить от последнего вассальную присягу, но и нежелание отдавать руку принцессы крови Деймону, в котором и без того слишком многие видели законного короля. Этот брак стал последней каплей, переполнившей чашу терпения Деймона и подтолкнувшей его к тому, чтобы открыто заявить о своих правах на трон[5]. Ещё хуже обстояло дело с другим Великим бастардом, Эйгором Риверсом, который вскоре после своего рождения был выслан из столицы не без участия Дейрона. По мнению Мейкара, именно он подбил Деймона на мятеж[6].

Восстание удалось подавить силами двух сыновей короля и его третьего сводного брата, Бриндена Риверса, который расстрелял Деймона и его старших сыновей из лука. Дейрон сохранил жизнь тем, кто преклонил колено, однако не оставил измену безнаказанной: мятежников лишили земель, замков и привилегий и заставили отдать заложников. Не смирившиеся с поражением (в их числе Эйгор Риверс) были вынуждены бежать от правосудия за Узкое море.

Семья

Брак Дейрона с Марией Дорнийской оказался счастливым и плодовитым: жена подарила ему четырёх сыновей, из которых двое — Бейлор и Мейкар — имели всё, что только можно пожелать рыцарю, лорду и наследнику. С двумя средними сыновьями, увы, не всё обстояло гладко: Рейгель был болезненным, слабоумным и сумасшедшим, а Эйрис интересовался лишь книгами и мистикой[3]. Тем не менее, у Дейрона появилось семь внуков, так что благополучие династии, казалось, было обеспечено на сотни лет вперед. Однако Дейрон, утверждавший, что «избыток драконов так же опасен, как их недостаток», не хотел допускать чрезмерного разрастания семейства. Из этих соображений он отдал своего внука Эймона — которому сам дал имя в честь своего дяди, Рыцаря-Дракона[7] — в Цитадель, учиться на мейстера. Отец мальчика, принц Мейкар, не обрадовался такому решению, однако перечить отцу не стал[8].

Дейрон скончался во время Великого весеннего поветрия, ненамного пережив своих старших внуков — сыновей Бейлора, погибшего от руки собственного брата годом ранее. Ему наследовал его второй сын Эйрис.

Король Семи Королевств
Предшественник:
Эйгон IV Недостойный
172-184 от З.Э.
Дейрон II Таргариен
184-209 от З.Э.
Преемник:
Эйрис I Книжник
209-221 от З.Э.

Примечания

  1. ^ Отец Эгга Мейкар на это говорил, что Эйгон дал меч мечнику, поскольку книжнику тот был ни к чему («Присяжный рыцарь», со слов Эгга). Хотя это не объясняет, почему он в таком случае не отдал регалию наследнику Драконьего Камня Бейлору, который также был хорошим фехтовальщиком.

Источники

Наверх