Серсея Ланнистер [мнения]

Тема в разделе "Ключевое о персонажах", создана пользователем Narwen, 4 дек 2013.

  1. Narwen

    Narwen (o˘◡˘o)

    Образ Серсеи в книге — один из тех, что меняются прямо у нас на глазах. Одни считают ее отвратительной, другие сочувствуют. В этой теме предлагается высказать мнение о персонаже по итогам чтения/обсуждения.

    Допускается компиляция своих старых постов.

    Обсуждение высказанного ведется в обычной теме.
    Раздел премодерируемый.
     
    Cat., Shtee, Dokata и 10 другим нравится это.
  2. Serenity

    Serenity Ленный рыцарь

    Мое мнение о Серсее Ланнистер может быть спорным, но противоречивым является и сам персонаж. В моем видении, Серсея – просто девочка, искавшая любви и не нашедшая понимания. Недобрая и непростая девочка, но заслуживающая внимания и сочувствия.

    Детство и отрочество

    Все мы, как известно, родом из детства. И у Серсеи «незавершенный гештальдт» такой силы, что только девочкой с подобным характером она и могла вырасти. Что мы имеем: не в меру активная особа, у которой чувство самосохранения напрочь отсутствует (полезла в клетку со львом), авантюрная (не побоялась пойти ночью к колдунье), амбициозная (слова отца о короне нашли более чем благодатную почву), склонная к агрессии (сознательное причинение боли младенцу-Тириону), но при всем этом довольно романтичная (мечты о прекрасном принце Рейегаре) и даже сентиментальная (игра на арфе того же Рейегара растрогала ее до слез). Такая смесь нуждается в контроле и воспитании – что, возможно, и пыталась делать Джоанна.

    Но Джоанна рано умерла, и из Серсеи «что выросло, то выросло», потому что:

    Во-первых, девочкой, похоже, толком никто не занимался. Я имею в виду не гувернанток-нянь-учителей-септ, а родителей, тех, чей авторитет для ребенка незыблем.

    Во-вторых, уже сам девиз дома Ланнистеров не похож на что-то вроде «семья, долг, честь» и в полной мере отражает атмосферу гордого, эгоцентричного и более чем амбициозного дома (не умаляя при этом его силы, ума и хитрости). Скромной и благовоспитанной леди здесь вырасти сложно – или если невероятно сильны природные положительные качества, или если ребенка в этих истинах растят день за днем, да еще и воодушевляют своим примером. Имхо, Серсея после смерти матери в качестве такого примера для себя воспринимала отца, это естественно, только вот она видела только его внешние качества: ум, холодность, расчетливость, жесткость, отношение к окружающим – и старалась их копировать в меру способностей.

    В-третьих, и это главное, Серсее, как любому ребенку, была необходима не только забота, но и любовь. Любовь безусловная, не оценивающая, любовь, которая каждому ребенку дает защиту и уверенность в своих силах на всю дальнейшую жизнь – именно родительская любовь. На мой взгляд, со смертью матери Серсея этого лишилась: Тайвин или был убит горем, или вовсе не умел показывать свои чувства детям, или не воспринимал дочь всерьез, больше интересуясь наследником – но он него этой любви она явно в должной степени не получила.

    На мой взгляд, эта «недолюбленность» и стала главной проблемой Серсеи. (По мне так просто так такого не бывает: видимо, у Серсеи изначально была подвижная психика, поэтому на ней эти события так и отразились, Джейме в этом плане был психологически сильнее – ему потеря матери далась легче. Вообще ведь среди близнецов один всегда более болезненный, что ли – только обычно это в физическом плане, а у Ланнистеров вышло в психологическом) Всю свою дальнейшую жизнь она подсознательно стремилась к любви и восхищению, словно старалась получить то, чего у нее не было в детстве. Оговорюсь: это не было Сансиным стремлением ко всеобщей любви, нет, Серсея – истинная Ланнистер, ей глубоко наплевать на мнение большинства, но были люди, чья любовь и восхищение ей необходимы.

    Основная ее идея фикс – стать королевой – кмк, заложена именно этим страстным желанием быть любимой. Когда Тайвин рассказывает ей об этом, он улыбается (!), причем «никто, кроме Серсеи, не видел его улыбающимся». Представляете, какой эффект оказала эта улыбка на девочку? Отец, отстраненный, недосягаемый, улыбается ей! Улыбается - значит, доволен, доволен - значит, гордится, гордится - значит, любит. Да эта фраза про королеву должна была намертво впечататься в сознание Серсеи, причем каждый раз ассоциируясь с улыбкой отца и с ощущением, что она нужна и любима. Потом она уже, конечно, и влюбленность в Рейегара напридумывала, благо тот оказался похож на принца-из-сказки. И, конечно, эта мысль очень ровно легла на ее ланнистерские качества. Но все это было уже по инерции, а направление движения задал Тайвин.

    При всем этом на почве все той же «недолюбленности» у Серсеи, кмк, развился сильнейший комплекс неполноценности. Помните, как она на любую фразу (не дай Семеро – оскорбление!) в свой адрес огрызалась? Да и сама гипертрофированная гордость и презрение ко всем и вся тоже могут говорить «за» жесточайшие внутренние комплексы. Сначала отец не сказать чтобы сильно любил, а дальше пошло только хуже: Эйрис женить сына на ней отказался, принц-из-сказки Рейегар влюбился в Лианну, а новоиспеченный муж именем этой же Лианны назвал. (Вообще довольно странно, что у одной из красивейших женщин 7 королевств и поклонников-то толком не было)))

    Серсея и Джейме

    Из этой же невероятной тяги к любви и восхищению родились их отношения с Джейме. По сути, брат был единственным человеком, не просто искренне привязанным к ней, но и показывавшим эту привязанность. Переоценить значение такого человека для Серсеи вообще сложно. Но, как мы помним, примерно с 11 лет Джейме стал оруженосцем, соответственно, уезжал из Кастерли-Рок, потом, когда Серсее было 12, Тайвин взял ее с собой в Королевскую гавань – в общем, они перестали жить под одной крышей и видеться день за днем. И тут Серсея поняла, что теряет единственного человека, который ее безусловно любит. Хотя «поняла», пожалуй, неудачное слово – она не мозгами это обдумала, она просто ощутила это и всеми способами постаралась его к себе привязать. Опять же, не обдумывая, безо всякого расчета, просто пребывая в ужасе от того, что его теряет. То же самое произошло с планируемой женитьбой на Лизе Талли и ее планом по поводу Королевской гвардии. При всем этом я уверена, что Серсея и сама полюбила Джейме, но настолько, насколько вообще способна любить, да, любовью эгоистичной, да, выросшей из страха остаться одной, но полюбила. Причем, насколько я помню, она ни разу не произнесла этого слова даже в своих мыслях – потому что одна из основных проблем Серсеи в том, что она хочет быть любимой – но не хочет любить сама. Любовь – это яд, как говорит она Сансе, и любовь – это слабость, а любую слабость Серсея презирает. Этот чудовищный перекос в миропонимании – одновременная жажда любви и презрение к ней – тяжело дается Серсее.

    Когда мы наконец «забираемся в голову» к Серсее в «Пире» и «Танце», мы видим, сколько там Джейме – и там не только мысли «пусть придет и спасет меня», она вспоминает и части их истории, и какие-то слова и выражения, ему свойственные, она словно мир воспринимает через призму и их отношений, и его существования в этом мире. Но признаться самой себе в этой любви она не может – и после отъезда Джейме она начинает строить новую жизнь – без него.

    И тут мы подошли к знаменитому «с Ланселем, с Осмундом Кэттлбеком, а может, и с Лунатиком, почем мне знать». С первого, второго, да и десятого взгляда тут все кажется однозначным… Но все же если попробовать взглянуть на это с точки зрения вечной потребности Серсеи в любви и восхищении, а также в безоговорочной преданности – то может получиться и нечто иное. Кмк, здесь Серсея сознательно старалась проделать то же, что однажды так удачно удалось ей с Джейме - привязать к себе, ослепить, влюбить в себя до безумия, получить человека, преданного ей всем сердцем – для осуществления своих «планов по безопасности» ее и детей. Она одна в КГ, кругом война, отец не едет, присылает ненавистного брата, сын совсем отбивается от рук – она снова чувствует себя одинокой и беспомощной, как восьмилетняя девочка. Ей нужен тот, кому она сможет всецело доверять. Другое дело, что кандидатов на это звание Серсея выбрала крайне неумело – ту степень любви и преданности, которую она нашла в Джейме, вообще сложно повторить, но от данных товарищей ее вообще ждать бессмысленно.

    Поэтому в данном вопросе согласиться с Серсеей невозможно, но понять – понять более-менее реально.

    Серсея и Роберт

    Ну тут и без меня много говорено, и прийти к консенсусу крайне сложно: если ты на стороне одного, второй априори виноват больше))) Логично, что правы все, кто утверждает, что виноваты оба и жаль обоих. Стоит разве что снова отметить, что реакция Серсеи на имя Лианны гипертрофирована, но ожидаема: с ее бешеным темпераментом и гордостью, помноженными на неуверенность в себе, один звук этого имени и правда мог решить все. Хорошо это или плохо – Серсея такая, какая есть. Дальше – еще понятнее, женщина в гневе страшна, а Серсея и подавно, поэтому надеяться на «благоразумие» и рождение законных наследников в этой ситуации бесполезно: если Серсея ненавидит, то всем сердцем. Что же до средневековой морали и предназначении женщины и тем более королевы в патриархальном обществе, то…

    Серсея – первая феминистка 7 королевств

    Может, там и еще феминистки были, поправьте меня, если так, но я кроме Серсеи только Бриенну вспомнила. Но с Бриенной другая тема – она стала рыцарем, фактически мужчиной, с нее и спрос невелик – если ты сражаешься не хуже, будь рыцарем сколько вздумается. Серсея решила отстаивать «права человека», оставаясь женщиной не только по сути, но и по форме. «Отстаивала» она их, правда, в основном тайно, но уже сам факт, что она перешла границу «мужчина-женщина» (ооо, это знаменитое робертовское «молчи, женщина!») и хотя бы в своем собственном сознании шагнула на сторону «человек-человек» - это уже, по-моему, поступок человека смелого и мыслящего. Кмк, она себя и свои поступки оценивает с точки зрения морали не для «женщины», а для «человека». Роберт может пить-гулять, причем открыто и нимало не стесняясь? Может. Почему тогда ей не встречаться в глубокой тайне и не позоря корону с человеком, которого она любит? (по поводу тайно – все-таки около 15 лет никаких слухов о ней не ходило) Аргументы из серии «должна, потому что жена, мать и королева» не приемлемы, потому что брак – это не только права одного и обязанности другого, это общие и права, и обязанности. Да, наверное, это могло казаться диким. Серсея сильно опередила свое время.

    Серсея и власть

    А вот тут полный швах. Но ведь Серсея к власти-то именно в плане управления государством не стремилась. Изначально в ней сидело чувство «стану королевой – папа будет меня любить», на него быстро наложилось – «стану королевой – буду любимой и единственной для принца-из-сказки» и «стану королевой – буду самой известной», а-ля звезда Голливуда, потом, когда она вышла за Роберта, ее желание стать королевой-регентом стало неразрывно связано с избавлением от него и свободой – с возможностью вдохнуть полной грудью и больше ни от кого не зависеть (неудивительно, что при идее Тайвина о повторном браке и новых кандалах она пришла в ужас). Власть стала для нее гарантией своей свободы и безопасности, а также благополучия детей – у меня сложилось впечатление, что к самим государственным делам она была довольно равнодушна.

    Серсея и дети

    Тут все довольно прозрачно и в пояснениях не нуждается. Детей Серсея боготворила и наверняка изо всех сил старалась сделать так, чтобы они никогда не узнали, что такое недостаток любви, который она ощущала в своей детстве. В итоге Джоффри оказался чудовищно избалован, что в сочетании с его природными качествами дало такую гремучую смесь. Томмен и Мирцелла слеплены из другого теста, поэтому их такая любовь не развратила. И опять же: Серсея дарила любовь, но и надеялась получить любовь и в ответ – и в том числе в этом корни ее ненависти к Маргери. Серсея снова осталась одна – и единственным ее близким человеком был сын – да, это не плечо, на которое можно опереться, но и любовь ребенка – огромная сила. Плюс ко всему Серсея видит любовь в полном согласии с ее действиями – и как только Томмен начинает обнаруживать мысли, которые появились у него благодаря Маргери, а не матери, ей стало чудовищно страшно. (Когда Джейме так же начал высказывать «расово неправильные» мысли, Серсее легче было убедить саму себя, что теперь он ей никто, чужой – но с сыном-то такое не пройдет).

    А дальше – дальше Серсея боролась известными и подвластными ей способами.

    Основной вывод: желаю всем счастливых семей и любящих родителей!
     
    Последнее редактирование модератором: 4 дек 2013
    Forrey, World_Viktory, DaryaSoloH и 57 другим нравится это.