Север

Тема в разделе "[ФРПГ] Военная ФРПГ по ПЛИО", создана пользователем Русе Болтон, 22 апр 2007.

  1. Из ворот Дредфорта лилась железная река – лорд Русе Болтон выступил в поход, Старк созывал знамена. Конница, копейщики и лучники маршировали на юг. Во главе колонны ехал лорд Дредфорта в черной кольчуге и плаще, неприятно напоминавшем цветом содранную кожу, рядом с ним был сквайр Уолтон со знаменем с ободранным человеком. Не пели трубы, не слышен был смех, все, что обычно сопровождает марш любого войска. Дредфортцы словно брали пример со своего равнодушного лорда.
    В замке мейстер жаловался стюарду, что ему пришлось за неделю выпустить больше воронов во все стороны света, чем за десять лет. Лорд сказал, что отрежет ему язык, если он распечатает хоть одно письмо. Стюард же заметил что дредфортцы запоздали и теперь им придется догонять остальных северян, которые наверное уже в Речных землях. Крестьяне Болтона с тщательно скрываемым облегчением смотрели на уход своего лорда, единственным их желанием было чтобы он подольше задержался на Юге.
     
  2. Стоял ясный морозный день. Солнце сияло на мечах и щитах марширующих воинов. Дредфортцы проходили через Зимний городок, направляясь к Винтерфеллу. Люди с любопытством провожали их взглядами.
    – Все наши отправились в Речные земли, а эти Болтонцы что здесь делают? – нахмурился старый крестьянин – Мой лорд Мандерли никогда не любил их.
    – Я слышал что Болтон осторожный человек, и он наверное уговорил молодого Старка оставить его для защиты наших земель – ответил ему горожанин.
    – От кого? Все наши враги далеко на юге.
    – Ну не скажи, я слышал слухи что Железные люди собираются в набег, а они нам никогда не были друзьями.
    Командир дредфортцев остановился возле Восточных ворот Винтерфелла.
    - По приказу лорда Старка я должен взять на себя защиту замка.
    - Да, я получил ворона от лорда Эддарда – ответил кастелян Родрик Кассель.
    И над воротной башней рядом со стягом Старков было поднято знамя Болтонов.
     
  3. ScarletDragon

    ScarletDragon Гость

    От города несся сильный запах людей. Давно их тут так много не было.... Добром это не кончится. Множество людей всегда ведут за собой множество смертей. Им повезет, если останутся живы. Эх, люди-люди... Всегда с ними так - лишь бы подратся. А тут дело пахнет немалыми бедами. Очередная война назревает. Но Старку-то что в голову ударило? Вроде мирный такой всегда был... Ну нет чтоб прийти в богорощу и все нам рассказать! Ну почему лютоволки не умеют разговаривать по человечески?
    Снег хрустел под широкими лапами, снежинки падали на морду, а над головой с криком пронесся ворон. Где вороны - там и люди. Махнула хвостом и скрылась в чаще леса.
     
  4. Old Nick

    Old Nick Гость

    Побережье к северо-западу от Темнолесья

    Эурон смотрел на стремительно приближающийся берег. Высадка началась.

    Жители деревни, состоявшей из трех десятков домов, слишком поздно заметили приближавшуюся опасность. Заходящее солнце до поры до времени скрывало корабли от посторонних взглядов, да и кто будет пялиться на море в такое время, когда все лодки с рыбаками давно уже были на берегу.

    Ладьи подошли к берегу, одна за другой зарываясь в прибрежную гальку. Воины с криками и воплями спрыгивали прямо в воду: буквально за несколько минут они рассыпались по деревне. Отовсюду послышались крики о помощи, вопли и стоны умирающих, лязг стали. Воины Железных островов не щадили никого: волна смерти и насилия захлестнула жителей рыбацкой деревушки с головой. Тех немногих, кому удалось выбраться из этого ада и добежать до леса, встречали люди Рыжего Гребца.

    Хускарлы Эурона Грейджоя не участвовали в резне – они занялись выгрузкой тарана с подошедшего к берегу «Молчаливого». По деревянному настилу таран спустили с корабля и откатили от воды.

    Как только вопли стали стихать, Эурон распорядился собрать людей и готовиться к выступлению на Темнолесье. Сжигать деревню не стали: до замка, конечно, далеко, но зарево от пожара в это время суток будет видно издалека, кто знает, сколько здесь селений в округе. Извещать местных жителей о прибытии Железных людей не было необходимости.

    Пока войска собирались, Эурон отозвал в сторону Сушеного Джона Майра. – Для тебя, Джон, у меня будет особое задание, – сказал он ему. – Обыщи деревню. Пусть твои люди найдут пару телег и лошадей – они нам понадобятся немного позднее. Если в деревне ничего нет, поищем в следующих… Всего мне нужно три-четыре телеги, не больше. Да, и пусть еще соберут одежду местных, только не с трупов…

    Майр кивнул и, не задавая лишних вопросов, бросился выполнять приказ Эурона.

    Подозвав к себе одного из своих людей, Эурон распорядился передать Рыжему Гребцу, чтоб его воины немедленно выдвинулись по направлению к замку в качестве дозорных.
    – При обнаружении населенных пунктов себя не обнаруживать, вести наблюдение и ожидать подход основных сил. Все ясно?
    Воин кивнул и помчался по направлению к лесу.

    Эурон направился к строящемуся войску. Перепрыгивая через трупы, попадавшиеся у него на пути, он думал о том, куда ему двинуться дальше после взятия Темнолесья (в том, что он сможет взять этот замок, сомнений у него не было – вопрос был только в величине потерь).

    Прошел еще час и войско Железных людей уже маршировало (если конечно можно было так сказать о них) по направлению к своей первой цели.
     
  5. Old Nick

    Old Nick Гость

    Вдоль дороги, по которой двигалось войско Железных людей, росли гигантские сосны вперемешку со страж-деревьями, у подножья которых переплетались заросли колючего кустарника. По такому лесу не то что верхом, пешему человеку пробираться нелегко. Эурону оставалось надеяться, что в такой чаще ни одного живого человека и не встретишь. Чем ближе его войско подбиралось к Темнолесью, тем чаще стали на его пути попадаться небольшие селения, да деревушки. Однако пока, вроде бы, все шло по плану. Воины Эурона действовали достаточно стандартно, как он и задумывал с самого начала: при обнаружении дозорными Рыжего Гребца населенного пункта на пути следования войска, его люди окружали поселение, после чего высылался связной с предупреждением Эурону. После подхода основных сил деревня разграблялась, а ее жители вырезались под корень (иногда воины Рыжего Гребца начинали резню до подхода основных сил, однако Эурон до поры до времени закрывал на это глаза – пусть порезвятся пока есть возможность).
    Как бы то ни было, Эурон понимал, что держать их продвижение в тайне до бесконечности будет просто невозможно, и потому подгонял своих воинов как мог. Довольно серьезно передвижение войска задерживал таран. Однако после того, как в одной из деревень удалось раздобыть мулов (найти лошадей так и не удалось), эта проблема была решена. Позднее к войску присоединилась и пара телег, запряженных теми же мулами и груженых тем немногим добром, которым разжились в разоренных селениях (впрочем, и это добром можно было назвать с большой натяжкой – самой большой «драгоценностью» можно было считать пару бочонков довольно дрянного пива).
    На исходе шестого дня пути войско достигло окрестностей Темнолесья. Когда дозорные сообщили о приближении к замку, Эурон приказал остановить продвижение и рассредоточиться по лесу, взяв замок в кольцо.
    Всех людей, следующих к замку с запада (хотя откуда таким взяться, ведь мертвые, как известно, не ходят) было приказано перехватывать. С востока путь к Темнолесью пока оставили открытым.
    По внешнему виду замка трудно было определить, достигла ли его обитателей весть о приближении Железных людей.
    Взгляду Эурона, пожелавшего взглянуть на замок, представились закрытые на ночь ворота и поднятый подвесной мост, над воротной башней развевалось знамя Гловеров - серебряный кольчужный кулак на алом фоне. Часовые несли свою службу на стенах.
    Не имея времени для проведения разведки и оценки численности защитников замка, Эурон приказал готовиться к штурму. Он надеялся, что его расчеты на то, что лорд Галбарт Гловер, несомненно, ушедший на юг вместе со Старком, взял с собой и значительную часть своих воинов, оставив лишь небольшой гарнизон для защиты замка, оправдаются. Впрочем, завтра все станет ясно.

    Была уже глубокая ночь, когда капитаны Эурона собрались на военный совет.
    - Завтра нам предстоит осуществить то, для чего мы сюда приплыли, - начал Эурон. – Не думаю, что там много людей – лорд Гловер – верный знаменосец Старка и наверняка увел большую часть воинов с собой на юг. В любом случае наших сил хватит, чтобы взять этот замок. Однако следует подумать о том, как свести наши боевые потери к минимуму.
    - А поэтому ты, Джон, - Эурон повернулся к Сушеному Джону Майру, - подбери из своих парней кого поприличней: пусть оденутся в крестьянскую одежду и проберутся в замок. Завтра отправитесь на двух телегах: мол везете весть о вторжении Железных людей, да хотите укрыться за стенами замка. Ночью откроете ворота…
    - Ага, - отозвался Майр, - я уверен, что две повозки, груженные крепкими парнями да без женщин не вызовут никаких подозрений.
    Эурон пропустил его сарказм мимо ушей: он понимал, что то, что он сейчас предложил, было очень плохим планом, если не сказать больше. Баб сейчас не достать, а из его людей никто не станет рядиться в женщин даже по его прямому приказу (за такой приказ можно было и поплатиться). Да, все это будет выглядеть очень неестественно и подозрительно.
    - Ладно, ты прав. Тогда сделаем так…
    - Для этого тебе понадобится всего по паре человек на телегу. Подбери самых щуплых. Телеги нагрузить чем потяжелее, сверху тряпки да всякий скарб – туда оружие спрячете.

    Подробно разобрав план предстоящей битвы, Эурон приказал капитанам разойтись к своим воинам.
     
  6. Иллакэрей

    Иллакэрей Гость

    Где-то на Перешейке. Лагерь Старка.

    Несмотря на прохладную ночь и влажный, пропитанный сыростью воздух болот, Эддарда Старка мучила жажда. Стюард в очередной раз незаметно напомнил кувшин родниковой водой и отступил в тень шатра.
    - Благодарю, Вейон. Шел бы ты спать. Моя бессонница не повод для нарушения режима всего лагеря. Где стоят бочки, я и сам знаю. Да и прогуляться в камыши, чую, придется скоро.
    - Спокойной ночи, сир. – Вейон Пуль, старший стюард молодого лорда Винтерфелла, отклонил полог и направился к своему лежаку. Поток свежего воздуха всколыхнул свечу, заставив плясать тени на карте Вестероса.
    Скоро он встретится с опытными союзниками, и к этому моменту должен разобраться в своих чувствах и составить хоть какой-то план, чтоб не выглядеть жалким мальчишкой, не знающим, что делать с властью и всей мощью Севера. Горы, замки и реки в очередной раз поплыли перед глазами, заставив Неда тереть покрасневшие белки ладонью.
    Только ночью он оставался наедине с самим собой, и вспоминал отца и брата. Пытался представить, насколько ужасной была их смерть. После чего, как правило, придумывал самые ужасные пытки для Эйериса и его пиромантов. Боль немного отпускала. Но не сегодня… Безумный король мертв, и теперь никогда не увидеть ужас в его глазах…
    Как ни пытался, Эддард не смог заставить себя возненавидеть сына убийцы, принца Рейегара, занявшего Железный трон и являвшегося теперь главным противником в войне. Но не врагом.
    Нед всегда симпатизировал и восхищался принцем-певцом, к тому же слишком хорошо помнил восторг в глазах сестры в Харенхолле. Став королевой турнира по милости Рейегара, Лианна расцвела, и улыбка больше не сходила с ее губ, а глаза сияли счастьем. За нее он переживал меньше всего. Что бы не говорил Роб…
    Война потеряла смысл. В сердце затаились горечь и печаль, сменившие питавшую энергией ненависть. «Побыстрее бы это все закончилось… Все равно, кто король… Женюсь на красавице Кет, заведу маленьких Старков, буду охотиться в лесах и возделывать землю…».
    Нед положил руки на стол, последним усилием задул свечу, уронил голову на карту и провалился в сон.

    Sarven: Иллакэрей, на будущее, слово "пофиг" в мире Мартина не существовало и является неологизмом. В правилах нашего форума неологизмы расцениваются как нарушение. Будьте внимательны. Пост исправила.
     
  7. ScarletDragon

    ScarletDragon Гость

    Разразилась буря. Давно Забытая была в гневе.
    --Провидица видела его смерть! - провозгласила она.
    -- Чью смерть? – спросил древний седовласый бог, прозванный Седым Громовержцем.
    -- Эддарда Старка!
    -- Все люди смертны... К тому же это будет ни скоро...
    -- Ни скоро?! Перед вечностью это ничто!
    -- Хорошо, чего ты хочешь? – подал голос тихий божок, давно потерявший всю свою былую силу.
    -- Сохранить ему жизнь.
    -- Это не возможно.
    -- Может быть одна я не смогу, но все вместе мы...
    -- Это не возможно! Мы не можем влиять на жизнь людей. Забыла?
    -- Тогда зачем вообще нужны боги?! Между прочим своей жизнью вы отчасти обязаны Неду Старку.
    -- Есть множество других староверцев. Да хоть те же «одичалые», - голос Седого Громовержца сочился сарказмом. – Повторяю еще раз повторяю: все люди смертны.
    И боги тоже... Они живы, лишь пока в них верят...
    -- Да и зачем тебе все это? – еле слышно спросил Заброшенный.
    -- Если Эддард Старк умрет, большАя часть Северян может перейти на сторону Семерых... Тогда...
    -- Но ты ведь не из-за этого хочешь его спасти, верно? Забытая, ты – не человек. У тебя не должно быть тайн от нас. Единство делает нас сильными... – Громовержец опять начал читать проповедь...
    -- Как звали ту, что спасал ты? – Давно Забытая вовремя прервала его.
    -- Лия... К чему ты клонишь?
    -- Ты не помнишь своего имени, но помнишь ее! Сколько тысяч лет назад это было? Чем она лучше Неда?
    -- Так вот в чем дело... – Седой Громовержец отвернулся. – Она была жрицей... Повторяю последний раз: все люди смертны. Он все равно когда-нибудь умрет, ты же будешь жить вечно! Да он даже не знает о твоем существовании!
    -- О моем – может быть, но о нашем – знает! Ты же сам говорил: наша сила – в единстве! Вы поможете или нет?!
    -- Тогда давно я совершил ошибку... Лия все равно умерла, -теперь в его голосе была скорбь. – Здесь ты помощи не получишь. Пойми, это ради твоего же блага!
    Но было уже поздно. Буря над Перешейком набирала силу. Она сделает все сама! Их помощь ей не нужна. Конечно, с ними получилось бы надежнее... Но раз нет другого выхода, придется действовать так... Теперь все будет зависеть от самого Неда...
    Давно Забытая легко спустилась и вошла в его сознание...


    Нед шел по мертвому полю. Не трудно было догадаться, что здесь произошло... Выжженная трава слегка припорошена снегом, и повсеместный запах смерти преследовали его словно назойливая муха. На мертвечину уже начали слетаться вороны. В живых ни осталось никого. "Валор моргулис". Люди и лошади перемешались, и до самого горизонта не было видно ни малейшего проявления жизни. Среди этой разрухи резво, нежданно-неведанно послышался слабый фальшивый смех. Нед обернулся, держа руку так, что бы можно было сразу выхватить меч. Прямо на поле брани стоял накрытый стол, а пировавшие за ним казались призраками. Мужчины, женщины и дети, бледные, как те трупы, которые только что видел Нед, скорбно смеялись и манили его к себе. Во главе стола сидела прекрасная молодая девушка с волосами цвета червонного золота. Девушка улыбнулась.
    «Иди ко мне, Нед... Присоединяйся к нам...»
    голос ее был шелестом ветра и осеннего дождя. ...и мольбой мертвеца
    «что это? кто вы?»
    «я? Неужели ты не узнаешь меня? Твоя леди-жена. А это - твои дети».
    Мертвые дети с пепельной кожей слепыми глазами уставились на него.
    «Иди к нам, Нед. Зачем тебе все это? Зачем война?»
    «это лишь сон. Этого не может быть...»
    «Нет, Нед, это реальность. Брось все. Ты лишь понапрасну теряешь время. Присоединись к нам и пируй вечно!»
    «Нет!» Нед услышал свой голос. Лед рассек дубовый стол... и прошел насквозь, будто через туман. Призраки чуть сгустились, пропорции исказились. Словно по дуновению ветра все исчезло.
    Нед провалился во тьму.


    Нет, только не это! Силы покидали ее с бешенной скоростью. Казалось, что само небо тянуло ее к себе. Она против воли выскользнула из подсознания Эддарда Старка, с горечью понимая, что большего ей сделать не позволят никогда, или по крайней мере в ближайшем времени. Буря над Перешейком утихла...
     
  8. Иллакэрей

    Иллакэрей Гость

    Волчий лес

    Охотник пробирался сквозь чащу древнего леса, уже битый час преследуя кабанью семью. Ранее ему удалось попасть в молодого самца, но копье с каменным наконечником лишь ранило зверя в бедро и не удержалось в ране.
    «- Еще два соболя, и кузнец выкует мне железный», - с этой мыслью траппер подобрал обагренное кровью копье и, взяв немного в сторону, припустил за визжащей и хрюкающей семейкой. Кабан оказался на удивление выносливым и, похоже, всерьез задумал убежать. Бегать за ним полдня охотник не собирался, потому решил загнать свою жертву на поляну возле небольшой речушки. Для этого надо было обогнать кабана параллельным курсом и по чуть-чуть заворачивать его в нужном направлении. Человек сходу перепрыгнул упавший ствол дерева, зеленый от мха, и… замер на месте. Шум лесной семейки с каждой секундой удалялся, но его с лихвой перекрывал другой. Люди. Много людей.
    Кто это может быть, охотник понял сразу, и почувствовал, как быстро заработало сердце. Кровь хлынула в голову, а удары сердца отдавали в ушах. Еще немного, и оно выскочит из груди.
    «- Вот, что чувствует жертва, когда на ее пути встает охотник…», - даже думать удавалось с трудом, не говоря уж о каких-то действиях. Позади врагов осталась его родная деревня, впереди – замок лорда, где находится любимая…
    Трех минут хватило, чтоб охотник пришел в себя и собрался. Рассказать о том, что услышал, будет мало - далеко не все понимают, что ушами он может видеть лучше, чем глазами. Он забрался под упавшее дерево и замер там в ожидании приближавшихся выродков.
    Отряд прошел на расстоянии нескольких десятков метров, оставаясь большей частью скрытым за кустами и деревьями. Тем не менее, то, что удалось рассмотреть, не было столь страшным, как представлялось вначале. И не столь многочисленным, как можно было предположить из создаваемого ими шума.
    Прождав некоторое время, охотник со всего духу пустился в Темнолесье, оставив каменное копье под деревом. Без сомнения, в замке он получит железо. Для войны оно всегда найдется.

    Темнолесье

    Пока леди Себилла Гловер молилась в роще, стюард замка готовился к обороне. Вчера, на рассвете, сразу после ужасной новости, были отправлены гонцы в ближайшие деревни с распоряжениями от имени леди Гловер – женщинам, детям, скотине и старикам уходить в леса, мужчинам с подручным оружием и запасом еды – спешить в замок. Вороны с письмами (В Волчьем лесу замечены Железные люди. Готовимся к обороне. Темнолесье, Леди Гловер) отправились в Винтерфелл (две штуки), Торрхенов удел, замок Сервин и на Медвежий остров. Плотники укрепляли ворота, поварихи поддерживали огонь под котлами с маслом, воины готовили оружие…
    Ни про какие ловушки и западни перепуганная женщина не хотела слышать, что, по мнению стюарда Киссмана, было ошибкой. Преимущество в знаниях нужно использовать. Наверняка самоуверенные островитяне считают свои маневры великой тайной. Тем не менее, про свое желание она в кои веки заявила твердо и во всеуслышание, считая «выдумки» Киссмана лишним риском.
    - Вы же знаете, сударь, как я ценю ваши выдумки. Но сейчас не время для этого. – Вот что она сказала. Причем с совершенно серьезной миной.
    Потому ворота в полдень закрылись сразу после деревенских парней с вязанками кольев на широких плечах, и никто в замок после этого не вошел. Даже при большом желании Темнолесье теперь нельзя было посчитать мирным и будничным.
    Киссман стоял на стене, упершись в зубец спиной, и ленивым движением точил меч, наблюдая за раскинувшимся в миле от замка лесом. Будущий штурм совершенно не пугал его. Наоборот, он его ждал, как очередную возможность проявить себя. Северяне – и мужчины, и женщины - не слишком обращают внимание на родословную. Им в первую очередь нужен вожак.
    Во дворе суетились люди, готовя замок к обороне, а Киссман уже планировал свои действия после разгрома противника.
     
  9. Old Nick

    Old Nick Гость

    Темнолесье.
    Утро выдалось на редкость пасмурным: казалось, что свинцовые дождевые тучи отяжелели настолько, что вот-вот упадут на землю, похоронив под собой все живое.
    Эурон мрачно смотрел на закрытые ворота и поднятый подвесной мост Темнолесья - если бы все шло нормально, вход в замок давно должен был быть открыт.
    «Значит, наше продвижение все-таки не осталось незамеченным, - подумал Эурон, - теперь малой кровью замок не возьмешь».
    Похоже, его вчерашняя задумка с треском провалилась. Слава Утонувшему Богу, что он все-таки взял с собой таран, не став полностью полагаться на свою изобретательность. Вчера навес над ним накрыли бычьими кожами и с утра поливали водой. Теперь пусть попробуют поджечь его.
    Что ж, медлить нельзя – вороны с вестью о вторжении уже разлетелись во все стороны. Эурон отдал приказ начать атаку на замок.

    Войско Железных людей, рассредоточенное вокруг замка, двинулось вперед по обширной пустоши, окружавшей Темнолесье со всех сторон.
     
  10. Old Nick

    Old Nick Гость

    Штурм
    Одно мгновение – и пасмурное небо озарилось пламенем, а на воинов, тащивших таран к воротам Темнолесья, хлынул огненный ливень. Железные люди умело прикрывались щитами, но потерь все же избежать не удалось. Но вот стрелы полетели и в сторону защитников замка – это пять отрядов лучников заняли свои позиции и заставили людей Гловеров укрыться за крепостной стеной. Теперь они уже не могли так свободно обстреливать нападавших, которые уже практически достигли крепостных ворот, и передовой отряд которых уже приступил к засыпке рва.
    Эурон Грейджой с племянником наблюдали с пригорка на опушке леса, как несколько отрядов Железных людей пытались имитировать атаку с противоположной стороны замка, что, впрочем, у них не очень хорошо получалось, а точнее – представляло собой весьма жалкое зрелище.
    - Смотри, Родрик, - обратился Эурон к племяннику. – Смотри, что творят эти ослы. Ладно, сам виноват. В следующий раз для отвлекающего маневра нужно будет использовать больше людей или, во всяком случае, расположить их как-то иначе. Но все же хотя бы часть их лучников они взяли на себя…
    - Дядя Эурон, - перебил его Родрик, - наши люди уже принялись за ворота!
    Эурон перевел свой взгляд на другую сторону замка: ров и вправду был уже засыпан и тяжелый таран начал выламывать массивные дубовые ворота. Обстрел усилился, кроме того защитники замка пустили в дело кипящее масло. Рев обваренных воинов, казалось, способен был долететь до Винтерфела. Потери Железных людей достигли катастрофических масштабов, однако Эурон не чувствовал беспокойства – ведь у него был резерв, а у защитников замка его скорее всего не было. Нет, этот замок он возьмет, во что бы то ни стало, а там Бейлон не замедлит выслать дополнительные силы на подкрепление.
    Послышался треск – похоже, ворота начали поддаваться – что стало сигналом к выступлению закованных в броню хускарлов – элиты островных войск – которые до этой поры оставались за пределами зоны обстрела лучников Темнолесья. Удар, еще удар, и вот ворота рухнули, и остатки штурмующих отрядов хлынули в замок. Хотя хлынули – это слишком сильно сказано: путь им преградили воины Гловеров, кроме того, маячившая за их спинами тяжела конница также не добавляла энтузиазма в ряды наступавших. Но Железные люди могли сейчас идти только вперед – война была смыслом их жизни, пролитая кровь уже опьянила их, теперь только смерть могла остановить их тяжелую поступь. Большая часть воинов, начинавших штурм, была уже уничтожена. Казалось, еще немного и оставшиеся в живых дрогнут, побегут… То один, то другой оглядывался назад: ну где же помощь, где же подкрепление. И помощь не заставила себя долго ждать: топоры подошедших хускарлов обрушились на головы защитников замка. Яростная атака хускарлов смела ополченцев, как осенний ветер срывает пожелтевшую листву с деревьев. Подошедшая им на подмогу конница лишь ненадолго выправила положение защитников замка. Теперь Темнолесье не могло спасти уже ничто…

    После боя
    …К Грейджоям подъехал заляпанный кровью с ног до головы Рыжий Гребец. Эурон подумал, что, скорее, всего именно он был первым из его войска, кто вошел в Темнолесье. Что ж, нужно будет его наградить. Всех наградить по заслугам.
    - Эурон, - ухмыльнулся во весь рот Рыжий Гребец, - замок наш!
    - Кому-нибудь удалось уйти?
    - Да, похоже, что несколько человек добрались до леса.
    - Молодцы, нечего сказать. Ну, хоть жену Гловера то со щенком удалось захватить?
    - Конечно, удалось. Я проконтролировал это лично.
    Эурон удовлетворенно кивнул и двинул коня по направлению к замку, сделав знак остальным следовать за ним, и продолжая раздавать распоряжения.
    - Значит так, леди Гловер с наследником – в донжон. Ты лично за них отвечаешь, Гребец. Поставь там лучших людей, я хочу, чтобы их охраняли и днем и ночью. Я полагаю, их присутствие в замке несколько остудит Гловера, да и Старка предостережет от необдуманных действий. Хускарлов и всех лучников – в замок, остальные пусть разобьют укрепленный лагерь у стен – ров, колья, чтоб все как полагается. Пока мы никуда двигаться отсюда не будем. Найди Майра – если взяли много пленных, часть упрячьте в темницу, часть гоните на работу. Хочу, чтоб к утру ворота были заменены на новые, а ров – заново вырыт. Трупы из замка убрать. Это все, ночью жду всех на военный совет в трапезной Гловера…
     
  11. Иллакэрей

    Иллакэрей Гость

    Темнолесье

    Клинок сиял на солнце и просился в бой. Киссман сменил брусок на полоску кожи и продолжил ласкать кусок железа. Монотонная работа позволила хоть немного расслабить мышцы и отпустить нервы, ведь уснуть нипочем бы не удалось. Солнце! Только теперь он осознал, что клинок отражает не пламя костров, а лучи восходящего солнца. Каким-то внутренним чутьем он внезапно понял, что штурм взорвет именно этот день. Киссман поднял глаза и встретил прямой взгляд дозорного – старого воина, который сражался еще в этой… как ее… . Мужчина наморщил лоб, но как ни пытался, не смог вспомнить названия той войны. Помнил только, что дело происходило далеко на юге… И называлась кампания как-то по замысловатому…
    - Джон, кажись?.. – последовал подтверждающий кивок. – Джон, вот скажи мне, что чувствуют настоящие воины перед битвой?
    - Вы должно быть, имеете ввиду прирожденных воинов? Да, есть и такие. Только в драке они ощущают себя живыми. А перед битвой чувствуют нетерпение и азарт. Их сердце начинает биться быстрее, мышцы стягиваются в тугие пучки. В общем, почти то же самое, что происходит с обычными людьми. Вот только с противоположным результатом. – Старый воин улыбнулся, обнажив нестройный и неполный ряд зубов. – Одни цепенеют, другие становятся более быстрыми и ловкими…
    - Довольно, старик, труби подъем. – Не ожидающий столь длинной тирады Киссман с недовольным видом поднялся, и осмотрелся вокруг. Пока страха не чувствовал, только смутное беспокойство давило на горло.
    Киссман переступил через груду слипшихся просмоленными наконечниками стрел и спустился по приставной лестнице во двор. За ночь он продумал план обороны и настало время огласить его. Стюард, а теперь и кастелян замка, поднял руку, призывая к вниманию.
    - Дарквудцы! Если что нас и спасет, так это дисциплина! Мой план такой. Главная задача и надежда – спалить таран, который морские псы волокли с собой от самого берега. Другой такой им не построить и нам наверняка удастся отсидеться за стенами. Это лучший вариант. В худшем случае будем встречать врага во дворе. Лучники остаются на стенах и не вступают в рукопашную до последнего. Стрел хватит, чтоб перестрелять всех жителей Железных островов. Оставляем одну лестницу, которую вы втянете наверх сразу же после штурма.
    Первую волну атакующих встречают мужики с кольями. Атакуйте не сразу, человек пятьдесят должно войти во двор. А мы им устроим теплый прием. По моему приказу – и не ранее! – мечники и всадники атакуют врага с флангов. Удар должен быть неожиданный и быстрый, поэтому держитесь до поры до времени вне видимости врага. Бабы на барбакане поливают маслом только толпу! Попусту не расходуйте, его не так много. Задача конных – расстроить ряды противника, а еще лучше – просто втоптать в грязь. Задача мечников – добить. А теперь слушайте внимательно. Первой стартует конница и, НЕ ОСТАНАВЛИВАЯСЬ, делает свое дело – опрокидывает врага, после чего убирается под противоположную стену. И только потом атакуют мечники, делая что?..
    - ДОБИВАЯ … !!! - Первое слово бойцы прокричали почти хором, второе прозвучало в разнобой и по-разному, в общем обозначая противника.
    - Именно! Мужики все это время терзают врага. Ваша главная задача – только отвлекать его, будьте осторожны и без надобности не рискуйте. Если надо, можно отступить в глубь двора.
    После того, как разобьете первые отряды, мечники и мужики перекрывают выход из барбакана и встречают врага именно там, в узком пространстве. Когда силы иссякнут, отступайте во двор. Здесь встречаем врага по старой схеме.
    Мой отряд в тяжелой броне останется в резерве. Мы поможем, когда будет совсем плохо.
    Конные разведчики! Ваша задача - снова же по моему сигналу через боковые калитки оставить замок и ударить противника с тыла у главных ворот. Будет туго – удирайте, когда враг забудет о вас – атакуйте снова. Если замок падет – ваша задача доставить новость и данные о враге в Винтерфелл. Боги нам помогут!

    ***

    Спустя час начался штурм. Спустя два часа после взятия ворот, по трупам своих и чужих, отряд тяжелых мечников Киссмана бросился в атаку. Все шло по плану, но железных людей было слишком много. Стрелы лучников разбивались о доспехи врага, как капля воды – о камень. Масло закончилось. Конным не осталось места для разбега, и лошади с подрубленными ногами падали одна за другой - всадники уже не поднимались. А Киссман увидел прирожденных воинов в деле. Солнце стояло над головой, когда стюард упал на спину, приземлившись на что-то помягче земли. От чего он упал, так и не понял. На безоблачном ярко-синем небе светило солнце, невыносимо слепя. Киссман закрыл глаза.
     
  12. Old Nick

    Old Nick Гость

    Темнолесье. Ночь после битвы.

    Почти все были уже в сборе – последним вошел Сушеный Джон Майр, проверявший выставленные посты. Не было лишь Гермунда Болтли – тот был тяжело ранен, и дальнейшая его судьба целиком и полностью находилась в руках Утонувшего Бога. Оставалось надеяться, что Утонувший Бог сможет помочь своему воину так далеко от морских просторов.
    Эурон оторвался от бараньей ноги, швырнул полуобглоданную кость на стол и залпом осушил кубок с вином. Окинув взглядом собравшихся, Грейджой поднялся со своего места и жестом заставил смолкнуть своих капитанов.
    - Сегодня мы одержали великую победу над нашим старым врагом, но эта победа должна стать лишь началом, началом возрождения Великого Королевства Железных Людей, Королевства, которое затмит славу королевства короля Кхореда, Королевства, которое будет простираться даже туда, где не слышан плеск волн и запах соленой воды, Королевства, которое останется под нашей твердой рукой на тысячи лет… Но сейчас не время пировать – враг не дремлет. А посему, ты, Джон Майр, назначаешься комендантом этого замка. Головой ответишь мне за то, чтобы она осталась в наших руках, а Старк обломал свои волчьи клыки о его стены. Я оставлю тебе столько людей, сколько понадобится для успешной обороны. Но главным нашим козырем будет не армия, женушка Гловера с наследником – помни об этом. Не подведи меня, и, возможно, Бейлон пожалует тебе этот замок в вечное владение – я позабочусь об этом.
    Майр поперхнулся вином услышав об обещанных ему благах, а Бурый Зуб, хлопнув его по спине, предположил, что ему самому, если так дальше пойдет, достанется сам Винтерфел.
    - Что ж, Торвольд, посмотрим, - ответил Эурон, - а вот завтра я хочу, чтоб ты взял всех наших конных и отправился по окрестным деревням. Всем будете зачитывать указ короля Рейегара Таргариена – через пару часов его набросают и передадут тебе. Общий смысл послания должен сводиться к следующему: Старк мятежник и государственный преступник, он пошел против законной власти. Гловеры – его пособники. Войска Железных людей введены для наведения порядка, восстановления законной власти и уничтожения врагов короны. Земли, захваченные нами, пожалованы нам Рейегаром в вечное владение. Везде давите на то, что простой народ не должен страдать из-за преступлений своих правителей. Старк возомнил себя королем и пошел против законной власти. Тот, кто пойдет за ним, будет уничтожен, тот, кто проявит лояльность к законной власти, то есть к нам, будет спокойно жить и работать на своей земле.
    - Во всяком случае, какое-то время, - усмехнулся Квеллон Хамбл, однако, Эурон пропустил его замечание мимо ушей.
    - Кстати, - повернулся Эурон к Майру, - Завтра соберешь слуг и пленных во дворе и зачитаешь то же самое, чтоб не удумали чего. Заодно повесим особо недовольных… Гребец, ты уже отправил послание на Пайк?
    - Да, еще днем. Там все написано, как ты сказал.
    - Отлично, отлично. Так, вроде пока все. Пейте, веселитесь. Завтра у нас трудный день. Кодд, - кивнул он Левше, - пойдем-ка прогуляемся. Есть что обсудить…
     
  13. В Сероводье одна за одной приходили страшные известия, одно черней другого. Вначале - о похищении леди Лианны, затем лорд Талли прислал гневное и возмущенное письмо, в котором сообщил о том, что Брандон Старк, державший путь в Риверран для женитьбе на его дочери Кейтелин, не доезжая Трезубца буквально трех дней, развернул свой эскорт и помчался в Королевскую гавань. Следом было письмо от Блэквудов - лорд Титос сообщил, что Брандон Старк, Этан Гловер, Кайл Ройс, Элберт Аррен, наследник Джона Аррена и Джеффри Маллистер арестованы по обвинению в покушении на убийство кронпринца Рейегара.
    Следующее событие, самое мрачное и черное, совпало по времени с двумя другими несчастиями - пока Джон Аррен и его воспитанник Роберт Барратеон созвали знамена и бросили вызов королю, а Север и Восток оплакивали своих лучших сынов, отправившихся вместе с Рикардом Старком и его наследником искать истины и правосудия у Железного престола - назад вернулись только кости - началась война.
    Вдобавок ко всему, скончался старый лорд Рид и вернувшийся после трехлетних скитаний по речным землям и Простору юный Хоуленд оказался один перед лицом наступивших бед. К счастью, младшие братья старого лорда, Джон и Хостер, оказали мальчишке всемерную поддержку. Суровый и мрачный дядя Джон созвал подданных племянника и во главе 3000 солдат, из которых половина была лучниками, и отряда из 60 всадников отправился на север по Королевскому тракту на соединение с основными силами северных лордов, которые вел Тихий волк Эддард Старк. Большая часть островитян и болотных жителей отправились на юг вместе со Старком, а несколько сотен лучников и солдат присоединились к гарнизону Рва Кейлин, обеспечивая безопасность северных земель вместе с латниками Русе Болтона из Дредфорта, оставшимися на севере - в Дредфорте и Винтерфелле. Второй дядя лорда Хоуленда, Хостер, отправился на побережье, строить гавань и крепость для торговли с Тирошем, Миром, Браавосом и другими вольными городами.
    В самом Сероводье остались лишь необходимые для охраны самого замка и окрестных поселений лучники и стражники, дюжина мелких лордов, слишком старых, чтобы вести свои войска в бой самим, женщины, и домовые слуги лорда Хоуленда...

    (за 4 дня до взятия Темнолесья, Дозор в Сероводье)

    Юный лорд очнулся от тревожного сна с первым лучом солнца, заглянувшим в узкое окно его комнаты. Юноше непривычно было пробуждаться в покоях, которые столь недавно занимал отец, в его постели... И если бы не было слуг, мальчик бы с превеликим удовольствием занял бы прежние покои над воротами, маленькую и уютную комнату, с единственной масляной лампадкой под окном, узкой постелью и заваленным книгами столом напротив маленького и узкого очага в стене... Но места для Яны в тех покоях, увы, не было - а как бы выглядел в глазах подданых молодой лорд, спящий отдельно от своей леди-жены? Лишь недавно Хоуленд преодолел свое смущение и они начали делать робкие попытки зачать наследника...
    Ласково взглянув на юную супругу, с комфортом расположившуюся на его плече, мальчик аккуратно высвободился из ласковых объятий и медленно встал, боясь потревожить покой Яны. Девушка недовольно поводила рукой в поисках утраченной "подушки" и, не найдя таковой, нахмурилась, веки затрепетали. Юноша замер, боясь вздохнуть, и коснулся губами щеки невесты...
    Убедившись в том, что супруга спит столь же крепко, как и раньше, юноша соскользнул с широкой кровати и принялся натягивать темно-зеленые шерстяные бриджи, за которыми последовал того же цвета кожаный дублет с нашитыми на груди стальными пластинками, удобные сапоги из самой прочной кожи, надежно защищающие ногу как от воды, так и от самых острых шипов и колючек болотных растений, и широкая кожаная перевязь...
    Расчесав ладонью непослушные волосы, мальчик тихонько приоткрыл створку - ровно настолько, чтобы пройти - и проскользнув в образовавшуюся щель, тотчас закрыв за собой дверь. Уже за дверью юный лорд Сероводья довершил свой туалет, прицепив на пояс короткий меч (бывший на деле просто очень длинным кинжалом) из валирийской стали с рукоятью из сердце-древа, который когда-то принадлежал одному из тех рыцарей, что утонули, пытаясь найти затерянный в болотах замок, и мягко ступая по камням лестницы, спустился в общий зал, полный людей.
    Первым, кого встретил юноша в зале, был лорд Грэй, отец леди Яны и его знаменосец:
    - Доброго вам утра, отец! Что привело вас в мой дом?
    - Как - что? - удивился убеленный сединами беззубый старец, одарив зятя улыбкой - война, мой лорд, война. Как твой знаменосец и вассал я привел в твой дом 20 латников и пришел сам, как того требует вассальная клятва - сказав это, сэр Харрион сделал широкий указующий жест в сторону распахнутых ворот. Приглядевшись, Хоуленд разглядел на груди нескольких заросших седыми волосами как гнилые пни мхом солдат эмблему лорда Харриона - золотой лук и серое копье на красном поле. Навряд ли хоть один из людей Грея был моложе его самого, но было бы не учтивым говорить об этом, и юный лорд объявил, заключая старика в объятия:
    - Я знал, лорд Грей, добрый отец мой, что могу рассчитывать на вашу помощь и верную службу.
    Соблюдя формальности, лорд Грей тотчас перешел к семейным делам:
    - Мальчик мой, где же твоя жена? Когда я смогу увидеть свою дочь?
    Моя леди-жена спит - покраснел юноша - мы... Я хочу... Хочу, чтобы у нас был ребенок до того, как уйду на юг... У дома Ридов должен быть наследник.
    - Не торопись, сынок - добродушно заметил старик - женщины нашего рода плодовиты и отличаются крепким здоровьем. Будет тебе наследник, и не один. У меня было 9 сестер и семеро братьев парень, и клянусь всеми богами, у тебя будет не меньше!
    Этот добродушный старикан, фонтанирующий энергией, сильный в свои преклонные лета и очень неплохо соображающий был, тем не менее одновременно очень надоедлив и Хоуленд постарался побыстрее отделаться от него, сославшись на то, что ему нужно как можно быстрее переговорить с разведчиками с побережья, предусмотрительно расставленными дядей Джоном для оповещения на тот случай, если пираты с железных островов попробуют предпринять какие-либо действия против его собственных подданых, Темнолесья или земель Рисвеллов и распорядился поставить еще один стол для вновь прибывших, однако не тут-то было:
    - Милорд... Я хотел бы попросить у вас чести разделить с вами тягости похода, но мои старые кости не позволят мне исполнить то, о чем я прошу... Однако мой младший сын отлично послужит вам в походе на юг вместо меня.
    - Сын? Я не рыцарь, и не могу иметь оруженосца - поспешил заметить юный лорд, старательно хмурясь.
    - Но ничто не мешает ему быть твоим сквайром, мой лорд. Мы принадлежим к древнему роду и были в родстве с древней династией королей Болот, позволь же нашему роду вновь расцвести - быстро проговорил старик, схватив зятя за руку - Лейт смышленый парнишка, сильный и здоровый... Возьми его...
    Юный лорд наморщил лоб еще сильнее. В слугах он нуждался столь же мало, как в коне посреди болот. Но отказать отцу своей юной супруги... Вздохнув, мальчик кивнул:
    - Я возьму Лейтона на юг. Он будет моим сквайром. Сколько ему лет?
    - Двенадцать с небольшим! - торопливо ответил тесть и громко позвал:
    - Лейт, поди сюда, проклятый мальчишка!
    Тотчас на зов прибежал невысокий, рыжеволосый, коренастый мальчишка с быстрыми улыбчивыми глазами, выряженный в красный дублет и серые бриджи, и вопросительно уставился на отца.
    - Поклонись лорду Риду, дурень! - громкогласно заявил тесть, отвешивая сыну звонкую оплеуху. Парнишка тотчас поклонился - и притом довольно неуклюже.
    - В том нет нужды - покачал головой юный Рид - Лейтон, ты теперь - мой сквайр. Знаешь обязанности сквайра?
    Мальчишка кивнул, опасливо косясь на отца, и звонко сообщил:
    - Да, знаю. Служить сеньеру на поле битвы и вообще...
    - Отлично. Сейчас ты пойдешь со мной. Лорд Грей, предлагаю вам наш скромный стол - рыбу, дичь и вино, а также место у нашего очага. Мы всегда рады видеть вас и ваших людей здесь, в Сероводье. А сейчас я должен идти, прошу меня простить. Лейт, за мной!
    В сопровождении мальчишки Хоуленд покинул Великий чертог замка и по узкой тропинке направился в городок, состоящий из маленьких, сложенных из старых и замшелых бревен хижин, стоящих на плотах и связанных между собой мостками. Тут и там то и дело сновали челноки, в отдалении виднелись две невысокие мачты - каналы и речки Мокрого леса назвать судоходными можно было лишь с очень большим натягом, и по ним могли пройти лишь небольшие суденышки с осадкой не более четырех-пяти футов.
    Все люди, которых Хоуленд встретил по дороге, были знакомы ему с самого раннего детства... Вон у того высокого тощего крестьянина он с братом воровал яблоки... А вот Нэн-молочница, что держала в своем доме дюжину молочных коз... А вон та хижина с полуобвалившейся крышей - так там жил Джон, лучший друг детства молодого лорда Рида. Отец Джона был капитаном отцовских лучников, пока не утонул, пьяным сорвавшись с узкого мостка в трясину. Кроме того он был суров и скор на расправу - за все совместные проделки, осуществленные мальчишками, расплачивались оба в равной мере - синяками на собственной шкуре. Маленькому Хоу ничего не стоило пожаловаться отцу, но это было бы нечестным... Сам Джон пропал год назад во время охоты на львоящеров, и дом их детских игр пришел в запустение.
    На очередном перекидном мостике Хоуленд неожиданно остановился, а не успевший сориентироваться мальчишка врезался в него сзади. Вместо того, чтоб как следует врезать неумехе - что было бы недостойно лорда, но вполне уместно - юноша взял мальчишку за плечо и указал рукой на один челнок, поболее остальных размером и с командой из трех человек:
    - Знаешь, чем они занимаются
    - Нет... Милорд?
    - Дешевой добычей железа. Железо, добываемое на болотах, всегда отличалось дешевизной. Это же - вообще даровое - не отрывая взгляда от груза челнока, проговорил Хоуленд - понимаешь, о чем я, Лейт?
    - Нет, милорд, не понимаю - пожал плечами свежеиспеченный сквайр - это же не железо. Это...
    - Это было железом. Все это железо шло в Сероводье многие столетия, но так ни разу и не дошло - флегматично ответил юный лорд, глядя на то, как один из рабочих вытряхнул из извлеченной из трясины кольчуги человеческие кости и всякую труху - понимаешь ты, глядя на все это, почему среди жителей островов нет рыцарей?
    Оставив озадаченного мальчишку на мостике, Хоуленд продолжил свой путь к передовым дозорам, где обычно останавливались разведчики и гонцы из Сигарда и Рва Кейлин. Передовые дозоры - высокая каменная башня, надстроенная наблюдательной вышкой, была единственным каменным сооружением в Сероводье помимо собственно замка.
    Впрочем, и сам замок по сравнению, например, с Карлхоллом был весьма скромен как с точки зрения комфорта, так и своими укреплениями. Он также не отличался ни красотой Саммерхолла, ни изяществом Эйри, ни неприступностью Штормового предела - просто уродливый, но приземистый и крепкий каменный дом с четырьмя высокими башнями, две из которых также были каменными, поставленными с умыслом простреливать все тропки, мостки и дорожки, ведущие через трясины к замку. Стены замка были проложены стволами негорючих железных деревьев, из них же была сложена крыша и построены перекрытия.
    По всему Вестеросу ходили сказки, что твердыня Ридов стоит на плавающем острове, но это было не совсем правдой; когда-то Дозор в Сероводье был крепостью Детей леса, также как ров Кейлин. Древние фортификаторы водрузили каменный замок на грандиозный плот, собранный из многих тысяч огромных гвардейских сосен, ильмов, дубов и тысячелетних страж-деревьев...
    Внутри замок также был весьма скромен - на двух этажах было не больше полутора десятков больших залов и покоев, и почти полсотни мелких клетушек, в которых когда-то, во времена Детей Леса, размещался гарнизон. Точно такую же роль эти комнатушки играли и теперь - в мирное время - сейчас же их наравне с солдатами захватили и те, кто пришел в Сероводье в поисках защиты и крова - женщины, дети и старики, не способные держать оружие.
    Эти люди охотились, рыбачили, оперяли стрелы и заменяли собой своих отцов, братьев, сыновей...
    У ворот башни стоял страж с копьем, почтительно открывший дверь перед своим лордом. Неторопливо войдя внутрь, Хоуленд огляделся, зоркий глаз юноши тотчас выхватил из двух дюжин собственных людей троих разведчиков с полуострова Кракена - невысоких усталых людей в коже и шерсти цветов дома Рисвеллов. Завидев вошедшего в башню лорда, один из них, немолодой уже бородатый мужчина самого хмурого и нелюдимого вида опустился на одно колено:
    - Милорд Рид, мы видели кракенов! Не меньше пятидесяти кораблей с осьминогами на флагах прошли вдоль побережья на север. Не галеи - боевые корабли, милорд!
    - Давно? - встревожился Хоуленд; на Севере кроме Болтона и Мандерли почти не осталось солдат, и Железные люди могут безнаказанно грабить побережье Севера. Под удар с одинаковым успехом могут попасть как Гловеры или Толхарты, так и Медвежий остров...
    - Пять дней назад, милорд. Мы загнали четырех лошадей, милорд - поспешно добавил разведчик, вставая - притом две из них были не наши.
    - Вы получите лошадей. Как твое имя? - спросил Хоуленд у вожака разведчиков:
    - Уолтон Короткий лук, ваша милость! Из деревни Красного древа, милорд.
    - Ты верный и надежный человек, Уолтон - кивнул лорд Сероводья, после чего нашарил в кошельке несколько серебряных оленей и вложил в широченную граблю разведчика - отдохните и отправляйтесь обратно, особо посматривайте, не войдут ли кракены в Соленое копье...
    Бородач вновь опустился на колени, рассыпаясь в благодарностях, однако лорда уже и след простыл - звеня кольчугой, юноша помчался в замок, не разбирая дороги...
    Чуть отдышавшись, мальчишка уселся за письменный прибор и быстрым, мелким почерком вывел четыре письма:

    "Милорд Эддард, мои разведчики на полуострове Кракена заметили флот железных Людей, прошедший на север и состоящий не менее чем из 50 кораблей с соответствующей командой.
    Боюсь, нападению могут подвергнуться Гловеры или Мормонты. Я отправил гонцов к Флинтам в Кремниевый палец и в Ров Кейлин, с письмами к Джиору Мормонту и лорду Гловеру; мейстеры отправят их по назначению. Также я отправил письмо лорду Болтону через Ров Кейлин, дабы держался настороже.
    Мой дядя отправился на побережье строить гавань для действий против Грейджоя. Сам я, сделав все необходимое для защиты своих земель, отправляюсь к Вам, мой лорд.

    Ваш верный слуга Хоуленд Рид"

    "Лорд Русе, у полуострова Кракена 50 боевых кораблей Железных людей прошли на Север, и, что вероятнее всего, устроят набег на Мормонт, Темнолесье или Каменный берег. Прошу Вас сделать все возможное для извещения наших друзей об этой опасности.
    Будьте также готовы к тому, что кракены попытаются напасть на Винтерфелл, поднявшись по Соленому копью.

    Лорд Хоуленд Рид из Дозора-что-в-Сероводье"

    "Джиор, мои люди видели 50 железных кораблей, прошедших на Север. Будь готов к тому, чтобы покинуть Мормонт или защищаться. Своих людей послать я не могу, но напиши Амберам - Морс и Хозер отважные люди, и наверняка смогут помочь.

    Да хранят тебя и твоих людей боги!

    Хоуленд Рид с Перешейка"

    "Лорд Гловер, на север мимо мыса Кракена прошли корабли железных людей, не меньше 50; у меня возникли подозрения что вы или ваши люди попадут под удар. Готовьтесь к обороне и напишите в Торхенов удел и Винтерфелл, возможно, оттуда пришлют подмогу. Обратитесь также к Болтону, хитер и умен, и с помощью богов, способен отправить кракенов обратно к их утонувшему богу.

    Хоуленд Рид, лорд Сероводья и Перешейка"

    Закончив писать и наскоро перекусив, молодой лорд отправил письма с надежными людьми и пошел наверх, прощаться со своей юной супругой...
     
  14. Иллакэрей

    Иллакэрей Гость

    Родрик Кассель, жилистый мужчина лет под сорок, с показной легкостью отбил скрытый удар юного Бена, наследника и брата лорда Винтерфелла, рискуя получить за свою браваду мечом по шее. Вместо того, чтоб просто сделать шаг в сторону или принять рубящий удар на основание клинка, он всего лишь сделал оборотное движение кистью, и послушное оружие мастера встретилось со своим визави в точке наименьшего контроля – в третьей его части, наиболее отдаленной от руки и потому наименее послушной. Меч Бена, направляемый мечом Родрика, просвистел в нескольких дюймах от плеча наставника, который не смог сдержать улыбку, видя разочарованное лицо мальчишки.
    - Что, так хочется меня продырявить?
    - Очень хочется, - ответил Бен Старк и улыбнулся в ответ.
    В настоящем бою мастер над мечом, а теперь и кастелян Винтерфелла, терпеть не мог хвастовства и показушности, предпочитая действовать эффективно и быстро. Но в качестве наставника понадобилось все его знание человеческой натуры. Мальчонку мало научить держать меч в руках и правильно замахиваться. Он должен привить ему любовь к занятием, желание к самосовершенствованию, - и все это для того, чтоб парень не просто умел владеть мечом, а был лучшим. А для этого ученик должен видеть, что учителю еще есть чему учить.
    - Бен, сейчас ты готов к тому, чтоб порубить на куски простого воина. Но когда встречаются два мастера, победителем становится тот, кто лучше владеет кистью. – Кассель сделал несколько полных оборотов кистью с зажатым в ней полуторным мечем.
    - Сир, раньше вы говорили, что победителем в поединке становится более непредсказуемый боец, а перед этим – наиболее выносливый!
    - Истинно так. Просто я забыл уточнить, что победитель должен еще и отлично владеть кистью. – Кассель только сейчас заметил подающего знаки стражника, который не решался прервать занятие. – Бен! Сделай пять подходов по двадцать повторений каждое – удары движением кисти изнутри, то же самое – удары движением извне. Каждой рукой!
    Кастелян замка уже догадывался, в чем дело, по взволнованному виду воина. Но все же спросил:
    - Что такое?
    - Сир, к замку приближается колонна воинов. Флаги Болтонов, сир!
    - Действуйте как всегда в таких ситуациях – мост поднять, решетку опустить, арбалетчиков – на стену, гарнизон предупредить.
    - Уже сделано, сир!
    - Молодцы, ждите меня на стене.
    Командир караула поспешил к своим, а Родрик Кассель – переодеватся в приличное платье, с обязательным гербом на камзоле.
    Через десяток минут он стоял на крепостной стене над центральными воротами.
    - Мы ждали вас, сир. – Кассель подал знак рукой, и подвесной мост, почти не скрипя, соединил замок с внешним миром. – Лорд Старк приказал разместить ваших людей со всеми удобствами, ни в чем не отказывать доблестным воинам, кормить, поить и развлекать со всем северным гостеприимством… - Тут Родрик понял, что несет бред, и поспешил закончить предложение: - Но – за стенами замка, - и кастелян замка указал на уже установленные шатры в полумиле от Винтерфелла. Кассель не считал себя хорошим оратором, и жутко нервничал перед этой щекотливой ситуацией. Он поддерживал решение молодого лорда – управлять скучающими солдатами весьма затруднительно, и пусть они лучше показывают свою удаль за стенами замка. Да и время неспокойное. Но как это сказать, чтоб не нанести обиду? Все же свои…
    - Молодой лорд приказал расширить палаты, с дня на день начнется стройка, вы понимаете, нам весьма прискорбно, но ваших людей разместитьпопросту негде, - продолжал вещать уже на званом ужине командиру дредфордцев Родрик. Идея была мейстера Лювин, а вот озвучивать ее пришлось ему.
     
  15. Разлука наступила лишь спустя два дня, после продолжительных и тщательных cборов. Все это время отдавались последние распоряжения, проверялись запасы, в подвалах замка то и дело находились необходимые в походе вещи... Леди Яна, узнав о скорой разлуке, а также и о том, что ее братец станет сквайром Хоуленда, развила бурную деятельность, благодаря которой юный болотный лорд был снаряжен ничуть не хуже, чем например какой-нибудь богатенький Фрей, Ланнистер или Тирелл. Впрочем, в судьбе юного лорда проявили участие практически все домочадцы Сероводья.
    Старый Венс подогнал кольчугу почившего лорда Рида под юного Хоуленда; добротная вороненая сталь более пристала отправляющемуся на юг лорду, нежели та, что была - тонкая и ненадежная кольчужная рубашка из бронзовых колечек с кожаными вставками по бокам.
    Мейстер Квентин нашел в сундуках старинные карты Южных земель, созданные незадолго до восстания Блэкфайров и отличавшиеся редкостной для тех вточностью. Впрочем, точность эта с лихвой скрадывалась прошедшими со дня составления карты годами, так что карта была лишь немногим лучше обычных - разве что Мокрый лес и Перешеек отличались необычной точностью, да земли Талли...
    Отцовский сквайр Хелдон, переживший вот уже восьмую зиму, вытирая вечно слезящиеся глаза, явил свету составной лук из золотого дерева, созданный мастером с Летних островов специально для старого лорда, и несколько бочонков стрел для него - из тщательнейшим образом отобранного дерева, выкрашенные в зеленый цвет, с черными вороньими перьями, стабилизирующими стрелу в полете...
    Наконечник каждой, выкованный из черного железа, был закрыт деревянным колпачком, будучи тщательно намазанным опасными и смертоносными ядами. Какие-то из стрел несли в себе долгую и мучительную болезнь, другие сжигали человека за пару часов - но и те, и другие в конечном счете несли смерть. Этой опасной и капризной начинкой стрелы начинила леди Рид собственной персоной...
    ...Несколько раз попрощавшись со своей прекрасной и юной супругой, Хоуленд вздохнул и вместе с дюжиной лучников, двумя проводниками и своим новоиспеченным сквайром, грезившим рыцарскими подвигами отправился в недолгий путь к Каменному острогу - небольшой деревеньке на южной границе своих владений, где в конюшне при трактире их ожидали лошади и письма - письма с Севера, письма матерей, жен и дочерей тех, кто ушел вслед за лордом Старком на юг. Кроме того, письма могли прийти не только с Севера... - лорд Рид надеялся также встретить в дороге выписанные из Цитадели три месяца тому назад книги, свитки и мази, что не могли быть изготовлены в замке.
    Бросив последний взгляд на скрывшийся за поворотом замок, маленький лорд тоскливо вздохнул и, пропустив вперед свою охрану, побрел следом, нащупывая древком длинного копья с острым наконечником в два фута длиной, дорогу среди болот. Тяжесть боевого доспеха была непривычна вчерашнему мальчику, еще месяц назад игравшему с крестьянскими мальчишками и внешне с ними неотличному. Теперь же юный Рид был облачен в кожу и шерсть цветов своего дома - черный и зеленый; за плечами висел лук и колчан с дюжиной стрел, на поясе - кошель с серебром, короткий меч и кинжал, а плечи покрывал зеленый шерстяной плащ, теплый и плотный.
    С Лейтом произошли не меньшие изменения. Мальчишка, проникнувшись собственной значимостью не отходил от Хоуленда ни на шаг, готовый выполнять любые прихоти лорда. Хотя даже и неприхотливого лорда. Вот и сейчас, в очередной раз приняв простой кивок за некий тайный знак парнишка понесся к хозяину, едва не теряя на ходу сапоги.
    Хоуленд невольно поморщился:
    - Чего?
    Круглая мордашка мгновенно стала пунцовой, а ее обладатель с надеждой проговорил:
    - Вы звали? Милорд?
    - Нет - покачал головой юноша - с чего ты взял, скажи пожалуйста!? Я произносил твое имя? Я просил помощи? Я хоть что-то сказал? Нет. Еще раз воспримешь желаемое за действительное - получишь! - грозно пообещал Хоуленд; он уже не первый раз грозил своему сквайру хорошей взбучкой. Поникший мальчишка опустил голову:
    - Да, милорд.
    - Иди - кивнул Хоуленд, все еще отчаянно недовольный навязанным ему мальчишкой.
    Осторожно нащупывая твердые места, отряд медленно продвигался среди болот. Несколько раз лучники заметили львоящеров а один раз юный лорд самолично подстрелил какую-то болотную тварь, преградившую путь - лук, сослуживший добрую службу отцу, точно так же служил и сыну. Лейт тотчас попытался достать тушку животного, и, в свою очередь с огромным трудом и ценой невероятных усилий всего отряда удалось выудить из трясины самого мальчишку, после чего, Хоуленд, не сдержавшись, вкатил своему сквайру сильнейшую оплеуху.
    Меры, принятые для спасения парня, заняли так много времени, что проводники отказались вести отряд дальше, ссылаясь на небезопасность таких мероприятий. Вздохнув, юноша осмотрелся:
    - Вон там, небольшой островок! На нем мы и заночуем. Лейт, Джек, Бин - займитесь костром. А я подстрелю что-нибудь нам на ужин - и скрылся в высоком тростнике...
    Через 15 минут Хоуленд вернулся к своему лагерю. Его добычей стали дюжина крупных яиц и три небольших зверька наподобие кролика - фунтов по 10 каждый. И то, и другое было с восторгом встречено у костра, зверьки были мгновенно освежеваны и вскоре уже обрели законное место над огнем, распространяя вокруг вкуснейший запах жаркого.
    В ожидании мяса люди разговорились. Беседа плавно переходила с рассказов об войне Девятигрошовых королей к последним новостям с Юга, а от новостей с Юга - к слухам о том, что новая зима будет необычайно крепка.
    Предпочитавший молчать, Хоуленд узнал много нового для себя; в частности, один из проводников упомянул о том, что в лесу к югу от Красных древ появился безумный пророк, распространявший слухи о скором падении Стены, возвращении драконов и гибели Вестероса, чем весьма позабавил своего лорда. Хорн - седой старик, бывавший когда-то за морем - он был гребцом на галее "Вестник" - той, что разбилась три года тому назад у Кремниевого пальца - рассказал о том, что повстречал и повидал за время своих путешествий. По мере того, как усиливался запах жареного на огне мяса, разговоры все больше переходили на баб.
    Выслушивая очередную похабную похвальбу под веселый треск костра и одобрительный гогот своих людей, Хоуленд услышал громкий хруст ветвей оттуда, откуда они пришли. Переглянувшись с проводниками и сделав знак молчать завернутому в плащ оруженосцу, юноша обнажил нож и скрылся в темноте. Вскоре послышалась возня, тяжелое дыхание, ругань - и юный лорд, сделав несколько шагов, швырнул на землю завернутого в зеленый плащ с капюшоном малорослого человечка и под воцарившуюся вокруг огня тишину спросил:
    - Что тебе нужно? Ты за мной следишь? Может быть, тебя послали меня убить? Хорн, покажи его лицо! - потребовал он.
    Хорн встал, и с легкостью преодолев сопротивление лазутчика, сдернул с него капюшон, после чего, ухватив крепкой пятерней за длинные каштановые волосы, рывком поставил на колени.
    - Бран?! Чума и мор! Ты должен быть дома! - удивился Хоуленд, кивнув Хорну; тот, помедлив, поднял мальчишку с земли и выпустил его волосы. Оказавшись на свободе, паренек яростно сверкнул глазами и заявил:
    - Это не честно! Я тоже хочу на войну! Я хочу быть рыцарем! Я имею на это право!
    - Я приказал тебе остаться в Сероводье. Мейстер знает, что ты сбежал?
    - Нет... - вынужден был признать парнишка - но я оставил письмо Яне...
    - Леди Яне - холодно поправил Хоуленд младшего брата - она - твоя леди, а не подружка из тростников!
    Мальчишка вспыхнул:
    - Прости. Я не хотел тебя обидеть.
    - Если бы это было так, ты бы остался там, где я тебя оставил! Хорн, завтра возьмешь его и вернешь домой!
    - Я все равно пойду на войну, хочешь ты этого, или нет! - пожал плечами мальчишка - и никакие приказы и запоры меня в этом гнилом болоте не удержат - горячо заявил он. В следующий момент паренек получил звонкую пощечину.
    - Это болото - твой дом - гневно проговорил Хоуленд - и если ты не хочешь получить хорошую трепку, будь более почтителен к старшим! Понял?
    - Понял - вынужден был признать Бран, держась за горящую багрянцем щеку - я это запомню!
    - Запомнишь - согласился Хоуленд - поди умойся и садись к огню. Скоро поспеет мясо. Завтра нам предстоит тяжелый путь, я намереваюсь к вечеру достигнуть Ведьминой тропы - это самый северный брод через Зеленый зубец. Ты идешь с нами до тех пор, пока бесприкословно выполняешь все мои приказы...
    Парнишка потерял дар речи от счастья и бросился старшему брату на шею, тотчас забыв об прошлых обидах, после чего скинул плащ и уселся подле огня. Парнишке тотчас же вручили сочащийся соком кусок мяса и ячневую лепешку. А юный лорд Сероводья, с полчаса поглядев на все это безобразие, улегся спать в корнях королевской сосны, укрывшись плащом...
     
  16. Old Nick

    Old Nick Гость

    Лагерь Русе Болтона под Винтерфелом.

    Откинув полог шатра, внутрь заглянул седовласый начальник стражи: «Милорд, тут к Вам гонец с важным донесением. Прикажете пропустить?»
    Очередная пиявка, вдоволь насосавшись «голубой» крови плюхнулась на землю, а слуга уже спешно подносил к руке лорда Дредфорта новую. Русе Болтон медленно открыл глаза. Долгие дни бездействия ввергли его в полусонное состояние, в котором он пребывал практически постоянно. «Может, хоть сейчас удастся поразвлечься».
    «Живо сбегай принеси горячей воды,» - повернулся лорд Болтон к слуге. – «Хватит пиявок на сегодня». Слуга вылетел из шатра как ошпаренный – ожидать исполнение своих приказаний слишком долго лорд Дредфорта не любил.
    «Давай сюда этого гонца, поглядим, какие вести он принес», - обратился он к начальнику стражи. – «Да и позовите сюда палача. Скорее всего, придется сдирать с него кожу за дурные вести, а может и просто так».
    Через пару мгновений взору лорда Болтона и запыхавшегося палача предстал невзрачного вида мужчина, облаченный в потрепанный доспех без герба – видимо, межевой рыцарь. Хотя для рыцаря хиловат.
    «Ну-с, и кто тут у нас?» - с интересом взглянул на него лорд Болтон. – «Будь краток и, возможно, тебе сохранят жизнь».
    После этих слов уверенность, с которой держался незнакомец, несколько поколебалась, а сам он заметно побледнел.
    «Я привез послание из Темнолесья,» - пробормотал Лукас Кодд (а это был не кто иной как он), доставая из-за пазухи запечатанный свиток. «От его нового хозяина», - добавил он уже более окрепшим голосом.
    «Ну, наконец-то,» - лорд Болтон вскочил со своего места и, не дожидаясь пока один из стражников передаст ему послание, буквально вырвал из его рук свиток с кракеном на печати…