[Обсуждение] Творчество в мире ПЛИП

Тема в разделе "Архив первого форума ПЛИО", создана пользователем DalTon1K, 19 янв 2006.

  1. DalTon1K

    DalTon1K Гость

    Затея намбер два... или один... смотря откуда считать...=)
    Собрать все творчество из мира Мартина... легенды/музыку... и тыды...
    Для начала отдал бы предпочтение песням/музыке... ибо прикольно... ад и мало ли... заглянет какой нить музыкант сюда... :rolleyes: гыгыгы...
    Переписываю из АСТовского перевода... попытаюсь и оригнал надыбать...

    "Медведь и прекрасная дама"
    Исполняется на пирах, свадьбах и других торжествах... очень популярна как я понял...

    Жил-был медведь, косолапый и бурый!
    Страшный, большой и с мохнатою шкурой!
    Медведь, медведь!
    Однажды на ярмарку двинулся люд,
    Подаляся весь люд и медведя зовут!
    Прохожим, проезжим- всем любо глядеть,
    Как пляшут три парня, козел и медведь!
    Вертелись, крутились, плясали, скакали
    И дорогу на ярмарку так скоротали!
    Прекрасная дева навстречу идет,
    И пышные кудри ее словно мед!
    Тут носом задергал красавец наш бурый,
    Страшный, большой и с коматою шкурой!
    Ах, бедная дева, увы ей и ах!
    Учуял он мед у нее в волосах!
    Учуял он мед у нее в волосах!
    Пристало ли деве подолом вертеть?
    Не стану плясать я с тобою медведь!
    Схватил он ее и даваю вертеть!
    Медведь, медведь, косолапый медведь!
    Мне грезился рыцарь, а ты косматый,
    Бурый, и страшный, и косолый!
    Она и брыкалась, она и визжала,
    Но все ж от медведя не убежала.
    Плясал с нею бурый весь день напролет
    И с пышных кудрей ее слизывал мед!
    Кричит она: милый ты мой, косматый,
    Мой расчудесный, медведь косолапый!
    На парочку эту всем любо глядеть:
    Прекрасная дева и бурый медведь!
    (с) Маслобой

    Счас буду искать творчество Тома- Семерки.. ибо тот тоже много пел...
     
  2. Mix

    Mix Гость

    песня “Последний из великанов"
    слова Вольного народа, музыка народная

    О-о-о, я последний из великанов,
    народ мой исчез навсегда
    Когда-то мы правили миром,
    но те миновали года

    На смену великим и сильным
    ничтожный пришел человек
    Он занял леса и долины
    и выловил рыбу из рек

    О-о-о, я последний из великанов,
    народ мой исчез навсегда
    Когда-то мы правили миром,
    но те миновали года

    На смену великим и сильным
    ничтожный пришел человек
    Он занял леса и долины
    И выловил рыбу из рек

    В горах моих горны пылают
    И молот тяжелый стучит,
    А я все брожу, одинокий,
    Тоскую и плачу навзрыд.

    Затравленный, всеми гонимый,
    Я слышу собак за спиной -
    Ведь мелкий не станет великим,
    Чтоб честно сразиться со мной,

    О-о-о, я последний из великанов,
    Услышьте же песню мою.
    Умрет она вместе со мною
    В украденном вами краю.
     
  3. Skagos

    Skagos Гость

    Автор: Саймон Серебряный Язык (Человек за столом вряд ли представлял опасность. Маленького роста, с редкими каштановыми волосами, с плешью на макушке, розовощекий и с брюшком, выпирающим из-под замшевого, с костяными пуговицами камзола. Но двенадцатиструнная арфа, которую он держал в своих мягких руках, была опаснее длинного меча.)
    Певец, развлекавший Шаю, убит Броном по приказу Тириона, в харчевне на Блошином Конце из него сварят суп.

    Пальцы Саймона забегали по струнам, и он запел:

    Он в глухую ночь оседлал коня,
    Он покинул замок тайком,
    Он помчался по улицам городским,
    Ненасытной страстью влеком.
    Там жила она, его тайный клад,
    Наслажденье его и позор,
    И он отдал бы замок и цепь свою
    За улыбку и нежный взор.

    Припев: "Золотые руки всегда холодны, а женские - горячи..."

    Песню также поет Тирион, после показаний Шай на суде, сидя по арестом в башне + смерть Шаи:
    "Тирион закрутил отцовскую цепь вокруг ее шеи - "Золотые руки всегда холодны, а женские горячи" - Холодные руки сжались еще туже, а горячие били его по лицу, стряхивая слезы с глаз"

    P.S. может создать отдельный топик 1)для легенд 2)для пророчеств
     
  4. Skagos

    Skagos Гость

    Вот собсно оригинал

    ******************

    The Bear and the Maiden Fair

    A bear there was, a bear! All black and brown, and covered with hair...
    ...The Bear! Oh, come, they said, oh come to the fair! The fair? said he, but i'm a bear!
    All black and brown, and covered with hair!

    And down the road from here to there. From here! To there!
    Three boys, a goat, and a dancing bear.
    ...Danced and spun, all the way to the fair! The fair! the fair!
    Oh, sweet she was, and pure, and fair! The maid with honey in her hair!
    Her hair! Her hair! The maid with honey in her hair!
    ...smelled the scent on the summer air. The bear! The bear!
    All black and brown, and covered with hair.

    He smelled the scent on the summer air!
    He sniffed and roared and smelled it there! Honey on the summer air!
    Oh, i'm a maid, and i'm pure and fair! I'll never dance with a hairy bear!
    A bear! a bear!
    I'll never dance with a hairy bear!
    ...lifted her high into the air! The bear! the bear!
    I called for a knight, but you're a bear! A bear! a bear! a bear!
    All black and brown, and covered with hair!

    She kicked and wailed, the maid so fair,
    but he licked the honey from her hair. her hair! her hair!
    He licked the honey from her hair!
    Then she sighed and squealed and kicked the air!
    My bear! she sang. My bear so fair! And off they went, from here to there,
    the bear, the bear, and the maiden fair.

    ******************

    The Dornishman's Wife

    The Dornishman's wife was as fair as the sun,
    and her kisses were warmer than spring.
    But the Dornishman's blade was made of black steel,
    and its kiss a terrible thing.

    The Dornishman's wife would sing as she bathed,
    in a voice that was sweet as a peach,
    But the Dornishman's blade had a song of its own,
    and a bite sharp and cold as a leech.

    As he lay on the ground with the darkness around,
    and the taste of his blood on his tongue,
    His brothers knelt by him and prayed him a prayer,
    and he smiled and he laughed and he sung,
    "Brothers, oh brothers, my days here are done,
    the Dornishman's taken my life,
    But what does it matter, for all men must die,
    and i've tasted the Dornishman's wife!"

    ******************

    Oh, Lay My Sweet Lass Down in the Grass

    My featherbed is deep and soft,
    and there I'll lay you down,
    I'll dress you all in yellow silk,
    and on your head a crown.
    For you shall be my lady love,
    and I shall be your lord.
    I'll always keep you warm and safe,
    and guard you with my sword.

    And how she smiled and how she laughed,
    the maiden of the tree.
    She spun away and said to him,
    no featherbed for me.
    I'll wear a gown of golden leaves,
    and bind my hair with grass,
    But you can be my forest live,
    and me your forest lass.

    ******************

    The False and the Fair

    The lord he came a-riding upon a rainy day,
    hey-nonny, hey-nonny, hey-nonny-hey...

    The lady sat a-sewing upon a rainy day,
    hey-nonny, hey-nonny, hey-nonny-hey.

    hey-nonny, hey-nonny, hey-nonny-hey.

    The lady lay a-kissing, upon a mound of hay,
    hey-nonny, hey-nonny, hey-nonny-hey.

    ******************

    The Last of the Giants

    Oh, I am the last of the giants,
    my people are gone from earth.
    The last of the great mountain giants,
    who ruled all the world at my birth.
    Oh, the smallfolk have stolen my forests,
    they've stolen my rivers and hills.
    And they've built a great wall through my valleys,
    and fished all the fish from my rills.
    In stone halls they burn their great fires,
    in stone halls they forge their sharp spears.
    Whilst I walk alone in the mountains,
    with no true companion but tears.
    They hunt me with dogs in the daylight,
    they hunt me with torches by night.
    For these men who are small can never stand tall,
    whilst giants walk in the light.
    Oh, I am the LAST of the giants,
    so learn well the words of my song.
    For when I am gone the singing will fade,
    and the silence shall last long and long.


    ******************

    The Brothers of the Kingswood

    The brothers of the Kingswood,
    they were an outlaw band.
    The forest was their castle,
    but they roamed across the land.
    No man's gold was safe from them,
    nor any maiden's hand.
    Oh, the brothers of the Kingswood,
    that fearsome outlaw band...


    ******************

    The Rains of Castamere

    And who are you, the proud lord said,
    that I must bow so low?
    Only a cat of a different coat,
    that's all the truth I know.
    In a coat of gold or a coat of red,
    a lion still has claws,
    And mine are long and sharp, my lord,
    as long and sharp as yours.
    And so he spoke, and so he spoke,
    that lord of Castamere,
    But now the rains weep o'er his hall,
    with no one there to hear.
    Yes now the rains weep o'er his hall,
    and not a soul to hear.

    ******************

    The Song of the Seven

    The Father's face is stern and strong,
    he sits and judges right from wrong.
    He weighs our lives, the short and long,
    and loves the little children.

    The Mother gives the gift of life,
    and watches over every wife.
    Her gentle smile ends all strife,
    and she loves the little children.

    The Warrior stands before the foe,
    protecting us where e'er we go.
    With sword and shield and spear and bow,
    he guards the little children.

    The Crone is very wise and old,
    and sees our fates as they unfold.
    She lifts her lamp of shining gold,
    to lead the little children.

    The Smith, he labors day and night,
    to put the world of men to right.
    With hammer, plow and fire bright,
    he builds for little children.

    The Maiden dances through the sky,
    she lives in every lover's sigh,
    Her smiles teach the birds to fly,
    and give dreams to little children.

    The Seven Gods who made us all,
    are listening if we should call.
    So close your eyes, you shall not fall,
    they see you, little children.
    Just close your eyes, you shall not fall,
    they see you, little children.

    ******************

    Six Maids in an Pool

    Six maids there were in a spring-fed pool...

    ******************

    Unbekannter Titel

    He rode through the streets of the city,
    down from his hill on high,
    O'er the wynds and the steps and the cobbles,
    he rode to a woman's sigh.
    For she was his secret treasure,
    she was his shame and his bliss.
    And a chain and a keep are nothing,
    compared to a woman's kiss.

    For hands of gold are always cold, but a woman's hands are warm...

    ******************

    ????

    Gentle Mother, font of mercy,
    save our sons from warm, we pray,
    stay the swords and stay the arrows,
    let them know a better day.
    Gentle Mother, strenght of women,
    help our daughters through this fray,
    soothe the wrath and tame the fury,
    teach us all a kinder way.

    ******************

    Patchface

    The shadows come to dance, my lord, dance my lord, dancy my lord,
    The shadows come to stay my lord, stay my lord, stay my lord.

    ******************

    Lord Deremond at the Bloody Meadow:

    And there he stood with sword in hand,
    the last of Darry's ten...

    And red the grass beneath his feet,
    and red his banners bright,
    and red the glow of setting sun
    that bathed him in its light.
    "Come on, come on" the great lord called,
    "my sword is hungry still."
    And with a cry of savage rage,
    They swarmed across the rill...

    ******************
     
  5. Skagos

    Skagos Гость

    Тоже самое на немецком

    ******************

    Der Bar und die Jungfrau hehr

    Es lebte ein Bar, ein Bar, ein Bar!
    Ganz schwarz und braun und voll Fell war er...
    Der Bar! Oh komm doch her, rief jemand, zum Jahrmarkt her!
    zum Jahrmarkt her, fragt er, aber ich bin ein Bar!
    Ganz schwarz und braun, so sagte er!

    Die Strass entlang, in die Kreuz und die Quer - in die Kreuz und die Quer!
    Drei Jungs, eine Ziege und ein tanzender Bar!
    ...Tanzten und Drehten sich auf dem Weg zum Jahrmarkt her!
    Zum Jahrmarkt her!
    Oh Su? war sie, rein und blond und hehr!
    Und ihr Haar durftete nach Honig sehr!
    Rein und hehr und ihr Haar duftete nach Honig sehr!
    ...roch den Duft, der in der Sommerluft lag schwer. Der Bar! Der Bar!
    Ganz schwarz und braun und voll Fell war er...

    Den Duft in der Sommerluft roch er!
    Er schnuffelte und brullte und roch's, der Bar!
    Den Duft von Honig in der Luft roch er!
    Oh, ich bin eine Maid, rein, blond und hehr!
    Nie tanz ich mit dem haarigen Bar! Einem Bar! Einem Bar!
    Nie tanz ich mit dem haarigen Bar!
    ...und hob sie hoch in die Hoh der Bar! der Bar! Der Bar!
    Einen Ritter rief ich, doch du bist ein Bar! Ein Bar! Ein Bar!
    Ein schwarzer und brauner und haariger Bar!

    Sie setzte sich zu wehr, die Jungfrau hehr,
    aber den Honig aus dem Haar leckte der Bar.
    Dann seufzte sie und juckzt und setzt nimmermehr sich zur Wehr!
    Mein Bar! singt sie, mein Bar so hehr! und fort gehn sie,
    in die Kreuz und die Quer!
    Der Bar, Der Bar und die Jungfrau so hehr.

    ******************

    Des Dornischen Weib

    Des Dornischen Weib war blond wie die Sonn',
    und ihre Kusse so zart wie der Mai.
    Doch des Dornischen Kling' war aus schwarzem Stahl,
    und ihr Kusds eine rechte Teufelei.

    Des Dornischen Weib sang stets im Bad,
    ihre Stimme war lieblich und hold.
    Doch des Dornischen Kling' kannt' ihr eigenes Lied,
    sie biss scharf und kalt wie das Gold.

    Wie er da im Dunkeln am Boden lag,
    Auf der Zunge das bittere Blut,
    knieten die Bruder betend neben ihm,
    aber er lachte und sang wohlgemut.
    "Bruder, o Bruder, meine Tage sind um,
    der Dornische hat's Leben mir entrissen.
    Doch was soll's, muss nicht ein jeder einmal geh'n?
    und ich habe des Dornischen Weib besessen!"

    ******************

    Oh, lege dich, mein Madel, hier in diesen Stadel

    Mein Federbett ist tief und weich,
    Dort bett zur Ruh ich deinen Schopf.
    Ich kleide dich in gelbe Seid',
    Setz eine Kron' auf deinen Kopf.
    Denn meine Lady sollst du sein,
    dein liebster Lord, der ware ich,
    Ich behut und warm dich alle Zeit,
    Mit meinem Schwert beschutz ich dich.

    Und wie sie lachelt, wie sie lacht,
    Das Madel von dem Baum.
    Sie wendet sich ab und sagt zu ihm:
    Ein Federbett? Wohl kaum!
    Ich trag ein Kleid aus gold'nem Laub,
    Mit Gras bind ich mir's Haar,
    So wirst mein Waldliebster du sein,
    Und ich dein' Waldliebste furwahr!

    ******************

    Die Falschen und die Gerechten

    Der Lord kam angeritten, an einem Regentag,
    hey-nonny, hey-nonny, hey-nonny-hey...

    Die Lady sa? beim Nahen, an diesem Regentag,
    hey-nonny, hey-nonny, hey-nonny-hey.

    hey-nonny, hey-nonny, hey-nonny-hey.

    Auf einem Haufen Heu, kussend die Lady lag,
    hey-nonny, hey-nonny, hey-nonny-hey.


    ******************

    Der Letzte der Riesen

    Oh, ich bin der letzte der Riesen,
    mein Volk ist verschwunden von der Erd'.
    Der letzte der gro?en Bergriesen,
    einst Herrscher uber Tal und uber Berg.
    Ach, die Kleinen stahlen mit meine Walder,
    haben Flusse und Berge mir geklaut.
    Haben den Fisch aus meinen Bachen geangelt,
    durch meine Taler eine riesige Mauer gebaut.
    In Steinhallen brennen ihre gro?en Feuer,
    In Steinhallen schmieden sie ihre Speere,
    Derweil ich ohne Gefahrten durch die Berge ziehe
    Und einsam vergie?e manch bittere Zahre.
    Bei Tag jagen sie mich mit Hunden.
    In der Nacht bei Fackellicht.
    Denn diese Manner so klein konnen nicht gro? sein,
    Solange Riesen noch wandern durchs Licht.
    Oh, ich bin der LETZTE der Riesen,
    Deshalb merk dir meines Lied's Wort',
    Denn wenn ich gehe, verklingt der Gesang,
    Und das Schweigen wird dauernd immerfort.


    ******************

    Die Bruder aus dem Konigswald

    Die Bruder aus dem Konigswald
    Waren eine geachtete Bande.
    Der Wald, der war fur sie die Burg,
    dort streiften sie durch die Lande.
    Keines Mannes Gold war sicher vor ihnen,
    Keine Maid gefeit vor Schande,
    Oh, die Bruder aus dem Konigswald,
    Diese furchtbar, geachtete Bande.


    ******************

    Der Regen von Castamere

    Und wer seid ihr, rief der stolze Lord,
    dass ich mich soll verneigen?
    Nur eine Katze in anderem Fell,
    so ist die Wahrheit, will ich meinen.
    Der Lowe hat scharfe Krallen, ja,
    und ob goldne, ob rote Mahne,
    Die meinen sind ebenfalls lang und scharf,
    und lang und scharf sind meine Zahne.
    Und so sprach er, ja, so sagte er wohl,
    der Lord von Castamere,
    Doch nun weint der Regen uber seiner Burg,
    und keiner hort ihn mehr,
    Ja, nun weint der Regen uber seiner Burg,
    und keiner hort ihn mehr.

    ******************

    Das Lied der Sieben

    Der Vater hat ein ernstes, starkes Gesicht,
    Uber Gut und Bose sitzt er zu Gericht.
    Urteilt ubers Leben, das ist seine Pflicht,
    Und liebt die kleinen Kinder.

    Die Mutter ist jene, die schenkt das Leben,
    Hat den Frauen stets ihren Schutz gegeben,
    Ihr Lacheln kann jeglichen Streit beheben,
    Und sie liebt die kleinen Kinder.

    Der Krieger ist es, der vor den Feind sich stellt,
    Beschutzt uns tagein und tagaus in der Welt,
    Mit Schwert und Bogen, mit Speer und mit Schild,
    Er wacht uber die kleinen Kinder.

    Das Alte Weib ist so weise und alt,
    Erkennt unser Schicksal in klarer Gestalt.
    Ihre goldene Lampe erhebt sie bald,
    Und fuhrt die kleinen Kinder.

    Der Schmied schuftet unermudlich Tag und Nacht,
    Die ganze Welt hat er den Menschen gemacht.
    Der Hammer hammer, das Feuer ist entfacht,
    Er baut fur die kleinen Kinder.

    Die Jungfrau lasst sich im Himmelstanz wiegen,
    Im Seufzer der Liebe lebt sie verschwiegen,
    Ihr Lacheln lehrt alle Vogel das Fliegen,
    Sie schenkt Traume den kleinen Kindern.

    Die Sieben Gotter, sie erschufen uns,
    sie horen uns an, wenn wir erflehen ihre Gunst.
    So schlie? die Auglein und gedenke des Bunds,
    sie sehen euch, kleine Kinder,
    So schlie? die Auglein und gedenke des Bunds,
    Sie sehen euch, kleine Kinder.

    ******************

    Sechs Maiden baden in einem Quell

    Sechs Maiden baden in einem Quell...

    ******************

    Unbekannter Titel

    Er ritt durch die Stra?en dieser Stadt,
    Vom hohen Hugel kam er herab.
    Durch Stra?en und Gassen ging es herunter,
    Das Seufzen einer Frau hielt ihn in Trab.
    Denn sie war sein heimlicher Schatz
    Und sein Gluck und sein Verdruss,
    Eine Kette und eine Burg sind doch nichts,
    Verglichen mit ihrem Kuss.

    Denn Hande aus Gold sind immer kalt, doch die Hand einer Frau ist warm...

    ******************

    Gebet zu der Mutter:

    Edle Mutter, Quell der Gnade,
    Rett' unsre Sohne vor dem Krieg.
    Hilf ihren Schwertern, ihren Pfeilen,
    Dass sie erkampfen uns den Sieg.
    Edle Mutter, Starkste der Frauen,
    Hilf unsren Tochtern durch diesen Streit.
    Lindere Zorn, bezahm die Wut,
    Zeig uns den Weg in die bessere Zeit.

    ******************

    Flickenfratz

    Die Schatten kommen zum Tanzen, Mylord, zum Tanzen, Mylord, zum Tanzen, Mylord.
    Die Schatten kommen und bleiben, Mylord, sie bleiben, Mylord, sie bleiben, Mylord.

    ******************

    Lord Deremond auf der Blutigen Wiese

    So stand er dort, das Schwert gezuckt,
    Der Letzte von Darrys Zehn...

    Und rot das Gras unter den Fu?en,
    Und rot die Banner hell.
    Und rot der Sonnenuntergang
    Ins Licht ihn tauchte grell.
    "Voran, voran" der gro?e Lord gebot's,
    "Noch hungrig ist mein Schwert"
    Mit einem Schrei voll wilder Wut
    Ward der Bach gequert...

    ******************
     
  6. Skagos

    Skagos Гость

    Рейны из Кастамере

    Да кто ты такой, вопрошал гордый лорд,
    Чтоб я шел к тебе на поклон?
    Ты всего лишь кот, только шерстью желт
    И гривой густой наделен.
    Ты зовешься львом и с большой горы
    Смотришь грозно на всех остальных,
    Но если когти твои остры,
    То мои не тупее твоих.

    О, как он был горд, этот знатный лорд,
    Как могуч он был и богат,
    Но те дни позади, и о нем лишь дожди
    Средь руин его замка скорбят.


    Дорнийская жена

    У дорнийца жена хороша и нежна,
    Поцелуй ее сладок, как мед,
    Но дорнийский клинок и остер, и жесток,
    И без промаха сталь его бьет.

    Голос милой дорнийки звенит, как ручей,
    В благовонной купальне ее,
    Но клинок ее мужа целует больней,
    И смертельно его острие.

    Он лежал на земле в наползающей мгле,
    Умирая от ран роковых,
    И промолвил он вдруг для стоящих вокруг
    В тихой горести братьев своих:
    - Братья, вышел мой срок, мой конец недалек,
    Не дожить мне до нового дня,
    Но хочу я сказать: мне не жаль умирать,
    Коль дорнийка любила меня.

    ИСПОЛНИТЕЛИ

    Рейны из Кастамере (Дожди Кастамере)
    Том: smile потом....

    "Медведь и прекрасная дева" Хех... не дама, а дева!
    Шут: smile потом....

    Дорнийская жена (Жена Дорнишмана)
    Манс: Мужчина с проседью в волосах, в потрепанном черном с красным плаще, сидел на подушке, играл на лютне и пел. Король за Стеной совсем не походил на короля, и на одичалого тоже. Среднего роста, стройный, с резкими чертами лица, с проницательными карими глазами, с сильной проседью в длинных каштановых волосах. Ни короны, ни золотых колец, ни драгоценностей, даже серебряных украшений на нем нет. Шерсть, кожа да потрепанный плащ из черной шерсти с прорехами, зашитыми выцветшим красным шелком.

    “Последний из великанов"
    Игритт, Тормунд, Рик Длинное Копье, сыновья Тормунда Торегг и Дормунд, дочь Мунда и все остальные....

    НАЗВАНИЯ ПЕСЕН

    Том перетянул струну на арфе и спел:
    "Материнские слезы",
    "У Бена бабенка блудлива была",
    "Лорд Харт отправился в путь под дождем",
    "Рейны из Кастамере".

    Роберт любил смешные песни, чем похабнее, тем лучше. Сам он пел, только когда бывал пьян:
    "Бочонок эля",
    "Погребок",
    "Медведь и прекрасная дева".

    Бран - пир в Винтерфелле. Певец пел славные песни:
    "Железные копья",
    "Сожжение кораблей",
    "Медведь и прекрасная дева".
     
  7. Skagos

    Skagos Гость

    "Лорд Деремонт на Кровавом Лугу"

    Из десяти последний он
    Стоит с мечом в руке...

    Красна у ног его трава,
    И знамя как в огне,
    И красным пламенем закат
    Пылает в вышине.
    "Сюда, - врагов окликнул лорд, -
    Мой меч еще не сыт".
    И хлынули они вперед -
    Так с гор поток бежит...

    ИСПОЛНИТЕЛЬ
    Кейтилин и Бриенна в Риверране - "Раймунд-Рифмач, сидя у пивоварни в кругу слушателей, пел своим зычным голосом о лорде Деремонте на Кровавом Лугу".

    НАЗВАНИЯ ПЕСЕН

    Feast for Crows
    Дареон пел:
    “The Day They Hanged Black Robin”
    “The Mermaid’s Lament”
    “Autumn of My Day”
    “Iron Lances”
    “Seven Swords for Seven Sons”
    “Milady’s Supper”
    “Her Little Flower”
    “Meggett Was a Merry Maid, a Merry Maid Was She”
    “The Bear and the Maiden Fair”
     
  8. Skagos

    Skagos Гость

    ЛЕГЕНДЫ

    БЕЛАЯ КНИГА

    Джейме - Круглая Палата и Белая Книга:

    Он еще раз оглядел Круглую Палату. Белые гобелены на стенах, белый щит и два скрещенных меча над очагом. Стул из старого черного дуба с подушками из выбеленной коровьей кожи, протершейся почти до дыр. Это Барристан Смелый истер ее своим костлявым задом, а до него - Герольд Хайтауэр, принц Эйемон Драконий Рыцарь, сир Раэм Редвин, Дарри-Демон, сир Дункан Высокий и Алин Коннигтон, Бледный Грифон. Как мог Цареубийца затесаться в столь избранное общество.

    Сам стол был сделан из бледного, как кость, старого чардрева и имел вид огромного щита, поддерживаемого тремя белыми жеребцами. По традиции лорд-командующий сидел во главе щита, а братья рассаживались по трое с каждой стороны в тех редких случаях, когда все семеро собирались вместе. Лежащая перед Джейме книга насчитывала два фута в длину и полтора в ширину. Тысяча ее страниц из тонкого белого пергамента была заключена в белый кожаный переплет с золотыми петлями и застежками. Она именовалась Книгой Братьев, но в обиходе звалась просто Белой Книгой.
    В Белой Книге содержалась история Королевской Гвардии. Каждый рыцарь, когда-либо служивший в ней, имел свою страницу, где записывалось его имя и совершенные им подвиги. В левом верхнем углу каждой страницы был нарисован яркими красками щит, который носил рыцарь ко времени своего избрания, в правом нижнем углу изображался белый, девственно чистый щит Королевской Гвардии. Все верхние щиты были разными, все нижние - одинаковыми. В промежутке между ними вписывались этапы жизни и службы каждого гвардейца. Рисунки выполнялись септонами, присылаемыми трижды в год из Великой Септы Бейелора, ведение же записей входило в обязанности лорда-командующего.

    В нее следует внести сведения о смерти сира Мендона Мура и сира Престона Гринфилда и о недолгой, но кровавой службе Сандора Клигана. Кроме того, надо завести новые страницы для сира Бейлона Сванна, сира Осмунда Кеттлблэка и Рыцаря Цветов. И пригласить септона, чтобы он нарисовал их щиты.

    Предшественником Джейме на посту лорда-командующего был сир Барристан Селми. Вот и его щит с гербом дома Сел-ми: три желтые пшеничные копны на коричневом поле. Джейме позабавило, хотя и не даивило то, что сир Барристан перед уходом из замка выбрал время внести в книгу запись о собственной отставке.

    "Сир Барристан из дома Селми. Первенец сира Лионеля Селми из Колосьев. Служил оруженосцем у сира Манфреда Сванна. Заслужил прозвище "Смелый" на десятом году, явившись в чужих доспехах как таинственный рыцарь на турнир в Черной Гавани, где был побежден и разоблачен Дунканом, Принцем Стрекоз. Посвящен в рыцари на шестнадцатом году королем Эйегоном V Таргариеном, проявив чудеса доблести как таинственный рыцарь на зимнем турнире в Королевской Гавани, где победил принца Дункана Малого и сира Дункана Высокого, лорда-командующего Королевской Гавани. Убил Мейелиса-Чудище, последнего из самозванцев Черного Пламени, на поединке во время Войны Девятигрошовых Королей. Победил Лормелла Длинное Копье и Седрика Шторма, Бастарда из Бронзовых Врат. Призван в Королевскую Гвардию на двадцать третьем году лордом-командующим сиром Герольдом Хайтауэром. Защищал проход от всех охотников на турнире Серебряного Моста. Одержал победу в общей схватке на турнире у Девичьего Пруда. Доставил короля Эйериса II в безопасное место во время
    Синедольского Мятежа, несмотря на полученную в грудь рану от стрелы. Отомстил за убийство своего собрата, сира Гвейна Тощего. Спас Жиенну Сванн и ее септу от разбойников Королевского леса, победив Саймона Тойна и Улыбчивого Рыцаря и убив первого из них. На Староместском турнире победил и разоблачил таинственного рыцаря Черного Щита, сказавшегося бастардом из Вышеземья. Единственный победитель на турнире лорда Стеффона в Штормовом Пределе, где ссадил с коней лорда Роберта Баратеона, принца Оберина Мартелла, лорда Лейтона Хайтауэра, лорда Джона Коннигтона, лорда Ясона Маллистера и принца Рейегара Таргариена. Ранен стрелой, копьем и мечом в Битве при Трезубце, сражаясь вместе со своими собратьями на стороне Рейегара, принца Драконьего Камня. Помилован и назначен лордом-командующим королевской Гвардией королем Робертом I Баратеоном. Состоял в почетном карауле, доставившем леди Серсею из дома Ланнистеров в Королевскую Гавань на свадьбу с королем Робером. Возглавил атаку на Старый Вик во время мятежа Бейлона Грейджоя. Стал победителем турнира в Королевской Гавани на пятьдесят седьмом году. Уволен со службы королем Джоффри I Баратеоном на шестьдесят первом году по причине преклонного возраста".

    Первая часть истории сира Барристана была начертана крупным почерком сира Герольда Хайтауэра, заключительная же, начиная с ранений при Трезубце, - более мелким и изящным письмом самого Селми.
    Запись о самом Джейме по сравнению с предыдущей выглядела куцей.
    "Сир Джейме из дома Ланнистеров. Первенец лорда Тайвина и леди Джоанны из Бобрового Утеса. Сражался против разбойников Королевского леса в качестве оруженосца лорда Самнера Кракехолла. Посвящен в рыцари на пятнадцатом году сиром Эртуром Дейном из Королевской Гвардии за доблесть в бою. Призван в Королевскую Гвардию на пятнадцатом же году королем Эйерисом II Таргариеном. Во время взятия Королевской Гавани убил короля Эйериса у подножия Железного Трона. С тех пор известен как Цареубийца. Прощен за свое преступление королем Робертом I Баратеоном. Состоял в почетном карауле, доставившем его сестру леди Серсею Ланнистер в Королевскую Гавань на свадьбу с королем Робером. Победитель турнира, устроенного в Королевской Гавани по случаю их свадьбы".
    Вся его жизнь, изложенная таким образом, казалась серой и незначительной. Сир Барристан мог бы упомянуть хотя бы о нескольких других его турнирных победах. А сир Герольд мог бы добавить еще пару слов о том, как он отличился во время разгрома сиром Эртуром Дейном Братства Королевского леса. Он, как-никак, спас жизнь лорду Самнеру, не дав Пузатому Бену размозжить ему голову, хотя сам разбойник от него ушел. И выдержал поединок с Улыбчивым Рыцарем, хотя в конце концов того убил сир Эртур. Что за бой это был и что за противник! Улыбчивый Рыцарь был безумцем, в равной мере наделенным жестокостью и рыцарской честью и не ведавшим, что такое страх. И Дейн со своим Мечом Зари... Меч разбойника к концу боя стал таким зазубренным, что сир Эртур остановился и позволил ему взять новый. "Мне нужен твой белый меч", - заявил рыцарь-разбойник, получивший уже с дюжину ран и истекающий кровью. - "Тогда возьми его, сир", - ответил сир Эртур и добил его.

    Мир в те дни был проще, подумал Джейме, и человек тоже, а мечи делались из лучшей стали. Не потому ли, что ему тогда было пятнадцать лет? Теперь они все мертвы: Меч Зари и Улыбчивый Рыцарь, Белый Бык и принц Ливен, сир Освелл Уэнт со своим черным юмором, серьезный Джон Дарри, Саймон Тойн и вся его шайка, старый рубака Самнер Кракехолл. И тот мальчик, который звался Джейме Ланнистером. Когда же он умер? Когда надел белый плащ или позже, когда перерезал глотку Эйерису? Тот мальчик хотел стать сиром Эртуром Дейном, но где-то по дороге превратился в Улыбчивого Рыцаря.

    “Do you think my sister kisses Kettleblack?”
    “I don’t think it would be proper for me to slay mine own Sworn Brother. What I need to do is geld him and send him to the Wall. That’s what they did with Lucamore the Lusty. Ser Osmund may not take kindly to the gelding, to be sure. And there are his brothers to consider. Brothers can be dangerous. After Aegon the Unworthy put Ser Terrence Toyne to death for sleeping with his mistress, Toyne’s brothers did their best to kill him. Their best was not quite good enough, thanks to the Dragonknight, but it was not for want of trying. It’s written down in the White Book. All of it, save what to do with Cersei.”


    БРАТСТВО КОРОЛЕВСКОГО ЛЕСА

    Джейме:
    "Я выиграл общую схватку на турнире в тринадцать лет, еще оруженосцем. В пятнадцать я выступил с сиром Эртуром Дейном против Братства Королевского леса, и он посвятил меня в рыцари прямо на поле брани".
    "Джейме, в свою очередь, провел четыре года, служа оруженосцем у сира Самнера Кракехолла, и заслужил свои шпоры в битве с Братством Королевского леса".
    "Тогда Джейме впервые понял, что получил белый плащ не за мастерство в обращении с мечом и копьем и не за подвиги, совершенные в битве с Братством Королевского леса. Эйерис выбрал его, чтобы насолить отцу, лишив лорда Тайвина наследника".
    "Сир Джейме из дома Ланнистеров. Первенец лорда Тайвина и леди Джоанны из Бобрового Утеса. Сражался против разбойников Королевского леса в качестве оруженосца лорда Самнера Кракехолла. Посвящен в рыцари на пятнадцатом году сиром Эртуром Дейном из Королевской Гвардии за доблесть в бою".
    Черные братья. Замок Крастера:
    "Ульмер, сутулый, седобородой, с обвисшей кожей, вышел на позицию и достал стрелу из колчана на поясе. В молодости он был разбойником из знаменитого Братства Королевского леса и уверял, что однажды прострелил руку Белому Быку из Королевской Гвардии и сорвал поцелуй у дорнийской принцессы. Он забрал у нее драгоценности и сундук с золотом, но больше всего хвастал этим поцелуем. Сам Дик Оперенный учил меня натягивать лук, а лучшего стрелка на свете еще не бывало. - В Черном Замке все слышали рассказы Ульмера о знаменитой разбойничьей шайке, о Саймоне Тойне, Улыбчивом Рыцаре, Освине Длинношеем, Трижды Повешенном, Венде Белой Лани, Дике Оперенном, Пузатом Бене и остальных".
    Баристан рассказывает Дени о Рейгале:
    "В юности его высочество блистательно выступил на турнире в Штормовом Пределе, где выбил из седла лорда Стеффона Баратеона, лорда Ясона Миллистера, Красного Змея Дорнийского и таинственного рыцаря, который оказался известным Саймоном Тойном, предводителем разбойников из Королевского леса".
    Джейме. Белая Книга:
    "Спас Жиенну Сванн и ее септу от разбойников Королевского леса, победив Саймона Тойна и Улыбчивого Рыцаря и убив первого из них". "Сир Герольд мог бы добавить еще пару слов о том, как он отличился во время разгрома сиром Эртуром Дейном Братства Королевского леса. Он, как-никак, спас жизнь лорду Самнеру, не дав Пузатому Бену размозжить ему голову, хотя сам разбойник от него ушел. И выдержал поединок с Улыбчивым Рыцарем, хотя в конце концов того убил сир Эртур. Что за бой это был и что за противник! Улыбчивый Рыцарь был безумцем, в равной мере наделенным жестокостью и рыцарской честью и не ведавшим, что такое страх. И Дейн со своим Мечом Зари... Меч разбойника к концу боя стал таким зазубренным, что сир Эртур остановился и позволил ему взять новый. "Мне нужен твой белый меч", - заявил рыцарь-разбойник, получивший уже с дюжину ран и истекающий кровью. - "Тогда возьми его, сир", - ответил сир Эртур и добил его".
    Фрей Меррет - Везет выкуп Братству Без Знамен:
    "Еще мальчишкой его отправили служить пажом к Кракехоллам, в семью его матери. Когда старый лорд Самнер сделал его оруженосцем, все полагали, что вскорости он станет сиром Мерретом, но разбойники из Королевского леса разрушили эту мечту. В то время как его собрат-оруженосец Джейме Ланнистер покрыл себя славой, Меррет сперва подцепил оспу от лагерной шлюхи, а после умудрился попасть в плен к женщине, разбойнице по прозвищу Белая Лань. Лорд Самнер выкупил его у разбойников, но в следующем же бою Меррет получил удар палицей, проломившей ему шлем, и две недели провалялся без памяти".
    Jaime - A Feast for Crows
    We all do. “When I was a squire I told myself I’d be the man to slay the Smiling Knight.”
    “The Smiling Knight?” She sounded lost. “Who was that?”
    The Mountain of my boyhood. Half as big but twice as mad.
    “We were squires together once, at Crakehall.” He would not go so far as to claim they had been friends. When Jaime had arrived, Merrett Frey had been the castle bully, lording it over all the younger boys. Then he tried to bully me. “He was . . . very strong.” It was the only praise that came to mind. Merrett had been slow and clumsy and stupid, but he was strong.
    “You fought against the Kingswood Brotherhood together,” sniffed Lady Amerei. “Father used to tell me stories.”
    Father used to boast and lie, you mean. “We did.” Frey’s chief contributions to the fight had consisted of contracting the pox from a camp follower and getting himself captured by the White Fawn. The outlaw queen burned her sigil into his arse before ransoming him back to Sumner Crakehall. Merrett had not been able to sit down for a fortnight, though Jaime doubted that the red-hot iron was half so nasty as the kettles of shit his fellow squires made him eat once he was returned.“
    ”He would have thought that the White Fawn would have taught Merrett to stay clear of outlaw wenches. “There was a woman in the Kingswood Brotherhood as well.”
    “The White Fawn was young and fair, they say“.
    “You could kill Lord Beric, Ser Jaime. You slew the Smiley Knight“.
    “The Sword of the Morning slew the Smiling Knight, my lady. Ser Arthur Dayne, a better knight than me.”
    “Good luck getting answers then,” said Jaime. “If you want their help, you need to make them love you. That was how Arthur Dayne did it, when we rode against the Kingswood Brotherhood. He paid the smallfolk for the food we ate, brought their grievances to King Aerys, expanded the grazing lands around their villages, even won them the right to fell a certain number of trees each year and take a few of the king’s deer during the autumn. The forest folk had looked to Toyne to defend them, but Ser Arthur did more for them than the Brotherhood could ever hope to do, and won them to our side. After that, the rest was easy.”
    HOUSE TYRELL - "Mace's cousin, (SER VICTOR), slain by the Smiling Knight of the Kingswood Brotherhood".

    ВОЙНА ДЕВЯТИГРОШОВЫХ КОРОЛЕЙ
    WAR of the NINEPENNY KINGS
    Meribald - A Feast for Crows:
    “How old were you when they marched you off to war?”
    “Why, no older than your boy,” Meribald replied. “Too young for such, in truth, but my brothers were all going, and I would not be left behind. Willam said I could be his squire, though Will was no knight, only a potboy armed with a kitchen knife he’d stolen from the inn. He died upon the Stepstones, and never struck a blow. It was fever did for him, and for my brother Robin. Owen died from a mace that split his head apart, and his friend Jon Pox was hanged for rape.”
    “The War of the Ninepenny Kings?” asked Hyle Hunt.
    “So they called it, though I never saw a king, nor earned a penny. It was a war, though. That it was.”
    Jaime - A Feast for Crows:
    "but at that age, no girl interested Jaime half so much as Hoster’s famous brother, who had won renown fighting the Ninepenny Kings upon the Stepstones".
    "At table he had ignored poor Lysa, whilst pressing Brynden Tully for tales of Maelys the Monstrous and the Ebon Prince. Ser Brynden was younger then than I am now, Jaime reflected, and I was younger than Peck".

    BLACKFYRE REBELLION
    Кейтилин и Робб:
    - Бастард не может наследовать.
    - Пока его происхождение не узаконят королевским указом. Примеров тому больше, чем освобождению братьев Дозора от присяги.
    - Примеры, - с горечью молвила Кейтилин. - Верно, Эйегон Четвертый узаконил своих бастардов на смертном одре - и сколько же боли, горя, войн и убийств проистекло из этого? Я знаю, ты доверяешь Джону, но сможешь ли ты доверять его сыновьям? Претенденты из ветви Черного Пламени не давали Таргариенам покоя целых пять поколений, пока Барристан Смелый не убил последнего из них на Ступенях. Если ты узаконишь Джона, обратно бастардом его уже не сделаешь. Коль скоро он женится и заведет детей, твоим сыновьям от Жиенны всегда будет грозить опасность.

    Arianne - A Feast for Crows:
    My brother has crossed the narrow sea in secret, posing as a common merchant. Why?”
    “How would I know? There could be a hundred reasons.”
    “Or one. Are you aware that the Golden Company has broken its contract with Myr?”
    “Sellswords break their contracts all the time.”
    “Not the Golden Company. Our word is good as gold has been their boast since the days of Bittersteel. Myr is on the point of war with Lys and Tyrosh. Why break a contract that offered them the prospect of good wages and good plunder?”
    “Perhaps Lys offered them better wages. Or Tyrosh.”
    "No," she said. “I would believe it of any of the other free companies, yes. Most of them would change sides for half a groat. The Golden Company is different. A brotherhood of exiles and the sons of exiles, united by the dream of Bittersteel. It’s home they want, as much as gold. Lord Yronwood knows that as well as I do. His forebears rode with Bittersteel during three of the Blackfyre Rebellions.” She took Ser Arys by the hand, and wove her fingers through his own. “Have you ever seen the arms of House Toland of Ghost Hill?”
    He had to think a moment. “A dragon eating its own tail?”
    “The dragon is time. It has no beginning and no ending, so all things come round again. Anders Yronwood is Criston Cole reborn.
    Aemon - A Feast for Crows:
    “When last I passed this way, I saw every rock and tree and whitecap, and watched the grey gulls flying in our wake. I was five-and-thirty and had been a maester of the chain for sixteen years. Egg wanted me to help him rule, but I knew my place was here. He sent me north aboard the Golden Dragon, and insisted that his friend Ser Duncan see me safe to Eastwatch. No recruit had arrived at the Wall with so much pomp since Nymeria sent the Watch six kings in golden fetters. Egg emptied out the dungeons too, so I would not need to say my vows alone. My honor guard, he called them. One was no less a man than Brynden Rivers. Later he was chosen lord commander.”“Bloodraven?” said Dareon. “I know a song about him. ‘A Thousand Eyes, and One,’ it’s called. But I thought he lived a hundred years ago.”
    Arianne - A Feast for Crows:
    “A slave revolt in Astapor, dragons in Qarth, grey plague in Yi Ti. A new corsair king had risen in the Basilisk Isles and raided Tall Trees Town, and in Qohor followers of the red priests had rioted and tried to burn down the Black Goat. “And the Golden Company broke its contract with Myr, just as the Myrmen were about to go to war with Lys.”
    “The Lyseni bought them off,” suggested Sylva.
    “Clever Lyseni,” Drey said. “Clever, craven Lyseni.”
    If Quentyn has the Golden Company behind him . . . “Beneath the gold the bitter steel,” was their cry. You will need bitter steel and more, brother, if you think to set me aside. Arianne was loved in Dorne, Quentyn little known. No company of sellswords could change that.
    Cercei - A Feast for Crows:
    There is talk that the Archon of Tyrosh has offered terms to Lys, to end their present trade war. It had been rumored that Myr was about to enter the war on the Tyroshi side, but without the Golden Company the Myrish did not believe they . . .”
    “What the Myrish believe does not concern me.” The Free Cities were always fighting one another. Their endless betrayals and alliances meant little and less to Westeros. “Do you have any news of more import?”
    “The slave revolt in Astapor has spread to Meereen, it would seem. Sailors off a dozen ships speak of dragons . . .”
    “Harpies. It is harpies in Meereen.”

    QUEEN NYMERIA

    Aemon - A Feast for Crows:
    No recruit had arrived at the Wall with so much pomp since Nymeria sent the Watch six kings in golden fetters.
    Arianne - A Feast for Crows:
    She leaned her back against a fluted pillar and wondered if her brother was looking at the same stars tonight, wherever he might be. Do you see the white one, Quentyn? That is Nymeria’s star, burning bright, and that milky band behind her, those are ten thousand ships. She burned as bright as any man, and so shall I. You will not rob me of my birthright!
    Dorn - A Feast for Crows:
    “Captain, help me to the high seat.”
    There were two seats on the dais, near twin to one another, save that one had the Martell spear inlaid in gold upon its back, whilst the other bore the blazing Rhoynish sun that had flown from the masts of Nymeria’s ships when first they came to Dorne. The captain placed the prince beneath the spear and stepped away.
    Dorn - A Feast for Crows:
    He had not noticed that before, no more than he had noticed the picture on the tapestry, a scene of Nymeria and her ten thousand ships.
    Arianne - A Feast for Crows:
    “It is a long journey,” Arianne said, “but it will go easier once we reach the Greenblood. Some of Garin’s people will meet us there, the orphans of the river. They live on boats, and pole them up and down the Greenblood and its vassals, fishing and picking fruit and doing whatever work needs doing.”
    “How can you be orphans if you have mothers and fathers?” the girl asked.
    “They are the Rhoynar,” Arianne explained, “and their Mother was the river Rhoyne.”
    Myrcella did not understand. “I thought you were the Rhoynar. You Dornishmen, I mean.”
    “We are in part, Your Grace. Nymeria’s blood is in me, along with that of Mors Martell, the Dornish lord she married. On the day they wed, Nymeria fired her ships, so her people would understand that there could be no going back. Most were glad to see those flames, for their voyagings had been long and terrible before they came to Dorne, and many and more had been lost to storm, disease, and slavery. There were a few who mourned, however. They did not love this dry red land or its seven-faced god, so they clung to their old ways, hammered boats together from the hulks of the burned ships, and became the orphans of the Greenblood. The Mother in their songs is not our Mother, but Mother Rhoyne, whose waters nourished them from the dawn of days.”
    “I’d heard the Rhoynar had some turtle god,” said Ser Arys.
    “The Old Man of the River is a lesser god,” said Garin. “He was born from Mother River too, and fought the Crab King to win dominion over all who dwell beneath the flowing waters.”
    Arianne - A Feast for Crows:
    Lord Fowler might be a safer choice. The Old Hawk, he was called. He had never gotten on with Anders Yronwood; there was bad blood between their Houses going back a thousand years, from when the Fowlers had chosen Martell over Yronwood during Nymeria’s War. The Fowler twins were famous friends of Lady Nym as well, but how much weight would that carry with the Old Hawk?

    GOD RHOYNAR
    The Mother in their songs is not our Mother, but Mother Rhoyne, whose waters nourished them from the dawn of days.”
    “I’d heard the Rhoynar had some turtle god,” said Ser Arys.
    “The Old Man of the River is a lesser god,” said Garin. “He was born from Mother River too, and fought the Crab King to win dominion over all who dwell beneath the flowing waters.”

    OLD BOOKS
    During the daylight hours she would try to read, but the books that they had given her were deadly dull: ponderous old histories and geographies, annotated maps, a dry-as-dust study of the laws of Dorne, The Seven-Pointed Star and Lives of the High Septons, a huge tome about dragons that somehow made them about as interesting as newts. Arianne would have given much and more for a copy of Ten Thousand Ships or The Loves of Queen Nymeria, anything to occupy her thoughts and let her escape her tower for an hour or two, but such amusements were denied her.
     
  9. Иллакэрей

    Иллакэрей Гость

    Интересно, а в чем необходимость цитирования произведения Мартина? Каждый почитатель его творчества, наверное, имеет книгу дома... Форум, вообще то, место для обмена мыслями...
     
  10. Санделло

    Санделло Гость

    Жена Дорнийца

    У дорнийца жена краше солнца была,
    Поцелуи - теплее весны,
    Но дорнийца клинок - это черная сталь,
    И целует по-своему он.

    У дорнийца жена пела песни в воде,
    Груши слаще был голос ее.
    Но дорнийца клинок в битве тоже поет
    И укус его - пьявке сродни .

    Он лежал на земле и вокруг была ночь,
    Его кровь уже горлом пошла.
    Братья только молились над ним.
    Он им фыркнул в ответ

    - Умираю я здесь,
    Только мне наплевать -
    Все когда-то уйдут,
    Но я трахнул дорнийца жену!
     
  11. Жил был медведь,
    Косолапый и бурый,
    Страшный, большой,
    И с косматою шкурой...

    А что дальше? Кто-нибудь собрал всю балладу?

    Так же интересуют другие стихотворные произведеня Вестероса.
     
  12. Sarven

    Sarven Гость

    "Семеро" - песня, которую пел Сэм ребенку Лилли.
    Отец на небе, грозный бог,
    Подводит бытию итог.
    Он справедлив, хотя и строг,
    И любит малых деток.

    А матерь людям жизнь дает,
    Над бедами их слезы льет,
    Всем женщинам она оплот
    И любит малых деток.

    Ведет нас Воин за собой,
    Когда со злом идет на бой.
    Своей могучею рукой
    Хранит он малых деток.

    Премудрой Старицы маяк
    Нам озаряет жизни мрак,
    Ее златой лампады зрак
    Сияет малым деткам.

    Кузнец всегда работе рад,
    Чтоб в мире был покой и лад,
    Кует его искусный млат
    Для вас, для малых деток.

    Вот Дева в небесах парит,
    Любовь нам и мечту дарит,
    Ее чертог всегда открыт
    Для вас, для малых деток.

    Мы славу Семерым поем,
    Да сохранят они наш дом.
    Усните мирно сладким сном,
    Они вас видят, детки.
     
  13. Terry

    Terry Гость

    "Последний из великанов"(песня одичалых)

    Ооо! Я последний из великанов,
    Народ мой исчез навсегда
    Когда-то мы правили миром,
    Но те миновали года.
    На смену великим и сильным
    Ничтожный пришел человек,
    Он занял леса и долины
    И выловил рыбу из рек.
    В горах моих горны пылают
    И молот тяжелый стучит,
    А я все брожу, одинокий
    Тоскую и плачу на взрыд.
    Затравленный, всеми гонимый,
    Я слышу собак за спиной-
    Ведь мелкий не станет великим,
    Чтоб честно сразится со мной,
    Я последний из великанов,
    Услыште же песню мою:
    Умрет она вместе со мнойю
    В украденом вами краю.


    Господа, кто-нибудь в принципе знает, о чем поется в песне "Призраки с Дженни танцуют в чертогах былых королей..."???
     
  14. Terry

    Terry Гость

    Не поручусь, что это вся, и что формат именно таков... smile smile smile wink
    Жил-был медведь, косолапый и бурый!
    Страшный, большой и с мохнатою шкурой!
    Медведь, медведь!
    Однажды на ярмарку двинулся люд,
    Подался весь люд и медведя зовут!
    Медведь, медведь!
    Прохожим, проезжим- всем любо глядеть,
    Как пляшут три парня, козел и медведь!
    Медведь, медведь!
    Вертелись, крутились, плясали, скакали
    И дорогу на ярмарку так скоротали!
    Медведь, медведь!
    Прекрасная дева навстречу идет
    И пышные кудри ее словно мед!
    Медведь, медведь!
    Тут носом задергал красавец наш бурый,
    Страшный большой и с мохнатою шкурой!
    Медведь, медведь!
    Ах, бедная дева, увы ей и ах!
    Учуял он мед у нее в волосах!
    Медведь, медведь!
    Ристало ли деве подолом вертеть?
    Не стану плясать я с тобою медведь!
    Медведь, медведь!
    Схватил он ее и давай-ка вертеть!
    Медведь, медведь, косолапый медведь
    Медведь, медведь!
    Мне грезился рыцарь, а ты же косматый
    И бурый ,и страшный, и косолапый!
    Медведь, медведь!
    Она и брыкалась, она и визжала,
    Но все ж от медведя не убежала.
    Медведь, медведь!
    Плясал с нею буши весь день напролет
    И с пышных кудрей ее слизывал мед
    Медведь, медведь!
    Кричит она: милый ты мой, мой косматый,
    Мой расчудесный медведь косолапый!
    Медведь, медведь!
    На парочку эту всем любо глядеть:
    Прекрасная дев и бурый медведь!
    Медведь, медведь!
     
  15. Terry

    Terry Гость

    Песня Тома-Семерки

    Ты будешь спать, моя любовь,
    В постели пуховой,
    Ходить в шелках и кружевах,
    В короне золотой.
    Клянусь тебя всю жизнь мою
    Лелеять и беречь,
    И защитит от всех врагов
    Тебя мой верный меч

    Лесная дева говорит
    С улыбкою ему.
    Твоя постель не для меня,
    И шелк мне ни к чему
    Наряд из листьев я ношу,
    В косе - цветок живой,
    Но если хочешь, будь моим
    Здесь, под густой листвой.
     
  16. Terry

    Terry Гость

    "Дорнийская жена" в исполнении Манса-Налетчика

    У дорнийца жена хороша и нежна,
    Поцелуй ее сладок, как мед,
    Но дорнийский клинок и остер, и жесток,
    И без промаха сталь его бьет
    Голос милой дорнийки звенит, как ручей,
    В благовонной купальне ее,
    Но клинок ее мужа целует больней,
    И смертельно его острие.
    Он лежал на земле в наползающей мгле,
    Умирая от ран роковых,
    И промолвил он вдруг для стоящих вокруг
    В тихой горести братьев своих:
    - Братья, вышел мой срок, мой конец недалек,
    Не дожить мне до нового дня,
    Но хочу я сказать: мне не жаль умирать,
    Коль дорнийка любила меня.
     
  17. Terry

    Terry Гость

    Специально для Снежного Кота wink

    Рейны из Кастамере
    Да кто ты такой, вопрошал гордый лорд,
    Чтоб я шел к тебе на поклон?
    Ты всего лишь кот, только шерстью желт
    И гривой густой наделен.

    Ты зовешься львом и с большой горы
    Смотришь грозно на всех остальных,
    Но если когти твои остры,
    То мои не тупее твоих

    О, как он был горд, этот знатный лорд,
    Как могуч он был и богат,
    Но те дни позади, и о нем лишь дожди
    Средь руин его замка скорбят.
     
  18. Колдунья

    Колдунья Гость

    А есть текст песни, которую Тиша пела Тириону?
    Насколько я помню, упоминаются первые строчки нескольких куплетов: "Была любовь моя прекрасна, словно лето, и волосы ее как солнца свет", вроде еще "Была любовь моя прекрасна, словно осень, и волосы ее как цвет листвы", и что-то про зиму...
    Может, в каком-нибудь томе будет вся песня, интересно ведь...
     
  19. Terry

    Terry Гость

    (Колдунья @ 06.03.2007, 06:46 PM) 47000
    Была моя любовь, как снег прекрасна, и волосы ее - как свет луны
    Вроде бы нет текста:( А кстати, нигде нет иностранных сайтов/ форумов, где бы били не включенные в основной текст песни, именно Мартиновские???
     
  20. Shadman

    Shadman Гость

    забавно… я вот в стародавние времена заводил топик где выложил ВСЕ песни из первых трех книг! и где он? модеры удалили? + заводился топик где была попытка собрать все легенды и сказки Вестероса… его тоже вроде теперь нет sad

    может, чем просто так, перетирать уже однажды возникшие и потертые темы – лучше заново собрать – оформить и выложить на сайт?