Дэвид Питерсон и Сэй Эмрис о дотракине

Продолжая дотракийскую тему, популярнейший англоязычный блог Тor.com в лице колумниста Эллена Б.Райта взял интервью у создателя языка Дэвида Дж. Питерсена и главы общества по созданию языков Сэя Эмриса. Ниже пересказ и частичный перевод (интервью дюже длинное).

Целью общества по созданию языков – по видению Эмриса – является создание и продвижение выдуманных языков, организация связи между ведущими профессионалами в этой области, привлечение людей из индустрии развлечений и прочее. Эмрис признался, что большую часть времени их работа не представляет коммерческого интереса за исключением случаев, подобных созданию Дотракина – прямой заказ HBO. Эмрис хвастает, что в сообществе, которое он возглавляет – лучшие из лучших разработчиков языков, у многих в том числе у Питерсона, создателя Дотракина, есть научные степени, некоторые приняли участие в высокобюджетных проектах, например, Билл Уэлден был приглашен к работе над «Властелином колец».

Как мы уже рассказывали, Питерсон был выбран на конкурсной основе – один из 35 кандидатов. Каждому были предоставлены требования по созданию искусственного языка и заключен контракт о неразглашении. Затем претенденты представили несколько своих переводов и предложения по грамматике, которые были исследованы группой экспертов причем так, что проверяющий не знал имени проверяемого; таким образом, Эмрис хотел исключить любые политические моменты, о которых как-то говорил Мартин. Среди параметров оценки – соответствие источнику, эстетическая составляющая, глубина проработки, логичность, оригинальность и «фактору выдуманности». Из 35-ти были выбраны четверо и один запасной на случай, если один из четырех финалистов откажется от дальнейшей борьбы. Когда экспертам открыли карты, многие из них были удивлены. Дальше финалистам был поручено перевести сценарий пилотной серии и кое-какие дополнительные данные; их работу команда экспертов снабдила комментариями, отмечая сильные и слабые стороны каждого, после конечный пакет был отослан команде сериала. «В HBO были поражены тем, что мы отправили. Думается, они едва ли понимали до этих пор, с кем имеют дело», – смеется Эмрис. Таким образом, Эмрис уверен, что Питерсон победил совершенно справедливо.

‒ Как участник, хочу сказать: процесс был интенсивный. Там ведь, в конце концов, участвовали самые-самые из мира конланга – Джон Куиджада, Ян ван Стеенберген, Рик Рутс… Чуть ли ни каждого я знал и уважал (были и новые лица – их я узнал и зауважал). Работы для конкурса одни из самых оригинальных и творческих, что я видел прежде.

Питерсон говорит, что в самих книгах не так много материала, на который можно опереться, всего три десятка, большая часть которых – имена, однако, это позволяет определить звучание языка, который дОлжно наделить плотью и кровью. Но при этом эти 30 слов на этапе конкурса дали серьезно разнившиеся варианты, иначе 30 слов не определяют лишь один возможный вариант. Главной основой для Дотракина в версии Питерсона послужил его собственные наработки, основанные на естественных языках, указанных в пресс-релизе HBO. К примеру, выдуманный Питерсоном Жилер на основе турецкого языка и суахили дали Дотракину модель словообразования, а вот русский язык послужил источником вдохновения морфологии имен существительных, падежей. О последнем Питерсон замечает:

‒ Курс морфологии [Фаррелла Акермана] я проходил дважды [в аспирантуре], и вне всякого сомнения именно он повлиял на мое видение языка как такового, и именно благодаря этому курсу я влюблен в эстонский язык.

Питерсон отмечает, что в процессе создания языка он отталкивался от саги, пытался вообразить жизнь дотракийцев и язык, который подходил бы этой жизни, прибавив к этому свой багаж знаний о древних языках и культурах. Так он определил словарь, который использовали дотракийцы пока жили замкнутой жизнью и словарь, который обогатил язык после того, как они начали контактировать с другими культурами. Причем для воссоздания языка лошадников использовался и ломанный вестерн вестеросский язык, на котором пытался говорить Дрого со своей женой. Так, из того, что Дрого называет «Железный Трон» «Железным стулом» следует, что слова «трон» в языке дотракийцев не существовало. Частенько при построении фраз и использовании отдельных слов иностранцы допускают ошибки, исходя из особенностей родного для них языка. Как раз такие ошибки Питерсон изучал в течение трех лет под руководством Гранта Гудолла. Эти знания позволили Питеросну сконструировать правдоподобный акцент, приличествующий как Дрого, так и Дени, которая изучает дотракийский.

Питерсон говорит, что прежде не интересовался сагой, хотя жена и нахваливала ему будучи преданной поклонницей, зато теперь:

‒ Сейчас «Битва Королей» лежит у меня в ванной комнате… Теперь все книги у нас расчерчены разноцветными маркерами – по одному на каждый язык.
Он переписывался с Джорджем Мартином в ходе работы над диалогами для пилота, и сейчас переписывается, и признает, что «в полном восторге, хотя в письмах и сдержан».
Для съемок пилотного эпизода Питерсон подготовил для актеров транскрипции, а также записал аудио, чтобы их произношение было наиболее верно, самого же его как консультанта не пригласили, хотя на грядущие съемки он готов приехать, если позовут.

Эмрис говорит:

‒ Мы не можем подробно комментировать детали нашей с ним [Мартином] работы, могу только сказать, что мы будем чрезвычайно рады работать как с HBO, так и с Мартином в любом их проекте, и если поклонники хотят этого, им стоит дать понять HBO, что к чему.

Словарь Дотракина

Сейчас словарь Дотракина насчитывает 2000 слов. Чтобы выжить в другой стране, говорят, достаточно знать полторы тысячи слов, так что словарь достаточно большой. Процедуру создания нового слова Питерсон описывает следующим образом: для того, чтобы язык звучал наиболее естественно подход Мартина не годится, нельзя осознав, что слова нет, выдумать нечто благозвучное:

‒ Нужно попытаться представить в каких условиях такое слово могло появится, решить, будет ли новое слово производным от другого (может быть, посредством какого-либо стандартного метода), или оно возникло из метафорического расширения иного слова, может быть имеет смысл создать сложносоставное слово, или возможно оправдано создать вообще новое слово. Пусть создание новой лексической единицы зависит во многом от самого слова и от того, как я думаю оно интегрируется в Дотракийское общество. И, конечно, отрадно, что достаточно выковать одно слова, и… это ведет к созданию цепочки новых слов, заполняя эту часть лексикона. При таких обстоятельствах язык растет в искусственно-органической форме, если подобный оксюморон имеет смысл.

Степень проработки языка и словарь позволяют создать дотракино-английский словарь или разговорник. Питерсон отмечает, что он может его написать, но решение за HBO.

И новое слово «Кровь Дракона» дабы польстить Дени:

‒ Кровь Дракона будет «кхой жаворси» [qoy zhavvorsi], «кхой» – кровь, «жаворси» – драконья.

Для непрофессионала дотракин звучит как арабский язык, хотя между ними – пропасть. Дотракину свойственный зубные согласные, как в испанском, и звучание арабского за исключением фарингальных согласных, при артикуляции которых в гортани образуется смычка (и звучат они поэтому глухо с придыханием). Питерсон объясняет, что в дотракине «n», «t», «d» произносятся подобно «th», т.е. с языком между зубами без выдыхания. Среди других особенностей языка Питерсон отмечает циркумфиксы, которые по его признанию он взял из грузинского. Эти одновременно приставки и суффиксы используются для словообразования и изменения формы слова. При этом Питеросон замечает, что образованная циркумфиксом слово не носит значение изначальной морфемы, а также, что в целом циркумфикс редкость, что в прочем не является истиной, ведь, они есть во многих языках (согласно статье в википедии), часть из которых весьма распространены: немецкий, японский, малайский, нидерландский, иврит и прочие.

Пример из дотракина. Самое длинное слово: «athastokhdeveshizaroon» – «от бессмыслицы, глупости», убираем суффикс athastokhdeveshizar-oon, и части вначале и в конце и есть циркумфиксы: ath-astokhdeveshi-zar-oon.

О Питерсоне и его “лингвотворчестве”

Питерсон рассказывает, что ему совершенно ничего не было известно о конлангах, он не занимался изобретением языков в отрочестве, и думал что Толкин лишь писатель, но к концу своей учебы в школе он вдруг увлекся иностранными языками. Он углубленно стал изучать испанский, брал уроки немецкого, а на последнем курсе сам стал преподавать латынь и французский язык. На первом курсе в Берлки он стал изучать арабский, русский и эсперанто, и тогда ему впервые пришла мысль о том, что язык можно создавать. Вскоре он уже загорелся идеей создания своего тайного языка, тогда-то он и обнаружил сообщество конлангеров, где к своему восхищению и ужасу он понял, что идея приходила и прежде не к нему одному:

‒ До этого момента я наивно полагал, что делаю то, что прежде никто не делал.

Свой первый язык Питерсон уже забросил, призвав его «ужасным», что в общем-то предсказуемо, учитывая, что он самоучка. Два других языка – самые крупные его наработки – живы до сих пор, это Жилер [Zhyler] и Камакави [Kamakawi], причем второй он считает лучшим своим проектом. Камикави основан частично на языке Гаваев. Питерсон гордится тем, что разработал для этого языка письменность, комбинацию силлабической (буквенная или слоговая азбука) и логарифмической систем (иероглифы, 1 иероглиф = 1 значимое слово или по крайней мере корень).

Комментарии (4)

Наверх

Сообщить об опечатке

Выделенный текст будет отправлен мейстеру на проверку: