«Мир, который я когда-то создал, владеет мной» Еурико де Барруш “Диариу де Нутисиаш”

Дж.Р.Р.Мартин в ПортугалииДжорджа Р.Р. Мартина называют «американским Толкиеном». Он уже продал миллионы экземпляров своей фентэзи саги в семи частях «Хроники Льда и Пламени». Он находится в Португалии, чтобы выпустить новый том, и поговорил с DN. Писатель любит удивлять своих читателей.

Журнал Тайм назвал Вас в прошлом году «американским Толкиеном». Вам нравится этот ярлык?

С одной стороны, это нелепый ярлык потому, что каждый автор фентэзи уникален, и я не пишу как Толкиен, хотя безмерно восхищаюсь им. Но с другой стороны, Толкиен оказал сильное влияние на меня, даже сейчас я его регулярно перечитываю, он является основой всей современной фентэзи. Он был англичанином и человеком своего времени, я являюсь писателем своего времени, поколения baby boom и войны во Вьетнаме. И когда я пишу, некоторые отношения этого поколения и моей американской национальности проявляются в моих произведениях. Говоря это, я доволен тем, что Тайм назвал меня так. Только то, что Тайм назвал меня так – уже, в сущности, событие (смеется).

Тень Толкиена еще парит над Вашим поколением авторов фентэзи?

Да, она еще там есть. Он заново определил жанр, который пришел из времен Гомера и погрузился на дно в западной культуре. Все действуют в рамках традиции, установленной Толкиеном, даже те, кто отрицает это.

Мир «Хроники Льда и Пламени» отличается тем, что он является более «средневековым» и «реалистичным», и тем, что в нем отводится менее важная роль сверхъестественному, которое характерно для жанра. Это связано с Вашей начитанностью и тем, что оказывало на Вас влияние? Это был осознанный выбор, чтобы избежать стереотипов?

Говорят, что пишут то, что любят читать. Я всегда был большим поклонником фентэзи, но также и исторической литературы, и поэтому, хотел применить ее в фентэзийной среде. Это потому, что когда мы читаем историческую литературу, мы всегда знаем, что произойдет. Например, если есть книга о Войне Роз – я уже знаю, какая сторона победит. И как читателю, мне нравится неожиданное, нравится удивляться. А вводя некоторые ингредиенты исторической литературы в фентэзи, я полагаю, что этим берется лучшее из обоих миров, со структурой лучших исторических романов и неожиданностью фентэзи.

Вы также известны тем, что убиваете многих своих персонажей в этом цикле, что не является обычным для писателей…

Да, признаю свою вину! Но это необходимо, когда пишешь о войне, что о фентэзийной, что о Второй Мировой. Люди умирают на войне, и обычно в книгах о войнах умирают миллионы неизвестных, но никогда – герой, его возлюбленная или его лучший друг. Я полагаю, что это жульничество. Я предпочитаю начать убивать персонажей очень рано, чтобы люди сразу поняли, что никто там не находится в безопасности. Кроме того, мне нравится, что мои читатели переживают события, которые я описываю, входят через страницы книг внутрь. Чтобы это произошло, необходимо, чтобы история эмоционально вовлекала на всех уровнях, и чтобы люди видели, чувствовали и пробовали все в подробностях, будь это праздник в замке или битва.

Когда Вы создавали такой сложный мир, как Вестерос, в котором происходит действие саги, как вы избежали потерю контроля за повествованием, не забыли подробности географии или династий? Вы делали карты, списки персонажей, есть ли у Вас база данных?

Да у меня есть карты, и я все время их детализирую, я делал списки персонажей и генеалогические карты. Это очень трудно. Я держу это все в компьютере, но многие вещи также находятся в моей голове.

Серия началась единственной книгой или задумывалась трилогией?

Я хотел сделать трилогию. Но когда я увидел, что у меня 1500 рукописных страниц только в первой книге, я понял, что придется все переделать. Перешел от трех книг к четырем, потом к шести, дошел до семи. Это также является следованием за Толкиеном: Властелин колец был продолжением Хоббита, отдельной книги…

У Вас никогда не было ощущения, что этот мир, который вы создали, управляет Вами? Или Вы удерживаете полный контроль над ним?

До некоторой степени персонажи завладели мной; это очень сложный мир. Да, время от времени я чувствую себя под его властью. С другой стороны, я всегда сопротивляюсь преумножению вещей и персонажей! (смеется).

Вы надеялись, что будете иметь весь этот успех, продавать миллионы и станете номером 1 в топ-листе книг New York Times?

Нет. Я надеялся, что буду иметь успех, но никогда, что такой. Я всегда имел успех со времен, когда начал писать, всегда хорошо продавался и получил премии Хьюго и Небула. Но я никогда не надеялся, что буду наиболее продаваемым автором в США, и буду проводить часы, раздавая автографы. Жаль, что это не произошло 30 лет назад, когда я был моложе, стройнее и энергичнее.

Оригинал, перевел Old Nick

Комментарии (1)

Наверх

Сообщить об опечатке

Выделенный текст будет отправлен мейстеру на проверку: