Почему Бран Старк упал?

Мы знаем, кто сбросил Брана Старка. Мы знаем, что убить ребенка может только очень жестокий человек. И не просто убить, а сначала спасти и после сбросить. Неужели это Джейме Ланнистер?

Шерлок Хомс всегда начинал поиск преступника с того, что выяснял, кому оно было выгодно? Кто был заинтересован в том, чтобы Бран упал?

Итак, версия первая. Бран оказался свидетелем измены королевы с ее братом Джейме. Брану 7 лет, и он, разумеется, знает, чем они занимались и чем это чревато. Конечно, нет. Это понимали оба Ланнистера, позднее Серсея скажет Джейме:

«Ему всего семь лет, Джейме. Даже если он понял то, что видел, мы могли бы пригрозить ему и заставить молчать».

Так, кто же еще был заинтересован? Кому выгоднее всего было то, чтобы мальчик не смог ходить, остался в Винтерфелле, а позднее и вовсе ушел за Стену? Итак, версия вторая, трехглазый ворон.

Бран поглядел на свои руки, на свои ноги. Он стал настолько худым, ну просто кожа, натянутая на кости. Неужели он всегда был таким? Он попытался вспомнить. Из серого тумана, осветившись, выплыло золотое лицо.
– Чего не сделаешь ради любви, – проговорили губы.
Бран вскрикнул. Ворон, каркнув, взмыл в воздух.
– Только не это! – закричал он. – Забудь об этом, тебе не нужно про это знать, забудь, забудь. – Птица приземлилась на плечо Брана, клюнула его, и золотое сияющее лицо исчезло.
Бран падал уже быстрее, чем прежде. Серые туманы выли вокруг, а он несся к земле.
– Что ты делаешь со мной? – со слезами в голосе спросил он у ворона.

Это называется отвлекающий маневр. Как только Бран начал вспоминать, что случилось, Ворон немедленно отвлек его. Почему это «Только не это»? Видимо, ворону будет плохо, если Бран вспомнит. Навреное, ворон очень заботливая птица, беспокоится о психологическом спокойствии мальчика, собственно, вместо этого он показывает Брану, что случилось с его семьей за то время, пока он «учился летать».

Поехали дальше. Вспомним момент падения.

Бран сел верхом на горгулью, обхватил ее ногами и перегнулся вниз. Он повис на ногах, медленно опуская голову к окну…
Должно быть, он издал какой-то звук; глаза вдруг открылись, женщина поглядела прямо на него и закричала.
Тогда все и случилось. Женщина с криком оттолкнула мужчину и показала рукой на окно. Бран попытался подтянуться, перегибаясь к горгулье, но чересчур поспешил. Рука его беспомощно коснулась гладкого камня, в панике ноги соскользнули, и он вдруг почувствовал, что летит. Мгновенное головокружение, тошнота, когда мимо промелькнуло окно… Бран протянул руку, ухватился за карниз, потерял его, ухватил другой рукой, тяжело ударившись о камень. Столкновение выбило из него дух. Тяжело дыша, Бран качался на одной руке. Вверху над ним появились лица. Королева. Теперь Бран узнал и мужчину; они казались отражениями в зеркале.
– Он видел нас, – пронзительным голосом сказала женщина.
– Видел, – подтвердил мужчина.
Пальцы Брана начали разгибаться. Он ухватился за карниз другой рукой. Пальцы впивались в неподатливый камень. Мужчина перегнулся вниз и сказал:
– Держи мою руку, а то упадешь!
Бран уцепился за руку со всей своей силой. Мужчина легко поднял его на карниз.
– Что ты делаешь? – спросила женщина. Мужчина не обратил внимания на ее слова. Поставив Брана на подоконник, он спросил:
– Сколько тебе лет, мальчик?
– Семь, – проговорил Бран, трясясь от пережитого. Пальцы его впились в руку мужчины. Осознав это, он выпустил ее. Мужчина поглядел на женщину.
– На что только не пойдешь ради любви, – сказал он с ненавистью и толкнул. Бран с криком вылетел из окна в пустой воздух. Уцепиться было не за что. Мощеный двор ринулся навстречу. Где-то вдали взвыл волк. Вороны кружили над разбитой башней, ожидая зерна.

Поехали дальше. Вспомним момент падения. Вам некажется ли, что странности здесь на каждом шагу? Поэтому мы еще раз процетируем текст с комментариями:

Бран сел верхом на горгулью, обхватил ее ногами и перегнулся вниз. Он повис на ногах, медленно опуская голову к окну…
Должно быть, он издал какой-то звук (даже в состоянии шока человек в состоянии определить, был ли какой-то звук или нет; учитывая, что события идут в реальном времени, что это не воспоминания, это «должно быть» как минимум странно); глаза вдруг открылись, женщина поглядела прямо на него и закричала.
Тогда все и случилось. Женщина с криком оттолкнула мужчину и показала рукой на окно. Бран попытался подтянуться, перегибаясь к горгулье, но чересчур поспешил. Рука его беспомощно коснулась гладкого камня, в панике ноги соскользнули, и он вдруг почувствовал, что летит. Мгновенное головокружение, тошнота, когда мимо промелькнуло окно… Бран протянул руку, ухватился за карниз, потерял его, ухватил другой рукой, тяжело ударившись о камень. Столкновение выбило из него дух. Тяжело дыша, Бран качался на одной руке. Вверху над ним появились лица. Королева. Теперь Бран узнал и мужчину; они казались отражениями в зеркале.
– Он видел нас, – пронзительным голосом сказала женщина.
– Видел, – подтвердил мужчина.
Пальцы Брана начали разгибаться. Он ухватился за карниз другой рукой. Пальцы впивались в неподатливый камень. Мужчина перегнулся вниз и сказал:
– Держи мою руку, а то упадешь! (Если это не проявление жалости и милосердия, то какой-то ужасный садистический шаг)
Бран уцепился за руку со всей своей силой. Мужчина легко поднял его на карниз.
– Что ты делаешь? – спросила женщина. Мужчина не обратил внимания на ее слова. Поставив Брана на подоконник, он спросил:
– Сколько тебе лет, мальчик? (Разумеется, просто необходимо знать сколько лет человеку, которого ты собираешься убить)
– Семь, – проговорил Бран, трясясь от пережитого. Пальцы его впились в руку мужчины. Осознав это, он выпустил ее. Мужчина поглядел на женщину.
– На что только не пойдешь ради любви, – сказал он с ненавистью (это главный аргумент, господа) и толкнул. Бран с криком вылетел из окна в пустой воздух. Уцепиться было не за что. Мощеный двор ринулся навстречу. Где-то вдали взвыл волк. Вороны кружили над разбитой башней, ожидая зерна.

Фраза «с ненавистью» по отоношению к Джейме еще нигде не встречается. Даже когда его лишили руки; чувствуя боль в отрубленной руке Джейме вспоминает Тириона и как тому было неприятно и больно.

Он и раньше получал раны, но такого с ним еще не случалось. Он не знал, что бывает такая боль. Забытые молитвы срывались с его губ – молитвы, которые он заучивал ребенком и с тех пор ни разу не вспоминал, которые они с Серсеей читали, стоя рядом на коленях в септе Бобрового Утеса. Он даже плакал, пока не услышал, как Скоморохи над ним смеются. Тогда он приказал своим глазам стать сухими, а сердцу – мертвым. Горячечный жар помогал ему, осушая слезы. Теперь он понял, каково было Тириону каждый раз, когда над ним смеялись.

И все же, когда им овладевает безумие, он ведет себя как-то отстраненно:

В одно сырое холодное утро, когда ему немного полегчало, им овладело безумие. Он потянулся левой рукой к мечу дорнийца и выхватил его из ножен. “Пусть убьют, – думал он, – по крайней мере я умру в бою, с мечом в руке”. Но из этой затеи ничего не вышло.

Даже мстить Джейме уговаривает себя как-то равнодушно:

“Живи, – твердил он себе, когда овес застревал в горле. – Живи ради Серсеи, ради Тириона, ради мести. Ланнистеры всегда платят свои долги. – Культю дергало, и от нее шел смрад. – В Королевской Гавани ты скуешь себе другую руку, золотую, и когда-нибудь разорвешь ею горло Варго Хоуту”.

Не говоря уже о том, как Джейме ведет себя в мирной обстановке.

У нашего Роберта большое сердце, – проговорил Джейме с ленивой улыбкой. Он удостаивал серьезного отношения весьма немногое. Тирион знал за своим братом эту особенность и прощал ее. Во все жуткие, и такие долгие годы его детства лишь Джеймс иногда выказывал уродцу-брату некоторую симпатию и уважение, и за это Тирион готов был простить ему едва ли не любой поступок.

А ведь эпизод с Браном ему ничем не грозит. Джейме не трус, чтобы боятся слов мальчика. Вопрос трусости для Джейме недопустим, он готов, чтобы его называли цареубийцей, негодяем, лжецом, но не трусом.

А теперь пораскинем мозгами абстрактно. У Азор Ахай есть последователи; силами Мелисандры, да Тороса их становится все больше; последователи Семерых, воробьи, вот-вот вооружаться; есть истые поклонники и у Утонувшего Бога. Но нет у Древних Богов Севера. Не говоря уже о том, как боги бывают немилосердны, заставляя, к примеру, закалывать сталь в крови любимой жены. Словом, возможно Бран столкнулся именно с такой жестокостью богов, когда во исполнение своих желаний они не гнушаются ничем, без зазарений совести пользуясь руками тех, кто оказался поблизости.

P.S.: Эту версию уже высказывали неоднократно, в частности на форумах и даже в статьях на сайтах, в данном случае идейным вдохновителем к подытоживанию был почивший сайт Железный Трон.

Наверх

Сообщить об опечатке

Выделенный текст будет отправлен мейстеру на проверку: