Первая Дорнийская война

Первая Дорнийская война
(First Dornish War)

Dragon's Wroth.png
Эйгон и Висенья в Дорне. Иллюстрация Michael Komarck
4-13 года от З.Э.
Главные лица:Эйгон I Таргариен
Рейнис Таргариен
Висенья Таргариен
Мерия Мартелл
Орис Баратеон
Места:Дорн (Солнечное Копьё)
Связанные события:Завоевание Вестероса

Первая Дорнийская война — события в 4-13 годах, связанные с попыткой Эйгона I Таргариена завоевать Дорн и присоединить его к Семи Королевствам, продлившиеся 9 лет и закончившиеся подписанием мира и сохранением независимости южных территорий континента.

Визит Рейнис

После того, как Торрхен Старк преклонил колено перед Таргариенами, те продолжили своё завоевание. Эйгон пошёл на юг к Староместу, Висенья полетела в Долину, Рейнис – в Солнечное Копьё. На своём драконе Мераксес Рейнис перелетела Красные горы и посетила несколько замков и городов: Вейт, Дар Богов, Дощатый город, которые оказались покинутыми, за исключением стариков и детей. Добравшись до Солнечного Копья, Рейнис встретилась с принцессой Мерией Мартелл, которая сообщила, что в Дорне нет короля, и сражаться с Таргариенами Дорн не будет. Но и колено не преклонит. Рейнис пригрозила жёлтой жабе «пламенем и кровью» и покинула Дорн[1].

Начало войны

Перед началом войны Эйгон попытался завоевать Дорн словами, послав в Солнечное Копьё к принцессе Мерии высоких лордов, мейстеров и септонов. Послы должны были убедить её в выгодах присоединения Дорна к остальным шести королевствам, но переговоры, длившиеся чуть ли не год, успеха не возымели.

Начало Первой Дорнийской войны относят к 4 году от З.Э., когда Рейнис Таргариен вновь прилетела в Дорн. На сей раз, верная своему слову, она принесла непокорным пламя и кровь и сожгла Дощатый город. Огонь перекидывался с лодки на лодку, горящие обломки запрудили устье Зеленокровной. Погибло всего около ста человек плавучего города, да и те большей частью утонули, а не сгорели, однако первая кровь пролилась. После поджога Дощатого города она покорила Лимонную Рощу, Крапчатый Лес и Стоячий Пруд. Теневой город под стенами Солнечного Копья тоже наполовину опустел, а оставшиеся жители уверяли, что знать не знают, куда подевались принцесса Мерия и её лорды.

В это время Орис Баратеон с тысячью отборных рыцарей двинулся по Костяному пути, а сам Эйгон вел через Принцев перевал тридцатитысячное войско, во главе которого шли две тысячи конных рыцарей и триста лордов со своим ополчением. Но такое огромное войско так и не смогло проявить себя, так как дорнийцы избрали партизанскую тактику. Они попросту отступали, сжигая урожай на полях и отравляя колодцы.

Спустившись с Принцева перевала, Эйгон разделил своё войско. Сам он пошёл на восток, намереваясь взять Поднебесье, а лорда Харлена Тирелла отправил на юг к Пеклу. Потеряв из-за жары и отравленной воды почти всех лошадей и четверть людей, Тирелл нашел замок Уллеров покинутым.

Не посчастливилось и Орису Баратеону. Кони с трудом одолевали каменистые склоны и вовсе отказывались подниматься на самых крутых участках. Сверху на рыцарей градом сыпались камни, но самих дорнийцев они ни разу не видели. Когда же пришельцы вступили на мост через реку Виль, на них со всех сторон посыпались уже не камни, а стрелы. Ориса и ещё дюжину лордов взяли в плен и отвели в замок Виля, свирепого горного лорда по прозвищу Вдоволюб.

Поход Эйгона сложился удачнее. Пройдя через предгорья, он взял штурмом Поднебесье и Айронвуд, а покинутые Тор и Призрачный Холм сдались ему без боя. В покинутом Солнечном Копье вместо принцессы Мерии, Эйгон встретил лишь свою сестру. Король провозгласил себя победителем. В великом чертоге Солнечного Копья он собрал немногих дорнийских сановников, и объявил им, что Дорн отныне становится частью его государства, а они – его подданными. Непокорившиеся лорды объявлялись мятежниками, стоящими вне закона; за их головы, в особенности за голову принцессы Мерии, предлагалась награда. Лорд Джон Росби, назначенный кастеляном Солнечного Копья и Хранителем Пустыни, оставался править Дорном от имени короля. Поставив своих стюардов и кастелянов во всех прочих завоёванных замках, король с войском вернулся домой[2].

Восстание

Не успел король дойти до Королевской Гавани, как Дорн взбунтовался. Откуда ни возьмись там появились сотни воинов с копьями. Поднебесье, Айронвуд, Тор и Призрачный Холм отвоевали обратно за две недели, королевские гарнизоны вырезали, стюардов и кастелянов замучили; им отрубали одну часть тела за другой, а дорнийские лорды бились об заклад, чей пленник протянет дольше. Лорда Росби, кастеляна Солнечного Копья, постигла более милосердная смерть. Дорнийцы, нахлынув в замок из теневого города, связали его по рукам и ногам, и Мерия Мартелл самолично столкнула его вниз с башни.

В живых в замке Пекло оставался только лорд Тирелл со своими людьми. Фуражиры хайгарденцов пытались добыть пропитание в окрестностях замка, но встретили активное сопротивление со стороны лорда Кворгила на западе и Вейтов на востоке. Когда до Тирелла дошла весть о кастеляне, сброшенном с башни, он двинулся на Вейт, намереваясь взять этот замок, пройти на восток вдоль реки, отбить Солнечное Копье у дорнийцев и наказать убийц лорда Росби. Но у Тирелла ничего не получилось, и лорд бесследно сгинул в красных песках вместе со всем своим войском. Власть над Дорном была окончательно потеряна и после 6 года война превратилась в цепь бесконечных стычек, набегов и убийств, перемежающихся долгим бездействием и дюжиной перемирий[2].

Дальнейшие кампании и гибель Рейнис

Смерть Мераксес. Иллюстрация Чейз Стоун

В 7 году Ориса Баратеона и других лордов, попавших в плен, выкупили, заплатив за каждого его вес в золоте, но по их возвращении оказалось, что Вдоволюб отсёк каждому правую руку, дабы они не могли впредь поднять оружие против Дорна. Эйгон, вознамерившись отомстить, обрушился с Балерионом на горные крепости Вилей, превратив их в груды расплавленного камня. Сами Вили, однако, отсиделись в пещерах и подземных ходах, а Вдоволюб после того прожил еще двадцать лет.

В 8 году, в пору великой засухи, дорнийцы переплыли через море на кораблях, которые предоставил им пиратский главарь со Ступеней, разграбили дюжину городков и деревень на южной стороне мыса Гнева и сожгли половину Дождливого леса. «Огонь за огонь», – высказалась по этому случаю принцесса Мерия.

Этого Таргариены стерпеть не могли, и Висенья на Вхагар сожгла Солнечное Копьё, Лимонную Рощу, Призрачный Холм и Тор. На следующий год Висенья вместе с Эйгоном сожгли Вейт, Песчаник и Пекло.

Дорнийцы дали на это ответ в следующем, 10 году. Лорд Фаулер прошёл через Принцев перевал и вторгся в Простор. Передвигаясь очень быстро, он сжёг множество деревень и захватил большой пограничный замок Ночная Песнь ещё до того, как марочные лорды узнали о его появлении. Когда весть о вторжении достигла Староместа, лорд Хайтауэр послал своего сына Аддама отвоевать замок, но дорнийцы предвидели это, и лорд Джоффри Дейн из Звездопада подступил к самому Староместу. Городские стены он не мог одолеть, но выжег поля и деревни на двадцать лиг вокруг и убил юного Гармона, младшего сына лорда, возглавившего вылазку против неприятеля. Сир Аддам, придя в Ночную Песнь, увидел, что Фаулер предал замок огню, его гарнизон мечу, а лорда Карона с женой и детьми увёл в плен. Отказавшись от погони, сир Аддам поспешил назад, чтобы избавить от врага Старомест, но Дейн со своим войском уже скрылся в горах.

После смерти отца Аддам стал лордом Хайтауэра и призывал ко мщению. Эйгон вылетел в Хайгарден посоветоваться с Хранителем Юга, но молодой лорд Тео Тирелл, памятуя о судьбе своего отца, отнюдь не горел желанием идти в Дорн. Тогда король снова прибег к драконам. Сам он полетел в Поднебесье, поклявшись превратить замок Фаулеров во второй Харренхолл, Висенья принесла пламя и кровь в Звездопад, Рейнис же предприняла вторую атаку на Пекло. Защитники замка были готовы к атаке дракона и один из них, выстрелив из скорпиона с самой высокой башни, попал Мераксес в правый глаз. Рухнув наземь в предсмертных судорогах, дракон снес и башню, и немалую часть крепостной стены. Остаётся спорным, пережила ли Рейнис своего дракона. Одни говорят, что она сорвалась с него и разбилась насмерть, другие – что он раздавил её своей тушей. Говорят также, что королева осталась жива и была медленно замучена в темницах Уллеров[2].

Месть за Рейнис, покушения

Эйгон был в гневе, узнав о смерти сестры. В течение последующих двух лет каждый дорнийский замок горел ещё трижды, пески вокруг Пекла от огненного жара обратились в стекло. Хозяева замков прятались глубоко под землей, но это их не спасало. Железный трон назначил щедрую награду за голову любого дорнийского лорда, и лорда Фаулера, лорда Вейта, леди Толанд и четырёх владетелей Пекла убили одного за другим. Но на эти убийства Дорн отвечал своими: лорд Коннингтон из Грифоньего Гнезда был убит на охоте, Мертинса из Туманного Леса со всеми его домочадцами умертвил бочонок отравленного вина, лорда Фелла удавили в столичном борделе.

Не составили исключения и сами Таргариены. На Эйгона покушались не меньше трёх раз. При нападении на королеву Висенью пали двое её гвардейцев, но последнего она сама сразила Тёмной Сестрой.

Самое гнусное злодеяние тех кровавых времен свершилось в 12 году. Виль, по прозвищу Вдоволюб, явился незваный на свадьбу сира Джона Кафферена, наследника Фонтона, и Алис Окхарт. Дорнийцы, впущенные слугой-предателем через калитку замка, убили лорда Окхарта и почти всех гостей, оскопили молодого мужа на глазах у жены. Саму леди Алис с её служанками изнасиловали всем скопом и продали мирийскому работорговцу.

Дорн к тому времени превратился в дымящуюся пустыню, терзаемую голодом и чумой. «Гиблой землёй» называли его купцы Вольных городов, однако дорнийцы, верные своему девизу, оставались «непреклонными, несгибаемыми, несдающимися». Один рыцарь из Дорна, попавший в плен, заявил королеве Висенье, что принцесса Мерия прежде увидит дорнийцев мёртвыми, нежели рабами Таргариенов. Принцесса отвечала, что они с братом охотно исполнят её желание[2].

Заключение мира

Эйгон получил письмо из Дорна. Иллюстрация Michael Komarck

В 13 году Мерия Мартелл скончалась в своей постели. Лордом Солнечного Копья и принцем Дорнийским стал её сын Нимор, не желающий более воевать. Первым же делом он отправил в Королевскую Гавань посольство с черепом дракона Мераксес и предложением мира. Возглавила послов его дочь Дерия. При дворе Эйгона его условия нашли неприемлемыми. Висенья и королевский совет не хотели принимать мир, пока Дорн не склонит колено. Орис Баратеон, сильно ожесточившийся в свои последние годы, желал отправить принцессу Дерию к отцу без правой руки, а лорд Окхарт и вовсе прислал ворона с предложением отдать принцессу в дешёвый бордель. Король был иного мнения. Принцесса прибыла под мирным знаменем, сказал он, и не потерпит под его кровом никакого вреда.

Все сходились на том, что король устал от войны, но заключение мира без полной капитуляции равнялось признанию, что Рейнис погибла напрасно. Лорды-советники предостерегали Эйгона, что подобный мир сочтут проявлением слабости и за ним последуют новые мятежи. Эйгон и сам понимал, что Простор, штормовые земли и Дорнийские марки, много претерпевшие от войны, ничего не забудут и не простят. По всем этим причинам, король склонялся к тому, чтобы отвергнуть предложенный принцем мир и воевать дальше. Тогда Дерия вручила ему запечатанное письмо своего отца, сказав: «Оно предназначено для вашего величества и ни для кого более». Эйгон прочёл письмо на Железном троне, в присутствии своего двора. Его лицо осталось непроницаемым, но на пораненной о трон руке проступила кровь. Он сжёг письмо, вылетел на Драконий Камень, а вернувшись, согласился на все условия Нимора и подписал вечный мир с Дорном.

Никто и по сей день не знает, что было в письме. Одни полагают, будто принц всего лишь нашёл в своем сердце слова, тронувшие отцовское сердце Эйгона. Другие утверждают, что Нимор привел там список всех лордов и рыцарей, погибших во время войны. Некоторые септоны заходят так далеко, что объявляют послание заколдованным: как будто бы жёлтая жаба написала его перед смертью, использовав вместо чернил кровь королевы Рейнис, и король не устоял перед её черной магией. Великий мейстер Клегг, приехавший в Королевскую Гавань двадцать лет спустя, пришёл к выводу, что у Дорна не осталось больше сил для борьбы, и доведённый до отчаяния Нимор чем-то пригрозил королю. Например, тем, что закажет Безликим из Браавоса убить сына его от Рейнис, шестилетнего наследного принца Эйниса[2].

Источники

  1. ^ Пламя и кровь, Завоевание Эйгона
  2. 2,0 2,1 2,2 2,3 2,4 Пламя и кровь, Войны короля Эйгона I
Наверх